Читать онлайн Красная лента, автора - Майклз Ферн, Раздел - КРАСНАЯ ЛЕНТА в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красная лента - Майклз Ферн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.11 (Голосов: 100)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красная лента - Майклз Ферн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красная лента - Майклз Ферн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Ферн

Красная лента

Читать онлайн


КРАСНАЯ ЛЕНТА

Даже во сне Морган Эймс знала, что спит и что, когда проснется, подушка будет мокрой от слез. Она вскрикнула – Кейт собирался надеть кольцо ей на палец – и проснулась. Сон заканчивался всегда одинаково. Мо протянула руку и взяла с тумбочки часы. Было четыре часа утра. Она вытерла слезы и улыбнулась. Сегодня был тот самый день – день Рождества, когда Кейт наденет ей на палец кольцо, и они назначат день свадьбы. Это великое событие должно было произойти перед рождественской елкой в доме ее родителей. Она и Кейт будут стоять точно так же, как и два года назад, и точно в такой же час. Их роман продолжался.
Мо соскочила с кровати, накинула желтенький халатик, натянула толстые шерстяные носки. Потом, пританцовывая, влетела в миниатюрную кухню приготовить чай.
Канун Рождества был ее самым любимым временем года. Много лет назад, когда она была еще девочкой, ее родители переносили рождественский ужин и раздачу подарков на канун Рождества, чтобы подольше поспать в рождественское утро. Они с гостями распевали рождественские гимны, а потом пили обжигающий эггног.
type="note" l:href="#n_1">[1]
Мо поставила чайник. В ожидании чая она приготовила себе тост. Ее руки дрожали, когда она намазывала масло и джем на хлебец. Чайник засвистел. От волнения Мо пролила воду на стол, когда наливала чай в чашку. Через шестнадцать часов она увидит Кейта. Наконец-то! Два года назад он подвел ее к рождественской елке. Он очень волновался, а она – еще больше, ведь Кейт должен был сказать ей об обручальном кольце. Этого ждали все – она сама, ее родители, друзья. Кейт взял ее за руки и сказал:
– Мо, ты должна понять меня. Ты не сделала ничего, чтобы я… В общем, я хочу сказать, что мне нужно время. Я не готов сейчас к браку. Мне кажется, нам обоим нужно приобрести побольше жизненного опыта. У нас хорошая работа, а я только что получил повышение. Я буду работать в офисе. Это дает огромные возможности, но мне придется подолгу задерживаться на работе. Я хочу купить квартиру в городе. Я предлагаю… взять отпуск друг от друга. Думаю, двух лет вполне хватит. Мне будет тридцать, а тебе двадцать девять. Мы станем более зрелыми, более готовыми к этому важному шагу…
Горячий чай обжег ей язык. Она вскрикнула. В тот вечер она тоже вскрикнула. Ей хотелось показать себя искушенной, пресыщенной, уверенной в себе женщиной, сказать: «О'кей, ну конечно, это не важно», – но вместо этого она спросила, что означает его предложение. Значит ли это, что он намерен встречаться с другими женщинами?
Его ответ не успокоил ее, и она тогда зарыдала. Он говорил вещи вроде:
– Все будет хорошо… два года – небольшой срок… возможно, мы не предназначены друг для друга… это нужно проверить… мне тоже будет тяжело… я знаю, что это неожиданно… я не хотел… я собирался позвонить… Вот что я предлагаю. Ровно через два года мы встретимся здесь, под елкой. Договорились, Мо?
Она кивнула с несчастным видом. Тогда он добавил: – Послушай, я должен ехать. Мой босс устраивает вечеринку в своем доме в Принстоне. Нехорошо, если я опоздаю. Рождественские вечеринки – хорошая возможность завести полезные связи. Вот у меня тут для тебя подарок.
И ушел. Она даже не успела сказать, что под елкой лежит куча подарков для него.
Это было самое плохое Рождество в ее жизни. И самый плохой Новый год. Следующие Рождество и Новый год были такими же плохими. Родители смотрели на нее с сожалением, а потом с раздражением. На прошлой неделе они позвали ее и сказали:
– Тебе надо устраивать свою жизнь, Морган. Ты уже потеряла два года. За все это время Кейт ни разу не позвонил тебе и не прислал ни одной открытки.
Но Мо заупрямилась, потому что любила Кейта. Она даже повздорила с родителями. И вот сегодня настал этот день.
Жизнь будет прекрасна. Родители перестанут сердиться, когда увидят, как она счастлива. Мо взглянула на часы. Пять тридцать. Пора принять душ, одеться и собрать вещи для двухнедельного отпуска. О, жизнь хороша, она все спланировала. Они поедут кататься на лыжах, но сначала она поедет к Кейту в Нью-Йорк, приготовит ему завтрак, и они займутся любовью. Может быть, нежной, ленивой любовью, а если будет настроение, то и страстной, неистовой.
Два года – долгий срок; можно и изменить, но Мо хранила верность любимому все это время. Ее передернуло от мысли, что Кейт спал с другими женщинами. Он любил секс больше, чем она, и Мо чувствовала, что он не был ей верен. Ее мать пользовалась каждым случаем, чтобы напомнить об этом. Родителям Кейт не нравился. Отец любил повторять: «Я знаю такой тип людей – это плохие люди. Не связывай с ним свою жизнь, Мо».
Сегодня должна была начаться ее новая жизнь. Если только… если только Кейт не решил, что быть холостяком лучше, чем женатым. Господи, что ей делать, если это случится? Нет, этого не случится! Она всегда была оптимисткой и сейчас надеялась на лучшее. Этого не случится, потому что когда Кейт увидит ее, он потеряет голову. За два года она сильно изменилась. Сбросила двенадцать фунтов и стала изящной и стройной, потому что занималась на тренажерах и бегала ежедневно после работы по пять миль. В Нью-Йорке ей сделали новую прическу, а стилист подобрал макияж и цвет волос. Мо выглядела теперь ничуть не хуже манекенщиц с Мэдисон-авеню. Она научилась модно одеваться. Сейчас на ней была одежда от Кельвина Кляйна, обувь от Феррагамо и сумочка от Шанель, которую она купила по дешевке на рынке. Во французском чемодане лежали туалеты от Донны Каран.
Мо тоже получила повышение, ей прибавили жалованье. Если дела пойдут хорошо, то к лету она сможет открыть собственную архитектурную контору. Клиенты, с которыми она работала, говорили, что ей следует открыть свой офис. Один даже обещал поддержку, после того как увидел ее чертежи для летнего домика в Кейп-Мей. Ее отец, сам архитектор, предложил ей помощь и даже получил для нее разрешение на открытие собственного дела. Мо могла начать прямо сейчас, если бы захотела. Но хотела ли она? Что подумает Кейт? Чего она действительно хотела, так это выйти замуж и родить ребенка. Она всегда сможет давать консультации и иметь нескольких частных клиентов. Но больше всего ей нужна была семья… Кейт.
Зазвонил телефон. Мо нахмурилась. Никто никогда не звонил ей так рано. Ее сердце затрепетало. Она сняла трубку.
– Морган? – Это была ее мать.
– В чем дело, мама?
– Когда ты выезжаешь, Морган? Мы с папой просили тебя выехать вчера вечером. Ты должна была послушаться нас.
– Зачем? Я же сказала вам, что не могу. И как раз сейчас я собираюсь выходить.
– А ты смотрела в окно?
– Нет, еще темно.
– Подними жалюзи, Морган, и посмотри. Снег идет.
– Что ж такого, снег идет каждый день. Мне ехать всего два часа, в крайнем случае, три. Если будет сильный снегопад… у меня джип. – Она подняла жалюзи и выглянула на улицу. Все было белым-бело.
Мо посмотрела на огни на парковочной площадке. Свет фонарей тонул в предрассветном тумане и кружащемся снеге. – Действительно идет снег, мама.
– А я о чем говорю? Он пошел часов в двенадцать ночи, а сейчас, наверное, сугробы намело выше крыши. Снежная туча, видимо, идет с юга, от тебя. Скорее всего, у вас там снега еще больше. Может быть, ты переждешь, пока метель кончится? Я думаю, рождественское утро ничуть не хуже, чем канун Рождества.
– Не беспокойся обо мне, мама. Я должна быть сегодня вечером дома. Я ждала этого дня целых два года. Пожалуйста, мама, ты же понимаешь!
– Я понимаю, Морган, что ты безрассудна. Я недавно видела мать Кейта, и она сказала, что он не был дома уже десять месяцев, а ведь он живет всего лишь на другой стороне реки. Она также сказала, что не ожидает его к Рождеству. Это что-нибудь говорит тебе? Я не хочу, чтобы ты рисковала жизнью ради какого-то глупого обещания.
У Мо руки опустились. Слова, которых она боялась, слова, которые она не хотела слышать, были произнесены: Кейт не возвращается домой на Рождество. Да нет, не может быть! Кейт любит сюрпризы. И это очень на него похоже – сказать матери, что не приедет, а потом вдруг появиться и крикнуть: «Сюрприз!» Если бы он не собирался выполнить обещание, он бы позвонил или прислал записку. Кейт не был таким бессердечным. Или был? Мо уже больше ни в чем не была уверена.
Два года она страдала, мучилась, не хотела думать о Кейте плохо. Может быть, она просто закрывала на все глаза? Может быть, Кейт использовал эту двухлетнюю разлуку, чтобы смягчить удар, считая, что она направит свои чувства на кого-нибудь другого и отпустит его с крючка? Но она зациклилась на нем и убедила себя, что, если будет верна ему, сегодняшний день принесет ей вознаграждение. Возможно, она просто дура, как считала ее мать. Сегодня все станет ясно. Но ничто не помешает ей поехать домой сегодня: ни жестокие слова матери, ни снежный буран. Если она дура, то заслуживала наказания за свою глупость. Дорожные сумки стояли у двери – яркие рождественские сумки, набитые подарками. Интересно, что мать сделала с подарками, которые она купила для Кейта два года назад? Отнесла их в дом Кейта или сунула в шкаф? Мо никогда не спрашивала ее.
В этом году она потратила на Кейта целое состояние. Даже связала ему носки и набила их всякими безделушками. Она вышила его имя на ярко-красном носке блестящей зеленой ниткой. Глупо, да?
Мо надела дубленку и принялась перетаскивать сумки вниз, в машину. Ей пришлось дважды бегать наверх, пока она перетащила все. После этого Мо взялась за лопату. Она была без сил, когда откопала из-под снега машину. Печка заработала на полную мощность. Мо счистила снег с ветрового и заднего стекла, проверила фары. Потом взглянула на показания приборов: бензобак был на три четверти полон. Она собиралась вчера заехать на заправочную станцию, но торопилась домой, чтобы упаковать подарки Кейту. Господи, она потратила несколько часов, завязывая всякие бантики, приделывая украшения на завернутые в золоченую бумагу пакеты! Но бензина должно хватить на дорогу. Если память ей не изменяет, у нее никогда не уходило больше чем четверть бака. На девяносто пятом километре есть станция, там она и заправится. Сейчас ей некогда. Мо вернулась в квартиру, сбросила дубленку и сапоги. Она хотела согреться горячим чаем. Может быть, ей стоит подождать, пока кончится час пик? Может быть, позвонить Кейту и прямо спросить, собирается ли он встретиться с ней под рождественской елкой? Нет, так она все испортит. Но зачем ехать в эту ужасную метель, если ничего не будет? Она бы избежала сочувствующих взглядов родителей и поехала бы завтра утром, а потом вернулась бы вечером зализывать раны. Если он действительно не приедет, так сделать было бы лучше всего.
Мо пожалела, что у нее нет ни собаки, ни кошки – существа, о котором надо заботиться и которое любило бы ее без всяких условий. Она раз десять за эти два года собиралась завести собаку, но не могла заставить себя признаться в тем, что ей кто-то нужен. И не важно, что у этого «кого-то» четыре ноги и шерсть на теле.
Мо взяла телефонную книгу, хотя знала нью-йоркский телефон Кейта наизусть. Она ухитрилась раздобыть его в брокерской конторе, где работал Кейт. Да, Мо получила его хитростью, но что с того? Она не нарушала их договора и не звонила. Ей просто приятно было сознавать, что в случае крайней необходимости она может набрать его номер. Мо взяла трубку. Посмотрела на часы: семь сорок пять. Он должен быть еще дома. Дрожащей рукой она набрала код и номер. Телефон прозвонил пять раз, а затем включился автоответчик. Возможно, Кейт еще в душе. Он всегда откладывал его на последний момент и уходил из дома с мокрыми волосами.
«Привет. Это Кейт Митчелл. Я или занят, или меня нет дома. Оставьте свое сообщение, но будьте осторожны, чтобы не разболтать какие-нибудь секреты. Дождитесь сигнала».
Длинный, сиплый гудок. Мо покраснела от стыда и бросила трубку.
Спустя мгновение она застегивала дубленку и натягивала тонкие кожаные перчатки. Она уменьшила отопление в своей уютной квартирке, бросила взгляд на елочку, стоящую на кофейном столике, и загадала глупое желание.
Когда Мо вышла из дома, в лицо ей ударил ледяной ветер, а снег обжег щеки. Мо добежала до джипа, забралась внутрь и захлопнула дверцу.
Джип медленно двигался по девяносто пятому шоссе. Ей потребовалось целых сорок минут, чтобы добраться до него. В этот момент Мо поняла, что совершила ошибку, но было уже поздно: движение было настолько плотным, что не было никакой возможности съехать с шоссе или повернуть обратно. Видимость была нулевой. Мо знала, что впереди должен быть огромный зеленый указатель, но не могла разглядеть его.
– О дьявол!
Девушка крепче сжала руль, когда машину перед ней занесло. Мо опять выругалась. Господи, что ей делать, если дворники не справятся с наледью? Судя по звуку, который они производили, этого оставалось ждать недолго. Радио трещало. Невозможно было ничего разобрать, и Мо выключила его. Часы на приборной доске показывали, что она ехала уже больше часа, но до поворота на Джерси-тернпайк
type="note" l:href="#n_2">[2]
было еще очень далеко. По крайней мере, ей так показалось, потому что прочесть указатели, под налипшим снегом было невозможно.
Белое Рождество… Самое прекрасное время года. Она ждала этого дня два долгих года. На Рождество никогда не случается ничего плохого. «Лгунья! Кейт бросил тебя в канун Рождества».
– О'кей, о'кей, – пробормотала она. – Но это Рождество будет другим, оно оправдает твои надежды. Поверь. Санта-Клаус спустится по дымоходу после полуночи и принесет тебе счастье.
Мо опять взглянула на приборную доску. Бензина осталось полбака. Она выключила печку. Печки съедают много горючего. Зачем она надела сапоги от Феррагамо? Вырядилась, называется. Черт возьми, надо было надеть резиновые, a также теплый лыжный костюм и шерстяную шапку, но она оставила все у матери, когда каталась на лыжах в последний раз.
Мо снова попробовала включить радио, но оно трещало еще сильнее. Дворники уже не справлялись со своей задачей. Ей нужно остановиться и почистить ветровое стекло, иначе она попадет в аварию. Мо повернула руль вправо, нажала на кнопку аварийного сигнала, съехала на обочину. Автомобили объезжали ее слева. Мо вышла из машины. Капюшон дубленки откинулся, открыв ее голову и лицо порывам ветра.
Она взяла скребок и стала соскребать снег со стекол, но сумела очистить лишь малюсенькую полоску. Господи, что ей делать? Съехать с этой проклятой дороги и поискать какого-нибудь убежища? На трассе всегда бывает автозаправочная станция или мотель. Но как она узнает, когда будет съезд? Вот в чем проблема.
Mo села в джип. Ее кожаные перчатки намокли; она стащила их и швырнула на заднее сиденье. Ей бы сейчас лыжные рукавицы и чашку горячего чая!
Мо проехала еще сорок минут, время от времени останавливаясь, чтобы очистить ветровое стекло. Битва была проиграна. Снег валил все сильнее, ветер был острым как бритва. Это была не просто метель, а настоящий буран. Люди погибают в буран. Какой-то сумасшедший однажды сделал фильм о том, как пассажиры самолета, совершившего вынужденную посадку в буран, превратились в людоедов. Ее опять охватила паника. Что с ней будет? Неужели у нее кончится бензин и она замерзнет? Кто ее отыщет? Когда? В Рождество? А что будет с ее родителями, если с ней случится беда?
Вдруг Мо поняла, что впереди нет огней. Она так старалась соблюдать дистанцию, что не заметила, как отстала. Она нажала на газ, отчаянно надеясь догнать машины. Ради всего святого, неужели она сбилась с дороги? Может быть, она переехала мост Делавэр и была на другой стороне реки? Она не знала. Мо снова включила радио. Теперь из динамика доносилось радостное тарахтенье. Она быстро выключила приемник. Бросив взгляд в зеркало, она не увидела огней и сзади. Там не было ничего, кроме снежного вихря. Мо застонала. Нужно остановиться, выйти из машины и посмотреть, что можно сделать.
Прежде чем вылезти из джипа, она расстегнула одну из сумок, стоявших на сиденье, достала из нее футболку и обмотала ею голову. Может быть, капюшон будет лучше держаться? Мо нащупала пару теплых носков и натянула их на руки – они были не хуже перчаток. Черт возьми, некуда деть большой палец. Достав из кошелька маникюрные ножницы, она сделала дырки для больших пальцев и теперь могла крепко держать руль. «Выйди наружу, – приказала она себе, – посмотри, что можно предпринять. Почисти стекла, зажги аварийный сигнал. Придумай что-нибудь!»
А снег все шел и шел; сугробы доходили Мо уже до колен. Если она попробует пойти пешком, ее ноги через минуту замерзнут. О Господи! Ее не найдут здесь до оттепели. Где она находилась? В поле? Единственное, в чем она не сомневалась, – это то, что поблизости нет дороги.
– Я ненавижу тебя, Кейт Митчелл. Действительно ненавижу тебя. Это все твоя вина. Нет, – прорыдала она, – я сама виновата, что такая дура. Если бы ты любил меня, то подождал бы. Моя мать сказала бы тебе, что я задержалась из-за бурана. Ты мог бы побыть у моих родителей или поехать к своей матери. Если бы ты любил меня… А теперь я сижу здесь, потому что… я хотела верить, что ты любишь меня. Так, как люблю тебя я. Рождественские чудеса, будь они прокляты!
Мо включила двигатель, проехала несколько метров. «Как можно, – подумала она, вытирая пот со лба, – замерзать и при этом обливаться потом?» Ей еще никогда не было так страшно. Если бы только она знала, где находится! Что, если она въедет в пруд или болото? При этой мысли она задрожала. «Может быть, все же лучше вылезти из машины и пойти пешком? Умею я попадать в неприятности. Глупо, глупо, глупо». А что, если снег на самом деле не такой глубокий, как ей показалось, что, если намело только в некоторых местах? Джип застучал, дернулся и остановился. Похолодев от ужаса, Мо повернула ключ зажигания. Бензин в баке еще был, но мотор отказывался заводиться. Она выключила обогреватель и дворники, затем попробовала завести еще раз, но… с тем же результатом. Значит, надо идти пешком.
Мо открыла багажник, окоченевшими пальцами расстегнула молнии на сумках и вытащила оттуда тонкие, блестящие свитера. Вряд ли они согреют, но хотя бы что-то. Скинув дубленку, она натянула на себя несколько свитеров. Потом опять надела дубленку. На руки – еще две пары носков. Это было все же лучше, чем ничего. В любом случае у нее не было выбора. Ключи от машины – в карман, а сумочку – на шею. «Все. Двинулись. Будем надеяться на лучшее».
Ветер был острее, чем нож мясника. Восемь шагов по глубокому снегу – и силы оставили ее. Шелковый шарф, который она обвязала вокруг рта, примерз к лицу, брови и ресницы заиндевели. Ей хотелось закрыть глаза и уснуть. «Я, наверное, похожа на эскимоса», – подумала Мо и истерически хохотнула. Вдруг она провалилась в глубокий сугроб. Мо поползла вперед. Подняться на ноги оказалось так же трудно, как взобраться на Эверест. Она ползла, пока руки не окоченели, потом попыталась встать. Пройдя несколько шагов, она снова поползла, снова заставила себя встать. Ей было так холодно, словно все тепло ушло из ее тела. Одежда замерзла. Снег слепил глаза. «Двигайся, Морган, ты сможешь, ты всегда была сильной. Все будет хорошо». Собрав последние силы, девушка поднялась и проковыляла несколько метров, но потом снова упала. Встать она уже не смогла. Перед ее мысленным взором проплыли родители, стоящие у закрытого гроба, комната, наполненная сиренью, и Кейт с цветами в руке. «Двигайся! – кричал ее замерзающий мозг. – Не лежи! Иди, иди, иди…» – Помогите – еле слышно прошептала она, стараясь подняться на четвереньки.
Снег и ветер хлестали ее по лицу. Она подняла голову и вдруг почувствовала, как что-то теплое коснулось ее щеки. «Господи, Ты пришел взять меня к себе?» Она заплакала.
– Гав!
Собака! Лучший друг человека. Ее лучший друг теперь.
– Ты не лучше Бога, – выдохнула Мо, – но ты пришла очень вовремя. Мне нужна помощь. Ты можешь привести помощь?
Она протянула руку к собаке, но та отпрянула, тихо зарычав, и исчезла так же внезапно, как появилась. Мо застонала от отчаяния. Она должна идти вперед. Собака могла жить где-то поблизости. Может быть, свет, который она видела раньше, горел в доме, где жила собака? Она опять поползла вперед.
– Гав, гав, гав!
– Ты вернулась! – Мо почувствовала, что собака тычется ей в лицо носом. У нее в пасти что-то было. Она положила это на снег, потом подняла и попыталась сунуть ей. Что это? Собака зарычала, потом сунула что-то в руку Мо. Лента. И в этот момент Мо поняла. Она обвязала лентой запястье и поползла на четвереньках за псом.
Прошло много времени – она не знала, сколько. Один, два, три раза собака останавливалась, давая ей передохнуть. Когда Мо показалось, что она уже не сможет подняться, собака слегка хватила ее за нос. И девушка поползла дальше.
И затем она увидела освещенные окна. Ей показалось, что в доме стоит рождественская елка. Четвероногий проводник лаял. Мо поползла за ним, благодаря Бога за то, что, наконец, добралась до какого-то жилья.
Собачья дверь. Большая собачья дверь. Пес вошел и залаял. Может быть, дома никого нет? Он явно приглашал Мо следовать за ним. Она вползла внутрь. В нее ударило жаром от огромного пылающего камина. Ничто в мире никогда не было так прекрасно! Она ощутила покалывание во всем теле. Подкатившись поближе к огню, она вдыхала запах сосны и чего-то еще, похожего на корицу. Бегая вокруг девушки, собака неистово лаяла. Она чего-то хотела, но Мо не понимала чего. Уголком глаза она увидела большое желтое полотенце, но не могла дотянуться до него.
– Дай его сюда, – хрипло сказала она.
Пес принес полотенце.
– Счастливого Рождества, – произнес кто-то. – Извините, что меня здесь не было, когда вы вошли, я одевался в другой комнате. Я думал, Мерфи лает на какого-то зверя. Вы всегда так входите? Учтите, я не жалуюсь. На самом деле я в восторге от того, что кто-то приполз разделить со мной канун Рождества. Извините, что не могу вам помочь, но мне кажется, вам надо встать. Мерфи покажет вам дорогу в спальню и ванную комнату. Там найдете теплый халат. Я приготовлю поесть. Вам нужно двигаться, чтобы восстановить кровообращение. Отморожения, знаете ли, могут быть опасны.
– Я сбилась с дороги, а ваша собака нашла меня, – прошептала Мо.
– Я так и подумал, – раздался короткий смешок.
– У вас приятный голос, – сонно произнесла Мо. – Я очень хочу спать. Можно, я посплю прямо здесь, перед печкой?
– Нет, вам нужно снять мокрую одежду. А ну-ка быстро раздевайтесь! – Голос был резким, требовательным.
Мо приоткрыла глаза.
– Слушаюсь, сэр, – сказала она с издевкой. – Вы не очень-то гостеприимны. Могли бы помочь мне. Я ведь могу и умереть. Прямо здесь, на полу. Как это будет выглядеть?
Она попыталась сесть. И тут Мо увидела инвалидную коляску.
– Извините… я… я никогда не отличалась тактом. Я очень ценю вашу помощь, и вы правы, мне надо вылезти из этой мокрой одежды. Я смогу раздеться сама. И я бы была вам очень благодарна за горячую еду, если это, конечно, не слишком сложно… Я могу и сама приготовить, если вы…
– Я всегда все делаю сам. Я готовлю настоящую еду, не какой-нибудь полуфабрикат. И Мерфи тоже пора ужинать, – говорил он сухо.
– Пора ужинать? Который час?
– Четвертый. Мерфи ест рано. Не знаю почему. Ему так хочется.
Мо встала.
– Извините, что не принесла ничего. Очень невежливо появляться вот так, без подарка. Мама учила меня не приходить в гости с пустыми руками, но так получилось…
– Вперед!
Мерфи вбежал в коридор. Мо, шатаясь и держась за стенку, добралась до ванной. Это была уютная комната в бело-голубых тонах. В ней было замечательно тепло. Душ – явно для инвалида – со специальным сиденьем и перекладинами. Она разделась. Включила душ. Горячая вода. Какое блаженство! Ничто в мире не казалось ей столь желанным. Мо встала под душ. Какое блаженство чувствовать тепло! Мыло «Айвори» приятно пахло, шампунь в черной бутылке обладал каким-то мужским запахом. Не важно. Она намылила свои черные локоны и смыла пену горячей водой. Волосы сделались шелковистыми.
Мо вышла из ванной и рассмеялась бы, если бы не была такой уставшей: Мерфи держал полотенце. Большое желтое полотенце, такое же, какое она видела на кухне. Пес подошел к шкафу, открыл его лапой и стал выбирать для нее полотенце поменьше, очевидно, для волос.
– Ты умная собака, жизнь мне спасла. Держу пари, ты золотой ретривер. Если бы мои волосы были наполовину такими же шелковистыми, как твоя шерсть. Я пришлю тебе дюжину стейков, когда вернусь домой. А ну давай посмотрим: твой хозяин сказал, что у него есть халат. А вот и он. Я так и думала, что он окажется темно-зеленым.
Мо накинула халат. Он пах так же, как и шампунь. Хозяин спросил, что ей нужно из одежды. Мо попросила спортивные штаны. Они натягивались чуть ли не до подбородка. Но девушке было все равно, самое главное – тепло.
Мо оглядела спальню. Его спальню. Господи, она даже не знала его имени, но зато знала кличку собаки. Как странно. Ей хотелось что-нибудь сделать. Она увидела телефон. Скорее всего, связь прервана. Так и оказалось. Мо села у огня и поманила собаку.
– Я хотела бы, чтобы ты был моим. Правда, хотела бы. Спасибо, что спас меня. Сделай еще одно одолжение – найди мне рождественскую красную ленту. Я буду вспоминать о тебе, глядя на нее. Не сейчас, а в следующий раз, когда выйдешь на улицу. Ты сделаешь это для… – Спустя мгновение Мо уже сладко спала, обняв подушку.
Мерфи некоторое время сидел, глядя на спящую девушку. Несколько раз он обошел вокруг, обнюхивая ее. Убедившись, что все в порядке, он стянул с кровати плед и потащил его к гостье. Пес тянул, подтыкал и дергал до тех пор, пока не укутал ее. Закончив, он побежал вниз, через гостиную, мимо хозяина, на кухню и выскочил наружу. Через десять минут он вернулся с красной лентой.
– Вот она где! Дай ее сюда, Мерфи, мы повесим ее на елку.
Собака села, зарычала, отступила на несколько шагов, но ленту из зубов не выпустила. Потом она помчалась в спальню. Хозяин на каталке – за ней. Пес положил ленту на плед возле лица Мо, а потом осторожно снял маленькое желтое полотенце с ее мокрых волос, ткнулся мордой в ее рассыпавшиеся темные локоны и осторожно наступил на них лапой.
– Понимаю, – печально заметил Маркус Бишоп, – она немножко похожа на Марси с этими темными волосами. А теперь, когда ты все устроил как надо, я думаю, пора бы и поужинать. Она попросила тебя принести ленту, да? Хороший мальчик Мерфи. А теперь давай дадим нашей гостье поспать. Может быть, она проснется вовремя и споет с нами рождественские гимны. Ты молодец, Мерфи, правда, молодец! Марси бы гордилась тобой. Я тоже горжусь тобой, но, черт возьми, у меня такое чувство, словно эта девушка захочет отнять тебя у меня. У Маркуса защипало в глазах, когда Мерфи лизнул спящую в щеку. Он мог поклясться, что громадный пес тоже плакал.
Вернувшись на кухню, Маркус положил одежду Мо на сушилку, достал из банки собачий корм и бросил в миску Мерфи. Собака посмотрела и отошла.
– Я понимаю, ты скучаешь. Сегодня наше первое Рождество без Марси. Но мы все преодолеем, я поправлюсь. Только ты должен мне помочь. Пес лег, положил голову на лапы и слабо завилял хвостом. Маркус понимал, что собака тоскует.
Это произошло ровно год назад. Они попали в аварию. Он и Марси, его сестра-близнец. Марси тогда вела машину. На нем был ремень безопасности, на ней – нет. Бригада спасателей четыре часа вытаскивала его из машины. Он перенес шесть операций, и на горизонте маячила еще одна. Ортопеды уверяли, что на этот раз он сможет ходить.
Маленький коттедж принадлежал Марси. Она перебралась сюда после того, как ее муж умер от лейкемии. Маркус был ее единственным другом все эти годы. Он помогал ей, как мог, но она замкнулась в себе. Она рисовала, вела колонку по искусству в «Филадельфия демократ», подолгу гуляла и смотрела телевизор. Сказать, что она отошла от жизни и людей, значило ничего не сказать. После ее гибели было проще приспособить для его нужд этот коттедж, чем главный дом. Площадка для съезда и большая ванная комната – все, что ему требовалось. Мерфи тоже чувствовал себя лучше здесь.
Мерфи принадлежал им обоим, но он больше любил Марси, у которой всегда были для него кусочки лакрицы. Маркус и Мерфи вместе горевали по Марси и каждую неделю носили на ее могилу цветы. При этом Маркус всегда держал в кармане лакомство. Но пес обычно не дотрагивался до него. Так сильно тосковал. Хорошо, что на Рождество они будут не одни. Это время чудес, как утверждает Евангелие. То, что Мерфи нашел в снегу эту девушку, – настоящее чудо. Он даже не знал ее имени. Но ничего, у него еще будет время узнать.
Маркус заглянул в духовку проверить индейку. Может быть, ему следовало бы поберечь индейку до завтра, когда незнакомка сможет сесть за стол?
Он взглянул на рождественскую елку в центре комнаты и подумал, что до этого вряд ли кто-нибудь ставил ее здесь. Но это было единственное место, куда он мог дотянуться, чтобы повесить лампочки. Конечно, Маркус мог бы попросить кого-нибудь из соседей приготовить ему рождественский ужин, но он хотел делать все сам, приучиться заботиться о себе без посторонней помощи, на случай если следующая операция окажется безрезультатной. Он гордился тем, что считал себя реалистом. Иначе он бы сидел в своем инвалидном кресле и сосал большой палец, уставясь в «ящик для идиотов». Жизнь – слишком драгоценная штука, чтобы терять хотя бы минуту.
Маркус украсил елку, подвесил лампочки и присвистнул, довольный своим творением. Его глаза увлажнились, когда он посмотрел на игрушки, принадлежащие Марси и Джону. Он хотел детей. Хотел любви, музыки, солнечного света и смеха. Возможно ли это еще для него? Черт возьми, ему хотелось жениться и иметь детей, они звали бы его папочкой. «Папочка, помоги мне, папочка, почини это…» И чтобы на кухне стояла хорошенькая жена и улыбалась ему. Марси говорила, что он зануда, и ни одна девушка не выйдет за него замуж. Она говорила, что ему надо быть более открытым, почаще улыбаться. «Перестать относиться к себе слишком серьезно». Кто сказал, что он должен стать лучшим инженером, чем отец? Отец любил свою работу, но относился к ней легко и поэтому, когда Маркус выучился на инженера, спокойно передал управление семейным предприятием в руки сына. Черт, он должен был отправиться в Кувейт после войны в Персидском заливе. Это было престижно. Но сейчас это не имело значения.
Маркус подъехал к дверям спальни и стал смотреть на спящую девушку. Почему-то его влекло к ней. Он погладил пса.
– Пойди проверь, Мерф, дышит ли она. Надеюсь, с ней все в порядке, но все-таки проверь. Хорошо, что камин на газе – наша гостья не замерзнет, если даже проспит до утра.
Ретривер обежал вокруг спящей девушки, подтыкая одеяло. Как и раньше, он обнюхал ее темные волосы, лизнул в щеку, ткнулся носом в красную ленту. Хозяин позвал его, и они спустились в гостиную к праздничной елке. Было только шесть часов. Маркус сделал два больших сандвича с ветчиной, разрезал один на четыре аккуратных квадратика и положил на две тарелки вместе с маринованными огурцами и картофельными чипсами. Потом налил пива себе и содовой воды Мерфи. Поставив тарелку на складной поднос, прикрепленный к его креслу, он въехал в комнату, поднял себя из кресла и перебросил на кушетку. Включил телевизор. Он переключал каналы, пока не добрался до сводки погоды.
– Обрати внимание, Мерф, вот от чего ты спас нашу гостью. Они называют это бураном. Черт возьми, я мог предсказать его еще в десять часов утра. Ты знаешь, чего я никогда не мог понять, Мерф? Как Санта-Клаус может спуститься по дымоходу при горящем камине. Ведь в канун Рождества во всех домах зажжены камины. Ты думаешь, я единственный, кто задавал этот вопрос? Он продолжал разговаривать с собакой, время от времени бросая ей картофельные чипсы. Уже год Мерфи был его единственным собеседником, за исключением врачей. Бизнес от его имени вели способные люди, и в этом отношении ему более чем везло.
– Ты слышал, Мерфи? Четырнадцать дюймов снега. Мы отрезаны, до нас не доберутся даже из главного дома. Наша гостья, вероятно, пробудет у нас несколько дней. Ну что ж, будет повеселее.
Маркус широко улыбнулся, сам не зная чему. В конце концов, он задремал, и Мерфи тоже.
Мо открыла глаза. Мгновенно вспомнила, где она и что с ней случилось. Пытаясь распрямить затекшие конечности, она закусила губу, чтобы не закричать от боли. Горячий душ, четыре-пять таблеток аспирина и какая-нибудь мазь смогут, вероятно, помочь. Она закрыла глаза и поблагодарила Бога за то, что жива. И даже неплохо себя чувствует.
Где ее хозяин? Где спаситель? Наверное, придется вставать. Мо оглядела комнату. Было похоже, что здесь жила женщина: голубые шторы, бледно-голубой ковер и атласная обивка кресел. В комнате чувствовался слабый запах пудры – еле уловимый запах, как будто хозяйка давно уехала. Встроенный шкаф занимал целую стену. Наверное, запах шел оттуда. В шкафах подолгу сохраняются запахи. Плед украшали бело-розовые цветы. Разве мужчины спят под такими пледами? И пользуются желтыми полотенцами? Ее хозяину больше подходят зеленые, коричневые и бежевые тона. Мо взглянула на часы.
Было три пятнадцать. Господи, как долго она спала! Ее родители, должно быть, сходят с ума. Где Кейт? Ей хотелось думать, что он ищет ее с полицией. Но нет, Кейт не любил холода, он только притворялся, что ему нравится кататься на лыжах, потому что это было модно.
Мо встала и прошлась по комнате… Откуда все-таки запах пудры? Половину шкафа занимала женская одежда. Значит, существовала миссис Хозяйка. На туалетном столике, рядом с креслом, стояла фотография хорошенькой темноволосой женщины и хозяина. Оба улыбались, мужчина обнимал женщину за плечи. Они смотрели прямо в камеру. Красивая пара. У нее не было ни одной фотографии вместе с Кейтом; она почувствовала себя обманутой. Мо раздвинула шторы и ахнула. В жизни не видела столько снега! Конечно, ее джип погребен под снегом. Сможет ли она когда-нибудь найти свою машину? Может быть, собака знает, где она. Мо снова пошла в душ. Время от времени она поворачивала кран и делала воду погорячее. Она двигалась, покачивалась и пританцовывала под ласковой струей, гладящей ее измученное тело. Девушка опять надела те же штаны. Подвернула рукава длинного халата. Ей было тепло, а это самое главное. Ее руки потрескались. Нужен был какой-нибудь крем. Были ли у ее хозяина в ванной подобные вещи? Мо заглянула под раковину. В двух коробках из-под обуви она нашла дорогую косметику, модные духи. Миссис Хозяйка, должно быть, уехала в спешке. Обычно женщины не бросают столь превосходной косметики. Теперь Мо была готова предстать перед хозяином. К тому же она страшно проголодалась.
Он готовил на кухне. Стол был накрыт на двоих, еще одна тарелка стояла на полу. В центре стола красовалась большая индейка.
– Помочь вам? – спросила Мо охрипшим голосом. Он повернулся вместе с креслом и посмотрел на нее:
– Садитесь. Я уже почти все приготовил. Я – Маркус Бишоп. Счастливого Рождества.
– А я – Морган Эймс. Счастливого Рождества вам и Мерфи. Не знаю, как вас и благодарить за то, что приютили меня. На улице столько снега! Я никогда такого не видела. Даже в Колорадо. Как хорошо вы умеете накрывать стол! Все выглядит так красиво и пахнет чудесно. Уверена, что и вкус превосходный, – болтала она.
Ему явно была приятна ее похвала.
– Я стараюсь. Обычно я просто разогреваю себе что-нибудь на плите. Сегодня я впервые попробовал что-то приготовить. Ничего не гарантирую. Хотите сказать какую-нибудь любезность?
Конечно, она хотела. Ей за многое надо было быть благодарной. Она наклонила голову. Улыбка тронула губы Бишопа. Подбежал Мерфи, ткнулся в ноги Маркусу, будто хотел сказать: «Давайте же есть».
Мо покраснела.
– Извините, я доставила вам столько беспокойства. Видите ли, я обещала… я сказала…
– Вы заключили договор с Богом, – сказал Маркус.
– Откуда вы знаете? – «А он, оказывается, очень красив. Не то, что на фотографии».
– Когда рядом никого нет, чтобы помочь нам, мы все зависим от Всевышнего. В большинстве случаев мы забываем о Нем. Трудно выполнять все обещания, которые мы даем Ему в минуту отчаяния.
– Я никогда раньше не делала этого. Даже когда мне было плохо, я не обращалась к Нему. Но в этот раз я смотрела в глаза смерти. Вы думаете, что я поступила плохо?
– Совсем нет. Это естественно. Жизнь драгоценна. Никто не хочет терять ее.
Мо взглянула на своего хозяина. Он опустил голову, но она успела уловить в его глазах боль. Возможно, миссис Бишоп… ушла в мир иной. Она поспешила переменить тему:
– Где мы находимся, мистер Бишоп? Это город или сельская местность? Я видела только один дом на холме, когда выглянула из окна.
– Это окраина Черри-Хилла.
Мо с аппетитом принялась за индейку.
– Необыкновенно вкусно! Я и представить себе не могла, что заехала так далеко. Абсолютно ничего не было видно. Я даже не знала, переехала ли я по мосту через реку Делавэр. Я следовала за машинами, идущими впереди, и вдруг все огни исчезли, и я оказалась одна. И конечно же, по закону подлости мотор заглох.
– Куда вы ехали и откуда?
– Я живу в Делавэре, а мои родители – в Вуд-Бридже, в штате Нью-Джерси. Я ехала домой на Рождество. Мама позвонила мне и сказала, что идет сильный снег, но поскольку у меня был джип, я была уверена, что доеду. В какой-то момент я чуть было не повернула назад. Напрасно не последовала своей интуиции. Возможно, это вторая самая большая глупость в моей жизни. Я еще раз хочу поблагодарить вас и Мерфи. Если бы не он, я бы умерла там. И все из-за того, что мне очень нужно было быть дома. Кстати, телефон у вас не работает. Когда, вы думаете, его подключат?
– Через день или два. Час назад снегопад прекратился. Я слышал по радио, что вышли все аварийные бригады. Сначала они восстановят электроэнергию и связь. Мне повезло в том смысле, что у меня есть газовый обогреватель и генератор. Когда живешь за городом, такие вещи необходимы.
– Вы думаете, в большом доме на холме телефон тоже не работает?
– Если мой не работает, то их тоже, – спокойно сказал Маркус. – Вы знаете, сейчас ведь Рождество.
– Знаю. – Мо задумалась.
– Ешьте, – произнес Маркус тем же повелительным тоном, что и накануне.
– Моя мама всегда кладет алтей в картофель. Попробуйте как-нибудь. Она также добавляет семена кунжута в цветную капусту. Это придает совершенно другой вкус. – Она положила себе еще кусочек индейки.
– Мне нравится и так, но я запомню и как-нибудь попробую.
– Нет, вы не станете пробовать. Я вижу. Вы производите впечатление человека, который все делает по-своему. Это совсем неплохо, так что не пытайтесь потакать мне. Просто я люблю алтей в пюре и семена кунжута в цветной капусте.
– Но вы меня совсем не знаете! Почему вы так думаете?
– Это чувствуется. Вы привыкли к тому, что все делается по-вашему. Вчера вы приказали мне сбросить мокрую одежду и принять душ, а только что приказали мне есть.
– Это для вашей же пользы. Вы ведь своевольны, не так ли?
– Ага. Должна заметить вам, что ваши штаны кусачие. Вам надо прополоскать их в смягчителе для тканей.
Маркус стукнул кулаком по столу.
– Ну нет, – прорычал он, – смягчитель делает что-то с волокнами, и когда вы потеете, материя перестает впитывать влагу.
– Я знаю, просто это сделает их не такими кусачими. Если вы хотите лезть на гору… Извините, я иногда слишком много болтаю. Что у нас на десерт? Кофе есть? Можно мне его приготовить, или вам больше нравится, если я просто сижу и ем?
– Вы – моя гостья. Сидите и ешьте. У нас сливовый пудинг и, конечно, кофе. Как вам рождественский обед?
Мерфи завилял хвостом, подошел к Мо и уселся у ее ног.
– Это обед, для которого овощи покупают замороженными, сладкую картошку в коробках, а индейку в целлофановом пакете. Я заранее знаю, что сливовый пудинг тоже куплен замороженным. Но уверена, что десерт будет таким же вкусным, как и весь обед. В самом деле, я не припомню, чтобы еда когда-нибудь казалась мне такой вкусной. Большинство мужчин вообще не умеют готовить. По крайней мере, те, которых я знаю. – Она опять разболталась. – Вы можете звать меня Мо. Все меня зовут так, даже папа.
– Не будьте чересчур ласковы с моей собакой, – сказал Маркус, вываливая на тарелку сливовый пудинг.
– Мне кажется, ваша собака со мной тоже ласкова, мистер Бишоп. Вам следует положить этот пудинг в десертную вазочку. Смотрите, кусочек упал на пол.
Я подниму.
Но Маркус произнес командным тоном:
– Сидите!
Мо опустилась на стул. Ее глаза вспыхнули.
– Я не собака, мистер Бишоп. Я просто хотела помочь. Простите, если мое предложение обидело вас. – Она поняла, что если немедленно не встанет из-за стола, то расплачется. Что с ней происходит?
– Это я должен извиниться. Я научился делать все сам. Сначала у меня все падало, тогда я просто мыл пол. С помощью швабры, конечно. Вы правы насчет замороженных продуктов. Последнее время у меня было мало гостей, на которых надо было бы произвести впечатление. И вы можете называть меня Маркус.
– Вы старались произвести на меня впечатление? Как мило с вашей стороны, Маркус. Я принимаю ваши извинения и, пожалуйста, примите мои. Давайте представим, что я приехала к вам, чтобы поздравить вас с Рождеством, и задержалась из-за метели. А вы, как любезный хозяин, с радостью меня встретили. Видите, я считаю вас хорошим человеком и хочу, чтобы вы поверили, что я тоже хороший человек. Вашей собаке я понравилась, а это кое-что значит.
Маркус хмыкнул:
– Хорошо сказано.
Мо подперла щеку рукой.
– Это очаровательный домик. Держу пари, что у вас тут целый день солнце. Солнце – это хорошо. Когда светит солнце, чувствуешь себя лучше. Вы согласны? А цветы у вас растут?
– Да, вы бы видели, как распускаются тюльпаны весной. В прошлом году я подолгу копался в саду после несчастного случая. Не хотел заходить в дом, противно было сидеть в четырех стенах. Я приделывал инструменты к длинным палкам и работал. В апреле и мае сад переливается всеми цветами радуги. Если будете проезжать мимо в это время, остановитесь и посмотрите сами.
– С удовольствием. Я боюсь спрашивать, но скажите, вас не обидит, если я уберу и помою посуду?
– Вовсе нет. Терпеть не могу мыть посуду. Чаще всего я ем из бумажных тарелок. Мерфи тоже.
Мо рассмеялась. Мерфи застучал хвостом по полу.
Мо налила в раковину горячую воду, добавила жидкого мыла. Маркус подал ей тарелки. Через двадцать минут вся посуда была вымыта.
– Как насчет того, чтобы что-нибудь выпить? У меня есть отличное вино. Рождество вот-вот кончится.
– Вино так вино, – согласилась Мо.
– Что это вы вдруг стали со всем соглашаться? – Маркус подмигнул ей. – Чем вы занимаетесь, Морган Эймс?
– Я – архитектор, проектирую торговые центры – большие, маленькие, магазинчики. Я мечтаю проектировать мосты. Я никогда не пробовала, но мне почему-то очень хочется. Я сейчас работаю в фирме, но думаю на следующий год открыть собственное дело. Это, конечно, смелая идея, но если я собираюсь когда-нибудь начать, то лучше больше не откладывать. А вы работаете дома или в офисе?
– Дома. Большую часть времени. В офисе появляюсь редко. У меня есть несколько сотрудников… Я их называю моими ногами. В общем, дела идут хорошо.
– Послушайте, Маркус, где вы вчера спали? До меня только сейчас дошло, что у вас одна спальня.
– Я спал здесь, на кушетке. Она широкая и глубокая, так что мне было очень даже удобно. А что вы думаете о моей елке? – спросил он гордо.
– Вы ее очень красиво нарядили. А запах просто опьяняющий. Я всегда любила Рождество, с самого детства. Мама говорила, что в канун Рождества я всегда заболевала, не могла дождаться Санта-Клауса.
Мо встала под елкой и представила себе, что она стоит дома и ждет, когда Кейт наденет ей на палец кольцо. Ей так сильно этого хотелось, что на глазах выступили слезы. Она быстро смахнула их и притворилась, что это дым щиплет глаза, но вспомнила, что камин работает на газе.
– Я тоже больше всех праздников любил Рождество. Я всегда боялся, что Санта-Клаус пропустит наш дымоход или у него сломаются сани. Я так хорошо себя вел весь декабрь, что отец называл меня святым. Что с вами? Что-то случилось? У вас такой вид, словно вы потеряли близкого человека. Если хотите мне что-нибудь рассказать, я готов вас выслушать.
Хотела ли Мо рассказать? Она оглядела комнату, взглянула на человека в инвалидном кресле и собаку у его ног. Почему бы не поговорить с этим человеком, ведь она никогда больше его не увидит? Может быть, он даст ей какой-нибудь совет. Мо кивнула и протянула свой бокал.
Только закончив свое печальное повествование, она поняла, что все еще стоит возле елки. Она тяжело опустилась на стул, сознавая, что перепила. Ей хотелось снова заплакать, но тут она увидела беспомощный взгляд Маркуса.
– Все мы делаем большие глупости, по крайней мере, раз в жизни. Кажется, пришел мой черед. – Мо снова протянула бокал.
Маркус откупорил еще одну бутылку. Мо заметила, что его движения замедленны. Возможно, он не привык так много пить.
– Не думаю, что из меня получится хороший пьяница. Я никогда в жизни так много не пила.
– Я тоже. – Вино выплеснулось из бокала. Мерфи слизал его.
– Я не хочу, чтобы меня рвало. Кейт пил слишком много, и его иногда рвало. Меня тошнило от одного его вида. Печально, не так ли?
– Я всегда терпеть не мог людей, которые не умеют пить, – сказал Маркус.
– Вы это так смешно произнесли, – почти пропела Мо.
– А вы произнесли это так, словно собираетесь запеть. Вы и в самом деле собираетесь? Надеюсь, вам медведь на ухо не наступил. – Он лукаво взглянул на нее.
– Ну и что, если и наступил? Ведь когда поешь, поет душа. Тем более, вы собирались петь рождественские гимны для Мерфи. Вот и споем вместе.
– Похоже. – Маркус опустил ступеньку на кресле и пересел на стул возле елки. – Давайте просто посидим вместе под деревом. Сидеть не хуже, чем стоять… по-моему. Пойди сюда, Мерфи, будешь с нами.
– Сидеть хорошо. – Мо икнула.
Маркус похлопал ее по спине и обнял за плечи. Мерфи с радостным лаем прыгнул хозяину на колени.
– Скажите, что конкретно у вас не в порядке? Или с моей стороны невежливо спрашивать? – Она отхлебнула прямо из бутылки.
– Смотря что вы хотите спросить. Я не понял. Спросите еще раз.
– А?
– О чем вы спрашивали?
– О чем… о чем… все ваши части работают?
– Нет, вы говорили что-то другое. Зачем вам знать, все ли… мои части работают? Я вас что, привлекаю? Или вы хотите украсть мою собаку? Заведите себе свою, черт возьми. А все мои части работают превосходно.
– Ну не злитесь, не злитесь. Когда вы в последний раз пользовались ими? Я хочу сказать… откуда вы знаете, что они работают?
– Я знаю! Вы что, хотите воспользоваться мной? Я могу разрешить, а могу и не разрешить.
– Вы пьяны.
– Да, но это вы меня напоили. Вы и сами не трезвее.
– Естественно. Вы ведь все время мне подливаете. Но знаете, мне все равно. А вам, Маркус?
– Мне нет. А что вы собираетесь делать с этим типом, который ждет вас? Рождество уже почти прошло. Неужели вы думаете, что он так и сидит под елкой?
Мо покачала головой и заплакала. Мерфи вилял хвостом и слизывал ее слезы.
– Не плачьте. Этот сопляк не стоит вашего мизинца. Мерфи бы он не понравился. Собаки хорошо чувствуют людей.
– Кейт не любит собак.
– Я так и знал. Больше и говорить не о чем! – Это прозвучало так драматично, что Мо захихикала. Это было мало похоже на поцелуй, потому что она хихикала, Мерфи совал свою морду, а Маркус неловко коснулся губами ее щеки.
– Очень мило, – хмыкнула Мо.
– Мило! Мило! – взревел Маркус в притворном гневе.
– Ну, приятно.
– «Приятно» звучит лучше, чем «мило». Мне никто раньше этого не говорил.
– А сколько раз было «раньше»?
– Не ваше дело.
– Действительно, это не мое дело. Давайте споем. «Бубенчики», например. Вряд ли мы сейчас вспомним что-нибудь получше. Сколько осталось до конца Рождества?
Маркус взглянул на часы.
– Несколько часов. – Он поцеловал ее снова, на этот раз не так неуклюже. Мерфи тоже принимал участие, облизав их обоих.
– Мне понравилось.
– Конечно, понравилось. Вы очень хорошенькая, Мо. Ужасное имя для девушки. Но Морган мне нравится. Я буду звать вас Морган.
– Мой папа хотел мальчика. А родилась я. Очень печально. Сколько раз я повторила эти слова за последние несколько часов? Много. – Она вскинула голову и запела: – «Бубенцы, бубенцы…»
Маркус стал фальшиво подтягивать. Они обнялись, смеясь как сумасшедшие.
– Расскажите мне о себе. У вас есть еще вино?
– На кухне. Там справа полка.
Мо с трудом поднялась на ноги, проковыляла на кухню, откупорила бутылку и принесла в гостиную.
– Из закуски осталась только индейка.
– Люблю предусмотрительных женщин.
Маркус принялся есть, внимательно глядя на сидящую рядом девушку. Он нисколько не опьянел, но немного притворялся. Зачем? Она была хорошенькой и милой. И он ей тоже нравился, он это чувствовал. Инвалидное кресло не отпугивало ее, как других женщин.
Она, правда, была немного взбалмошной и своевольной. Но поделилась с ним, совершенно чужим человеком, своими горестями. И Мерфи она нравилась. Да и ему тоже – он даже уступил ей свою комнату. А теперь она сидит и ждет, когда он начнет рассказывать о себе. Что ей рассказать? О чем умолчать? Почему он не мог быть таким же открытым, как она?
– Мне тридцать пять лет, – начал он. – Я владелец и управляющий семейной инженерной фирмой. У меня надежный заработок и в перспективе хорошая пенсия. Этот маленький дом – моя собственность. Люблю собак и лошадей. И кошек. Я почти привык к этому креслу. Я вполне самостоятельный. К людям старше меня отношусь с уважением. В детстве был бойскаутом и получил множество наград. Как-нибудь покажу. Раньше я катался на лыжах. Я хожу в церковь, правда, не часто. У меня нет ни… сестер, ни братьев. Я стараюсь не загадывать намного вперед и не слишком часто думать о прошлом. Это не значит, что я не строю планов на будущее, но в моем положении один день – уже большой срок. Вот и все.
– Ну что ж, ваша жизнь кажется не такой уж плохой. Я уверена, что у вас все будет хорошо. Нам приходится мириться с некоторыми вещами… Кресло… Это еще не конец света. Вам неприятен этот разговор? Ладно, поговорим о чем-нибудь другом.
– Что бы вы почувствовали, если бы вернулись домой в канун Рождества и увидели Кейта в инвалидном кресле? Что, если бы он сказал вам, что не сообщал о себе, потому что не хотел видеть вас несчастной? Как бы вы отнеслись к тому, что он не сможет ходить? Что, если бы он сказал, что вы будете его единственной опорой?
Он ждал. Она молчала.
– Не надо было спрашивать меня об этом сейчас, я плохо соображаю. Мне хочется петь. В прошлом году я не пела, потому что мне было слишком грустно. Вы спрашиваете о настоящем или о прошлом?
– Какая разница? – сухо спросил Маркус.
– Разница есть. В прошлом году я бы… я бы сказала, что это не важно, потому что я люблю его… А все его части… работают?
– Не знаю. Это я к примеру. – Маркус отвернулся, чтобы спрятать улыбку.
– А сейчас… Не знаю. Наверное, жалела бы его. Кейт очень… не знаю даже, как сказать. Я бы справилась с такой ситуацией, а он нет. Он бы впал в депрессию и сдался.
– А поддержка?
– О, это да. Я бы могла материально поддерживать его. У меня есть работа, хорошая медицинская страховка. Я могла бы начать собственный бизнес и зарабатывать, возможно, больше денег, чем зарабатывал он. Но, зная Кейта, я думаю, что он бы в конце концов взбунтовался. А может быть, и нет. Я бы старалась, чтобы ему было хорошо, потому что не люблю сдаваться. Никогда не любила. А почему вы спрашиваете?
Маркус пожал плечами.
– Наверное, просто чтобы понять. Если я когда-нибудь найду женщину, которая мне понравится, хорошо было бы знать, как на нее подействует вот; это. Вы удивили меня – вы не обратили внимания на кресло.
– Но я не влюблена в вас, – с грубоватой прямолинейностью сказала Мо.
– Что же во мне не так?
– Все так. Я не настолько пьяна, чтобы не понимать, что вы говорите. Я влюблена в другого. Мне наплевать на ваше кресло. Оно бы не было помехой, если бы я вас любила. Вы сказали, что все части вашего тела работают. Или это ложь? Мне нравится секс. Секс прекрасен, когда двое людей… вы понимаете… В общем, мне нравится!
– Представьте себе, мне тоже.
– Вот и прекрасно, – обрадовалась Мо.
– Вы не ответили на вторую часть моего вопроса.
– На какую?
– Что, если бы события развивались по такому сценарию? Вы бы приехали на Рождество домой и после двух долгих лет увидели Кейта инвалидом. Что тогда?
– Не знаю. Кейт нытик. Я вам не говорила? Это совсем не по-мужски.
– В самом деле?
– Мне надо в ванную. Принести вам что-нибудь? Я же на ногах и принимаю это как нечто само собой разумеющееся. Ну, так что? Кстати, у вас нет хрустящих хлопьев. Почему?
– У меня есть воздушная кукуруза. Разноцветная, очень веселенькая.
– Вы радуете меня, Маркус Бишоп. Вчера вы были высокомерны и покрикивали на меня. А теперь только посмотрите на себя! Вы сделались покладистым, съели индюшачью ногу и теперь говорите мне, что у вас есть цветная кукуруза. Я сейчас вернусь, если меня не вырвет. Может быть, мы выпьем кофе с поп-корном. Господи, я не могу дождаться, когда кончится этот день.
– Пойди за ней, Мерфи. Если ее вырвет, позови меня, – сказал Маркус.
Ретривер выбежал из комнаты. Спустя несколько минут Мо, покачиваясь, вошла в гостиную.
– Давайте поджарим поп-корн в камине. Я принесу кофейник. Здесь есть розетка? Не хочется бегать туда-сюда.
– Прекрасная идея. Сейчас половина одиннадцатого.
– Осталось полтора часа. В полночь я вас поцелую. Ну, может быть, в одну минуту первого.
– Я не люблю, когда меня используют.
– Я тоже. Я поцелую вас, потому что мне хочется вас поцеловать. Так крепко поцеловать, чтобы у вас носки слетели. Так-то вот!
– А что подумает Кейт?
– Какой Кейт? – Мо расхохоталась и повалилась на кушетку.
Мерфи завыл. Маркус рассмеялся. Успокоившись, Мо сказала:
– Вы мне нравитесь. Вы приятный человек, и смеху вас приятный. Я давно так не веселилась. Жизнь – такая серьезная штука. Иногда необходимо отступить назад и увидеть… как это называется?.. Перспективу. Я люблю аттракционы, люблю иногда вести себя как ребенок. Возле того места, где я живу, есть парк, и я люблю кататься на американских горках. Кейт никогда бы не пошел, так что я хожу туда с моими друзьями.
Хотя это, конечно, не то же самое. А вы хотите пойти и… понаблюдать за людьми? Я повезу вас туда, если вы захотите.
– Возможно.
– Терпеть не могу это слово. Кейт всегда так говорил. Это просто другой способ сказать «нет». Все вы, мужчины, одинаковы.
– Вы ошибаетесь, Морган. Нет двух одинаковых людей. Если вы будете считать всех мужчин кейтами, то многое потеряете. Я сказал вам, что он сопляк.
– О'ке-е-е-й. Ну что, поп-корн и кофе?
– Давайте.
Маркус слышал, как его гостья громыхает кастрюлями на кухне. Дверцы шкафов открывались и захлопывались, кастрюли падали на пол. Он почувствовал запах кофе. Уж не рассыпала ли она его? Он вздохнул, перебрался на кушетку. Через несколько часов она уедет. Как можно было так привязаться за короткое время к чужому человеку? Маркус не хотел, чтобы Морган уезжала. И люто ненавидел этого незримого Кейта.
– Мне придется жарить поп-корн в этом горшке, раз у вас нет специальной жаровни. Я думала, она есть у всех. Ладно, попробуем в горшке; Он, наверное, почернеет, но утром я его почищу. Может быть, правда, его придется выбросить. Я люблю черный кофе.
А вы?
– Черный-пречерный, как вакса.
– Именно такой. Он взбадривает.
– По-моему, вы взяли не ту крышку, – заметил Маркус.
– Не важно, я буду импровизировать.
– И как же вы собираетесь это делать? – спросил Маркус.

***

Крышка взлетела в воздух, и кукуруза разлетелась во все стороны. Мерфи стал ловить зерна и прижимать их к полу лапами. Мо испугалась.
– Ой, я не сумею это очистить.
– Не волнуйтесь, Мерфи подъест все. Он любит поп-корн. Сколько вы положили в котелок?
– Полную чашку. Слишком много? Я так расстроена.
– А я-то как расстроен! – сказал Маркус с пафосом.
Мо налила кофе в кружки.
– Это похоже на патоку, – хмыкнул Маркус.
– Действительно. Пейте. Ну, что вы думаете?
– Во всяком случае, я никогда не пил подобного кофе.
Мо подвинулась ближе к Маркусу.
– Который час?
– Уже поздно. Уверен, что к завтрашнему утру дороги будут расчищены. Телефон заработает, и вы сможете позвонить домой. Я постараюсь найти кого-нибудь, кто бы вас отвез. У меня есть хороший механик, я попрошу его починить вашу машину. Вы надолго к родителям?
– Н-не знаю. Это зависело от… А что вы будете делать?
– Работать. Сейчас у нас много проектов, так что я буду очень занят.
– Я тоже. Мне нравится, как вы пахнете, – выпалила Мо. – Где вы купили тот шампунь?
– Кто-то подарил его мне на день рождения.
– А когда у вас день рождения?
– Десятого апреля. А у вас?
– Девятого апреля. Здорово! Мы оба овны.
– Надо же, – сказал Маркус, обняв ее за плечи.
– У вас хорошо, – вздохнула Мо. – Я люблю домашний уют и много зеленых растений. Наверное, поэтому мне нравится этот коттедж. Он теплый, уютный.
Большой дом тоже должен быть таким, но в большом доме нужны дети, собаки, кошки и куча всякой всячины. Ему следовало сказать ей, что большой дом на холме тоже его. Ему следовало сказать ей о Марси и о будущей операции. Он закусил губу. Нет. Не сейчас. Ему нравилось, что они делали. Нравилось сидеть рядом с ней, ощущать ее присутствие. Он взглянул на часы.
– Без четверти двенадцать.
– Вы думаете, что он приехал, Маркус?
– Он будет болваном, если не приедет.
– Его мать сказала моей, что он не собирается домой на Рождество.
– Ну, может быть, он собирается сделать сюрприз. Может быть, его планы изменились. Все возможно, Морган.
– Нет, вы играете в адвоката дьявола. Но все в порядке. Правда. Я просто переключусь на план «б» и буду жить дальше.
Маркус хотел, чтобы ее жизнь включала и его. Он чуть было не сказал это, но она перебила его:
– Скоро полночь. Готовьтесь. Помните, я сказала, что поцелую вас так, что у вас слетят носки?
– Помню. Я готов.
– Вы готовы. Что-то непохоже…
– Я не хочу, чтобы у меня поднялось давление, усмехнулся Маркус. – Что, если…
– Никаких «если». Я вас поцелую.
– Поцелуи бывают разными. Иногда…
– Не сейчас. Я знаю все о поцелуях. Джекки Бристоль рассказал мне все о поцелуях, когда мне было шесть лет. Ему было десять, и он знал все. Ему нравилось играть в доктора. Он всему научился, наблюдая за своей старшей сестрой и ее другом.
Она была совсем близко от Маркуса, видела бледные веснушки у него на носу. Конечно, он думает, что она просто болтает и ничего не сделает. Что ж, она покажет и ему, и Кейту. Поцелуй – это… это…
Ее поцелуй не был легким. Он был страстным и дерзким. Голова у нее закружилась, а по телу пробежала дрожь. Может быть, дело было в выпитом вине. Морган прижалась к Маркусу всем телом. Он ответил. Мо почувствовала вкус вина на его губах и подумала, пахнут ли вином и ее губы. Слабый стон вырвался из ее груди, когда она отстранилась от него. Его имя было у нее на устах, ее глаза искали его. Она хотела еще, еще, еще… Ей нужно было сказать: «Ну что ж, я сдержала обещание, поцеловала как следует», а потом встать и уйти. Но ей не хотелось. Ей нужно было совсем другое…
– Я все еще в носках, – пробормотал Маркус. – Может быть, вы попробуете еще раз? Или давайте я вас поцелую.
– Давайте, – охотно согласилась Мо.
Он сделал то же, что и она, и даже больше. Она чувствовала его руки на своем теле – теплые, ищущие, требовательные. Она тоже стала ласкать его. Халат внезапно распахнулся, обнажив ее груди, и он коснулся ее соска кончиком языка. Когда ее затвердевший розовый бутон оказался у него во рту, она испытала неизъяснимое наслаждение. Никогда раньше она не испытывала ничего подобного! Только что она была в одежде, и вот уже она такая же обнаженная, как и он. Они сорвали друг с друга одежду, охваченные огнем желания. Она не помнила, как оказалась на нем, сжав в руке его восставшую плоть. Ее темные волосы упали на лицо Маркуса, когда она наклонилась, чтобы поцеловать его снова. Он взял ее груди в свои ладони и в исступлении стал ласкать их.
– Попрыгай на мне, – произнес он глухим голосом.
Она исполнила его просьбу… Они вознеслись на пик блаженства одновременно, и когда горячая струя выплеснулась в нее, она закричала от жгучего удовольствия и упала на него.
Они оба долго не шевелились. Потом ей захотелось посмотреть на него, захотелось что-нибудь сказать. Но Мо промолчала. Она ждала его слов, но Маркус лежал тихо, гладя ее плечо. Почему он ничего не говорит? Может быть, он считает это платой за кров и пищу? Будет ли он уважать ее утром? Черт возьми, было уже утро. Что на нее нашло? Как она могла отдаться этому человеку? Она ведь влюблена в Кейта. Была влюблена. В этот момент Мо не могла вспомнить, как Кейт выглядит. Она изменила ему. Но в самом ли деле изменила? «Нет, нет!» – кричала ее душа. Морган чуть не расплакалась. Но она сразу успокоилась, когда Маркус притянул ее к себе.
– Я… я никогда раньше… Я не хочу, чтобы ты думал… Я не из тех, кто прыгает в постель… Это первый раз за два года… я…
– Шш, все хорошо. Было так, как было, – тепло, чудесно и естественно. Ни один из нас не должен давать никаких клятв. Спи, Морган, – прошептал он.
– Ты не уйдешь? – спросила Мо сонным голосом. – Мне бы хотелось проснуться рядом с тобой.
– Не уйду. Я тоже буду спать.
– О'кей.
Это была ложь, хотя и маленькая. Как будто он мог спать! «Эта девушка принадлежит другому, Бишоп, – сказал он себе, – так что не увлекайся». Как ему было с ней хорошо, и как хорошо сейчас! Что он сказал ей? О да: «Было так, как было». «Черт бы тебя подрал, Кейт или как тебя там. Ты не заслуживаешь ее. Пусть твой проклятый член отвалится. Ты не верен этой девушке. Я знаю это так же точно, как то, что солнце встает по утрам. Она это тоже знает, просто не хочет признаться».
Маркус уставился в огонь невидящим взором. Завтра она уедет, и он больше никогда ее не увидит. Он же будет жить дальше со своей операцией, своей работой, своими проблемами. Будет жить вдвоем с Мерфи.
Было четыре часа утра. Маркус позвал собаку и велел ей лечь на его место. Мерфи будет ее согревать, пока он приведет себя в порядок. Он перевернулся, ухватился за спинку кушетки и встал на ноги. Острая боль пронзила его тело, когда он добирался до ванной с помощью двух палок. Это была его ежедневная прогулка, прописанная ему врачами. Он скрипел зубами, и слезы бежали по его щекам. В ванной Маркус сел на специальное сиденье, включил душ. Он долго сидел под душем. Одевался Маркус двадцать минут. Он выходил из ванной, когда услышал гул снегоочистителя. С помощью палок он с трудом добрался до гостиной и упал в кресло. Его губы побелели от напряжения. Понадобилось целых пятнадцать минут, пока боль немного утихла. Он поднял кофейник и поехал на кухню. Решил сварить свежий кофе. Пока кофейник грелся, Маркус выглянул в окно. Мистер Дриззоли с двумя сыновьями расчищали дорожку в его саду, а младший сметал снег с машины. Маркус включил фонарь у главного входа, открыл дверь и позвал мальчика, чтобы расспросить о состоянии дорог и о погоде. Услышав о джипе, мальчик обещал поговорить с отцом. Они поищут машину, и если ее удастся завести, пригонят к коттеджу.
– В гараже пять галлонов бензина, – сказал Маркус.
Достав из-под ручки кресла квадратный белый конверт, он протянул его молодому человеку. На конверте было написано: «Мистеру Дриззоли. Рождественский подарок. Деньги».
– Телефоны подключили, мистер Бишоп.
Сердце Маркуса заколотилось. Он мог бы отключить его. Но если он так поступит, то будет не лучше Кейта. Потом он подумал о родителях Морган, Они, конечно, очень беспокоятся. Поставив две чашки с кофе на поднос, Маркус въехал в гостиную.
– Морган, проснись. Разбуди ее, Мерфи.
Мо выглядела такой хорошенькой – сонная, со взъерошенными волосами. Она потянулась, зевнула и огляделась по сторонам.
– Доброе утро. Скоро рассветет. Сейчас расчищают мою дорогу, и мне сказали, что телефон работает. Ты можешь позвонить родителям. Твоя одежда в сушильном шкафу. Твою машину ищут. Если ее удастся завести, она приедет сюда, если нет, ее отгонят в гараж.
Мо встала и накинула халат. Он очень хочет, чтобы она быстрее уехала. Ну что ж, а чего она ожидала? Однодневный постой обычно так и заканчивается. Почему она рассчитывала на что-то другое?
– Если не возражаете, я приму душ и оденусь. Можно позвонить из спальни?
– Конечно.
Маркус надеялся, что Мо позвонит из гостиной, и он услышит разговор. Она пошла к сушилке с чашкой в руке. Маркус смотрел, как она жонглировала чашкой и одеждой. Мерфи завыл. Хозяин почувствовал, как волосы у него на голове встали дыбом: Мерфи не выл так со дня похорон Марси. Он понимал, что Морган уезжает. Ему захотелось завыть самому.
За окном люди чистили снег. Прошло тридцать минут, затем – тридцать пять, сорок. Мерфи бешено залаял, когда Дриззоли подошел, по его мнению, слишком близко к дому.
В спальне Морган закрыла за собой дверь и села на кровать. Она набрала номер родителей. Трубку сняли сразу.
– Мам, это я.
– Слава Богу! Мы безумно беспокоились за тебя, дорогая. Ради всего святого, где ты?
– Где-то на Черри-Хилл. Джип застрял в снегу, и мне пришлось идти пешком. Ты не поверишь, меня нашла собака. Я вам все расскажу, когда приеду домой. Мой хозяин говорит, что дороги расчищают и ищут мою машину. Я тогда сразу уеду. Вы хорошо провели Рождество? – Она не хотела спрашивать о Кейте. Не хотела, потому что внезапно ей стало все равно, приезжал он или нет.
– И да, и нет. Без тебя было не так, как всегда. Мы с папой выпили наш эггног, спели «Тихую ночь». Как всегда, фальшивили. Мы всю ночь думали о тебе. Был ужасный буран. Я никогда не видела столько снега. Папа шепчет мне, что если машина не заведется, он приедет за тобой. А ты как? Все-таки, первый раз Рождество вдалеке от дома проводила.
– На самом деле, мам, очень хорошо. Мой хозяин на редкость милый человек. Его замечательная собака спасла меня. Мы поужинали индейкой и даже спели «Бубенцы».
– Ну, дорогая, мы будем дома, так что приезжай к нам в любом случае. Я так рада, что с тобой не случилось ничего страшного. Мы звонили в полицию, в дорожную инспекцию и куда только можно.
– Мне очень жаль, что так получилось. Я должна была послушаться тебя и подождать, пока не кончится буран. Просто мне не терпелось приехать домой.
«Сейчас, сейчас она скажет, был ли Кейт».
– Приезжал Кейт. Он приехал около одиннадцати и сказал, что добирался из Манхэттена семь часов. Он очень огорчился, что тебя не было. Это, конечно, мое мнение, но я не думаю, что он испугался, что ты застряла по дороге, – скорее, просто обиделся: вот он приехал, а тебя нет. Извини, Морган, но этот молодой человек мне никогда не нравился. И папе тоже. Но я больше ничего о нем говорить не буду. Веди машину осторожно, детка. Приезжай.
– О'кей, мам.
Морган положила трубку. Тошнота подступила к горлу. То, чего она ждала эти два долгих года, на что надеялась и о чем молилась, случилось. Она вспомнила старую поговорку: «Будь осторожен в своих желаниях, потому что они могут исполниться».
Она была не рада тому, что ее желание исполнилось.
В комнату заглянуло солнышко. Луч упал на фотографию в серебряной рамке. Кто была эта женщина? Стоило спросить Маркуса. Может быть, он все еще любил ее? Наверное, да, если оставил ее комнату такой, какой она, видимо, была раньше.
Вчера ночью она испытала удивительные ощущения. Секс с Кейтом никогда не был таким, как с Маркусом. Но дело не только в сексе. Ее почему-то не беспокоило его инвалидное кресло. И очень не хотелось оставлять его. Что с ней? Вдруг Мо увидела в окно машину. Ее джип. Он двигался. Мо встала, помахала комнате рукой, повернулась и вышла.
«Прощаться всегда так тоскливо», – подумала она. Особенно сейчас. Она чувствовала себя очень неловко.
– Спасибо за все, Я пришлю Мерфи стейки. Вы мне дадите ваш адрес? Если вы когда-нибудь будете в Уилмингтоне, заезжайте… и мы можем встретиться…
я не умею говорить.
– Я тоже. Вот моя визитная карточка. Там номер телефона. Позвоните в любое время, если… если захотите поболтать. Я хороший слушатель.
Мо протянула свою карточку.
– Вы тоже звоните.
– Мы залили в бак пять галлонов бензина. Будьте осторожны на дороге. И позвоните, когда приедете домой. Чтобы я знал, что вы доехали.
– Обязательно. Еще раз спасибо, Маркус. Если вам когда-нибудь понадобится спроектировать дом или мост, я к вашим услугам. И бесплатно. Серьезно.
– Спасибо, я запомню.
Повисло неловкое молчание. У Мо сжалось сердце. Какими вежливыми они были, какими чужими! Она не могла уехать вот так. Морган наклонилась к нему, посмотрела ему в глаза и легонько поцеловала в губы.
– Я никогда не забуду это Рождество.
«Скажи мне теперь, пока я не уехала, об этой темноволосой смеющейся женщине на фотографии. Скажи мне, что хочешь, чтобы я вернулась. Скажи, чтобы я не уезжала, и я останусь. Клянусь Богом, останусь. Я никогда не вспомню о Кейте, никогда не упомяну его имя. Скажи же что-нибудь».
– Это было чудесное Рождество. Я был рад провести его с вами. И Мерфи тоже. Позвоните, когда приедете домой.
Его тон был равнодушным, холодным, в прошлую ночь он сказал: «Было так, как было». И ничего больше. Ей захотелось завыть от отчаяния, ну нет, она сильная, она справится.
– Я позвоню, – сказала Мо бодрым голосом, потрепала Мерфи и шепнула ему в ухо: – Заботься о нем, слышишь? Он, по-моему, немного упрямый. Я взяла ленту и всегда буду хранить ее. А тебе я пришлю стейки «Фед экс». – Она отвернулась, чтобы скрыть слезы.
Через минуту Мо вышла на улицу. Джип замурлыкал, как котенок. Она дала сигнал, зажгла фары и поехала по аллее. Приключение закончилось. Теперь все будет по-старому. За несколько часов она умудрилась влюбиться в человека в инвалидной коляске… и в его собаку. Мо заплакала.
Дома ее встретили так, как она и ожидала. Родители обнимали и целовали ее. Мать вытирала слезы передником, пахнувшим ванилью и корицей. Отец ворчал, но Мо видела слезы в его глазах.
– Как насчет завтрака, дорогая?
– Яичница с беконом не помешала бы. Только чтобы…
– Желток был жидким, а белок – с коричневой корочкой по краям. Вылить на два кусочка бекона, поджарить три тостика и еще маленький стаканчик сока. Я все знаю, Морган. Господи, до чего ж я рада, что ты жива и невредима. Папа принесет твои сумки.
Пойди наверх, прими ванну и надень что-нибудь поприличнее.
– Хорошо, мам.
Оставшись одна, Мо посмотрела на телефон. Все, что ей нужно было сделать, – это поднять трубку. И она услышит голос Маркуса. Сделать это сейчас или сначала одеться и накраситься? Сначала одеться. Маркус не похож на человека, который сидит у телефона и ждет звонка от женщины.
Единственное слово, которое она могла придумать, чтобы описать ванну, было «волшебно». Пена была с запахом жасмина, ее любимым. Расслабившись в горячей ласковой воде, Мо заставила себя подумать о Кейте. Мать наверняка после ее звонка позвонила матери Кейта. Мо была так счастлива оказаться живой и невредимой, что могла потерпеть и Кейта. Подумать только о всех подарках, которые она заворачивала ему с такой любовью! А сколько денег она потратила! Ничего, она отнесет все обратно, когда вернется в Делавэр.
Мо слышала, как, отец внес в спальню сумки и целлофановые пакеты. Когда дверь тихо закрылась, Мо вздохнула с облегчением. Она была одна со своими мыслями. Она пожалела, что у нее нет радиотелефона, не то бы она позвонила Маркусу прямо отсюда. Мысль о том, чтобы разговаривать с ним, сидя в ванне, вызвала у нее сладостную дрожь.
Мо долго сидела в ванне, потом оделась, высушила феном волосы и накрасилась. Она влезла в фирменные джинсы и черный свитер, подчеркивающий ее стройную фигуру. Потом слегка надушилась и вдела в уши перламутровые серьги. В ящике для белья Мо нашла «сникерсы», которые оставила во время одного из своих визитов.
Мать взглянула на нее с разочарованием:
– Ты будешь в этом?
– Тебе не нравится?
– Нет, просто я подумала, что… тебе захочется нарядиться для… Кейта. Я думаю, он будет здесь очень скоро.
– Ему лучше приехать побыстрее, потому что у меня есть одно важное дело. Я им займусь сразу после завтрака. Может быть, ты попросишь его подождать или приехать в другой раз? Откроем подарки сегодня вечером. Предположим, что это канун Рождества.
– Папа как раз это предложил.
– Тогда так и сделаем. Слушай, не говори Кейту. Я хочу, чтобы были только мы.
– Как хочешь, дорогая. Будь осторожна, когда поедешь. Дороги расчищены, но это еще не значит, что не будет несчастных случаев. Судя по сообщениям радио, на шоссе до сих пор небезопасно.
– Я буду осторожна. Купить тебе что-нибудь?
– Нет, ничего не надо. У нас все есть. Одевайся потеплее – сейчас очень холодно.
Первым делом Мо отправилась в продуктовый магазин. Она заказала двенадцать стейков и попросила отправить их по указанному адресу. После этого Мо поехала в магазин кофе и, купив двенадцать фунтов кофе и кружку с картинкой ретривера, попросила доставить их по тому же адресу.
Еще несколько часов она провела в больших магазинах. Народу там была уйма. Настоящее столпотворение. В четыре часа Мо заехала в кафе и выпила там кофе. Ей не хотелось идти домой, не хотелось встречаться с Кейтом. Больше всего ей хотелось позвонить Маркусу.
«И именно это я и сделаю, – подумала она. – Я устала делать то, чего от меня ждут. Я хочу позвонить ему и позвоню».
Допив кофе, она пошла к телефону.
Держа в одной руке кредитную карточку, а в другой – визитку Маркуса, Мо набрала номер. В тот миг, когда она услышала его голос, у нее закружилась голова.
– Это Морган Эймс, Маркус. Я сказала, что позвоню, когда приеду домой. Так вот, я дома. Вернее, в магазине. Э-э… мама послала меня… вернуть кое-что… Мой отец висел на телефоне, так что я не могла позвонить раньше.
– Я беспокоился, когда вы не позвонили. Могли бы уж выделить минутку.
Он волновался и теперь отчитывал ее. Ну что ж, она это заслужила. Ей нравилось, что он волновался.
– Что вы делаете? – спросила Мо.
– Думаю об ужине. Что лучше: вчерашняя индейка или консервы? Я хочу что-нибудь простое. А потом буду смотреть футбол. По-моему, Мерфи скучает без вас. Сейчас он лежит в моей спальне на подушках, на которых вы спали.
– Как это трогательно! Я послала ему стейки. Завтра, наверное, вы их получите. Скажите ему, Что я привязала красную ленточку к ножке моей кровати. – «Господи, какая я глупая!»
– Я скажу ему. Как дороги?
– Плохие, но ездить можно. Мой отец научил меня водить машину в любых условиях – это помогает.
Это самый бессмысленный разговор в ее жизни. Почему же ее сердце так сильно бьется?
– Маркус, это не мое дело, но я хотела вчера спросить и забыла. Кто эта красивая женщина на фотографии в вашей спальне? Если вы не хотите об этом говорить, не надо. Просто она немного похожа на меня. Мне стало любопытно…
– Это Марси. Мы попали в аварию, и она погибла. На мне был ремень безопасности, а на ней нет. Не будем об этом говорить. Но вы правы: она похожа на вас. Мерфи сразу это понял, он стащил полотенце с вашей головы и стал обнюхивать ваши волосы. Он хотел, чтобы я… чтобы и я увидел сходство, наверное. Он очень тяжело переживал ее смерть.
Мо пожалела, что спросила его об этом.
– Извините, я не хотела… извините. – Она готова была расплакаться. – Мне надо идти. Еще раз спасибо. Берегите себя.
Мо повесила трубку. Девушка была так потрясена услышанным, что плохо помнила, как дошла до машины. «Не думай о телефонном разговоре, – говорила она себе, – не думай о Маркусе и его собаке. Думай о завтрашнем дне, когда ты отсюда уедешь. Переключись на что-нибудь нейтральное».
Мо увидела машину Кейта. Ну и безвкусица! Только тинейджеры ездят на канареечно-желтом «камаро». Мо смотрела, как он подъезжает к дому. Вот он, день, о котором она мечтала два года…
– Я приехал!
– Ладно, поговорите, а мы пойдем, – сказала ее мать, и они с отцом ушли в другую комнату.
– Кейт, я рада тебя видеть, – сухо сказала Мо.
Кто этот мужчина в солнечных очках и бейсболке, пропитанный табачным запахом?
– Я приезжал – где ты была? Мне казалось, мы условились встретиться под елкой в сочельник, твои родители очень беспокоились. Ты изменилась, Мо. – Он попытался обнять ее.
Мо проворно увернулась и села.
– Я думала, ты не приедешь.
– Почему ты так думала? – Он казался озадаченным ее словами.
– А что ты делал эти два года? – спросила Мо. – Мне нужно знать, Кейт.
Кейт посмотрел на нее странным взглядом.
– Да так, то да се. Работал, ел, спал, играл немного. Вероятно, то же, что и ты. Я много о тебе думал. Каждый день.
– Но ты ни разу не позвонил, не написал.
– Это входило в наш договор. Женитьба – серьезное дело, нужно быть уверенным, прежде чем сделаешь этот шаг.
Каким разумным он был! Мо как зачарованная, смотрела, как он роется в кармане. Кейт вытащил маленькую коробочку с крошечным красным бантиком на крышке.
– Теперь я уверен. Я знаю, что ты хотела помолвки два года назад, но я не был готов. А теперь готов. – Широко улыбаясь, он протянул ей коробочку.
«У него на зубах коронки!» – подумала в изумлении Мо. Как же она раньше не замечала? Она даже не протянула руку.
– Разве ты не хочешь открыть ее?
– Нет.
– Что значит «нет»?
– То, что мне не нужна эта коробочка. Я не хочу помолвки и не хочу выходить замуж. За тебя.
– Я не понимаю. – Он казался ошеломленным.
– Какую часть «нет» ты не понимаешь?
– Но…
– Но что, Кейт?
– Я считал, что мы договорились… что у нас будет перерыв на два года. Зачем ты все портишь? Ты всегда всем недовольна, Мо. О чем ты говоришь?
– Я говорю, что у меня было целых два года, чтобы подумать о нас. О тебе и обо мне. Всего лишь несколько дней назад я думала… что у нас получится. Теперь я знаю, что нет. Я не та, что была, и ты, наверное, тоже. И еще. Я ни за что бы не поехала в этом хлыщеватом автомобиле, который стоит на улице, даже если бы мне заплатили. И от тебя тоже пахнет как от хлыща. Извини. Я благодарна тебе за этот… испытательный срок. Это была твоя идея, Кейт. Я хочу, чтобы ты знал, что я не изменяла тебе. – Она оставалась верна Кейту. До вчерашнего дня, когда ей стало ясно, что она больше не хочет выходить за него замуж. – Посмотри мне в глаза, Кейт, и скажи, был ли ты верен мне. Я так и знала. Ты хорошо проводил время. Думаю, нам достаточно будет поздравить друг друга с Рождеством.
– Ты отказываешь мне?! – В его голосе прозвучало такое возмущение, что Мо расхохоталась.
– Именно это ты сделал со мной два года назад, но я тогда была так влюблена, что не поняла этого. Все эти женщины, которые у тебя были, не захотели мириться с твоим враньем. Вот почему ты здесь. Ты никому больше не нужен. Я знаю тебя лучше, чем думала, Кейт. Я расстаюсь с тобой, потому что больше не люблю тебя. В любом случае сейчас у меня нет времени выходить замуж. Я решила открыть свое дело. Давай останемся друзьями.
– Друзьями? Я как дурак ехал семь часов из Нью-Йорка, чтобы сдержать обещание. А тебя здесь даже не было. Я мог бы поехать в Вейл с моими друзьями. Ты испортила мне праздник! – Он вышел из комнаты, хлопнув дверью, не забыв засунуть в карман серебряную коробочку.
Мо села на диван. Ей было легко, даже весело.
– Ты знаешь, мам, мне кажется, что у меня с плеч сняли пудовый мешок, – призналась она матери. – Жаль, что я не послушалась тебя и папу. В моем возрасте я могла бы быть поумнее. Ты видела его? Неужели он всегда был таким?
– Всегда, дорогая. Я не хотела говорить тебе… Я думаю, что он не приехал бы домой на Рождество. Но его мать всегда дает ему чек на кругленькую сумму в начале года. В этот раз она хотела, чтобы он приехал на праздники, и сказала, что Кейт получит чек в рождественское утро. Иначе он бы, наверное, поехал в Вейл. Мы не подслушивали, просто он очень громко говорил. Не переживай, Мо.
– Я не переживаю, ма. Что ты готовишь? Здесь та-ак вкусно пахнет. Давай поужинаем, откроем подарки, поблагодарим Бога за нашу чудную семью и ляжем спать.
– Конечно.
– Я завтра уезжаю, ма. Мне нужно… кое-что сделать.
– Понимаю.
– Счастливого Рождества, ма.
На следующее утро Мо отправилась на машине обратно, теперь уже с полным бензобаком. На переднем сиденье лежали комплект теплой одежды, новенький фонарь с шестью запасными батарейками, лопата, корзина с едой на целую неделю, две пары рукавиц и теплые сапоги. Мо решила никогда не отправляться в дальнюю поездку, не подготовившись к ней. В багажнике у нее лежало пять сумок с подарками для Кейта, которые она собиралась вернуть в магазин. Мо обняла и расцеловала родителей, просигналила и уехала. Она собиралась остановиться в Черри-Хилл, почему – сама не знала. Может быть, для того, чтобы снова оказаться в дурацком положении. Но ей так хотелось еще раз увидеть Маркуса и Мерфи.
Она сочинила целую речь, которую, возможно, никогда не произнесет. Она скажет: «Привет, я ехала мимо и решила остановиться выпить кофе». В конце концов, она только что послала его Маркусу. И она могла бы приготовить стейк для Мерфи. Может быть, Маркус поцелует ее. Может быть, попросит остаться. Только подъезжая к Черри-Хилл, она подумала о том, что Маркус даже не спросил о Кейте. Значит, его это не интересовало, «Было так, как было». И Морган проехала мимо.
Мо мучилась весь январь и февраль. Сотни раз она снимала телефонную трубку и клала ее обратно. Ведь Маркус мог сам позвонить ей. Она получила от него только короткую записку с благодарностью за стейки и кофе. Он сообщал ей, что Мерфи прятал стейки под подушку, а он сделался кофеманом. В постскриптуме было написано: «Надеюсь, запоздалое Рождество оправдало все ваши надежды».
Она написала с полусотни писем в ответ на эту записку, но ни одно из них не отправила. Мо была влюблена. По-настоящему влюблена. Впервые в жизни. Но что делать? Выставлять себя дурочкой во второй раз она совсем не хотела.
Она с головой погрузилась в свой бизнес. Заказала вывеску, вертикальные жалюзи, помогла отцу отделать стены кафелем и положить ковровое покрытие. Ее отец сделал еще три дополнительные конторки на случай, если она захочет расширить дело и нанять помощников. Мать оклеила обоями кухню, вымыла полы и старые электроприборы и украсила стены картинами. Потом Мо занялась юридическим оформлением фирмы. Торжественное открытие планировалось на первое апреля. У нее было два клиента, и предполагалось еще два. Если ей повезет, она выплатит отцу долг в течение трех лет вместо пяти.

***

Маркус Бишоп на своей коляске въехал во дворик. Следом бежал Мерфи. На выдвижном подносе стояли две бутылки пива и радиотелефон. Маркус волновался. Ровно через две недели его положат в больницу на решающую операцию. Он ждал эту операцию и боялся ее. Хирург утверждал, что через шесть месяцев он сможет ходить. При условии интенсивной и экстенсивной терапии. Ну что ж, он был готов к ней. Целый год боль была его постоянной спутницей.
Может быть, после операции он позвонит Морган Эймс, чтобы… чтобы просто поболтать с ней. Маркус не хотел вмешиваться в ее жизнь с Кейтом, но что страшного, если он позвонит ей и расскажет о Мерфи. Он будет осторожен, ни слова не скажет о рождественской ночи и их близости.
– Ты знаешь, Мерф, у меня был лучший секс в жизни. И что только она нашла в этом Кейте? Обыкновенный сопляк. Ты хороший слушатель, Мерф. Слушай, давай позвоним ей и скажем… скажем… Привет. У нее скоро день рождения, почти в один день со мной. Может, не звонить, а послать ей поздравительную открытку? Да, можно послать цветы или подарок. Но мне хочется поговорить с ней сейчас. Вот идет почтальон, Мерф. Возьми сумку.
Пес подбежал к двери и через минуту вернулся, неся в зубах маленький рюкзачок, в который почтальон положил почту. Мерфи любил встречать почтальона: у того всегда было в кармане какое-нибудь лакомство.
– У-у, Мерф, ты только посмотри на это. Здесь письмо от… ты сам знаешь от кого. Господи Иисусе, я только что думал о ней – и вдруг письмо. Давай-ка прочтем. Ага, она занялась собственным бизнесом. Открытие офиса – первого апреля. Она говорит, что это не первоапрельская шутка. Она надеется, что я здоров, что ты здоров и…какая сегодня отличная весенняя погода… У нее пять клиентов. Она ждет не дождется, чтобы ей заказали спроектировать мост. Если мы с тобой когда-нибудь окажемся в Уилмингтоне, нужно будет заглянуть в ее новый офис. Знаешь что, Мерф? Я пошлю ей дерево. В новом офисе должно быть живое дерево. Сейчас десять. Его смогут доставить ей к одиннадцати. В двенадцать я позвоню и спрошу, понравилось ли ей. Правильно, вот что мы с тобой сделаем.
Мерфи вилял хвостом.
Маркус заказал фикус и дюжину желтых роз. Сказали, что их доставят к половине первого. Он не мог дождаться этого часа. Ровно в двенадцать тридцать он набрал ее номер.
– Морган Эймс. Чем могу помочь?
– Морган, это Маркус Бишоп. Я получил вашу открытку и звоню, чтобы поздравить.
– О Маркус, как любезно с вашей стороны позвонить мне. Фикус – это как раз то, что надо для моего офиса, а розы великолепны. Большое спасибо. Как вы поживаете? Как Мерфи?
– Все хорошо. Вам, наверное, приятно открывать собственное дело? А как к этому отнесся Кейт? Мне почему-то казалось, что вы собирались это сделать… летом. Или я ошибаюсь?
– Нет, вы не ошибаетесь. Я говорила с папой, и он сказал, что не видит причины, почему бы мне не начать сейчас. Конечно, без его помощи я бы ничего не смогла сделать. А Кейт… Мы расстались. Он приезжал, но я передумала. Он оказался не тем человеком, за которого я его принимала, не знаю, поверите ли вы мне, но я счастлива, что он дал мне эти два года.
– В самом деле? Рад за вас. Знаете, как говорят: «Все, что ни делается, все к лучшему». – У него кружилась голова от этой новости.
– Итак, когда вы сможете приехать посмотреть мою новую берлогу?
– Скоро. У вас будет угощение?
– Обязательно. Ведь у нас с вами скоро день рождения. Приглашаю вас на праздничный обед. Если у вас будет время.
– Я найду время. Вот приготовлюсь к бою и приеду. Единственное, что мне мешает, это плановая операция. Она, скорее всего, будет в конце следующей недели.
– Я никуда не уезжаю, Маркус. Приезжайте, когда вам будет удобно. Желаю вам всего наилучшего. Если я могу чем-то помочь… Хотя это, конечно, глупо, не правда ли? Как будто я могу помочь. Иногда меня заносит… Я хотела сказать…
– Я понял, что вы хотели сказать, Морган, и очень ценю это. Мерфи очень по вас скучает.
– А я скучаю по вас обоих. Еще раз спасибо за дерево и цветы.
– Не за что. До скорого, Морган.
Положив трубку, Маркус издал победный возглас. Мерфи вскочил хозяину на колени и облизал его.
– Ей понравились дерево и цветы. Она прогнала этого типа. Это значит, Мерф, что у нас есть надежда. Если бы только не эта проклятая операция! Может быть, у нас получится. Она пригласила меня к обеду. Черт возьми, это что-то да значит! Мне кажется, это значит, что она нами интересуется. Нами, потому что мы достойны этого.
Ретривер бил Маркуса по ногам своим хвостом.
– Я рад, Мерф, правда, рад.
Мо положила трубку и обвела комнату мечтательным взглядом. Эти цветы и огромный фикус совершенно изменили ее жизнь. Он спросил о Кейте, и она сказала ему правду. Все получилось как надо. Она теперь пожалела, что не спросила его об операции. Зачем ее делать? Возможно, для того, чтобы облегчить боль, которая его постоянно мучает. До какого предела она могла задавать вопросы о его состоянии и операции, не вторгаясь в его личную жизнь? Она не знала. Может быть, это не ее дело? Если бы он хотел рассказать ей об этом, он бы заговорил сам. И о себе, и о Марси. Не важно. Главное, что он позвонил, и они назначили нечто вроде свидания. Нужно принарядиться, сделать прическу и маникюр. О-о-о, как хорошо она будет сегодня спать! Может быть, ей даже приснится Маркус Бишоп. Эти мысли окрыляли ее весь день.

***

Это произошло два дня спустя. Маркуса разбудил телефонный звонок. Он нехотя снял трубку, но когда услышал голос врача, мгновенно проснулся.
– Господи Иисусе, Стюарт, который час? Пять часов! Ты хочешь, чтобы я приехал в одиннадцать? Да-да, конечно. Нет, не буду ни есть, ни пить. Мне только нужно пристроить Мерфи. Не говори мне, чтобы я не волновался, Стюарт. Меня уже пот прошибает. Увидимся.
Поехали, Мерф, мы поедем к твоей подружке Морган. Мы попросим ее присмотреть за тобой, пока я не встану на ноги или… Нет, не будем об этом думать… Будем надеяться на лучшее. Возьми свой поводок, свою щетку и всю остальную дребедень, которая тебе нужна. Положи все в корзину возле входной двери. Давай.
Он свистел, он пел, он бы станцевал джигу, если бы мог. Душ принимать не стал – в больнице все равно заставят, – но побрился. В конце концов, он должен увидеться с Морган; она даже, возможно, поцелует его на счастье. Крепко-крепко.
Пластиковую корзину Мерфи наполнил до краев. Маркус из любопытства нагнулся и порылся в вещах. Поводок, щетка, пакет с витаминами, три любимые игрушки, подстилка, одеяло, его подушка, один из его старых шлепанцев и один тапок Марси, косметичка с его шампунем и порошком от блох.
– Она нас выгонит, когда увидит все это барахло. Ты уверен, тебе без него не обойтись?
Мерфи пролаял один раз.
– Ну, хорошо, хорошо. Если нужно, то бери.
Мерфи с громким лаем забегал взад-вперед – знак, что хозяин должен пойти за ним. На втором этаже Мерфи встал лапами на дверь сушильного шкафа. Когда Маркус открыл его, собака вытащила большое желтое полотенце и поволокла его к корзине.
– Будь я проклят! Ладно, бросай его в общую кучу. Надеюсь, что это все.
Спустя десять минут они катили по девяносто пятому шоссе. А через полчаса подъехали к жилому комплексу, где жила Морган. Минут десять он искал въезд к ее дому. Слава Богу, там был пандус для инвалидных колясок. В вестибюле Маркус нажал на звонок и не отпускал его, пока не услышал ее голос в домофоне. – Я сейчас здесь, у вас в вестибюле. Спускайтесь вниз. Немедленно! Никаких «приведу себя в порядок»! Я видел вас в наихудшем виде.
Через минуту Морган вышла из лифта.
– Что случилось?
– Ничего. И все. Не могли бы вы подержать у себя Мерфи? Час назад звонил мой хирург – он хочет делать мне операцию сегодня днем. Тот, кого должны были сегодня оперировать, заболел гриппом. Здесь все пожитки Мерфи. Я просто не знаю, к кому еще обратиться. Вы меня выручите?
– Конечно. Это его вещи?
– Верьте не верьте, он собрал все сам. Он не мог дождаться, пока мы поедем. Не знаю, как вас и благодарить. Человек, который обычно брал его, уехал в Перу на новое место работы. Я не хотел отдавать его чужому, скорее отказался бы от операции.
– Не волнуйтесь. Я за ним присмотрю. Желаю удачи. Может быть, я могу еще что-нибудь для вас сделать?
– Помолитесь за меня. Еще раз спасибо. Он любит только натуральную пищу. Когда разберете его вещи, увидите, что он не положил никакого сухого корма.
– О'кей.
– Как называется то, что на вас надето? – с любопытством спросил Маркус.
– Это мой купальный халат. Он старый и мягкий. Похож на старого друга. Но даже лучше, он теплый. На ногах у меня тапочки, хотя они похожи на меховые муфты. В них тепло ногам. А на голове у меня бигуди. Вот я какая! – произнесла Мо с вызовом.
– Я не сказал, что мне не нравится, просто поинтересовался. Держу пари, что вы выглядите сногсшибательно, когда накраситесь. Вы краситесь?
Мо смутилась, наверное, она выглядит как пугало. Она почувствовала, как краска заливает ее лицо. Слова сами собой сорвались с ее языка:
– А что, Марси сильно красилась? К сожалению, должна вас разочаровать, но я почти не пользуюсь косметикой. Я не могу позволить себе такую дорогую косметику, как она. Другими словами, я такая, какая есть, и никогда не сравнивайте меня с вашей женой или подругой – кто она вам.
Она взяла корзину, повернулась и направилась к лифту. Мерфи – за ней.
– Постойте! – закричал ей вслед Маркус. – Какая подруга? Какая жена? О какой дорогой косметике вы говорите? Марси – моя сестра, разве я вам не говорил?
– Нет, не говорили, – бросила Мо через плечо.
Стоя спиной к нему, она улыбалась. «Ах, жизнь хороша!» – Желаю удачи, – сказала она, и двери лифта закрылись.
Войдя в свою квартиру, Мо уселась на пол рядом с Мерфи.
– Давай посмотрим, что у нас здесь. – Девушка вытряхнула корзину. – Хм-м, я вижу, твой туалет будет занимать много времени. Должна тебе сказать, у нас есть небольшая проблема. На самом деле большая проблема, даже очень большая. В этом доме не разрешают держать собак. О, ты привез желтое полотенце. Это очень мило с твоей стороны, Мерфи. Я привязала красную ленточку к своей кровати. – Она разговаривала с ретривером как с человеком. – Это большая проблема, Мерфи, Мы, наверное, будем спать с тобой в офисе. Я куплю спальный мешок и перенесу туда вещи. Там есть ванная и кухня. Может быть, мой папа приедет и смастерит нам душ, а может быть, и нет. Тогда я буду заезжать сюда, чтобы помыться. Готовить мы будем в офисе. Я скучала по тебе. Много думала о тебе и Маркусе. Боялась, что никогда больше не увижу вас. Я думала, что он женат. Представляешь? О'кей, я приму душ, выпью кофе, и мы поедем в мой новый офис. Я уверена, что он не похож на офис Маркуса. Это офис для меня, если ты понимаешь, что я имею в виду. Хорошо, когда есть с кем поговорить. Жаль, что ты не умеешь разговаривать.
Мо пошла на кухню, заглянула в холодильник. Старые китайские пельмени, которые давно нужно было выбросить, черствая итальянская пицца двухнедельной давности и вчерашний стейк с перцем. Она разогрела его в микроволновой печи и дала Мерфи. Пес проглотил его в момент.
– Надеюсь, до ужина продержишься.
Одевшись в деловой костюм, Мо собрала документы и сложила свои вещи в пакет. Поводок и игрушки Мерфи пошли в другой пакет. В последний момент она вспомнила про миску для воды.
Потом позвонила матери.
– Что случилось, Мо? Почему ты звонишь так рано?
– Ма, мне нужна ваша помощь. Если папа не занят, не могли бы вы приехать сюда? – И она рассказала ей, что произошло за последние два часа. – Я не могу жить в офисе: санитарные правила и все такое. Мне нужно, чтобы вы нашли мне квартиру, где можно держать собаку. Хорошо бы найти дом, который годился бы и для офиса. Я могла бы и сама, но у меня нет времени. У меня столько работы, ма. Все как будто только и ждали, когда я повешу вывеску, чтобы нанять меня в архитекторы. Я не жалуюсь. Вы мне поможете?
– Конечно. Папа на этой неделе свободен. Вот что значит – уйти на пенсию. Он теперь сам не знает, чего хочет. Вчера вечером он сказал, что собирается пройти курс кулинарии Джулии Чайлд. Мы соберемся и через час выедем. – Мама засмеялась. – Ты бы видела, как заблестели его глаза. Мы скоро будем.
Приехали в офис. Мерфи сразу же расположился там как у себя дома: притащил к окну свои игрушки – красный мяч, резиновую кошку, издающую хриплое мяуканье, и синтетическую кость – и улегся рядом с ними. Мо работала, пока не приехали родители. Мерфи сначала залаял на чужих, но, когда Мо радостно поприветствовала их, успокоился. Даже лизнул потом руку матери и подал лапу отцу.
– Вот настоящий джентльмен, – улыбнулся мистер Эймс. – Теперь, когда у тебя есть собака, буду меньше волноваться за тебя.
– Это только временно, папа. Маркус заберет его, как только… ну точно не знаю, когда. Знаешь, у меня трудности с… посмотри и посоветуй что-нибудь. Клиент хочет, чтобы отопительная система была встроенная, – для этого мне надо сделать нишу в стенах и передвинуть окна, а он не согласен платить за изменения.
– Сейчас посмотрю. Мама и я решили, что я останусь здесь и помогу тебе, а она поедет с агентом по недвижимости и подыщет подходящий дом. Зная твою мать, я уверен, что часам к пяти она найдет то, что надо. Поболтай-ка с ней, а я пока посмотрю чертежи.
– Я думаю, тебе стоит нанять его, Мо, – громким шепотом сказала мать. – Он сейчас рад работать, даже бесплатно. И я бы осталась здесь на некоторое время. Готовить, гулять с твоей собакой. У тебя ведь сейчас времени совсем нет. Мы были бы очень рады тебе помочь, если хочешь.
– Я вам очень благодарна, мам. Мерфи, к сожалению, не моя собака. Он спас мне жизнь. Что еще тебе рассказать?
– Кто такой Маркус Бишоп? Только не говори, что тебе ничего о нем не известно. У тебя даже глаза заблестели. Дело тут не в собаке.
– Поговорим позднее, ладно? По-моему, пришел агент по недвижимости. Поезжай с ним, ма. Мне нужно найти что-нибудь как можно скорее. Иначе я буду ночевать в офисе. Я не хочу нарушать условия аренды. А то не получу назад предоплату. Ты меня очень выручишь, ма.
– На то и родители, дорогая. До свидания. Джон, ты меня слышал?..
– Хм-м.
Мо подмигнула матери.
Отец и дочь работали не покладая рук, сделали перерыв только для того, чтобы погулять с Мерфи и поесть пиццы. Когда в четыре часа пришел клиент Морган, она представила ему отца как своего партнера.
– Итак, мистер Картере, вот что мы придумали. Вы получите все, что хотите с отопительной системой. Видите эту стену? Мы сделаем так…
Зная, что ее клиент в надежных руках, Мо пошла на кухню приготовить кофе. Когда она вошла в офис с подносом, ее отец прощался с клиентом.
– Мистеру Картереу понравилась твоя идея. Он получает все, что хотел, плюс центральный холл. Он готов доплатить еще триста долларов.
– В ближайшее время я собираюсь переехать, мистер Картере. Поскольку у меня теперь есть партнер, мне нужно больше места. Я сообщу вам мой новый адрес и номер телефона. Если вы узнаете, что кто-нибудь интересуется арендой, позвоните мне.
Не прошло и пяти минут после ухода клиента, как в дверь влетела Хелен Эймс.
– Я нашла! Отличное место! У страхового агента, который его сдает, был в этом доме офис. Ты можешь переехать сегодня или завтра. Там все удобства. Там замечательно, Мо, есть даже огороженный дворик для Мерфи. Я согласилась заключить договор. У него есть клиент с грузовой машиной. Он перевезет твою мебель. К завтрашнему дню ты сможешь устроиться на новом месте. Дом в переездном состоянии. Это слово употребляют агенты по недвижимости, – прибавила она. – Ты потеряешь не больше чем полдня, Мо. Около дома столько цветов! Я думаю, тебе очень понравится. Страховой агент рад, что дом будут снимать такие люди, как мы. Это трехлетняя аренда с правом покупки. Его теща живет во Флориде, и жена хочет перебраться поближе к ней. Я очень рада, что договор устраивает и нас, и его. Он совершенно не возражал против Мерфи.
Все получилось точно так, как сказала мать.
Апрельские ливни сменились майскими цветами. Потом наступил июнь с теплом и ярким солнечным светом. Единственное, что огорчало Мо, – это отсутствие вестей от Маркуса. В начале июля Мо с Мерфи отправились в Черри-Хилл.
– Что-то произошло, я чувствую это, – бормотала она собаке всю дорогу.
Когда джип остановился возле дома Маркуса, Мерфи прямо-таки ошалел от радости. Он носился вокруг дома, рычал, с лаем влетел внутрь… и заскулил. Все двери были заперты, поэтому Мо пришлось войти тем же путем, что и в канун Рождества.
Внутри все было прибрано, но покрыто толстым слоем пыли. Значит, Маркус не появлялся здесь очень давно.
– Я даже не знаю, в какой он больнице. Где он, Мерфи? Он бы не бросил тебя, даже зная, что ты со мной. Точно бы не бросил.
Мо села на диван и задумалась. Он ведь даже не прислал ей поздравительную открытку ко дню рождения.
– Может быть, он все-таки бросил тебя, Мерфи. Я думаю, что он не интересуется мной. – Она вытерла непрошеные слезы. – О'кей, пора ехать. Я знаю, ты хочешь остаться, но мы не можем. Мы еще вернемся. И будем возвращаться столько раз, сколько понадобится. Обещаю тебе, Мерфи.
По дороге домой Мо проехала мимо своего старого офиса и с удивлением обнаружила, что он превратился в корейский овощной магазинчик.
– Жизнь продолжается, Мерфи. Как это говорится? «Время не ждет». Да?
Лето сменилось осенью. Родители Мо продали свой дом и купили небольшой коттедж на окраине Уилмингтона. Отец работал в ее офисе, а мать посещала все женские клубы в штате Делавэр.
День благодарения Мо провела у родителей. Было хорошо и спокойно. Как приятно забыть иногда обо всем на свете и просто пообщаться с близкими людьми!
После обеда мать сказала:
– Тебе нужна помощница в офисе. Я назначаю себя твоим новым секретарем и в понедельник начну принимать заявления. Уже почти Рождество, а мы еще ничего не купили. Это самое прекрасное время года, а последний год убедил нас в том, что… время надо ценить. Мы все должны научиться получать больше удовольствий от жизни. Мы с папой собираемся после Рождества поехать во Флориду. Не возражай, Джон. А ты, Мо, когда последний раз отдыхала? Даже и не вспомнить. В общем, двадцатого декабря мы закроем твой офис и не откроем его до второго января. Если твои клиенты будут возражать, пусть отправляются куда-нибудь еще.
– Хорошо, ма, – покорно согласилась Мо.
– Ты, как всегда, права, Хелен, – поддержал Джон.
– Я знала, что вы согласитесь. Во Флориде мы обязательно будем играть в гольф.
– Хелен, ради Бога! Я ненавижу гольф. И не понимаю тех идиотов, которые целыми днями колотят клюшкой по мячу и носят штаны из шотландки и шапочку с помпоном.
– Ладно, посмотрим, – фыркнула Хелен.
– Я поеду к себе, – сказала Мо.
Дома Мо включила телевизор и уселась на кровать. Мерфи – рядом. Почему-то ей было очень грустно. Скоро опять наступит Рождество, а Маркус Бишоп так и не появился. Сколько раз она звонила в его офис и ответ получала один и тот же: «Мистера Бишопа нет в городе».
– Черт с тобой, мистер Маркус Бишоп! Что же ты за человек, если подбросил мне своего пса и забыл о нем? К чему тогда были все эти разговоры о том, что ты его любишь? Он скучает по тебе. – Проклятие, она сходит с ума. Нужно прекратить размышлять вслух, не то это плохо кончится.
Мерфи лизнул ее в щеку, дотронулся лапой до ее груди.
– Забудь, что я только что сказала, Мерфи. Маркус любит тебя – я знаю, что любит. Он не забыл тебя. Наверное, он все еще в больнице. Я думаю, что это были только слова, когда он говорил, что привык к инвалидному креслу и оно его не беспокоит. На самом деле беспокоит. А что, если им пришлось ампутировать ему ноги? О Господи! – застонала она. Мерфи заскулил. – Не думай об этом, Мерфи. Ничего подобного случиться не могло. Я бы почувствовала.
Мо заснула. Она так устала. Устала ждать, устала волноваться, устала плакать…

***

– Что ты собираешься делать, дорогая? спросила Хелен Эймс, когда Мо вошла в офис.
– Я собираюсь пойти наверх на кухню и приготовить шоколадный кекс. Ма, сегодня двадцатое декабря, осталось пять дней до Рождества. Вы с папой молодцы, что все-таки решили поехать во Флориду. А мы с Мерфи останемся здесь. Может быть, я отвезу его в Черри-Хилл, чтобы он Рождество провел дома. Я должна сделать это для него. А вы поезжайте во Флориду, только не заставляй папу носить клетчатые штаны и шапочку с помпоном.
– Хорошо, не буду. Мо, ты действительно хочешь провести Рождество одна с собакой?
– Да, действительно. Я хочу как следует побездельничать. Поезжай, ма. Позвоните мне, когда приедете. Ездите осторожно, почаще останавливайтесь.
– Спокойной ночи, Мо.
– Желаю приятного путешествия, ма.
Утром двадцать третьего декабря Мо проснулась рано, выпустила Мерфи на улицу, поджарила себе яичницу с беконом и торопливо проглотила. Ночью ей снилось, что она поехала в Черри-Хилл, купила елку, украсила ее, приготовила праздничный ужин для себя и для Мерфи и… и тут она проснулась. Ну что ж, почему бы не осуществить свой сон?
– Иди домой, мальчик, и собери свои вещи. Мы поедем покупать елку, большую, до потолка. Завтра ровно год, как я тебя встретила, и мы должны отпраздновать это.

***

К вечеру Mo приехала в дом Маркуса. Как и раньше, она проползла через собачью дверцу. Еле втащила елку. Целый час девушка устанавливала елку, украшала ее лампочками и игрушками. На парадную дверь она повесила венок с огромным красным бантом. Вокруг него разместила цветы молочая. «Все, как в прошлый раз, – печально подумала она. – Не хватает только Маркуса».
Мо прибрала в комнатах, испекла пирог и приготовила жаркое.
Ночь провела она на кушетке – не могла заставить себя спать в постели Маркуса.

***

Наступило серое утро сочельника. Небо было затянуто тучами. Казалось, что идет снег, хотя синоптики утверждали, что Рождество в этом году не будет белым. В синих джинсах, кроссовках и теплой фланелевой рубашке Мо начала готовить праздничный обед. Дом наполнился запахами жареного лука, сладких пирожков в духовке. Она взглянула на подарки под елкой: подарки от матери, которые та просила ее не открывать раньше времени, подарки для Мерфи и подарок для Маркуса. Она оставит его здесь, когда они уедут после Нового года.
Сливовый пудинг, приготовленный на скорую руку, остывал на столе. Мо сунула индейку в духовку. Цветная капуста с кунжутными семечками ждала своей очереди. Мо бросила грустный взгляд на стол, накрытый на одного человека, и пошла в гостиную смотреть телевизор.
Вдруг Мерфи соскочил с кушетки, зарычал и начал носиться по комнате. Встревоженная, Мо выглянула из окна. На улице никого не было. Девушка включила все лампы, даже те, что были на елке. Зачем, она и сама не знала. Из предосторожности она заперла все двери и окна. Но Мерфи продолжал рычать и бегать туда-сюда. Шерсть на его спине встала дыбом. Потом собака вдруг завизжала и залезла под стул. Мо закрыла шторы и включила прожекторы. Ей сделалось страшно. Позвать полицию? Но что она им скажет? Что собака странно себя ведет? Проклятие! Мерфи поднял такой жуткий вой, что Мо охватила паника. Возможно, пес не обучен защищать дом и хозяина. Она ведь никогда не пыталась это проверить. Для нее он был просто большим животным, безоглядно ее любящим. Девушка проверила все замки и запоры. Все двери были закрыты, но ей от этого спокойнее не стало. Вдруг снаружи раздался грохот. Мо вооружилась кухонным ножом и чугунной сковородой и приготовилась к обороне. Мерфи выскочил из-под стула и снова стал носиться по дому. Мо поняла, что пес хочет выскочить на улицу, но сказала: «Нельзя», – и он послушался. Она ждала. Ручка дверцы повернулась. Там кто-то был. Что делать? Выскользнуть через парадную дверь и добежать до джипа? А как же Мерфи? Она не может его бросить.
Вдруг с собачьей дверцы слетели планки. Мо похолодела. Мерфи завыл. Она встала слева от дверцы: в одной руке – сковорода, в другой – нож.
И тут из собачьей дверцы показалась голова.
– Маркус! Что вы делаете в собачьей дыре? – Мо облегченно вздохнула.
– Все двери заперты. Я застрял. А какого черта делаете здесь вы? Да еще с моей собакой.
– Я привезла его домой на Рождество. Он скучал по вас. Я думала… Вы могли бы позвонить, Маркус, или прислать открытку. Клянусь Богом, я думала, что вы умерли на операционном столе. В вашем офисе никто ничего не знал. Хотя бы одну жалкую открытку. Мне пришлось съехать с квартиры, потому что там не разрешают держать животных. Я бросила свой офис – ради вашей собаки. Ну, вот она, забирайте ее. Я ухожу, и знаете что: мне наплевать, если вы застрянете здесь навсегда. Вы отняли у меня год жизни. Это несправедливо и гнусно. У вас нет оправданий, и даже если есть, я не хочу их слушать.
– Откройте эту проклятую дверцу! Ну же!
– Счастливо оставаться, Маркус Бишоп!
– Послушайте, подождите! Давайте спокойно все обсудим. Всему можно найти объяснение.
– Желаю веселого Рождества! Обед в духовке. Елка в гостиной, наряженная, а на входной двери висит венок. Ваша собака здорова. Больше мне здесь делать нечего.
– Вы не можете оставить меня торчать здесь!
– Держу пари, что могу. Думаете сыграть на моем чувстве жалости? Не получится. Это вы заставили меня торчать с вашей собакой. Вы еще больший подонок, чем Кейт. А я, глупая, поверила вам.
– Морга-а-н!
Мо выбежала из дома и захлопнула дверь. Мерфи завыл. Она наклонилась к нему.
– Извини. Ты останешься с ним. Я люблю тебя – ты прекрасный друг. Я никогда не забуду, что ты спас мне жизнь. Время от времени я буду присылать тебе стейки. А ты присматривай за этим… большим болваном, слышишь? – Она обняла пса так крепко, что тот взвизгнул.
Маркус нагнал Мо у гаража.
– Вы выслушаете меня, хотите вы этого или нет! Смотрите на меня, когда я разговариваю с вами, – прорычал Маркус Бишоп, разворачивая ее к себе.
Ее гнев и враждебность мгновенно испарились.
– Маркус, вы на ногах! Это прекрасно! – Но ее гнев вернулся так же быстро, как исчез. – Однако это не извиняет ваше молчание на целых девять месяцев.
– Послушайте, я посылал открытки и цветы. Писал письма. Каким образом, черт возьми, я мог узнать, что вы переехали?
– Вы даже не сказали мне, в какой вы больнице. Я звонила до умопомрачения. В вашем офисе мне ничего не хотели сообщать. А на почте за доллар вам бы дали мой новый адрес. Вы подумали об этом?
– Нет, я подумал… В общем, я подумал, что вы скрываетесь от меня. Я потерял вашу визитную карточку. Я был обескуражен, когда узнал, что вы переехали. Простите меня. Я все это время мечтал, что когда-нибудь войду в дом ваших родителей в канун Рождества и встану у елки рядом с вами. Моя операция оказалась не прогулкой по парку, как расписывал мне ее хирург. Пришлось делать вторую операцию. Терапия была такой болезненной, что я не знал, на каком я свете. Я не жалуюсь, просто объясняю. Вот и все. Если вы хотите оставить себе Мерфи, оставьте. Я не знал, что он… так вас любит. Будь я проклят, я тоже люблю вас!
– Любите?
– Люблю. Я все время думал только о вас. Это единственное, что меня поддерживало. Я даже проехал сегодня мимо корейского магазинчика, и знаете что? Взгляните на это! – Он протянул ей кипу открыток и конвертов. – Оказывается, они не умеют читать по-английски. Они думали, что вы приедете и заберете почту. Сказали, что им нравились цветы, которые я посылал.
– Маркус! – Мо взяла письма. – А как вы выбрались из этой собачьей дверцы?
Маркус фыркнул.
– Меня вытолкнул Мерфи. Может быть, пойдем в дом и поговорим, как два цивилизованных человека, которые любят друг друга?
– Я не сказала, что люблю вас.
– Так скажите! – взревел он.
– О'кей, о'кей, я люблю вас.
– А что еще?
– Я думаю, что мы оба любим вашу собаку.
– Мы будем жить счастливо, даже если я буду богатым и красивым?
– О да, но это не важно. Я полюбила вас, когда вы были в инвалидном кресле. А как работают все ваши… части?
– Давайте проверим.
Мерфи бежал за ними, виляя хвостом.
– Я перенесу тебя через порог.
– О Маркус, не надо!
– Иногда ты слишком много болтаешь.
Он поцеловал ее так, как еще никогда не целовал раньше.
– Мне нравится. Поцелуй еще… еще… еще…




Читать онлайн любовный роман - Красная лента - Майклз Ферн

Разделы:
Красная лента

Ваши комментарии
к роману Красная лента - Майклз Ферн



я человек совершенно не любящий читать...это произведение просто великолепно...я несколько раз плакала...и не могла остановиться,я читала и читала её
Красная лента - Майклз Фернанастасия
13.12.2011, 19.59





понравилось.коротко и очень трогательно
Красная лента - Майклз ФернПоли
13.12.2011, 20.50





ДА!!!
Красная лента - Майклз ФернЕлена
20.01.2012, 0.03





Замечательно!!!!rn10+
Красная лента - Майклз ФернЛенок
16.05.2012, 9.34





Класс !!! Здорово !!! Тепло и душевно !!!
Красная лента - Майклз Ферннатали
15.01.2013, 0.08





БРЕД...Абсолютно не понравился данный роман.
Красная лента - Майклз ФернНИКА*
10.02.2013, 6.46





прочитав книгу я не смогла поверить что такое может быть. сюжет из области фантастики
Красная лента - Майклз ФернМарина
6.03.2013, 19.43





Прекрасно! Если человек верит в любовь,мечту,то даже сказки становятся былью.На свете столько всего невероятного,особенно если это касается любви
Красная лента - Майклз ФернНина
6.03.2013, 20.19





Понравилось.
Красная лента - Майклз ФернКрасотка
13.04.2013, 17.44





Сюжет понравился, а стиль - нет: 6/10.
Красная лента - Майклз Фернязвочка
13.04.2013, 18.19





Да!!! Автор особо не запарился. Скучновато. Страсти не хватает, но почитать можно.
Красная лента - Майклз Фернleka
8.06.2013, 19.24





Коротенько и ясно. Рождественская сказка.Я думаю это из какого-нибудь предпраздничного сборника, они обычно там короткие. Прелестно.
Красная лента - Майклз Ферниришка
18.11.2013, 21.17





Читала с удовольствием, всем советую!!!
Красная лента - Майклз ФернВАЛЕНТИНА
15.12.2013, 6.03





Прочитала с удовольствием спасибо!!!
Красная лента - Майклз ФернСветлана
15.01.2014, 20.07





читать было интересно 9
Красная лента - Майклз ФернРада
16.01.2014, 14.42





ДАа а а ! Можно прочесть. Наивно.
Красная лента - Майклз ФернГалинка
13.07.2014, 0.05





роман понравился.страсти маловато но не занудный и короткий.
Красная лента - Майклз ФернИРИНА
20.12.2014, 14.17





Очень искренне и по доброму, очень хороший роман.
Красная лента - Майклз Фернлюси
4.01.2015, 23.37





Очень искренне и по доброму, очень хороший роман.
Красная лента - Майклз Фернлюси
4.01.2015, 23.37





Идея романа неплоха, а исполнение подкачало. Такое впечатление, что автор куда-то торопилась, когда писала. Получилось " галопом по Европам".5/10.
Красная лента - Майклз ФернЛАУРА
25.02.2015, 19.21





Бред!Роман не вызвал никаких ни чувств ни эмоций,не поверила ни единому слову автора,все как то наигранно,не естественно,не логично..Не прописаны характеры героев,а героиня мне вообще показалась очень глупой.
Красная лента - Майклз ФернАлина
20.06.2015, 19.05





Чудная сказка, наивная и Рождественская. Можно читать, чтобы расслабиться.
Красная лента - Майклз ФернЗириша
29.11.2015, 21.46





легко на душе
Красная лента - Майклз ФернАрина
13.04.2016, 9.14





Сие произведение могло бы быть весьма интересным, если бы не дилетантский способ изложения. Мне кажется, что автор ещё слишком молод и не испытывал подобных чувств, а отсюда и не логичные поступки и глупенькие диалоги.
Красная лента - Майклз ФернЕлена
13.06.2016, 1.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100