Читать онлайн Любовь плейбоя, автора - Майклс Ли, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь плейбоя - Майклс Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь плейбоя - Майклс Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь плейбоя - Майклс Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Ли

Любовь плейбоя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

В тот вечер Сюзанна возвращалась в «Трайэд» буквально полуживая. Костюм покрыт толстым слоем пыли, ноги ноют от усталости, хоть туфли и не на таком уж высоком каблуке, но явно не предназначались для того, чтобы часами перетаскивать вещи. А с юбкой – выбрала самую длинную из своего арсенала – совсем измучилась: откровенные взгляды, которые он бросал на нее, когда она нагибалась, просто выводили из себя.
Теперь уж она наденет джинсы, кроссовки и пуловер – удобно работать. Тем более, что после ее заявления о желании Цируса Марк настроен по отношению к ней и ее экспертизе весьма критически. Но и просто так пренебречь этим желанием, пусть и не зафиксированным на бумаге, а только выраженным ее словами, не сможет. Ведь он не отверг их сразу, сказал – обдумает; надежда, пусть и маленькая, есть.
Но вот и офис; перед входной дверью – наполовину стертые классики. Сюзанна с девчоночьим энтузиазмом поскакала по клеткам, помахав рукой миссис Холкомб, наблюдавшей, как обычно, за происходящим во дворе. Так, ну хватит, надо все же достать ключи… Неожиданно дверь распахнулась и перед ней предстала Кит.
– Ну, как прошел день? – она отступила с порога, пропуская Сюзанну.
– Да как всегда, ничего нового, – откликнулась Сюзанна.
В помещении темно, компьютеры отключены – неудивительно, час поздний; да она и не рассчитывала застать здесь кого-нибудь. Спросила у Кит:
– А ты что сегодня задержалась? Та беспомощно развела руками.
– Да пыталась разобраться вот в этой горе бумаг. Ты только посмотри, во что превратился мой стол! А ведь это все самое обычное, ежедневное – о самом важном вы с Элисон позаботились.
Сюзанна взглянула на свой стол – так же завален бумагами… В голову ей пришла спасительная мысль: а не оставить ли все это до завтра?.. Кит заметила ее муки и утешила:
– Ну, не строй такую гримасу, словно ешь лимон без сахара. Рита просила передать – послания в основном от Пирса.
– О, в таком случае…
Сюзанна заулыбалась, представив, как сообщит ему последние новости: драгоценные картины, возможно, приплывут к нему в руки.
Заинтригованная ее внезапным превращением, Кит немедленно отреагировала:
– Видела бы Элисон эту твою улыбку – она ведь уверяет, что у вас с Марком ничего нет.
– И совершенно права – действительно, ничего нет. Да сама мысль об этом смехотворна, – все, что их объединяет, сводится к работе. А после похорон Цируса у Марка обнаружились новые качества, и они ей вовсе не импонируют; дружеских отношений вполне достаточно.
– Вот это-то меня больше всего и удивляет. Почему бы?.. – не унималась Кит. – Имеет смысл предположить, что дело в нем самом, в этом Марке Херрингтоне. Или ты это отрицаешь?
– Ты ошибаешься… – чересчур поспешно отозвалась Сюзанна.
Кит не оставила без внимания тон и манеру ее ответа.
– Что ты сказала, дорогая?
Но тут раздался телефонный звонок, и Сюзанна с преувеличенной деловитостью взяла трубку и проговорила:
– «Трайэд», отдел связей с общественностью.
– Сюзанна! – обрадовался Пирс. – Наконец-то! Как продвигаются дела?
– Неплохо – сделали две комнаты.
– И только-то?
– Поверь мне, это целый день работы! И еще: особенно не надейся, но, кажется, у меня недурные новости. В общем, разговаривала с Марком насчет картин, и он сказал, что скоро примет решение.
Но Пирс с неожиданной для Сюзанны рациональностью подошел к вопросу:
– Все это, конечно, прекрасно, но я не собираюсь терпеть, если он намерен крутить нами, как ему вздумается.
«Ага, и обеспечишь нас работой по горло», – подумала Сюзанна, а вслух сказала:
– Да нет, вроде не намерен. Мне нравится то, что я делала.
– Что? Да, конечно. Только не говори ему, пожалуйста, сколько все это стоит.
– Ну, я считала, окончательная оценка за тобой.
– Непременно! Ты только сильно не завирайся, но и блистать своими знаниями тоже не надо, а то поставишь меня в неудобное положение.
Вот так пожелание! А как сам отозвался о картине Эванса Джексона… По его разумению, он не завирался?
– И попытайся сыграть на его чувствах, не зацикливайся на картинах! Пошути с ним, что ли, пофлиртуй, примени личное обаяние. Воздействуй на его эго, похвали его вкус. Пусть расслабится, почувствует себя умиротворенным.
– Но нельзя же, чтобы у него сложилось мнение о музее только на основе субъективных предпосылок.
– Об этом не волнуйся, ты только пригласи его на выставку в пятницу. Там соберутся все представители музея – вот для него прекрасный шанс познакомиться с нами поближе.
– Другими словами, его будут обрабатывать всеми доступными способами все кому не лень.
Пирс засмеялся, довольный.
– Зато он увидит «Диаборн» в самом выгодном свете. А там уж ему объяснят, как здорово будет смотреться его коллекция в стенах нашего музея.
– Пирс, насколько мне известно, выставка посвящена вещам абсолютно другого стиля, чем коллекция Марка. Думаешь, он заинтересуется?
– Пожалуй, ты кое в чем права. Так что ему может понравиться?
Сюзанна собралась уже высказать свое мнение, но передумала. А Пирс развивал свои мысли дальше:
– Думаю, Рембрандт тут подойдет. Ты вот что – для начала с ним пообедай, расположи его.
– Я, между прочим…
– О расходах не беспокойся. Постарайся произвести впечатление, понимаешь? Не скупись на выпивку и вообще…
Связь на этом прервалась, а Сюзанна так и не успела высказаться. С этой стороны она совсем не знала Пирса. За все время их знакомства он ни разу не предложил оплатить расходы на угощение из представительских средств музея: по его мнению, тратить деньги на что-то, кроме самого необходимого, – форменное безобразие. Спрашивается, куда катится мир? На что готов пойти Пирс ради достижения своих целей – это ей пока неизвестно.


Во вторник, когда Сюзанна приехала в дом Цируса, Марк встретил ее уже одетый и сразу открыл дверь; рядом с ним прыгал О'Лери.
– А вчера я подумала, дальше кухни его не пускают… – Она пыталась увернуться от мокрого языка.
Марк успокоил пса, и тот покорно уселся у его ног.
– «Дальше кухни»? Да его, пока я не появился, и на порог дома не пускали. Но я ввел другие порядки. Теперь он ни на шаг от меня не отходит – куда я, туда и он.
– Ну, ты осчастливил прислугу…
– А ее тут никто не держит, – пожал плечами Марк. – Привыкли тут бездельничать…
– По-моему, это несколько бессердечно, ты как думаешь?
– Да нет, я так не думаю.
Сюзанна почувствовала, что краснеет, – совсем забыла: он ведь до сих пор считает ее неразумным ребенком…
– Кстати, ты мне напомнила – я еще не расспросил тебя о родителях. Проходи, выпьем кофе, поговорим.
– Спасибо, но мне бы хотелось поскорее приступить к работе.
– Не означает ли это, что о каких-то вещах ты не хочешь со мной говорить?
– Да нет же, нет, конечно…
В своем ответе Сюзанна не была полностью искренна. Начать об этом рассказывать, так и целого дня не хватит; нет у нее особенного желания делиться с ним всем тем, что за это время произошло с ее родителями, с ней самой.
– Понимаешь, кофе я пила. А работу мне нужно закончить как можно быстрее.
Марк смерил ее взглядом с головы до ног и, естественно, обратил внимание на другую одежду; пауза затягивалась.
– Ну, сегодня, смотрю, ты одета как раз для работы, – наконец произнес он. – Но к чему такая спешка? Думаешь, так удастся от меня побыстрее отделаться?
– Послушай, твое самомнение разрослось до размеров Нью-Джерси. А знаешь, ты не так уж и привлекателен, не придавай себе такого значения.
Он задумчиво смотрел на нее.
– Другими словами, раньше ты считала иначе. Какая жалость, что вовремя этого не оценил. Все эти годы почему-то верил, что твоя свадьба – дело решенное, а я по стечению обстоятельств оказался ближе всего к твоим родителям, когда ты объявила им эту новость.
Замечание хлесткое, как пощечина.
– Никогда не хотела, чтобы все получилось именно так. Но тут уж ничего не поделаешь.
– Что ж, рад это слышать и знать, что ты ни в чем меня не обвиняешь. Значит, между нами ничего не стоит.
«Пошути с ним… пофлиртуй, примени личное обаяние», – вспомнила она вдруг совет Пирса.
– Кстати, если вернуться к началу нашего разговора: работу хочу закончить побыстрее потому, что моего внимания требуют другие, не менее важные дела.
Кажется, она его обескуражила, – видимо, такая мысль не приходила ему в голову; следующая фраза далась ей довольно легко.
– Зачем мне от тебя отделываться? Как ты смотришь на то, чтобы вместе провести вечер – скажем, в пятницу?
– Радость моего сердца, – глаза его сверкнули, – я как-то не знаю…
– В этот вечер, – холодно перебила его Сюзанна, – в «Диаборне» открывается новая выставка-коктейль, презентация… Думаю, тебе было бы интересно посмотреть музей, познакомиться с сотрудниками, встретиться с руководством.
– Мне что, отводится роль сочного куска мяса, медленно поджаривающегося на гриле? Ты мне оставляешь какой-нибудь другой выбор?
Сюзанна не вышла из себя, но не обращать внимания на его слова – это потребовало от нее больших усилий.
– Там будут художники из Чикаго и другие, разных стилей и направлений. Что-нибудь тебе, возможно, приглянется.
– Все понял. Но ты так и не сказала, будет ли на меня оказываться давление. Впрочем, ладно, я согласен.
Эта неожиданная капитуляция чуть не вывела Сюзанну из равновесия.
– Так ты пойдешь, я правильно поняла?
– Конечно, я же сказал.
– А почему ты согласился? – не удержалась она от вопроса. Ей просто жизненно необходимо выяснить, из-за чего он решил пойти. – Возможность встретиться с художниками?
– О нет! Не желаю ни видеть этого всего, ни тем более встречаться с оравой людей во главе с твоим дружком Пирсом, которые соревнуются за право вытянуть из меня коллекцию.
Ну вот, Марк упорно считает Пирса ее лучшим другом и никак не возьмет в толк, что он ее босс. Но вообще-то Марк недалек от истины – Пирс и правда своего не упустит.
– Ну, значит, решено, как провести досуг.
– Я не предполагал, что этим все ограничится, – нахмурился Марк. – Думал, заскочим в музей минут на десять, а остальное время отдохнем где-нибудь вместе.
В ответ Сюзанна состроила такую кислую физиономию, что Марк обиделся.
– Сюзанна, о чем, собственно, ты думала, когда приглашала меня? Хотела ограничиться ролью гида в картинной галерее?
* * *
Ну, теперь он должен быть доволен и наконец перестанет мешать ей работать, без конца проверяя, какие данные она заносит в компьютер. Сегодня Марк не позвал ее обедать, предоставив ей полную свободу. Ну что ж, так даже лучше – она наверстает упущенное.
Пожалуй, давно пора последовать совету Пирса и вести себя с ним более открыто. И пользы для дела больше, и у нее меньше шансов оказаться в неприятном положении. В режиме временного перемирия прошла вся неделя; когда и в пятницу Марк не появился, Сюзанна заволновалась: а вдруг забыл или решил не ходить, что тогда? Она вбивала последние данные в компьютер, думая о нем, а потом вдруг спиной ощутив его взгляд – как так работать?..
– Устала?
Сюзанна даже подпрыгнула на стуле: одно дело – доверять своим чувствам и совершенно другое – слышать их реальное подтверждение. Нет, она не испугалась, просто не ожидала. Из-за работы компьютера шагов его не слышала, – если бы не собака у ее ног, никогда не удалось бы его вычислить. В первый раз со вторника появился – тогда отправился проверять счета Цируса.
– Если нет, то, может быть, пойдем на вечеринку, про которую ты говорила?
Она взглянула на него с нескрываемым раздражением.
– Если торопишься на частную экскурсию, уверяю – Пирс в любом случае найдет несколько часов, чтобы уделить тебе внимание.
– Ну да, наверно, – подтвердил Марк без энтузиазма. – Вот что значит быть владельцем интересной коллекции – сразу столько внимания со всех сторон. Ладно, пошли.
– Но не в таком же виде…
Марк был в футболке с черно-белой фотографией какой-то знаменитости с Запада.
– Почему нет? Очень живописно.
– Это открытие выставки в музее, а не богемная тусовка, и некоторые вещи при этом неуместны.
– Правда? Ну, раз ты настаиваешь…
Не успела она и слова произнести, как Марк одним движением снял футболку и, отбросив ее в сторону, предстал перед ней обнаженный до пояса. На его великолепном теле отчетливо прорисовывался каждый мускул; в движениях чувствовалась скрытая сила, и никаких наигранных поз, так свойственных людям, занимающимся бодибилдингом.
– Не понимаю, почему я не могу идти в таком виде, – твой музей заработал бы кучу денег. – Марк подмигнул ей.
– Поверь, у меня нет ни малейшего желания шокировать руководство «Диаборна».
– Ладно уж, пойду поищу что-нибудь подходящее.
Как только Марк поднялся наверх, Сюзанна спустилась в гардеробную, чтобы заняться своим преображением. Вечерний туалет приготовлен заранее: темно-зеленое платье, с низким декольте и открытой спиной, отливает золотом при каждом движении тела; фантастические серьги таинственно мерцают из-под пышной массы светлых волос; тени для век с легким перламутровым блеском, светло-розовая помада… Вот и все, теперь можно хоть на прием к королю.
Когда Марк спустился, сопровождаемый О'Лери, Сюзанна уже ждала его внизу. Ослепленный ее видом, он только пробормотал, едва очнувшись от изумления:
– О, моя дорогая, ты в этом платье сногсшибательна!
– Ты посмотри только, как вещь, приобретенная почти случайно, годится как раз на все случаи жизни, – скаламбурила Сюзанна, делая вид, что не слышала его слов.
Марк, в том же костюме, что на похоронах, и голубой рубашке, но без монограммы, и светлом галстуке, перехватил ее взгляд.
– Если ищешь монограмму, на этой рубашке ее нет. Та – подарок от женщины, которая, видимо, решила, что я забываю свое собственное имя, и таким образом напоминала мне его.
– Твоя жена? – вырвалось у Сюзанны.
– Нет, ближе, – улыбнулся Марк.
«Какая по счету?» – подумала Сюзанна и тут же отогнала эти мысли прочь – к чему ей знать… Уже в машине она сказала:
– Хочу попросить сегодня Пирса внимательно отобрать тех из персонала музея, кто имел бы доступ в твой дом. Ты согласен?
– Да, – ответил Марк, – это и мне приходило в голову.
Она бросила на него осторожный взгляд – нет, не понять, о чем он думает; не отрывает глаз от дороги, ловко маневрируя большим черным «кадиллаком» Цируса. Но вот он заговорил:
– Как только закончишь эту работу, получишь кучу квитанций на картины – все, что мне удалось найти. Большинство, конечно, не в лучшем состоянии, но разобраться можно. И еще: имена художников идут под номерами, а не просто так.
Кажется, ее мучения скоро кончатся – надежда есть.
– Ладно, Марк, завтра и начну. Найти бы только связь, остальное само разложится по полочкам.
– Значит, я был прав, когда заставил тебя записывать все сведения о картинах! – провозгласил он с нотками самодовольства.
Сюзанна едва удержалась, чтобы не показать ему язык.
– Знаешь, я перерыл все бумаги Цируса, а он, надо заметить, не выбрасывал ни клочка бумаги, и нигде не нашел ни единого упоминания о «Диаборне».
Ее удивило уже одно то, что он искал.
– Да ты и не мог найти – я же говорила, дело не дошло даже до предварительного соглашения.
– Понимаю. Удивляет другое: ни единого намека, вообще ничего. Как такое могло получиться? – Голос Марка звучал низко, каждое слово – как-то особенно четко.
У нее мурашки поползли по телу от его тона – почти физически она чувствовала, что весь ее грандиозный план сейчас рухнет ей на голову. Господи, как она глупа, что затеяла все это; Марк просто играл, когда давал понять, что готов следовать желаниям Цируса.
Но ее здорово беспокоит еще кое-что: наверняка он проверяет, как далеко она решится зайти в стремлении добиться цели. «Нет, не дождется!» – сказала она сама себе.
– А в ежедневник ты заглядывал? – спросила она. – Уверена, он и Пирс часто встречались в последнее время, обедали вместе.
– Нет, не смотрел. Да ведь там, скорее всего, указаны время и место встречи. Говорил с Джо Бревстером: он считает, что Цирус просто вытирал ноги о твоего драгоценного Пирса и никогда не собирался передавать ни ему, ни музею свои картины.
Машина припарковалась возле музея «Диаборн». «Крепись! – приказала себе Сюзанна. – Он только и ждет, чтобы ты сорвалась. Еще две минуты – и ты увидишь Пирса. Все будет в порядке, осталось совсем немного». Она прикрыла глаза, удерживая слезы. Боже, как непрофессионально она поступила! Не хватало еще, чтобы Марк увидел ее слезы…
Служащий автостоянки уже спешил к ним. Марк обошел машину и, открыв дверцу, помог Сюзанне выйти. Она старалась на него не смотреть.
– Я предполагала, что ты придешь к таким выводам.
Он шагал за ней, отставая немного.
– Неужели ты так быстро сдаешься, Сюзанна?
От сарказма, звучавшего в его голосе, ей захотелось его ударить, – бороться с ним другими способами у нее нет сил.
– А чего ты от меня ожидал? Что я побегу подделывать письма, чтобы убедить тебя в обратном? Нет уж, не опущусь до такого.
В конце концов, даже если коллекция уплывет у нее из-под носа, жизнь на этом не кончится. И что она так расстроилась, как девочка-первоклассница из-за двойки! Стало чуточку легче.
– Чего на самом деле хотел Цирус, на сегодняшний день никто не может знать. Твое право верить или нет моим словам. Поступай, как считаешь нужным.
– Хорошо, – вдруг сказал он неожиданно мягко, – ты меня убедила.


Выставка оказалась самой большой из всех, на каких Сюзанне удалось побывать за три года работы на «Диаборн». Пришли все более или менее знаменитые художники Чикаго с друзьями и знакомыми, – создавалось впечатление огромной толпы. Пирс, наверно, обзванивал всех целую неделю, причем лично; да, внушительное зрелище…
– Все здесь выглядит, как в большой ярмарочный день, – сыронизировал Марк.
Увиденное явно не произвело впечатления – кажется, он гораздо больше, чем искусством, интересуется напитками, что предлагают официанты, одетые во все белое.
Сюзанна еду отвергла – как в такой момент вообще можно что-то есть? Марк простил ей отсутствие аппетита, когда увидел, что к ним неотвратимо приближается некая матрона, с неправдоподобно каштановыми волосами.
– Привет, Сюзанна, как дела? – задала она вопрос, но смотрела при этом исключительно на Марка. – А это, должно быть, мистер Херрингтон?
– Да, мистер Марк Херрингтон. Марк, это миссис Адамс, член Совета директоров, – пробормотала Сюзанна.
– Приятно познакомиться, мистер Херрингтон, улыбнулась миссис Адамс. – Надеюсь, вам понравится наша маленькая выставка.
Слышал бы ее сейчас Пирс – это его-то выставка «маленькая».
– О, конечно! – откликнулся Марк. – Разумеется! Но миссис Адамс рано праздновала победу, – Марк подцепил с подноса следующий бутерброд и проговорил, прежде чем откусить:
– Одну минуту… Вот что я называю великим искусством. Посмотрите, какое совершенство: тонкий ломтик хлеба, покрытый сыром, немного масла, лук и вершина бутерброда – слой икры… Никакой художник не передаст чудесного вкуса этого бутерброда. – И одним движением отправил все сооружение в рот.
Миссис Адамс холодно улыбнулась. Марк так же холодно усмехнулся, взял Сюзанну за локоть и повел по галерее.
– Это было не очень красиво, – высказала она ему свое мнение. – Что плохого сделала тебе бедная миссис Адамс?
– Собиралась продолжать в таком духе целый вечер, а у меня не было ни малейшего желания ее выслушивать и так ничего вокруг себя и не увидеть.
Сюзанна только надеялась, что он не станет особенно всматриваться в то, что висит на стенах. Марк взял у первого попавшегося официанта бокал искристого вина, протянул ей. Она взяла, хотя пить сегодня не собиралась – необходимо полностью контролировать все свои мысли и поступки.
Подошел Пирс, потирая руки и с одобрением глядя, как Марк по-хозяйски положил руку на плечо Сюзанне.
– Надеюсь, вам понравится обед, Марк.
В последнюю неделю Сюзанна мало общалась с Пирсом, у нее совсем вылетел из головы их короткий разговор о том, что намечается обед; тем более не успела предупредить Пирса о нежелании Марка здесь задерживаться. Пирс даже не смотрел на нее, все свое внимание сконцентрировал на Марке.
– Сюзанна наверняка все вам рассказала, Марк?
– О да-а… – протянул Марк. – Очень красочно. Правда, утаила сюрприз с угощением – заявила, что это самый большой секрет в Чикаго и о нем незачем знать всем кому ни попадя.
– Угу… Ну, тогда я надеюсь, вам понравится выставка. А если понадобится консультация, я весь вечер в галерее.
– Буду рад воспользоваться вашими услугами. Пирс пошел встречать следующую группу вновь прибывших.
– Это низко! – не выдержала Сюзанна.
– А что прикажешь делать? Заявить, что перспектива обеда не входит в мои планы, а только десерт?
При этих словах взгляд его выразительно скользнул по ее фигуре – вот, мол, о каком десерте речь.
Сюзанна подняла бокал, собираясь сделать глоток вина, вдохнула пузырьки – и чихнула.
– Марк, когда ты прекратишь это безобразие?
– Ладно, не буду, раз ты так хочешь.
Нотки притворной скромности в его голосе заставили ее насторожиться – она ему не поверила.
Неподалеку Пирс, окруженный группой гостей, рассказывал об истории висевшего рядом полотна. Марк посмотрел в его сторону.
– Если хочешь, подойдем и послушаем… – Сюзанна сменила гнев на милость.
– Здорово тебя вымуштровал Пирс, – пробормотал Марк. – Рискнул тайком подослать ко мне специалиста по связям с общественностью.
– Какое теперь имеет значение, что он тогда говорил. И не нужно делать замечаний насчет моей работы, я ведь молчу по поводу твоей.
– Должен с тобой согласиться, – признал Марк. – Связь с общественностью – важная часть современного мира.
– Благодарю.
– И что бы Пирс без тебя делал?
Не успела она ничего вымолвить, как к ним подлетела еще одна дама из администрации, чмокнула воздух возле щеки Сюзанны и протянула руку Марку, объявив без особых предисловий:
– Мы только что говорили о вас с друзьями!
– Какая честь! Сюзанна их познакомила.
– Мы поспорили: моя подруга утверждает, что вы имеете непосредственное отношение к Элвису Херрингтону; я лично в этом несколько сомневаюсь. Не разрешите ли наш спор?
– Боюсь, что нет, – без энтузиазма откликнулся Марк. – Элвис Херрингтон на класс меня выше, наравне с Миллерами из Норзбука, – куда мне до него.
Сюзанне пришлось сдерживаться, но, когда дама отошла, она немедленно констатировала:
– А это еще более низко!
– Зато правда. Ты же знаешь, как меня раздражают такие сравнения! Ну кому какое дело, кто мои родители.
Это не ответ, всего лишь удачная увертка; ну, сейчас она ему покажет… И тут Марк вдруг рассмеялся – усмотрел что-то забавное. Боже, как давно она не слышала его смеха – целую вечность… Сердце подпрыгнуло – рассмеяться бы вместе с ним. Боль, похороненная где-то в самом дальнем уголке памяти и так внезапно давшая о себе знать, отразилась в ее глазах. Счастье, что он на нее не смотрит… Ей удалось взять себя в руки и заставить смотреть в ту же сторону, что и Марк, – не составило труда понять, кто привлек его внимание.
– Отвернись, ты ведешь себя просто неприлично! – прошипела Сюзанна.
Марк послушался и тут же спросил:
– Кто эта леди с собачкой на руке?
– Это не собачка, а норковое боа. Только не спрашивай меня, почему она надела его в середине июня, – я все равно не знаю.
– Жа-аль… а я подумал, раз можно с собаками, так не взять ли мне в следующий раз О'Лери…
Этого еще не хватало!
– Кстати, она не относится к тем, о ком я тебе говорила. Один из директоров, с кем подписываются все главные бумаги, – тот высокий, полный джентльмен в абрикосовом галстуке.
– И сколько здесь таких?
– Около дюжины.
– Да, а я только девять насчитал.
– Не волнуйся, они своего не упустят.
Как бы в подтверждение ее слов к ним приблизился тот самый, в абрикосовом галстуке.
– Вы ценитель искусства, мистер Херрингтон?
– Несомненно, – ответила вместо него Сюзанна. – Марк признался мне на днях, что его любимая телевизионная передача «Работы мастеров», конечно, после бейсбола и, надо думать, футбола.
– А также баскетбола и хоккея, ну, может быть, еще комедий, канала новостей, прогноза погоды и еще двух-трех передач. Да, без сомнения, «Работы мастеров» – во главе моего списка. Я даже посылал деньги в редакцию передачи, чтобы приобрести их рекламный журнальчик, – надо же мне знать, о чем пойдет речь в следующий раз.
Кажется, Марк чрезвычайно доволен собой… Джентльмен нервно поправил галстук, явно шокированный.
Сюзанна замерла в благоговейном ужасе: знал бы Марк, кто перед ним – один из крупнейших спонсоров общественного телевидения!
– Ну а в последнее время, – продолжал Марк, не обращая ни на кого внимания, – у меня появились особенно веские причины интересоваться искусством – надо позаботиться о коллекции Цируса.
Двое членов Совета директоров, стоявшие неподалеку, умолкли на полуслове. В большой группе людей рядом наступила полнейшая тишина – у Сюзанны возникло впечатление, что внезапно они втроем оказались на необитаемом острове.
– Так вот, уверен, вам будет небезынтересно узнать, что я принял решение относительно того, как поступить с коллекцией.
Сюзанна чуть не зажала уши – только бы не слышать, какой приговор произнесет Марк. Еще мгновение – и свершится самое ужасное: он скажет, что отдает коллекцию в другой музей… Марк подождал, пока стихнет шепот, и громко, чтобы все слышали, объявил:
– Из-за того, что здесь Сюзанна, я решил со временем частями передавать коллекцию музею «Диаборн».
Боже, уж не почудилось ли ей? Она с изумлением смотрела на Марка. Почему он так решил, ведь она ничего не сделала, чтобы его убедить. Мысли ее путались, а он между тем поднял руку вверх, а другой обнял ее за плечи, призывая к тишине.
– Минутку внимания! Часть коллекции будет передаваться каждый раз, как Сюзанна переспит со мной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь плейбоя - Майклс Ли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Любовь плейбоя - Майклс Ли



Превосходно!!!
Любовь плейбоя - Майклс ЛиЕлена
1.03.2013, 22.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100