Читать онлайн Любовь плейбоя, автора - Майклс Ли, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь плейбоя - Майклс Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь плейбоя - Майклс Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь плейбоя - Майклс Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Ли

Любовь плейбоя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

Какое-то мгновение ей не удавалось сфокусировать взгляд на говорящем – перед глазами все плыло; но, даже увидев его ясно, она едва поверила глазам. Марк Херрингтон, которого она знала, никогда не носил галстуков, не говоря уже о костюмах; ярый приверженец «свободного стиля», он не вылезал из свитеров, джинсов и тому подобного.
То, что она видит, просто невозможно: наверно, память сыграла с ней злую шутку. Сегодня на кладбище она вспоминала о нем, и вот теперь – монограмма, тон голоса… Просто случайное совпадение – похож, конечно, на Марка, но изысканно одет, ухожен: нет, она помнит его совсем другим. Сюзанна взглянула в эти широко распахнутые карие глаза с длинными загибающимися ресницами… Такие одни на миллион; когда-то ей казалось – она тонет в них, особенно в тот день, когда он ее целовал. Тогда и поняла – жизнь ее до этого ничего не значила. Глаза Марка… Невозможно! Не слишком ли много совпадений?
– Хорошо, – сказал он кому-то.
Когда звучал этот насыщенный обертонами баритон, казалось, в одном слове – целое богатство тонких значений. От его голоса она всегда таяла… «Ну не будь такой девчонкой, не веди себя как идиотка! – вела диалог сама с собой Сюзанна. – Признайся, что давно ничего к нему не чувствуешь! Веди себя с ним естественно. Ведь столько лет прошло – пора бы уже повзрослеть!» И Сюзанна протянула ему руку с твердым намерением остаться самой собой, и произнесла спокойно:
– Марк!
Рука его была твердая, теплая и сильная; Сюзанна ответила на пожатие.
Пирс удивленно повернулся к ним, подчеркнул очевидное:
– Так вы, оказывается, знакомы? Вот здорово – наверно, старые друзья?
Сюзанна сразу представила мужчин друг другу.
– Маркус Херрингтон… – озадаченно повторил Пирс. – Кажется, никогда не слышал вашего имени.
– Неудивительно, что Сюзанна обо мне не упоминала, – мы столько лет не виделись. Она обо мне просто забыла.
Вслушиваясь в его голос, Сюзанна уловила привычные смешинки, и это ее разозлило: после такого ответа дураку ясно – между ними что-то было. Скажи он напрямую – можно отрицать, но он действует куда тоньше; достаточно взглянуть на Пирса, чтобы понять, в каком направлении работают его мысли. А как ей вести себя в этой ситуации дальше?
– Нет, кажется, я о тебе не вспоминала, – подтвердила Сюзанна холодно. – У меня было слишком много всяких важных дел.
– Ну конечно, дорогая, разве я когда-нибудь для тебя что-то значил…
«Вот этого тебе вовсе не следовало говорить! – окончательно разъярилась Сюзанна. – Представляю, о чем думает сейчас Пирс». В то же время она испытывала какую-то смесь удивления и восхищения – как легко и быстро он загнал ее в угол; в прежние времена Марк был для нее намного понятнее. Но не стоит путать того, что когда-то было, с тем, что есть. А Пирса это и вовсе не касается.
Марк повернулся к Пирсу.
– С моей стороны, конечно, невежливо ворошить прошлое. А вы интересуетесь искусством так же, как Цирус?
Неприкрытая ирония звучала в голосе Марка. Сюзанна не верила своим ушам; несмотря на показное равнодушие, ей пришлось приложить массу усилий, чтобы остаться спокойной. Первое, что приходит в голову: Марк уже слышал имя Пирса и теперь сомневается в его бескорыстном интересе. Но нет, не может быть: «Диаборн» слишком далеко, и директор его известен только в узких кругах.
Потом она догадалась проследить за пристальным взглядом Марка поверх плеч Пирса: смотрит на одну из наиболее известных в коллекции Цируса картин; вот и объяснение его иронии.
– Я не разделяю его вкуса. Неужели это кого-то может интересовать? – Марк чуть сдвинулся с места. – Что касается меня, я использовал бы эту вещь как коврик у входной двери.
Сюзанна вся подалась вперед. Сразу видно – созданию этого шедевра предшествовала долгая, упорная работа. Художник смешивал три разных розовых пигмента и только потом добавлял белый. Она разглядывала полотно внимательно, как в антикварном магазине. Пирс тоже в одно мгновение оценил значимость картины и одновременно удивился индифферентной, как ему показалось, реакции Сюзанны. Он потащил ее по галерее, посмотреть новые приобретения Цируса, на ходу – на это ушло целых полчаса – просвещая насчет художественного гения и тонкостей экспрессионистского символизма.
– Сюзанна, не надо перед ним показывать свою заинтересованность, это может сломать всю игру. Веди себя безразлично, договорились?
Однако Сюзанна будто не понимала, о чем он говорит; взгляд ее выдавал крайнюю рассеянность. К сожалению, она не видит, как отреагировал Марк на выходку Пирса. Снова вернулись к прежним картинам.
– О, смешная вещичка! – снисходительно заметил Пирс. – Цирус умел пошутить.
Сюзанна попыталась скрыть смущение. Она-то отлично помнит, какую цену Цирус заплатил за эту вещь. Понятно, Пирс пытается сойти за простачка, совсем обезумел, – какой смысл продолжать сейчас эту игру?
– К сожалению, не вся коллекция хороша, – бросил Пирс. – У Цируса всего несколько полотен, заслуживающих особого внимания.
Какой-то внутренний голос призывал Сюзанну положить этому конец, пока Пирс не предложил Марку помощь в реализации картин. Но пальцы Пирса предусмотрительно сжали ее локоть – все протесты остались невысказанными.
Пирс начал без обиняков:
– Если вы ищете кого-нибудь, кто помог бы вам с оценкой…
– Есть над чем подумать, – откликнулся Марк. – Надо разыскать Джо Бревстера, он единственный, кто всем этим управляет. – И оглянулся вокруг, с высоты своего роста выискивая взглядом в толпе нужного человека.
Имя Джо Бревстер прозвучало как гром среди ясного неба. Что, если Марк вспомнит имя Пирса? Вот именно сейчас и раскроется еще не начавшаяся махинация Пирса…
Марк, однако, не выказывал никакого смущения и продолжал вести себя как ни в чем не бывало, посмеиваясь и что-то ворча. А тем временем к ним поспешно направлялся маленького роста, плотного телосложения господин.
– Вы меня звали, Маркус?
– Джо, рад представить тебя Сюзанне… «Даже фамилии моей не помнит!» – пронеслось у нее в голове.
– Миллер, – холодно произнесла Сюзанна, хотя внутри у нее все клокотало от гнева.
– До сих пор или снова?
От этого вопроса ей стало лучше: большое искушение утереть Марку нос, – мол, она уже восемь лет как замужем, вот только недавно развелась; Пирс ей даже подыграл бы. Но что-то ее удержало.
– До сих пор.
– Вот как! – мягко отозвался Марк. – Насколько я помню, ты собиралась замуж – у тебя были для этого веские основания.
Ярость душила Сюзанну; сейчас еще наивно осведомится, что нарушило ее планы. Но Марк уже перестроился на Пирса.
– Джо, этот джентльмен предлагает свою помощь в оценке коллекции.
Поверенный протянул Пирсу руку.
– Прекрасная идея, мистер Рейнолдс, ваше мнение особенно ценно – ведь вы директор «Диаборна», если мне не изменяет память?
Пирс снова сжал локоть Сюзанны, явно предупреждая ее о чем-то.
– Да, это так. Но оценка не входит в мои обязанности, по роду службы я занимаюсь другими делами. Думаю, в этом деле более полезной окажется Сюзанна.
Она уже собиралась выразить протест, но передумала: теперь понятны знаки Пирса, он заранее все спланировал. Пирс отлично умеет переводить стрелки, этому у него можно даже поучиться. Она чувствовала пристальный взгляд Марка – пытается понять по ее выражению, насколько все правдоподобно.
– А ваша сотрудница имеет необходимый опыт? – осведомился поверенный.
Ну все, она больше не желает молчать!
– Пирс, я думаю…
– Перестань! – одернул ее Пирс и ответил: – Конечно же, у нее хватит опыта. Не стоит зарывать свой талант, Сюзи.
– А-а, ваш резе-ерв! – протянул Марк со знанием дела. – Знаешь, Джо, при других обстоятельствах я проявил бы больший интерес к коллекции Цируса.


Рука Пирса, все еще поддерживая Сюзанну под локоть, тянула ее через весь зал к столам, куда уже направилась основная часть публики, а потом он свернул куда-то в сторону; они остались вдвоем в темноте лестничного пролета.
– Кажется, все получилось очень даже неплохо! – одобрил Пирс.
Нотки самодовольства, прозвучавшие в его голосе, подействовали Сюзанне на нервы.
– Все, что я могу сказать, – не стоит гоняться за призраками. С твоей стороны лучше бы договориться купить самые интересные вещи по сходной цене.
Пирс неопределенно мотнул головой.
– Это всегда успеется. Вдруг Херрингтон согласится на что-то другое, надо попробовать.
Сюзанна пошла быстрее.
– Но Бревстер знает, что мы попытаемся занизить цену, предупредит своего клиента, и от тебя останется только пыль, а музей рискует репутацией.
– Интересное замечание! – надулся Пирс. – Ну откуда этому Марку знать про меня, – насколько помню, я ни словом не обмолвился о музее. Если бы не Бревстер… И Цирус навряд ли упоминал обо мне. Сюзанна, неужели ты думаешь, я ничего дальше своего носа не вижу? Не зря же пытался выдать себя за любителя.
– А для меня все выглядит как издевка.
– Ничего подобного! Просто мне неудобно хвастаться своим преимуществом, знаниями, возможностями. Если человек хочет получить заключение…
– Ты действительно попытаешься его убедить, что полотна Эванса Джексона ничего не стоят?
– Постараюсь быть более тактичным – апеллировать к его чувствам. Ни один музей не упустил бы такой шанс. И знаешь, благодаря тебе я видел его как раскрытую книгу. Может быть, расскажешь, откуда ты его знаешь?
– Теперь это уже неважно, все равно слишком поздно идти на попятную, – тихо обронила Сюзанна.
– Да, ты что-то здорово обескуражена, – поделился Пирс своими наблюдениями. – А что это за разговор насчет свадьбы? Ты же никогда не была замужем, насколько я помню.
– Нет, не была, – подтвердила Сюзанна – ей не понравилось внезапно проснувшееся любопытство Пирса.
– Понимаешь, я уже стал склоняться к твоему мнению о нем. Выглядит неплохо, а имя напоминает одну известную в свете аристократическую семью.
– Смешно… – пробормотала Сюзанна. – В свое время моя мать сказала почти то же самое.
– Знаешь, я видел, как он смотрел на полотна великого Эванса, и понял: мой первый порыв был верным. – Пирс пожал плечами. – А как тебе идея использовать картину в качестве коврика для пола? Надеюсь, Эванс не слышал, что он сказал о его работе.
– Радуйся, пока еще можешь! Но помни – все владельцы картинных галерей свято берегут тайны своих клиентов. – Сюзанна не удержалась от саркастической нотки в голосе. – И еще, Пирс, я хотела сказать: с моим назначением ты явно поторопился. Или ждешь моего самоотвода? Я не хочу заниматься коллекцией.
– О, да перестань же упрямиться! Неважно, какие отношения у вас были в прошлом. Главное, он уже согласился с твоей кандидатурой, тебе остается только…
– Тогда я сама открою ему, что на самом деле занимаюсь связями с общественностью, а не оценками картин, и не имею к этому ни малейшего отношения! – оборвала она его.
– Что ж, в какой-то степени это просто идеально. Учитывая твою неподготовленность…
– Я не ослышалась, по-моему, Марку ты сказал другое?
– Я же не назвал тебя экспертом. Так, если возникнут ошибки, легко объяснить…
– Ты имеешь в виду, что ждешь от меня ошибок?
– Сюзанна, дорогая, ты будешь располагать доступом ко всем информационным ресурсам музея, включая мою помощь.
– Таким образом, ты сам подталкиваешь меня делать ошибки. Никогда бы не подумала, что ты на такое способен.
– Пытаюсь подстраховаться, вот и все. Помни: если коллекция будет оценена слишком высоко, у них появится искушение переправить ее за границу и заработать на этом приличные деньги.
– Ага, а если я оценю ее слишком низко – буду выглядеть в их глазах полной идиоткой.
– Ну, в этом сомневаюсь! – легко бросил Пирс. – Ты-то не видела, как Херрингтон на тебя смотрел: давно не наблюдал таких голодных глаз – словно волк на Красную Шапочку. Думаю, если мы правильно разыграем наши карты, никаких вопросов вообще не возникнет.


В затихший «бутовый» офис «Трайэд» (его прозвали так за бутовый камень в отделке – от входа до почти любого элемента декора), неподалеку от Линкольн-парка, Пирс подбросил Сюзанну уже вечером. С тех пор, как это место стало в основном районом жилых домов, улицы наполнялись отнюдь не деловым шумом после окончания рабочего дня и школьных занятий. А тут еще неожиданный теплый день, дети разошлись вовсю – носились буквально под ногами, оглашая округу веселыми возгласами.
Сюзанна еле увернулась от двух катающихся на роликах сорванцов; понаблюдала за чем-то вроде мальчишеского рыцарского турнира; за тем, как одна девочка объясняет двум другим, младшим, правила игры в классики; и в конце концов сказала свое слово мастерам этой игры:
– Знаете, классики здесь как-то не на месте – эти квадраты, прямо у нашего офиса…
– Но, Сюзанна, мы же никому не мешаем… – стала оправдываться старшая.
– Это просто мел, пойдет дождь и все смоет, – поддержала ее другая.
– В другой раз мы нарисуем цветным мелком. Вот будет здорово! Поможешь нам? – утешила третья.
Сюзанна не выдержала, рассмеялась – и сама стала прыгать по белым квадратам, как когда-то в детстве. Вечная игра, во все времена будет жить, каждое поколение в нее играет. Но за ней, кажется, тоже наблюдают – вон покачивается штора на окне миссис Холкомб… Сюзанна почти автоматически обернулась на знакомое окно: за миссис Холкомб недаром закрепилась слава, что, не выходя из дома неделями, она в курсе всех окрестных событий. С ее стороны это, видимо, высшее проявление дружбы; на все попытки Сюзанны познакомиться поближе не последовало до сих пор никакого ответа за то время, что «Трайэд» стал ее соседом – дверь офиса рядом.
Внутри их обиталища господствовали сумерки и тишина. Последние лучи заходящего солнца скользили по поверхности предметов, почти не освещая их: едва видна мебель, непривычно тихо и безучастно стоят компьютеры, телефоны, факсы… Деловая жизнь замерла до следующего рабочего дня.
На доске объявлений ничего нового; только напротив фамилии Риты приколот листочек – что нужно сделать завтра; для мисс Миллер нет ничего, никаких сообщений. Странные выверты проделывает иногда в нашем сознании время: кажется, с того момента, как она покинула офис, чтобы ехать на похороны Цируса, прошло чуть ли не несколько лет…
Для Пирса, правда, это лишь миг единый – взвалил на нее еще одну работенку. Оценить коллекцию не такой уж простой труд – нужно перерыть гору разного материала. При других обстоятельствах она, без сомнения, ухватилась бы за такой проект – в принципе это интересно. Вот только придется иметь дело непосредственно с Марком, а она не испытывает никакого желания с ним общаться. Будь у нее побольше времени…
«Будь честной! – велела она себе. – Если бы не Марк Херрингтон, ты бы не стала придумывать отговорки».
Она поднялась по лестнице из головного офиса в свой кабинет, в торце здания. На столе ее все тот же беспорядок, будто никуда и не уходила, – бумаги, буклеты. То, чем она занималась этим утром, нужно представить клиенту завтра днем. Надо бы окончательно продумать кое-какие детали, но после всех сегодняшних событий нет сейчас для этого ни сил, ни настроения. Придется прийти завтра утром пораньше и подготовить все на свежую голову.
Сюзанна бросила свою живописную шляпу через всю комнату в сторону обитой ситцем кушетки. С тонким, зловещим свистом пролетев над пестрой кошкой, уютно свернувшейся на подушке, шляпа зацепилась за край подлокотника и почти накрыла кошку. Та недовольно зыркнула на нее желтым глазом и протестующе замяукала. Пришлось Сюзанне принести ей свои извинения, которые и были приняты. А провинившаяся ретировалась вниз, в кабинет Кит, откуда так хорошо видно улицы и Линкольн-парк.
В комнате невероятная атмосфера – кажется, сам воздух пронизан чистотой и опрятностью; такой уж порядок завела у себя Кит. И это всего через десять дней после переезда, при постоянном потоке посетителей…
– И как же это тебе удается? – В тишине голос Сюзанны прозвучал странно одиноко и громко.
Глупый вопрос, конечно, – это сущность Кит; можно побиться об заклад, что и в жизни прямолинейной, простодушной Кит господствует такая же упорядоченность. Все ее секреты на виду. Стоит ей влюбиться – и Элисон с Сюзанной уже знают, хотя она еще никому ничего не говорила.
Вот Элисон – незаменимый человек в бизнесе; всегда умеет принять нужное решение, способна контролировать самые сложные ситуации, привлечь внимание, умеет настоять на своем – не то что она. Сюзанна искренне считала, что для полного счастья в жизни ей не хватает практицизма Элисон: обладай она этим качеством, жизнь ее сложилась бы по-другому.
Даже близким подругам Сюзанна никогда не рассказывала, что же тогда, восемь лет назад, произошло. Да и, честно сказать, сама не поняла до конца. Если бы Марк составлял важную часть ее прошлой жизни, они знали бы о нем все в деталях, а так ничего серьезного; что же она разволновалась сегодня, как школьница… Нет, другие тут не помогут, это касается только ее.
Последние лучи солнца постепенно затухали, кабинет Кит погрузился в темноту, а Сюзанна так и сидела за столом, подперев голову руками и не надеясь разобраться в происходящем. Наверно, она не такая, как все: напридумывала, нафантазировала – как-то он не так на нее смотрел… Просто судьба снова свела их, и ничего в этом нет необычного. Слова его – пустой звук, нужно вести себя как обычно. И все же он нисколько не изменился, да и ее реакция на него осталась прежней.
Коллекция очень велика; с ее сноровкой и опытом работа займет несколько дней; на более тщательную оценку могут уйти месяцы; естественно, на это она не пойдет, но сталкиваться какое-то время с Марком обречена. Слава Богу, он из тех, кто постоянно чем-то занят – вот в этом-то вряд ли изменился. И задержка похорон, скорее всего, связана именно с ним, а никакой работодатель не потерпит долго отсутствия работника.
Интересно, чем он занимается. Это ей не безразлично. Какое-то время работал сварщиком на машиностроительном заводе; надо надеяться, сменил вид деятельности… По ее мнению, из него вышел бы неплохой руководитель среднего звена, ну, может быть, посредник. Однако руки у него по-прежнему мозолистые, – опять зарабатывает на жизнь физическим трудом? Не хочется в это верить.
На нем отличный костюм – таких она никогда не видела в его гардеробе; совсем не вяжется с его стилем, насколько она помнит. Ладно, пора отбросить все эти мысли! Зачем тратить время и думать о человеке из прошлого, которому нет места в будущем? Выполнит она свою работу, и разойдутся опять, как в море корабли. Разнообразна жизнь по части сюрпризов…
В конце концов, очень кстати и презентация в пятницу: на какое-то время отвлечет ее от проблем с коллекцией Цируса, – все силы надо направить на максимальную пользу для «Трайэд» от предстоящего мероприятия.


Весь следующий день Сюзанна провела в выставочном центре, уточняя и дополняя малейшие детали. Уже под вечер – все решено, подготовлено – взяла такси и поехала в офис. Путь не очень близкий, и хорошо – так устала сегодня, рада любой передышке…
Протекший день, насыщенный решением оперативных задач, которые требовали от нее напряжения всех сил, позволил абсолютно забыть о картинах Цируса. Блаженное состояние души продолжалось, пока она не полезла в сумочку, чтобы расплатиться с таксистом: пальцы нащупали твердый клочок бумаги и брелок с ключами – их у нее никогда не было… Это Рита бросила в сумку, когда утром она убегала из офиса, – для нее сообщение из службы доставки. Сюзанна в спешке не обратила на это никакого внимания; сейчас невесомый брелок казался семипудовой гирей.
Так и есть, худшие ее опасения оправдались: ключи от дома Альберта Цируса. Ну что ж, понедельник не за горами, тогда и приступит к оценке коллекции, Пирс останется доволен. Да и для нее все складывается не так уж плохо; в понедельник Марк в любом случае вернется к своей обычной жизни, а может, и уже удалился, иначе зачем Джо Бревстер прислал ей ключи. А впереди мирный уик-энд.
От этой простой мысли Сюзанна расслабилась и сразу поняла, каким тяжелым грузом давила на нее новая обязанность, – перспектива спокойно отдохнуть согревает душу. Никакой Марк Херрингтон и никто в Чикаго не лишит ее этого блага.
Такси подъехало, остановилось, она протянула руку, чтобы открыть дверцу, но кто-то опередил ее – рука скользнула в пустоту… Кто-то сильно торопится; конечно, сейчас час «пик», но можно бы проявить терпение, подождать, пока пассажир выйдет. И вдруг Сюзанна спохватилась: а если это кто-то из клиентов «Трайэд» или из соседей?.. Мгновенная ослепительная улыбка и приветливые слова:
– Рада, что ваше ожидание увенчалось успехом и такси в вашем распоряжении!
– Ага, как раз вовремя, – ответил так хорошо знакомый красивый баритон. – Сколько можно тебя ждать!
Ноги сразу как-то ослабли, и Сюзанна так и осталась сидеть на месте.
– Ну, раз ты здесь, такси мне не нужно. Позволь предложить тебе руку, Сюзанна, а то вид у тебя, будто перед тобой привидение.
Сегодня он еще привлекательнее, чем в прошлый раз: узкие бедра обтянуты светло-голубыми джинсами; широкие плечи и сильные руки не может скрыть даже свободный пуловер. Как пушинку, он извлек ее из машины и расплатился с водителем.
– Что ты тут делаешь? – Как только слова эти слетели с губ, ей захотелось откусить себе язык – хуже ничего нельзя придумать.
– А ты не считаешь, что нам есть о чем потолковать?
Что там говорил вчера Пирс насчет голодных глаз, как у волка… Ничего подобного она не видит; и голос ровный, спокойный – не за что зацепиться. Не стоит тянуть волынку, она сразу расставит все точки над «и».
– Не могу представить, о чем нам толковать. Если тебя волнует моя компетентность в вопросах искусства…
– О нет, ни о чем таком! – перебил Марк. – Зачем мне спрашивать о твоей работе? Ты выросла в аристократической семье – Миллеры из Норзбука, – и, зная их отношение к жизни, можно сказать: твоя профессия всему этому соответствует.
«В аристократической семье»… На секунду Сюзанне почудились ироничные нотки в голосе Марка. Нет, он не знает, не может знать…
Между тем он продолжал – почти нежно:
– Знаешь, я заехал к тебе в офис оставить сообщение, что хочу поговорить о прошлом. Вашему секретарю оно показалось несколько странным, но она все же приняла и обещала, что ты его получишь.
Ну и не повезло ей: еще пять минут – и они бы разминулись; всего пять минут… Вот уж не везет, так не везет!
Белая кружевная штора в фонаре окна миссис Холкомб не колышется, как обычно, когда снаружи происходит что-нибудь интересное. Но ей не привиделось – за стеклом мелькнуло лицо… А Рита или Кит случайно выглянут в окно – им тоже есть на что посмотреть. Отступление не всегда означает поражение, нужно ретироваться, и чем быстрее, тем лучше.
– Здесь недалеко за углом небольшой ресторанчик – как насчет чашечки кофе?
– Я уж думал, никогда не услышу таких слов. Давай свою сумку!
Сюзанна повернулась и пошла впереди, предпочитая не замечать предложенную ей руку. В ее распоряжении несколько минут, пока они не дошли, чтобы побыть наедине с собой и решить, какой стратегии поведения придерживаться. Всегда ли он был этаким джентльменом или это что-то новенькое? Почему тогда, раньше она не обращала внимания на его манеры? В восемнадцать лет, в разгар бурного восстания против родительских ценностей, до того ли ей было, чтобы замечать такие вещи, как куртуазность манер…
Та же официантка, что работала здесь с утра в понедельник, принесла им кофе и одарила кокетливой улыбкой Марка, когда он ее поблагодарил.
– Значит, поговорить о прошлом… – Сюзанна размешивала сливки в чашке. – Что ж, ты первый предложил, вот и рассказывай: чем занимался эти восемь лет, где теперь работаешь?
– До сих пор на заводе. – Марк сцепил пальцы.
Как часто видела она раньше этот жест – в памяти остались его длинные пальцы… Как-то он ей сказал, что специально следил за гибкостью рук – это необходимо для работы.
– Должно быть, платить стали лучше, чем раньше, если судить по костюму, в котором ты был на похоронах.
– А-а… да купил как-то, случайно почти.
– Так вот почему задержали похороны – тебе пришлось пройтись по магазинам. Какая честь для Цируса!
– Самое странное, что я в жизни не встречал этого человека.
Почему-то это не удивило, но рассыпалась ее теория, что таинственный наследник Цируса и есть его сын.
– Должна признаться, у меня возник вопрос, а не встречался ли он с твой матушкой.
– Спрошу ее при случае. А раз уж у нас речь о семье, то расскажи о своей дочери, Сюзанна.
Вопрос, который она больше всего боялась услышать, задан. Сюзанна растерялась, не зная, как отвечать. И с чего он взял, что именно дочь…
– У меня нет никакой дочери.
– В самом деле?
Казалось, ее ответ его обескуражил.
– Но я сам видел, как ты играла с девчонками в классики. Не будешь же утверждать, что это дети клиентов. Тем более твоя как раз должна быть такого возраста.
– Весьма логично, – признала Сюзанна. – Обоснованно, но в корне неверно. Просто соседские девчонки любят играть именно в этом месте.
– Значит, сын?
– Боюсь тебя разочаровать. Марк потягивал кофе.
– Не могу, конечно, представить всех тех разочарований, что причинил тебе восемь лет назад, но все же хочу знать о случившемся. Почему ты не вышла замуж? Признаюсь, был удивлен, услышав эту новость. Думал, ты, скорее, пыталась убедить всех, что твой ребенок от меня, а я… слишком легкомысленно отношусь к жизни, чтобы на тебе жениться. Ну, Сюзанна, рассказывай, как это все было, я жду!
Ложечка в ее чашке перестала описывать круги, взгляды их встретились.
Под его холодным, колючим взором у Сюзанны возникло ощущение, что он только и добивается того, чтобы увидеть ее унижение, втоптать ее в грязь. Совершенно неправильно истолковал все события и теперь пытается их логично увязать. «А не слишком ли поздно проснулось твое любопытство? Сколько лет прошло…» – думала она, а вслух произнесла:
– Знаешь, дорогой, это абсолютно не твое дело.
– А может быть, мне спросить Пирса?
– Он ни о чем не знает.
– В таком случае как насчет дружеских сплетен?
– Попытайся. Что-нибудь еще хотел бы узнать?
– Пожалуй, подумаю.
– Сомневаюсь только, что мы еще увидимся.
– Почему?
В его голосе не слышно и капли заинтересованности… Сюзанна с нарочитой беззаботностью пожала плечами.
– Просто предполагаю, что пришло время тебе вернуться к обычному ритму жизни…
– А что ты под этим понимаешь: работу, жену, детей?
Жена, дети… как-то до этого момента ей не приходило в голову, что Марк, возможно, женат. А почему бы нет – никакие объективные причины не мешали совершиться этому факту.
Сюзанна бросила молниеносный взгляд на его левую руку, спокойно лежавшую на краешке пластикового стола. Обручального кольца нет; незаметно и белой полоски кожи, свидетельствующей, что кольцо снято недавно. Марк проследил за ее взглядом, глаза его вдруг сузились, он отдернул руку, как от ожога.
– А-а… у тебя в голове еще бродят мысли об обручальных кольцах. Извини, должен разочаровать.
– Ну да, вижу. Работа с машинами безопаснее, если на руках нет ничего лишнего.
– Да, верно. Одна из причин, чтобы не носить кольцо. Я думал, ты этого не поймешь; хотя… Жена – это в принципе неплохо, но ты знаешь, как я к браку отношусь. А вот относительно детей… не думай, что тебе будет легко спрятать от меня ребенка.
Сюзанну словно молотом по голове огрели; так он и вправду думает, что у нее есть ребенок? Кажется, ей не удалось его разуверить. А Марк развивал свою мысль дальше:
– Работа – тоже хорошо, но жизнь состоит не только из работы.
– Да постой, что ты имеешь в виду?.. – попыталась она как-то прояснить ситуацию.
Но он неожиданно перевел разговор в другое русло:
– Ты что, думаешь, я приехал сюда только увидеть тебя? Не совсем так… Благодаря нашей встрече у меня на многое раскрылись глаза, я понял, что должен делать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь плейбоя - Майклс Ли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Любовь плейбоя - Майклс Ли



Превосходно!!!
Любовь плейбоя - Майклс ЛиЕлена
1.03.2013, 22.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100