Читать онлайн Невеста Единорога, автора - Майклз Кейси, Раздел - ГЛАВА 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста Единорога - Майклз Кейси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста Единорога - Майклз Кейси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста Единорога - Майклз Кейси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Кейси

Невеста Единорога

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 15

И я насвистывал, чтоб не поддаться страху.
Джон Драйден
Каролина никогда в жизни еще так не боялась.
Ни когда была ребенком пяти лет и, споткнувшись, опрокинула миску с жидкой кашей на юбку вспыльчивой воспитательницы. Ни когда ей было семнадцать, и один из служащих Вудвера попросил помочь ему управиться с пациентом, а сам затолкал ее в угол коридора и уже начал расстегивать пуговицы на своих бриджах. Ни даже в тот ужасный день, когда она в том же Вудвере по глупости залезла в бельевой шкаф, а тяжелая дверь захлопнулась за ней, и она оказалась запертой в маленькой каморке без окон.
Она тряхнула головой и поправила себя. Конечно, сейчас ей, не так страшно, как тогда, в бельевом шкафу.
Но это не означало, что ей не было страшно теперь, когда она сидела возле слегка подвыпившей мисс Твиттингдон, а Морган — поскорее бы черт забрал его — куда-то удалился в обществе Ферди, словно она для него не существовала.
Как мог он привести ее сюда, усадить на этот ужасный стул с твердой прямой спинкой — и бросить на произвол судьбы?! Ей оставалось только улыбаться проходившим мимо гостям, как будто она была круглой идиоткой, не понимавшей, что на нее смотрят, о ней шушукаются, что ее жалеют! Она видела жалость на их лицах; ее жалели эти раскрашенные старые девы, эти свежие юные красавицы, эти накрахмаленные, самодовольные денди, эти толстопузые, рыгающие старички.
А она все сидит, хотя уже просидела так около часа Она могла умереть от жажды или грохнуться в обморок от жары в этом непроветриваемом помещении — Моргану не было до этого никакого дела. Он бы этого даже не заметил. Ее муж. Ее защитник. Ее лучше защитил бы хороший пес. Она знала, что должна сделать. Она должна встать, поднять тетю Летицию и выйти из этого зала. Вот что она должна сделать. Вот что она должна сделать прямо сейчас. Встать и уйти. Но что тогда будет с планами Моргана?
Плечи Каролины поникли. Никуда она не пойдет. Она будет сидеть здесь, пока Морган не придет за ней, пока не скажет, чего от нее хочет. Ведь он так дорожит этим своим планом, что ради его осуществления согласился жениться на ней. И, несмотря на это, прости ее Бог, она собиралась сделать все от нее зависящее, чтобы эти планы осуществились.
— Дуль… — я хочу сказать, мисс Уилбер! Ах, я этого никогда не запомню, никогда! Уилберр… звучит так, будто что-то цепляется за твое пальто, когда идешь по лесу. Я буду называть тебя просто мисс Каролина. Хорошо, Дуль… мисс Каролина?
Вздохнув, Каролина улыбнулась мисс Твиттингдон:
— Называйте меня как хотите, тетя Летиция. Называйте меня дурой, идиоткой. Но правильнее всего будет назвать меня тоскующей идиоткой. Никогда не думала, что это так утомительно — наблюдать, как вокруг тебя веселятся.
— Да-да, конечно, дитя мое, — быстро отозвалась мисс Твиттингдон. — Я тоже страдала от скуки — но это в прошлом. Посмотри, Каро, его светлость возвращается к нам, а с ним леди Джерси и этот в высшей степени привлекательный джентльмен. Ты их видишь, Каро? — спросила она, поправляя тюрбан, отчего он сполз на ее левый глаз. — Поскольку тебя уже наверняка пригласили на танец, дорогой маркиз Клейтонский ведет этого человека ко мне. Я надеюсь, что музыканты сыграют шотландский народный танец, поскольку не уверена, что как следует запомнила фигуры вальса.
Каролина с изумлением посмотрела на мисс Твиттингдон, находившуюся в полной уверенности, что к ней подводят партнера для танцев, затем она взглянула туда, куда показывала ее собеседница, и убедилась, что та была права: Морган направлялся прямо к ним. Она демонстративно вскинула подбородок и отвернулась.
Но тут же снова посмотрела в его сторону, поскольку ей интересно было узнать, кого привел с собой Морган. Женщина не привлекла внимания Каролины, в отличие от джентльмена.
Он был в высшей степени привлекателен, как выразилась тетя Летиция. Почти так же высок, как Морган, хотя более хрупкого сложения и не так широк в плечах; его стройные ноги казались не такими мускулистыми, а черты лица не были такими мужественными, такими грозными, такими — на ее вкус — неотразимыми, как у Моргана.


— Как вам понравился ваш первый вечер у Альмаков, мисс Уилбер? — спросил Ричард, протягивая ей стакан с теплым лимонадом, который он взял у молодого человека, впавшего в транс оттого, что к нему обратился Единорог. Если бы он только знал… Если бы весь свет, его отец, если бы они только знали…
Каролина кивнула, с улыбкой приняла стакан из его рук и тут же выпила его, так что ему пришлось предложить ей свой, которым она распорядилась таким же образом. Запыхавшаяся после танца, Каролина сидела на каменной скамье, расположенной на маленьком балконе бального зала.
— Ах, спасибо, ваша светлость. Никогда бы не подумала, что танцы могут вызвать такую жажду. Я даже не обратила особого внимания на то, что лимонад был противным. — Она сделала гримасу, сморщив свой пикантно вздернутый носик, затем добавила: — Мне не следовало так говорить, не правда ли? Про лимонад? Как вы думаете, почему не принято, чтобы леди говорили очевидные вещи?
Ричард улыбнулся: ему с каждой минутой все больше и больше нравился этот странный ребенок. Она привлекла его внимание, как только он ее увидел. Ухаживать за ней было безопаснее, чем думать о дружеском приветствии Моргана.
— Я полагаю, милая леди, это происходит оттого, что мужчинам выгодно, чтобы дамы игнорировали очевидное. В противном случае ни одно из подобных вам прекрасных созданий не снизошло бы до того, чтобы разговаривать с нами, мужчинами, которые время от времени бывают необычайно противными — как теплый лимонад.
— Пожалуй, вы правы, — согласилась она. — Мор… Маркиз Клейтонский возвел противность до степени искусства. Вы знаете, что он оставил меня совершенно одну в этом зале более чем на час? Я начала жалеть, что не взяла с собой книгу.
Ричард прислонился к каменной балюстраде, огораживавшей балкон, чувствуя, как мягкий ночной ветерок ласкает его кожу, еще жаркую после нескольких танцев с этой милой, но слегка загадочной мисс Уилбер.
— Значит, вы синий чулок, мисс Уилбер, — проговорил он, глядя на нее. — Это тоже следует тщательно скрывать, как и вашу склонность быть честной, — иначе джентльмены бросятся от вас наутек. Для женщины самое страшное, если ее заподозрят в том, что ее голова занята чем-нибудь более весомым, нежели украшающие ее перья.
Каролина улыбнулась.
— Но вы не бежите от меня, ваша светлость, — заметила она. — Значит ли это, что вы необычный человек?
Ричард оттолкнулся от балюстрады и сел рядом с ней.
— В большей степени, чем вы думаете, мисс Уилбер. — Он увидел Моргана, танцевавшего в паре с каким-то юным созданием, которое — если Ричард чего-нибудь не перепутал — имело очень большое состояние при почти полном отсутствии здравого смысла и смотрело на партнера с обожанием.
— В большей степени, чем вы думаете, — довольно тупо повторил Ричард.
Что делал здесь Блейкли? Ведь он ненавидел вечера у Альмаков. Ричард печально улыбнулся, припомнив уничтожающие, но остроумные высказывания Моргана об этом доме, который, по словам маркиза, носил на себе клеймо второсортной лошадиной ярмарки. До того как отправиться на войну, они вдвоем заявлялись сюда за несколько минут до одиннадцати, когда двери закрывались — оба сильно подвыпившие, — и заявляли гостям, что никогда не будут такими дураками, чтобы волочить необъезженных кляч с лошадиными зубами по танцевальному залу, если известно, что можно с гораздо большим удовольствием покататься на молодых кобылках с Ковент-Гардена.
И все же Морган согласился сопровождать молодую воспитанницу своего отца на эту дурацкую ярмарку невест. Бедный Морган. Не пора ли ему избавиться от неодолимого стремления угодить своему отцу? От надежды завоевать любовь герцога? Хотя кто такой Ричард, чтобы осуждать его за это, если он сам до сих пор не преодолел страха перед отцом — страха, смешанного с ненавистью? Более интересно другое: что делает здесь эта девушка — очаровательная, но явно под чужим именем? Она чувствовала себя у Альмаков не в своей тарелке, была несколько испуганной, но сумела выказать независимость характера. К тому же Ричард заметил, как она на него смотрела: так, словно знала о нем больше, чем он сам знал о себе. Как получилось, что она связана именно с Морганом?
Почему Морган заговорил после почти трехлетнего перерыва, хотя Ричард прекрасно понимал, что его старый друг отнюдь не испытывает к нему дружеских чувств? Для того, чтобы представить ему воспитанницу своего отца? В этом не было никакого смысла. И если Ричард был хоть в чем-нибудь уверен относительно Моргана, так это в том, что тот и пальцем не пошевелит без определенной цели, однако эта цель не сразу становится очевидной для окружающих.
— И что мы теперь будем делать?
Ричард улыбнулся Каролине, выглядевшей такой же счастливой, каким был он в тот день, когда решился выдернуть больной зуб.
— Прошу прощения?
Каролина пожала плечами.
— Мы потанцевали — хотя я должна снова извиниться за то, что наступала вам на ноги — и выпили лимонаду. Ми потанцуем еще или вы отведете меня обратно к тебе Летиции, поцелуете мне руку и сбежите в какое-нибудь более веселое место? Создается впечатление, что вам здесь неуютно, словно вы не знаете, что делать, как и я.
— Вы всегда так устрашающе откровенны, мисс Уилбер? — спросил Ричард. Она покраснела и отвела взгляд, словно с запозданием осознав, что искренность едва не завела ее слишком далеко. Он махнул рукой, не давая ей ответить. — Нет, не надо, а то вы все испортите. Я прекрасно провожу время. Это действительно так. И, отвечая на ваш вопрос, могу вам сообщить: от нас ожидают, что мы поговорим еще несколько минут — обменяемся любезностями и, может быть, немного посплетничаем, — а затем я должен буду вернуть вас вашей компаньонке.
Она кивнула:
— О чем же мы будем говорить? Я никого не знаю, так что вряд ли смогу посплетничать вроде тех молодых дам, которые говорили о каком-то бедном человеке, вынужденном жениться, чтобы его поместье не попало в руки кредиторов. Я считаю такую постановку вопроса не вполне честной со стороны этих самых молодых леди, поскольку им, по-видимому, так никогда и не придется узнать, на что они пошли бы ради денег, ради крыши над головой, ради безопасности, учитывая, что они обе были буквально увешаны бриллиантами. Я не думаю, что увлеклась бы сплетнями, даже если бы что-нибудь и знала. Не кажется ли вам, что заниматься этим просто неприлично, пока в Америке эксплуатируют рабов, английские солдаты голодают на улицах, а ткачей выбрасывают из их жилищ только потому, что изобретены станки? Похоже, я слишком разболталась?
Казалось, она только что вышла из классной комнаты, где преподавал вполне определенный учитель.
— Совсем нет. Позвольте узнать, не был ли вашим наставником Морган Блейкли? Ваш интерес к моральным проблемам и острое ощущение несправедливости заставили меня вспомнить о нем. Скажите, как получилось, что вы стали воспитанницей герцога?
— Это очень длинная история, ваша светлость, и, возможно, не мне ее рассказывать, — проговорила она таким тихим голосом, что ему пришлось наклониться, чтобы ее расслышать. — Кроме того, — добавила она, — я сама очень слабо в нее верю. Не пригласите ли вы меня покататься верхом завтра после обеда?
— Не приглашу ли я вас? Мисс Уилбер, уверяю вас, что не могу и высказать, как вы меня осчастливите, если согласитесь покататься со мной верхом завтра после обеда. Теперь я вижу, мисс Уилбер, — продолжал Ричард, помогая ей подняться, — что вы потрясающе оригинальны. Настолько, что можете насмерть пронзить мужское сердце. — Он нагнулся над ее правой рукой, чтобы запечатлеть на ней требуемый этикетом поцелуй, и его губы слегка коснулись ее кожи, после чего поднял голову и очень пристально посмотрел в ее несколько растерянные, но живые зеленые глаза, удерживая на лице улыбку, в то время как мир его зашатался. Кольцо. Она носит кольцо Моргана. Мое кольцо.
— Но у меня нет никакого желания пронзать сердце, тем более насмерть, ваша светлость, — возразила Каролина, возвращая виконта к реальности. — Я не собираюсь предпринимать ничего подобного. Я здесь только потому… потому… — она осеклась и прикусила нижнюю губу, глядя на него виноватыми глазами. — Я думаю, мне пора возвращаться к тете, если вы не возражаете, ваша светлость.
Ричард пытался понять, смотрит ли он в глаза невинной девушки или в дуло пистолета, заряженного Морганом Блейкли. Дитя было слишком непосредственным, чтобы вызывать доверие, слишком честным, чтобы говорить правду, слишком бесхитростным, чтобы не иметь тайной цели. И кольцо, которое она носит, — что оно означает? Боже милосердный, что оно означает?
— Конечно, — согласился он, предлагая ей руку и возвращаясь в танцевальный зал. Настало время избавиться от нее и подумать о выражении дружелюбия на лице Моргана, о кольце. — Я продержал вас слишком долго, не правда ли? Должно быть, ваша тетя от волнения сходит с ума.
Каролина захихикала, он поднял бровь, недоумевая, что смешного нашла она в его фразе, но тут же взял себя в руки и продолжал, стараясь говорить безразличным тоном:
— Расскажите мне, пожалуйста, о своих родственных связях с мисс Твиттингдон; кажется, Морган обращался к ней именно так. Кем вы ей приходитесь?
Он заметил, что Каролина глубоко вздохнула, и ощутил, что она собирается ему солгать.
— Его милость герцог нанял ее мне в компаньонки, ваша светлость, — проговорила она, словно повторяя заученные наизусть слова, — а она оказалась настолько добра ко мне, что я стала называть ее тетей, просто выражая этим мою любовь. — Тут Каролина снова ему улыбнулась, и виконту стало стыдно, что он на мгновение усомнился в ее искренности. — Она мне не родственница, ваша светлость. Я совсем одна в этом мире, если не считать герцога Глайндского, разумеется.
— И маркиза, — поправил ее Ричард, видя, как к ним приближается Морган. У виконта мороз пробежал по коже, будто сама Смерть, улыбаясь, приближалась к нему. — Я вижу, сын вашего опекуна помогает вам войти в общество.
— Ах… он… — проговорила Каролина и усмехнулась. — Можно сказать и так, если это можно назвать помощью — оставить меня одну. Знаете, если бы не вы, я вскрыла бы себе вены от скуки. Большое спасибо за то, что вы были так добры ко мне.
Ричард знал, что должен сказать что-нибудь, и решил снова перейти в наступление хотя бы для того, чтобы увидеть реакцию Моргана. Что ему терять теперь?
— Мне это ничего не стоило. Счастлив был вам услужить и сохранить жизнь такой прекрасной и занимательной женщины, как вы. Мы ведь теперь друзья, мисс Уилбер, как вы полагаете? Тогда вы должны звать меня Ричардом, а я буду иметь честь обращаться к вам как к Каролине, как это принято между добрыми друзьями.
Она повернула к нему сияющее лицо, и он внезапно ощутил потребность оказывать ей покровительство, попытаться сделать ее вступление в свет как можно менее болезненным и более успешным. Возможно, Морган использует этого чудесного ребенка для достижения собственных целей, но из этого не следует, что он, Ричард, не должен быть галантен. Из них двоих он всегда был более мягким, более способным оценить красоту, а не только смотреть вперед, думая о конечной цели. Разве эта мягкость не делала его более человечным, чем холодно просчитывающий все наперед Морган, — или это только еще один признак его слабости и бессилия?
— О да, конечно, Ричард, — услышал он ответ Каролины. — Мне бы очень этого хотелось. Вы ничем не напоминаете Моргана.
Улыбка улетучилась с лица Ричарда вместе с большей частью его нарочитой бравады.
— Он ни на кого не похож, мисс Уилбер, — проговорил он, когда Морган остановился перед ним. — Морган! Ты мне сегодня удружил! Ваша мисс Уилбер восхитительна, просто восхитительна, и она была настолько любезна, что согласилась покататься со мной верхом завтра после обеда. Как ты думаешь, его милость не будет возражать?
— Смею предположить, что мой отец будет кувыркаться от восторга, Дикон, — сказал Морган, наклонив голову, а Каролина тут же ощутила себя выдрессированной собакой, услышавшей команду «К ноге!» — Что там ни говори, если мисс Уилбер увидят в компании с Единорогом, это прибавит ей весу, если только ты пообещаешь вернуть ее нам. А то у тебя возникают иногда проблемы с возвращением на прежние места, насколько я помню. Думаю, тебе лучше заехать за ней незадолго до пяти — это самое удобное время для променада.
Ричард проигнорировал искусно завуалированное оскорбление. Он поклонился сначала Каролине, затем Моргану, потом пожелал обоим доброй ночи. Уже отвернувшись, он услышал, как Морган говорит Каролине:
— Мисс Твиттингдон страдает от головной боли, крошка. Нам пора возвращаться на Портмэн-сквер, где она сможет отдохнуть, сняв с головы этот чудовищный тюрбан.
— Да, Морган, — услышал Ричард ответ Каролины; ее голос начисто лишился жизни и огня. Но она последовала за Морганом с охотой, что означало: мисс Каролина Уилбер любила маркиза Клейтонского. Люди, любившие Моргана Блейкли, готовы были последовать за ним куда угодно, даже в преисподнюю, если бы он попросил их об этом. Был ли Морган настолько же безразличен к ней, как был…
Но нет. Сейчас он не должен думать о таких вещах. Он прислонился к ближайшей колонне, наблюдая, как Морган с дамами прощается с патронессами и уходит. Твиттингдон… Где он мог слышать эту фамилию?..
Морган не очень изменился с тех пор, как Роберт видел его в последний раз после возвращения с Пиренейского полуострова. Может быть, он стал немного более жестким, более зрелым и целеустремленным, — если это было возможно. Но в его облике не появилось ничего нового, такого, чего бы Ричард не знал. Морган никогда открыто не выказывал своих чувств, он был скрытен, почти загадочен… Но что толку думать об этом? В последнее время ему удавалось прогонять эти мысли и воспоминания. Только по ночам, когда он лежал один в своей постели, терзаемый опасениями и бесконечным одиночеством, воспоминания одолевали его. Перед глазами вставали лица, глаза; они молили о чем-то, обвиняли… И самое удивительное, любимые лица отворачивались от него с отвращением и разочарованием.
Но он не может позволить себе вспоминать прошлое, — теперь, когда внезапно появился Морган, когда хорошенькая девушка, называвшая себя мисс Каролина Уилбер, носила его кольцо… это проклятое, проклятое кольцо.
Что он сказал, когда Морган неожиданно появился перед ним, как некий устрашающий призрак из прошлого? Ах, да. «Прошло немало времени, не так ли?» Вот что он сказал. И Морган ответил: «Довольно много, Ричард».
Довольно много. Ричард долго стоял, пытаясь разгадать, какую игру затеял Морган; какая роль в этой игре предназначалась Каролине Уилбер и как скоро сделает Морган свой следующий ход. Он мог сделать его завтра — и мог выжидать долгие месяцы. Однако если хотя бы в чем-нибудь можно быть уверенным, так это в том, что Морган готовится отомстить.
«Боже, помоги мне», — молился Ричард, закрыв глаза; ему не хотелось быть трусом. Ненависть Моргана была предпочтительнее его презрения. Память Джереми должна быть защищена любой ценой. Неважно, чего это будет стоить… Моргану… ему самому.
«Бойся ярости терпеливого человека», — написал Джон Драйден, а Ричард знал, что Морган Блейкли был терпеливым человеком.
Терпеливым — и опасным.


Каролина прижала Муффи к щеке. Ей хотелось тепла и ласки, поскольку возвращение домой от Альмаков было холодным и каким-то напряженным. Морган сидел рядом с ней со стиснутыми зубами; хотя он и сдерживал ярость, но напоминал бомбу, готовую взорваться.
Тетя Летиция ничего не замечала, весело щебеча всю дорогу до Портмэн-сквер, радостно сообщая Моргану о людях, которых она запомнила со времен своего давнего лондонского сезона и теперь узнала; о том, как сказалась жара в зале на ее волосах; болтала о Единороге, который, по мнению пожилой женщины, был самым красивым и самым храбрым джентльменом во всей Англии, с тех пор как дорогого лорда Нельсона нет больше с нами.
— Во всяком случае, это я слышала о нем сегодня своими ушами, — пояснила Летиция. — Как тебе повезло, Каро, что удалось познакомиться с таким человеком. Его внимание к тебе будет главным событием твоего сезона. А ты попробовала лимонад? Я попробовала и скажу тебе, что он просто противный!
Ферди, никогда не упускавший возможности поддеть мисс Твиттингдон, на этот раз оставался таким же молчаливым, как и Морган; он сидел в темном углу экипажа, засунув в рот указательный палец и погрузившись в какие-то невеселые мысли. Бедный Ферди. Как ненавистна ему должна быть роль пажа Моргана. Когда мисс Твиттингдон зевнула, прервав свой бесконечный монолог, Каролина спросила у Ферди, как ему понравилась долгожданная встреча с обществом, — и тут же поняла, что допустила ошибку — карлик выпрямился на сиденье и с важным видом продекламировал:


— Пронзи им грудь мечом — и не прольется кровь.
А в мозг их загляни — там алчность, не любовь.
Одеты как князья, а воют как шакалы.
Танцуют, пьют, шумят, галдят — и все им мало.
Их шутки не смешны, намеки слишком тонки.
Они неровня мне, презренные подонки.


— Мне кажется, что Ферди — в отличие от тебя, Каролина, — не поддался очарованию общества. — После этого замечания Моргана в экипаже воцарилось молчание, которое не прерывалось до самого дома.
Герцог еще не ложился, чтобы узнать из первых рук, как прошел вечер; казалось, он был удовлетворен известием о том, что Каролина поедет кататься верхом с виконтом Харленским, хотя его радость как-то стушевалась под выразительным взглядом Моргана.
Тетя Летиция, забыв про свою головную боль, уединилась с Бетт, чтобы во всех подробностях описать служанке все, что она сегодня видела и слышала.
Ферди, который снял галстук, еще сидя в экипаже, взял графин с бренди и удалился в свою комнату, после чего герцог нахмурился и поинтересовался мнением Моргана насчет того, можно ли ребенку пить крепкие напитки.
Каролина и Морган стояли в разных углах маленькой гостиной, герцог находился между ними. В комнате царило напряженное молчание.
Каролина переводила взгляд с одного мужчины на другого, недоумевая, что было не так; потом пожелала им спокойной ночи и направилась к себе в спальню, жалея, что не понимает Моргана. Он представил ей Ричарда Уилбертона, разве не так? Он чуть ли не силой толкнул ее к этому человеку, так что у виконта не было выбора: ему оставалось только пригласить ее на танец. Она вела себя настолько изобретательно, что на завтра у них с виконтом назначена встреча, — этим своим ходом она особенно гордилась.
Каролина поднесла Муффи к лицу и уставилась в сонные зеленые глаза кошки.
— Так почему же Морган злится на меня, Муффи? Ты можешь мне ответить? Кажется, он должен быть благодарен мне за то, что я для него сделала. Благодарен? Да он должен с ума сходить от радости! Ричард очень мною заинтересовался, — возможно, я даже ему немного нравлюсь.
— Значит, речь идет о Ричарде, Каролина? Ты схватываешь все на лету, не так ли? Или ты выполняешь наставления своей прежней учительницы Персика?
— Морган!
Муффи зашипела и начала царапаться, когда Каролина непроизвольно стиснула животное. Каролина закрыла глаза: она была недовольна собой из-за того, что испугалась. Когда она перестанет так нервно реагировать на неожиданные появления Моргана, к которым тот питал пристрастие? Его шаги производили не больше шума, чем мягкие лапки Муффи.
Она почувствовала, что Морган сел на кровать, и открыла глаза. Он был все еще в вечернем костюме, хотя без галстука. Муффи забралась на ногу маркиза и замурлыкала.
— Прекрати, маленькая разрушительница, — скомандовала Каролина и взяла кошку на руки. — Не позволяй Муффи делать это, Морган, иначе она изорвет весь твой гардероб.
Устроив Муффи на подушке, Каролина подняла голову и посмотрела на своего мужа. Ее муж. Человек, который не постеснялся обозвать ее дешевой шлюхой только за то, что она выполняла его указания. Можно было бы подумать, что он ревнует, но об этом не могло быть и речи, поскольку он не скрывал, что она привлекает его только физически. Ее муж? Кто угодно, только не муж. Во всяком случае, не настоящий муж.
— Что это вы сказали, без стука войдя в мою спальню, ваша светлость? — спросила она. — Боюсь, я слушала без должного внимания.
— Насколько я помню, крошка, я высказал некоторые соображения относительно того, как ты употребляешь имя виконта Харленского, данное ему при крещении, — ответил Морган, и его тонкая усмешка дала ей понять, что она ни на секунду не обманула его своей наигранной непонятливостью. — Кажется, я еще и оскорбил тебя.
Глаза Каролины округлились. Он снова поставил ее в тупик, запутал и загнал в угол. Она не могла ни согласиться, ни отвергнуть его утверждение, не признав того, что слышала его высказывание насчет дешевой шлюхи. Когда она наконец поймет, что ей не переиграть этого человека?
Тем не менее она не собиралась сдаваться.
— Имя, данное при крещении? Ты рассердился оттого, что виконт предложил перейти на ты? Но почему, Морган? Если ты не хотел этого, то почему первым делом представил его мне? Ричард — виконт Харленский, но он также и двоюродный брат леди Каролины, не так ли? Сын ее дяди, графа Уитхемского?
— Твой двоюродный брат, Каролина. Твоего дяди.
Она махнула рукой:
— Да-да, я понимаю. Но сейчас мы одни, Морган. Разве нельзя говорить свободно?
Он устроился поудобней на кровати, а она недоумевала: как он может сидеть как бревно, не испытывая желания подвинуться ближе, поцеловать ее, обнять… Она вспомнила, каким низким и хриплым от страсти был его голос, когда он шептался с ней в последнюю ночь, которую они провели в «Акрах», когда он пришел к ней и оставался почти до рассвета.
Каролина почувствовала, что тело ее стало влажным от этого воспоминания; она ненавидела себя за то, что хотела человека, который научил ее испытывать желание, а потом отказался ее любить. Она ненавидела Моргана еще сильнее за то, что он заставил ее полюбить себя. Будь он проклят. Будь он проклят! Почему он не страдал, как страдала она? Она страдала. Последние две ночи были самыми одинокими в ее жизни.
— Значит, ты, Каро, говорила свободно? Ты рассказала Ричарду историю, с которой я ознакомил тебя вчера вечером?
Она отвела глаза, не желая, чтобы он увидел в них ее томление. Глубоко вздохнув, она попыталась говорить легко:
— Ты имеешь в виду эту дребедень относительно того, что твой отец нашел меня на ферме? — Каролина покачала головой. — Я не была уверена, что следует делать это сразу. Ты, если помнишь, не говорил мне об этом. Знаешь ли, Морган, ты должен быть более предусмотрительным, если хочешь, чтобы я действительно тебе помогла. Кстати, именно поэтому я и пригласила его покататься верхом.
Морган оперся локтем о колено. Он выглядел усталым.
— Ты пригласила Ричарда? Я думаю, что ты должна позволить ему выудить у тебя эту историю во время вашей прогулки по Гайд-Парку. Только будь осторожна, детка, как бы он не потерял голову и не врезался в дерево. И вот еще что. Он видел кольцо или ты слишком была занята флиртом, чтобы показать его ему?
— Я не флиртовала с Ричардом, Морган. Не забыл ли ты, что я его кузина? А что касается кольца, то да, Ричард его заметил. Когда поцеловал мне руку. В первый момент он сильно побледнел, но быстро оправился, как это бывает с тобой, когда твой отец просит тебя помолиться перед едой. Ты знал, что он расстроится, не так ли?
— Будет достаточно, если ты будешь отвечать да или нет, Каролина, — парировал Морган, вставая с кровати и собираясь уходить.
И все же она ощущала некоторое удовлетворение от того, что потрепала ему перья. Если она заставит его еще немного помучиться, вечер не пройдет даром.
— Он спрашивал тебя о кольце — откуда оно у тебя, кто тебе его дал?
— Нет.
— А что именно он сказал?
Каролина упрямо отказывалась говорить.
— Каролина, — настаивал Морган, выждав минуту, — что именно сказал Ричард после того, как увидел кольцо?
Она улыбнулась, едва разжимая губы, потом проговорила:
— Мне очень жаль, но боюсь, что не смогу ответить на этот вопрос, Морган. Это невозможно сделать, используя только два слова: да и нет.
— Девочка моя, вечер был длинным и утомительным. Если я оскорбил твои чувства, оставив тебя одну с мисс Твиттингдон, а сам слонялся по залу в надежде встретить Ричарда, то мне остается только извиниться. Но некоторые вещи в этой жизни более важны, чем твоя недавно проснувшаяся женская чувствительность. А теперь ответь на вопрос: что сказал Ричард после того, как увидел кольцо?
Каролина капитулировала, заметив морщинки вокруг рта Моргана. Он был так красив, что заставил ее полюбить себя. Она не могла отказать ему ни в чем.
— Он не сказал ничего, Морган, поэтому я предложила ему проводить меня к тете Летиции, — сказала она, затем нахмурилась, пытаясь вспомнить все, что произошло. — Ричард спросил, что меня связывает с мисс Твиттингдон. И он спросил, не можем ли мы стать друзьями, чтобы он называл меня Каролиной, а я его Ричардом. И еще… он сказал, что совсем не похож на тебя. Он сказал, что на тебя не похож никто. Я думаю, Морган, что Ричард просто восхищается тобой. Ах, чуть не забыла: он сказал, что я оригинальна и, несомненно, стану сенсацией сезона. Вообще-то мне понравился кузен леди Каролины. Он очень мил.
— Боже милосердный! Каро… впрочем, неважно. — Морган сжал кулаки, затем овладел собой. — Но так дело не пойдет. Не знаю, почему я понадеялся на тебя. Я ввожу впечатлительную молодую девушку в клетку ко льву, и все, что она там увидела, — это то, что Ричард Уилбертон мил.
Каролина присвистнула:
— А разве это не так? Может быть, танцевальный зал Альмаков и похож на клетку со львом — я тоже не считаю его таким уж замечательным местом, — но ты никогда не убедишь меня, что Ричард опасен. Ты способен на многое, Морган, и я знаю это лучше других, но я никогда не поверю, что ты можешь преднамеренно познакомить меня с человеком, который представляет такую опасность.
Морган посмотрел на нее холодно и сурово:
— Ты не можешь в это поверить, крошка? Но тебе ведь и раньше случалось ошибаться, не так ли?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста Единорога - Майклз Кейси



интересная книга,хотя место с изнасилованием-это чересчур.
Невеста Единорога - Майклз Кейситаня
9.10.2012, 0.26





Интересный роман с захватывающим сюжетом. Хорошо описан сумашедший дом и его обитатели. Омерзителен главный герой. Затронута проблема голубизны. Советую к прочтению.
Невеста Единорога - Майклз КейсиВ.З.,65л.
11.11.2013, 9.51





Мне роман понравился, не только о любви, но и сюжет прописан интересно.
Невеста Единорога - Майклз КейсиЮлия
17.03.2014, 18.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100