Читать онлайн У тебя есть сын, автора - Майклс Ли, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - У тебя есть сын - Майклс Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 75)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

У тебя есть сын - Майклс Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
У тебя есть сын - Майклс Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Ли

У тебя есть сын

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Голос Гибба, когда он заговорил, был страшен.
— Как ты посмел так напугать свою мать, Бенджамен?
Бип удивленно посмотрел на него. Его личико побелело, он, видимо, начал осознавать, что натворил.
— Я думал… я…
Линдсей с трудом поднялась, но, чтобы не упасть, ей пришлось схватиться за перила.
— Гибб…
Гибб словно не услышал ее.
— Этому нет никакого извинения! — Развернувшись, он решительно направился к двери. — Я разыщу шефа полиции и людей, которые занимаются твоими поисками, Бенджамен. И ты будешь извиняться перед ними, перед каждым, даже если это займет целую ночь!
Бип сглотнул.
— Хорошо, — еле слышно ответил он. Дверь захлопнулась за Гиббом. Линдсей снова опустилась на ступеньку, глядя на сына, стоящего посреди кладовой словно статуя. Она не знала, что делать — то ли схватить его и прижать к себе, то ли сначала отшлепать.
— Бенджамен Патрик Гарднер, думаю, что таких неприятностей, какие у тебя теперь, ты еще никогда не испытывал. Тебе мало было того, что ты уже наказан за непослушание? Как ты мог так поступить?
— Но я ничего не нарушал, — возразил Бип. Голос его немного дрожал. — Ты запретила мне выходить из дома, я и не выходил. Только сказал Хейди, что пойду в магазин. Но это ведь не одно и то же.
Через перила перегнулся Бен.
— Я не ослышался? Бип! — Он сбежал вниз по ступенькам и сгреб внука в охапку. — Ты цел? Слава Богу! Как я рад! Мальчик мой! Теперь все в порядке.
— Нет, папа, не в порядке. Твой мальчик уже стал предметом общенационального розыска, — сурово произнесла Линдсей. — Если от него что-нибудь останется после объяснений с шефом полиции, я посажу его в комнату на хлеб и воду до самого совершеннолетия и… Лицо Бипа скривилось.
— Но я только хотел… — Он жалобно всхлипнул, вырвался из объятий Бена и бросился к матери. Внезапно она вновь поняла, что перед ней всего лишь маленький ребенок, нуждающийся в материнской защите и ласке. — Он правда мой папа?
— Да, мой хороший. — Линдсей погладила мальчика по голове и прижала к себе. Она уже не верила, что когда-нибудь сможет сделать это снова, и теперь с благодарным вздохом закрыла глаза.
Она все еще держала Бипа в объятиях, когда вернулся Гибб.
— Прятаться под мамино крылышко бесполезно, Бенджамен, — суровым голосом произнес он.
Бип задрожал и крепче прижался к плечу Линдсей. Она сильнее стиснула руки.
Гибб нахмурился.
— Линдсей, я не намерен с тобой препираться, — тихо, но твердо заявил он. — Шеф полиции уже вызвал всех спасателей, и я настаиваю на том, чтобы Бенджамен ответил за свои поступки.
— Разве я возражаю? — мягко спросила Линдсей. — Я считаю, что ты совершенно прав. — Она подтолкнула Бипа, и тот поднялся. — Но пойду вместе с ним, если ты не против.
Двор был заполнен народом. Тут находились и их друзья и соседи. Но большинство из них Линдсей не знала.
Глаза Бипа изумленно распахнулись.
— И все эти люди собирались разыскивать меня? — прошептал он.
— Да, именно тебя, приятель, — сказал Гибб. — Ты поднял панику и испортил воскресный вечер очень многим хорошим людям, которые стоят здесь. Так что же ты должен сказать им всем?
Бип вцепился в руку Линдсей и попытался зарыться лицом в се рукав, но Гибб твердо взял его за локоть и вывел на середину двора. Сам он встал рядом с ним, положив руку ему на плечо, и Бип пролепетал нечто вроде извинения, смешанного со слезами.
Линдсей казалось, что ее сердце разорвется от зрелища высокого мужчины и маленького мальчика, стоящих вдвоем против всей толпы. Это было ее заветной мечтой все годы, даже тогда, когда она уже потеряла надежду увидеть Гибба и сказать, что у него есть сын.
Они медленно шли сквозь толпу людей, останавливаясь перед каждым, кто помогал в поисках. Бип благодарил их, а Гибб по-прежнему держал руку на его плече. К тому времени, когда все закончилось, каждый нерв в теле Линдсей трепетал от напряжения. Толпа постепенно рассосалась. Последним ушел шеф полиции.
— Видите? — спросил он, укладывая обратно в машину горшок с юккой и мрачновато улыбаясь. — Я же говорил, что в подобных случаях всегда замешаны семейные отношения!
Во дворе повисла оглушительная тишина. Бен перевел взгляд с одеревеневшего личика Бипа на Линдсей и сказал:
— Ну, я думаю, вам есть о чем поговорить, а я тут только мешать буду. Мне Бипа забрать на сегодня к себе?
— И утешать его с помощью игрушек и мороженого? — Линдсей покачала головой. — Нет, папа, не надо.
— Да я, в общем-то, и не собирался. Просто я так рад, что он в безопасности… — голос Бена сорвался. — Но я тебя понял. Ухожу.
Бип, едва волоча ноги, поднимался за ними по лестнице. Когда они оказались в квартире, Гибб произнес:
— Думаю, тебе следует идти к себе, Бенджамен. Твоей маме есть что тебе сказать, но сначала нам надо поговорить с ней наедине.
— Да. — Бип, опустив голову, медленно побрел в свою комнату.
Когда дверь за ним закрылась, Гибб сказал:
— Прости, если тебе показалось, что я все еще сержусь на него. Но я не мог не отреагировать на подобный поступок.
— Ничего. Ты отлично справился.
— Просто иначе нельзя было поступить. Он должен понять, что его шалость привела к неприятностям.
— Но это было ясно не для всех. — Линдсей подумала о Бене и не сомневалась, что Гибб думает о том же. — Мне кажется, ты повел себя как настоящий отец и…
Гибб резко поднял руку:
— Черт побери, Линдсей, перестань мной манипулировать!
Линдсей ни разу прежде не слышала такой резкости в его голосе.
— Но я и не пытаюсь, — возразила она. — Я хотела сказать тебе приятное. Гибб глубоко вздохнул.
— Послушай, я очень рад, что твой сын вернулся.
— Мой сын? Пока он не нашелся, ты говорил о нашем сыне. И вел себя как его отец…
— Я просто поддался чувствам. Ничего не изменилось, Линдсей, и давай не будем притворяться.
Линдсей почувствовала, как ее щеки заливаются краской.
— Что ты такое болтаешь, Гибб? Он, кажется, даже не услышал.
— Я согласен подписать любые обязательства о финансовой поддержке.
— Мне не нужны твои деньги!
— Они тебе еще могут понадобиться, если мне не удастся наладить дела на фабрике твоего отца.
Против этого Линдсей возразить было нечего, но гордость не позволила ей согласиться.
— Я лучше буду голодать, — фыркнула она.
— Не говори глупостей. Мой адвокат свяжется с тобой, чтобы обговорить детали.
Рука Гибба уже лежала на перилах лестницы, когда Линдсей сказала:
— Неужели ты думаешь, что мы сами не смогли бы обсудить такие вещи, как свидания, и собираешься для этого присылать адвоката?
Гибб покачал головой:
— О свиданиях можешь не волноваться. Я согласен только оказывать материальную помощь, Линдсей.
Она потрясенно открыла рот.
— И ты не хочешь даже видеться с ним?
— Мой образ жизни едва ли позволит мне это.
— Не увиливай от ответа! Он обернулся к ней.
— Хочешь, чтобы я повторил, Линдсей? Ладно! Ничего не изменилось. Я буду давать деньги на его содержание, потому что должен. Но это совсем не то, что встречи по выходным и месяц на летних каникулах вместе.
Линдсей молчала. Да, Гибб прав насчет трудностей. Такая работа, как у него, постоянные переезды из одного города в другой не позволят ему видеться с Бипом…
— Он твой сын, — наконец сказала она.
— Тебе надо напомнить? Это было твое желание, не мое.
Он тихо, медленно пошел вниз по лестнице и скрылся из виду. Линдсей услышала, как за ним захлопнулась входная дверь. И она знала, хорошо знала, что он не вернется. Все надежды, которые Линдсей снова взрастила в своей душе, умерли.
Повторная утрата иллюзий оказалась намного тяжелее. Девять лет назад на ее стороне была молодость, поддерживавшая жажду жизни. А теперь Линдсей чувствовала себя старой, усталой, больной и измученной.
Тогда, девять лет назад, Линдсей сделала единственно правильный выбор. Только сейчас она полностью осознала, что ее решение не сообщать Гиббу о ребенке было вызвано не только желанием защитить себя, но и страхом. Пока ему ничего не было известно, в Линдсей жила надежда, что, узнай он правду, не отвернулся бы от нее — от них.
Она лелеяла эту мечту, эту химеру, и так тщательно прятала ее в самом дальнем уголке своей души, что порой даже сомневалась в ее существовании. А когда пару недель назад снова увидела Гибба и встретилась с ним несколько раз, ее мечта снова возродилась и стала давать пышные побеги надежды — надежды на семью, которой они могли бы стать…
Но теперь ей придется смириться с двойной потерей — и старых, и новых иллюзий. Гибб знает правду, но это не помешало ему хладнокровно повернуться и уйти. Ему нет дела ни до Линдсей, ни до Бипа, и им нет даже самого крошечного местечка в его жизни. Пусть старые раны девятилетней давности снова начали кровоточить, все же эту боль она пережить смогла и смогла понять Гибба. Но простить равнодушие Гибба к его собственному сыну она не могла. Бип никогда не делал ему ничего плохого.
А ведь именно Бип будет страдать больше всех.
Дни тянулись, а Гибба все не было. Бип уныло и безрадостно бродил по квартире. Еще больше Линдсей тревожило странное послушание, с которым Бип беспрекословно и немедленно выполнял все свои обязанности.
В тот вечер, когда он, не дождавшись указаний, сам убрал посуду после ужина, Линдсей не выдержала и решила померить ему температуру. Но термометр показал, что все в порядке. Ее это напугало еще сильнее. Будь у сына лихорадка, она знала бы, что делать. Но как лечить разбитое сердце?
Конечно, он все еще был наказан и сидел дома, что отнюдь не добавляло им обоим хорошего настроения. Иногда, невольно думалось Линдсей, запереть ребенка — это большее наказание для родителей, чем для детей.
Она посыпала три больших лососевых стейка специями и поставила сковороду в духовку.
— Бип, пора накрывать на стол. Дедушка вот-вот придет.
Бип отложил книгу и послушно прошел в кухню.
— А что на ужин?
— Лососина и рис.
Он даже не поморщился и не протянул свое обычное «у-у», которым всегда встречал новости о рыбе. Просто достал тарелки из буфета.
— А почему Гибб… Почему папа не приходит повидать меня?
— Не знаю, милый. Я его тоже не видела.
— Он все еще злится на меня за ту шутку с похищением?
— Думаю, он и не злился. Просто очень испугался за тебя, как и я. Бип вздохнул.
— А здорово я вас разыграл, да?
Линдсей была избавлена от необходимости отвечать, потому что в этот момент появился Бен с бумажным пакетом под мышкой.
Линдсей обеспокоенно покосилась на него:
— Папа, если ты опять купил Бипу какой-нибудь подарок только потому, что жалеешь его…
— Нет, моя дорогая. — Бен вынул из пакета две бутылки — одну шампанского, другую с газированным виноградным соком. Подняв бутылку шампанского, сказал:
— Объявляю сегодня праздничный день. Так что глядите веселее, вы оба, и давайте пировать.
Линдсей достала два фужера и спросила:
— А что мы сегодня празднуем? Бен, не отвечая, откупорил бутылку и только тогда сказал:
— Второе рождение «Арментраут индастриз». — Он налил Бипу сок и чокнулся с ним бокалами. — Сегодня мы подписали очень выгодный контракт на производство батарей. Это новая технология, и мы первыми выпустим такую продукцию на рынок — высокомощные батареи с более длительным сроком действия. Они дадут возможность автомобилям, работающим на электричестве, гораздо дольше ездить без подзарядки, и через пару лет двигателям внутреннего сгорания появится реальная альтернатива.
Линдсей смотрела на отца.
— Значит, Гибб это сделал, — прошептала она.
— Да, сделал. — Бен отставил в сторону нетронутый бокал Линдсей, взял ее за руки и затанцевал с ней по кухне. — Что означает одно, моя милая: «Траст Арментраута» снова будет получать достаточные дивиденды…
А Гибб уедет, подумала Линдсей. Прежде она желала этого, но теперь и сама не знала, чего хочет. Если Гибб исчезнет, она будет дышать свободнее. Но в душе останется пустота — ведь они больше никогда не увидятся.
А как же Бип?
Он впервые за неделю заулыбался и повеселел и принялся оживленно расспрашивать Бена о новой технологии. Линдсей слушала вполуха, помешивая в сковороде рис. Конечно, Бип еще не понял, что эти перемены влекут за собой не только радость, но и отъезд Гибба. А когда поймет…
— Ты что-то не пьешь шампанское, девочка моя, — с упреком заметил Бен.
— Я рада за тебя, папа.
Бен пристально посмотрел на дочь.
— Я надеялся, что вы с Гиббом поладите, Линдсей.
Она пожала плечами.
— Для этого необходимо обоюдное желание.
— Гибб — хороший человек. Линдсей попыталась улыбнуться.
— Думаю, теперь он с лихвой вернул тебе деньги, которые ты дал ему девять лет назад.
— О, он сделал это давным-давно. — Бен отпил глоток шампанского. — Вскоре после основания «Триангл» — хотя тогда я и понятия не имел, откуда у него деньги.
Она изумленно уставилась на отца.
— Ты мне ничего не говорил!
— Гибб не хотел, чтобы ты знала. Впрочем, я не много мог бы тебе рассказать — мне пришел по почте чек и записка с просьбой ничего не разглашать. — Бен пожал плечами. — Так я и сделал.
Бип допил сок и потянулся за бутылкой.
— Если бы папа не был так занят на фабрике, — сказал он, как бы размышляя вслух, — он, может быть, нашел бы время навестить меня.
Линдсей прикусила губу. Она так и не поведала Бипу, что Гибб не намерен вообще видеться с ним. Правда казалась ей слишком чудовищной, а Бип в тот вечер был слишком уставшим и измученным. Поэтому она промолчала.
Теперь Линдсей жалела о своей слабости. Какой жестокой бы ни была реальность, лучше сразу перестрадать, чем питать неосуществимые надежды.
Бен посмотрел ей в глаза.
— Линдсей…
— Бип, иди мыть руки, — сурово сказала она. — Рыба почти готова.
Бип только недовольно поморщился.
— Рыба, — протянул он, но тихо, и послушно пошел в ванную.
Пока Бип не мог слышать разговора, Бен спросил:
— Гибб видел его после того вечера? Линдсей отрицательно покачала головой. Бен вздохнул:
— Я думал… Знаешь, я еще кое о чем должен тебе сказать, дочка. Я предложил Гиббу большую часть своей фабрики.
— О, папа… — В ее груди словно принялся медленно надуваться воздушный шарик радости, распиравший ее изнутри. Если Гиббу будет принадлежать часть в деле Арментраута, он волей-неволей должен будет хоть иногда наведываться в Элмвуд, если не останется здесь жить.
— По-моему, это вполне резонно, — проворчал Бен. — Если бы не Гибб, фабрика уже была бы закрыта. Только благодаря его связям мы получили новый контракт, и я подумал, что он заслуживает права получить часть дела, которое сам же возродил к жизни. — Подняв бокал, он принялся рассматривать вино на свет. — Но Гибб отказался, Линдсей. И уезжает завтра. Хотя я думал, что он заглянет к вам, прежде чем уехать.
Надежда лопнула. Каждый нерв в теле Линдсей болезненно вибрировал от страшного напряжения, и ее голова готова была вот-вот расколоться.
Бип, насвистывая, вернулся на кухню. Спросил:
— Мам, а папе нравится…
— Не сейчас, Бип, — резко оборвала она его. Бип беспомощно захлопал глазами и расплакался.
— Ты говорила, что никогда не будешь сердиться на меня за то, что я спрошу что-нибудь о моем папе!
Линдсей прижала пальцы к вискам.
— Прости меня, малыш. Да, говорила. Я и не сержусь. Просто сейчас не самое подходящее время…
— Но ты же обещала! — Бип почти рыдал. — Я только спросил, а ты кричишь на меня! Мой папа меня ненавидит, и мама…
Больше Линдсей вынести не могла.
— Бип, ради Бога, никто и не думает тебя ненавидеть!
— Но он даже не пришел, чтобы меня повидать! Он меня ненавидит! Меня все ненавидят! — Он бросился в свою комнату, и дверь захлопнулась за ним с такой силой, что казалось, сейчас рухнет весь дом.
Линдсей посчитала в уме до десяти, потом до двадцати и решила, что лучше всего дать Бипу время успокоиться.
— Папа… ты не хочешь попробовать лососину?
— Праздничное блюдо, да? — усмехнулся Бен. Линдсей заставила себя откусить кусочек рыбы. Наконец, не выдержав, отодвинула тарелку и пошла к Бипу. В его комнате свет включен не был, а он сам лежал на кровати лицом вниз.
— Сынок? — прошептала она.
Он не поднял головы, но и не отстранился, когда Линдсей села рядом и принялась гладить его по волосам.
— Прости, Бип, что у тебя нет отца. Но иногда все идет в жизни не так, как нам хочется.
— Почему? — почти беззвучно выдохнул он, но в одном этом слове теснилось такое множество вопросов, что сердце Линдсей готово было разорваться под их тяжестью.
— Не знаю, мой хороший. Но зато у тебя есть я, а у меня — ты, и мы никогда не расстанемся.
Сначала она подумала, что Бип не слышит ее слов, но тут он всхлипнул и, сев, уткнулся носом ей в грудь. От слез тонкая ткань блузки Линдсей скоро промокла насквозь. Наконец Бип задремал, и она, осторожно уложив его на постель, бесшумно вышла.
Бен все еще сидел за кухонным столом, ковыряя вилкой в тарелке.
— Как он?
— Нормально. Папа, ты не побудешь у нас еще немного? Мне надо кое-куда отлучиться.
Он кивнул, и Линдсей быстро, чтобы не потерять решимости, натянула первый попавшийся свитер и бросилась вниз по лестнице. Пересекла площадь и бегом взбежала наверх, к двери квартиры Оливеров.
Дважды нажала на кнопку звонка и уже решила, что никого нет, когда вдруг Гибб открыл дверь. В руках у него была стопка сложенных рубашек. Он встревоженно посмотрел на нее.
Линдсей облизнула губы.
— Папа сказал, что ты завтра уезжаешь.
— Все так. Поэтому, в чем бы ни было дело, у меня нет времени, Линдсей.
— Я ненадолго. Прости, что беспокою тебя, но ведь ты обещал чек для реабилитационного центра, а им сейчас очень нужны деньги.
Ей показалось в какой-то момент, что он собирается захлопнуть дверь перед ее носом.
— Забыл. Прости. Заходи, я сейчас выпишу чек.
Линдсей прошла за ним в гостиную. На столе у окна стоял открытый дипломат, в который были уложены документы и ноутбук. Около дивана она увидела уже упакованный чемодан. Гибб положил стопку рубашек на стул и вытащил из кармашка в дипломате чековую книжку.
— Насколько я поняла, фабрика теперь получила новый контракт, — сказала Линдсей.
— Да.
— Папа, кажется, очень доволен.
— Если Бен сумеет правильно разыграть свои козыри, он откроет для себя настоящее золотое дно. Его фабрика будет выпускать продукцию, о которой остальные будут еще долгое время только рассуждать. И если все пойдет хорошо, тебе не понадобится больше искать разовые дотации для своего траста. — Он помахал чеком в воздухе, чтобы чернила поскорее высохли, потом отдал его Линдсей и спрятал ручку в нагрудный карман.
— Он мне говорил.
— Если у тебя все…
— Нет. — Линдсей собрала всю волю в кулак. — Бип скучает по тебе, Гибб. Сегодня он плакал, пока не заснул, потому что хочет непременно тебя увидеть.
— Мне жаль, но я не могу. Неудержимый гнев охватил Линдсей.
— Почему? Он же тебя без памяти обожает — одному Богу известно, за что! Да и тебе он тоже нравился, до тех пор пока ты не узнал, чей он на самом деле сын! Неужели ты не можешь сделать такую малость?
— Повторяю: я не могу, Линдсей. Его это еще и раздражает?
— Не можешь? — медленно и отчетливо повторила Линдсей. Упершись руками в бока, она посмотрела на него. — Я не уйду, пока ты не объяснишь мне, почему.
— Я могу силой тебя выставить.
— Попробуй. — Он не ответил, и через минуту Линдсей заговорила снова, но уже мягче:
— Гибб, я должна сказать ему хоть что-нибудь. Если у тебя есть для того причины, скажи мне какие. Сейчас он уверен, что ты ненавидишь его.
Гибб выругался.
Но Линдсей почувствовала, что что-то изменилось. С замиранием сердца она ждала…
— Линдсей, какое у тебя первое воспоминание? Она удивленно спросила:
— О тебе?
— Нет. Первое воспоминание из детства. Она задумалась.
— Кажется, моя мама. Она пришла, чтобы пожелать мне спокойной ночи, перед уходом куда-то в гости. Может быть, собиралась на костюмированный бал, или это мне показалось, но она похожа была на сказочную принцессу. А что?
— А мое первое воспоминание — это побои. — Его голос был резким и срывающимся, он словно заставлял себя говорить с нечеловеческим усилием. — Не помню, в чем я провинился — если провинился вообще. Помню только ремень и как я пытался увернуться от него. Но безуспешно. Мне было года три, наверное.
Линдсей закрыла глаза, но не могла не слышать боль в его голосе и заставить себя не представлять эту картину.
— О, Гибб…
Он смотрел на нее, но Линдсей была уверена, что его взгляд сейчас был устремлен внутрь себя, словно в адову бездну. В отрывистых, обрывающихся предложениях он рассказал ей всю историю своего детства: о постоянных побоях, сыпавшихся на него и на его мать — от мужчин, которые появлялись в ее жизни и исчезали, сменяясь новыми. Синяки, подбитые глаза, переломы… список можно было продолжать дальше и дальше.
Линдсей хотелось броситься к нему, обнять, прижать к себе, но она чувствовала, что сейчас нельзя, что он находится в ином измерении, недосягаемом для нее. И Линдсей могла только ждать, пока его боль утихнет, и надеяться, что старая рана, открывшись, наконец может быть излечена.
Прошло почти полчаса. Наконец Гибб умолк, но даже теперь, когда Линдсей попыталась коснуться его руки, он отстранился.
— Не знаю, почему я все это тебе рассказываю. Прежде я никому об этом не говорил.
— Может быть, тебе необходимо было избавиться от этой тяжести, — мягко произнесла Линдсей.
— Не рассказывай Бипу подробностей, ладно? Не стоит ему знать такое. Но теперь ты по крайней мере понимаешь, почему я не могу даже попытаться. Может быть, когда-нибудь он поймет, что это не его, а моя вина.
Линдсей нахмурилась.
— Ты не хочешь видеться с ним, потому что с тобой в детстве обращались жестоко и теперь ты боишься повторить то же самое, — медленно проговорила она.
Гибб кивнул.
— Я боюсь оставаться наедине с ним — да и с любым ребенком — дольше чем на несколько минут. Боюсь той злости, которая скрывается во мне. Ты работаешь с реабилитационным центром, Линдсей. Тебе должно быть известно, что дети, которых бьют, вырастают озлобленными и сами начинают бить более слабых.
— Не все дети.
— Большинство. Неужели ты готова рисковать Бипом?
Линдсей слишком хорошо поняла его. Да, данные статистики были действительно устрашающими.
— Я пробовал один раз, с тобой, — тихо сказал Гибб. — Я каждый раз молился, чтобы удержать себя под контролем.
— И тебе это удавалось.
— Это ничего не меняет. Я и тобой не имел права рисковать, и тем более — ребенком.
В его голосе зазвучали безнадежные нотки, и Линдсей вспыхнула.
— Значит, ты предпочитаешь бросить своего сына? — Она расправила плечи. — Знаешь что, Гибб? Ты просто трус.
— Можешь называть это как угодно.
— Ты просто слишком труслив, чтобы стать настоящим отцом!
— Если бы ты поверила мне, когда я говорил, что не хочу иметь детей…
— Я знаю, что ты не хотел его рождения. Но что ты предлагаешь делать теперь? Вывести его во двор и пристрелить, что ли?
— Линдсей, прекрати. Не надо меня доводить до предела.
Но она уже не могла остановиться.
— Ты оказался неспособным быть даже мужем, так что Бипу очень повезло, что он никак с тобой не связан. Слышишь меня? Довезло!
Ее слова эхом прозвучали по всей квартире. Потом наступила гробовая тишина.
— Ты права, — устало согласился Гибб. — Это именно то, о чем я тебе говорил. Может быть, теперь ты все-таки уйдешь?
— Нет. — Линдсей трясло, но было слишком поздно отступать. Она все на свете поставила на этот единственный шанс, и ее жизнь — как и жизнь ее сына — висела на волоске. — Неужели ты не понимаешь, Гибб? Ты только что сам доказал, что именно это тебе и нужно. Если даже такие несправедливые и грубые слова, которые ты только что от меня услышал, не заставили тебя ударить меня, ты этого никогда не сделаешь. Неужели ты сам не понимаешь?
— Нет. Но… — Он посмотрел на нее. — Линдсей, что ты хочешь доказать?
— Когда Бип устроил всю эту проклятую выходку с похищением, тебе, должно быть, больше всего хотелось выдрать его как следует. Мне этого хотелось точно — если он когда-либо и заслуживал хорошей трепки, то в тот вечер. Но ты сдержался и заставил его самого осознать, что он сделал. Ты не стал наказывать его — ты его научил, объяснил ему. Тобой руководил не гнев, а любовь. — Она плакала, понимая, что выглядит глупо, хлюпая носом, словно девчонка, но ничего не могла с собой поделать и торопливо продолжала:
— Быть добрым гораздо труднее, чем жестоким. Гибб, я знаю тебя лучше, чем ты сам. Я всегда знала! И не сомневалась, что ты будешь любить ребенка — нашего ребенка. Я была так в этом уверена, что предпочла рискнуть. Знала, что ты немного посердишься на меня за ослушание, но потом, взяв нашего ребенка на руки, ты…
Гибб стоял словно окаменев. Может быть, подумала Линдсей, он впервые взглянул на себя другими глазами.
— Я хотела иметь ребенка от тебя, Гибб, и до смерти боялась, что ты можешь решить, будто таблетки слишком ненадежное средство. Поэтому я убедила себя, что поступаю благородно, а не подло, и перестала принимать таблетки.
Он только покачал головой.
Линдсей тихо продолжала:
— Я как раз собиралась сказать тебе, что у нас будет ребенок, в день той ужасной последней ссоры. В то самое утро я сделала тест и обнаружила, что забеременела. Конечно, это было глупо, но я так испугалась твоей реакции, что пошла по магазинам, чтобы немного собраться. И тут увидела замечательный гарнитур для детской — просто идеально подходящий нам. И купила его, не задумываясь. Я надеялась, что это тоже поможет тебе привыкнуть к мысли о ребенке.
— Ты не сказала, что именно купила. Просто сообщила, что тебе невероятно повезло и ты подобрала восхитительную мебель.
Она усмехнулась:
— Я хотела все тебе объяснить через пару дней, но ты…
Гибб потер шею, болезненно морщась.
— Но ведь я объявил без обиняков, что ребенка не будет. Разве я стал бы слушать?
— Это мне надо было тебя выслушать, спросить, почему ты не хочешь детей, но я, видимо, так боялась, что не смогу переубедить тебя, что даже не решилась попытаться. — Она помолчала, потом продолжила, уже мягче:
— А еще я боялась, что ты можешь уйти от меня в любой момент, Гибб, и поэтому хотела оставить себе хотя бы частичку тебя — твоего ребенка.
Гибб долго молча смотрел на нее.
— Он необыкновенный ребенок, Линдсей. Такой, каким, может быть, я мог стать, получи я в детстве хоть немного любви и ласки.
— Еще не поздно. Он любит тебя, Гибб.
— Я никогда не хотел сближаться с детьми. Но Бип такой ребенок, от которого невозможно держаться на расстоянии. И не видеться с ним было мне очень тяжело. — Гибб улыбнулся. — Он похож на тебя, Линдсей. От тебя тоже трудно держаться в стороне. Я всегда боялся потерять тебя.
Линдсей подумала, не ослышалась ли она.
— Всегда?
— Да. И девять лет, и несколько недель назад, когда снова увидел тебя. — Он отвел с ее лба прядь волос. Линдсей с изумлением заметила, что его пальцы дрожат. — Я так скверно поступил с тобой, моя дорогая, — и тогда, и сейчас, когда попытался отвернуться от тебя и сделать вид, что ничего не изменилось. Я не заслуживаю прощения, Линдсей. И еще одного шанса — тем более.
Она попыталась заговорить, но дыхание перехватило, и она не смогла.
— Ты сказала, что Бип любит меня. А ты? Есть ли для меня хоть маленькая надежда, что ты…
Линдсей не помнила, что именно она ответила. Может быть, вообще это были не слова — но какая разница? — потому что мгновение спустя она оказалась в его объятиях, и вся страсть, так долго сдерживаемая и скрываемая под покровом холодности, выплеснулась наружу, и их губы сомкнулись в поцелуе.
Наконец Гибб, зарывшись лицом в ее волосы, прошептал:
— Я люблю тебя больше жизни, Линдсей. И всегда любил. Когда я женился на тебе, сам был немного ошеломлен, потому что не намеревался связывать свою жизнь с кем-то. Но ты…
Линдсей вспомнилось выражение его лица во время брачной церемонии в церкви и то, как это ее смутило.
— Я знала, что все будет хорошо, — хрипловато отозвалась она. — И верю в это до сих пор.
— Ты уверена? Я слишком сильно люблю вас обоих, чтобы рисковать. Линдсей улыбнулась ему:
— Да.
Гибб заглянул ей в глаза и глухо произнес:
— В таком случае мне, наверное, следует спросить Бена, остается ли его предложение в силе. У Линдсей перехватило дыхание от счастья.
— То есть ты хочешь сказать, что не уедешь?
— Значит, Бен тебе уже рассказал? Я хочу продать свою долю в «Триангл». Признаться, я был страшно зол, когда Бен предложил мне стать партнером на фабрике, потому что безумно хотел согласиться и в то же время не мог. Но теперь… — Он крепче прижал Линдсей к себе.
— Теперь, — ласково ответила она, — нам пора домой, к нашему сыну.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - У тебя есть сын - Майклс Ли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману У тебя есть сын - Майклс Ли



просто ужас,такого мужика и даром не надо
У тебя есть сын - Майклс Лиatevs17
11.01.2012, 1.21





Романы автора приближены к реальной жизни, а мы читаем романы, чтобы уйти от нее...
У тебя есть сын - Майклс ЛиЛюдмила
7.05.2012, 8.36





Жизненный роман!!!!
У тебя есть сын - Майклс ЛиВера Яр.
20.09.2012, 0.10





Так себе...
У тебя есть сын - Майклс ЛиКетрин
9.11.2012, 21.26





Как можно отказатся от своего ребёнка и при этом думать что поступаешь правильно.
У тебя есть сын - Майклс ЛисемецветикК
9.01.2013, 3.43





очень жизненно. у каждого человека есть свои тараканы в голове. а мужик очень нормальный.
У тебя есть сын - Майклс Лииришка
20.02.2013, 7.14





Умеют женщины переубеждать, мужчин. Интересный роман и читался легко.
У тебя есть сын - Майклс ЛиЕлена
20.02.2013, 13.36





Прочитать можно.
У тебя есть сын - Майклс Лианя
20.02.2013, 16.41





Нудно......
У тебя есть сын - Майклс ЛиНатали
16.07.2013, 17.31





Трогательная семейная история
У тебя есть сын - Майклс ЛиStefa
31.12.2013, 16.05





Ерунда какаято.Надуманно и неправдоподобно.
У тебя есть сын - Майклс Лигаля
1.01.2014, 14.31





Ничего так романчик симпатичный
У тебя есть сын - Майклс Лиирчик
16.01.2014, 3.46





Интересный роман! 9 из 10
У тебя есть сын - Майклс ЛиЗимфира
16.01.2014, 8.41





Бредовый мужик с огромными тараканами в голове!! Бред. Бред.Бред.
У тебя есть сын - Майклс ЛиМазурка
16.01.2014, 9.19





такой себе надуманный романчик с розовыми соплями в конце. но прочитать можно.тут полно и намного хуже)))
У тебя есть сын - Майклс ЛиРеалисточка 30
10.08.2014, 1.13





Читайте.
У тебя есть сын - Майклс ЛиКэт
12.01.2016, 9.28





Надуманная история, никакие комплексы не излечиваются за 5 минут: 5/10.
У тебя есть сын - Майклс ЛиЯзвочка
12.01.2016, 18.30





на один раз можно почитать
У тебя есть сын - Майклс Лиvalentina
23.09.2016, 20.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100