Читать онлайн Гнездо для птенца, автора - Майклс Ли, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гнездо для птенца - Майклс Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гнездо для птенца - Майклс Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гнездо для птенца - Майклс Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклс Ли

Гнездо для птенца

Читать онлайн

Аннотация

Уэнди соглашается выйти замуж за Мака, чтобы создать семью для полугодовалой дочери своей погибшей подруги. Но только ли ради ребенка она идет на это? А Мак? Неужели, предлагая ей эту сделку, он тоже думает лишь о счастье племянницы?..
В результате автомобильной аварии погибает подруга Уэнди. На смертном одре она поручает Уэнди свою внебрачную дочь, о которой не сообщала родственникам, и просит воспитать как свою.
Но Уэнди, считая что родственники подруги имеют право знать о существовании девочки, звонит, как она считает, отцу подруги. После звонка приезжает старший брат подруги — вышеупомянутый Мак. С этого всё и начинается.


Следующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Прошло несколько мгновений после первого легкого всхлипа, прежде чем Уэнди встала и потянулась за халатом. Разумеется, она не спала — как можно спать после такого дня? — но все тело было налито свинцовой тяжестью, да и приглушенный свет ночника в детской заставлял ее щуриться, словно в утомленные глаза ей бил луч маяка.
Всхлипы Рори быстро перешли в плач, но когда она увидела Уэнди на пороге комнаты, то начала размахивать ручками и радостно лопотать, издавая почти осмысленные звуки.
— А я-то думала, ты теперь спишь до утра, — сказала Уэнди, наклоняя колыбельку и беря ребенка на руки. Кончиком пальца она нежно погладила мягкую щечку Рори. — Мы ведь только вчера обсуждали с тобой этот вопрос, не так ли? Рори засмеялась и сунула в рот кулачок. Уэнди расхохоталась, крепко прижала ее к себе и отправилась вместе с ней в крохотную кухню за бутылочкой.
Рори с интересом наблюдала за процессом приготовления пищи, сидя на своем высоком стульчике. Но кулачок недолго удовлетворял ее, и вскоре малышка снова расплакалась.
— Слава Богу, что есть микроволновые печи, — пробормотала Уэнди. Она всунула в рот Рори соску бутылочки и отправилась вместе с ребенком в свою маленькую гостиную, где устроилась поудобнее в кресле-качалке, откинув голову на мягкую спинку. Девочка умиротворенно посасывала молоко, а Уэнди разглядывала от нечего делать скромную рождественскую елку в углу комнаты. Тонкие полоски мишуры бесшумно шевелились от легкого сквозняка и мерцали в скудном свете, проникавшем из кухни.
Сколько ночей они вот так сидели здесь, даря друг другу тепло, утешение и надежду! Сейчас Рори почти пять месяцев. А было всего шесть недель, когда Марисса вверила ее заботам Уэнди.
— А кажется, что ты у меня уже целую вечность!
Ей послышалась нотка отчаяния в собственном голосе, и она взглянула на Рори, испытывая внезапную потребность объяснить, что она не имела в виду «целую вечность» в негативном смысле. Просто ей кажется, будто Рори всегда являлась частью ее жизни, и одна мысль об отказе от ребенка разрывает ей сердце.
Сказать по правде, Уэнди не смогла бы и вспомнить, как она жила до того, как в ее жизнь вошла Рори. Разумеется, не так уж плохо — она любила свою работу, у нее были друзья и множество интересных занятий, но как же все переменилось с появлением ребенка. Теперь, когда будущее Рори переплелось с ее собственным, принимать решения стало куда более ответственным делом…
Откажись она от этого ребенка, и ее жизнь потеряла бы всякий смысл. Как если б она пустила свою машину вниз по отвесному склону горы.
Но что ей остается в этой ситуации? Уэнди перебрала все возможные варианты — последние два дня она ни о чем другом не думала! — и пришла к выводу, что существует только один выход: убийственный для Уэнди, но спасительный для Рори.
На кофейном столике рядом с креслом-качалкой лежал розовый лист, который она получила по внутренней почте в офисе два дня назад. Обычный фирменный бланк, краткое уведомление о том, что по истечении двухнедельного срока в ее услугах больше не будут нуждаться.
На мгновение в ней опять вспыхнул гнев. Пять лет она проработала в компании, и босс даже не потрудился сообщить ей эту новость лично…
Рори перестала есть и протестующе захныкала оттого, что ее слишком крепко сжали. Уэнди сделала глубокий вдох и заставила себя расслабиться. Собственно, ей не на что жаловаться. Отсутствие внимания не относилось к ней персонально: почти каждый второй служащий получил точно такое же уведомление. В последние месяцы усиленно поползли слухи о том, что компанию лихорадит.
Две недели до Рождества, с горечью подумала Уэнди. Ну и праздники будут!
У нее оставались некоторые сбережения в банке, но она уже запустила в них руку, когда для Рори стала мала ванночка и к тому же понадобилась колыбелька и множество других вещей. До этого Уэнди и не представляла себе, что дети требуют таких расходов. Детская смесь стоила целое состояние. Подгузники тоже были не дешевы. Затем нужно оплачивать няню, иначе Уэнди не сможет ходить на собеседование в поисках новой работы.
Того, что у нее осталось, не хватит надолго, а выходное пособие, которое ей предложили, было лишь жалкой подачкой. Да на него и не стоит особенно рассчитывать: из-за банкротства компании оно могло и вовсе не материализоваться.
Рори безмятежно посасывала из бутылочки, доверчиво обхватив мизинец Уэнди своей крошечной ручкой. У ребенка были глаза Мариссы, ясные, голубые, как летнее небо, с тем же темным ободком вокруг радужки. Марисса всегда говорила, что он свидетельствует о даре ясновидения.
Это ясновидение недорогого стоило в конечном счете, подумала Уэнди, иначе Марисса почувствовала бы приближение машины и вовремя свернула бы. Или хотя бы оставила завещание.
Рори опорожнила бутылочку и закашлялась. Уэнди легонько похлопала девочку по спинке, затем сменила ей подгузник и уложила снова спать. Некоторое время она постояла у колыбельки, глядя на ребенка в тусклом свете ночника, вспоминая тот день, когда стояла около другой постели…
* * *
Хорошенькое личико Мариссы не пострадало в аварии, поэтому можно было предположить, что она выкарабкается. Но по тому, как суетился медицинский персонал и гудела аппаратура в реанимационной, Уэнди понимала, что положение безнадежно.
Никто не ожидал, что Марисса придет в сознание, но каким-то чудом она вырвалась из сгущающегося мрака и вцепилась в руку Уэнди. Еле слышным голосом, но настойчиво, требовательно Марисса произнесла:
— Позаботься о моем ребенке, Уэнди. Сделай все, чтобы она не попала в руки моих родителей. Они и ее погубят. Обещай!
Уэнди постаралась не показать, как больно Марисса сжала ей руку, и ответила:
— Обещаю.
Тогда пожатие ослабло, и Мариссы не стало.
* * *
Трясущимися руками Уэнди расправила одеяло Рори и постаралась успокоиться. Завтра у нее трудный день. Она не может больше заботиться о Рори так, как того хотела бы Марисса, а, следовательно, нарушит обещание. И тем самым разобьет свое сердце.
Но другого выхода просто нет.
Уэнди пока не сказала о закрытии компании молодой женщине, которая присматривала за Рори в течение дня. Рана была еще слишком свежей, кровоточащей, чтобы говорить об этом. К тому же Кэрри была занята с другими родителями, когда Уэнди приехала за ребенком. Но на следующее утро, когда Уэнди принесла Рори, оказалось, что Кэрри уже слышала новость.
— Мой муж велел мне предупредить вас, что я не могу работать в кредит, — мягко сказала она и, избегая взгляда Уэнди, начала сосредоточенно расстегивать кофточку Рори. — Я ответила мужу, что вы и не ждете этого от меня, но он говорит, надо выяснить положение. — Она встревоженно посмотрела на Уэнди. — Вы по-прежнему будете ее приносить?
— Пока не знаю. Я сообщу вам, как только смогу. — Уэнди поцеловала ребенка в щечку и отдала сумку с необходимыми принадлежностями. Затем поспешно вышла, пока Кэрри не успела спросить еще что-нибудь.
Сидя в машине, Уэнди уронила голову на руль. Почему она не сказала правду? Она больше не будет приносить Рори, потому что вскоре девочка окажется за шесть штатов отсюда.
А не сказала потому, что чем дольше откладывается разговор об этом, тем легче делать вид, что она и не собирается звонить в Чикаго. Что вовсе и не думает отказываться от Рори.
Но как бы ни было трудно примириться с собственной совестью, придется нарушить обещание. Марисса поняла бы меня, сказала себе Уэнди. И наверняка посоветовала бы поступить именно таким образом. Уэнди не может больше заботиться о Рори — по крайней мере, так, как того требуют правила ухода за грудными детьми. Никакая мать не пожелала бы, чтобы ее ребенок жил в нищете. Если есть лучший вариант.
А насчет того, что родители Мариссы погубят Рори… Уэнди с трудом сглотнула. Она никогда не видела Берджессов, они даже не приехали за вещами Мариссы после ее смерти; всем занимался их поверенный. О семье Мариссы она знала только то, что молодая женщина говорила в гневе, а под конец — в тисках боли. Марисса была неопытной и несколько эгоцентричной особой, без того понимания, которое приносит с собой зрелость. Возможно даже, она преувеличивала. В любом случае придется рискнуть.
* * *
Уэнди на несколько минут опоздала на работу. Теперь это не имело никакого значения. Еще несколько дней назад работа занимала ее и казалась важной, а теперь стала бессмысленной и ненужной, как прошлогодние новости. Она трудилась над новым каталогом, но много ли толка в составлении списка вещей, которые никогда не будут произведены?
Ее коллеги по отделу маркетинга не толпились вокруг кофеварки и не анализировали очередной финансовый прогноз, как она ожидала. Атмосфера в офисе была гнетущей. В стоявших рядами кабинках виднелись головы сотрудников, понуро склонившихся над чертежными досками и столами.
Босс вышел из своего остекленного кабинета и пересек комнату, направляясь к ее кабинке.
— Вы опоздали, Миллер, — заявил он.
Стресс, гнев, переживания и недосыпание — все вместе образовало взрывоопасную смесь, и Уэнди выпалила, прежде чем успела подумать:
— Ну так увольте меня.
Он сверкнул сердито глазами:
— Не иронизируйте.
Уэнди прикусила язык. В нынешних обстоятельствах она нуждалась в самой лестной характеристике, какую только мог дать Джед Лэндерс.
— Извините, Джед. Это просто шок, только и всего. Как дела?
— Мы должны организовать продажу оставшегося имущества.
— А будет ли какая-нибудь поддержка со стороны компании при поиске новой работы? Какие-нибудь консультации или помощь в установлении контактов с другими фирмами?
— Я ничего подобного не слышал. Если будет, дам вам знать. — Он положил на угол ее стола кипу распечаток. — Вот опись имущества на вчерашний день.
Она придвинула к себе кипу и, взяв карандаш, принялась за работу. Было уже далеко за полдень, когда ей удалось сделать перерыв на обед. Но она едва притронулась к сандвичу с тунцом и листьями салата и снова вернулась к своему столу.
Единственное преимущество этой ситуации, рассуждала Уэнди сама с собой, то, что никто не спрашивает, почему, черт возьми, у нее такой потерянный вид. Все слишком погружены в собственные проблемы, чтобы замечать чужие.
Она выполнила свою часть работы и отнесла бумаги в кабинет Джеда. Он взял их и что-то проворчал, даже не взглянув на нее.
Уэнди напомнила себе, что скоро и Джед останется без работы. Нет ничего удивительного в том, что, в его возрасте, да еще с парой детей в колледже, он брюзжит.
Да и, в сущности, отнюдь не плохое настроение Джеда по-настоящему беспокоило ее. А предстоящий телефонный звонок.
Уэнди вернулась в свою кабинку, вынула из кармана плаща листок бумаги и развернула его на столе. Там был номер телефона, который она разыскала в справочнике прошлым вечером, как только приняла решение. Больше нельзя откладывать.
Но для телефонного звонка могло оказаться слишком поздно, и Уэнди с надеждой посмотрела на часы. У нее был только рабочий телефон мистера Берджесса. Хорошо бы, чтоб его не оказалось на месте…
Уэнди плохо представляла, чем занимается этот Самюэль Берджесс. Она знала Мариссу уже несколько месяцев, и они даже жили в одной квартире, прежде чем у нее появилось хотя бы малейшее представление о том, из какой она семьи. Впрочем, это не имело большого значения. В их обществе никто не задавал вопросов о происхождении и связях.
Но примерно раз в месяц Марисса получала почту от какой-то «Группы Берджесса». Дорогие конверты с красиво выбитым на них обратным адресом и напечатанным тонким шрифтом именем Мариссы. Содержание этих конвертов часто выводило девушку из себя, и вот это наконец побудило Уэнди спросить ее, нет ли тут родственной связи, ведь Берджесс — не такая уж распространенная фамилия.
— Да это мой отец, черт возьми, — ответила Марисса. — Он любит играть человеческими жизнями, как и чужими деньгами. — И она с гордым видом вышла из комнаты.
За год их знакомства Уэнди почти ничего не узнала от Мариссы о ее семье. Однако после несчастного случая, когда в госпитале спросили о ближайших родственниках, Уэнди смогла указать им правильный адрес. Вот и теперь, когда ей нужно что-то делать с Рори, она, по крайней мере, знает, где искать деда девочки.
Уэнди рассудила, что лучше связаться с отцом Мариссы, чем с ее матерью. Для Берджессов будет ударом узнать спустя месяцы после смерти дочери, что та оставила ребенка, о котором они никогда и не слышали. Но Самюэль Берджесс был деловым человеком, и Уэнди полагала, что он отнесется к ее сообщению с большей выдержкой, чем его жена.
Даже телефон «Группы Берджесса» звучал как-то по-особому, уверенно и солидно. А секретарша, похоже, имела подготовку по части вокала.
— Вам кого?
Уэнди сделала глубокий вдох.
— Я бы хотела поговорить с Самюэлем Берджессом.
Она ждала неизбежных вопросов — кто она такая и что ей нужно, — но секретарша только поблагодарила ее за звонок и попросила немного подождать.
— Берджесс у телефона, — прозвучал через некоторое время с оттенком нетерпения мужской голос.
Уэнди вытерла ладонь о джинсовую юбку и переложила трубку к другому уху, чуть не уронив ее при этом.
— Здравствуйте, — сказала она. — Мистер Берджесс, меня зовут Уэнди Миллер. Я звоню по поводу…
— Говорите громче, пожалуйста.
— Я звоню по поводу… — она облизала губы, — я должна поговорить с вами о вашей внучке.
Она ожидала, что за этим последует удивленная тишина, но никак не рассчитывала услышать смех. Подобно его голосу, он был глубоким, выразительным и теплым.
— О моей внучке? Едва ли это возможно, поскольку у меня ее нет.
Уэнди прочистила горло.
— Прошу прощения, но мне нелегко об этом говорить. Она — дочь Мариссы.
— Думаю, вас неправильно информировали. — Вся теплота и очарование исчезли; теперь голос был твердым как сталь и холодным как лед. По телу Уэнди пробежала дрожь.
— Я знаю, что Марисса умерла, — поспешно сказала она, — но…
— И вы пытаетесь нагреть на этом руки? — Он отчеканивал каждое слово.
— Конечно, нет, я… — Она остановилась. Он не собирается ее выслушивать.
Позаботься о моем ребенке, Уэнди. Сделай все, чтобы она не попала в руки моих родителей, умоляла Марисса. Они и ее погубят.
Уэнди всегда предполагала, что Марисса сгущает краски. Теперь она начала понимать ее страхи и опасения. Маленькая Рори вся светилась радостью и счастьем — но долго ли останется она такой рядом с этим холодным, бездушным человеком?
Ты не знаешь, какой он на самом деле, напомнила себе Уэнди. Для него это полная неожиданность; естественно, что он подозрителен. Всего минуту назад мистер Берджесс был само очарование. Надо полагать, он ожидал, что с ним будут говорить о делах, а не о семейных проблемах.
Что я делаю? — подумала Уэнди в панике. Поступаюсь самым важным, что у меня есть, — ребенком, который мне дороже жизни, и своими моральными принципами. Обещание есть обещание, тут импульсивно действовать нельзя. Ей казалось, что Марисса ошибается и не может быть на свете дедушек и бабушек, которые не стали бы любить и лелеять такого ангелочка, как Рори. Но она не знала Берджессов. Марисса, разумеется, знала и, испуская дух, умоляла…
— Мисс! — Теперь его голос стал резким. — Как, вы сказали, ваше имя?
Для ребенка существуют вещи похуже, чем отсутствие денег. Кроме того, у нее еще есть немного времени, прежде чем ситуация станет действительно критической. Она найдет выход. Найдет другую работу. Они выпутаются. Как-нибудь.
— Откуда вы звоните?
Уэнди не отвечала. Она наблюдала за тем, как Джед выключил свет в своем кабинете и направился к двери. Было видно, что он расстроен. Но он же не пытается избавиться от своих детей только потому, что какое-то время будет тяжело. Семья Лэндерсов как-нибудь сведет концы с концами, как это всегда бывает.
И Уэнди тоже сможет. Ради Рори. В конце концов, она и Рори теперь одна семья.
— Неважно, — отрезала она, — очевидно, я совершила ошибку. Извините, что побеспокоила вас.
Мистер Бреджесс говорил что-то еще, но она повесила трубку. Ее это не интересовало.
* * *
В течение следующей недели Уэнди разослала целую уйму резюме и взяла выходной за свой счет, чтобы обойти все компании в Финиксе, в которых требовался специалист по маркетингу.
Сразу, однако, из этого ничего не вышло. Ей пришлось конкурировать не только с обычными соискателями, но с целым отделом, уволенным вместе с ней. Естественно, другие компании не собирались нанимать кого-либо, пока не посмотрят всех претендентов. Но у нее непременно получится, говорила себе Уэнди. Она хорошо знает свою работу, и у нее соответствующее образование. Ах, если бы только у нее было немного больше денег в запасе! Тогда бы ей не пришлось волноваться, ожидая, когда подвернется работа. Но слишком поздно думать об этом.
Настроение улучшалось только вечером, когда она брала на руки Рори. Было что-то, согревавшее сердце, в ребенке, который весь приходил в движение, едва завидев ее: девочка смеялась, лопотала, гулькала и размахивала ручками и ножками, просясь на руки. Малышка по-настоящему приносила Уэнди радость.
Но долгими ночами, когда Рори спала, а Уэнди была слишком возбуждена, чтобы заснуть, все выглядело не так ясно и просто. Ей оставалось работать всего несколько дней, а ее чековая книжка тает на глазах. И ведь она собралась оплатить вперед медицинскую страховку. Ее сбережения позволят им с Рори продержаться месяц, возможно, два, если она будет очень экономной, пока ищет другую работу по специальности. Но если не повезет к тому времени, придется согласиться на любую.
И если иногда, далеко за полночь, она вспоминала о Самюэле Берджессе и самом начале их разговора — когда его теплый, мягкий голос заставил ее подумать, что Марисса была несправедлива по отношению к своему отцу, — то не позволяла своим мыслям подолгу останавливаться на нем. Она чуть не совершила ошибку, и не стоит возвращаться к этому вопросу.
На полдень в четверг у нее было назначено очередное собеседование, и Джед Лэндерс посоветовал ей незаметно выскользнуть из офиса. Едва ли это имело значение теперь, когда полным ходом шла ликвидация компании. Уэнди пришла на работу в своем лучшем костюме цвета ржавчины, который купила ранней осенью, потому что он подчеркивал цвет ее волос, заплетенных сегодня во французскую косу. Вид у нее был приятный и профессиональный, но без особого лоска — некоторым нанимателям не нравятся девушки, слишком занимающиеся своей внешностью.
Она проверяла, все ли на месте в ее кожаном портфеле, когда заметила мужчину, стоящего возле стола секретарши отдела.
Около тридцати пяти, и довольно привлекателен, подумала она, хотя, пожалуй, слишком надменный — может быть, впрочем, просто оттого, что он хмурил свои темные густые брови. Волосы у него были каштановые, со светлыми прядями — вероятно, выгорели на солнце. И незнакомец определенно хорошо сложен. Худощавый и высокий, он был одет в темно-серый костюм явно не из универмага. На нем была ослепительно белая рубашка, и Уэнди могла бы поклясться, что галстук у него шелковый, а портфель из самой лучшей и самой мягкой кожи.
Она не признала в нем представителя какой-нибудь из компаний, с которыми они обычно имели дело. К тому же мужчина слишком хорошо одет, чтобы быть государственным служащим. Оставалось предположить, что это один из юристов, участвующих в ликвидации компании.
Но когда она снова занялась пересмотром бумаг в своем портфеле, секретарша встала из-за стола и указала посетителю на кабинку Уэнди.
Мужчина не спеша пересек комнату и помедлил в проеме, заменявшем дверь кабинки.
Уэнди взяла со стола блокнот и запихнула его в портфель, не поднимая головы.
— Мне очень жаль, но я как раз собираюсь уходить. Может быть, кто-то другой поможет вам…
— Боюсь, что нет, мисс Миллер.
Ее руки застыли на портфеле. Не может быть!
Уэнди медленно подняла голову и взглянула на него, напоминая себе, что этот мужчина никак не мог быть Самюэлем Берджессом. Да и голос его звучит совершенно иначе. Просто нервы сдают.
— Нас прервали, — сказал мужчина спокойным голосом, — я проделал длинный путь, чтобы закончить наш разговор.
— Вы не отец Мариссы! — выпалила она. Но его глаза были почти такого же цвета, как глаза ее подруги, — возможно, несколько более глубокого голубого цвета и без темного ободка вокруг радужки.
— Нет. Я ее брат.
— Но я говорила с…
— Вы попросили Самюэля Берджесса, — пояснил он. — А так как мой отец ушел на покой, я единственный ношу это имя в «Группе Берджесса», поэтому звонок автоматически адресовали мне. В чем дело, мисс Миллер? Вам было бы удобнее иметь дело с пожилым человеком? Вы, вероятно, решили, что старика легче убедить?
— Ничего я не…
— Что все-таки вы хотели от него? Боюсь, тогда я не дал вам возможности изложить ваши требования, но теперь я весь внимание.
Уэнди снова склонилась над портфелем. Ее руки дрожали. Она скорей согласится умереть от голода, чем доверит свое маленькое беззащитное сокровище этому резкому, ироничному человеку.
— Ничего, — ответила она. — Никаких требований, никаких просьб, никаких одолжений. Я же сказала вам: произошла ошибка.
Наступила секундная пауза. Почти небрежно он произнес:
— Так, значит, нет никакого ребенка?
— Нет. — Она встала и обошла стол, но кабинка была узкая, и брат Мариссы закрывал ей проход.
— Я бы сказал, здесь какое-то ужасное недоразумение, — рассуждал он вслух. — И довольно странное к тому же. Ваши соседи сказали, что ребенок есть.
Как он нашел ее здесь? Что он уже знает о ней? Уэнди пришлось судорожно подыскивать ответ.
— Я хотела сказать, что это не ребенок Мариссы. Он мой.
Последовала новая пауза, затем он сказал спокойным голосом:
— Значит, Берджессы не имеют к нему никакого отношения.
Уэнди взглянула ему прямо в глаза.
— Совершенно никакого.
Он, казалось, испытал небольшое облегчение.
Ее не удивила его реакция — облегчение оттого, что все-таки умершая сестра не оставила родственникам никакой обузы. Неудивительно нежелание Мариссы отдать ребенка в свою семью. Уэнди была рада, что вовремя остановилась. И все же та легкость, с какой он решил вопрос о родителях Рори, даже не потрудившись проверить это, несколько уязвила ее. Она вдруг заговорила сдавленным голосом:
— Если позволите, мистер Берджесс… Протиснуться к выходу было все равно что попытаться сдвинуть здание.
— Удовлетворите мое любопытство, мисс Миллер. Вы что, хотели продать моему отцу ребенка или просто намеревались шантажировать его?
— Ни то, ни другое, — отрезала она. — Я же сказала вам, ребенок мой, а мои дела идут хорошо. Мне не нужно вымогать у кого-либо деньги.
Он слегка улыбнулся. В его улыбке было мало дружелюбия, и несколько угрожающе сверкнули его белые зубы.
— Тогда зачем вы позвонили?
Уэнди почти чувствовала, как вокруг нее стягивается сеть. Она повернулась к нему спиной и зажмурилась от боли. Надо найти выход — объяснение, которое вызволит ее из этой ситуации.
— Если это ваш ребенок, мисс Миллер…
Молчание длилось до тех пор, пока у Уэнди не сдали нервы.
— То что? — Ее голос дрогнул.
— Тогда вы, может, разрешите мне взглянуть на него. Я очень люблю детей, даже можно сказать, что я знаток в этом деле.
Уэнди не хотела разрешать. Ведь у любого, кто увидел бы Рори и сравнил цвет глаз девочки с ее собственными, карими, возникли бы серьезные сомнения в ее материнстве.
Он безжалостно нажимал:
— Скажем, в восемь часов у вас?
Она с трудом сглотнула.
— Девочка будет спать. — Может быть, если он не увидит глаз Рори… Но он не простак и не удовлетворится небрежным осмотром.
— Тогда вы ее разбудите, не так ли? — Брат Мариссы взял в руки портфель. — И, мисс Миллер, не пытайтесь исчезнуть.
Она вздернула подбородок.
— Мне бы и в голову не пришло такое. Мне нечего скрывать.
Уголок его рта дернулся, как если бы это его слегка позабавило.
— Тем самым вы не только признались бы в своей виновности, — мягко сказал он, — но и ничего не достигли бы. Однажды я вас уже выследил. Если понадобится, я сделаю это еще раз.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гнездо для птенца - Майклс Ли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Гнездо для птенца - Майклс Ли


Комментарии к роману "Гнездо для птенца - Майклс Ли" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100