Читать онлайн Уроки страсти, автора - Магуайр Марго, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Уроки страсти - Магуайр Марго бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Уроки страсти - Магуайр Марго - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Уроки страсти - Магуайр Марго - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Магуайр Марго

Уроки страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

Глаза Эдрика горели огнем, словно он просидел весь день в кухне над чадящим очагом. Он уже много часов провел у постели Брайса, но тот по-прежнему не подавал признаков жизни.
– Милорд, вам бы прилечь и поспать немного, – сказал Дроган. – Завтра похороны леди Сесиль. Вам надо отдохнуть.
– Говорят, она всегда тройная.
– Вы о чем, милорд?
– Смерть. – Эдрик потер кулаками глаза. – Первая – Сесиль. Брайс тяжело ранен. А сын такой крошечный и беззащитный…
– Значит, отец Алгар не единственный суеверный человек в нашем замке?
– Думаешь, кто-то из них выживет?
– Вы же слышали Лору, – сказал Дроган. – Воин может только мечтать о такой ране, как у Брайса. Меч Роберта лишь чуть-чуть его порезал. А что до младенца…
– У него даже имени нет, – со вздохом заметил Эдрик. Он никогда еще не чувствовал себя таким разбитым, если не считать тех дней, когда Сирик и Сигхельм, сыновья Освина, пали в бою.
Казалось, прошло лет сто с тех пор, как они с Брайсом, будучи мальчишками, играли с детьми управляющего. Сирик и Сигхельм были им словно братья. Все детство они провели вместе, и гибель сыновей Освина в битве с нормандцами стала для Эдрика не меньшим ударом, чем для их отца. И вот теперь Брайс находился на волосок от смерти, а жизнь младенца тоже под угрозой. Если его наследник умрет, от их с Сесиль брака совсем ничего не останется.
Неужели ему суждено терять всех, кого он любит?
– Назовите мальчика в честь вашего отца, – предложил Дроган. – Лорд Эйдан был могучим воином и справедливым правителем. Пусть парень пойдет в него.
Эдрик молча кивнул. Что ж, пусть будет Эйдан. Хотя малыш вряд ли выживет. Эдрик почему-то не сомневался: Сесиль с ее нормандским упрямством и отвратительным характером специально родит ему не очень-то здорового ребенка. Эта женщина не упускала возможности обвинить его в варварстве и в том, что он причина всех ее бед и несчастий.
– Больше никогда. – Эдрик подошел к окну, открыл ставни и окинул взглядом свои разоренные земли.
– Милорд, вы о чем?
Он повернулся к Дрогану.
– Больше никогда не женюсь. – Да, не нужна ему жена. И уж тем более еще одна нормандка. Эдрик твердо решил возродить Бракстон-Фелл, и поддержка нормандцев ему не требовалась. – Если младенец все-таки выживет, он станет моим наследником. Если нет – тогда земли отца перейдут к Брайсу.
Дроган кивнул:
– Ваш сын сразу же привязался к Кейт. Какая удача, что он согласился принять еду из ее рук.
Эдрик вдруг представил, как Кейт кормит малыша грудью.
– Да, верно. Это единственная помощь, которую мы примем от нормандцев.
– Милорд, я не понима…
Эдрик покачал головой и направился к двери. Он и сам знал, что говорит глупости. Дроган прав. Ему нужно поспать.
Крепость Бракстон была такой же новой, как замок Кеттвик, и, по мнению Кэтрин, немного больше ее родного дома. Главный зал здесь просто огромен, а массивный камин врезан прямо в стену. В дрожащем свете настенных факелов зал казался необычайно холодным и безрадостным – идеальное место для мрачного хозяина замка.
Тут было такое великое множество комнат и лестниц, что не счесть, сколько ни считай. И повсюду хлопотали прилежные слуги. Но отчего-то на полах ни циновочки, а на стылых каменных стенах ни единого коврика. Жилище это совершенно не походило на уютное семейное гнездышко нормандской дамы.
Кэтрин выделили комнату на втором этаже, неподалеку от спальни, в которой лежало тело леди Сесиль. Наконец-то она оказалась в тишине и покое, наедине с самой собой. Но что же ей делать с младенцем? Кэтрин ничего не знала о малышах, но поскольку этот сладко посапывал у нее на руках, она подошла к единственному креслу и села в него.
Когда в дверь постучали, Кэтрин поспешно открыла, так как опасалась, что стук разбудит ребенка. Порог переступила юная служанка, а следом за ней вошла рыжеволосая Лора с охапкой одежды и одеял. Целительница оказалась гораздо моложе, чем представляла себе Кэтрин по рассказам Дрогана.
– Разведи огонь, Вилона, – приказала Лора. – Я принесла тебе кое-что. – Она обернулась к Кэтрин. – Ну и натерпелась ты, наверное. Надо же – прямо из дому увели! Из Раштона, насколько я поняла?
Кэтрин кивнула, не в силах обсуждать свое похищение. Только не сейчас…
– Вот одежда для тебя и вещи для малыша. Если ты будешь его няней, тебе потребуется…
– Но я не няня, я… – Что могла бы она рассказать о себе? Нет, лучше им не знать, кто она такая на самом деле. Иначе ее отправят обратно в Кеттвик, и тогда – позор!..
Лора вопросительно посмотрела на нее, но больше не стала расспрашивать.
– Тебе придется поухаживать за сыном Эдрика, пока мы не найдем другую няньку, – продолжала Лора. – Ребенок родился слишком рано… и отказывался от молока, пока не появилась ты. Ты его единственная надежда.
Кэтрин кивнула, соглашаясь с рыжеволосой. Да и как она могла отказаться? Малыш такой милый, такой беззащитный… И если он кушает только из ее рук, то о чем же спорить? Несколько лишних дней в Бракстоне ничего не изменят.
Лора взяла у нее ребенка и уложила в люльку.
– Теперь позволь мне осмотреть тебя. – Она мгновенно превратилась в целительницу и принялась осматривать девушку со всех сторон и ощупывать. – Так, вот здесь у тебя ужасная ссадина. А как насчет других повреждений? Они… Кто-нибудь из скоттов… изнасиловал тебя?
Кэтрин покачала головой и отвернулась.
– Но все к тому шло, – пробормотала она. – Ваш лорд Эдрик и его люди появились очень вовремя. А их главарь…
– Должно быть, Леод Фергюсон. Не человек, а мерзкий червь. Но его сынок еще хуже. Сними одеяло, дай осмотреть твою спину.
Кэтрин молча повиновалась.
Закончив осмотр, Лора достала из своей полотняной сумки горшочек с какой-то мазью.
– Думаю, тебе это пригодится. Натри ссадины и царапины после ванны.
– После ванны?! – радостно воскликнула Кэтрин. Лора рассмеялась.
– Да. Вилона принесет ванну, а слугам уже отдан приказ снабдить тебя водой.
Глаза Кэтрин наполнились слезами. Какая же она заботливая, эта Лора! Девушка указала на голубую юбку, шерстяные чулки и другую одежду.
– Ах, вы ничего не забыли. Спасибо вам огромное. Вы очень добры.
Как и было обещано, Кэтрин приготовили ванну. Оставшись в комнате одна, она сбросила с себя одеяло Дрогана, сняла грязные обрывки, бывшие когда-то восхитительным платьем, и ступила в стоявшую у камина ванну. Порезы и царапины тут же заныли, но многочисленные синяки запели от восторга.
Кэтрин прикрыла на мгновение глаза, откинулась на спину и растворилась в уютном тепле. Ноги все еще побаливали после долгой верховой езды, но напряжение постепенно спадало.
Она считала, что лорд Эдрик не женат, и нафантазирована себе всяких глупостей. Надо же быть такой наивной! Она с восторгом взирала на его широкие плечи и блестящие волосы и мечтала о сильных мускулистых руках, поросших темными волосками. А ведь Сесиль считалась едва ли не самой красивой дамой Франции и Англии… Хотя теперь она умерла, ее муж наверняка будет сравнивать с ней каждую женщину.
Тут веки Кэтрин опустились, она задремала и проснулась через какое-то время в уже холодной воде от пронзительного детского крика. Кэтрин понятия не имела, сколько времени проспала, но младенец орал так, что мог разбудить всех обитателей замка. Она поспешно вылезла из ванной и накинула на плечи одеяло. Едва она успела взять на руки ребенка, как дверь распахнулась.
– Что здесь происходит?! – закричал Эдрик.
Щеки Кэтрин залились краской. Она ужасно смутилась из-за того, что ее застали в столь неподобающем виде.
– Все в порядке, сэр, – проговорила она, прижав младенца к груди. – Прошу меня простить, но полагаю, что вам нет никакой нужды…
– Меня привел сюда плач моего сына.
– Он просто… просто кушать хочет, милорд. – Кэтрин поджала пальцы на ногах, как будто это могло укрыть от Эдрика ее голые ножки. И при этом от его взгляда ее почему-то бросало в дрожь. В приятную дрожь.
Хозяин замка молчал, и девушка добавила:
– Я сейчас покормлю его, и все уладится, сэр. Однако лорд Эдрик не спешил уходить. Закрыв за собой дверь, он окинул взглядом комнату.
– Это молоко для моего сына? – Эдрик подошел к камину, взял горшок с молоком, который оставила там Лора, и отлил немного в кружечку.
– Погодите. Возможно, оно слишком горячее. – Кэтрин старалась держаться скромно, как простая служанка. – Я просто…
– Покажи, как это делается.
С появлением саксонского лорда комната, казалось, уменьшилась в размерах. Он был в той же тунике и тех же штанах, которые носил последние два дня. От него так и веяло мужской силой. Кэтрин до сих пор не могла забыть, как оказалась в его объятиях после встречи с кабаном. Правда, теперь она понимала: он обнял ее непроизвольно. Да, конечно… Ведь дома его ждала прелестная жена…
Девушка взяла соску и подошла к камину, стараясь не обращать внимания на душевный трепет. Как только малыш поест и успокоится, лорд Эдрик удалится и она снова сможет вздохнуть свободно.
– Нужно приставить это к кувшину и капнуть несколько капель на руку. Или привязать соску к кружке.
Эдрик с сомнением посмотрел на новоявленную няньку. Тут Кэтрин заметила черные круги под налитыми кровью глазами и поняла: он смертельно устал и, вполне возможно, не замечает, что она стоит перед ним почти нагая. Казалось, он даже забыл о своей ненависти к ней.
– Лора говорит, так надо делать, чтобы проверить, не горячее ли молоко.
Эдрик сам привязал соску к кружечке. Когда Кэтрин протянула ему руку, он перевернул ее ладонью вверх и выдавил на запястье несколько капель молока.
– Разве это не самое чувствительное место? – улыбнулся он.
– Да, подходит… Совсем не горячее… – пролепетала Кэтрин, ощутив, как по всему ее телу растекается жар. И вовсе не от молока.
Под гулкое уханье собственного сердца она взяла кружечку, прижала младенца к груди, отошла от своего мучителя и присела на мягкое кресло в другом конце комнаты. Ребенок заходился в плаче, требуя пищи. Кэтрин дотянулась до юбки, что принесла Лора, и прикрыла ею обнаженные ноги. Как было бы хорошо лечь в постель и спрятаться под простынями!
– Merci… э-э-э… Спасибо за помощь, милорд. Теперь мы сами справимся. – Она ждала, когда он уйдет.
Но он не ушел, а со вздохом уселся на кровать. Кэтрин понимала, что ей следовало бы разозлиться на него, но она не могла.
– Я… Прошу прощения за то, что малыш разбудил вас.
– Он не разбудил меня. – Сейчас голос его был резок и отчетлив. И он не сводил с нее пристального взгляда, так что ей сделалось не по себе.
Кэтрин отвела глаза и вложила соску в ротик младенца. Но малыш тут же выплюнул соску и повернулся к ее груди, теперь прикрытой грубым шерстяным одеялом. И крик тотчас возобновился.
– Ему нужна твоя нежная кожа, – проговорил Эдрик. Кэтрин еще больше смутилась. Она неловко совала ребенку соску, но тот наотрез отказывался есть и кричал все громче. Внезапно Эдрик приподнялся, подавшись к девушке, запустил палец под край одеяла. И с силой дернул.
Кэтрин погрузилась в звенящую тишину. Весь мир перестал для нее существовать. Она слышала лишь биение своего сердца и шум крови в ушах. Щека младенца коснулась ее обнаженной груди, но сосок остался сокрытым от глаз лорда Эдрика.
Не смея взглянуть на сидевшего перед ней мужчину, Кэтрин кое-как затолкала соску в рот ребенка. И на сей раз он не отказался от молока – принялся с жадностью сосать. Кэтрин же украдкой взглянула на лорда Эдрика. Ей казалось, что она все еще чувствует его прикосновение к ее груди, и ей ужасно захотелось, чтобы он снова к ней прикоснулся. Почувствовав, что опять краснеет, Кэтрин со вздохом прикрыла глаза – она опасалась, что Эдрик сможет каким-нибудь образом прочитать ее непристойные мысли.
А он вдруг что-то пробормотал себе под нос и, поднявшись на ноги, молча вышел из комнаты. В следующее мгновение дверь за ним с грохотом захлопнулась.
Кэтрин судорожно сглотнула и посмотрела на прелестного младенца.
– Мы оба знаем, что я всего лишь жалкое подобие твоей матери, не так ли?
Ребенок оторвался от соски и уставился на нее своими синими глазками. И Кэтрин очень захотелось, чтобы это был ее собственный малыш. Тогда она могла бы любить его и кормить собственной грудью.
И у нее был бы муж… Такой же красавец, как Эдрик из Бракстон-Фелл.
* * *
Солнце уже взошло, но работники, кое-что переделывавшие в замковых укреплениях, не стучали молотками из уважения к покойной леди Сесиль.
На рассвете Эдрик подошел к окну и окинул взглядом свои земли. После устроенного Фергюсонами пожара сгорела добрая половина деревьев в его лесах. А почерневшие поля принесли жалкий урожай. Мельница же у реки молчала – жерновам нечего было молоть.
Если бы два года назад Эдрик с Брайсом остались дома, отказавшись вести своих воинов на помощь королю Вильгельму, Леод Фергюсон не смог бы причинить им такой огромный ущерб. Да, Освин прав. Нормандцы со своими непомерными требованиями приносили Бракстону лишь смерть и разорение.
Отвернувшись от окна, Эдрик сложил руки за спиной и в задумчивости прошелся по комнате. Уже и припомнить не мог, когда в Бракстоне все было в порядке.
Возможно, священник тоже прав, возможно, Бракстон-Фелл действительно проклят.
Он ощущал это проклятие на собственной шкуре всякий раз, когда смотрел на нормандскую деву. Он знал, какова она на самом деле, но все равно желал ее.
А может, ему просто нужна женщина? Может, в этом все дело? Интересно, о чем думает Кейт? И почему так учащается ее дыхание, стоит ему прикоснуться к ней? Неужели она до сих пор его боится?
Конечно, она прелестна… И у нее чудесные темные глаза, очень выразительные. Разумеется, она совсем не похожа на Сесиль, хотя тоже нормандка.
Что за сладостная мука смотреть, как она целует Эй-дана в головку и как его сын припадает щечкой к ее пухлой груди! Девичье смущение Кейт сводило его с ума. Когда она кормила малыша, Эдрику хотелось сорвать с нее одеяло и попробовать на вкус ее женские прелести, хотелось испытать удовольствие, которого он уже давно не знал.
Но теперь уже нет нужды сдерживать себя. Он ляжет с ней в постель. Да, ляжет, и очень скоро.
Чьи-то шаги заставили Эдрика обернуться. К нему направлялся Освин, как всегда, хмурый и озабоченный. И одежда его под стать угрюмому виду, все черное – и рубаха, и туника, и штаны. Борода лишь наполовину седая, а руки до сих пор не утратили силы тех дней, когда он сражался бок о бок с отцом Эдрика.
– Вулфгар Тредберг едет в Бракстон-Фелл, милорд, – сообщил управляющий. – Я не стал говорить вам об этом вчера…
– Что ему у нас понадобилось? – спросил Эдрик, хотя прекрасно знал ответ. Вулфгар – глава древнего саксонского рода, у которого король Вильгельм отобрал земли. Весь предыдущий год он потратил на то, чтобы поднять восстание саксов, но безуспешно. Однако теперь он заручился поддержкой еще нескольких саксонских семейств, и число его приверженцев росло. И он не скрывал, что хочет привлечь на свою сторону и хозяина Бракстона.
Но ему, Эдрику, такие проблемы ни к чему.
– Откажите ему.
– Слишком поздно, милорд. Мне неизвестно, где он сейчас находится, и я не могу отправить ему послание.
Эдрик вполголоса выругался. Как только барон Ги получит известие о кончине дочери, он тут же примчится в Бракстон-Фелл, чтобы порыдать над гробом и повидать внука. Очень плохо, если нормандский вельможа застанет в Бракстоне мятежных саксов.
– Я хочу, чтобы он убрался из наших владений, Освин. Нам не следует ссориться с королем Вильгельмом.
– Как знать, милорд. Объединившись, вы с лордом Вулфгаром соберете огромное войско.
– Я ничего от этого не выиграю. – А вот потерять он мог бы, и немало. Бракстону требовалось время, чтобы оправиться от набега Фергюсонов. Было бы глупо настраивать против себя нормандцев.
– Но нормандцы превратили нашу жизнь в кошмар, – упорствовал Освин.
– Не спорю. Однако наши земли по-прежнему под властью саксов – под моей властью!
– Что еще должно произойти, лорд Эдрик, чтобы вы поняли: цена за вашу жалованную грамоту стала слишком высокой!
– Довольно, Освин. – Эдрик не хотел обижать управляющего, ведь этот человек долгие годы был советником его отца. Но в данном случае Освин ошибался. – Отошлите Вулфгара прочь, когда он явится сюда. Пусть идет своей дорогой.
Кэтрин проснулась очень рано. Быстро одевшись, девушка причесала волосы и заплела их в косу. Стараясь не разбудить ребенка, она осторожно взяла его на руки и отправилась на поиски Дрогана. Только он мог проводить ее до монастыря. Ей следовало побыстрее убираться из Бракстона, пока она по-настоящему не привязалась к малышу.
У спальни леди Сесиль она встретила Лору и еще двух женщин. За ними шли мужчины с телом госпожи на носилках. Среди них Кэтрин заметила Эдрика и Дрогана.
Лорд Эдрик был в чистой серой тунике с изящной вышивкой по горловине и рукавам. В этом наряде и с волосами, аккуратно забранными в хвост, вид у него был поистине царственный. На лице же – печать скорби. Он мельком взглянул на Кэтрин, потом внимательно посмотрел на младенца.
Внезапно тишину прорезал колокольный звон.
Лора тронула Кэтрин за руку.
– Пошли, мы идем в церковь.
Эдрик больше ни разу не взглянул в ее сторону, но Дроган вежливо кивнул, проходя мимо. Кэтрин спустилась вместе с женщинами по ступенькам и прошла через главный зал. Под колокольный звон они вышли во двор, где к процессии присоединились подданные лорда Эдрика.
Путь Кэтрин преградил мрачный управляющий, в глазах злобные огоньки.
– Лора, возьми ребенка, – приказал он. – Ей нет нужды показываться на похоронах леди Сесиль.
Никто не говорил с Кэтрин так грубо, если не считать шотландцев, захвативших ее в плен, и она не могла понять такой неприязни. Может, и управляющий считал ее виновницей несчастья, приключившегося с Брайсом?
– Она идет с нами, Освин, – бросил Эдрик, не повернув головы. – Она понесет моего сына.
– Но, милорд…
– Эйдан посетит похороны матери вместе со своей няней.
Эдрик по-прежнему шагал впереди. Разговор был закончен. Управляющий испепелил Кэтрин взглядом и отвернулся. Девушка прижалась губами к головке малыша.
– Хорошее тебе дали имя, Эйдан, – прошептала она.
Кэтрин с замиранием сердца наблюдала, как саксонский лорд шествовал во главе похоронной процессии. Что чувствует мужчина, потерявший красавицу жену? Сесиль родила Эдрику сына, и при мыслях об интимных мгновениях, которые разделяли муж и жена, Кэтрин отчего-то становилось не по себе.
Она старалась держаться поближе к Лоре и по пути осматривала окрестности. Они шли мимо притихших домиков, возле которых не видно было ни свиней, ни коз, лишь несколько цыплят подбирали что-то с земли. Да и людей оказалось немного, присоединившихся к шествию можно было по пальцам пересчитать.
Большая часть домов находилась перед недостроенной стеной из дерева и камня, но некоторые остались за ее пределами. Похоронная процессия уходила все дальше от замка, но повсюду царили тишина и запустение, и Кэтрин вдруг пришло в голову, что причина этого не только смерть госпожи, но и печальное положение дел в Бракстон-Фелл.
Злобный маленький священник встретил их у дверей церкви и провел внутрь. Старая нормандка в черном уже находилась там – рыдала на задней скамейке. Никто не спешил утешить преданную нянюшку Сесиль, и горе старухи тронуло Кэтрин до глубины души.
– Не подержите Эйдана, Лора? – Передав младенца целительнице, Кэтрин поспешила к задней скамье, села рядом с няней Сесиль и заговорила с ней. Та бросилась в объятия девушки, и Кэтрин, поглаживая ее по спине, стала успокаивать старуху, уверяя, что душа покойной попала на небеса.
Мужчины всю службу не отходили от носилок. Эдрик ни разу не отвлекся от церемонии, тогда как Кэтрин смотрела то на спящего на руках у Лоры младенца, то на его отца, преклонившего колени в горе и печали.
Заставив себя отвести взгляд от Эдрика, Кэтрин вознесла Господу молитву задушу Сесиль, за выздоровление Брайса, за бедную Берту и за собственный побег из Бракстон-Фелл. Ей следовало срочно переговорить с Дроганом, пока она окончательно не влюбилась в малыша.
Или, что еще хуже, в его отца.
* * *
Эдрика не отпускало напряжение, когда они вернулись в замок, чтобы помянуть Сесиль. Не мог он скорбеть по женщине, превратившей его жизнь в ад. Однако она была его женой, она подарила ему сына и умерла при родах.
Он не чувствовал ни горя, ни отчаяния. Сожаление о том, чего не было и уже никогда не будет, – вот что он испытывал. Сесиль была очень красивой женщиной, и Эдрик страстно желал ее в первые дни после свадьбы. Но скоро он понял: она так же холодна и бездушна, как рыба из пруда. И все-таки ведь не каждый день мужчина теряет жену…
– Следует поберечь эль, милорд, – вывел его из задумчивости голос Освина. – Он у нас и так на исходе.
– Да, конечно, – кивнул Эдрик. Впрочем, он сомневался, что найдется много желающих выпить за Сесиль. За короткий срок она ухитрилась обидеть и настроить против себя всех, с кем общалась.
Однако вопреки его ожиданиям в зале собралось немало людей; пришли не только его воины, но и многие обитатели деревни. Конечно, теплых чувств к леди Сесиль они не питали, но почитали Эдрика и его крохотного сына, которому предстояло стать их господином после него, если только нормандский король не отберет у него земли. Вильгельму вполне могло прийти такое в голову.
– Они пришли поесть, а не помянуть вашу нормандскую жену, – заявил Освин.
Эдрик пожал плечами. Что ж, возможно, управляющий прав. Но традиция есть традиция. Он не винил Освина за враждебное отношение к нормандцам. Они причинили его семье немало горя, но Освин должен понимать: его ненависть не воскресит сыновей, и поднимать восстание бессмысленно. Правлению саксов в Англии пришел конец.
У лестницы музыканты тихо наигрывали печальную мелодию, и повсюду разносились запахи жареной свинины. Но все же поминовение Сесиль проходило более чем сдержанно. Совсем не так вели себя люди на похоронах Сирика и Сигхельма – тогда все выказывали свою скорбь громким плачем и заунывными песнями до хрипоты. А сейчас слуги тихо расхаживали по залу, разливая по кружкам эль и расставляя на столах тарелки с мясом и хлебом.
Вскоре Освин ушел. А Эдрик так и остался стоять в сторонке у камина. Никто не подходил к нему, люди не знали, что сказать своему господину. На глаза ему попалась Кейт в той самой голубой юбке, которой накануне прикрывала свои стройные ножки. Он видел, как на похоронах она утешала старую няньку, женщину, которую едва знала.
А вот Сесиль никогда не относилась по-доброму к незнакомцам… Но может статься, он слишком хорошо думал о Кейт. Старуха была нормандкой – единственной представительницей ее племени в Бракстоне. Возможно, они строят заговор против человека, виновного в беременности и смерти Сесиль и ее безрадостном существовании в последний год жизни.
Но когда Кейт направилась с Лорой к лестнице, ему захотелось подойти к ней, взять в руки ее толстую косу и уткнуться в нее лицом. Просто невероятно, что даже в одежде она не потеряла для него привлекательности. Его влекло к ней так же, как и в тот момент, когда он без стука ворвался в ее покои. Тогда она только вылезла из ванны, и ее женские прелести довели его до полного исступления.
Не стоило задерживаться у нее в комнате. Малыш наследник, должно быть, очень удивился, когда он потянулся к его няне и отдернул одеяло, которым она прикрывала грудь.
Господь Вседержитель, но ведь она нормандка, а он поклялся общаться с ними только в случае крайней необходимости. Не стоит даже думать о том, чтобы тащить ее в постель.
– Примите мои соболезнования, милорд.
Эдрик отвел взгляд от Кейт и повернулся к женщине, рискнувшей нарушить его уединение. Это была Фелиция, дочь трактирщика Уилфреда. Сколько раз Эдрик резвился с этой пышногрудой блондиночкой, но их забавы подошли к концу, как только он принес клятву верности Сесиль и супруга вступила в свои права. Однако Фелиция всегда давала ему понять, что готова в любой момент возобновить отношения.
– Говорят, ваша жена родила вам сына.
– Да. – Интересно, куда Лора повела Кейт? Наверное, пришло время кормить малютку, и они решили уединиться. Она распустит шнуровку на лифе и…
– В «Серебряном драконе» затишье, милорд. – Фелиция многозначительно улыбнулась и подалась к нему всем телом. – Меня никто не хватится, если я исчезну ненадолго.
Эдрик так часто мечтал об этом весь прошедший год, что сам удивился своей реакции. Неужели он колеблется? Но сейчас не совеем подходящий момент. Столько всего произошло… Нет, он не в настроении кувыркаться с Фелицией.
– Милорд…
Эдрик заглянул в ее глаза. Она была хорошенькой и знала, как доставить мужчине удовольствие. Но от нее пахло капустой и прокисшим пивом.
– Я пошлю за тобой, как только брату станет лучше и все уляжется. – Он не хотел, чтобы дурные мысли отвлекали его в постели с ней.
Резко развернувшись, Эдрик направился к лестнице. Ему уже давно следовало навестить Брайса.
– Идем. Брайс желает видеть тебя, – сказала Лора.
– Он очнулся? – встрепенулась Кэтрин.
– Да. И жалуется на то, что я не разрешаю ему вставать.
Кэтрин поверить не могла, что всего три дня назад зашивала рану молодого господина. Она провела в замке Бракстон всего одну ночь, но казалось, что прошло несколько недель с тех пор, как она увидела лорда Эдрика и впервые испытала любовный трепет.
Ей так и не удалось поговорить с Дроганом об отъезде в монастырь. Чем скорее она это сделает, тем лучше. Девушка опасалась, что ее привязанность к Эйдану возьмет верх над благоразумием. Даже и сейчас ей будет трудно покинуть малыша. А он, этот малыш, очень в ней нуждался…
Кэтрин устроила его головку у себя на плече и пошла следом за Лорой по темной галерее второго этажа. Миновав спальню Сесиль, Лора свернула в длинный коридор.
Характером и поведением целительница напоминала Изабель, сестру Кэтрин. Такая же красивая и уверенная в себе, она обладала многочисленными талантами. Вряд ли Лора позволила бы захватить себя в плен. Она, как и Изабель, сумела бы найти выход и убежать от скоттов.
– Где Берта? – спросила Кэтрин. Она очень переживала за старую нянюшку Сесиль.
– В своей комнате. Легла в постель и не встает после похорон.
– А где это?
– Этажом выше. Похоже, ты способна утешить ее. Навести старуху.
– У нее есть служанка? Кто-нибудь ухаживает за ней?
– Да, конечно, – кивнула Лора. – Но все не так просто. Ни одна саксонка не в состоянии угодить старухе.
Кэтрин помолчала немного. Старая нянюшка последовала за воспитанницей в Бракстон-Фелл и добровольно отказалась от всего, что было мило ее сердцу. Что же ей делать здесь теперь, без своей любимой Сесиль?
– Лорд Эдрик не собирается отослать ее обратно в Личфорд, к отцу Сесиль?
– Пока не знаю.
– Может, стоит приносить к ней Эйдана время от времени? – спросила Кэтрин.
– Неплохая идея.
Девушка с любопытством смотрела на Лору: та чувствовала себя как дома в запутанных лабиринтах темных коридоров и бесконечных лестниц. Кэтрин очень нравилась эта честная и добрая молодая женщина.
– Лора, вы живете здесь, в замке?
– Нет, мой дом в деревне, за крепостной стеной.
– Вашей семьи не было в церкви? Лора покачала головой:
– У меня… маленькая семья. Я вдова.
– О, простите… Мне не следовало…
– Ничего страшного. Мой муж погиб больше года назад. Сейчас уже не так больно говорить о нем. А ты? – спросила Лора. – Кто ждет тебя в Раштоне?
Кэтрин не хотелось лишний раз врать, но выбора у нее не было.
– Никто. – Хотя Джеффри, наверное, все еще в Кеттвике. А может, он погиб во время налета? Если погиб, то как она посмотрит в глаза своим и его родственникам? К тому же она вела себя непристойно во время праздника. Она заманил а Джеффри…
Господи, только бы он не погиб!
– Я… я не могу вернуться домой.
– А как же твои родственники? Разве они не обрадуются, узнав, что…
– Они осудили бы меня за то, что произошло, – со вздохом ответила Кэтрин. – Поэтому я не могу вернуться обратно.
– Осудили бы?! – изумилась Лора. Меж ее бровей появилась складочка. – Хочешь сказать, они возложат вину за похищение на тебя?
Лора не могла понять ее. Но ведь именно она, Кэтрин, увела Джеффри с праздника и тем самым, возможно, погубила его. Она молилась Господу за его спасение, но даже если он остался жив, она прекрасно помнила, о чем говорили дамы в Кеттвике. Кэтрин знала, как ее примут дома.
– Да, теперь все от меня отвернутся. Лора сокрушенно покачала головой:
– Ну что ж, Эйдану все равно нужна няня.
– Я и здесь не могу остаться.
– Но ты уже здесь. Благодаря Эдрику и Брайсу. Если бы Фергюсонам удалось увезти тебя к себе… – Лора умолкла и поежилась.
Кэтрин тяжело вздохнула. Эдрик был ее героем и спасителем, он не позволил Леоду Фергюсону изнасиловать ее и, возможно, убить. И все же у нее нет будущего ни Бракстоне, ни в Кеттвике. Ее единственный выход – монастырь.
Кэтрин прикусила губу.
– Я хочу попросить Дрогана, чтобы проводил меня в монастырь, что находится неподалеку от Эвешем-Бридж.
Лора посмотрела на нее с удивлением, и Кэтрин тут же осознала свой промах. Если она собирается и дальше притворяться простолюдинкой, глупо просить о подобной услуге.
– Эвешем-Бридж?.. – переспросила Лора. – Это в двух днях пути от Бракстона.
– Да, наверное, – кивнула Кэтрин. – Впрочем, я могла бы добраться и сама… У меня нет иного выхода, кроме монастыря.
Они прошли мимо узкой винтовой лестницы на следующий этаж и остановились у открытой двери.
– Я уверена, что лорд Эдрик велит вам остаться. По крайней мере до тех пор, пока его сын не примет другую няню.
– Да, вы правы, – прошептала Кэтрин.
В камине горел слабый огонь, освещавший комнату неверным светом. В кресле сидел длинноногий воин; увидев Кэтрин и Лору, он тотчас же вышел из спальни и стал на страже у дверей.
Брайс лежал в постели, но не спал. Когда он увидел женщин, губы его растянулись в улыбке.
– А вот и наша нормандская гостья с моим племянником. – Голос Брайса казался слишком слабым для такого могучего воина. Кэтрин улыбнулась ему в ответ и подумала: «Интересно, помнит ли он, какую роль я сыграла в его несчастье… и как зашивала рану?» – Подойди поближе.
Эйдан проснулся, но он вовсе не собирался плакать. Брайс протянул руку и дотронулся до малыша.
– Красавчик. – Он снова улыбнулся. – Весь в отца пошел.
Лора положила ладонь на лоб молодого человека:
– Видимо, ранение не прошло бесследно. Ваше зрение изменяет вам, сэр. Ваш брат далеко не красавец.
Брайс рассмеялся, и тотчас же его лицо исказилось гримасой боли.
– Где твое милосердие, Лора?! А ты что думаешь, Кейт? Разве мой брат не красавец?
Что она могла ответить? Что от одного взгляда лорда Эдрика ее бросает в жар? Что от его прикосновения груди ее наливаются, а соски твердеют?
– Милорд, я…
Тут послышались шаги, и все трое повернулись к двери.
– Оставь нормандку в покое, Брайс. – Эдрик приблизился к кровати и стал рядом с Кэтрин. Он даже не взглянул в ее сторону, но она ощутила исходившее от него тепло.
– Лорд Брайс большой весельчак, Кейт, – сказала Лора. – Ничуть не изменился с тех пор, как ребенком цеплялся за мою юбку.
– За юбку?! – ухмыльнулся Брайс. – Но я никогда не цеплялся за твою юбку.
– Юный Брайс находился на моем попечении. Ужасный был непоседа! – со смехом воскликнула Лора.
– Не слушай ее, Кейт. Я был благовоспитанным…
– Проказником.
Тут Эдрик повернулся к ребенку, и у Кэтрин перехватило дыхание. Внимательно посмотрев на малыша, он коснулся пальцем его ротика, и младенец тут же присосался к пальцу. Кэтрин прикрыла глаза и судорожно сглотнула, ужаснувшись своим мыслям.
Эдрик же, не отводя глаз от сына, поглаживал большим пальцем его подбородок. Личико младенца сморщилось, он явно собирался заплакать, поэтому Кэтрин поспешно переложила его на плечо и принялась качать, как научила ее Лора. Тут Эдрик ласково погладил сына по головке, и ребенок сразу же успокоился.
– У вас талант, милорд, – сказала Лора. Она налила в кружку воды и растворила в ней немного белого порошка из маленького пузырька на столе.
– Талант? – удивился Брайс.
– Да. Такой же, как у вашего отца.
– Откуда тебе это известно, дорогая? – с усмешкой спросил больной.
Лора помогла Брайсу подняться, и он выпил снадобье. Когда он снова улегся, она сказала:
– Известно, потому что все помню. Мне было почти двенадцать, когда вы появились на свет, юноша. А память у меня прекрасная. Были времена, когда ни ваша матушка, ни няня не могли успокоить вас. И тогда появлялся ваш отец. Он не считал, что забота о ребенке только женское дело.
Брайс вдруг поморщился и проворчал:
– Что за гадость я выпил? До сих пор во рту горечь!
– Это от лихорадки. А теперь посмотрим вашу рану.
Брайс откинул одеяло, и Кэтрин, увидев жуткие черные стежки у него на боку, почувствовала дурноту Колени ее подогнулись, и она покачнулась.
Тут Эдрик взял у нее малыша, а другой рукой обнял за плечи.
– Дыши глубже, – сказал он, подводя девушку к ближайшему креслу. – Садись же… И наклонись, опусти голову между коленей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Уроки страсти - Магуайр Марго



Книга вартує того, щоб її почитали. Обов"язково сподобається
Уроки страсти - Магуайр МаргоЯна
10.03.2012, 14.52





Мило)))
Уроки страсти - Магуайр МаргоК
1.08.2012, 21.56





Так себе.Не зацепило.Читая пропускала целые абзацы.Всё простенько как-то. 5/10
Уроки страсти - Магуайр МаргоНиколь
10.11.2012, 14.06





Совсем не простенько, а даже очень интригующе. Правда конец смпзан. А так почитать интересно.12
Уроки страсти - Магуайр Маргонека я
13.08.2013, 11.45





Совсем не простенько, а даже очень интригующе. Правда конец смпзан. А так почитать интересно.12
Уроки страсти - Магуайр Маргонека я
13.08.2013, 11.45





про изабель конечно лучше, хотя этот тоже не плох, герои мне понравились
Уроки страсти - Магуайр МаргоРада
8.01.2014, 5.42





согласна с предыдущим комментарием, книга не плохая, но до "Благородной любви" не дотягивает
Уроки страсти - Магуайр МаргоmissJuliette
9.01.2014, 1.46





Я заметила,что в большинстве случаев в сериях первые романы всегда лучше остальных,но читать всё равно интересно!
Уроки страсти - Магуайр МаргоНаталья 66
15.03.2014, 12.29





очень хороший роман.мне очень он понравился
Уроки страсти - Магуайр Маргоалена
2.04.2015, 16.11





обе книги интересные ,у каждой Гг-своя судьба.прочитала с удовольствием ,я не зря потратила время на роман. 10 балов.
Уроки страсти - Магуайр Марготату
2.04.2016, 20.22





Очень понравилось 10 баллов
Уроки страсти - Магуайр МаргоВера
1.10.2016, 18.14





Очень понравилось 10 баллов
Уроки страсти - Магуайр МаргоВера
1.10.2016, 18.14





Роман на любителя, но прочесть можно.
Уроки страсти - Магуайр МаргоЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
2.10.2016, 18.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100