Читать онлайн Любовь плейбоя, автора - Майклс Ли, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь плейбоя - Майклс Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь плейбоя - Майклс Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь плейбоя - Майклс Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Ли

Любовь плейбоя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Несмотря на все усилия убедить себя, что у Марка нет причин дольше оставаться в Чикаго, Сюзанна понимала – причины есть, и весьма существенные, например дом Цируса. Да, ей не составило особого труда представить отделку его дома, одни только лестницы из твердого орешника чего стоили; а картины? Пусть Марк абсолютно ничего не понимает в искусстве, но тут и простого здравого смысла хватит сделать вывод, что они дорогого стоят и отличаются от обычных постеров, налепленных на стены. Сюзанна еще помнила реакцию Марка на дом ее родителей, куда она привела его познакомиться с ними. Тот выходной ей никогда не суждено забыть.
Она тогда окончила колледж, была юна и наивна. Современный дом, отлитый из стекла и бетона, – воплощение успеха; Марк сразу обратил внимание на этот факт. Так что же для него должен воплощать дом Цируса, этот замок в викторианском стиле! Воплощение успеха, принадлежность к аристократическим кругам – все, о чем можно мечтать в этой жизни: деньги, положение в обществе.
Естественно, Марк останется, чтобы получить наследство, и будет здесь до тех пор, пока этот факт не свершится и все деньги не сосредоточатся в его руках. У него нет особых причин доверять Джо Бревстеру или кому-либо еще. Простой сварщик многим покажется досадной помехой.
– Конечно, – произнесла она холодно, – ты лучше всех сможешь защитить свои интересы.
– Спасибо, что поделилась своим отношением к этому.
Сюзанна собралась объяснить, что речь вовсе не о ней, но вдруг решила – словами Марка не переубедить, да и не готов он по-настоящему ее выслушать. Вряд ли вообще это время когда-нибудь наступит.
– Ты совершенно права, – обронил Марк, погруженный в свои мысли. – Буду помнить твой совет, пока не придет время. Возможно, годы… Еще чашечку кофе?
Сюзанна отрицательно покачала головой, чувствуя себя при этом так, словно голова принадлежала не ей, а какой-то ржавой машине. Годы? В чем-то он прав, говоря «годы»: заниматься имуществом Цируса можно всю оставшуюся жизнь. С другой стороны, не исключено, что она переоценила свою часть работы. Конечно, на нее требуется время, но основное она сделает в библиотеке, нечего бежать при удобном случае к Марку. Если уж ей суждено какое-то время с ним контактировать, главная ее задача сейчас – свести эти контакты к минимуму.
– Ну что ж, все ясно, – подытожил Марк.
Сюзанна сделала ошибку – взглянула на него. Какой высокий, широкоплечий, сильный… но это ее не пугает, нет, наоборот, дает какое-то особое спокойствие, защищенность, заставляет кровь быстрее бежать по жилам… Вот это-то больше всего и раздражает.
– Увидимся тогда в понедельник. Насколько я понимаю, бесполезно спрашивать, не хочешь ли ты провести со мной уик-энд.
Непроизвольная ее реакция – испуганный взгляд, сумочка, зажатая в руке; в голове звенел сигнал тревоги. Мгновенно промелькнула картинка – как они проводят выходные… В его словах заключен явный подвох, что Марк тут же и подтвердил:
– Занимаясь картинами, конечно. А ты о чем думала? Смотришь на меня, как Красная Шапочка на серого волка.


Но в этом-то она не ошиблась, совершенно точно знала, что он имел в виду: предлагал ей выходные, наполненные страстью, бездумным, умопомрачительным наслаждением жизнью. А стоило ей соответствующим образом отреагировать – он ловко вывернулся. Теперь понятно, какую игру он с ней затеял.
Как это не похоже на того Марка, которого она знала раньше, – искреннего в своих поступках и намерениях, горячего, относившегося к ней с обожанием. Тот Марк сводил ее с ума поцелуями, но ему и в голову не пришло бы так, походя, смутить ее двусмысленным предложением, да еще насмехаться при этом.
Новый Марк гораздо циничнее, грубее, отстраненнее – и потому куда более опасен. Перестать о нем думать, и все! Трудно не признаться самой себе, что с того момента, как Марк снова появился в ее жизни, все перевернулось с ног на голову. У нее уже не хватает сил спокойно размышлять о том, что станется с ней через год или два, главное – прожить вот этот день, не оступиться, не допустить его возвращения в свою жизнь… Впереди уик-энд – прекрасная возможность отдохнуть, отвлечься; зачем все портить?
И все же выходные оказались безнадежно испорченными: все время в голове крутился вопрос, что принесет понедельник, и фантазия услужливо подсказывала тысячу вариантов. В конце концов это настолько ее утомило, что даже мысль о библиотеке не приносила облегчения. Собравшись с силами, решила ждать – что будет, то будет.
День начался отвратительно – Сюзанна опоздала на завтрак с подругой, это последняя неделя, когда они завтракают вдвоем. Ну как объяснить Элисон, что, прежде чем выйти из дома, она три раза укладывала волосы и перетряхнула весь свой гардероб? Неожиданно опротивел любимый костюм – в нем обычно ходила на работу. То ей казалось, юбка слишком короткая (Марк подумает, специально для него так оделась), то – наоборот: линии слишком строгие, скучные… Наконец, измучившись, остановилась на светло-голубом костюме классического покроя, который надевала всего два раза.
Глубоко вздохнув, она решительно толкнула дверь ресторанчика и поспешила к Элисон.
– Извини за опоздание, Эли. Ты не поверишь… – И осеклась: напротив Эли сидела третья из их неразлучной троицы.
– Кити, ты вернулась?!
– А разве кто-нибудь сомневался, что я вернусь? Подумай только, Элисон, – она забыла, что я возвращаюсь на этой неделе.
– Ну, это не единственное, о чем эта девушка забыла за последнее время, – пробормотала Элисон, будто бы про себя, но так, чтобы ее слышали.
– Да уж, это точно! – подхватила Кит. – Скажи-ка, давно ли мы собираемся по пятницам у Флэнагана, чтобы обсудить дела за неделю?
– Сейчас, минутку… – Элисон подсчитывала про себя.
– Три года и шесть месяцев.
– И эта девушка никогда ничего не забывала. Почти никогда не опаздывала. А теперь с ней что-то случилось! – убежденно изрекла Кит.
– Да не забыла я, не забыла, – вздохнула Сюзанна, – просто застряла. К тому времени, как пришла бы, вас бы уже не было, вот и поехала домой.
Сюзанна сказала чистую правду – действительно просидела над полупустой чашкой кофе еще полчаса с того момента, как ушел Марк, хотя помнила, где ей нужно быть.
– Значит, застряла, – повторила Кит деловито. – Интере-есно…
– Да, и мне тоже любопытно: почему бы вдруг девушка вырядилась в этот костюмчик нежно-голубого цвета… Помнится, я видела ее в нем только раз – в тот день, когда мы юридически зарегистрировали существование нашего союза, – как бы невзначай поделилась своими наблюдениями Элисон.
– Может, хватит, а? Очнитесь! Я здесь, перестаньте вести себя так, будто меня нет.
– Да мы уж с этим фактом смирились, – коротко известила Элисон. – Вот и делаем вид, что не замечаем отсутствия в пятницу вечером нашего незаменимого источника информации.
– Так это мы девушку не замечаем? Или, наоборот, она вокруг ничего не видит? – поинтересовалась Кит.
– Стало быть, вы обе были здесь? А Флэнаганы мне почему-то ничего не сказали.
– Ну и еще мы приняли к сведению сообщение Риты, – поощряюще заметила Кэт. – А именно – что предполагаемый джентльмен на серийного убийцу не похож.
– Знаете, если бы серийный убийца в первой серии не вызывал сомнений в том, кто он, так всех последующих серий и не было бы, – не растерялась Сюзанна.
– Ладно, Сюзанна, чего уж там, – давай-ка рассказывай, кто такой Марк Херрингтон.
– У тебя едва кончился медовый месяц, а ты уже интересуешься другими мужчинами?
– Это не ответ на вопрос.
– Я надеялась, ты поймешь. – Сюзанна подозвала официантку.
– Сегодня, пожалуйста, морковный чай, Кэрол. Кит не собиралась сдаваться.
– Хорошо, ты не намерена о нем говорить, пусть так. Но со временем все изменится, мы подождем, правда, Эли?
Голос Кит звучал ласково, но Сюзанна затылком чувствовала невесть откуда взявшуюся опасность.
Кит настроена все видеть исключительно в романтическом свете, даже когда ничего похожего нет.


Массивные чугунные ворота особняка Цируса оказались закрытыми. Дом времен королевы Анны встречал куда менее дружелюбно, чем в день похорон; несмотря на позднее утро, вокруг стояла тишь.
«Может быть, мне повезет, – думала Сюзанна, открывая ворота, – и меня никто не ждет, кроме бесплотной тени почившего».
Позвонила, напряженно прислушиваясь к переливам звонка, раздававшимся где-то в глубине дома, – в ответ ни звука. Позвонила еще раз – никого нет; стала доставать ключи, посланные Джо Бревстером, потихоньку себя ругая: стоило так волноваться, нет его дома.
Зловещее попискивание сигнализации ее напугало, но, тщательно прочитав инструкцию, прилагавшуюся к ключам, она поняла, что сумеет отключить ее самостоятельно. Отыскала панель управления, ввела нужный код – бипер умолк, наступила тишина.
Эванс Джексон до сих пор висит на почетном месте; ее совсем не удивило, как Марк отозвался об этой картине. Больше поражает другое: в какую невероятную тишину погрузился дом теперь, когда отключена сигнализация, и еще – толстый слой пыли, ее, кажется, не сметали годами.
Неужели Марк уехал? Возможно, ему необходимо встретиться с домашними или с кем-то по работе. «Не будь такой глупой!» – велела она себе. Представить можно что угодно, но вот понять, как Марк стал таким, трудно. Тем более – вообразить с ним женщину, его жену, не говоря уже о детях… Сколько же у него детей, – может быть, и не один ребенок, а двое, трое… Он ведь не говорил ничего конкретного.
Пришлось, наверно, расстаться с ними на какое-то время, чтобы обеспечить их будущее – получить наследство.
Сюзанна и не заметила, как под такие мысли оказалась на втором этаже и толкнула первую попавшуюся дверь, бессознательно ожидая увидеть большой холл… Нет, она ошиблась, скорее всего, это спальня: большая кровать, два кожаных кресла у камина; огромный стол у окна залит утренним светом; да там кто-то есть…
Все, что она видела – очертания головы Марка, махровый халат, какая-то неестественная поза, а над головой, в стекле, – дырка… Торопливо сделала несколько шагов вперед, пытаясь получше рассмотреть: что за дырка, вообще в чем дело… В голове проносились самые ужасные мысли и подозрения. Неожиданно для самой себя вскрикнула от испуга – Марк пошевелился…
– Доброе утро, Сюзанна! – раздался его спокойный, приветливый голос.
Через мгновение он отложил в сторону бумаги и встал из-за стола. Сердце Сюзанны учащенно билось, она не верила своим глазам… Слава Богу, с ним все в порядке!
– А я подумала… – после пережитого шока не так-то легко совладать с голосом, – что ты…
Темное пятно, которое она приняла за дырку, отливало теперь красным, словно капелька крови, отражая цвет халата. Не удивительно, что она испугалась; все ясно: в середине окна вставлено кобальтовое стекло размером примерно с медальон; когда в нем отражалась бумага, пятнышко казалось темным, а сейчас походило на фальшивый рубин.
– А ты сюда вошла, наверно, с надеждой, что я заколот канцелярским ножиком? Какая у тебя, однако, фантазия. Если это навеяно чтением перед сном – не сменить ли тебе жанр литературы?
Счастье для него, что на столе у Цируса нет канцелярского ножика, а то как бы соблазн не оказался слишком велик… Интересно, из каких источников он почерпнул сведения о ее чтении перед сном? Сам, похоже, напитался подобной литературой – о таинственных убийствах и все такое прочее.
– И ты специально сидел здесь и ждал, какой эффект произведет на меня эта глупая сцена, – резюмировала она холодно. – Ведь слышал же, как я поднимаюсь по лестнице.
– Ну, во-первых, не слышал, во-вторых, занимался разборкой бумаг. Все утро прокопался, а в результате – одни счета из прачечной.
По мере того как успокаивалось сердцебиение, Сюзанна все больше раздражалась.
– О, конечно, вот почему ты не открыл дверь! А ведь я дважды звонила. Ну а потом, когда увидела тебя в таком положении…
– Взволновалась, да? – Глаза его насмешливо заискрились.
– Только потому, что имела для того все основания. Откуда мне было знать, почему ты не открываешь дверь!
– Я никого не ждал, – Марк беспечно пожал плечами, – и знал, что у тебя есть ключи.
– Ладно, оставим это.
Ее сердитый взгляд скользнул с его лица вниз. В халате с треугольным вырезом плечи кажутся еще шире, чем под рубашкой; ровный бронзовый загар, явно приобретенный под гавайским солнцем; длинные, мускулистые ноги, узкие бедра и ни капли жира.
Марк сделал легкое движение – халат распахнулся; Сюзанна поспешила перевести взгляд на лицо, отчаянно краснея. А увидев смешинки в его глазах, стала совершенно пунцовой. Прежний Марк не стал бы так демонстрировать свое тело. И вообще, нечего размышлять ни о прежнем Марке, ни о новом, у нее на это нет времени.
– Тебе не нравится этот вид одежды?
Марк изо всех сил сдерживал улыбку, но ему это не очень-то удавалось – его просто забавляло ее смущение; халат снова распахнулся.
– Ты, вероятно, думала, что я никогда не ношу халата. Тебе еще повезло – я зачитался бумагами Цируса. Могу представить, что с тобой было бы, если бы на твой звонок я кинулся одеваться, а ты в это время вошла в комнату и застала…
– Тебя в твоем естественном виде. – Сюзанна постаралась вложить в эти слова как можно больше сарказма. – А может, не так уж плохо, чтобы кто-то из нас смутился. Ладно, ты одевайся, а я хочу осмотреться.
– Тебе нужно обойти кругом и подняться выше. – Марк даже не пошевелился.
Когда Сюзанна поняла, что он хотел сказать, у нее невольно вырвался вопрос.
– Но как ты догадался?
– Твой босс наверняка поручил тебе узнать все о моей коллекции. И я подумал – может быть, это самое лучшее, что было у Цируса.
Так, жаль, что под рукой нет тяжелого предмета.
– Не стал бы это бросать, – заметил Марк спокойно.
Она опустила глаза – руки ее непроизвольно с силой сжимали пресс-папье… Как оно оказалось в ее руках? Он прав, пресс-папье не та штука, которой стоит швыряться, к тому же оно ей не принадлежит. Она аккуратно положила его обратно на стол, вполне овладев своими чувствами. Марк явно специально хотел вывести ее из себя, и ему это почти удалось.
– Пирс не мой босс, он мой клиент.
– Ну да, конечно. – Марк засунул руки в карманы – полы халата разошлись еще больше.
В доме невероятно тихо, кажется, она слышит его дыхание.
– Неужели у Цируса не было прислуги?
– Несколько человек, я их уволил. Осталась одна приходящая уборщица.
– Твои нервы не выдержали их присутствия?
– Просто они меня стесняли, – улыбнулся Марк.
– Почему-то я не удивляюсь. Если это те, кто обслуживал вечеринку после похорон, так им всем не больше семнадцати. Увидели бы нового хозяина вот в этом халате – сразу бросились бы завоевывать его сердце и руку.
– Ну уж, так бы и бросились…
– Ладно, я буду внизу. – Сюзанна повернулась и вышла.
Если ей чуточку повезет, несколько часов удастся поработать нормально, не опасаясь, что Марк помешает.
Марк дал ей это время: она успела сделать опись трех комнат, время от времени прислушиваясь к его передвижениям по дому. Звук его шагов абсолютно не раздражал, наоборот, вносил успокоение, – незамеченным он не подойдет. Сюзанна взглянула на него, как только он показался из-за угла, – и у нее перехватило дыхание. Она поскорее схватила папку со своими записями, чтобы смотреть куда угодно, только не на него…
В еще более потертых джинсах, чем в пятницу, с влажными волосами, в плотно облегающей футболке, босой, он выглядит таким юным, живо напоминая того Марка, который целовал ее и от чьих поцелуев у нее кружилась голова, обожал ее и в конце концов оставил. «Вот этого-то последнего ты и не забывай!» – приказала она себе, уставившись на полотно над камином, но не разбирая – портрет это или пейзаж.
Марк подошел к ней так близко, что она чувствовала движение воздуха от его дыхания, улавливала запах его мыла… Он заглянул ей через плечо и взял из рук папку.
– И это называется инвентаризацией?
Сюзанна была озадачена.
– Здесь указано все, что мне нужно: стиль исполнения, имя художника, основное описание. Что еще нужно?
– А как же размеры? Пометки с обратной стороны, рама, в конце концов?
– Вряд ли ты где-нибудь найдешь пометку о цене, которую заплатил Цирус, – съязвила Сюзанна.
– А вдруг какая-то вещь окажется подделкой?
– Ты имеешь в виду картины, состаренные современными средствами? Если бы здесь такое было возможно, Пирс был бы в курсе.
– Не сомневаюсь – сразу прибежал бы меня предупредить, – сладким голосом поддакнул Марк.
Сюзанна посмотрела на него подозрительно.
– Просто он так великолепно оценил Эванса Джексона, того, что в холле… – продолжал Марк.
Сюзанна насторожилась, – без сомнений, это промашка Пирса, а ей сейчас приходится расплачиваться.
– Ты что, фанат Эванса Джексона?
– Конечно же, нет. В своих высказываниях я был абсолютно честным.
– Тогда откуда ты знаешь, сколько стоит эта работа?
– Ну, что-то, наверно, в журнале прочитал, а может быть, посмотрел общеобразовательную передачу по телевидению.
– Да, примерно год назад об Эвансе Джексоне была опубликована статья. Но больше всего меня удивляет твой кругозор.
– Просто в тот день, когда я смотрел передачу, по телевидению не было бейсбола.
– Представляю, как ты был удивлен, увидев, что его полотна находятся в коллекции Цируса. Но должна тебе сказать, в наше время картины стоят намного дешевле.
– Скорее всего, ты права, – согласился Марк. – Но я думал, мы будем заниматься инвентаризацией, то есть все на высшем уровне – перетрясти всю пыль и составить полную опись.
Сюзанна удивленно воззрилась на него.
– Может, кофе для начала? Сейчас, если честно, только об этом и думаю – не завтракал. – И Марк направился к выходу. – Сделаю сандвичи, перекусим и примемся за настоящую работу. – С этими словами он выдернул лист из ее папки, скомкал и выбросил в урну.
– Но я уже сделала столько работы! – запротестовала Сюзанна.
– Лучше все переделать заново. Если дописывать сюда новые сведения, что-то может потеряться, не хватит, например, места на листе.
Она пошла за ним на кухню, мрачно размышляя – убежать бы отсюда куда-нибудь подальше…
На удивление современная отделка кухни как-то не вязалась с возрастом дома: удобная планировка, рациональное освещение, отличное оборудование… Марк взялся за нож, чтобы порезать хлеб, и, указывая им на стул, сказал:
– Присаживайся. Сюзанна села.
– Итак, Марк, что тебе еще известно о художниках, кроме Эванса Джексона?
Он перестал резать хлеб.
– Это называется наводящими вопросами. Таким образом ты пытаешься выяснить, что я знаю. Неужели от этого будет зависеть оценка?
– Перестань, я серьезно, мне действительно интересно.
Он попытался переключить ее внимание:
– Вот пиво, если хочешь.
– Нет, спасибо. Если не желаешь отвечать…
– В таком случае – не желаю. У Цируса тут где-то белое вино, бутылка или две в холодильнике. Да, и подай-ка мне овощи для салата, раз уж ты там.
По его указаниям она практически опустошила холодильник: ветчина, сыр, помидоры, зеленый горошек и другие составляющие для салата, а еще белое вино и свежий хлеб. Потом налила себе бокал и стала смотреть, с каким вдохновением Марк колдует над приготовлением еды. Наконец он осторожно уложил бутерброд – завершающий аккорд – на горку других и поставил перед ней блюдо – подлинное произведение искусства.
Сюзанна с подозрением смотрела на этот шедевр.
– Марк, выглядит, конечно, замечательно, но…
– О, не волнуйся, у меня большая практика по приготовлению еды себе на работу, – все очень съедобно.
В его голосе не слышалось никаких особых ноток, кроме стопроцентного знания предмета. В свое время именно эта черта больше всего привлекала ее в Марке; по сравнению с ее друзьями по колледжу он оказывался умнее, начитаннее, оставаясь при этом самим собой – простым рабочим.
Кусок не шел в горло; Сюзанна неожиданно подумала, что у нее нет больше сил играть в игру, затеянную Пирсом, и мученически уставилась на сандвич – слишком велик даже для ее рук, не то что для рта…
– Марк, мне надо кое-что тебе сказать.
Он взял свою тарелку и сел напротив; в лице его она узрела лишь легкую заинтересованность.
– Если это о неуклюжей попытке твоего босса принизить Эванса Джексона…
– Я же говорила, он не мой босс. К тому же хотела сказать совсем о другом. – Она положила сандвич на тарелку и глубоко вздохнула. – Цирус согласился передать свою коллекцию музею «Диаборн».
– Ну да? Джо Бревстер ничего не говорил об этом.
– Неужели кажется странным, что Цирус не обо всем говорил со своим поверенным?
– Но и в бумагах я не натолкнулся ни на какие упоминания о намерении Цируса.
– Правильно, – подтвердила Сюзанна. – Договор еще не успел дойти до стадии подписания. Но уверяю тебя, Цирус согласился. Я встречалась с ним пару раз, и мы с ним об этом беседовали.
– Хотя он ничего не сказал своему поверенному. Дай мне время во всем разобраться; не могу сейчас ничем оперировать, кроме твоих слов. Речь шла о всей коллекции?
– Да, он соглашался передать всю коллекцию. Я не настаиваю, чтобы ты поверил мне на слово; просто подумала, тебе интересно узнать намерения Цируса и поступить соответственно. – Сюзанна выдержала паузу. – Так, как ты считаешь нужным.
Он внимательно смотрел на нее. Трудно судить, что он увидел в ее глазах, в выражении лица, но, судя по всему, это не предвещало для нее ничего хорошего. Сюзанна почувствовала неприятный холодок между лопатками. Мгновение назад все слова казались такими важными, необходимыми, а произнесла их вслух – значимость их тут же улетучилась.
– Думаю, ты должен поступить в соответствии с его желаниями. Назначь цену…
– А почему я должен следовать его желаниям? И где доказательства, что он вообще желал что-либо в таком роде? А может, на него кто-то давил? Или… – Марк остановился, прислушиваясь к чему-то. – Погоди-ка!
Сюзанна тоже услышала легкое царапанье и поскуливание у задней двери дома.
– Не знала, что у Цируса есть собака. Он не был похож на человека, способного держать животное в доме.
– И я так думал. Сначала надеялся, что это окажется карманная собачка, но… – и он пошел открывать дверь.
В кухню вбежал огромный красно-коричневый сеттер и положил передние лапы на плечи Марка, пытаясь облизнуть его лицо влажным языком – выражение преданности. Потом немного успокоился и уселся на пол, обнюхивая ноги Сюзанны.
– Ну, вот видишь… – сказал Марк. – Он очень добрый. А меня, наверно, за Цируса принимает.
– Может, попросишь его, чтобы оставил мои ноги в покое. – Сюзанна пыталась спрятать их от собаки подальше. – Или отдай ему мой сандвич.
– Да не беспокойся, ты в полной безопасности; просто О'Лери таким образом тебя приветствует. Вижу, ты ему не доверяешь. Мне рассказывали, как героически он вел себя при пожаре.
– Спасибо, как-нибудь в другой раз выслушаю эту историю до конца.
– Не хочешь – как хочешь. – Марк вернулся на свое место и взялся за сандвич. – А насчет желаний Цируса – мы все равно должны сделать перепись картин. Боссу передай, я подумаю и сообщу, как поступлю.
Сюзанна ничего не ответила – никудышный из нее игрок в азартные игры. Слышал бы Пирс этот разговор, наверняка пришел бы точно к такому же выводу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь плейбоя - Майклс Ли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Любовь плейбоя - Майклс Ли



Превосходно!!!
Любовь плейбоя - Майклс ЛиЕлена
1.03.2013, 22.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100