Читать онлайн Любовь плейбоя, автора - Майклс Ли, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь плейбоя - Майклс Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь плейбоя - Майклс Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь плейбоя - Майклс Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Ли

Любовь плейбоя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ

В музее «Диаборн» настала небывалая тишина, стихли даже смешки в задних рядах, когда до всех дошло, что это не шутка.
Единственный, кто чувствует себя в этот момент свободно, – это Марк, пришло в голову Сюзанне; с удивленно поднятыми бровями оглядывает толпу: ну что такого, мол, я сказал, из-за чего все так переполошились?
Не очень-то приятно, однако, чувствовать себя экспонатом, выставленным на всеобщее обозрение. Грудную клетку так сдавило, что не сделаешь и вдоха, не пошевелишься, даже если земля вдруг разверзнется под ногами.
А Марк произнес невозмутимо:
– Но я, кажется, помешал открытию выставки, как безрассудно с моей стороны отвлекать внимание от художников – истинных виновников торжества. Сюзанна, пойдем, ты обещала мне все здесь показать! Или, может быть, мы…
Почти не сознавая, что происходит, не желая показать перед ним свою слабость, она схватила его за руку и потащила к ближайшей картине. Через толпу они двигались словно лайнер, рассекающий поверхность моря, – перед ними все молча расступались. Однако Марк перехватил инициативу и направился в другую сторону.
– Вот эта интересная! – и указал на полотно с вкраплением кобальта и голубого. – Как точно удалось художнику передать сексуальность форм, не находишь?
– Перестанешь ты или нет? – Голос ее прозвучал неожиданно низко и хрипло.
– Если ты предпочитаешь где-нибудь уединиться и обсудить все детали – буду счастлив.
– Мы не можем никуда уединяться! Да самый безмозглый болван подумает, что мы…
– Но я только пошел навстречу твоей просьбе. Сюзанна уставилась на него в изумлении.
– Не говорила я ничего такого, что оправдывает то, как ты меня скомпрометировал!
– Ты же велела прекратить это безобразие, вот я и прекратил.
Ловко! Как можно настолько искажать смысл ее слов! Одно бесспорно – с ним лучше молчать, чтобы потом не быть неправильно истолкованной. Дать ему больше свободы – пусть делает, что хочет, хуже не будет. И она позволила ему водить себя от картины к картине.
Постепенно равномерный шум вокруг вернул Сюзанну к нормальному состоянию, и в ней ожило чувство юмора. Конечно, он поступил так потому, что считал: любой представитель музея преследует цель узнать от него дальнейшую судьбу коллекции. В обращениях к Марку каждый давал это понять, пусть не прямо, а косвенно. Одно формальное заявление – и у администрации появляется повод открыть заранее припасенную для этого случая бутылку шампанского. Что ж, точный расчет, чтобы отвязаться от назойливого внимания.
Марку пришлось повторить дважды предложение ехать с ним, прежде чем удалось отвлечь Сюзанну от ее мыслей.
– Что? Нет, я с тобой не поеду!
– Почему? Пришли мы вместе, а твоя машина – в гараже Цируса.
– А тебе какая забота? Да не поеду я с тобой в одном автомобиле после того, что ты заявил сегодня.
– Клятвенно обещаю – хоть мне и не по нраву эта фраза, однажды употребленная твоей мамочкой, – не пользоваться своим преимуществом.
– Даже если попытаешься, придется тебе горько сожалеть. Не беспокойся, я прекрасно могу за себя постоять. И ни за что не выйду вместе с тобой из этого здания на глазах у всего честного народа! – И она бросила выразительный взгляд на входную лестницу, где толпились любопытствующие всех уровней, просто случайно оказавшиеся поблизости, и любители сенсаций. – Придется вызвать такси.
Марк не отставал от нее ни на шаг.
– Да это элементарная вежливость – отвезти девушку после свидания.
Сюзанна посмотрела на него исподлобья.
– Это не свидание, считай себя ничем не связанным.
– Ладно, – легко согласился Марк, – вызывай такси. А я возьму и расскажу всем, что ты заботишься о соблюдении приличий, а сама в позднее время встречаешься со мной в доме Цируса.
И ведь скажет же, и даже не соврет, вот что самое страшное. «Позднее время» – понятие растяжимое, а предстоящая работа и завтра, и послезавтра попадет под это определение. Доказать, что это деловая встреча, а не любовное свидание, не удастся. Все воспримут эту информацию именно так, как он ее преподнесет.
– Пойдем, Сюзанна! – В первый раз в голосе Марка ощущалась некоторая напряженность – он уже просил. – Выше голову, улыбайся! Сделай вид, что тебя все это ничуть не затрагивает. Разве не знаешь, как нужно себя вести, когда нарушаешь правила игры? Или правила Миллеров из Норзбука чем-то отличаются от тех, на которых я вырос?
– Очевидно, нет, – ответила она не совсем уверенно. – Странно, что ты находишь такое положение вещей естественным. Ладно, в любом случае ты отвозишь меня домой. Возвращаться в дом Цируса я не намерена.
– Почему? Думаешь, О'Лери не защитит твоего достоинства?
Не успела она и рта раскрыть, как Марк добавил:
– Может, это и благоразумно. Но не вижу никакого смысла в такой час пригонять твою машину обратно.
– Чего я определенно не хочу, так это провести ночь с тобой.
– А кто напрашивается? – Марк пожал плечами. – Просто утром я за тобой заеду.
– Не стоит беспокоиться. В Чикаго, знаешь ли, есть общественный транспорт. Да и такси можно вызывать круглосуточно.
Подали «кадиллак» Цируса, и ответ Марка утонул в шуме мотора. Наконец-то эта музейная толпа не колет ее своими взорами… Сюзанна назвала адрес и с облегчением откинулась на спинку сиденья.
Марк, кажется, удивился.
– Это же недалеко от Линкольн-парка.
– Поздравляю, у тебя обширные познания в географии Чикаго.
– О, это еще что! А вот на прошлой неделе я побывал в зоопарке. Могу поделиться кое-какими познаниями и в этой области.
– Неужели тебе потребовалось общение с другими животными – О'Лери уже не хватает? И не стоит иронизировать по поводу того, где я живу, – кстати, это недалеко от «Трайэд» и на работу можно ходить пешком.
– Это соседство еще туда-сюда, но рядом Лейкшорская тюрьма и металлоперерабатывающий завод. Вот здорово!
– Каждому свое. Меня мое местожительство вполне устраивает.
– Но как согласилась с этим твоя матушка!
– Ты прав – она бы не согласилась.
Квартира ее в обычном многоэтажном доме, в окружении таких же ничем не примечательных зданий. Сюзанну волновало, что они проедут мимо, а не впечатление, какое произведет ее жилище.
– Остановись вон там, напротив детской площадки. Мотор глушить не надо – дойду сама.
– Но мы не в твоей машине, – заметил Марк, – и я до конца хочу воспользоваться своим правом провожающего.
Какой невозможный человек! Она напомнила ему об условии:
– Я тебя не приглашала.
– А разве я напрашиваюсь? – вкрадчиво произнес Марк и продолжал мягким, обволакивающим голосом: – Уже поздно, ты устала. Мне долго ехать. Кофе пить в такой час просто вредно… Мне извиниться за сегодняшний вечер?
Сюзанна молчала: теперь уже все равно ничего не исправишь. Он открыл перед ней дверь, встал рядом, но не делал ни малейшей попытки зайти внутрь.
– Спокойной ночи, Сюзанна. А вот у меня вряд ли сегодня получится спокойная ночь.
– Перестань, не вижу причин, которые помешают тебе спать как младенцу. С картинами все более или менее определилось…
Марк отпустил дверь и прижал ее обеими руками к стене.
– Что ты хочешь сказать? Что коллекция скоро будет в музее?
«…каждый раз, как Сюзанна переспит со мной». Сюзанна почувствовала, что кровь бросилась ей в лицо; колени непроизвольно подгибаются, ее начинает колотить мелкая дрожь…
– Конечно, я собиралась сказать другое. После твоего заявления сегодня все, кто бы они ни были, в том числе Пирс, отстанут от тебя: ты ясно дал понять, что распорядишься коллекцией, как сочтешь нужным.
– Ну, ему пришлось не по вкусу то, что он услышал. Я сделал предложение, мое право ставить условия и что…
– Я не желаю быть залогом никакой сделки. Ты не в шестнадцатом веке, и прекратим этот разговор!
Он казался, как никогда, серьезным.
– Это означает, что тебе нечего сказать?
– Ты в своем уме? Твое предложение просто абсурдно!
– Тебе все равно никуда не деться. Делай свой выбор.
Голос его не дрогнул, ни капельки не изменился. Своим спокойствием он взвинчивал ей нервы до предела, – невозможно понять, что он действительно чувствует.
– Либо «Диаборн» получает коллекцию картин, либо нет, – стоял на своем Марк. – Мне, конечно, было бы приятнее расстаться с ней, – в любом случае это интересное состязание. Естественно, я пытаюсь подтолкнуть тебя к правильному решению. – И в подтверждение своих слов он привлек ее к себе.
Прикосновение его так нежно – она с легкостью может его оттолкнуть. Но нельзя дать ему понять, что она боится его поцелуев, боится потерять контроль над собой.
На его предложение у нее один ответ – спокойный, расчетливый поцелуй; от него получаешь известное удовольствие, но он ничего не значит. Марку нет места в ее жизни! Да уж, восемь лет назад он целовался куда более страстно, – видно, на большее его уже не тянет.
Но она ошиблась: может быть, поначалу поцелуй действительно ничего не значил. На улице прохладно, и первое прикосновение губ оказалось холодным. Он покрывал поцелуями ее лицо, глаза, щеки, шею, возвращаясь снова к губам. По телу разливалось тепло; где-то глубоко внутри зарождалась сладкая боль, от которой плавились кости… Сюзанна и не заметила, как сама впилась пальцами в его плечи, притягивая его ближе, на секунду отдавшись водовороту чувств, хотя сначала клялась себе быть сдержанной.
Что он там сказал, когда она приглашала его в музей? Что это будет пытка, равносильная равномерному поджариванию на огне… Но пытка обрушилась не на него, а на нее; для него это игра, спорт. И он выиграет, если ему удастся лишить ее равновесия, а потом оставит одну. В этом он не изменился, и этого нельзя допустить. «Прекрати!» – приказала она себе и от этой отрезвляющей мысли вся замерла, как ледяное изваяние.
– О чем-то задумалась… – Марк мгновенно почувствовал в ней перемену.
Голос его вдруг стал низким, почти грубым, или, возможно… Вдруг он и голос изменил – пусть она думает, что неотразима для него, что он сгорает от страсти. Нет, не обведет он ее вокруг пальца.
Марк сделал соответствующий вывод: после того как она закрылась, ему ничего не оставалось, как просто уйти; легко вздохнув, он одобрительно потрепал ее по плечу и как ни в чем не бывало ушел – как она и ожидала. «Кадиллак» развернулся и уехал.
Сюзанна еще некоторое время стояла у двери; очнулась от холода. Вошла в квартиру, не включая света, села в глубокое кресло, накинула на себя плед – ее била дрожь от пережитого нервного напряжения.


Сюзанна не удивилась, когда на следующее утро ей никто не позвонил. Не могла только понять, радует ее эта тишина или нет.
Конечно, никто из администрации не поверил в то безобразие, которое устроил Марк. Но что оно их позабавило – несомненно. Или все так смущены, что предпочитают делать вид, будто ничего не произошло.
Даже Марк не звонит… Не то чтобы она так уж ждала его звонка, – между ними ничего не изменилось. Это раньше она верила, что поцелуй способен изменить жизнь. Что ж, посмотрим, чем все кончится. Она-то согласна ждать хоть всю жизнь. А вот у Марка вряд ли хватит времени.
Так или иначе, Сюзанна провела спокойный день в офисе, наконец-то приступив к проекту, который откладывала всю прошлую неделю. На обычную встречу с подругами к Флэнагану явилась первой.
Сидела и потягивала тоник, когда Кит и Элисон заняли свои места.
– Боже мой, это же Сюзанна Миллер! Прошла неделя, и ничего не изменилось: она снова здесь, с нами. Я уж стала сомневаться, что такое вообще возможно.
– Однако она пьет тоник – не очень хороший признак, – вставила Элисон.
– Знаешь, Кит, – может, ты обращала внимание, – когда Сюзанна отказывается от стаканчика вина, это значит, ей хочется выпить графин мартини.
– Ну да, – согласно кивнула Кит, – кажется, она придерживается правила: если хочешь напиться – лучше все же не надо.
– Перестаньте, – прервала их диалог Сюзанна. – Неделя выдалась не из легких.
– Проект музея? – Кит сделала глоток шардоне из бокала, который только что поставили перед ней. – Тебе легче, чем мне. Я не смогу отличить Эль Греко от Ван Гога.
– Проще простого, – пояснила Элисон. – Эль Греко никогда не рисовал цветов.
– Непременно позвоню тебе, Эли, если мне потребуется консультация, – пробормотала Сюзанна.
– Буду рада помочь. Получила ты мое сообщение насчет «Юнивёрсл динамикс»?
– Да, Эли, – вздохнула Сюзанна, – знаю, ты не упустишь случая подбросить мне нового клиента. Но если честно, у меня сейчас столько работы – просвета не предвидится до начала сентября. Возьми это на себя, позже сочтемся.
– Отказываешься от «Юнивёрсл динамикс»? – Кит положила ей ладошку на лоб. – Жара вроде бы нет, но…
– Знаю, был бы их проект из того разряда, чтобы принести «Трайэд» мировую известность, первая взялась бы за дело, просто сейчас у меня нет времени. Не хочу затягивать работу, нарушать сроки или делать ее плохо.
– Лучше все же заняться этим тебе, – поддержала подругу Кит.
– Премного благодарна, Кит. Бери все в свои руки; если надо, помогу советом. Ну а сама возьмусь за дело – боюсь, сойду с ума. В голове и так сплошная каша.
– Сюзанна, как это на тебя похоже, – покачала головой Эли.
– Почему все замкнулось на мне? – Сюзанна нахмурилась.
– А ты вспомни, например, как много сделала проектов по установке конвейерного оборудования.
– Кит тоже работала, – осторожно возразила Сюзанна.
– Только в самом начале, – поправила Кит. – А все встречи, переговоры – твоя заслуга. Ты им помогла сэкономить миллион долларов, не допустив судебного разбирательства.
– Но это не означает, что с ними должна работать только я. Они что, снова устанавливают конвейерное оборудование?
– Да нет, – сказала Элисон, – не думаю, но, кажется, влезли еще в какое-то запутанное дело.
– И теряют миллионы долларов ежегодно, – добавила Кит.
– Их вице-президент мне четко заявил: все детали он будет обсуждать только с тобой.
– Вернулись к тому, с чего начали. Ну почему я?
– Очевидно, кто-то из «Индастриал кэнвейер» близко знаком с руководством «Юнивёрсл динамикс» и рекомендовал тебя за чашечкой кофе.
– А может быть, и чего покрепче, – подхватила Кит.
– Так или иначе, тебя порекомендовали. Это твой клиент, ты не можешь так просто от него отмахнуться.
– Так скажи этому вице-президенту, – почти застонала Сюзанна, – что мои партнеры тоже компетентны, иначе не были бы таковыми.
– А ты сама скажи, – предложила Элисон. – Он не поверит такой информации, поступившей от меня или от Кит.
– Хорошо, в понедельник ему позвоню. Итак, кто из вас хочет работу?
– Сильно сомневаюсь, что он даст одной из нас хоть один шанс, – выразила свое мнение Кит. – Я не во всем так хорошо разбираюсь, как ты. Этот проект больше подойдет Элисон. А вообще-то обдумывать за завтраком одновременно три проблемы – это твоя способность.
– Большое спасибо. Эли, что скажешь на это?
– Ну, если ты совсем не можешь… – нахмурилась Элисон. – Могу подумать, но сейчас тоже занята, да и он настаивал, чтобы этим занималась лично ты.
Сюзанна вздохнула – ее приперли к стенке.
– Хорошо, как-нибудь выкрою время. У кого-нибудь есть аспирин?
Мгновение спустя и Кит, и Элисон протягивали ей по таблетке.
– Вот за что я больше всего вас ценю! – И Сюзанна выпила обе таблетки сразу. – Вы всегда готовы прийти на помощь.


Следующим утром на полпути в Рокфорд у Сюзанны неожиданно зазвонил телефон; она вздрогнула и чуть не потеряла управления машиной, почему и ответила не совсем ровным голосом. Звонила Кит.
– Извини, что беспокою, совсем забыла, что в этот уик-энд ты навещаешь матушку.
– Кит, если новости неприятные, перезвони вечером.
– Да нет, просто хотела извиниться за вчерашнее. Все выглядело так, словно я хотела избежать трудной работы. Ты же знаешь – я душой и телом болею за общее дело.
– Ну что ты! Никто и не думал на тебя обижаться.
– Все равно, Сюзанна, меня мучит совесть. Думаешь, я забыла, как два месяца назад ты помогла мне справиться с моими делами. Не хочу быть неблагодарной. Но знаешь, этот парень из «Юнивёрсл динамикс», по-моему, никого, кроме тебя, не пустит на порог своего офиса, о чем я вчера и говорила. Вообще, предлагаю такой вариант: смело перекладывай на меня часть другой работы, а сама занимайся этой. По крайней мере, на сегодняшний момент не вижу другого выхода.
– Понимаю твою самоотверженность, Кит. Но ведь у тебя еще медовый месяц не кончился.
– Ну, нельзя так уж надолго расслабляться, а то совсем форму потеряю, – в голосе Кит слышалась улыбка.
Сюзанну затопило чувство благодарности и уверенности в завтрашнем дне – ей есть на кого положиться, все вместе, втроем, они справятся. Если немного повезет, «Юнивёрсл динамикс» займет весь ее рабочий день и ей удастся сделать для «Трайэд» великое дело. Нельзя, конечно, сбрасывать со счетов и Марка Херрингтона, – придется постараться. Но разве не гордилась она всегда своей способностью вести несколько дел сразу?
На окраину Рокфорда, где теперь обретала Элспет Миллер, мать Сюзанны, добраться общественным транспортом практически невозможно. И Сюзанна ездила к ней раз в месяц на своей машине.
На пороге ее встретила высокая, крупного телосложения женщина, одетая как обычная служащая, – глядя на нее, никто не сказал бы, что она работает здесь сиделкой. Сюзанна знала Карен Эдгар уже больше года, и в какой-то степени они стали близкими людьми – ведь она ухаживала за ее мамой. По привычке Сюзанна сначала расспросила Карен о ее делах, о сыне и только потом – о своей матери.
– Что меня беспокоит, – стала рассказывать Карен, – физически она стала слабее: быстрее устает, легко раздражается. Такие периоды наступают все чаще и более продолжительны по времени.
– Но в промежутках она в приличном состоянии?
– Да, вполне. Но для ее нервов такие приступы разрушительны. Вся проблема в том, что никто не знает, чем они вызваны, а сама Элспет не в силах помочь нам понять причины и тем самым облегчить свое положение. Да вы, Сюзанна, и сами все прекрасно знаете, мы не раз это с вами обсуждали.
«Да, знаю, – мрачно подумала Сюзанна, – этот крест мне придется нести до конца жизни».
– И кстати, – добавила Карен, – меня она воспринимает не иначе, как домоправительницу, весь остальной персонал – как своих слуг, а швейцару выговаривает за неряшливость.
– О, нет…
– Это уже было не единожды. Просила меня его уволить.
– Может, стоит попытаться… напомнить ей, что найти хорошего работника не так-то легко. И попробовать уговорить ее дать парню еще один шанс, – горько пошутила Сюзанна. – Что ж, спасибо, что поговорили со мной, Карен.
– Мне бы только хотелось, чтобы новое в ее состоянии не оказалось для вас столь неожиданным.
– Да, вы правильно поступили. – Сюзанна пожала Карен руку.
Сюзанна миновала вестибюль и медленно пошла по больничному коридору. Сквозь стеклянные двери она видела: кто-то играет в триктрак, кто-то спит в кресле-качалке… А вот и дверь в комнату матери; на секунду она застыла, вздохнула поглубже, заставила себя улыбнуться – нельзя, чтобы мама видела ее расстроенной, – и открыла дверь.
– Привет, ма!
Элспет безучастно взглянула на нее, думая о чем-то своем.
– Сюзанна, где ты была? Ты обещала помочь мне с приглашениями на вечеринку; осталась всего неделя, надо сегодня же отправить по почте.
Сюзанна придвинула стул и села поближе.
– Мам, я на работе была.
– Молодая леди твоего социального положения не должна работать, – если, конечно, удачно вышла замуж, а не за простого работягу.
– Я не замужем за Марком. Помнишь?
На миг глаза Элспет затуманились, словно она пыталась ухватиться за эту мысль и что-то вспомнить.
– Меня это не касается. Я собираюсь устроить прием, нужно пригласить всех знакомых. Помоги мне заполнить приглашения. Начнем с Маршаллов, затем Колмэнзы… так… посмотрю-ка в записную книжку, – никого нельзя забыть…
Два часа спустя Сюзанна поцеловала мать и вышла из палаты, оставив ее планировать вечеринку, которая никогда не состоится. Зашла к сестре, передала бланки приглашений.
– Бесс, дайте ей их снова, так, чтобы она не заметила.
– Я положу ей в тумбочку, когда она будет спать, – пообещала Бесс.
Сюзанна снова прошла через весь коридор, вестибюль, через дворик к своей машине; села за руль и несколько минут сидела не шевелясь, возвращаясь к обычному состоянию. Посещение матери оставило в ее душе тягостное впечатление.
Как странно, что именно сегодня мать вспомнила про Марка – в первый раз за все годы. Уловила, наверное, ее мысли: с тех пор как Сюзанна столкнулась с ним на кладбище, не проходит и минуты, чтобы она о нем не думала.


Пирсу Сюзанна позвонила в понедельник после обеда – к телефону долго никто не подходил, и у Сюзанны было время подумать, как, должно быть, все шокированы заявлением Марка. Начальная стадия инвентаризации выполнена, у нее есть вопросы к специалистам – поговорить с Пирсом просто необходимо.
Наконец на ее звонок ответил запыхавшийся сотрудник. Пирс подходил к телефону дольше обычного – Сюзанна умудрилась просмотреть почту, пока ждала его. Когда он все же подошел, его голос источал мед:
– Сюзонночка, вот уж не ожидал тебя услышать! Как прошел уик-энд?
Что он имеет в виду – визит к матери? Вряд ли, у его вопроса другой подтекст.
– Все нормально, а почему ты спрашиваешь?
– Когда ты позвонила, – Пирс кашлянул, – я занимался полотном Эванса Джексона, которое получил сегодня утром, с наилучшими пожеланиями от Херрингтона.
«…каждый раз, как Сюзанна переспит со мной», – зазвенел в ушах голос Марка. Не трудно догадаться, о чем думают сейчас все сотрудники музея… Сюзанна положила трубку и со стоном раненого животного опустила голову на стол. Чего еще ожидать от Марка? Когда он поймет, что ему отказали и не собираются менять решения? А он с каждым часом поднимает ставки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь плейбоя - Майклс Ли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Любовь плейбоя - Майклс Ли



Превосходно!!!
Любовь плейбоя - Майклс ЛиЕлена
1.03.2013, 22.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100