Читать онлайн Ожидая тебя, автора - Майклз Кейси, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ожидая тебя - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ожидая тебя - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ожидая тебя - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Ожидая тебя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Джек натянул поводья и остановил большого черного жеребца на вершине холма, на том самом месте, где его жизнь сделала резкий поворот.
Отсюда началась его долгая и трудная дорога к взрослению. Он тогда намеренно не прислушивался к своему сердцу, гасил в себе чувства. И обеими руками схватился за цинизм, как тонущий хватается за соломинку. И держался за него пять долгих, мучительных лет.
То были годы, когда он отказывался думать. Отказывался чувствовать.
Он решил, что ему не нужны ни дружба, ни любовь. Он отмел даже ненависть в пользу ежедневной погони за тем единственным, которое, как ему казалось, было необходимо. За деньгами.
Когда же борьба стала для него важнее, чем жизнь? Когда он превратился в того человека, каким нынче стал? Когда уподобился пустой раковине, наполняющейся банкнотами и недвижимостью? За деньги он покупал информацию, дававшую ему силу, равную… ну, уж конечно, не счастью.
Счастье — это ребенок, бросающий камешки в ручей. Счастье — это лежать на спине на свежескошенной траве и придумывать, на что похожи проплывающие над головой облака. Счастье — смотреть, как Кипп учит Мери фехтовать. Джек смеялся до слез, наблюдая, как озорная девчонка, отвлекая Киппа на какой-нибудь пустяк, втыкает ему прямо в сердце тупую рапиру.
Счастье — это Колтрейн-Хаус, такой, каким он хотел его помнить.
Счастье — это Колтрейн-Хаус, такой, каким Джек Колтрейн его сделает: он так много работал лишь для того, чтобы восстановить усадьбу. Жаль только, что Клэнси и Клуни уже нет в живых и они не станут частью его будущего, ведь в них заключалась большая часть его счастья в прежние времена. Они покинули его, так же как он покинул их.
Слишком поздно. Он вернулся слишком поздно. Он был так захвачен своими планами, что упустил действительно важное. Да, Колтрейн-Хаус — это важно. Но какой ценой?
Неужели намерение спасти Колтрейн-Хаус было достаточным, чтобы покинуть любимых и дорогих на целых пять лет, наблюдая за ними издалека? Неужели слишком долгое невозвращение лишило его шанса на счастье?
Джек вздохнул, услышав, как подъехал Уолтер.
— Судя по топографическому описанию, которое ты мне дал, — произнес Уолтер, — и принимая во внимание логику действий зеленого юнца, у которого волос на голове было больше, чем ума, ты прав: именно это место является отправной точкой твоего юношеского позора.
— Иди ты к дьяволу, Уолтер, — небрежно бросил Джек и улыбнулся. Но улыбка была печальной. — Ты бы видел, друг, какой мы тогда устроили кавардак: все кричат, куда-то бегут. Кипп старается быть одновременно в трех местах. Хани рыдает, орет и колотит барона своим деревянным башмаком. А я, идиот, пытаюсь остановить испуганных лошадей. А потом откуда-то, будто с неба, сваливается Мери… — Джек опустил голову, прикусив губу. — Господи, я тогда подумал, что она мертва.
— А когда оказалось, что она жива, — успокаивающе сказал Уолтер, — тебе захотелось убить ее. Совершенно непонятно почему.
— В запальчивости я мог сказать или сделать что угодно. А уж если выпью… — признался Джек, глядя на своего компаньона. Уолтер был великолепен. Другого слова не придумаешь. Высокий, широкоплечий, с темной кожей, благородным орлиным носом и черными как ночь, но с тонкими ниточками седины волосами, ниспадавшими на плечи. Его коричневый сюртук ловко сидел на нем. Простой галстук, коричневый жилет, темно-коричневые брюки обтягивали железные мускулы бедер. Уолтер был одновременно похож на банкира и дикаря, на боксера и премьер-министра, на разбойника и священника.
— Это верно. Ты достаточно сказал, будучи пьяным. Ты просил меня, в случае если твой отец еще жив, содрать с него шкуру — медленно и тупым ножом, — как только мы ступим на землю Англии, — сказал Уолтер, с удовольствием нюхая в петлице бутоньерку. — Но сейчас, когда он умер, я довольствуюсь тем, что помочусь на его могилу. Хочешь ко мне присоединиться?
— Я не заслуживаю твоей дружбы, — сказал Джек улыбаясь. — Если честно, друг, бывают моменты, когда ты меня по-настоящему пугаешь.
— Это все мой великий ум, — царственно улыбнулся Уолтер, склонив набок голову, принимая похвалу Джека. — Один мой вид иногда нагоняет на людей суеверный страх. А сейчас, полагаю, настало время расстаться. Отправляйся в Колтрейн-Хаус к своей невесте. — Одним быстрым и изящным движением он соскочил с двуколки. — Я останусь здесь, дам отдохнуть лошадям и обдумаю, каково мое место в этой маленькой судьбоносной точке вселенной.
— А кто же будет защищать мой тыл? Кипп сказал мне, что Мери меня презирает. — Джек снял шляпу, потом снова надел ее немного набекрень. — Помня характер Мери и зная, что Шерлок явно рассказал ей о моем прибытии, я уверен, что поскачу навстречу своей смерти. Хотя сдается мне, тебя это не слишком волнует.
Уолтер, привязав лошадь, уселся верхом на подгнившее бревно — то самое, которым Джек пользовался много лет назад, когда был Рыцарем Ночи, — и улыбнулся Джеку.
— У тебя есть преимущество — внезапность. Она знает, что наступление началось, но поскольку ты не сообщил Шерлоку точную дату приезда, она не знает, когда конкретно тебя ждать. Она нервничает, страшится встречи. Не спит, не знает, как поступить, беспокоится. А когда раздастся клич войны и прорежет воздух своим пронзительным звуком, она сделает одно из двух: либо примерзнет к земле и не сможет двинуться с места…
— Либо?.. — подсказал Джек, потому что Уолтер наклонился, чтобы снова понюхать в петлице букетик.
— Либо сделает в тебе огромную дырку. Другими словами, мой друг, будь осторожен, ладно? Я очень к тебе привязался, только не могу вспомнить, по какой именно причине. А-а, погоди. Вспомнил одну: у тебя доброе сердце, Джек. Но беда в том, что несколько лет назад ты спрятал его не туда, куда надо. Скачи вниз с холма и, может, ты его найдешь.
— Не знал, Уолтер, что ты такой романтик, — сказал Джек, поерзав в седле. — Я увижу тебя через час или два?
Уолтер кивнул, и Джек понял, что больше не может откладывать свое появление в Колтрейн-Хаусе.
Пустив коня медленным шагом, он ехал, разглядывая места, которые покинул пять лет назад.
Проехав поворот, выехал из-под деревьев и увидел большую лужайку перед домом. Солнце освещало яркими лучами огромное трехэтажное здание, отражаясь в многочисленных окнах. Многочисленные же плоские крыши украшало более двух дюжин труб, вдоль всего края вилась балюстрада из белого камня.
Сколько же раз Джек и Кипп вылезали на крышу, чтобы играть в прятки за высокими трубами? Сколько раз чуть не доводили добрейшего Алоизиуса Бромли до апоплексического удара, забираясь на балюстраду и бегая по ее краю (на высоте, между прочим, более шестидесяти футов от земли!). Даже Мери пыталась на нее взобраться. Вот когда Джек понял, что должен был чувствовать Алоизиус, наблюдая за эдакими детскими шалостями.
— Мы тогда думали, что никогда не разобьемся, — сказал Джек, похлопывая по шее своего коня, — что с нами ничего не может случиться, ничто не может причинить нам боль.
Он на приличном расстоянии объехал дом, не спуская глаз со стеклянного купола прилегающей к нему оранжереи, боковые стороны которой состояли сплошь из множества высоких окон. Вспомнилось, как здорово было лежать там на скамье и наблюдать через стеклянную крышу, как идет дождь или падает снег.
Он проехал мимо аллеи статуй, состоявшей из полудюжины причудливых изваяний. Не было ни единой целой статуи: у каждой не хватало либо руки, либо ноги, а чаще всего — головы. Он покачал головой, вспомнив, какую бойню здесь устраивал пьяный отец и его помешанные на стрельбе дружки.
Высаженные аккуратными рядами вечнозеленые деревья и кустарники заросли сорняками. Пруд с кувшинками, в котором некогда плавали золотые рыбки, затянуло тиной и ряской, один берег и вовсе обвалился.
Чем ближе Джек подъезжал к дому, тем больше были видны последствия набегов Августа. В двух кирпичных трубах зияли огромные дыры. Часть белокаменной балюстрады, особенно над парадной столовой, обрушилась и валялась на земле, разбившись на куски.
Длинная крытая галерея с высокими мощными колоннами, соединявшая центральную часть дома с восточным крылом, служила местом приятных прогулок в дождливую погоду. Сейчас штукатурка колонн облупилась: в течение по крайней мере двадцати лет их ни разу не белили. Одна из колонн была подперта каким-то корявым стволом, видимо, чтобы не упала.
Однако поля вокруг Колтрейн-Хауса были засеяны. Большое стадо тучных коров паслось на лугу. Домики арендаторов были крыты новой дранкой, а амбары полны более чем наполовину зерном. Овцы, пасшиеся на земле поместья позади заросшей ха-ха — как Мери восторгалась этим глупым французским названием, обозначавшим низкую изгородь, проходящую по канаве! — были упитанны и покрыты густой шерстью.
— Работа Шерлока, — выдохнул Джек, спешившись у конца кольцеобразного подъезда. Как и пруд, дорожка заросла сорной травой, к тому же в ней было множество выбоин: как и все остальное, она не чинилась годами. — Я знал, что мог па него положиться. Он следил за тем, чтобы поместье приносило доход. Но потратить хотя бы пенни на поддержание дома? Ну уж нет! Генри Шерлок никогда не позволил бы Мери израсходовать хоть пенс, если бы он не принес доход в удвоенном, а то и в утроенном размере. Содержать в порядке поместье, держаться за землю — самое главное для Генри Шерлока. Наряду с некоторыми другими вещами, — добавил Джек, стиснув зубы.
Приближаясь к массивным входным дверям, Джек в последний раз окинул здание оценивающим взглядом. Широкие ступени из белого камня и балюстрада были в пятнах и плесени. Через все три ступени шли широкие трещины. Массивные каменные вазоны по бокам дверей, когда-то засаженные вечнозелеными растениями, служили урнами.
Колтрейн-Хаусу нужны деньги. Огромные деньги.
Поскольку Джек очень медленно объехал дом, его могли увидеть из окон. Поэтому он решил, что предсказание Уолтера о военном кличе оказалось явным преувеличением. С этой мыслью Джек подошел к дверям и поднял до блеска начищенный медный молоточек. Но постучать не успел — двери распахнулись, и он увидел наставленное на него дуло охотничьего ружья.
— У тебя есть пять минут, чтобы повернуться и убежать, прежде чем я застрелю тебя на месте.
Джек не дрогнул. Он поднял одну бровь, потом медленно оглядел оружие и наконец встретился взглядом с весьма рассерженной молодой женщиной.
Это не могла быть Мери! Или могла? Те же огромные небесно-голубые глаза. Те же буйные кудри, хотя и более темные, чем он помнил, но такие же непокорные. И веснушки рассыпаны по носу и щекам. Единственное, чего не хватало — ее восхитительной, во весь рот, улыбки. Если он не ошибался, на ней были надеты одна из его старых рубашек, его бриджи, из которых он вырос и сапоги для верховой езды, которые он носил в двенадцать лет. Слава тебе, Господи. Она нисколько не изменилась.
Хотя исчезла ее жеребячья неуклюжесть. Она стала стройной и длинноногой. Красавицей. Невероятно прелестной. Высокая, хорошо сложенная, грациозная — если можно быть грациозной в руках с ружьем.
И она не улыбалась. Не бросилась на него, чтобы отомстить за обиду.
Она просто смотрела на него.
Джек только собрался было схватить и вырвать ружье, как чей-то голос сказал из-за дверей:
— Опусти ружье, Мери. Я же тебе сказал, что ты ничего не добьешься, если застрелишь его. Его надо отравить. Это немного медленнее, зато более болезненно, и тебя вряд ли за это повесят.
Мери сняла палец с курка как раз в тот момент, когда Джек оттолкнул в сторону дуло ружья и прошел мимо нее в большое фойе.
— Мистер Бромли? Алоизиус? Это вы? — спросил он, протягивая руки к седому старику. Он совсем не изменился, все так же три раза обматывал вокруг шеи шарф — и летом, и зимой. У него был все тот же вид старого мудреца с припухшими веками, он все так же остро шутил. Джек взял обе его руки в свои и крепко сжал. — До чего же приятно вас видеть!
— А мне тебя, Джек. — Голос старого наставника дрогнул, и его водянистые глаза заблестели. — По-моему, ты все еще должен написать мне работу по «Одиссее» Гомера? Чтобы завтра утром работа была у меня на письменном столе!
Джек усмехнулся, чувствуя, что напряжение постепенно спадает. Мери все еще держала ружье, правда, дулом вниз. Он понял, что имел в виду его бывший наставник, и поспешно согласился:
— Мы разопьем бутылочку-другую, и я расскажу вам свою одиссею сегодня вечером.
— По рукам! — сказал Бромли, хлопнув Джека по спине. — А потом мы будем обсуждать «Илиаду». Ты ее помнишь, Джек? Это про осаду Трои. Можешь захватить бумагу и ручку, чтобы делать кое-какие заметки.
Джек обернулся, чтобы взглянуть на Мери. Неужели это его жена? Господи! Было все еще трудно вообще думать о ней, а уж как о своей жене и подавно. Она определенно не была той Мери, какую он помнил. Мери, которую он подбрасывал на коленях, выхаживал, когда она болела скарлатиной, учил, как завязывать ленты шляпки, ставил синяк под глазом, когда она не желала ловить мяч.
Нет, эта была другой. Не товарищ по играм. Не та, что сидела на краю поля и болела за него во время футбола. Не тот глупый ребенок, который повторял каждый его шаг, учился у него, дразнил его, не подружка, старавшаяся расшевелить его, когда у него бывало плохое настроение, обожающая его, что бы он ни творил.
Но она не была и той Мери, которая застала его, когда он неловко щупал грудь служанки, после чего побежала к Киппу, чтобы сообщить, что его друг не лучше Ужасного Августа и его пьяных гостей.
И уж совершенно очевидно она не была той оскорбленной невинной девушкой, которую его отец лишил ее собственного наследства и отнял свободу, заставив выйти замуж за сына и расстроив все планы Джека на будущее.
— Мери, — сказал Джек, — может, мы перейдем в большую гостиную, но только без этой штуковины, если ты не возражаешь? — Он взял у нее ружье и передал его Алоизиусу.
Она повернулась и направилась в большую гостиную. А он пусть идет следом, если посмеет. Боже, подумал он, на нем эти старые бриджи никогда так хорошо не сидели.
— Смею ли я идти за ней? — и вправду спросил он Алоизиуса.
Тот пожал плечами и заковылял по лестнице в более безопасное место — классную комнату.
Посередине лестницы он остановился и оглянулся на Джека:
— Знаешь, она вовсе не ненавидит тебя. Она ненавидит себя за то, что не может ненавидеть тебя. Конечно, сама она об этом не знает, поэтому я советую тебе быть настороже. Во всяком случае, первое время. У нее было пять лет, чтобы придумать, каким способом превратить твою жизнь в ад. Если ты помнишь, Мери всегда была очень изобретательна.
— Но она была в безопасности все эти годы, — сказал Джек, ненавидя себя за то, что в его словах звучит вопрос.
— Мери пожертвовала бы безопасностью ради счастья, и ты это знаешь, Джек. Мы всегда давали Мередит то, что ей было необходимо, а не то, чего она хотела. Ты удивишься, Джек, как она повзрослела. Будь с ней поласковее, разреши ей какое-то время тебя ненавидеть. Со временем она станет образцовой женой.
— Мне не нужна жена, — отрезал Джек. — А если бы была нужна, то, уж конечно, не Мери. Ради Бога, Алоизиус, мы выросли как брат и сестра.
Алоизиус взял конец своего длинного шарфа и стал им обмахиваться.
— Возможно, ты именно так и думал десять лет назад, Джек. Но не тогда, когда уезжал отсюда. Так что не лги мне сейчас, Джек, даже если тебе хочется обманывать себя еще какое-то время. — Алоизиус печально покачал головой. — Ты всегда был умным мальчиком. Я думаю, ты кое-чему научился с тех пор, как тебе пришлось уехать. Тогда твое тело было в шрамах, а сердце полно ненависти и стыда. Не разочаруй меня, Джек. Не разочаруй.
— Резко сказано. — Клэнси печально посмотрел вниз на Джека, когда тот проходил под ведущей в большую гостиную резной аркой, на которой они с Клуни сидели.
— Недостаточно резко, — горячо возразил Клуни. — Он ее не хочет? А с чего он взял, что она хочет его? Но ты видел ее? Ты видел их обоих, снова вместе? Ты когда-нибудь думал, что мы доживем до того времени, когда это увидим?
— Но мы и не дожили, Клуни. Когда ты наконец запомнишь, что нас нет в живых?
— Какое это имеет значение? — Клуни смахнул рукавом своего темно-красного бархатного костюма несуществующую слезу. — Они снова вместе, кончилось наше долгое ожидание. Сколько ночей я не спал, слыша, как плачет моя милая Мери из-за твоего скверного Джека? Сколько лет я наблюдал, как она бьется, одна, забытая им? Она думала, что ненавидит его. Но она простит его, потому что у нее доброе сердце. Простит и будет любить, и мы все снова будем счастливы. Но лучше благоразумно спрятать ружье куда-нибудь подальше.
— Об этом позаботится Алоизиус, — вздохнул Клэнси и тихо опустился на пол. — Да будут благословенны миротворцы.
Клуни был с этим согласен.
— Ты хочешь еще посмотреть на Джека, Клэнси? Я знаю, тебе хочется быть к нему поближе. Может, присоединимся к ним и понаблюдаем? А если они начнут ругаться, потрясем немного люстру.
Клэнси посмотрел с сожалением на закрытую дверь.
— Такой высокий, такой красивый и одет с иголочки. Джентльмен с головы до пят, Клуни. Он стал тем, кем я всегда мечтал его увидеть. Я мог бы смотреть на него не отрываясь сутки напролет.
— Я так и думал, — сказал Клуни и плавно опустился вниз. — Если бы, конечно, Мери впустила нас. Ты же знаешь, какой она может быть. Обычно радуется нам, как первым весенним цветам, но если хочет, чтобы мы убирались, мы убираемся.
— Она не посмеет. Особенно сегодня. Сегодня такой день. — Клэнси повернулся, но остановился, потому что его похожий на клюв нос уперся во что-то деревянное. Он приложил ухо к двери. — Хитрая, упрямая девчонка, — пробурчал он. — Ничего не слышно, Клуни. Давай выйдем и заглянем в окно.
— Не могу. — Клуни был рад поделиться своими мыслями с приятелем, которого всегда считал выше по уму как при жизни, так и после смерти. — Если Мери сказала нет — значит, нет. И нам обоим это прекрасно известно. Я не вхожу к ней в спальню, если она меня не зовет, не тащусь за ней следом, если она скачет по полям в плохом настроении, не подслушиваю, если она этого не хочет. Таковы правила, Клэнси, и мы оба должны им подчиняться. Возможно, правил будет еще больше, когда мы представимся Джеку, если, разумеется, он в нас поверит.
— Если он в нас поверит? Я об этом никогда не думал, Клуни. — Клэнси медленно двинулся в сторону кухни. Он всегда шел на кухню, когда был несчастен, чтобы вдохнуть аромат вкусной еды, которую готовила миссис Максвелл. — Что мне делать, мой друг, если он в меня не поверит?
— Поверит, Клэнси, поверит. Дай ему время. Ведь он только что приехал и ему предстоит разобраться с Мери. — Клуни бросил последний взгляд на дверь.
Ему очень не хотелось отсюда уходить, и он задержался на минуту, стараясь вспомнить какие-нибудь подходящие строки из своего любимого Уильяма Шекспира, но тут из большой гостиной донесся звон разбитого стекла, и Клуни со всех ног бросился вслед за Клэнси.
— Подожди, Клэнси, я с тобой!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ожидая тебя - Майклз Кейси



мне понравилось)))
Ожидая тебя - Майклз Кейсиалина
24.07.2012, 0.52





ММммм аш мурашки по спине....прекрасный, очаровательный роман, читая его я отдыхала душой! Спасибо автору за шедевр который стоит того что бы его читать и им наслаждаться!Он приносит радость и счастья!
Ожидая тебя - Майклз КейсиНаталья Сергеевна
29.08.2012, 15.10





Kakaja prijatnaja skaska!!rn8/10
Ожидая тебя - Майклз КейсиZhenja
30.08.2012, 16.07





тягомотина.... Скучно... не советую!!!
Ожидая тебя - Майклз КейсиЮЮЮ
6.09.2012, 18.17





Согласна с первым отзывом. С трудом дочитала. История надумана. не логична.Не советую!!
Ожидая тебя - Майклз Кейсисветлана
9.02.2013, 17.32





Неплохой роман. Легкий, немножко забавно с этими привидениями.
Ожидая тебя - Майклз КейсиTasha
21.07.2013, 22.41





Сначала, живенько так читалось (глав 5-6), а потом... надоело. Из главы в главу, одно и тоже...растянуто неимоверно.с привидениями, на мой взгляд, перебор. главная героиня с каждой последующей главой бесила меня все больше.в итоге я поняла, что не хочу знать чем все это кончится. потому что кончится happy end-ом, а мне хотелось бы, чтоб г.г-й удавил г.г-ню!!!
Ожидая тебя - Майклз КейсиЛиля
20.12.2013, 19.10





Целиком согласна с Лилей. Видно у них там за бугром воровство управляющих такая редкость. Шерлок ворует примитивно как дилетант.Поучились бы у наших. Еще полководца М.И. Кутузова обобрал его управляющий и так сбежал, что его не нашли. А уж по сравнению с нашими олигархами этот Шерлок показался бы мышонком.
Ожидая тебя - Майклз КейсиВ.З.,66л.
28.02.2014, 10.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100