Читать онлайн Уроки для ангела. Орден света -1, автора - Магдалина Анна, Раздел - Уроки для ангела в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Уроки для ангела. Орден света -1 - Магдалина Анна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Уроки для ангела. Орден света -1 - Магдалина Анна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Уроки для ангела. Орден света -1 - Магдалина Анна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Магдалина Анна

Уроки для ангела. Орден света -1

Читать онлайн

Аннотация

"Уроки для Ангела" - первая книга трилогии "Орден Света". Главная героиня - Вероника (Ника) попадает в Орден Света - организацию, которая борется со злом, предотвращая преступления: обезвреживает убийц и маньяков, занимается нейтрализацией сверхъестественных существ, представляющих собой реальную угрозу людям: полтергейста, вампиров, магов. В Ордене Вероника встречает свою любовь - Алекса, и вместе им предстоит пройти через множество испытаний, найти выход из труднейших ситуаций.


Уроки для ангела







Анна Магдалина
Уроки для ангела


Орден света -1






- Поторопись, Алекс! Если она не попадёт под машину - её убьют Воины Тьмы! - в полутьме кабинета лицо женщины было серьёзно, как никогда, а её красивые зелёные глаза были наполнены тревогой. - Ты должен изменить её судьбу и доставить к нам в целости и сохранности! Старейшины сказали, что она - наш единственный шанс спасти Орден... Мы сможем выжить, только если она будет с нами...
- Всё настолько плохо? - на волевом, мужественном лице молодого человека промелькнуло удивление.
- Хуже некуда... Поторопись, прошу тебя! Я на тебя надеюсь! И возьми с собой Дмитрия и Дэна, - они тебе помогут...



***



Золотилась осень, и жёлтые листья, гонимые лёгким ветерком, с мягким шелестом падали на землю. Была полночь, город спал, раскинувшись под яркими сияющими звёздами и огромной Луной. Пустынная улица была проникнута тишиной и гармонией.
Вероника шла по ночному городу, из её глаз катились слёзы. Ей было всё равно, куда идти. Её сердце было разбито и втоптано в грязь, а душа - разорвана на мелкие кусочки. Тот, кого она любила больше жизни, предал её. Одиночество - это всё, что ждёт её в этой жизни, думала девушка, глядя на яркие звёзды. - Это её карма. К чёрту всё!
- Как он мог? Как он мог так поступить со мной?! За что?! - спрашивала она себя снова и снова, глотая слёзы.
Они были вместе целых пять лет, жили в общежитии на её крошечную зарплату библиотекаря, и всё это время Илья ничем себя особо не утруждал, а тем более - устройством на работу. "Я нахожусь в постоянном творческом поиске, крошка" - со снисходительностью в голосе, словно непонятливому ребёнку, любил он повторять Веронике. И ведь она ни разу ни в чём его не упрекнула!
Вероника выросла в детдоме, и для неё семья всегда казалась чем-то священным, самым главным в жизни. Хотя они с Ильёй и не были официально расписаны, но они всё равно уже так долго жили вместе, что Вероника относилась к нему, как к мужу.
И после того, как она застала его в постели (в их постели!) с какой-то шлюшкой, - в её душе словно что-то сломалось.
Она вспомнила его ухмыляющуюся физиономию в тот момент: - Ты что-то рановато сегодня, крошка! Хочешь - присоединяйся к нам!
Вероника, поначалу остолбенев от увиденного, развернулась и, схватив свой плащ, выбежала на улицу. А он даже и не подумал кинуться за ней вслед...
А ведь она любила его. Любила так, как никого в жизни. Она ему верила. Она хотела от него ребёнка. И ей казалось, что он тоже её любит. Дура! К чёрту всё! - думала Вероника, продолжая идти, сквозь слёзы не разбирая дороги.
И вот теперь она брела по ночному городу, не зная, что ей теперь делать и как теперь жить. И стоит ли жить вообще...
Сама не зная, куда идёт, Вероника оказалась в пустынном переулке, освещаемом редкими фонарями. В отдалённых домах светились окна, там были люди, со своими радостями и печалями, страстями и пороками. А на неё навалилось чувство одиночества, граничащее с отчаянием, тёмное и гнетущее.
Взглянув налево, она вдруг увидела чёрную машину, которая неслась по направлению к ней на большой скорости. Взвизгнув шинами об асфальт, машина внезапно остановилась перед девушкой. Через две секунды остолбеневшая от неожиданности Вероника увидела уже справа вторую машину, серого цвета, которая также мчалась прямо на неё.
Девушка не успела охнуть, как из первой машины выскочил молодой человек в чёрной куртке, бросился к ней, повалил на землю, и через пару кувырков они оказались в неглубокой придорожной канаве, усыпанной жёлтыми листьями.
Через мгновение после этого Вероника услышала какие-то непонятные хлопки и крики, раздавшиеся со стороны дороги. Шок от падения сменился ужасом, когда она увидела фонтанчики грязи, разлетающиеся от пуль по краям канавы. По тому, как звучали выстрелы, можно было догадаться, что оружие было с глушителями.
Обхватив девушку руками, мужчина лежал на ней, прикрывая своим телом. Когда они скатывались вниз, Вероника, однако, успела заметить, что незнакомец бережёт её голову, прикрывая ладонью её затылок, чтобы она не ударилась о какой-нибудь камень. И даже теперь, лёжа на девушке, он так и не убрал свою руку из-под её головы.
- Что здесь происходит? Что вы делаете? Слезьте с меня немедленно! - испуганно обратилась она к незнакомцу, но ответа не последовало. Мужчина даже не смотрел на неё, его внимательный взгляд был устремлён в ту сторону, откуда доносились выстрелы.
(- Слава Богу, в этой канаве довольно сухо, - подумала девушка, немного опомнившись после первого шока.)
Вероника с силой упёрлась руками в плечи незнакомца, и попыталась спихнуть его с себя, но ей не удалось сдвинуть его даже на миллиметр.
- Я сейчас закричу! - пригрозила она.
- Советую кричать "Пожар!", - даже не поворачивая к ней головы, и продолжая смотреть в сторону дороги, откуда доносились выстрелы, спокойно посоветовал ей незнакомец, - а то вопли "Помогите, насилуют!" будут звучать сейчас довольно забавно, - добавил он с лёгкой усмешкой. - Не говоря уже о том, что сюда сбегутся извращенцы со всей округи, в надежде посмотреть бесплатное шоу.
(- Какой красавчик! - поймала себя на невольной мысли Вероника, вглядываясь в лицо незнакомца: правильные черты лица, шатен, волевой подбородок, прямой нос, серые глаза. - И как приятно от него пахнет! - подумала она, почувствовав аромат его одеколона, смешанный с каким-то едва уловимым, мужским запахом кожи. - Чёрт, и о чём я только думаю?)
Вероника продолжала извиваться, безуспешно пытаясь оттолкнуть его от себя.
- Лежи, пожалуйста, спокойно, - ответил мужчина на её попытки освободиться, - или ты хочешь меня возбудить? - незнакомец отвёл наконец свой взгляд от дороги и с улыбкой посмотрел на девушку.
После этих слов Вероника замерла, на неё вдруг навалилась какая-то усталость, смешанная с апатией и фатализмом. Она посмотрела на небо, где по-прежнему сияла одинокая Луна и мерцали звёзды, такие яркие, и такие равнодушные ко всему, происходящему на Земле. Спиной девушка чувствовала холодную землю, и ей казалось, что этот холод серебристой змейкой струится по её позвоночнику и проникает в самое сердце.
Мужчина, всё ещё не выпуская Веронику из своих стальных объятий, почувствовал её настроение. Он внимательно посмотрел на девушку, на её заплаканные зелёные глаза и тихо произнёс: - Не плачь, красавица. Теперь всё будет хорошо.
Девушка медленно, словно с трудом, перевела свой взгляд с ночного неба на красивое, мужественное лицо незнакомца и с удивлением увидела в его взгляде сочувствие, которое показалось ей искренним. Его тёплая рука по-прежнему защищала и согревала её голову от холодной, сырой земли.
Внезапно выстрелы стихли, и на краю канавы появилась тёмная мужская фигура в плаще и с оружием в руках. Незнакомец молниеносно вскинул правую руку в направлении этого человека, и девушка, увидев в его руке пистолет, сжалась от страха. Но он так и не нажал на курок, видимо, признав в тёмной фигуре своего, и опустил оружие.
Вероника попыталась разглядеть черты лица мужчины в плаще, но свет тусклых фонарей падал на него так, что она почти ничего не увидела. Она смогла понять лишь то, что он был молод (лет 30-35), то есть примерно того же возраста, что и незнакомец, в чьих объятиях она всё ещё находилась, и что он был брюнетом.
- Развлекаетесь, ребята? - услышала она его спокойный, ироничный голос. - А ты, Алекс, молодец - времени зря не теряешь! Давайте, закругляйтесь по-быстрому, - продолжал подкалывать их мужчина в плаще, - нам уже пора ехать, карета ждёт. Ребята из отдела зачистки будут здесь через три минуты. - С этими словами очертания его фигуры словно растаяли в воздухе.
Незнакомец наконец освободил Веронику из своих стальных объятий и, взяв её за руку, - помог подняться с земли. После этого быстрым движением (Вероника не успела даже охнуть) он подхватил её на руки и вынес из канавы на дорогу, где поставил на ноги.
Девушка оглянулась по сторонам, и на фоне голубоватого отблеска фар увидела несколько тел, валяющихся на дороге рядом с серой иномаркой. Ей показалось, что весь асфальт пропитан их кровью, и это впечатление усиливалось красноватым отблеском задних фонарей их машины. В глазах Вероники застыл ужас.
Лобовое стекло серой машины потрескалось от пулевых отверстий, дверцы были открыты, и, наполовину выпав из машины, с подножки свисал ещё один убитый.
Что же касается чёрной машины, то в её лобовом стекле тоже была пара пулевых отверстий, но похоже, что никто из приехавших в ней не пострадал. Вероника увидела, что в салоне чёрной иномарки на переднем сиденье находятся двое мужчин - водитель и тот, в тёмном плаще. Их лиц она опять не разглядела.
Вероника изумлённо посмотрела в лицо своему незнакомцу. Её разум отказывался верить в реальность происходящего.
- Кто вы такие? Что происходит? Что вам нужно от меня? - с её губ слетали вопросы, которые оставались без ответа.
Мужчина лишь спокойно стоял напротив Вероники, с задумчивостью глядя в её испуганное лицо. Он медленно, чтобы не напугать её, поднял руку, и стал вынимать из волос девушки жёлтые листья, запутавшиеся в её светлых кудряшках.
- Прости, Вероника, но тебе придётся поехать с нами, - сказал он наконец, проводя кончиками пальцев по её щеке, и пристально глядя в глаза.
- Откуда вы знаете моё имя? - Умом Вероника понимала, что ей нужно бежать, прямо сейчас, немедленно, но она словно окаменела, ноги приросли к асфальту, и она не могла сделать ни шагу. От её щеки его рука опустилась немного вниз, коснулась шеи, и девушка почувствовала, что он нажал на какую-то точку на её сонной артерии.
Ноги Вероники подкосились, и последнее, что она почувствовала перед тем, как погрузиться в темноту, - были сильные руки мужчины, подхватившие её, словно пушинку.



***



- Просыпайся, красавица! - приятный женский голос доносился откуда-то издалека.
- Ты не перестарался, Алекс? Она уже должна бы прийти в себя!
Темнота в голове Вероники, словно липкая тягучая масса, начала постепенно рассеиваться, и она вдруг почувствовала, как кто-то осторожно похлопывает её по щекам.
Девушка открыла глаза и первое, что увидела, - это красивое женское лицо, склонившееся над ней. Женщине было около 40 лет, она была очень элегантно одета, с красиво уложенными светлыми волосами и безупречным макияжем. Вероника почувствовала запах её дорогих (и очень приятных) духов с ароматом ванили.
- Ну, наконец-то! - произнесла женщина, увидев, что девушка открыла глаза. И с улыбкой добавила: - Добро пожаловать в Орден!
Вероника вдруг поняла, что сидит в довольно удобном, мягком кресле с подлокотниками. Она бросила взгляд по сторонам, и обнаружила, что находится в какой-то большой и светлой комнате. Она увидела шкаф с книгами, письменный стол, на котором лежали аккуратные стопки книг и раскрытый ноутбук, уютный диванчик вдоль стены, одно окно, закрытое бархатными шторами с кисточками, красивая хрустальная люстра на потолке, вешалка у дверей, где висел её плащ, кресло, в котором она сидела, и два красивых стула, обитые мягкой тканью, с высоким спинками и резными подлокотниками.
На этих стульях, прямо напротив Вероники сидели двое - элегантная женщина, только что хлопавшая её по щекам и тот самый незнакомец, похитивший её.
- Где я? Кто вы такие? Что вам нужно от меня? Зачем вы меня похитили? - со страхом спросила Вероника, испуганно переводя взгляд с мужчины на женщину.
(- А может, это просто дурной сон? Ночной кошмар? Может, я скоро проснусь и увижу рядом лицо Ильи, и окажется, что всё происходящее - лишь плод моего больного воображения? Наверное, мне пора в отпуск! Я где-то читала, что библиотечная пыль разъедает мозги, но тогда мне это показалось шуткой... Кажется, мне пора показаться психиатру...- с иронией подумала девушка).
С этими мыслями Вероника принялась щипать себя за руку, пытаясь прогнать от себя этот кошмар. Наблюдая за её действиями, женщина и незнакомец вначале удивлённо уставились на неё, а потом вдруг переглянулись между собой и дружно расхохотались.
- Извини, Вероника, но ты не спишь, и мы не плод твоего больного воображения, - просмеявшись, сказала женщина, словно прочитав её мысли. - Не бойся, мы не причиним тебе вреда. Тем, что мы похитили тебя, - мы на самом деле спасли тебе жизнь. И всё, что я прошу от тебя взамен, - это лишь внимательно выслушать нас.
Вероника удивлённо посмотрела на своих похитителей. В их лицах и голосе она не заметила какой-либо угрозы, злобы или агрессии. Мужчина и женщина просто спокойно и внимательно (изучающим взглядом, - как показалось девушке), - смотрели на неё.
(- Может, они просто ненормальные? Маньяки-похитители библиотекарей? Сутенёры? Или фанатики-сектанты? А может, сатанисты? Надо выбираться отсюда!)
Девушка бросила панический взгляд на закрытую входную дверь и снова услышала внезапный взрыв смеха у своих похитителей.
- Мы не маньяки, не сутенёры и уж тем более не сатанисты! - всё ещё улыбаясь, ответила на её мысли женщина. - Мы телепаты! - заявила она таким тоном, словно это всё объясняло.
(- Точно - психи! - сделала вывод девушка). Её нервы не выдержали, и Вероника, вскочив с кресла, бросилась бежать по направлению к двери, надеясь, что та окажется незапертой. Но она не успела сделать и трёх шагов, как её мгновенно перехватил незнакомец, схватив за талию и прижав спиной к себе. Девушка стала вырываться из железного обруча его рук, но безуспешно. Так как ей никак не удавалось разжать его руки, она, вспомнив секцию рукопашного боя, которую посещала когда-то в детстве, - попыталась ударить его в нос своим затылком, а потом - ударить каблуком по голени, но незнакомец молниеносно увернулся от этих жалких попыток самообороны.
- А она девушка с характером! - сказал мужчина, и по тону его голоса Вероника поняла, что он улыбается.
- Не бойся, Вероника, мы не причиним тебе зла! - произнесла женщина, подходя к ним вплотную и пристально глядя девушке в глаза. - Успокойся! Мы хотим лишь поговорить с тобой! Позволь нам всё объяснить!
Под влиянием этого гипнотического взгляда Вероника почувствовала, что её мозг окутывают какие-то мягкие пульсирующие тёплые волны, а с ними - её душа наполнилась спокойствием и гармонией. Она почему-то вдруг поверила, что эти люди не причинят ей зла, и её страх и паника внезапно куда-то испарились.
Почувствовав, что она успокоилась, - мужчина тут же отпустил её, взял за руку и осторожно усадил обратно в кресло, после чего и он, и женщина вновь сели на свои места напротив девушки.
- Итак, для начала позволь нам представиться, - сказала женщина. - Этого красавчика зовут Данилов Александр Викторович, здесь мы все называем его просто Алексом. Он - Воин Света. Наш оперативник, если можно так выразиться, - добавила женщина, видя непонимание на лице Вероники.
При этих словах Алекс, не вставая со стула, с лёгкой улыбкой слегка склонил голову, кивком давая понять девушке, что рад знакомству.
Присутствие в комнате этого человека каким-то странным образом волновало Веронику. Она испытывала непонятное волнение, когда чувствовала на себе взгляд его притягательных серых глаз. Иногда она замечала, что его взгляд задерживается на её груди или скользит по её стройным ногам. А так как девушка была одета в белый, плотно облегающий её красивую грудь свитер, короткую чёрную юбочку, капроновые чулки и сапожки, - ему было на что смотреть. Но что удивительно - это совсем не раздражало и не пугало Веронику, а скорее наоборот, даже доставляло какое-то непонятное удовольствие и заставляло её сердце биться быстрее.
- А меня зовут Андреевой Марией Михайловной, - после небольшой паузы представилась женщина. - Ты можешь звать меня по имени - Мария.
- Да, - с кивком головы добавила Мария после некоторой паузы, видя замешательство в глазах девушки, - у меня такая же фамилия, как и у тебя. И это не совпадение, мы не просто однофамильцы. Я - твоя единственная родственница, Вероника. Я - родная сестра твоего погибшего отца, Андреева Юрия Михайловича. Так вышло, что ты - моя родная племянница...
Брови Вероники поползли вверх от удивления, и она с недоверием уставилась на Марию:
- Этого не может быть! Это неправда! Вы лжёте! У меня нет живых родственников! Я выросла в детдоме!
- Я знаю, девочка моя, - с грустью ответила ей женщина. - Знаю, потому что это я отнесла тебя туда...
Вероника уставилась на Марию, словно пытаясь понять, обманывают её или говорят правду. Затем в замешательстве она перевела свой взгляд на Алекса, и обнаружила, что слова Марии удивили не только её.
- Почему ты ничего мне не сказала? - спросил он Марию в полной растерянности.
- Раньше тебе было необязательно знать об этом. Зато ты узнал об этом сейчас, когда пришло время.
Алекс перевёл свой удивлённый взгляд с Марии на девушку. (- Как я мог не заметить их сходства? - подумал он, внимательно вглядываясь в её ангельское лицо. - Ведь они очень похожи: у обеих белокурые волосы, красивый овал лица, правильные черты, зелёные глаза... Даже ежу понятно, что они родственницы!)
- Я отнесла тебя в детдом, когда тебе было четыре года, - начала свой рассказ Мария, обращаясь к девушке. - Прости, Вероника, но у меня тогда просто не было другого выбора. Твои родители - и мать, и отец, - погибли в аварии, когда их машина потеряла управление...
- Это я знаю, - с грустью произнесла девушка.
С сочувствием посмотрев на свою племянницу, Мария продолжила:
- Кроме нас с тобой, в живых к тому времени не осталось ни единого родственника, не было никого, кто мог бы позаботиться о тебе. Мне исполнилось тогда 20 лет, я хотела взять тебя к себе и воспитывать, как родную дочь, но у меня просто не было такой возможности. К тому времени я уже была членом Ордена Света, и наши враги охотились за мной. Кстати, твои родители тоже собирались вступить в Орден, и их смерть не была случайной... Меня могли убить в любой момент, и я до сих пор считаю, что мне очень повезло, что я смогла тогда выжить. Я просто не могла, не имела права подвергать тебя такой серьёзной опасности, ты была ещё совсем крохой, маленькой и беззащитной. Поэтому, посоветовавшись со старейшинами, мы подыскали для тебя хороший детский дом с добрыми воспитателями, среди которых были члены нашего Ордена.
Лицо Вероники отражало целую гамму чувств - от удивления и растерянности, до неверия и сомнения в здравости рассудка собеседницы. Но она ничего не сказала, давая возможность женщине рассказать эту невероятную историю до конца.
Сделав небольшую паузу, Мария вновь погрузилась в воспоминания:
- Я старалась, чтобы ты всегда была окружена заботой, лаской и вниманием, которых ты лишилась со смертью родителей. Раз в месяц мне присылали отчёт о твоих успехах. Там были также твои фотографии и рисунки. Воспитатели часто хвалили тебя, и мне это было очень приятно. Я отслеживала твою жизнь, стараясь сделать её лучше. Со временем ты подросла и привыкла к этому детдому, и я решила, что не стоит забирать тебя оттуда, вырывать из привычной среды, вновь нанося психологическую травму. Но я продолжала наблюдать за тобой, даже после того, как ты выросла и устроилась на работу. Я всё знаю о тех молодых людях, с которыми ты встречалась, и об Илье, с которым ты умудрилась прожить так долго, и который абсолютно тебя не достоин. Я решила не вмешиваться в твою личную жизнь, давая тебе возможность самой набраться опыта и жизненной мудрости...
Мария замолчала, пристально вглядываясь в глаза Вероники, пытаясь понять её реакцию на услышанное и прочитать её мысли. Алекс с непроницаемым выражением лица сидел рядом, время от времени переводя взгляд с Марии на девушку.
- А кто вы вообще такие и чем занимается ваша организация? - после небольшой паузы немного придя в себя, спросила Вероника. От всего услышанного у неё просто кругом шла голова, во рту пересохло, из-за чего её голос прозвучал немного хрипло.
- Наша организация называется Орден Света, - ответила Мария. - Её главная цель - искоренение зла на этой Земле. Причём зла во всех его проявлениях. Нами руководит Совет старейшин из пяти человек. Эти старейшины обладают даром телепатии и ясновидения. С помощью своего дара они предвидят, где и когда будет совершено преступление или любое другое зло, имеющее необратимые последствия. Наша организация высылает своих оперативников - Воинов Света, чтобы предотвратить преступление и спасти человеческие жизни. Наиболее часто нам приходится обезвреживать серийных убийц, бандитов, маньяков, террористов и предводителей наиболее опасных сект. Разумеется, мы не в силах предвидеть и предотвратить абсолютно все преступления, но мы стараемся внести свой вклад в очищение нашей планеты от этой скверны.
Мария произносила эти слова медленно, делая небольшие паузы между фразами, чтобы Вероника могла в полной мере вникнуть в смысл сказанного ею.
- Помимо обезвреживания убийц и сектантов, наша организация занимается нейтрализацией сверхъестественных элементов: полтергейста, вампиров, магов, и тому подобных существ, представляющих собой реальную угрозу людям. Кроме этого, мы оказываем помощь в лечении больных людей. Наши ребята из отдела медчасти с помощью своего дара целительства пытаются вылечить или хотя бы облегчить страдания попавшим в беду людям, особое внимание уделяя больным детям... Мы просто пытаемся восстановить справедливость в этом мире и дать возможность жить нормальным людям.
Мария сделала небольшую паузу, вновь давая возможность девушке хоть немного переварить эту информацию.
- Есть у нас и враги. Наш главный враг - организация, называющая себя Обителью Тьмы, а своих сотрудников - Воинами Тьмы. Глава этой организации когда-то давно был членом нашего Ордена. Но он предал нас, когда осознал, какую власть он может получить, пользуясь своими сверхъестественными способностями... Он набрал учеников, и основал Обитель Тьмы - нашу полную противоположность.
Вероника слушала, затаив дыхание, с удивлением уставившись на Марию. В её больших зелёных глазах словно застыл немой вопрос: "А может, всё это розыгрыш? Программа "Скрытая камера" прикалывается?". Но лица и глаза сидящих напротив её мужчины и женщины были настолько серьёзны, что девушке стало ясно, что они не шутят.
После очередной паузы Мария кивнула Алексу, и Вероника поняла, что дальнейшее повествование продолжит он.
- Этой ночью ты должна была умереть, Вероника, - с уверенностью произнёс Алекс. - Ты даже не подозреваешь, что если бы ты прошла ещё один квартал, то на ближайшем перекрёстке тебя бы сбил грузовик... Но мы вмешались в твою судьбу, и изменили её...
Не обращая внимания на то, с каким недоверием смотрит на него девушка, Алекс продолжил:
- А те люди в серой машине, которые пытались убить тебя, - были Воинами Тьмы, - объяснил он девушке, серьёзно глядя ей в глаза. - Глава Обители Тьмы с помощью своего дара предвидения понял, что если ты присоединишься к нам, то сможешь сделать очень много добрых дел, спасти множество жизней... Он решил, что ты являешься угрозой для их Обители, и выслал своих людей, чтобы убить тебя до того, как ты попадёшь к нам... К счастью, нам всё же удалось спасти тебя, - подвёл итог Алекс, и после небольшой паузы добавил:
- Прости за ту сцену в канаве, я просто не видел другого выхода, как уберечь тебя от пуль...
Девушка увидела, что на его лице появилась виноватая улыбка, но хитрые чёртики, пляшущие в его глазах, заставляли сомневаться в искренности его раскаяния в том, что он несколько минут пролежал на ней сверху, не выпуская из своих объятий.
- Так значит, они стреляли в меня!? - только сейчас дошло до Вероники.
- Конечно, - с лёгким удивлением подтвердил Алекс, - разве ты этого не поняла?
- Но почему? - Вероника никак не могла понять, каким образом она, простая библиотекарша, представляет собой угрозу для какой-то Обители Тьмы.
На этот вопрос ей ответила Мария: - В тебе есть дар, Вероника, о котором ты даже и не подозреваешь. Этот дар достался тебе от родителей. Он в твоей крови, милая, в НАШЕЙ КРОВИ.
И, видя полное непонимание в глазах девушки, Мария объяснила: - В тебе заложены огромные потенциальные способности. После небольшой тренировки ты с лёгкостью сможешь читать чужие мысли и передвигать предметы на расстоянии, даже не прикасаясь к ним, а также - лечить людей своей биоэнергетикой. Это называется телепатией, телекинезом и целительством. А с помощью старейшин можно развить в тебе дар ясновидения.
Вероника в недоумении пожала плечами: - И что вы хотите от меня? - задала она вопрос, всё же так и не поверив Марии.
- Мы хотим, чтобы ты сделала выбор, Вероника, - мягко сказала Мария. - Ты должна выбрать: остаться с нами и стать одной из нас, или уйти и навсегда забыть нас, продолжив жить прежней жизнью. Разумеется, во втором случае наши пути больше никогда не пересекутся.
- Мы не торопим тебя, - добавила Мария, понимая полную растерянность девушки. - У тебя будет время подумать до завтрашнего вечера. А сегодня и завтра будь нашей гостьей, - сказала Мария, поднимаясь со стула. - Сейчас Алекс проводит тебя в гостевую комнату, чтобы ты могла хоть немного поспать. Думаю, что на сегодня с тебя достаточно новостей и испытаний, - как факт отметила она, вглядываясь в измученное и уставшее лицо девушки. - А завтра, как проснёшься, - Алекс покажет тебе наш Орден и ответит на все твои вопросы. Вечером мы с тобой опять встретимся, и ты скажешь мне своё решение, которое определит всю твою последующую судьбу. Договорились?
Но Ника не торопилась вставать с кресла и следовать за Алексом, который уже ждал её у дверей. У неё ещё были вопросы к своей внезапно обретённой родственнице:
- А если завтра я не захочу остаться с вами, что вы со мной сделаете?
- Просто отвезём тебя назад, к твоему общежитию, а дальше - живи как хочешь, мы больше не будем вмешиваться в твою жизнь, - ответила Мария.
- Но вы мне уже так много рассказали, вы не боитесь, что я проболтаюсь?
- Не думаю, что тебе кто-то поверит, - мягко сказала Мария, - Но даже если и поверят, ты уже не сможешь найти нас.
- А что со мной будет, если я всё же решу остаться с вами? - Вероника решила сразу расставить все точки над "и".
- У тебя появится много новых друзей и вместе с ними ты сможешь совершить много добрых дел. Ты будешь тренировать своё тело и разум, раскрывая свои способности. Мы научим тебя пользоваться своим даром и управлять им. Я не могу тебе гарантировать безопасность от сил зла или Воинов Тьмы, Вероника, и не могу обещать тебе долгую и лёгкую жизнь, полную только радости и счастья, - с лёгкой грустью сказала Мария, - каждый из нас уязвим, так как несмотря на все наши способности, - мы всего лишь люди... Я не знаю, как сложится твоя судьба, если ты останешься с нами, так как с этого момента твоя судьба будет в твоих руках; и каждым своим поступком, действием или словом ты будешь сама определять своё будущее, - призналась ей Мария, и после небольшой паузы с улыбкой добавила: - Но я твёрдо знаю, что скучать тебе у нас не придётся! Это я могу тебе гарантировать!
- Я тоже! - улыбнулся Алекс, стоящий у дверей.
- Хорошо! - кивнула Вероника, поднимаясь с кресла и направляясь к двери. Она так устала за этот сумасшедший день, что её даже немного пошатывало. - Я дам вам ответ завтра вечером.
Алекс снял с вешалки её плащ, распахнул перед девушкой дверь и проводил её до комнаты в конце светлого коридора со множеством дверей, на всём протяжении которого висели красивые ажурные светильники.
Когда за ними закрылась дверь, Мария устало опустилась в кресло.
- Ты должна остаться с нами, Вероника! - как непреложный факт, тихо и задумчиво произнесла женщина, устремив немигающий пристальный взгляд куда-то в пространство. - Ты должна остаться... Ты будешь одной из нас... Благодаря тебе наш Орден будет спасён... И если ты сможешь выжить в этом мире, - твои с Алексом дети со временем возглавят наш Орден...



***



Комната была небольшой, но довольно уютной. Из мебели здесь был лишь шкаф-купе с зеркальными дверями, письменный стол, стул и кровать, застеленная красивым зелёным покрывалом. Вся мебель была из светлого дерева, а стены переливались приятным нежно-розовым цветом. Единственное окно было прикрыто жалюзи.
Алекс с улыбкой наблюдал, как девушка озирается по сторонам. Он подошёл к шкафу-купе, открыл его и жестом радушного хозяина показал на длинный розовый халат, висящий на плечиках, и пижаму, сложенную стопочкой на полке. На нижней полочке девушка увидела мягкие домашние тапочки
- Это всё для тебя! - улыбаясь, сказал он. - А в ванной тебя ждёт новая зубная щётка, паста и полотенце. Мария купила всё это специально для тебя. Чувствуй себя, как дома.
Он повесил её плащ на свободные плечики и убрал в шкаф, а затем подошёл к кровати и одним взмахом руки сдёрнул с неё покрывало. Вероника отметила про себя, что кровать была застелена чистым, белоснежным бельём.
Алекс аккуратно сложил покрывало и повесил его на спинку стула.
- Тебе помочь раздеться? - невозмутимо спросил Алекс, и увидев, как девушка тут же испуганно шарахнулась в сторону, бросив на него затравленный взгляд, - рассмеялся и пояснил: - Я пошутил!
- Не бойся, здесь ты в безопасности, - успокоил он её. - Моя комната рядом, прямо за этой стенкой. - (Алекс показал рукой на стену, слева от входа). - Если тебе что-то понадобиться - не стесняйся, зови. Приходить на помощь красавицам - это моё хобби, - с хитрой улыбкой заверил он девушку. - Если у тебя будет бессонница, - зови меня. Я могу спеть колыбельную, убаюкать или рассказать сказку.
- И показать мне счастливый конец? - поинтересовалась девушка.
Алекс расхохотался. - Скажи, это на библиотечных курсах учат таким пошлостям?
Вероника ничего не ответила.
- Ну, ладно, не буду тебя больше задерживать, - сказал он и направился к выходу. - На столе лежит ключ от входной двери, и если хочешь, - можешь запереть за мной дверь. Может, так ты будешь чувствовать себя в большей безопасности, более уютно. Я бы поцеловал тебя в щёчку перед сном, но боюсь опять напугать. Поэтому просто скажу - спокойной ночи!
С этими словами он весело подмигнул ей и вышел за дверь, оставив девушку наедине со своими мыслями.
Около минуты Вероника простояла посредине комнаты, словно в оцепенении. В её голове царил полный сумбур. Ей казалось, что она попала в центр какого-то водоворота, и с каждой минутой её затягивает всё глубже. В висках появилась тупая ноющая боль, которая грозила перерасти в мигрень.
- И куда катится этот мир? - с иронией подумала она, потирая виски и вспоминая все сегодняшние события. Ну и денёк у неё выдался сегодня... Тяжёлый, напряжённый субботний день на работе. Потом - радостная дорога домой и шок от вида кувыркающихся в её постели Ильи с какой-то рыжей девкой...
- Илья! - вдруг молнией пронеслось у неё в мозгу. - После всех этих невероятных приключений она совсем забыла про Илью! Интересно, что он сейчас делает? Ищет её? Обзванивает её подруг, милицию, больницы и морги? Да нет, вряд ли, - подумала она, вспомнив ухмыляющееся лицо гражданского мужа, когда застукала его за изменой и его наглые, безжалостные слова: "Ты что-то рановато сегодня, крошка! Хочешь - присоединяйся к нам!". - Гад! Как бы не сложилась моя судьба в дальнейшем, надо будет выкинуть его из своей жизни! - твёрдо решила девушка.
Она медленно развернулась и подошла к огромному, во весь рост зеркалу на двери шкафа-купе. Вероника пристально посмотрела на своё отражение, словно пытаясь найти в нём хоть какой-то ответ на вопрос: "Что, чёрт возьми, происходит с её жизнью?".


Ей было 25 лет. Все друзья и знакомые считали её красавицей. Она и правда была удивительно хороша собой, с фигурой секс-бомбы и лицом ангела. Чистая нежная кожа. Чёткие контуры лица. Чувственный рот, обаятельная улыбка. Красивые зелёные глаза в обрамлении длинных ресниц.
Но сейчас на неё из зеркала смотрела какая-то незнакомка, с уставшим, измождённым лицом и чёрными кругами под покрасневшими глазами. (- Ну и видок у меня!). Девушка бросила взгляд на часы. Половина третьего. (- Утро вечера мудренее. Как там говорила Скарлетт - "Я не буду думать об этом сегодня, я обо всём подумаю завтра". А сейчас надо хоть немного поспать, иначе я просто сойду с ума. А может, я уже в дурдоме? - с иронией подумала она).
Справа от входа была красивая дверь из светлого дерева с позолоченной ручкой, которая вела, как сказал ей этот Алекс, в ванную. Девушка направилась туда и осмотрелась. Ванная комната была небольшая, но очень чистая. Всё было начищено в буквальном смысле до блеска. Здесь был туалет, душевая кабинка и раковина, встроенная в специальный шкаф с зеркалом на дверцах и различными мелочами внутри. Когда Вероника открыла этот шкаф, то обнаружила там туалетную бумагу, зубную пасту и щётку (о которых говорил Алекс), душистое мыло в мыльнице, расчёску, мочалку (новую, ещё в упаковке), и крем для снятия макияжа с ватными салфетками.
(- Как мило! - подумала девушка, разглядывая все эти вещи).
На стене висело голубое махровое полотенце, вся сантехника тоже была небесно-голубого цвета, душевая кабинка была белой, а начищенный до блеска кафель, которым были выложены все стены и пол, - василькового цвета. Девушка вспомнила обшарпанную и загаженную ванную комнату и туалет у себя в общежитии (которые были одни на весь этаж), и вздохнула.
Вероника снова вернулась в комнату, достала из шкафа пижаму и тапочки и переоделась. Пижама из мягкого, очень приятного на ощупь шёлка, сидела на ней идеально, словно была сшита специально для неё. Затем она сунула ноги в мягкие тапочки и отправилась в ванную, где умылась и почистила зубы.
От усталости девушка едва держалась на ногах. Выйдя из ванной, она закрыла входную дверь на ключ, выключила свет и улеглась в удобную кровать. И как только её голова коснулась подушки, - провалилась в глубокий, без сновидений, сон.



***



Утром её разбудил стук в дверь. Со сна ещё не понимая, где находится, она окинула взглядом комнату. Реальность обрушилась на её голову, как молот на наковальню. Вероника резко села на кровати. Утреннее солнце, пробившись сквозь щели между пластинками жалюзи, покрыло одеяло полосками золотистого цвета и осветило её жилище. Девушка посмотрела на часы. Было уже 11 часов утра. Стук в дверь повторился.
- Кто там? - немного испуганно спросила девушка.
- Не нарывайся на рифму! - рассмеялся приятный мужской голос из-за дверей. (- Алекс! - сразу вспомнила Вероника). - Можно войти? - спросил он.
Девушка бросила взгляд на свою одежду, и сочтя, что в этой пижаме у неё вполне пристойный вид, не слезая с кровати, ответила: - Да! - совершенно забыв, что ночью она сама лично закрыла эту дверь на ключ. Она вспомнила об этом только тогда, когда Алекс спокойно открыл эту дверь и со словами "Доброе утро!" вошёл в комнату.
- Но как ты вошёл? Я же сама заперла эту дверь на ночь! И если ты так легко можешь входить сюда в любое время, - зачем ты вообще оставил мне ключ и советовал запереться? - с губ Вероники один за другим слетали вопросы.
- У меня есть свой ключ, - со спокойной улыбкой ответил ей Алекс, - а посоветовал запереться я тебе для того, чтобы ты чувствовала себя в безопасности и смогла поспать. Ведь сработало, не так ли? Психология!
Веронике захотелось запустить в него подушкой. Телепатически уловив её мысль, Алекс рассмеялся и сказал: - Бои на подушках мы устроим с тобой вечером. А сейчас - вставай, красавица, одевайся, и мы пойдём завтракать. Я зайду за тобой через полчаса, надеюсь, что к этому времени ты уже будешь готова.
- Кстати, - подмигнул он ей уже в дверях, - Ты классно смотришься в этой пижаме! - и с лукавой улыбкой выскочил за дверь прежде, чем об неё ударилась подушка, запущенная Вероникой.



***



Когда через полчаса Алекс зашёл в комнату, Вероника была уже одета.
- Прошу! - жестом воспитанного джентльмена он пригласил девушку к выходу.
Алекс закрыл дверь на ключ, который затем торжественно вручил девушке, и повёл её по длинному светлому коридору к лестнице.
- В здании четыре этажа, - стал он объяснять по дороге. - Мы находимся на третьем. Сейчас мы спустимся на первый этаж, в столовую. Помимо столовой, на первом этаже находится прачечная, спортзал, тренажёрный зал, тир, оружейный склад и комната с оборудованием для проведения боевых операций, а также - медчасть с нашими целителями. На втором этаже - отдел зачистки со своей лабораторией, гримёрная, бухгалтерия, библиотека с компьютерным залом и жилые комнаты. На третьем - жилые комнаты наших сотрудников. На четвёртом - актовый зал для общих собраний, комната для медитации, комната старейшин, где они работают, мы называем её Тронный зал, - добавил Алекс, - рабочий кабинет Марии, а также - жилые комнаты - Марии и старейшин.
- А какую роль в вашем Ордене играет Мария? - спросила Вероника, когда они уже спускались вниз по лестнице. Зеркальные стены, мраморные ступени и резные перила наводили на мысль о том, что она находится в сказочном дворце, а рядом с ней идёт прекрасный принц, который в этот момент аккуратно поддерживал её под руку, чтобы она не оступилась.
- Она - организатор всей работы в Ордене. Если старейшины - душа нашего Ордена, то Мария - его голова, - ответил Алекс. - Она - связующее звено между старейшинами и членами Ордена. Старейшины - предвидят преступления, а Мария - даёт указания и отправляет на задания наших сотрудников, предотвращая и искореняя зло в этом мире. Руководители всех наших отделов периодически отчитываются перед ней. В её задачу также входит поиск и подбор новых сотрудников и работа с кадрами в качестве парапсихолога.
- Парапсихолога? - удивлённо переспросила девушка.
- То есть психолога с паранормальными способностями, - пояснил он. - У нас дружный коллектив, но даже в Ордене Света порой случаются конфликты. Ведь что ни говори, а мы всего лишь люди, а не ангелы. С помощью своего дара и жизненного опыта Мария улаживает конфликты и ссоры, иногда возникающие среди наших сотрудников и оказывает психологическую поддержку. Просто не знаю, что бы мы без неё делали, - подвёл итог Алекс.
- Ну вот, мы и пришли, - сказал он, подводя девушку к красивой двухстворчатой двери из светлого дерева. Он распахнул перед ней дверь, и Вероника вошла внутрь.
То, что Алекс всё время называл столовой, с виду оказалось шикарным рестораном. На потолке висела огромная хрустальная люстра, ярким светом освещающая дорогое убранство этого зала, на светлых стенах висели картины знаменитых художников, и у Вероники почему-то не возникло ни малейшего сомнения в том, что это - подлинники. Три огромных окна украшали белые гардины, с вышивкой из золотых нитей в виде цветов. По всему залу в шахматном порядке были расставлены изящные столики, тоже из светлого дерева, накрытые белоснежными скатертями. Возле каждого столика стояло по два стула, с резными ножками и высокой спинкой. Вся обстановка в этом помещении вызывала в душе ощущение красоты, комфорта и уюта.
За несколькими столиками сидели люди (- Одни мужчины! - отметила про себя девушка), которые с интересом уставились на Веронику, как только она вошла.
- Не стесняйся, проходи, здесь все свои! - заверил её Алекс, подводя к свободному столику и по-рыцарски отодвигая для неё стул.
- Спасибо - ответила на его жест Вероника.
К ним тут же подошёл официант, и с любопытством поглядывая на девушку, предложил меню. От количества и разнообразия блюд у девушки удивлённо взметнулись брови. Ей захотелось попробовать всё, но она понимала, что со стороны это будет выглядеть в лучшем случае - странно, а в худшем - просто дико. В растерянности она взглянула на Алекса, но тот сидел молча и лишь с улыбкой наблюдал за её внутренними терзаниями, чувствуя всё, что происходит у неё в душе.
В конце концов, после тяжёлой внутренней борьбы она остановилась на блинчиках со сгущёнкой и чашке чая. Алекс заказал себе пирожные и кофе, и официант отправился выполнять их заказ. Через пару минут он принёс им завтрак, и торжественно пожелав приятного аппетита, - удалился.
- Надеюсь, ты понимаешь, что у меня нет денег, чтобы расплатиться за еду? - спросила Вероника.
- Какая жалость! - с грустью произнёс Алекс, с трудом сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. - А я то надеялся перекусить на халяву! У меня ведь тоже нет с собой денег! Ну, ладно, ничего страшного, что-нибудь придумаем, как-нибудь рассчитаемся! - заговорщически подмигнул он девушке, глядя на её растерянное лицо. - Например, помоем посуду! Или подметём пол! Да мало ли работы на кухне!
Увидев, в какое замешательство привели её эти слова, он не выдержал и рассмеялся:
- Да шучу я! Здесь всё бесплатно! Давай, ешь, а то всё остынет! - и с этими словами он отправил в рот пирожное.
Поняв, что Алекс опять над ней подшутил, Веронике второй раз за день захотелось чем-нибудь в него запустить. (- Для таких случаев надо будет носить с собой что-нибудь тяжёлое! - со злорадством подумала она. - Очень тяжёлое! - добавила про себя девушка, увидев, что Алекс вновь рассмеялся, без труда прочитав её мысли).
- Ешь давай! - повторил он улыбаясь и кивая на блинчики, - А семейную ссору устроим потом!
Вздохнув и откинув со лба упрямый золотистый локон, девушка принялась за еду.
- А что ты обычно ешь на завтрак? - вдруг неожиданно серьёзно спросил её Алекс.
- Булку с маслом и чай, - ответила она. - На зарплату библиотекаря, да ещё с Ильёй на шее на большее просто не хватает денег.
- Но ты же умница и красавица! - как непреложный факт, произнёс Алекс этот комплимент. - Ты не пыталась найти более высокооплачиваемую работу? Или более денежного парня? - его лицо по-прежнему оставалось серьёзным.
- Мне нравится работать в библиотеке, и не хочется уходить оттуда даже несмотря на маленькую зарплату. Я очень люблю книги и люблю общаться с читателями. А что касается Ильи, - глаза девушки погрустнели, - то мне казалось, что я люблю его. Ведь когда любишь, то миришься с недостатками другого, не правда ли? Я очень надеялась, что со временем у нас всё наладится, он найдёт себе работу по душе, мы поженимся, я нарожаю ему кучу детишек и мы будем жить долго и счастливо... А в результате... В результате я узнаю, что он трахается у меня за спиной, и мне кажется, что эта девка была не единственной, побывавшей в нашей постели...
Глаза Вероники наполнились слезами, и Алекс увидел в них такую боль, что ему вдруг захотелось кинуться к ней, обнять, прижать к себе, как-то утешить и поддержать. Но, побоявшись отпугнуть её, он только ободряюще дотронулся до её руки.
- Не переживай, у тебя всё будет в порядке! - успокоил он девушку, с искренним сочувствием глядя в её прекрасные зелёные глаза и осторожно сжимая её хрупкую ладонь в своей могучей руке. - Неважно, останешься ты с нами, или нет, в любом случае я уверен, что в твоей жизни всё наладится!
Вероника с удивлением подумала, что совсем недавно ей хотелось его ударить, а теперь она выложила ему всю подноготную своей личной жизни, и неожиданно встретила с его стороны такое понимание и сочувствие, что на душе сразу потеплело. (- Почему у меня такое чувство, словно я знаю тебя всю жизнь? - думала она, вглядываясь в красивое, волевое лицо своего собеседника.)
По характеру Вероника была довольно замкнутым человеком, она никогда не была "душой компании" и с трудом сходилась с другими людьми. А с Алексом она чувствовала себя настолько легко, естественно и непринуждённо, что ей это казалось просто невероятным. Его притягательный взгляд серых глаз манил её, словно магнитом, и волновал, затрагивая настолько глубокие струны души, о существовании которых она раньше и не подозревала.
После завтрака Алекс повёл её на экскурсию по отделам. Они начали с первой двери в начале коридора, за которой оказалась прачечная. Это было небольшое светлое помещение с жалюзи на окнах. Вдоль одной стены стояли в ряд четыре стиральных машины и гладильная доска, а вдоль другой - на длинной перекладине, на плечиках висела чистая одежда, с прикреплёнными к ней бирками.
- Принёс что-нибудь, Сашенька? - из-за висящей одежды к ним вышла пожилая женщина в белом фартуке, потирая руки и с любопытством посматривая на Веронику. Её седые волосы были собраны в тугой пучок на затылке, а добрый взгляд пробивался через толстые линзы очков.
- Здравствуйте, Марья Ивановна! - весело поздоровался Алекс. - Прекрасно выглядите! Познакомьтесь с моей девушкой, - Вероника, - представил он ошарашенную девушку, кинувшую на него удивлённый взгляд. - Я знакомлю её с нашим Орденом.
- Ну ты, Сашка, и баловник! - хитро подмигнула женщина. - Очень приятно познакомиться, милая, - с улыбкой обратилась женщина к Веронике. - Приходи в гости, не стесняйся!



***



- Я уже успела стать твоей девушкой? - с иронией спросила Вероника, когда они уже вышли за дверь. - А это что, наше первое свидание?
- А ты против? - рассмеялся он. - Не мог же я сказать, что ты - потенциальный сотрудник нашего Ордена, тогда слишком многое пришлось бы объяснять. А у нас впереди - ещё куча отделов.
- И ты всех своих девушек в первую очередь отводишь в прачечную? - поинтересовалась Вероника, совершенно неожиданно для себя почувствовав ничем не объяснимый укол ревности.
- Нет! - рассмеялся Алекс. - В первую очередь я отвожу их в столовую!



***



Они подошли к очередной двери, и когда Алекс распахнул её и они вошли внутрь, то оказались в небольшом коридорчике, ведущем в спортзал, с двумя дверями по бокам.
- Здесь - мужская раздевалка, и сюда мы заходить не будем, - с улыбкой показал он ей на дверь справа. - А здесь - женская. Ну а прямо по курсу - спортзал и тренажёрный зал. Если ты останешься с нами, здесь мы с тобой будем тренироваться, - показал Алекс на просторное помещение спортзала, в дальнем углу которого висла груша.
В спортзале шла тренировка, и в центре зала двое мужчин атлетического телосложения соревновались в спарринге, а ещё восемь сидели в позе лотоса и наблюдали за поединком.
- В каком смысле - мы с тобой? - уточнила девушка
- В прямом, - ответил Алекс. - Если ты решишь остаться с нами, то я стану твоим личным тренером. Так решила Мария, - пояснил он. - И обещаю тебе, что пройдёт не так много времени, как ты сможешь драться не хуже их, - кивнул он на мужчин, дерущихся на татами.
- У меня никогда не получится ТАКОЕ! - с ужасом и уважением произнесла девушка, наблюдая за их молниеносными и мощными ударами, блоками, захватами и бросками. (- Какие мужчины! - вырвалась у неё невольная мысль). Она никогда не изменяла Илье, но сильные мужчины всегда были её слабостью. Тут один из них обернулся, уловив её мысль, с удивлением посмотрел на неё и улыбнулся, но тут же получил от своего противника такой сильный удар в солнечное сплетение, что согнулся пополам.
- Упс! - виновато произнесла Вероника, поняв, что стала причиной поражения.
- Не забывай, что здесь все - телепаты! - рассмеялся Алекс. - Ладно, пойдём отсюда, пока Дэна совсем не забили из-за тебя!
- Ты его узнала? - спросил Алекс, когда они уже вышли в коридор и направились к следующей двери. Так как девушка отрицательно покачала головой, он пояснил: - Это он вчера помогал мне спасать тебя, он был за рулём.
- Я не рассмотрела лиц твоих друзей в темноте, - ответила девушка и поинтересовалась: - А как насчёт второго, он тоже был сейчас в спортзале?
- Нет, Дмитрий сейчас на задании. Мария послала его остановить маньяка, который сегодня собирается изнасиловать и убить очередную жертву - 13-летнюю девочку, зверски поиздевавшись над ней вначале, и разрубив её тело на куски в конце...
Каждый раз, смотря по телевизору криминальные программы и сводки новостей, описывающие бесчеловечные преступления садистов-маньяков, убийц и педофилов, в душе Вероники поднималась буря негодования. - И как их только земля носит? - поражалась она. - Как может Господь допускать подобное?
- Я бы убивала таких извергов! - не сдержавшись, с возмущением произнесла девушка.
- Кто знает, - задумчиво глядя на неё, произнёс Алекс, - может, тебе ещё представится такая возможность...
- А что Дмитрий сделает с этим маньяком? Убьёт его? - поинтересовалась Вероника.
- Нет, он доставит его в тюрьму, где наши люди его допросят и посадят пожизненно. - ответил Алекс. - Помнишь заповедь - Не убий! Мы убиваем преступников только в самом крайнем случае, если нет другого выхода. Чаще всего мы отправляем их туда, где им самое место - в тюрьму или психиатрическую лечебницу. Но если старейшины своим даром предвидения выясняют, что преступник сбежит или выйдет оттуда и будет продолжать зверства, - нам ничего не остаётся, как убить его.
- А как насчёт другой заповеди - ударят по одной щеке - подставь другую?
- В нашем Ордене мы придерживаемся другого правила - добро должно быть с кулаками. Только умея сражаться, мы можем быть в состоянии защищать невинных граждан.
Алекс подвёл её к очередным дверям.
- В этом помещении находится медчасть с нашими целителями, - объяснил он девушке, которая стоя у входа, рассматривала очень светлую, просторную комнату. По стенам здесь везде были развешаны люстры Чижевского, благодаря чему в воздухе сильно пахло озоном. Вдоль одной стены стояли в ряд пять кроватей, застеленных чистым постельным бельём и стулья, а вдоль другой - шкафы с медицинским оборудованием, бинтами, лекарствами и три небольших кресла. У окна отдельно стоял стол для пациентов с нависающими над ним прожекторами, который напомнил девушке стол в операционной.
Четыре кровати пустовали, а на пятой, ближайшей к дверям, лежала маленькая хрупкая бледная девочка. С виду ей было не больше пяти лет. Её обступили двое мужчин и женщина, которые сосредоточенно делали над ней какие-то загадочные пассы руками. Когда Алекс и Вероника зашли в комнату, женщина кинула на них быстрый взгляд, и без слов поняв, кто они такие и зачем пришли, снова сосредоточилась на ребёнке.
- У девочки рак, последняя стадия. Лекарства уже не помогают, - тихо, чтобы никого не потревожить, пояснил девушке Алекс, - а наши целители - Ирина, Ян и Андрей - пытаются её вылечить.
Вероника внимательно взглянула на девочку, на её веснушчатое личико, невинные глазки, в которых застыла боль, на её белую блузку и синюю юбочку, на её белые носочки - и у неё защемило сердце.
- Ладно, пойдём, не будем мешать! - тихо сказал Алекс, выводя девушку за двери. Увиденное оставило тяжёлый осадок у неё на душе.
- Они её вылечат? - грустно спросила девушка.
- Они сделают всё, что в их силах, - ответил он. - Но иногда даже мы не в силах спорить с судьбой. Пути Господни неисповедимы, - добавил он со вздохом.
- Ладно, не будем о грустном, - после небольшого молчания сказал Алекс. - Первый этаж мы уже осмотрели, теперь пойдём исследовать второй. Давай начнём с библиотеки, думаю, тебе это будет интересно.



***



Если предыдущие комнаты, где они побывали, были светлыми и солнечными, то в библиотеке Ордена был лишь искусственный свет. Красивая хрустальная люстра, чуть меньшего размера, чем в столовой и несколько светильников на стенах ровным светом освещали ряды стеллажей и письменные столы с настольными лампами для читателей, которые сейчас пустовали. Из зала библиотеки имелся проход в виде арки в другой зал, поменьше, где ровными рядами стояли столы с компьютерами.
Недалеко от входа в библиотеку стояла кафедра библиотекаря, из-за которой вылез маленький, сухонький старичок, опирающийся на трость. Вероника помимо своей воли бросила взгляд на набалдашник этой трости, почему-то ожидая увидеть там изображение пуделя. Этот старичок обладал настолько необычной внешностью, что видимо, подсознательно она сравнила его с Мефистофелем. Его крошечные, почти птичьи глаза, длинный тонкий нос и очень тонкие губы, которых было почти не видно, отсутствие бровей и вообще какой-либо растительности на огромной голове производили странное, пугающее впечатление.
- Добро пожаловать, коллега! - расплылся он в улыбке, увидев Веронику. С этой улыбкой его лицо преобразилось сказочным образом, оно словно озарилось сиянием и добротой, и девушка уже не могла понять, почему этот человек вначале показался ей таким пугающим и мрачным.
- Здравствуй, Алекс! - поздоровался он и с её спутником. - Могу я вам чем-нибудь помочь?
- Познакомься, Вероника, - это - наш библиотекарь, ангел-хранитель наших книг - Павел Сергеевич Дорошенко, - представил её Алекс.
- Очень приятно, - ответила девушка. - Вы позволите мне здесь осмотреться?
- Конечно, конечно, милая! Проходи, смелее, смотри всё, что захочешь! - заулыбался Павел Сергеевич, подводя девушку к стеллажам.
Увидев, как загорелись глаза Вероники, Алекс понял, что это надолго, и тихонько уселся в кресло в углу. Он улыбнулся, видя, с каким трепетом и восхищением рассматривает она древние рукописи и старинные фолианты, переходя от полки к полке. Павел Сергеевич ходил за ней по пятам, буквально расцветая от удовольствия, увидев в девушке единомышленника, такого же, как и он сам, помешанного на книгах, способного оценить все тонкости систематизации собранной здесь литературы.
(- Эти двое нашли друг друга! - улыбаясь, подумал Алекс, наблюдая за ними).
На стеллажах стояли книги по истории, философии, религии, культурологи, магии, оккультизму, психологии, медицине, анатомии, боевым искусствам, физике, химии, технике. (- Как здорово! - думала девушка, с восторгом рассматривая все эти в прямом смысле слова сокровища. - Я хочу здесь остаться! - внезапно подумала она.)
Она подошла к полке с фолиантами и осторожно взяла один из них.
- Это очень интересная книга, и тебе надо будет обязательно почитать её! - заверил девушку Павел Сергеевич и, не желая ей мешать, удалился к своей кафедре.
Книга оказалась не старой, а всего лишь выполненной в старинном стиле, с отличной полиграфией на глянцевой бумаге и золотым тиснением на обложке, обитой коричневой кожей из кожзаменителя. "Сверхъестественные сущности" - прочитала она заголовок, нигде не найдя имени автора или хотя бы составителя.
Увидев, какую книгу она взяла, Алекс поднялся с кресла и подошёл к девушке.
- Эту книгу написали наши старейшины, - объяснил он ей. - В ней описываются различные паранормальные существа, с которыми когда-либо сталкивался наш Орден и способы их нейтрализации.
Листая книгу, Вероника увидела главы о привидениях, полтергейсте, вампирах, снежном человеке, домовых, леших.
- Неужели они существуют? И это не сказки? - не уверенная в том, что её не разыгрывают, спросила девушка.
- Вампиры, привидения, зомби, домовые и лешие - это реальность, а оборотни, русалки, водяные и черти - вымысел, - стал объяснять ей Алекс. - А что касается снежного человека, то его существование скоро будет доказано научно.
Она перелистнула страницы, и её взгляд упал на заголовок: "Домовые".
- Скажи без шуток, - обратилась она к Алексу, быстро пробежав текст глазами, - неужели домовые существуют на самом деле, и живут в каждом доме и каждой квартире?
- Конечно! - абсолютно серьёзно ответил ей Алекс. - Здесь у нас тоже есть свой домовой, его зовут Пирл. К сожалению, сейчас я не могу показать его тебе, так как он ненадолго ушёл в спячку. Помню, когда мы с моим лучшим другом Дмитрием были маленькими, то играли с ним. Он прикрывал нас в наших шалостях. Больше всего доставалось поварам на кухне, так как мы любили ночью пробираться в столовую, и пока Пирл отвлекал их внимание, с жутким грохотом разбрасывая ложки, поварёшки и пустые кастрюли, - мы под шумок воровали конфеты и печенье. Весёлое было время, - улыбнулся своим воспоминаниям Алекс.
- Ну, ладно, если ты всё здесь осмотрела, пойдём дальше, - предложил он.
Они поблагодарили Павла Сергеевича и отправились в следующую комнату.



***



"Есть такая профессия - Родину зачищать", - гласил весёлый плакат на дверях, и Вероника поняла, что здесь находится так называемый отдел зачистки, о котором она уже слышала.
Когда они вошли внутрь, то в нос сразу ударил запах химических реактивов. Бросив взгляд по сторонам, она увидела письменные столы, за которыми сидели люди в белых халатах, резиновых перчатках и белых марлевых повязках на лице. Эти люди что-то делали с веществами в пробирках и колбах, находящихся у них на столах.
- В задачи отдела входит уничтожение улик, иногда остающихся на месте предотвращённого преступления, чтобы никто не мог выйти на след нашего Ордена и связать с нами различные зверства тех маньяков, которых мы останавливаем. В своём микрофургоне эти ребята подъезжают по нашему вызову, уничтожают улики, с помощью гипноза корректируют память нежелательным свидетелям, транспортируют задержанных преступников к месту их дальнейшего пребывания - в тюрьму или психушку, а при наличии трупов - отвозят убитых в морги, где работают наши люди, - объяснил ей Алекс.
- Ладно, пойдём дальше, - Алекс взял её за руку и они отправились в следующий кабинет.
По коридору мимо них проходили сотрудники Ордена, приветственно кивая Алексу и с любопытством поглядывая на Веронику. Вдруг впереди она увидела высокого мужчину, странного и неприятного вида, с голым черепом, с кожей зеленоватого оттенка, напомнившей девушке змеиную чешую и немигающими пронзительными чёрными глазами, в которых, казалось, отражалась бездна. Без тени эмоций он поравнялся с ними, и прошёл мимо.
У Вероники забегали неприятные мурашки по коже, и словно холодок пробежался по позвоночнику. Она подавила в себе желание поёжиться, передёрнув плечами.
Почувствовав её реакцию, Алекс попытался её успокоить:
- Не бойся, это - один из наших старейшин. Его зовут Борф.
- А у вас все старейшины такие... такие странные? - с трудом подобрав слово, спросила она своего экскурсовода. - И что за странное имя? Он что, иностранец?
- Можно и так сказать, - ответил Алекс и пояснил: - Он наполовину инопланетянин.
- Ты опять надо мной шутишь! - не поверила девушка, внимательно вглядываясь в его лицо и пытаясь увидеть улыбку. Но лицо Алекса было абсолютно серьёзно.
- Нет, не шучу, - ответил он. - Его мать, простую деревенскую женщину, когда-то давно похитили инопланетяне. А когда её вернули назад, - она уже была беременна, на пятом месяце. Никто так никогда и не узнал, какие ещё опыты они над ней проводили, потому что после пережитого она просто сошла с ума. Ребёнка она родила уже в психиатрической больнице, откуда уже так и не вышла. Она умерла, когда сыну исполнился год. Борфа сразу после рождения определили в детский дом. Из-за его необычной внешности его часто дразнили дети, но внезапно открывшиеся в нём способности, - например, не дотрагиваясь до обидчика, он мог швырнуть его об стенку, - испугали маленьких хулиганов, и его оставили в покое. Когда он вырос, то присоединился к нам, своим даром предвидения помогая нам справляться со злом на этой Земле. Он сам потребовал, чтобы мы называли его Борфом, он сказал, что это - его настоящее имя.
- А с инопланетянами вы тоже боретесь? - с интересом спросила девушка.
- Нет, - покачал головой Алекс. - Они нам пока не по зубам. Несмотря на все наши способности и возможности, они настолько далеко ушли от нас в развитии, что пройдёт ещё немало лет, прежде чем люди будут в состоянии хоть как-то им противостоять. Кстати, знаменитая болгарская прорицательница Ванга предсказала, что первая официальная встреча инопланетян и людей произойдёт через 200 лет. А пока некоторые из них уже сейчас живут на нашей планете, наблюдая за нами.
- А вот тут у нас бухгалтерия, - сказал он, подводя к очередным дверям. - Именно здесь раз в месяц все сотрудники отдела получают зарплату.
- Здесь ещё и зарплату платят? - удивилась девушка.
- А как же! Любой труд должен быть оплачен. Ведь не все живут здесь, в Ордене, многие живут в городе. У многих семьи, которые нужно кормить, одевать и учить.
- И большая у вас зарплата? - поинтересовалась Вероника.
- Да уж побольше твоей библиотечной! - рассмеялся Алекс.
- А откуда ваш Орден берёт деньги на зарплату, оборудование, мебель и вообще всю эту обстановку? - спросила девушка. - Вам платит правительство?
- Мы не имеем к правительству ни малейшего отношения, - ответил Алекс. - Деньги поступают к нам из различных источников. Например, консультанты старейшин, которые тоже имеют дар ясновидения, отыскивают клады; периодически с помощью своего дара мы опустошаем некоторые казино по всей стране; у нас есть спонсоры и меценаты среди богатых людей; а наш экономист в бухгалтерии, обладающий даром предвидения, вкладывает деньги Ордена в наиболее прибыльные дела и акции, приносящие максимальный доход.
- Давай сейчас я отведу тебя в твою комнату, где ты часик отдохнёшь и немного переваришь всю полученную информацию, а потом я зайду за тобой, мы пообедаем и продолжим экскурсию! - предложил он.
- Хорошо, - согласилась девушка. От всего увиденного и услышанного у неё и вправду кругом шла голова. Алекс проводил её до комнаты и удалился.



***



Вероника плюхнулась на кровать и попыталась привести свои мысли в порядок.
Перед ней внезапно открылось столько всего нового, такие перспективы и возможности, что стоило ей только подумать об этом, как у неё захватывало дух.
- Я смогу здесь реально помогать людям! - думала она, глядя в потолок. - Мне здесь будет очень интересно, и рядом будет Алекс...
Алекс... - она вызвала в памяти его красивое, волевое лицо, смеющиеся серые глаза и улыбку... И поняла, что он нужен ей, нужен, как никто другой! Его присутствие волновало её, а от его прикосновений по телу разливалось приятное тепло. Он был так не похож на всех тех парней, с которыми она встречалась раньше! Либо эгоистичные, самовлюблённые, недалёкие, думающие только о себе придурки, либо маменькины сынки, - встречать таких в жизни она уже приняла за свою карму. Именно поэтому она по уши влюбилась в Илью и дорожила им, так как он был первым, кто, как ей казалось, искренне интересовался, как у неё прошёл день на работе, как она выспалась, понравился ли ей увиденный фильм.
При воспоминании об Илье у неё снова навернулись на глаза слёзы, и она запретила себе думать о нём, переключив свои мысли на Орден.
- Итак, - подвела она итоги, - здесь платят зарплату, вкусно кормят, оказывают реальную помощь людям, все добры и благожелательны друг к другу, здесь шикарная библиотека с кучей интересных книг, мои родители были членами этого Ордена, моя единственная родственница тоже работает здесь, здесь не соскучишься, и здесь есть Алекс! Я остаюсь! - решила она.



***



Ровно через час Алекс, как и обещал, зашёл за Вероникой, и они спустились в столовую пообедать. После этого он повёл девушку на главный - четвёртый этаж Ордена, чтобы познакомить её со старейшинами.
Торжественно раскрыв перед Вероникой красивые двери, обитые кованым железом, со словами: "Добро пожаловать в Тронный Зал!", - Алекс пригласил её войти.
Войдя внутрь, девушка оказалась в просторном светлом зале, стены которого были отделаны под золото, с двумя огромными окнами и большой люстрой, свисающей с высокого потолка с лепнинами, и бросающей на дорогое убранство этого зала радужные блики солнечного света, бьющего из окон.
Посредине стоял круглый стол, за которым, взявшись за руки, закрыв глаза и склонив, словно в молитве, головы, сидели пятеро мужчин. Одеты они были как обычные люди. Самому молодому из них было около пятидесяти лет. Среди сидящих она увидела и того странного человека - Борфа, который совсем недавно в коридоре произвёл на неё такое пугающее впечатление.
- Это наши старейшины! - тихо, чтобы никому не мешать, с гордостью сказал её провожатый.
Вероника стояла рядом с ним, с восторгом разглядывая это помещение, напомнившее ей бальную залу в царском дворце, и с любопытством поглядывая на мужчин, сидящих за столом. С тех пор, как они вошли, никто из старейшин даже не шелохнулся.
- Надо немного подождать, они сейчас освободятся! - шёпотом объяснил ей Алекс.
Краем глаза она заметила, как распахиваются двери, и обернувшись, увидела Марию и
парня из спортзала - Дэна, который недавно проиграл в спарринге из-за Вероники, уловив её мысли. Он был одет в чёрный кожаный плащ, из которого выглядывал воротничок белоснежной рубашки, чёрные хорошо отутюженные брюки и ботинки в армейском стиле. Когда он заходил внутрь, полы его плаща слегка распахнулись, и девушка заметила на его поясе кобуру с пистолетом. Увидев Алекса и Веронику, Дэн приветственно кивнул Алексу и с очаровательной улыбкой подмигнул девушке, виновато улыбнувшейся ему в ответ.
Дэн остался стоять у дверей, а Мария тут же подошла к ним.
- Вы уже здесь? - улыбаясь, отметила женщина. - Молодцы! Присядьте пока на те кресла, и немного подождите! - махнула она рукой в сторону пяти небольших кресел, стоящих вдоль стены недалеко от входа, и подошла к старейшинам.
- Как успехи? - поинтересовалась она у них. - Удалось определить время смерти?
- Сегодня, в 23 часа 18 минут, - не открывая глаз и не двигаясь, ответил ей Борф странным шипящим голосом, ещё больше напомнив Веронике змею. - Но нужно действовать прямо сейчас, так как его жестоко избивают ногами, нанося серьёзные телесные повреждения.
- Что с его будущим? - задала вопрос Мария.
- Всё в порядке, - прошипел в ответ Борф. - Он хороший человек, и мы можем спасти его.
- Тогда действуем по плану! - заявила Мария, обращаясь к Дэну. - Бери четверых, и отправляйтесь немедленно! Удачи! - кивнула она ему.
Дэн кивнул ей в ответ, и удалился, ещё раз весело подмигнув Веронике.



***



Выйдя из состояния медитации, старейшины наконец зашевелились: они расцепили руки и немного устало откинулись на спинки стульев. Открыв глаза, они тут же устремили свои взгляды на Веронику.
- Подойди сюда, ангел мой и садись рядом с нами! - сказал ей один из них. Этот человек был довольно стар, но выглядел крепким и сильным. Его седые волосы были коротко подстрижены, а сухое лицо избороздили глубокие морщины - следы прожитых лет.
- А ты, Сашенька, посиди пока там! - обратился он к Алексу.
Вероника подошла к столу, немного робея под их внимательными, словно оценивающими, взглядами, и села на свободное место. Рядом, справа от неё, села Мария.
- Мы уже давно ждали встречи с тобой, Вероника, - с мягкой улыбкой произнёс старейшина, который пригласил её присесть к ним. - Машенька, будь любезна, представь нас.
- Этого милого человека зовут Фёдор Матвеевич, - сказала она Веронике, слегка махнув рукой в его сторону.
- По левую руку от него, прямо напротив тебя - Андрей Викторович.
Пожилой мужчина лет семидесяти, с редкими седыми волосами и пронзительными чёрными глазами приветственно кивнул девушке.
- По правую руку от меня - Иннокентий Михайлович. Ему 94 года, и в нашем Ордене он самый старый и самый умный человек.
- Ты меня перехваливаешь, Машенька! - мягко рассмеялся старейшина, на вид которому можно было дать не больше шестидесяти.
- По правую руку от Фёдора Матвеевича - наш уважаемый Борф.
Немигающие, пристальные глаза этого старейшины словно буравили Веронику, и от этого взгляда ей было не по себе.
- Ну, а по левую руку от тебя - наш самый молодой старейшина - Роман Алексеевич.
Мужчина лет пятидесяти, с густыми длинными чёрными волосами, забранными на затылке в хвостик, и ироничными карими глазами, слегка склонил перед девушкой голову в приветствии.
После этого в зале на какое-то время установилась тишина, и под пристальными взглядами старейшин Вероника чувствовала, как в её голове мягко разливаются тёплые волны, сканирующие её разум. Вдруг она почувствовала неприятный холодок, пробежавший по позвоночнику, и инстинктивно взглянула на Борфа.
- Ты ведь уже приняла решение, не так ли? - прошипел он, обращаясь к ней.
- Да, - кивнула девушка, с каким-то непонятным ей самой вызовом глядя ему прямо в глаза. - Но оно ещё не окончательное.
- Она упряма, легко ранима, наивна, своенравна и непредсказуема, - со вздохом заявил Борф, обращаясь к остальным старейшинам так, словно Вероники не было рядом.
- Но у неё светлая душа, доброе сердце и сильный характер, - ответил ему другой старейшина, Фёдор Матвеевич, и девушке вдруг захотелось постучать кулаком по столу и крикнуть: "Эй! Я всё ещё здесь!".
Почувствовав её настроение, Фёдор Матвеевич вдруг поднялся из-за стола, и махнув девушке рукой, сказал: - Пойдём, ангел мой, побеседуем!
- И ты, Сашенька, иди с нами! - обратился он к Алексу, всё это время тихо сидевшему в кресле.



***



Когда Фёдор Матвеевич вывел Алекса и Веронику из Тронного зала, среди старейшин вновь воцарилась тишина.
- Ну, что думаете? - не выдержав, прервала наконец это молчание Мария.
- Я думаю о том, что у них с Алексом будут красивые дети! - сделал вдруг заявление Борф. Эта неожиданная реплика была настолько не в его характере, что Мария и старейшины дружно расхохотались.
Борф замер в растерянности, не понимая, чем их так рассмешил. С чувством юмора у него всегда было туговато.
- Я имею в виду, что думаете о Веронике? - просмеявшись, спросила Мария.
- Наш человек, - прошипел Борф, кивая головой. - Но хлопот она нам ещё доставит! - уверенно добавил он.
- Она - Воин Света! - сказал своё мнение Иннокентий Михайлович, и остальные старейшины выразили согласие с ним лёгким кивком головы.
- И Слава Богу! - вздохнула с облегчением Мария.



***



Фёдор Матвеевич привёл их в примыкающую к залу небольшую уютную комнату с пушистым бежевым ковром на полу, уютным диванчиком и шестью креслами. Усадив молодых людей напротив себя, старейшина некоторое время сидел молча, лишь внимательно и задумчиво вглядываясь в лицо девушки. Вероника и Алекс не нарушали этого молчания, уютно расположившись в мягких креслах.
Вдруг они услышали, как в Тронном зале раздался взрыв смеха.
- Это они надо мной смеются? - поинтересовалась Вероника, озадаченно уставившись на старейшину. (- А с виду и не скажешь, что эти степенные пожилые люди на самом деле такие весельчаки! - с лёгким недоумением подумала она).
Фёдор Матвеевич, сам заинтригованный таким весельем, тут же своей энергетикой просканировал мысли старейшин. Он улыбнулся, когда понял, что этот смех был вызван неожиданной репликой мрачного, педантичного Борфа о том, что у Вероники с Алексом будут красивые дети.
(- А ведь он прав! - улыбаясь, думал старик, глядя на ребят. - Они действительно очень красивая пара!).
- Они смеются не над тобой, а над Борфом! - успокоил он Веронику.
- Над Борфом? - пришёл черёд удивляться Алексу, хорошо знающему ворчливый характер этого старейшины, напрочь лишённого чувства юмора. - И чем же он их так рассмешил?
- Одной очень не свойственной для него репликой! - туманно ответил Фёдор Матвеевич, и, ничего больше не объясняя, задал вопрос Веронике:
- Как ты думаешь, в чём заключается смысл твоей жизни?
- Наверное, в совершенствовании, - не очень уверенно ответила она после небольшой паузы, во время которой обдумывала этот вопрос.
- Вопросы смысла жизни и места человека во Вселенной являются главными при духовном совершенствовании, - отметил старейшина. - Смысл жизни человека - это непрерывное самосовершенствование его души. Душа вечна, меняются только физические оболочки, то есть физические тела. Такое понимание понятия души очень важно: оно избавляет человека от страха смерти.
Наблюдая за тем, как внимательно слушает его девушка, Фёдор Матвеевич стал объяснять ей азы того, о чём должен помнить каждый Воин Света:
- Каждое действие во Вселенной есть результат предшествующей причины и в то же время - причина последующего действия. Получается непрерывная цепь причин и следствий, которая в осуществлении представляет собой жизнь Вселенной. Отсюда - значение кармы как закона причинности. Если ты останешься с нами, Вероника, то ещё не раз вспомнишь о законе кармы. Ты будешь вспоминать о нём каждый раз, нейтрализуя, а иногда - убивая маньяков, садистов, насильников и убийц, воров и мошенников.
- Всё имеет свою причину, Вероника, - продолжил старейшина после небольшой паузы, давая девушке время немного осознать полученную информацию. - Каждая наша мысль, каждое наше чувство и поступок идут из прошлого и влияют на будущее. Ты должна помнить об этом, принимая решение о том, остаться тебе с нами или нет, поскольку это решение коренным образом изменит всю твою судьбу, - подвёл итог длинному монологу Фёдор Матвеевич. - И не только твою, - тихо добавил он.



***



Всё это время Вероника и Алекс тихо сидели в креслах и внимательно слушали старейшину. И после того, как Фёдор Матвеевич сказал всё, что считал нужным, он поднялся, и улыбаясь, жестом пригласил их к выходу, давая понять, что аудиенция закончена.
Он уже понял всё, что хотел узнать. Во время своей лекции, осторожно и незаметно сканируя мозг Вероники, он лишний раз убедился, что старейшины не ошиблись. Судьба Ордена в скором времени действительно окажется в руках этой хрупкой милой девушки, и само существование их организации будет зависеть от её поступков. (- Причина и следствие, - грустно подумал он. - Причина и следствие...).



***



- Сделай лицо проще! - улыбнулся Алекс, когда они покинули Тронный зал.
- Я просветляю свой разум! - полушутя-полусерьёзно ответила ему Вероника.
- Думаю, твоему просветлению поможет свежий воздух, - уверенно заявил он с улыбкой. - Пойдём прогуляемся!
Взяв девушку за руку, Алекс отвёл её вначале в её комнату, где она надела свой плащ, а потом - в свою, где он накинул на себя кожаную куртку.
Комната Алекса была точной копией комнаты Вероники, за исключением того, что стены были выкрашены в белый цвет с серебристыми вкраплениями, а кровать - застелена белым покрывалом.
В его комнате, как и в комнате Вероники, висела книжная полка. Вот только у Алекса она не пустовала, а была заставлена книгами. Вероника подошла поближе, и стала их просматривать.
Скажи мне, что ты читаешь, и я скажу, кто ты! - вспомнила она популярную библиотечную поговорку. У Алекса на полке стояли книги по философии, истории, оккультизму, физике и химии.
"Концепция физического времени Козырева с точки зрения современной теоретической физики", - прочитала она заголовок одной из книг.
- Ты ещё и читать умеешь? - подколола она его.
- Нет, я только картинки разглядываю! - рассмеялся Алекс. - Я люблю книги, - объяснил он, и с хитрой улыбкой добавил: - Но ещё больше я люблю библиотекарей!
- А Павел Сергеевич знает о твоих чувствах? - сделав серьёзно-озабоченное лицо, поинтересовалась Вероника, и улыбнулась, увидев, как расхохотался Алекс.
- Боюсь, он не в моём вкусе!
- И что же тебя в нём не устраивает?
- Размер бюста! - засмеялся Алекс. - Зато у тебя такой... Такой... - сделал небольшую паузу Алекс, с хитрой улыбкой наблюдая за тем, как удивлённо девушка вскинула брови, и со смехом закончил фразу: - Богатый внутренний мир!



***



Когда Алекс вывел её на улицу, Вероника оглянулась по сторонам. Особняк Ордена был окружён высоким забором, из-за которого со всех сторон выглядывали плотные ряды багряно-жёлтых деревьев, залитые мягким осенним солнцем. Воздух был наполнен такой чистотой и свежестью, что девушка даже остановилась на пару минут, с удовольствием вдыхая этот запах леса.
- Хорошо здесь, правда? - спросил её Алекс, с мягкой улыбкой наблюдавший за её реакцией. - С городом не сравнишь!
Взяв Веронику под руку, Алекс привёл её в ангар, расположенный рядом с особняком Ордена.
- Это наш гараж, - объяснил он, показывая на стройные ряды машин разных цветов, марок и размеров.
- А это - моя машина, - с гордостью произнёс Алекс, подводя девушку к шикарному красному Феррари.
- Ух ты! - не удержалась от восторженного возгласа Вероника. Раньше она видела такие машины только в кино.
- Если останешься с нами, в Ордене, - я научу тебя на ней ездить! - серьёзно пообещал Алекс.
- Ты с ума сошёл! - скептически усмехнулась Вероника.
- Машина бронированная, - улыбнулся Алекс. - Стёкла - бронированные, откидной верх - из кевлара, а корпус - из такой прочной брони, что даже танк позавидует! Правда, скорость из-за утяжеления конструкции немного хромает, но зато на такой машине можно и в огонь, и в воду! - с гордостью и со знанием дела пояснил он.
- Ну, садись, красотка! - улыбнулся Алекс, открывая перед ней дверцу и усаживая девушку на сиденье.
- Здесь тихо, как в аквариуме! - отметила она, наблюдая, как Алекс заводит мотор и выводит машину из гаража.
- Поехали кататься, рыбка моя! - весело подмигнул он Веронике.



***



Откинувшись назад на удобное сиденье в расслабленной позе, Вероника наблюдала, как охранники открыли перед ними ворота, и машина помчалась по ровной просёлочной дороге, аккуратно выложенной бетонными плитами.
За окном проносились стройные, неизменно зелёные, ели, изящные жёлтые берёзы, нарядные красные осины и рябины. Веронике казалось, что деревья танцуют, повинуясь прохладному ветерку - хореографу.
Наблюдая осеннее буйство красок, залитое весёлым солнцем, из шикарного Феррари, за рулём которого сидел мужчина её мечты, Вероника вновь подумала, что всё происходящее с ней в последнее время - это просто прекрасный сон.
(- Это слишком хорошо, и слишком невероятно, чтобы быть правдой! - думала она, вглядываясь в красивый мужественный профиль своего нового знакомого).
- Реальность порой оказывается удивительнее самого невероятного вымысла! - уловив её мысли, с улыбкой отметил Алекс.



***



Приехав в город, Алекс оставил машину на первой же попавшейся на пути парковке, и повёл девушку на прогулку. Держась за руку Алекса, Вероника молча шла рядом с ним.
Чувствуя всё, что происходит в её душе, и понимая, в каком смятении находятся её мысли, Алекс не нарушал этого молчания. Так они неторопясь, прогулочным шагом прошли пару кварталов.
- Кажется, шестидесятые снова в моде! - пробормотал Алекс, увидев идущего им навстречу обросшего парня с молодёжной причёской и в модной яркой одежде. Поравнявшись с этим франтом, Алекс одним молниеносным резким ударом нокаутировал его, сломав парню нос.
- Тебе что, его причёска не понравилась? - воскликнула пораженная Вероника.
- Нет, - улыбнулся Алекс. - Просто это - вор-карманник, и он только что обокрал одну пожилую женщину, - объяснил он ситуацию, нагибаясь к поверженному воришке, и вытаскивая из его нагрудного кармана потрёпанный женский кошелёк.
- Как тебе не стыдно! - с укором произнёс Воин Света, погрозив пальцем скорчившемуся на земле от боли парню. - Ещё раз сделаешь подобное - убью! -предупредил Алекс таким тоном, что парень в испуге тут же энергично закивал головой, всем своим видом изображая, что он понял это предупреждение и искренне раскаивается во всех своих дурных поступках.
- Пойдём, - сказал Алекс Веронике, беря её под руку, и повёл девушку дальше.
Когда они подошли к троллейбусной остановке, Вероника увидела рыдающую пожилую женщину, которая стояла рядом с коммерческим ларьком, и прикрыв лицо худыми руками, тихо плакала. В украденном кошельке была вся её пенсия, только что полученная на почте.
- Бабушка, это не вы потеряли? - поинтересовался Алекс, подходя к старушке и протягивая ей кошелёк. Убедившись, что все деньги на месте, пенсионерка уставилась на Алекса и Веронику как на своих спасителей.
- Спасибо, ребятки! - всхлипнула она.
Наблюдая на лице этой бабушки, прошедшей через войну, голод и нищету выражение такой благодарности, от которой сжималось сердце, Вероника поймала себя на мысли о том, что именно в этот момент она приняла твёрдое решение. Окончательное и бесповоротное. Она останется в Ордене. Останется для того, чтобы помогать несчастным, беспомощным и беззащитным людям. Таким, как эта милая бабуля.
- Вам надо быть осторожнее, бабушка, а то так недолго и без пенсии остаться! - хитро подмигнул Алекс, и Вероника успела заметить, как едва уловимым движением фокусника он подкинул в карман этой пожилой женщины стопку сложенных пополам купюр.
- Да хранит вас Господь! - перекрестила их бабушка и ещё долго с благодарностью смотрела им вслед, прижимая старческими руками к груди вновь обретённый потрёпанный кошелёчек.



***



Вечером, вернувшись с прогулки, Вероника сказала о своём решении Марии и Алексу.
- Я хочу остаться с вами! - уверенно произнесла девушка.
- Ну Слава Богу! - с облегчением и радостью выдохнули они оба чуть ли не в один голос.
- С завтрашнего дня Алекс станет твоим тренером. Он научит тебя всему, что знает сам, - сказала Мария, улыбаясь.
- Я очень рада, что ты решила остаться с нами! - искренне добавила женщина, с любовью и теплотой вглядываясь в глаза племянницы. - Теперь всё будет хорошо!
- Ты не против, Вероника, если мы иногда будем называть тебя сокращённо - Никой? - после небольшой паузы, спросила женщина.
- Может, сразу - Никитой? - хитро улыбаясь, предложил Алекс.
- Ника - это богиня победы в Древней Греции, - объяснила Мария. - Часто так называли богиню Афину. В афинском Акрополе есть храм, посвящённый Нике. Статуи Ники в виде спускающейся с небес вестницы богов воздвигались в честь победы на войне, в спортивных и художественных соревнованиях.
- Я не против! - улыбнулась Вероника.
- Отлично! - улыбнулась ей в ответ Мария. - Итак, Ника, завтра с утра Алекс отвезёт тебя на твою бывшую работу, в библиотеку, где ты напишешь заявление об уходе. Не волнуйся, никаких проблем не будет, с директором библиотеки мы уже договорились! - успокоила она девушку, опередив своим ответом её вопрос.
- Затем Алекс отвезёт тебя в твою бывшую квартиру, в общежитие, откуда ты заберёшь самые дорогие твоему сердцу, самые важные для тебя вещи. А потом - вы прокатитесь по магазинам, в которых ты купишь себе необходимую одежду и обувь. Постарайся выбирать не только красивые, но и практичные вещи. Рекомендую купить джинсы, кожаные брюки, юбку, плащ и куртку, которые можно легко отряхнуть от земли, крови и грязи, обтягивающие водолазки, свитера и блузки - чтобы их рукава ни за что не цеплялись, а обувь, помимо кроссовок - советую покупать на шпильках. Обувь на шпильках - лучший друг девушки, проверено опытным путём, - улыбнулась Мария. - Эти шпильки могут превращаться в отличное оружие, особенно при ударе противника в пах! - с ироничной улыбкой поделилась она своим опытом.
- Обязательно купи спортивки, футболки и кроссовки, в которых ты будешь тренироваться в спортзале. И с завтрашнего вечера для тебя начнётся время интенсивных тренировок. Я очень рада, что ты осталась с нами, Вероника! - с искренней улыбкой завершила монолог Мария. Ещё раз обняв девушку, парапсихолог дала последние указания:
- А сейчас идите поужинайте, и отправляйтесь по своим комнатам - отдыхать. Завтра у вас будет напряжённый день.



***



Когда на следующий день Алекс привёз Нику в библиотеку, - девушка убедилась, что Мария была права и никаких проблем действительно не возникло. В отделе кадров ей без лишних вопросов дали написать заявление об уходе, и, кинув прощальный взгляд на ровные ряды стеллажей и знакомые до боли стены, в которых она проработала столько лет, Ника покинула место своей бывшей работы.
Следующим по плану было общежитие. Поднимаясь по обшарпанной лестнице на свой шестой этаж, Вероника испытывала целую бурю чувств. Волнение и гнев на бывшего гражданского мужа переполняли её душу. Она понятия не имела, как ей вести себя, если она вдруг встретится сейчас с Ильёй.
Алекс, спокойно поднимающийся рядом с ней по ступенькам, уверенно взял её за руку.
- Не волнуйся, - я рядом! - приободрил он девушку, чувствуя всё, что с ней происходит.
- Только бы его сейчас не оказалось дома! - прошептала Вероника, поворачивая ключ в замке.
Но её надежды не оправдались. Илья валялся на диване, и бренча на гитаре, тихо напевал себе что-то под нос.
- Ну и где ты шлялась? - с возмущением воскликнул он, увидев входящую в комнату Веронику. Когда же он увидел и Алекса, то лицо Ильи расплылось в понимающей ухмылке.
- Поздравляю, Вероника! Ты нашла мне достойную замену! - с наглой усмешкой произнёс Илья, демонстративно разглядывая Алекса.
- А я то думал, что ты у нас одна такая честная! Святую из себя корчила, а на самом деле оказалась обычной шлюхой!
Вероника не успела даже открыть рот, чтобы что-либо возразить, как Алекс уже бросился на её бывшего гражданского мужа, и с такой силой ударил его в ухмыляющееся лицо, что Илья, отлетев назад на пару метров и ударившись вдобавок головой об острый угол прикроватной тумбочки, вырубился в глубоком нокауте.
- Теперь он тебя больше не побеспокоит! - спокойно произнёс Алекс, "нейтрализовав" противника. - Не бойся, он жив! - ответил он на её немой вопрос, видя испуг в глазах девушки.
- Собирай вещи, а я пока разберусь с этим мусором! - с иронией кивнул он на неподвижное тело.
Вероника подошла к шкафу и достала из него большую сумку. Пока Алекс говорил с кем-то по мобильному телефону об Илье, она принялась складывать свои любимые футболки, джинсы, шкатулку с недорогими, но милыми сердцу украшениями, пару забавных картинок в рамке, подаренных ей друзьями на День рождения, и все свои документы. Немного подумав, она приложила до кучи ещё и милого плюшевого медвежонка.
- Мне подарили его в детдоме, - пояснила она, заметив снисходительный взгляд Алекса и его мягкую улыбку.
- Всё сложила? - спросил он.
- Кажется, - пожала плечами Вероника, озираясь вокруг.
- Не волнуйся, о нём позаботятся! - успокоил её Алекс, увидев, что взгляд девушки остановился на неподвижном теле её поверженного бывшего друга.
- Ну, пошли! - с улыбкой сказал Воин Света, поднимая с пола дорожную сумку с её вещами. Взяв Веронику за руку, он повёл её из квартиры.
- Это похоже на сон! - думала девушка, выходя вслед за Алексом и кидая прощальный взгляд на комнату, в которой прожила 7 лет.



***



- Это похоже на ночной кошмар! - мрачно подумал Илья, с трудом приходя в сознание. Липкий туман в его раскалывающейся после нокаута голове постепенно рассеивался, и тряхнув длинными светлыми волосами, он обнаружил, что сидит на стуле в каком-то казённом кабинете, а его холёные музыкальные руки заведены за спину и скованы наручниками.
Сидящие напротив него за письменным столом двое человек в милицейской форме с любопытством разглядывали приходящего в себя "клиента".
- Давай знакомиться, - спокойно произнёс один из них, когда увидел, что Илья с осмысленным удивлением озирается по сторонам. - Я - старший оперуполномоченный 22-го Отделения милиции Дмитрий Павлович Полунин. А рядом со мной - мой коллега, следователь Николай Сергеевич Осипов.
- Что происходит? Зачем вы меня сюда притащили? Почему я в наручниках? Это какое-то недоразумение! Отпустите меня немедленно! - потребовал Илья.
- Ну, что, дружок, доигрался? Ты у нас идёшь как подозреваемый в сериях изнасилований в лифтах. Волна серийников в последнее десятилетие просто захлестнула наш город, прямо бедствие какое-то. Вот к какой-нибудь серии мы тебя и припишем! Нам надо статистику поднимать, понимаешь! - извиняющимся тоном объяснил следователь.
- Да вы что, ребята? - не на шутку перепугался Илья. - Какие изнасилования? Да я в жизни даже мухи не обидел!
- Значит, ты утверждаешь, что ты у нас добрая душа - и котёнка пригреешь, и бездомную собачку пожалеешь? - уточнил следователь.
- Конечно! - энергично затряс головой Илья.
- Пиши, Колян, - обратился Дмитрий Павлович к коллеге. - Совершение насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних, отягощённое зоофилией, в скобочках - скотоложеством, - невозмутимо продиктовал следователь.
- Да вы что, ребята, совсем охренели? - от такого поворота событий у Ильи даже отвисла челюсть, и он в панике переводил взгляд с одного следователя на другого. - Вы что, придурки?
- Добавь, Колян, - "сопротивление милиции при аресте и оскорбление милиционера при исполнении" - невозмутимо отреагировал на эту реплику Дмитрий Павлович.
- Вы не имеете права! Я требую адвоката! - заявил Илья.
- Адвоката? - улыбнулся следователь. - Желание клиента - для нас закон! - произнёс он с такой улыбкой, которая не предвещала задержанному ничего хорошего.
- Где у нас сейчас Адвокат? - уточнил он у своего коллеги, что-то деловито строчившего в каких-то бумагах.
- Рецидивист Авдонин по прозвищу Адвокат? В третьей камере, для особо опасных. Там сидят ещё двое задержанных за зверские убийства.
- Насколько я помню, в этой камере четыре койки, не так ли? - с ироничной улыбкой уточнил Дмитрий Павлович.
- Да! - утвердительно кивнул в ответ Николай, с интересом наблюдая за тем, как побледневший "подозреваемый" в панике переводит взгляд широко раскрытых от ужаса глаз с одного следователя на другого.
- Значит, можно считать, что теперь эта камера полностью укомплектована! - иронично улыбаясь, подвёл итог Дмитрий Павлович.
- Это произвол! Я невиновен! - в ужасе заверещал Илья.
- А это уже суд будет решать! - спокойно ответил следователь, по-отечески похлопав его по плечу. - Уводите! - кивнул он двум милиционерам, стоящим у дверей.
После того, как упирающегося, до смерти перепуганного Илью вывели из кабинета, следователи дружно расхохотались.
- Думаю, теперь можно звонить Алексу и сообщить ему, что мы проучили этого придурка по полной программе!



***



- Всё понял! Спасибо, ребята! - произнёс Алекс по мобильному телефону и с широкой улыбкой повернулся к Нике.
- Илью посадили на трое суток. Местные ребята поучат его уму-разуму, собьют с него спесь и привьют чувство верности! - с иронией объяснил он девушке, припарковывая свой красный Феррари у огромного сверкающего универмага.
- Так ему и надо! - со злорадством произнесла Ника. Она понимала, что могут сделать с Ильёй его сокамерники, но не испытывала к нему ни капли жалости.
- Надеюсь, его длинные волосы и изящные нежные руки придутся им по вкусу! - мстительно усмехнулась она.
- А ты, оказывается, роковая женщина! - рассмеялся Алекс. - Пойдём, красотка, прибарахлимся! - весело заявил он, выводя Нику из машины. Взяв её за руку, он повёл её в универмаг.
- В твоём распоряжении кредитка на три тысячи долларов, и сегодня ты должна потратить всё до копейки! Так распорядилась Мария, - объяснил он Нике, бросившей на него взгляд, полный изумления и недоверия.
- Ты можешь покупать всё, что тебе понравится - любую одежду, обувь, сумочки и косметику. Но не забывай, что купленная тобой одежда и обувь должна быть не только красивой и сексуальной, но и практичной, так как именно в ней тебе придётся охотиться на маньяков и убийц, - с лёгкой улыбкой напомнил он девушке.
- Это просто прекрасный сон! - тихо произнесла Ника, робко проходя мимо выставленных стильных футболок, модных джинсов, красивых курток, изящных плащей и элегантных сумочек. От всего великолепия этих товаров, но ещё больше - от возможности их приобрести, - у неё просто перехватило дыхание.
- Ну же, смелее! - мягко подтолкнул её Алекс, с улыбкой наблюдавший за её реакцией.
Чувствуя себя ребёнком, попавшим в магазин игрушек, с сияющими глазами, Ника принялась отбирать понравившиеся ей вещи.
Всё происходящее казалось ей чудесным, невероятным сном, воплощением её давней, несбыточной, как ей казалось когда-то, мечты.
- Я в раю! - с восторгом думала она, озираясь по сторонам.



***





- Я в аду! - с ужасом думал Илья, когда милиционер пропихнул его внутрь камеры и стал запирать за ним решётку. Трое амбалов с лицами, не отягощёнными присутствием интеллекта, тут же с интересом обступили новичка.
- Ну что, попался, противный? - поинтересовался один из них со сладострастной ухмылкой, почёсывая грязными, сплошь покрытыми татуировками руками жирное брюхо.
- Выпустите меня отсюда! - пронзительный крик Ильи воем разнёсся по коридорам 22-го отделения милиции.
- Да ты не бойся, дурашка, мы тебя не обидим! Чего ты так верещишь? Может, тебя чем-то не устраивает наше общество? - угрожающе поинтересовался амбал.
- Выпустите меня! Я всё скажу! Я во всём признаюсь! Три года назад я ограбил магазин! Я хочу написать повинную! Я всё расскажу! Только выпустите меня отсюда! - завыл Илья под дружный гогот своих сокамерников.
- Говоришь, напишешь признание об ограблении магазина? - уточнил милиционер, вновь подходя к клетке, куда только что запихнул этого новенького.
- Я всё подпишу, только выпустите меня! Меня хотят изнасиловать! - рыдал Илья, пока страж порядка открывал дверь, чтобы отвести к следователю очередного раскаявшегося грешника.



***



- Я её сейчас изнасилую! - думал Алекс, изо всех сил стараясь сохранить на своём лице невозмутимое выражение и выдавливая из себя мягкую улыбку.
Он пожирал глазами Нику, которая в очередной раз вышла из примерочной в новом наряде. На этот раз на ней были коротенькие провокационные джинсовые шорты, облегающая белая майка с вызывающей надписью "No angel" и красивые полусапожки на высоком каблуке. Похоже, ей нравилось дразнить Алекса и она с улыбкой дожидалась его реакции.
- Ну как? - крутанувшись, игриво поинтересовалась она у оперативника Ордена, изо всех сил старающегося сохранить хладнокровие.
- Супер! - произнёс он и в знак одобрения поднял вверх большой палец.
- Отлично, значит - я это беру! - улыбнулась Ника и с сияющими от счастья глазами отправилась назад в примерочную, чтобы надеть следующий наряд.
С тяжёлым вздохом Алекс наблюдал, как она задёргивает шторку примерочной и подавил в себе дикое желание проникнуть туда, схватить её в объятия и...
Что будет после этого "и...", - он не успел облечь в мысленную форму, поскольку у него внезапно зазвонил мобильный.
- Слушаю! - немного нервно произнёс Алекс, обрадованный возможностью хоть чем-то отвлечься от этой красивой сексуальной нимфы. - Вот как? - удивился он услышанному и расхохотался.
Когда Ника вышла из примерочной, на этот раз облачённая в чёрные кожаные брюки, облегающую водолазку тигровой расцветки и сапоги такой же расцветки на шпильках, - он уже едва себя сдерживал.
- Илья признался следователям в том, что три года назад он совершил преступление - ограбил магазин с музыкальными инструментами. Ты знала об этом? - чуть хрипловатым голосом поинтересовался он у девушки.
- Так вот откуда у него взялась электрогитара, - задумчиво произнесла Ника, вспоминая события трёхлетней давности. - Он говорил, что это - подарок его друзей, но я никогда в это не верила, так как его друзья - такие же балбесы, лентяи и бездельники, как и он сам, и ни у кого из них не было столько денег, чтобы сделать ему такой подарок.
- Теперь он получит по заслугам, - отметил Алекс.
С трудом дождавшись, когда Ника наконец закончит покупки, он расплатился в кассе, отнёс приобретённые вещи в машину и отвёз девушку на новое место жительства, в Орден Света.



***



Вечером Алекс привёл Веронику в спортзал.
- Итак, красавица, сегодня у нас с тобой первый урок. Урок номер один - ДОВЕРИЕ, - отметил он с улыбкой.
-Ты должна доверять мне, Ника! Доверять везде, всегда и во всём, безоговорочно! Если я скажу тебе прыгнуть с моста, - ты должна прыгать, если скажу пригнись - ты должна пригнуться! - заявил он.
- А если скажешь - раздевайся и ложись... - с иронией начала фразу Ника.
- Ты должна будешь раздеться и лечь! - совершенно серьёзно закончил за неё Алекс. - Доверие - это единственное и самое главное правило, которое ты не должна нарушать! Пойми, от этого будет зависеть твоя жизнь! Да и моя тоже!
Он подвёл её к стулу, одиноко стоящему в углу спортзала, рывком отодвинул его от стены, и подхватив Нику на руки, словно пушинку, поставил на этот стул.
- Мне что, теперь стихи читать? - удивилась девушка
- Нет! - улыбнулся Алекс. - Падай назад! - приказал он, встав прямо перед девушкой и глядя ей в глаза.
- Что? - воскликнула Ника. - Я же ушибусь!
- Ты должна мне доверять, Ника! - вновь повторил он. - Падай!
- Ты садист! - заявила Вероника. Её чувство гордости взяло верх над страхом, и закрыв лицо руками, она оттолкнулась от стула и прыгнула вниз спиной вперёд, ожидая, что плюхнется сейчас навзничь на татами. Но вместо этого она приземлилась на сильные, надёжные руки нового друга и учителя. Пока она летела вниз, Алекс за доли секунды успел обогнуть стул и подхватить её в свои крепкие объятия.
- Какой ты шустрый! - удивилась девушка.
- Я - шустрый садист! - улыбнулся в ответ Алекс, продолжая держать девушку на руках.
- Прости! - смущённо пробормотала Вероника. Её зелёные глаза встретились с его серыми, и они оба замерли, не в силах оторвать взгляд друг от друга.
- Ладно, переходим к следующему пункту нашей тренировки, - чуть хрипловатым голосом произнёс наконец Алекс, медленно, словно с неохотой, опуская девушку на землю. - Сделаем разминку, а потом - немного поколотим грушу.



***



Для Вероники начались дни интенсивных тренировок. С утра, после завтрака - в её комнате Алекс обучал Нику различным техникам аутотренинга. Потом - они шли в библиотеку, где с помощью книг он знакомил её с различными видами паранормальных существ (полтергейст, вампиры, призраки, домовые и т.д.) и способам их нейтрализации.
Затем - они спускались в столовую на обед, после которого Ника шла к старейшине на лекции по биоэнергетическим способностям человека, а Алекс отправлялся по своим делам.
Помимо лекций, старейшина своим даром воздействовал на энергетические чакры девушки, активизируя их и развивая её дар телепатии, телекинеза и ясновидения.
После лекций у старейшины они с Алексом снова встречались в спортзале, где он обучал её технике и тактике боя. Программа обучения Ники была очень разнообразной, и включала в себя: философию и психологию боевых искусств; освобождение от захватов; технику ударов, блоков, уклонов, подсечек, бросков, падений; владение ножом, мечом, шестом, метание сюрикенов; владение огнестрельным оружием; использование обычных предметов и элементов одежды в бою; изготовление и обезвреживание бомб и зажигательных смесей; вождение мотоцикла и автомобиля; и многое, многое другое.
Во время тренировок рукопашного боя то и дело звучали его указания:
- Не будь прямолинейной, работай корпусом!
- Не отвлекайся!
- Бей по точкам!
- Не отводи локти в стороны!
А указания Алекса "быстрее!", "резче!" и "сильнее!" звучали настолько часто, что даже стали сниться Нике во сне.
Алекс гонял её по "полной программе", не давая ей спуску, повторяя при этом, что от этого будет зависеть её жизнь:
- Надо отрабатывать удары, блоки, отходы, подсечки и броски с максимальной силой и скоростью. Так как успеха можно добиться только работая НА ПРЕДЕЛЕ, изо всех сил, и даже выше предела. Только работая до изнеможения можно добиться результатов. В противном же случае вся техника будет в бою бесполезной и бессмысленной, несмотря на всю её красоту. Пусть удар или приём будет не слишком красивым и изящным, но он обязательно должен быть очень мощным, быстрым и эффективным, чтобы принести победу. Твой противник не должен даже понять, отчего он умирает, Ника!
К концу дня девушка обычно уставала настолько, что у неё еле хватало сил, чтобы, цепляясь за Алекса, добрести до столовой, чтобы поужинать, а потом - всё так же цепляясь за своего друга и тренера, - доковылять до своей комнаты. Она знала, что утром всё её тело, каждая мышца будет жутко болеть, и без боли она не сможет сделать ни единого движения, даже пошевелить пальцем. С этой проблемой ей всегда помогал справляться Алекс, который каждое утро, после того, как она просыпалась, своим даром, своей энергетикой в буквальном смысле исцелял её.



***



Так в тренировках пролетал день за днём. Прошла уже неделя с тех пор, как Ника попала в Орден, и она всё чаще с гордостью отмечала, что делает довольно большие успехи. Немалая заслуга в этом принадлежала и Алексу, который оказался очень терпеливым наставником. Он стал её учителем, тренером и другом. Что, впрочем, не мешало ему постоянно подшучивать над своей подопечной...



***



- Ты должна моментально выполнять все мои команды! - отчитывал её Алекс во время очередной тренировки в спортзале, когда Ника не сразу отреагировала на его приказ "Отжаться!"
- Команды? - удивилась Ника. - Я что, твоя собачка?
- Нет, но иногда мне кажется, что ошейник тебе бы не помешал! - улыбаясь, заявил он.
- Кем ты себя возомнил? Дрессировщиком? - возмутилась девушка.
- Дай подумать... - закатил глаза к потолку Алекс, словно размышляя над нелёгким вопросом. - Нет! - ответил он наконец с улыбкой. - Я являюсь твоим мудрым и терпеливым учителем! - с улыбкой подвёл он итог своим размышлениям. - Очень терпеливым! - добавил он.
- Ну прямо Мать Тереза! - съязвила девушка. - А секс в твои услуги входит? - пытаясь подколоть Алекса, спросила она с иронией.
- Желание красавицы для меня - закон, - рассмеялся Алекс, - Тариф стандартный, но для тебя сделаю скидки, - продолжал он прикалываться над девушкой. - Тебе не кажется, что ты слишком часто думаешь о сексе? Может, ты нимфоманка?
- Откуда ты знаешь, о чём я думаю? - обидевшись, задала глупый вопрос Ника.
- Не забывай, что я телепат! - с хитрой и довольной улыбкой напомнил ей Алекс. Внезапно у него на поясе запищал мобильник. "Наша служба и опасна и трудна. И на первый взгляд как будто не видна..." - узнала Ника мелодию. Бросив взгляд на дисплей, Алекс понял, кто ему звонит, и его лицо тут же стало серьёзным.
- Продолжай тренировку! Я скоро вернусь, - кивком головы он показал девушке на грушу и вышел из спортзала.
Реплики Алекса привели девушку в бешенство, и после того, как он удалился, она с яростью принялась колотить грушу, давая выход эмоциям.
- У тебя что, ПМС? - услышала она насмешливый голос у себя за спиной.
Этот голос показался ей смутно знакомым, и через секунду в её голове возник образ из недавнего прошлого - мужчина в тёмном плаще, стоящий на краю канавы в свете фонарей в ту ночь, когда её похитили.
Ника остановилась и оглянулась. В дверях спортзала, прислонившись спиной к дверному косяку и держа в руках бутылку с пивом, стоял симпатичный брюнет, в чёрных джинсах и чёрной майке, которая подчёркивала его накачанные мышцы. Он с насмешкой разглядывал девушку.
- Иди к чёрту! - без лишних предисловий послала Ника этого новоявленного гинеколога.
- Я там уже был, детка. - С этими словами незнакомец поставил уже пустую бутылку на пол, и слегка пошатываясь (видимо, пиво было не единственным алкогольным напитком, который он пил сегодня), подошёл к Нике. Одним молниеносным движением он повалил её на татами, буквально пришпилив к полу. Своими руками он с силой прижал запястья девушки к полу чуть выше головы, придавив Нику сверху своим телом. Девушка попробовала вырваться, но поняла, что ей это не удастся.
Его лицо было буквально в сантиметре от её лица. Он с усмешкой смотрел Нике в глаза, дыша на неё винными парами.
- Алекс учит тебя стилю обкуренных хомячков? - с насмешливой улыбкой произнёс незнакомец. - Он не говорил тебе, что грушу надо бить, а не ласкать? Ласкают девушек, - с этими словами он стал целовать её лицо и шею.
(- Вот влипла! - думала Ника, безуспешно пытаясь увернуться от настойчивых горячих губ незнакомца. - Интересно, у них здесь такая традиция - ложиться на девушку сверху при первой встрече?).
- А боксёрскую грушу нужно бить, - после поцелуев невозмутимо продолжил он. - Я покажу тебе, как это делается. - С этими словами он внезапно отпустил её, вскочил на ноги и принялся с яростью колотить грушу руками и ногами.
Ника поднялась с татами и, потирая запястья, с удивлением стала наблюдать за незнакомцем. Его удары были настолько сильными, что ей казалось, что он вот-вот разорвёт эту грушу на части. Потом он так же внезапно остановился, развернулся к девушке и с усмешкой спросил: - Ты всё поняла, детка?
- Дмитрий! - Ника услышала резкий окрик Алекса. - Что ты тут делаешь?
- Тренирую твою новую напарницу, - с издёвкой произнёс Дмитрий. - Она будет прекрасным прикрытием для тебя в бою... в качестве живого щита! Впрочем, вижу, что ты тоже готов прикрыть любую часть её тела, - усмехнулся он.
Мужчины встали друг против друга и какое-то время молча смотрели друг другу в лицо. На лице Дмитрия Ника видела выражение ярости, которую он прятал за усмешкой. А лицо Алекса выражало ледяное спокойствие.
- Они сейчас подерутся, - подумала Ника. И была права.
Первым нанёс удар Дмитрий, пытаясь кулаком ударить Алекса в лицо. Тот молниеносно увернулся, и началась схватка. Ника с удивлением смотрела на дерущихся мужчин. Их удары друг другу были настолько быстрыми, точными и сильными, а блоки, уклоны и подсечки - настолько молниеносными, что Ника даже невольно залюбовалась их техникой боя.
- Наверное, нужно позвать кого-нибудь на помощь, чтобы разнять их, - подумала она, опомнившись наконец после того, как Алекс в прыжке ногой разбил Дмитрию нос. - Пока они не убили друг друга...
- Прекратите немедленно! - услышала Ника резкий окрик Марии, которая появилась в дверях спортзала. Выражение её лица было ледяным, только из глаз парапсихолога вылетали молнии.
К удивлению Ники, этого окрика оказалось достаточно, чтобы остановить дерущихся. Дмитрий в это время уже сидел верхом на Алексе, лежащем на татами, пытаясь задушить его, а Алекс пытался оторвать руки Дмитрия от своей шеи. После окрика Марии мужчины словно застыли на мгновение, а потом Дмитрий медленно отпустил шею Алекса.
- Любовью займётесь потом, мальчики, - из глаз Марии по-прежнему летели молнии. - А сейчас Дмитрий, марш за мной! - скомандовала женщина.
Дмитрий так же медленно встал с Алекса, и, ни на кого не глядя, молча вышел вслед за Марией.
Алекс поднялся с пола, отряхивая на себе потрёпанную одежду, на которой виднелись капли крови Дмитрия из его разбитого носа.
- А в вашем Клубе Весёлых Друзей не соскучишься! - подошла к нему Ника. - Дай угадаю, это был твой лучший друг, и таким образом вы здесь развлекаетесь?
- И как, тебе понравилось шоу? - поинтересовался он, внимательно вглядываясь в лицо девушки.
- Неплохо, - с лёгким кивком головы и явным уважением в голосе ответила Ника.
- Проголодалась? - серьёзно спросил Алекс, и не дожидаясь ответа, взял её за руку и повёл к выходу из спортзала. - Пойдём сейчас переоденемся, а потом - спустимся в столовую, - надо немного подкрепиться.
- Как скажешь, Винни, - улыбнулась Ника, семеня за ним, как Пятачок за Винни Пухом.



***



Кроме Алекса и Ники посетителей в столовой не было, все столики стояли пустыми. (- Неудивительно, - подумала девушка, - ведь уже почти полночь). Алекс подвёл её к столику в центре зала, по-джентельменски отодвинул для Ники стул и с жестом, приглашающим присесть, торжественно произнёс:
- Прошу!
- Как мило, - с улыбкой заметила девушка. Алекс сел напротив неё.
К ним тут же подошёл официант и предложил меню. Ника заказала для себя большую порцию шоколадного мороженого и тёплый сладкий чай, а Алекс - мясной рулет и кофе. Какое-то время они ели молча.
- Почему Дмитрий так зол на тебя? - наконец нарушила тишину девушка.
- Если бы я знал! - с досадой произнёс Алекс. - Не имею ни малейшего понятия, какая муха его укусила!
- Но ведь ты же телепат! - удивилась Ника, - почему бы тебе не прочитать его мысли?
- Если бы всё было так просто! - вздохнул он. - Ведь Дмитрий не новичок, у него выстроен очень мощный энергетический барьер для защиты своих мыслей от посторонних. Даже я не смогу сломать этот барьер.
- Лёгок на помине! - проворчал Алекс, увидев Дмитрия в дверях столовой. (- Кажется, спокойно допить кофе уже не удастся, - подумал Алекс, внутренне приготовившись к новой драке).
Спокойным, уверенным шагом, уже не пошатываясь, Дмитрий подошёл к ним и, пододвинув свободный стул, сел за их столик. Его лицо было очень серьёзным, и, как показалось Нике, - немного печальным.
- Я должен извиниться перед тобой, Алекс, - после небольшого молчания, произнёс наконец, Дмитрий. На его волевом лице не было ни тени улыбки или насмешки, он говорил абсолютно серьёзно. - Я был просто не в себе. Мне действительно очень жаль, и я приношу тебе свои извинения.
Алекс и Ника, не ожидавшие подобного поворота событий, с удивлением уставились на Дмитрия.
- Мир? - спросил Дмитрий, протягивая Алексу руку.
- Мир! - после некоторой паузы ответил Алекс и пожал протянутую ему руку.
После крепкого мужского рукопожатия Дмитрий развернулся к девушке и сказал:
- Перед тобой я тоже должен извиниться, Вероника. Прости меня. Если хочешь - можешь дать мне пощёчину, это будет справедливо. - С этими словами Дмитрий наклонился вперёд, приблизив к Нике лицо. Его глаза были абсолютно серьёзны. Ника с удивлением отметила про себя, что от него уже не пахнет алкоголем, он был абсолютно трезв. Его нос, недавно разбитый, тоже был в полном порядке.
Какое-то время девушка остолбенело смотрела на его мужественное лицо, потом она наклонилась вперёд, приблизив своё лицо к лицу Дмитрия. На её губах появилась хитрая улыбка, а в глазах забегали чёртики. Она протянула руку вперёд и кончиками пальцев провела по его губам.
- Я не в обиде, - сказала Ника, улыбаясь. - У тебя довольно нежные губы. По крайней мере, теперь я знаю, как нужно ласкать девушек, - с лёгкой иронией произнесла она.
Ей было приятно заметить, что и Алекс, и Дмитрий в замешательстве уставились на неё.
После небольшой паузы Дмитрий искренне рассмеялся (в этом смехе уже не было ни насмешки, ни издёвки), и откинувшись назад, на спинку стула, произнёс:
- Кажется, мы с тобой сработаемся! - и в его глазах девушка увидела восхищение.
- Жаль вас покидать, ребята, но я должен идти, - сказал Дмитрий, вновь став серьёзным. - Я ещё раз приношу вам обоим свои извинения. - С этими словами Дмитрий встал, придвинул свой стул обратно к соседнему столику, и вышел из столовой.
- А ты времени зря не теряешь! - после паузы озадаченно произнёс наконец Алекс, глядя на Нику и пытаясь проникнуть в её мысли. Ему было очень интересно, что же произошло между Никой и Дмитрием в спортзале. - Не хочешь рассказать, что между вами было?
- Нет! - с хитрой улыбкой отрезала Ника. Ей было приятно видеть растерянность на лице Алекса. Ей всё же удалось отомстить ему за то, что недавно он довёл её до такого бешенства.
Она увидела, что Алекс пристально смотрит на неё и догадалась, что он пытается прочитать её мысли. В ответ на это Ника вспомнила его уроки и попыталась думать о чём-нибудь нейтральном. В её голове возник образ ночного города, огоньки домов, фонарей и проезжающих машин, отражающиеся в реке.
- Хочешь прогуляться по набережной? - спросил он, заглянув в этот образ.
- Сейчас? - удивилась девушка.
- Почему бы и нет, - ответил ей Алекс. - Пойдём возьмём мою куртку и твой плащ. Свежий воздух перед сном ещё никого не убил.
- Ой, не зарекайся! - улыбнулась девушка, вставая из-за стола. После всего того, что она увидела за время своего короткого пребывания в Ордене, - она уже поняла, что жизнь полна неожиданностей, и судьба любит преподносить сюрпризы.



***



Они медленно шли прогулочным шагом по городской набережной. Ника держалась за руку Алекса. Как красиво! - думала она, глядя на мерцание огоньков в воде. Огромная Луна и яркие звёзды оставляли невероятно красивое отражение на речной глади.
(- Рай для романтиков, - подумала Ника, оглядываясь по сторонам на ночной город). Прохладный осенний ветерок нежно теребил её золотистые локоны и приятно бодрил.
Какое-то время они шли молча. Наконец, Ника первой нарушила тишину:
- И всё-таки, почему Дмитрий так злился на тебя? У тебя нет никаких догадок? - спросила она Алекса. - И что, интересно, сказала ему Мария, что он так резко изменил своё поведение и даже пришёл извиняться?
- Я не знаю, Ника, - задумчиво ответил ей Алекс. - Я не раз пытался вызвать его на разговор, как-то объясниться. Но всё без толку. А ведь раньше мы были с ним настоящими друзьями. Этот заскок начался у него незадолго до твоего появления в Ордене. Он стал злым, агрессивным, просто неуправляемым. Стал встречать в штыки любое моё слово, с издёвкой комментировать любое моё действие. А ведь мы с ним кровные братья.
- Братья? - удивилась Ника.
- Да, но не родные, а кровные, - уточнил Алекс. - Нас обоих воспитала Мария. Дмитрий был первым, кого она, можно сказать, усыновила. Я же появился в Ордене лишь спустя год после него. Ему тогда было 10 лет. На его глазах бандиты пытали, а потом убили его мать и отца, обладавших даром телепатии и телекинеза, так как даже пытками не смогли склонить этих сильных и мужественных людей к "сотрудничеству". Родители Дмитрия не были членами нашего Ордена, но я думаю, что если бы они не погибли, то обязательно присоединились бы к нам. Воины Света попытались спасти их, но, к сожалению, опоздали. Они успели спасти только ребёнка. Дмитрия привезли в Орден как во временное убежище, чтобы через какое-то время официально устроить его в хороший детский дом. Но у старейшин появилось видение, что бандиты не оставят ребёнка в покое, за ним будут охотиться, так как он унаследовал дар от родителей. И его оставили в Ордене. Мария занялась его воспитанием и обучением. Она стала для него второй матерью. Впрочем, - после некоторой паузы добавил Алекс, - как и для меня.
- А как ты попал в Орден? У тебя тоже убили родителей? - с грустью спросила Ника, находясь под впечатлением от услышанного.
- Я рос в детдоме, и до сих пор не знаю, кем были мои настоящие родители, и почему они меня бросили. Я пытался выяснить это спустя много лет, уже находясь в Ордене, но мне так и не удалось узнать правду. Пока не удалось, - уточнил Алекс и после небольшой паузы продолжил рассказ.
- В том детдоме, в котором я рос, условия для детей были просто адскими. Воспитателям было наплевать на нас, мы росли, как сорняки. Когда я думаю о том времени, то вспоминаю постоянное чувство голода, холода, унижения и одиночества...
Алекс обратил внимание, с каким сочувствием смотрит на него Ника. (- А ведь она тоже выросла в детдоме, - подумал он). Ника слушала его очень внимательно, молча, не перебивая.
- Когда мне исполнилось 9 лет, - продолжил Алекс, - я заболел пневмонией... Очень сильно заболел... Воспитатели не сразу отвезли меня в больницу, но когда я всё же туда попал, то все уже были уверены, что спасти меня уже не удастся. Помню, как один из врачей и нянечка стояли возле моей кровати и тихо переговаривались, время от времени показывая руками в мою сторону. "Не жилец!" - услышал я тогда фразу из их разговора. Сказать честно, я и сам так думал. Я чувствовал, как уходят мои силы, что я просто угасаю. Температура за 40 сжигала меня изнутри.
После небольшой паузы Алекс продолжил: - Меня спасла Мария. Она пришла ко мне в палату вместе с одним мужчиной. Когда я впервые увидел их в дверях своей палаты, то был поражён их красотой. Мне показалось, что от них исходит сияние, и я решил, что это - ангелы, которые пришли ко мне, чтобы сопроводить на тот свет, - погружённый в воспоминания, улыбнулся Алекс. - Но мне не было страшно. Наоборот, когда я их увидел, - у меня появилось какое-то странное чувство, что теперь всё будет хорошо. Мужчина подошёл ко мне и положил свои руки мне на голову. Я почувствовал, как из его рук исходит какое-то тепло, которое постепенно окутало всё моё тело. Внезапно боль ушла, а с ней - и высокая температура. Этот мужчина словно вливал в меня жизнь. Мария стояла рядом и, улыбаясь, смотрела на меня. Уже через пять минут я почувствовал, что здоров. Единственное, что напоминало мне о пережитой болезни, - небольшая слабость, а в остальном - я был уже в норме. Вылечив меня, мужчина поднял меня на руки, Мария накрыла сверху одеялом, и они вынесли меня из палаты, посадили в машину и привезли в Орден. Мария стала заботиться обо мне. Она стала моей приёмной матерью и моим ангелом-хранителем.
- А кем был тот мужчина? - спросила Ника.
- Этот мужчина... - начал было отвечать Алекс, но не успел окончить фразу, так как на них напали.



***



Их окружили пятеро крутых с виду парней, в кожаных куртках, в цепях и татуировках. На вид им было около 20 лет, у всех был нездоровый, землистый цвет лица и расширенные зрачки. (- Наркоманы, под кайфом, - сделала вывод Ника). У одного из них в руках был пистолет, который он направил на Алекса. Холодная сталь оружия тускло поблескивала в свете Луны. В руках у других Ника заметила ножи и биту.
Несмотря на столь реальную угрозу, ей совсем не было страшно. Она уже видела, на что способен Алекс в бою, и в душе девушки царили спокойствие и уверенность, что её друг с лёгкостью расправится с ними. (- Эти придурки даже не подозревают, на кого напали! - подумала она с иронией)
- Деньги в кассу! - скомандовал тот, кто держал пистолет.
- Время приёма - с девяти до двенадцати, - ледяным тоном ответил Алекс, пристально глядя в глаза противнику.
- Ты гляди, он ещё и острит! - развеселился наркоман. - А тёлка ничего! Хочешь поразвлечься, детка? - заржал бандит, обращаясь к Нике с неприличным жестом. Внезапно его смех стих, так как его рука, держащая пистолет, дрогнула, и дуло медленно развернулось к его виску. - Какого чёрта! - только и успел он произнести с удивлением, как его собственный палец нажал на спусковой крючок и его мозги оказались на асфальте.
Его подельники на пару секунд застыли в шоке, чем и воспользовался Алекс, перейдя в наступление. Пока он "разбирался" с тремя наркоманами (- Избиение младенцев, - подумала Ника, наблюдая эту сцену), четвёртый решил напасть на Нику. Он двинулся на неё с ножом на перевес, но она опередила его, с такой силой ударив в пах ногой (- обувь на шпильках - лучший друг девушки, - вспомнила она слова Марии), - что наркоман согнулся пополам от боли, ловя ртом воздух словно рыба, выброшенная на берег, и рухнул на асфальт.
- Неплохо, - с улыбкой похвалил её Алекс, который уже успел отправить в глубокий нокаут всех своих противников.
Алекс достал мобильный телефон и набрал номер Ордена. - Нужно почистить, - услышала Ника его разговор. - Один к четырём, - лаконично сказал он ребятам из отдела зачистки, и коротко объяснил, куда надо подъехать.
- Что означает один к четырём? - не поняла Ника.
- Это значит, что один убит, четверо нейтрализованы, - объяснил ей Алекс. - Нельзя говорить о трупах по телефону в открытую. Телефон может быть на прослушке.
С ироничной усмешкой на лице Алекс подошёл к поверженным противникам. На поясе у одного из них висели наручники. Алекс снял их с поверженного противника, а затем подтащил к этому наркоману придурка, напавшего на Нику. Алекс перевернул неподвижно лежащего на асфальте наркомана на живот, а затем сверху положил на него его дружка, продолжавшего корчиться от боли, и протянув его руки вокруг талии лежащего снизу, - защёлкнул наручники.
Затем он проделал то же самое с двумя другими оставшимися в живых хулиганами. Разница была лишь в том, за неимением вторых наручников Алекс использовал ремень, снятый им с одного из наркоманов.
Ника с любопытством наблюдала за его действиями.
Через три минуты к ним подъехал серый микрофургон Ордена. И когда трое оперативников отдела зачистки вышли из машины и увидели, что сотворил Алекс со своими противниками, - то разразились дружным смехом.
Хулиганы стали уже потихоньку приходить в себя, и, пытаясь освободиться от оков, стали дёргаться друг на друге.
- Ты, Алекс, как всегда - в своём репертуаре! - со смехом сказал один из мужчин, хлопнув Алекса по плечу. - Ты представляешь, что с ними сделают в тюрьме, если мы отвезём их таком виде к Палычу?
- Мы не хиппи, мы не панки, мы - подружки-лесбиянки! - прокомментировал позы задержанных второй оперативник, с помощью третьего загружающий наркоманов в фургон. Ника заметила, что руки всех трёх оперативников были в резиновых перчатках.
Погрузив оставшихся в живых хулиганов в машину, мужчины занялись трупом. Они положили тело убитого в пластиковый мешок, застегнули его на молнию и тоже отнесли в фургон. Затем второй оперативник вышел из машины с пластмассовым совочком в руках, небольшой щёткой и полиэтиленовым пакетом, и стал аккуратно собирать мозги убитого с асфальта и складывать их в пакет.
Девушка поначалу наблюдала за его действиями, но потом почувствовала, что к горлу подступает тошнота, и отвернулась, закрыв лицо рукой.
- Привыкай, крошка, это - издержки профессии, - обратился к ней оперативник, с полным хладнокровием выполняющий свою работу, словно подметая пол у себя в квартире.
- Кстати, Алекс, ты не хочешь нас представить? - обратился он к Алексу, невозмутимо держа в своих руках пакетик с жутким содержимым.
- Вначале отнеси ЭТО в фургон, - рассмеялся Алекс, показывая на полиэтиленовый пакетик, а потом махнул рукой в сторону Ники: - Иначе этой крошке станет плохо!
- Зато это знакомство она бы запомнила на всю жизнь! - сказал оперативник, подмигивая и хитро улыбаясь, и направился в машину.
Через минуту фургончик уехал, мигнув им на прощание фарами дальнего света.
- Ты в порядке? - Алекс подошёл к Нике и заглянул ей в глаза.
- Да, - кивнула она, потихоньку приходя в себя. Приятный холодный ветерок с реки обдувал её лицо, помогая справиться с тошнотой.
- А куда они их повезли и что с ними сделают? - спросила наконец Ника, кивнув на отъезжающий микроавтобус. Нельзя сказать, чтобы она беспокоилась о судьбе этих хулиганов, но ей было любопытно. - И кто такой Палыч?
- Теперь это уже не наша забота, - спокойно ответил Алекс. - А Палыч - это Дмитрий Павлович Полунин, - наш человек в милиции. Крутой мужик, надо сказать.


- Уже довольно поздно, может, пора завершить прогулку? - предложил Алекс после небольшого молчания.
Ника кивнула ему в ответ, подумав, что на сегодня с неё уже достаточно приключений, и взяла его под руку. Они развернулись и пошли домой, оба погружённые в свои мысли.
(- Просто удивительно, насколько спокойно я чувствую себя рядом с ним, - думала Ника о своём спутнике. - Думаю, если бы я очутилась в такой переделке с любым другим парнем, то просто струсила бы и запаниковала. А с Алексом мне легко и спокойно. А как он дерётся! - с восхищением думала Ника).
Если Ника думала об Алексе, то Алекс, в свою очередь, думал о Нике. (- А она молодец! Совсем не растерялась. А какой классный удар она нанесла этому подонку! Наш человек! Всё же старейшины в ней не ошиблись! - думал Алекс).
Он посмотрел на неё. Белокурые волосы Ники переливались мягким светом в лунном сиянии, а огоньки фонарей отражались в её зелёных глазах.
(- Боже, какая она красивая! - невольно подумал Алекс, любуясь ею). Ника перехватила его восхищённый взгляд и улыбнулась в ответ.
- Увидел что-то новое? - спросила она.
Вместо ответа Алекс притянул её к себе и поцеловал в губы.
Когда губы Алекса коснулись её губ, Ника забыла обо всём на свете. Она никогда не думала, что губы мужчины могут быть такими нежными и сладостными. Его сильные руки крепко сжимали её в объятиях, а на своём лице она чувствовала его горячее дыхание. Закрыв глаза, Ника словно растворилась в этом страстном поцелуе.
- Ты хочешь меня соблазнить? - с мягкой игривой улыбкой поинтересовалась девушка, когда Алекс наконец отпустил её.
- А получится? - тоже с улыбкой, полушутя-полусерьёзно спросил Алекс. Он вглядывался в её красивое лицо так, словно увидел впервые, и ему показалось, что сейчас в этих удивительных, больших зелёных глазах девушки сконцентрировалась вся вселенная. (- Лицо ангела! - подумал он).
- Пока не знаю, - в тон ему ответила девушка, и добавила: - Но целуешься ты классно!
- Ты тоже, - улыбаясь, ответил Алекс.
- Я же обещал, что тебе не придётся у нас скучать! - хитро подмигнув, добавил он, и, обняв девушку за талию, повёл её домой.



***



Скучать Нике действительно не приходилось. На следующее утро, стоя на краю крыши Ордена, она впервые с тоской подумала о спокойной, нормальной жизни.
- Может, не надо? - робко спросила она Алекса.
- Надо, Ника, надо! - решительно произнёс её тренер, держа побледневшую девушку за руку, не давая вырваться и подталкивая к краю. - Прыгай!
- Теперь я осознаю, что была очень плохой ученицей, и очень раскаиваюсь! Я очень сожалею обо всех своих ошибках, и понимаю, насколько тяжело тебе со мной приходится! - пролепетала Ника, от страха одной рукой вцепившись в Алекса, а другой - прикрывая свои глаза. Она всегда боялась высоты. - Я понимаю твоё желание убить меня, но, может, вначале мы поговорим об этом?
- Не пытайся строить из себя психоаналитика, тебе это не поможет! - расхохотался Алекс. - Прыгай! - снова потребовал он.
Увидев, что Нику от страха начала пробирать мелкая дрожь, он перестал над ней смеяться. Обняв её за талию, он тихо и серьёзно прошептал ей на ушко:
- Помнишь наш первый урок, когда я сказал тебе о самом главном правиле? Ты должна доверять мне! Прошу тебя, Вероника, доверься мне! Прыгай!
- Когда я в последний раз слышала от мужчины фразу "Доверься мне!"- дело чуть не закончилось нежелательной беременностью! - пробормотала девушка. - Ладно, - тяжело вздохнула она и перекрестилась. - Моя смерть будет на твоей совести! - с укором произнесла Ника и закрыв лицо руками, спрыгнула с крыши.
Она и не подозревала, что когда она стояла на краю, Алекс незаметно прицепил сзади к её поясу прочную эластичную верёвку, и когда девушка прыгнула вниз, он молниеносным движением закрепил крюк на другом конце этой верёвки, надёжно зацепив его за железный выступ крыши.
Длины этой верёвки хватило ровно настолько, чтобы остановить падение съёжившейся от страха, летящей камнем вниз Ники на уровне первого этажа, прямо напротив огромных окон столовой Ордена.



***



Дмитрий, спокойно завтракавший в это время как раз напротив окна, чуть не подавился, когда увидел пролетающее за окном тело, которое резко затормозило и начало раскачиваться прямо у него перед глазами. А когда он понял, что этим самым телом является никто иной, как Ника, у него от удивления отвисла челюсть.
Через несколько секунд он увидел и Алекса, который, используя альпинистское снаряжение, спокойно и неторопливо спустился вниз за девушкой.
Свидетелями этого стремительного полёта оказался не только Дмитрий, но и другие члены Ордена. Среди людей, пришедших в столовую, чтобы позавтракать, был и библиотекарь - Павел Сергеевич Дорошенко. При виде падающей Ники у него от ужаса перехватило дыхание, и пустая (к счастью) тарелка, которую он держал в этот момент, выскользнула из его дрогнувших рук и упала, с гулким звоном разлетевшись на мелкие осколки.
Поймав раскачивающуюся на верёвке Нику, Алекс с широкой жизнерадостной улыбкой помахал через окно всем присутствующим в столовой, и приветственно кивнул Дмитрию.
- Она у тебя что, на пожарника сдаёт? Или вы проходите курсы самоубийц? - сняв со своего разума энергетический барьер и используя дар телепатии, с иронией мысленно поинтересовался у него Дмитрий.
- Курсы переподготовки библиотекарей! - улыбаясь, так же мысленно ответил ему Алекс, приветливо кивнув ошарашенному Павлу Сергеевичу. - Никогда не знаешь, что может пригодиться в жизни! - пояснил он и принялся пристёгивать Нику к своему поясу, чтобы осторожно опустить её на землю.
Но девушка, немного придя в себя, вдруг неожиданно стала резко вырываться.
- Ты просто гад! Изверг! Садист! - кричала она ему в лицо, отпихивая его от себя и в гневе колотя по нему своими кулачками. - Почему ты не сказал мне о верёвке?



***



Дмитрий с изумлением наблюдал, как по другую сторону окна разворачиваются шекспировские страсти. Он видел, как из глаз бледной и яростно вырывающейся из рук Алекса девушки потекли слёзы, видел, как Алекс, крепко обхватив её руками и ногами и не давая вырваться и упасть, с силой прижал её к себе, и прямо на глазах членов Ордена Света, довольных возможностью поглазеть на такую интересную сцену, впился в её рот поцелуем.
Дмитрий видел, как буквально на глазах девушка успокаивается, и прошло не так много времени, как она уже обхватила Алекса за шею и прильнула к нему.
- Оригинальная, однако, у них программа обучения! - вздохнул Дмитрий. - Повезло же Алексу! - с тоской подумал он и отвернулся от окна, боясь признаться самому себе в том, что он отдал бы сейчас всё на свете, чтобы оказаться сейчас на его месте...



***



Из СД-плеера лилась зажигательная мелодия, и Ника так увлеклась танцуя в наушниках, что даже не слышала, как в её дверь постучался Алекс. Так и не дождавшись ответа, он вошёл в её комнату, и остановился в изумлении, с любопытством и улыбкой наблюдая за танцующей девушкой. В её движениях было столько пластики, грации и сексуальности, что он не мог оторвать от неё глаз.
Когда Ника, наконец, после одного из своих пируэтов заметила Алекса, прислонившегося к стене у входа в комнату и с восхищением наблюдавшего за ней, то замерла от неожиданности.
- Тебя не учили стучаться? - воскликнула она в притворном гневе.
- А я стучался! - с улыбкой ответил ей Алекс. - Неплохо двигаешься! - сделал он ей комплимент и заметил, как щёки девушки слегка порозовели от удовольствия и смущения.
- И твоё танцевальное настроение как нельзя кстати! - добавил он и объяснил: - Мы едем на бал!
- На бал? - удивилась Ника.
- Да, на бал, - подтвердил Алекс. - На бал к нашему злейшему врагу - Чёрному Ворону. У нас задание. Мы должны спасти Архангела.
- Нет проблем, - ответила ему Ника таким тоном, словно спасение Архангелов уже давно вошло в её распорядок дня, и стало привычным делом.
Она не знала, о каком Архангеле идёт речь, но если в этой реальности оказалось возможным существование вампиров, домовых и привидений, то в существовании настоящих Архангелов она уже не сомневалась.
- Да, - лаконично кивнул Алекс, ничего не объясняя. - Пойдём в гримёрку, тебе надо облачиться в спецснаряжение.
- Во что? - переспросила девушка, удивлённо вскинув брови.
- Надо надеть крылья и нимб, - заявил он, и видя, как растерялась от этих слов Ника, улыбнулся и пояснил: - Шучу! Бальное платье, туфли, драгоценности, макияж, причёска, - перечислил он, и с хитрой улыбкой добавил: - И красивое нижнее бельё.
- А перед заданием ты будешь проверять моё спецснаряжение на прочность? - с провокационной улыбкой спросила девушка.
- Очень хотелось бы, - рассмеялся в ответ Алекс, - Но, к сожалению, на это нет времени. Пойдём, нас уже ждут! - сказал он, выводя Нику из комнаты.



***



В гримёрке Нике красиво уложили золотистые волосы, одели в красное атласное вечернее платье с глубоким декольте, красиво облегающее фигуру, туфли на высоком каблуке, отделанные красным шёлком и бархатом, надели украшения - серьги, ожерелье и диадему с бриллиантами, и сделали профессиональный макияж.
Когда она наконец вышла в коридор, где её уже ждал Алекс, одетый в чёрный смокинг и белую бабочку, в распахнутом длинном чёрном пальто, красивый, стильный и элегантный, то Ника даже замерла от удивления. Она впервые видела Алекса в смокинге и это произвело на неё большое впечатление.
(- Какой красавчик! - подумала она. - Ну как в такого не влюбиться!)
Когда же Алекс увидел Нику, прекрасную белокурую принцессу, словно из сказки, выходящую из гримёрки, то от восхищения у него просто перехватило дыхание.
- Какая ты красивая! - с восторгом произнёс он.
- А ты такой элегантный! - вернула ему комплимент Ника.
- Какая красивая пара! - к ним подошла Мария и, окинув их взглядом, тоже не удержалась от комплимента. Она принесла для Ники плащ, отороченный дорогим мехом, который Алекс тут же накинул на плечи девушке.
- С Богом, мои дорогие! И будьте осторожны! - произнесла Мария, и в её голосе Ника почувствовала искреннее волнение за них.
- Ну, прекрасный принц, веди меня на бал! - с улыбкой сказала Ника, беря Алекса под руку. Кивнув на прощание Марии, они направились к выходу, где их уже ждал лимузин.



***



За рулём белоснежной машины сидел Дмитрий, у которого при виде Ники чуть не отвисла челюсть. Девушка увидела такое восхищение в его глазах, что почувствовала, как снова краснеет от смущения.
(- Она восхитительна! - думал Дмитрий, не в силах оторвать от девушки глаз).
- Едем на бал, красавица? - выдавил из себя улыбку Дмитрий. Как и Алекс, он тоже был в смокинге.
Ника с улыбкой кивнула ему в ответ: - Едем!
- Ну, с Богом! Вперёд! - произнёс он, поворачивая ключ в замке зажигания.
По дороге Алекс давал Нике инструкции.
- Итак, мы зайдём в особняк Ворона с тобой вдвоём. Дмитрий останется в машине, на расстоянии отслеживая и контролируя ситуацию. Он предупредит нас в случае опасности и придёт на помощь, если возникнут проблемы. Чёрного Ворона в здании не будет, его отвлекут наши ребята. Твоя задача - веселиться на балу, строить глазки охранникам и привлекать к себе всеобщее внимание, чтобы мне было легче проникнуть в подвал этого здания. Я освобождаю Архангела, и мы уходим. Всё просто, - подвёл он итог.
- А о каком Архангеле идёт речь? - поинтересовалась Ника.
- У этого человека общая с Орденом цель - очищение этой планеты от зла. И хоть мы и расходимся во взглядах на проблему, как именно от этого зла нужно избавляться, - он является нашим союзником, - объяснил Алекс.
- Этот человек долгое время был членом нашего Ордена, - продолжил он после небольшого молчания. - Он был Воином Света. И в то время мы называли его просто по имени - Михаилом. Архангелом он стал называть себя позже, когда в его жизни произошла огромная трагедия: пока он, спасая чужую жизнь, был на задании, на которое его отправила Мария, - один наркоман в поисках денег на дозу зарезал ножом его любимую жену. Она была на седьмом месяце беременности. Ни её, ни ребёнка спасти не удалось. Это просто сломило его. А когда он узнал, что и Мария, и старейшины знали об этой трагедии задолго до того, как она произошла, но не посчитали нужным предупредить его, он ушёл из Ордена.
- Они знали об этом, но не сказали ему? - с недоверием и изумлением воскликнула Ника.
- Да, - вздохнул Алекс. - У них были на это свои соображения. Заглянув дальше в судьбу Михаила, они увидели, что случившаяся трагедия откроет в нём дар предвидения, дар огромной силы, с помощью которого он спасёт множество невинных жизней. В ход пошла нелёгкая арифметика Ордена: жизнь одной женщины и не родившегося ещё ребёнка взамен жизней нескольких десятков людей. После этой трагедии у Михаила действительно открылся дар предвидения, и он стал получать видения о готовящихся преступлениях. Он также узнал, что старейшины и Мария были в курсе того, что должно было произойти с его беременной женой, но не предупредили его. Михаил любил жену больше жизни, и её смерть была для него по-настоящему сильным потрясением.
Алекс ненадолго замолчал, задумчивым взглядом окидывая мелькающие за окном машины, дома и деревья. (- Трудно представить, каким ударом была для Михаила, этого сильного и мужественного человека, который не раз спасал мне жизнь и был моим учителем и тренером, смерть любимой женщины... - с грустью подумал он. - Не приведи Господь когда-либо мне оказаться на его месте...). После небольшой паузы он продолжил:
- Он так и не простил старейшин и Марию, что они скрыли от него правду и не позволили ему предотвратить эту трагедию. Он ушёл из Ордена и стал отшельником. Получая видения о будущих преступлениях, он стал действовать в одиночку и совсем другими методами. В Ордене, предотвращая преступление, мы стараемся обезвредить преступника не убивая его, уважая данный Богом шанс каждому человеку вовремя покаяться, исправить свои ошибки. Архангел стал убивать их прямо на месте. Своими безрассудными поступками он не раз доказывал, что не боится смерти, и даже ищет её. До сих пор ему везло, и он всегда выходил сухим из воды. И вот, в конце концов, доигрался. Он решил спасти одного бизнесмена, который оказывал большую спонсорскую поддержку многим социальным учреждениям нашего города - детским домам, интернатам и приютам. Этот бизнесмен перешёл дорогу Ворону, объявив о намерении выдвинуть свою кандидатуру на пост губернатора нашей области на предстоящих выборах. Он был очень хорошим, честным и порядочным человеком, каких мало на этой Земле.
- Особенно среди бизнесменов и политиков, - с иронией вставила реплику Ника.
- Да, - кивнул ей в ответ Алекс. - Получив видение о его возможной смерти, Архангел отправился на его спасение. И для него было неважно, что на убийство этого человека Ворон отправил своих лучших оперативников, лучших Воинов Тьмы - Велдона и Амадея со своими людьми. Соотношение сил было явно не в пользу Архангела, и в результате неравного боя Архангел не только не спас бизнесмена, но и сам попал в плен. У старейшин Ордена не было видений на этот счёт, поэтому мы не могли вмешаться в эту ситуацию. Иногда зло искусно маскирует свои намерения с помощью энергетического щита, не оставляя силам добра возможности для вмешательства.
- Это ограничивает возможности старейшин предвидеть и предотвращать преступления? - уточнила Ника.
- Верно, - подтвердил Алекс. - Таким образом, Архангел оказался в плену у Ворона, который, используя всё своё могущество, от магии и до умения убеждать со знанием психологии, пытался убедить Архангела перейти на его сторону. Но так как Архангел всегда был твёрдым орешком, которого не так-то просто расколоть, он не поддаётся ни гипнозу, ни убеждению, - от слов Ворон перешёл к пыткам. Если мы не вмешаемся и не спасём Архангела, то, как утверждают старейшины, Ворон потеряет терпение и убьёт его сегодня после полуночи. Мы не можем этого допустить, поскольку несмотря на разные методы борьбы со злом, Архангел всё же является нашим союзником. Пусть не совсем правильными методами, он всё же искореняет зло на этой Земле, и помогает невинным жертвам там, где порой оказывается бессильным наш Орден. Поэтому нам очень важно спасти его.
Ника внимательно смотрела на Алекса. Его рассказ произвёл на неё сильное впечатление.
- Я сделаю всё, чтобы помочь вам, - произнесла она, серьёзно глядя Алексу в глаза.
- Я знаю, Ника... Знаю... - задумчиво улыбнулся он ей в ответ.



***



Бал уже был в самом разгаре, и когда Ника с Алексом зашли в особняк, то девушка на какое-то время остановилась в нерешительности, замерев от яркого света, ударившего в глаза, и громкой музыки. Она была ослеплена сиянием драгоценностей на дамах, их красивыми, дорогими нарядами. Эти светские львицы, заметив Нику, окидывали девушку с ног до головы оценивающим взглядом, в котором сквозила зависть её красоте и молодости, и заинтересованно разглядывали Алекса. А пристальные взгляды их лощёных, элегантных кавалеров, обратившиеся на девушку сразу же, как только она вошла в зал, только усилили её растерянность.
Из полушокового состояния её вывел Алекс, который тут же привлёк Нику к себе и закружил в танце.
- Ты тоже неплохо двигаешься! - сделала ему комплимент девушка, постепенно преодолевая своё смущение и робость перед собравшимися здесь знаменитостями и сливками общества.
- У меня был прекрасный учитель! - произнёс Алекс с улыбкой. - Меня учила Мария! - объяснил он.
- А чему ещё она тебя научила? - тоже улыбаясь, поинтересовалась девушка.
- У меня много талантов! - рассмеялся он в ответ, с лёгкостью и изяществом профессионального танцора кружа девушку в танце.
Подчиняя своё тело его движениям, Ника забыла обо всём на свете. Весь внешний мир перестал для неё существовать, словно растворясь в дымке и перейдя в соседнее измерение. Она видела только Алекса, только его красивое, мужественное лицо и сама растворялась в его серых, притягательных глазах, излучающих такую любовь и восхищение, что от счастья у неё защемило сердце...
- Я хотел бы танцевать с тобой вечно, Вероника, - вздохнув, произнёс Алекс. - Но, к сожалению, нам пора вспомнить о деле, которое привело нас сюда, - вернул он её в реальность.
- Видишь того охранника, с бульдожьей мордой? - Алекс кивнул на одного из подручных Ворона, стоящего в отдалении.
- Да, - также кивком ответила девушка. Верзила охранник был одет в смокинг, и Ника отметила про себя, как нелепо сидит на нём эта одежда. К его роже лучше всего подошёл бы спортивный костюм и ошейник с острыми шипами.
- Его зовут Велдон. Подойди к нему сейчас и постарайся отвлечь его внимание. Спроси, например, где здесь дамская комната, построй ему глазки. Мне нужно тихо и незаметно проникнуть за двери прямо за его спиной. Эти двери ведут в подвал, где сейчас пытают Архангела.
- А как ты будешь спасать его, ведь ты безоружен? - обеспокоенно поинтересовалась Ника.
- С этим я разберусь на месте, - с ироничной улыбкой ответил Алекс. Отбирать оружие у поверженного противника было для него не труднее, чем отнять конфетку у ребёнка.
- Не волнуйся, всё будет в порядке! - успокоил он девушку, видя тревогу в её глазах. - Ну, иди! - тихонько подтолкнул он её по направлению к охраннику.



***



Велдон стоял у стены, охраняя двери, ведущие в подвал, и его маленькие хитрые глазки перебегали от одного человека к другому, внимательно выискивая среди гостей потенциальных врагов. На этот пост его поставил сам Ворон, предварительно дав жёсткие инструкции.
- Ну расслабь ты свою рожу, наконец! - ворчал на него хозяин особняка перед балом. - Ты мне всех гостей распугаешь! Оденься поприличнее! И больше доброты в глазах!
И Велдон стоял сейчас в сторонке, изо всех сил стараясь наполнить свои безжалостные глаза обезоруживающей добротой, а выражение лица сделать более умильным и добродушным. Но, несмотря на все старания, его лицо принимало ещё более свирепый и пугающий вид, что заставляло гостей Ворона шарахаться от него в сторону и держаться от этого корчащего странные гримасы урода на расстоянии.
Он был ошарашен, когда увидел белокурую, зеленоглазую нимфу, с очаровательной простодушной улыбкой направляющуюся прямо к нему.
С удивлением он наблюдал, как эта красавица подходит к нему и с любезной улыбкой спрашивает: "Можно пригласить вас на танец?". Велдон окинул её оценивающим взглядом, и на её лице увидел такую наивность, что ему даже в голову не пришло, что эта простодушная глупышка может быть как-то связана с Орденом Света.
- Я не танцую! - заржал он в ответ, хоть ему и польстило её предложение.
Он знал женщин, которым нравились такие, как он - грубые, наглые самцы. (- Видно, дамочка из таких! - подумал он). Он самоуверенно решил, что его грубая мужская сила тянет её к нему, словно мотылька к огню. (- Хотел бы я пообщипать крылышки этой бабочке! - думал он, пожирая Нику плотоядным взглядом).
Под этим взглядом холодных, наглых и безжалостных глаз Нике захотелось поёжиться. На лице охранника явственно читалось выражение такой звериной похоти, что ей стало не по себе, и захотелось удариться в бегство. Но, силой воли сдерживая эмоции и задействовав все свои актёрские способности, она продолжала ему улыбаться, стараясь вкладывать в эту улыбку максимум наивности и простодушия.
- Но почему же такой обаятельный и сильный мужчина стоит в сторонке и скучает? Вы ждёте свою даму? - поинтересовалась она.
- Нет! - снова заржал Велдон. У него не было никакой дамы. Тех женщин, с которыми он время от времени встречался, а потом - сворачивал им шею, - своими дамами он не считал.
Во время его лошадиного ржания Ника краем глаза заметила, как очертания фигуры Алекса тихо и незаметно скрылись за дверью, ведущей в подвал. Подавив в себе вздох облегчения, что её миссия выполнена, она изобразила на своём лице крайнее сожаление.
- Как жаль, что вы не танцуете! - пробормотала Ника, наивно похлопав большими ресницами, и развернувшись, пошла прочь от этого опасного неандертальца.
Она подошла поближе к другим гостям и встала у стены, стараясь не выпускать из поля своего зрения ту самую дверь, за которой скрылся Алекс.



***



- Средь шумного бала, случайно
В тревоге мирской суеты
Тебя я увидел, но тайна
Твои покрывала черты...


Произнёс вдруг чарующий мужской голос у неё за спиной. Обернувшись, Ника увидела элегантного мужчину лет сорока, который разглядывал её с лёгкой обворожительной улыбкой. Его стройная, спортивная фигура была облачена в белый смокинг, чёрные вьющиеся волосы спускались до плеч, а чёрные пронзительные глаза со страстью и восхищением буквально буравили девушку. Высокий лоб незнакомца говорил о его интеллекте, а мужественный нос с горбинкой и чувственные губы - о страстности натуры.
- Когда я вижу такую красоту, то становлюсь поэтом! - заявил он.
- Ещё скажите, что это вы написали эти стихи! - иронично усмехнувшись, ответила ему Ника.
- А кто же, по-твоему, их написал? - изучающее вглядываясь в её глаза, поинтересовался он.
- Алексей Толстой, - спокойно ответила Ника.
- Такая красивая и такая умная! - с восхищением произнёс незнакомец. - Ты модель? - поинтересовался он.
Для модели я ростом не вышла! - рассмеялась Ника. Она почти физически чувствовала, как от этого загадочного незнакомца, словно от магнита, исходят мягкие, манящие волны сексуальности, и девушка с трудом сдерживалась, чтобы не поддаться их притяжению.
Может, фотомодель?
Скорее - фоторобот, - сыронизировала она.
Тебе нужно срочно поднимать самооценку! - уверенно заявил он.
И вы, конечно, мне в этом поможете! - с иронией парировала она.
- Я весь к твоим услугам! - улыбаясь, ответил мужчина, пристально вглядываясь в глаза Ники. - Меня зовут Редфорд, - представился он девушке с лёгким изящным поклоном и жестом фокусника опустил в её декольте свою визитку.
- Редфорд - это имя или фамилия? - поинтересовалась девушка. - Вы англичанин?
- У меня есть и английские корни, - улыбнулся он. - Но мои ближайшие родственники - родом из Италии. Сам же я считаю себя русским. А Редфорд - это и имя, и фамилия. Как Шер. Или Мадонна, - объяснил он и с чарующей улыбкой добавил: - Твоя красота покорила моё сердце! А твой ум делает тебя особенной!
Одной рукой легким и уверенным жестом опытного обольстителя он обхватил девушку за талию и притянул к себе, а другой - нежно взял за подбородок.
- Открой мне свои тайны, красавица! - чуть слышно прошептал он, вводя девушку в транс гипнотическим взглядом чуть прищуренных глаз, и быстрыми, тёплыми волнами сканируя её разум.
- Однако! - через пару минут тихо воскликнул он, поражённый открывшейся перед ним информацией. - Ну надо же! - с каждой секундой удивлялся он всё больше.
Он был опытным магом, и ему не составило особого труда просканировать всю жизнь Ники - от её рождения и до сегодняшнего дня. Он узнал все её секреты, все страхи и тайные желания. Он узнал о её жизни в Ордене, равно как и то, зачем она находилась сейчас здесь.
- Эта девушка пришла со мной! - раздался вдруг решительный мужской голос у него за спиной. - Оставь её в покое, Редфорд!
Медленно, с неохотой выпуская добычу из своих рук и отрываясь от Ники, маг повернулся и с деланным равнодушием произнёс:
- А, это ты, Дмитрий... А я думал, твоя обязанность - сидеть в машине! - добавил он с усмешкой. - Надо быть безумными, чтобы решиться на такую операцию - похитить Архангела из-под носа самого Ворона, да ещё в тот момент, когда тот даёт благотворительный бал, чтобы задобрить своих потенциальных сторонников, каждый из которых - большая шишка, обладающая властью, влиянием и связями! Вы с Алексом в своём Ордене всегда славились авантюризмом, но то, что вы втягиваете в свои авантюры это нежное очаровательное создание, - меня удивляет! Вы не боитесь, что она может пострадать? - с ироничным укором отчитал он Дмитрия.
- Если она от кого-то и может пострадать, то только от тебя! - ледяным тоном парировал Дмитрий. - Держись от неё подальше, Редфорд, а ещё лучше - сматывайся отсюда, пока сам не пострадал! - с угрозой дал он совет магу, привлекая Нику к себе, и в танце уводя её подальше от этого опасного субъекта.
Закружив Нику в танце так, как недавно это сделал Алекс, Дмитрий не выпускал из поля зрения дверь, из которой вот-вот должны были появиться Алекс с Архангелом, и одновременно вглядывался в расширенные зрачки девушки.
Вероника автоматически подчинялась его движениям, а её немигающий, словно застывший взгляд был устремлён куда-то в пространство. Он стал осторожно выводить её из состояния гипноза.
- Вероника, ты слышишь меня? Если слышишь меня - кивни! - приказал он, кружа её в танце.
Он вздохнул с облегчением, когда увидел, как медленно, словно неуверенно, но девушка всё же кивнула ему в ответ.
- На счёт "три" ты придёшь в себя! - приказал Дмитрий твёрдым, уверенным голосом. - Итак, я считаю. Один... Два... Три!
При счёте "три" в мозгу Ники словно щёлкнул переключатель, туман в её голове рассеялся и она вдруг поняла, что танцует с Дмитрием, который вёл её, как опытный танцор.
- Что случилось? - удивилась она, озираясь по сторонам и в растерянности моргая глазами.
- Ты познакомилась с Редфордом! - объяснил он, кивая на элегантного мужчину, стоящего недалеко у входа в зал, который неторопливо отпивал дорогое вино из бокала и пристально следил за каждым их движением. - Пойдём, всё в порядке, Алекс справился! - сказал Дмитрий, на расстоянии уловив мысли своего друга. - Сейчас они с Архангелом присоединятся к нам.
По-джентельменски взяв девушку под руку, Дмитрий повёл её к выходу из зала.



***



Редфорд своими чёрными пронзительными, чуть прищуренными глазами смотрел в спину удаляющейся девушки, которую уводил с собой Дмитрий. Он был спокоен. Он был охотником, и сегодня он выбрал себе очередную дичь. Он хотел её, и он знал, что он её получит. Он был уверен в этом потому, что, сканируя мозг Ники, успел заглянуть не только в её прошлое, но и в будущее. Он увидел её, обнажённую, лежащую в его объятиях и тающую от его ласк на его кровати, в его доме.
Это был лишь вопрос времени. (- Рано или поздно это произойдёт, Вероника... И ты станешь моей... Я сделаю тебя своей верной рабыней и любимой наложницей... - от этой мысли на лице Редфорда заиграла довольная улыбка. - Нужно лишь немного терпения...).



***



Дмитрий подвёл Нику к швейцару, подобострастно подавшему им верхнюю одежду, помог ей одеться, накинул на себя плащ и проводил девушку до лимузина.
- Сиди здесь, никуда не выходи, и никому не открывай двери! - дал он ей указания, усаживая на заднее сиденье, после чего развернулся и быстрым, решительным шагом направился назад, в особняк. Он чувствовал, что Алексу и Архангелу ещё может понадобиться его помощь.
Подходя к особняку, Дмитрий услышал выстрелы, доносящиеся изнутри. Среди гостей Ворона началась паника. С криками и оглушительными женскими визгами вся эта шикарно разодетая толпа рванулась прочь из дома кандидата на пост губернатора области.
Алекс воспользовался начавшейся паникой, которую сам же и вызвал, выстрелив несколько раз в Велдона, преградившего им путь, и затерялся среди толпы, выводя из здания Архангела, обессилевшего и повисшего на нем после перенесённых пыток.
Увидев их, Дмитрий тут же подскочил к ним и подхватил Архангела под руку с другой стороны, и вдвоём с Алексом они быстро дотащили его до лимузина.



***





Ника увидела, как открылись дверцы машины, и поддерживаемый Алексом, на сиденье рядом с ней ввалился мужчина лет сорока - сорока пяти, шатен с правильными чертами лица, давно небритый, с пронзительными голубыми глазами.
Ника заметила, что правая рука мужчины безвольно болтается, словно плеть, а его одежда, разорванная в нескольких местах и превратившаяся в лохмотья, пропиталась кровью.
Вслед за Архангелом в машину нырнул и Алекс, а через пару секунд Ника услышала, как хлопнули дверцы со стороны водительского сиденья, и увидела, как Дмитрий, заведя мотор, тут же надавил на газ.
Автомобиль, распугивая шарахающихся гостей Ворона, в панике разбегающихся по своим машинам, рванула к воротам.
Когда машина уже подлетала к ограде, в ситуацию вмешались охранники Ворона, и на глазах растерянных, и без того паникующих высокопоставленных гостей открыли по лимузину огонь из автоматов.
Лимузин Ордена был бронированным, и особого вреда ему этот обстрел не причинил, зато паника среди гостей достигла высшего предела.
- Не стрелять! Прекратить огонь! - вне себя от бешенства, кричал по рации хозяин особняка, срывая голос до хрипа. - Не стрелять! Не стрелять! - вновь и вновь повторял он. - Опустить оружие! Не стрелять! Кретины! Дебилы! Идиоты! - орал он на своих охранников, видя, как знаменитости, богатые и влиятельные люди, политики, депутаты, банкиры, со своими жёнами, пришедшие в его дом в качестве гостей, в ужасе разбегаются кто куда, запрыгивая в свои машины и стараясь убраться как можно дальше.
- Я им этого не прощу! - побелев от ярости, Ворон наблюдал, как белый лимузин, целый и невредимый, проскочил за ворота и помчался прочь по серой дороге, покрытой грязью после растаявшего первого снега.
- Они за это поплатятся! - зловеще процедил он сквозь стиснутые зубы.



***



- Высадите меня! - потребовал Архангел на первом же перекрёстке. И так как кроме Ники, бросившей на него изумлённый взгляд, на его слова больше никто не отреагировал, он потянулся к дверце и морщась от боли, своими искалеченными руками попытался открыть её, чтобы на полном ходу выскочить из машины.
- Да сиди же ты! - зарычал Алекс, с силой усаживая его на место.
- Я не собираюсь ехать в ваш Орден! - заявил Архангел ледяным тоном. - Мне нечего там делать!
- А мы и не надеемся, что ты вернёшься к нам! - спокойно ответил ему Алекс. - Мы просто хотим отвезти тебя к нашим целителям, чтобы они подлечили твои раны. А после этого ты можешь идти куда угодно. Держать тебя насильно никто не собирается.
- Я не просил вас спасать меня, - угрюмо произнёс Архангел.
- Да, я знаю, - ответил Алекс. - Твоё стремление к смерти уже стало легендой. Неужели Архангел так торопится на тот свет, что с безрассудством кидается в ситуации, где ему могут пообрывать крылышки? - с иронией поинтересовался он.
- Не груби старшим! - отрезал Архангел, и с непроницаемым выражением лица уставился в окно. За всё это время он ни разу не взглянул на Нику, словно её здесь и не было.
Несмотря на его показную грубость и холодность, Ника испытывала симпатию и жалость к этому человеку. Она с трудом представляла себе, через что он прошёл, и сколько мужества ему потребовалось, чтобы пережить такую трагедию - смерть любимой беременной жены. Она подумала, что просто удивительно, как он до сих пор не сошёл с ума.
- Голоса в моей голове говорят то же самое! - внезапно с холодной иронией ответил ей на эту мысль Архангел.
- Меня зовут Вероника, - представилась она, глядя на его затылок. Он так и не соизволил повернуться к ней лицом.
- Очень приятно, - равнодушным тоном ответил он, и больше за всю дорогу не произнёс ни слова.



***



В Ордене у входа их уже ждала Мария.
- Молодцы, ребята, - похвалила она Алекса, Дмитрия и Нику.
- Здравствуй, Миша! - произнесла она, глядя в лицо Архангелу.
Прихрамывая и опираясь на руку Алекса, он прошёл мимо, полностью её проигнорировав, словно она была пустым местом.
Глядя на его удаляющуюся спину, Мария тяжело вздохнула. Она до сих пор не знала ответа на вопрос - правильно ли она поступила тогда, много лет назад, лишив этого человека женщины, которую он любил. Это было её решение, и она должна отвечать за него. (- Иногда нам нужно принимать единственно правильное решение, о котором придётся сожалеть всю свою жизнь, - вспомнила она фразу из какого-то фильма).
Усилием воли прогоняя набежавшие внезапно на глаза слёзы, она развернулась и отправилась к себе в кабинет. Итак, эта операция прошла успешно. Теперь ей нужно думать о следующих.



***



Как только целители помогли Архангелу, исцелив своей энергетикой его перебитую руку, вывихнутую ногу и заживив на его теле многочисленные синяки, ссадины, порезы и ожоги, спасённый поднялся с кровати. Не говоря ни слова благодарности, с ледяным и непроницаемым выражением лица он покинул Орден, отправившись в свою берлогу, чтобы, предаваясь мучительным воспоминаниям об утерянном счастье, получать всё новые и новые видения, и спасать всё новые и новые жертвы.
Не он выбирал этот путь. Это сделала за него Мария. Но идти по нему должен он. Именно он.



***



- Ну как можно быть таким тупым? - сокрушался Ворон, исцеляя своего преданного и верного раба - Велдона, находящегося присмерти благодаря Алексу.
- Даже если бы он разворотил тебе выстрелом полголовы, твой мозг всё равно не был бы задет! - в гневе отчитывал он своего слугу.
Под воздействием мощной энергетики раны Велдона затягивались прямо на глазах, и уже очень скоро на мощном, накачанном теле не осталось ни единого следа того, что несколько минут назад он был смертельно ранен.
- И зачем только я держу рядом с собой такую тупую скотину? - сокрушался Ворон, с презрением вглядываясь в бульдожье лицо Велдона, в глазах которого читалось полное отсутствие интеллекта, отягощённое чрезмерной агрессией и жестокостью. Он был настолько туп, что не поддавался гипнозу. Даже Ворон, используя всё своё могущество, никак не мог научить его сканировать чужой разум и читать мысли.
Но, тем не менее, какими бы ни были недостатки Велдона, они с лихвой перекрывались его главным достоинством - собачьей преданностью хозяину - Ворону. Велдон не знал ни страха, ни жалости, ни сострадания. Он был глух к страданиям других людей, и в то же время обладал навыками прирождённого убийцы. Ворон не раз отправлял его на задания, в которых требовалось убить врага с особой жестокостью. И Велдон ещё ни разу не подводил его.
И то, какую промашку дал его верный пёс сегодня, сильно удивило главу Обители Тьмы.
- Как Алекс смог проникнуть в подвал мимо тебя незамеченным? - строго спросил он своего слугу, пристально глядя ему в глаза.
Не зная, что на это ответить, Велдон лишь смущённо пожал плечами.
- Недоработочка вышла... - пролепетал он, виновато и преданно заглядывая в глаза хозяину.
Сканируя мозг этого неандертальца, Ворон увидел его разговор с красивой, очаровательно-простодушной девушкой, чьё лицо и красивые зелёные глаза вызвали в его памяти другой образ. Образ женщины, которую он не мог забыть до сих пор. Лицо злейшего врага и любви всей его жизни. Образ Марии.



***



Ворон сразу понял, кем была эта девушка, и догадался, что она послужила в качестве отвлекающего манёвра, позволив Алексу выполнить своё задание и похитить Архангела прямо у него из-под носа.
Он знал, что эта милая девушка, сама того не подозревая, является для него серьёзной угрозой. Он видел будущее и знал это наверняка. От неё нужно избавиться. И как можно скорее...



***



Виталий, бывший вышибала в ночном клубе, а теперь - адепт Братства Истинного Пути, с лёгкой улыбкой наблюдал за кучкой зомбированных людей, сидящих ровными рядами на холодном полу. Немигающими бессмысленными глазами уставившись в пространство, они открывали своё сознание, а также свои кошельки их общему лидеру, называющему себя Аполлионом.
Сильное, накачанное тело Виталия было скрыто под белой рясой, а на коротко стриженую белобрысую голову был накинут капюшон. В его задачу, равно как и в задачу ещё нескольких охранников, называющих себя адептами, входила роль сторожевых псов этого Братства. Впрочем, собравшиеся здесь люди, умело обрабатываемые их лидером, не представляли никакой опасности.
Аполлион знал, как надо подбирать своих будущих рабов, своих последователей. Как правило, каждый из этих людей был чем-то неудовлетворён в своей жизни. У кого-то были проблемы с родителями, у кого-то с друзьями, кто-то страдал от неразделённой любви, а кто-то чувствовал себя одиноким, неуверенным в себе, беззащитным и слабым. Братство обещало им всё. Оно обещало подарить им душевную гармонию, принять в большую дружную семью, окружить их любовью, заботой и вниманием, дать защиту.
Чувствовать себя любимым и нужным - вот главный ключ к человеческой психике, - считал Аполлион. Стремление к любви изначально заложено в каждом человеке, и ему остаётся лишь направлять это стремление в нужное русло. Что он и делал.
Со своей трибуны громким голосом Аполлион читал свою проповедь, перекрывая льющуюся из пяти мощных динамиков монотонную гипнотическую музыку, которую он называл "мантрой".
До решения основать секту, чтобы таким образом покончить со всеми своими материальными проблемами, он работал старшим научным сотрудником одного НИИ. Проводя исследования и опыты на нищих студентах, готовых за 10 рублей предоставить в его распоряжение свою психику (многие из которых превратились впоследствии в его послушников), он определил, какая именно музыка сильнее всего оказывает гипнотическое влияние на разум человека, помогая снять защитные психологические барьеры, и подчинить чужой разум его воле.
Собравшиеся в зале люди, сидевшие в позе лотоса на грязном деревянном полу, застыли в неподвижности, устремив немигающие взгляды расширенных зрачков куда-то в пространство, и как губка, впитывали каждое слово своего Учителя.
Эта секта находилась в трёхэтажном деревянном здании, удобствами мало чем отличающемся от сарая. Аполлиона заботило лишь собственное благополучие, а бытовые удобства своих последователей его совершенно не заботили. Он учил своих учеников, что ежедневно преодолевая физические и бытовые неудобства, они с каждым днём всё больше и больше очищают свою душу и приближаются к Совершенству. И тогда им будет обеспечена райская жизнь в ином мире.
Аполлион был атеистом, он не верил в загробный мир. А если бы верил, - то никогда бы не решился на подобное насилие над человеческой психикой. "Если бы ад существовал, то черти меня бы там уже ждали. Очень ждали", - с усмешкой любил повторять он своим адептам, самым приближённым и преданным ему людям, с которыми год назад он основал свою секту.
Он не случайно выбрал для себя имя - Аполлион. В этом имени была скрыта насмешка над сидящими на полу людьми, которые внимали каждому его слову. Никто из собравшихся здесь послушников даже не подозревал, что имя их Учителя, их духовного лидера в переводе с греческого означает "Губитель"...



***



- Тысяча и один способ отъёма денег у населения, - с иронией думал Виталий, разглядывая послушников, словно стадо овец. - И способ "чистки мозгов" - один из наиболее прибыльных...
Конечно, Виталию иногда приходилось улаживать небольшие проблемы, когда родственники некоторых сидящих здесь "овец" доставляли хлопоты, пытаясь вырвать своих близких из лап секты. Но именно в этом и заключалась его работа, за которую Аполлион платил ему немалые деньги.
- Идеальная работёнка, - с усмешкой думал Виталий. - Непыльная, доходная и приятная... - размышлял он, разглядывая сидящих на полу симпатичных девушек - послушниц. Они уже давно превратились в рабынь, по первому же приказу выполняющих любые команды Аполлиона и его адептов.
Виталию уже наскучило развлекаться с этими молоденькими куклами с остановившимся бессмысленным взглядом, в котором сквозила рабская покорность. Раньше ему это нравилось, а теперь эти бесчувственные игрушки ему уже надоели. Поэтому он с особым интересом уставился на новое симпатичное личико хорошенькой блондинки, сидевшей в последних рядах и внимательно слушавшей Аполлиона.
Рядом с этой блондинкой сидели ещё двое новичков: пожилой старец и молодой мужчина лет тридцати. Своим опытным взглядом Виталий сразу определил, что под бесформенным серым свитером и широкими спортивками мужчины скрывается сильное, тренированное тело. Он понял это сразу, как только увидел его, входящего в этот зал. Он понял это по его широким плечам и походке, в которой сочеталась грация танцора и хищного зверя.
Присутствие этого мужчины могло бы сильно встревожить Виталия, если бы не два обстоятельства. Первое - это то, что молодой человек сидел, уставившись в пространство бессмысленным взглядом, и этот взгляд не отличался от взглядов остальных собравшихся здесь зомбированных послушников. Виталий уже достаточно хорошо изучил этот взгляд, и считал, что ошибиться здесь просто невозможно.
А вторая причина заключалась в том, что этих троих новичков привёл в Братство лучший друг Виталия - Вовка, по прозвищу Оглобля, прозванный так за свой высокий рост. Виталий доверял Оглобле на все сто, он с лёгкостью доверил бы ему свою жизнь. Он знал, что Оглобля просто не способен на подставу. Он ни за что не привёл бы сюда непроверенных, сомнительных людей, которые могут представлять из себя потенциальную опасность для Аполлиона и находящихся здесь адептов.
Оглобля объяснил Виталию, что этот старик - богач, и он уже перечислил крупную сумму на банковский счёт Братства (то бишь Аполлиона), симпатичная блондинка слева от него - его племянница, а молодой парень - её дружок. (- А это обстоятельство мы исправим, - подавил в себе усмешку Виталий, внешне сохраняя выражение лица таким же каменным и непроницаемым. - Этой ночью я с ней поразвлекаюсь! - твёрдо решил он).
Доверчивость её широко раскрытых глаз, безмятежное выражение лица и хрупкие плечи подтверждали его догадки о том, что эта девчонка станет для него лёгкой добычей. Она была интересна ему именно сейчас. И не только потому, что она была новенькой, этаким свежим мясом, и не потому, что она была красивой, а потому, что в её взгляде ещё не было того тупого выражения рабской покорности, присутствующего в глазах других девушек.
(- Сегодня ночью мы с тобой порезвимся, детка! И надеюсь, что ты будешь сопротивляться! И чем сильнее ты будешь сопротивляться, тем большее наслаждение ты мне доставишь! - думал он, разглядывая Нику холодными рыбьими глазами).
Но тут в зале стало происходить что-то странное. Аполлион, громогласно и убедительно вещающий со своей трибуны о любви и мире на Земле, и о том, что к этой самой любви и миру их планету может привести лишь Братство Истинного Пути, вдруг стал запинаться.
Это было настолько на него не похоже, что охранники-адепты в недоумении переглянулись между собой. Раньше Аполлион не допускал никаких сбоев, он всегда действовал чётко и профессионально. Своим убедительным, хорошо поставленным голосом оратора он всегда чётко проговаривал все слова в своих "проповедях", не позволяя сидящим напротив его людях усомниться в сказанном. И этот его внезапный лепет и заикание застигли всех врасплох.
Не понимая, что с ним происходит, Аполлион на какое-то время застыл в растерянности и в нерешительности оглянулся по сторонам. Что-то неуловимое, словно энергетическое поле, сгущалось в окружающем пространстве.
- Вы все - стадо послушных ослов! Вы просто тупые, дебильные овцы! - вдруг заорал он с трибуны.
(- Что происходит? - с испугом думал Аполлион, слушая, как из его рта вылетают фразы, сводящее на нет его прежнее гипнотическое влияние, и вызывающие недоумение на лицах его адептов).
- Я использую вас, как рабов и наживаюсь на вас, на вашем труде! Вы просто жалкие, ничтожные недоумки! Я презираю всех вас! А вы, безмозглые придурки, не можете этого никак понять! - с расширенными от ужаса глазами, но не в силах остановиться, выкрикивал Аполлион.
Он видел, как сидящие на полу послушники постепенно начали выходить из транса, в их глазах стало проступать осмысленное изумление и в их рядах пронёсся тихий ропот недоумения, а у растерянных адептов от неожиданности отвисли челюсти. Он всё это видел, но был не в состоянии закрыть свой рот.
- Вы пришли сюда, чтобы найти любовь, понимание, поддержку, а всё, что вы получили - это просто банальное рабство! Вы, тупые кретины и идиоты, даже не подозреваете, что самую сильную поддержку и любовь вы можете найти лишь в своей семье, среди родных и друзей, среди своих любимых! Вам и в голову не приходит, что сила и любовь уже живёт в ваших сердцах, и никакое Братство, никакие секты не смогут вам этого дать! - орал Аполлион, перекрикивая всё более усиливающийся ропот в зале.
Он увидел, что послушники начали приходить в себя, а внезапно закоротившие динамики, из которых посыпались искры и повалил густой едкий дым, ещё больше способствовали возвращению сознания собравшихся здесь людей в реальность.
Напрягшийся, встревоженный Виталий стал озираться по сторонам, пытаясь найти объяснение происходящему, равно как и другие адепты, стоявшие в недоумении, не знавшие, что им делать, поскольку вдруг все послушники вышли из-под контроля. Окидывая обеспокоенным взглядом послушников, растревоженных, словно пчелиный рой, гул среди которых всё нарастал, Виталий отметил, что в зале находятся трое человек, которых не удивили происходящие события. И это были те самые новенькие.
Старик и молодой мужчина по-прежнему неподвижно сидели в позе лотоса, словно находясь в медитации, посреди всеобщего замешательства с безмятежностью уставившись прямо перед собой, а спокойно сидящая рядом с ними блондинка с любопытством озиралась по сторонам, с интересом наблюдая реакцию приходящих в себя людей. Виталий отметил, что в её взгляде не было ни удивления, ни растерянности, ни испуга, и это его насторожило.
- Это враги! - понял он интуитивно. Он кивнул своим друзьям-адептам на новеньких, и решительным шагом обходя поднимающихся с пола возмущённых послушников, направился к этой троице.



***



Находясь в состоянии медитации и подключая свою энергетику к энергетике старейшины - Фёдора Матвеевича, Алекс помогал ему оказывать более быстрое и сильное воздействие на лидера сектантов, объявившего себя пророком. Такие "пророки" всегда гораздо опаснее обычных убийц и воров, поскольку они убивают не только тело человека и крадут его вещи, они крадут и убивают душу, что ещё страшнее.
И теперь, разоблачив лже-пророка и сидя в позе лотоса рядом с Фёдором Матвеевичем, спокойным немигающим взглядом уставившись в пространство, Алекс продолжал перекачивать свою энергетику старейшине, помогая ему привести в чувство находящихся здесь послушников, чтобы вернуть их в нормальную жизнь. Совместными усилиями они развеивали тот гипнотический яд, который разъедал разум этих людей и лишал их воли.
С полным хладнокровием Алекс наблюдал, как в их сторону двинулись семеро адептов-охранников, каждый из которых обладал довольно внушительными габаритами, а их накачанные мышцы явственно проступали даже сквозь белые рясы.
Аполлион специально подбирал именно таких людей для своей охраны, поскольку будучи психологом, понимал, что один их вид может отпугнуть и заставить остановиться в нерешительности любого, кто посмеет встать на пути Братства. Рядом с этими накачанными шкафами он чувствовал себя в безопасности.
Под широкими белыми рясами каждого из них, колышущимися при ходьбе, Алекс с лёгкостью различил очертания оружия. Ему даже не нужно было сканировать их мозг, чтобы понять их намерения. Они направлялись сюда, чтобы прикончить их.
Но у Алекса на этот счёт были свои планы. Он не беспокоился за Нику и Фёдора Матвеевича, поскольку был уверен, что сможет защитить их. Эта уверенность подкреплялась тем, что среди этих белых адептов находился тот, кто стал невольным агентом Ордена Света. Захваченный в плен Воинами Света Оглобля, с промытыми в медчасти Ордена мозгами, под влиянием гипноза превратился в их союзника. Алекс всегда считал, что с врагами надо бороться их же методами.
Зайдя за спину Виталию, не ожидающему предательства со стороны лучшего друга, Оглобля одним резким движением свернул ему шею. Затем он вытащил из-за пояса свой пистолет Макарова, и плавно нажимая на курок, меткими и точными выстрелами отправил на тот свет ещё двоих своих друзей.
Итак, адептов осталось всего трое. Один из них с расширенными от шока глазами, едва справившись с замешательством от осознания того, что Оглобля оказался предателем, выхватил из-за пояса оружие и изрешетил тело своего бывшего друга и соратника.
Когда зазвучали выстрелы, в зале началась паника. (- Это хорошо! - подумал Алекс, выходя из состояния медитации и быстро поднимаясь с пола. - Паника вызовет в этих людях подавляемый Аполлионом инстинкт самосохранения и поможет им быстрее вернуться к нормальной жизни).
Быстрыми, отточенными движениями с грацией большой кошки Алекс с лёгкостью обезоружил и нейтрализовал оставшихся троих охранников. Он не мог рисковать и пытаться сохранить им жизнь, поскольку в зале было слишком много перепуганных, в шоке разбегающихся людей, которые могли пасть жертвами перекрёстного огня, поэтому Алекс молниеносно бил на поражение.
Одним ударом ноги он выбил оружие из рук первого адепта, вторым ударом сломал ему шейные позвонки, после этого сильным ударом кулаком в грудную клетку навсегда остановил сердце другого, и в прыжке с разворотом нанёс такой удар ногой в висок третьему, что тот как подкошенный рухнул на пол, получив настолько сильное сотрясение мозга, что последующие месяцы, если не годы, ему предстояло провести в больнице.
Расправившись с противниками, Алекс развернулся и быстрыми, решительными шагами направился к Аполлиону, застывшего за своей трибуной с широко раскрытыми от ужаса глазами, которого при виде разворачивающихся событий словно парализовало. Его тёмная, погрязшая в грехах душа содрогалась от страха, инстинкт самосохранения в рупор вопил в мозгу о том, что надо бежать, но тело, парализованное энергетическим воздействием Фёдора Матвеевича, не могло сделать ни шага.
У Алекса были чёткие инструкции на счёт новоявленного пророка. Старейшины знали, что с такими познаниями в психологии и обладая довольно сильным энергетическим биополем, этот человек будет опасен для окружающих везде - и в тюрьме, и в психиатрической больнице. Он в любой ситуации сможет продолжать обрабатывать чужие умы и души, находя себе всё новых адептов и послушников. Это Братство нужно было уничтожить на корню.



***



С ужасом, застывшим в его выцветших голубых глазах, Аполлион наблюдал, как красивый, словно Ангел Возмездия, молодой мужчина приближается к нему с неотвратимостью самой смерти. Словно со стороны он услышал хруст позвонков своей ломающейся шеи и в эту последнюю секунду своей жизни он перестал быть атеистом. Он вдруг осознал, что на свете есть Высшие Силы, Высшая Справедливость, которая смогла остановить его и вынести ему смертный приговор.
Спокойные, ироничные серые глаза незнакомца были последним, что увидел Аполлион перед тем, как его душа отделилась от тела и отправилась туда, где его уже ждали. В ад.



***



В последнее время Ника всё чаще стала замечать, что в её комнате происходит что-то странное. У неё периодически стало исчезать нижнее бельё, а косметика и расчёска оказывались порой в самых неожиданных местах, например, - под простыней, в подушке под наволочкой или сложенными аккуратной пирамидкой под стулом.
А однажды вечером, после очередной тренировки, она вошла в свою комнату и увидела, что огромное зеркало её шкафа-купе разрисовано алыми сердечками. На это художество неизвестный пакостник извёл всю её любимую помаду, пустой тюбик из-под которой валялся рядом, на полу. А в полуметре от пола на этом зеркале, в центре самого большого сердечка, виднелась загадочная корявая надпись "Лублю".
Полная решимости разобраться с этим хулиганством, Ника отправилась за помощью к Алексу.
Когда она привела его в свою комнату, то зеркало сияло первозданной чистотой, словно на нём ничего и не было. И только пустой тюбик из-под помады, валяющийся на полу на прежнем месте, позволил девушке не усомниться в здравости своего рассудка.
Алекс спокойно осмотрел её комнату.
- Пирл, появись! - приказал он, и в правом углу комнаты стало проявляться нечто серое, шерстью и размерами отдалённо похожее на кошку, но прямо, с гордой осанкой стоящее на маленьких пушистых ножках. Материализовавшись, существо с вызовом поглядело маленькими выпуклыми чёрными глазками-бусинками на Алекса. Оно нахохлило шёрстку на затылке, прижало острые, с кисточками на концах, как у рыси, ушки, и наморщило гладкий и длинный, как у муравьеда, носик. Мохнатые передние лапки с маленькими пальчиками были по-наполеоновски сцеплены на груди.
- Ух ты! - вырвалось у остолбеневшей Ники, с изумлением рассматривающей существо, в последнее время не дающее ей покоя.
Когда домовой перевёл свой взгляд с Алекса на девушку, выражение его лица и поза моментально изменились. Сердитый хохолок на затылке исчез, и с явным томлением в маленьких чёрных глазках Пирл стал водить своим носиком из стороны в сторону, страстно подёргивая влажным чёрным блестящим кончиком носа, похожим на пуговку, и трясти ушками, показывая явное расположение к Нике.
- Ну, всё, поздравляю, Пирл влюблён! - серьёзным тоном произнёс Алекс. - Скоро детей крестить будем! - торжественно добавил он, изо всех сил стараясь, чтобы Ника не заметила, что он еле сдерживается от смеха.
- Каких детей? - не поняла девушка.
- Ваших! - не в силах больше сдерживаться, расхохотался Алекс. - Ты и глазом моргнуть не успеешь, как этот пушистик ночью проникнет к тебе под одеяло, пока ты спишь, - ну а там - на несколько мохнатых существ в нашем мире станет больше!
- Ты шутишь? - в глазах Ники застыло испуганное выражение, которое ещё больше развеселило Алекса.
- Скажи же, что ты шутишь! - в шоке повторила она.
- Да, я шучу! - сжалился, наконец, Алекс, еле разгибаясь от смеха. - Не бойся, детей у вас не будет, вы с ним разные биологические виды, - успокоил он её.
- А что касается остального, - добавил он с хитрой улыбкой, - то это вполне может быть. Как ты думаешь, почему в Ордене так мало женщин? Просто многие сбежали от нас, точнее - от этого маленького любвеобильного пушистика. Впрочем, некоторым даже понравились его нежные мохнатые лапки и длинный умелый язычок, - рассмеялся Алекс, глядя на растерянное лицо девушки.
Ника в полном замешательстве уставилась на Алекса. Иногда она совершенно не могла понять, шутит он или говорит серьёзно, и сейчас был как раз такой случай.
- Кто знает, может он тебе понравится настолько, что обычные мужчины перестанут тебя интересовать? Ты только представь, какие чудеса он может вытворять своим носом! Поздравляю, Ника, кажется, у тебя налаживается личная жизнь! - Алекс снова расхохотался так, что почувствовал колики и схватился за живот.
Ника пришла в ярость. (- Я его убью! - в бешенстве подумала она, глядя на согнувшегося пополам от смеха Алекса. - Он же просто издевается надо мной!)
Её взгляд упал на домового, носик и ушки которого продолжали завлекающе подёргиваться. Его мохнатая мордочка вытянулась, а чёрные глазки всё так же с обожанием и страстью буравили Нику. (- Нет, я убью их обоих!).
Не выдержав, Ника схватила с кровати подушку и изо всех сил несколько раз огрела ею Алекса, который уже начал икать от смеха. После третьего удара из подушки полетели перья, а Алекс, потихоньку прекращая, наконец, смеяться, лишь защищался от этих ударов, прикрывая голову руками. Наблюдающий эту сцену домовой что-то тихо пропищал.
После этого писка Алекс разразился новым приступом смеха.
- Он говорит, что ему нравится смотреть бои на подушках, - перевёл он Нике этот писк, вытирая слёзы с глаз, - и предлагает нам раздеться догола, а он пока сбегает на кухню за мёдом, чтобы мы могли им намазаться и вываляться в перьях. Он сказал, что его это возбуждает!
Немного придя в себя от смеха, Алекс вырвал наконец подушку из рук девушки, снял ботинки, а потом схватил Нику в объятия и повалил на кровать. Из угла снова донёсся писк, но на этот раз в нём явственно чувствовалась угроза.
- Он сказал, что если я буду тебя лапать, он меня покусает!
- Фас! - в шутку сказала Ника, чтобы отомстить Алексу за его смех.
Но домовой воспринял эту команду как призыв к действию. Не долго думая, он ринулся на защиту дамы сердца, и вцепился маленьким острыми зубками Алексу в пятку.
- Ты что, спятил? Пирл! Отцепись немедленно! Ты, Альф недоделанный! Я тебя вампирам скормлю! - орал на домового Алекс, вскочив с кровати.
Тут уже пришёл черёд хохотать Нике, наблюдающей, как Алекс прыгает по комнате на одной ноге, изо всех сил пытаясь оторвать от себя этого маленького пушистого Казанову с бульдожьей хваткой. Ушки домового были плотно прижаты, а в маленьких чёрных глазках-бусинках читался боевой задор и уверенность в победе.
На шум прибежали Мария и Дмитрий. Они тоже чуть не легли на пол от смеха, когда увидели, как один из лучших оперативников Ордена, прыгая на одной ноге по полу, усеянному перьями, пытается оторвать от себя озверевшего пушистого домового, вцепившегося в его пятку, а Ника в это время валяется на кровати, умирая от смеха, который уже грозил перерасти в истерику.
- Я тебе этого не прощу, Пирл! Ты маленький мохнатый гадёныш! Я тебе это припомню! Я тебе сейчас по ушам надаю! - продолжал орать на домового Алекс, тщетно пытаясь отцепить его от себя.
- Пирл! Немедленно прекрати! - сквозь смех едва смогла проговорить Мария, пытаясь придать своему голосу наиболее грозный тон, - Дима, помоги ему! - кивнув на Алекса, попросила она Дмитрия.
Дмитрий, согнувшийся пополам от смеха, пришёл на помощь другу. Он подошёл к Алексу, схватил двумя руками распалённого в бою домового и сжал пушистую шею.
- Сам отпустишь или тебя придушить? - всё ещё смеясь, спросил он Пирла, всё сильнее сжимая захват на его шее.
Поняв, что бой проигран в неравной схватке, Пирл выпустил, наконец, свою добычу из зубов, тихонько пискнул, и попытался смыться под кроватью.
Но на полпути к убежищу он был перехвачен Марией, которая с помощью своего дара - телекинеза поймала его невидимым энергетическим лучом и пришпилила барахтающегося домового к стенке, в двух метрах от пола.
- Предупреждаю тебя в первый и последний раз, Пирл, - суровым тоном произнесла Мария, - ещё раз побеспокоишь Веронику или Алекса, - и я вышвырну тебя из этого дома! Ты сам знаешь, как много в наше время бездомных домовых, и любой из них с радостью займёт твоё место! Так что прекрати свои проделки, или будешь искать для себя убежище на свалке, в картонных домиках бомжей! Ты меня понял?
В ответ домовой что-то тихо и грустно пискнул, с сожалением и тоской взглянув глазками-бусинками на Нику, и понуро опустил ушки.
Все наблюдающие эту сцену чуть вновь не расхохотались. Все, кроме Алекса, который, сидя на стуле, пытался своей энергетикой вылечить пострадавшую ногу. Заживление от острых зубов домового шло очень медленно и с большим трудом, и Дмитрий снова пришёл ему на помощь, протянув руки над его раной. Совместными усилиями они добились полного заживления несчастной пятки.
Мария наконец отпустила поникшего домового на пол и сурово скомандовала:
- Марш в свою каморку!
Мария была единственным человеком в Ордене, к которому Пирл испытывал страх, уважение и благоговение, поэтому он не пререкаясь, покорно и понуро отправился назад в тот самый угол, из которого недавно материализовался, и очертания его пушистой серой фигурки растаяли в воздухе.
- Прости за беспокойство, Вероника, - извинилась за любвеобильного домового Мария. - Не волнуйся, он тебя больше не побеспокоит.


- Ты в порядке, Алекс? - обратилась она к жертве нападения, и получив в ответ утвердительный кивок, сказала: - Тогда всем спокойной ночи! Отдыхайте, ребята!
С этими словами Мария вышла за дверь.
- Поздравляю, Алекс! - с широкой улыбкой произнёс Дмитрий, - Ты войдёшь в историю! Ведь это первый случай нападения домового на человека! Чем ты его так разозлил? Ты что, хотел его ощипать? - спросил он со смехом, показывая на валяющиеся на полу перья. - Тогда понятно, чего он так взбесился! Кстати, ты неплохо выбираешь себе противников по весовым категориям!
Продолжая посмеиваться, Дмитрий тоже вышел из комнаты, оставив Нику и Алекса наедине. Они посмотрели друг на друга и расхохотались.
- Классное, наверное, было шоу! - сквозь смех сказал Алекс.
- На моих дверях теперь можно табличку вешать: "Осторожно: ревнивый домовой! Острые клыки и бешеный темперамент!", - со смехом ответила ему Ника. - Может, натравить его на Дмитрия? Вот была бы потеха!
Они оба вновь расхохотались, представив эту сцену.
Немного придя в себя от смеха, Ника с сочувствием посмотрела на Алекса и спросила: - Ты в порядке?
- Да, - с улыбкой кивнул он ей. - Тебе помочь прибраться? - спросил он, окидывая взглядом беспорядок в комнате.
- Если скажешь, где взять совок и веник, то буду тебе благодарна, - ответила девушка, смахивая перья со своей кровати, со стола и стула на пол. - А ещё неплохо было бы где-нибудь взять иголку с ниткой, - сказала она, показывая на разорванную подушку.
- Хорошо, я сейчас принесу, - пообещал Алекс и вышел за дверь.
На полу посреди комнаты Ника заметила красные пятна, и приглядевшись внимательнее, поняла, что это была кровь. Кровь Алекса из его несчастной прокушенной пятки. (- Бедный! Наверное, ему было очень больно, а я хохотала как ненормальная! - с укором совести подумала она. - Надо будет извиниться перед ним).
Когда Алекс вернулся, держа в одной руке совок и веник, и в другой - иголку с белыми нитками, Ника с виноватым видом подошла к нему и, заглядывая ему в глаза, попросила: - Прости пожалуйста, что я смеялась над тобой! Знаю, что тебе было очень больно, а я вела себя как последняя дура!
- Ладно, проехали! - весело улыбнулся Алекс. - Будешь подметать или вначале полетаешь? - спросил он с хитрой улыбкой, протягивая ей веник.
- Ты просто несносен! - воскликнула девушка, в притворном гневе ткнув его кулаком в живот.
Автоматически реагируя на удар, он сжал свои ладони в кулаки, забыв, что в его руке находится небольшая катушка с нитками и иголкой.
- Чёрт! Кажется, сегодня не мой день! - засмеялся Алекс, протягивая вперёд правую руку и демонстрируя Нике кровоточащий большой палец, в который наполовину вошла игла.
- О Боже! - воскликнула девушка от увиденного. - Прости!
- Ничего, сам виноват! - улыбнулся Алекс, спокойно вытаскивая иглу из пальца и быстро заживляя рану своей энергетикой. - Теперь снова придётся идти за белыми нитками! - вздохнул он.
Он зашёл в ванную, сполоснул от крови вылеченную руку и вновь вышел за двери. Пока его не было, Ника подмела пол и расправила кровать. Наконец Алекс снова вернулся, держа в руках новую катушку с белыми нитками. Торжественно вручив её Нике, он с улыбкой поцеловал девушку в щёку, и со словами: - Кажется, сегодня мне небезопасно находится в твоей комнате. Увидимся завтра! Спокойной ночи, Ника! - ушёл, прихватив с собой совок и веник.
Когда за ним закрылась дверь, Ника, вздохнув, села на кровать. (- Ну почему ты опять уходишь? Может, я не интересую тебя как женщина? Может, я что-то делаю не так? Наступит ли тот день, когда ты останешься в моей комнате на всю ночь, и не ограничишься поцелуями?). Она снова тяжело вздохнула, и принялась зашивать подушку.



***



На следующий день Нике предстояло расширить свои знания о сверхъестественных сущностях, так как Мария отправила их с Алексом на задание, целью которого была нейтрализация полтергейста, наводящего ужас на обитателей старой коммунальной квартиры на окраине города.



***



Дмитрий Олегович, пожилой пенсионер, ветеран Великой Отечественной войны и обитатель коммунальной квартиры дома 17 по улице Победы услышал звонок, раздавшийся в дверь, и со страдальческим выражением лица хватаясь за свою радикулитную поясницу, поплёлся открывать замок.
- И кого ещё чёрт принёс в такую рань? - ворчал он, открывая двери, даже не подумав задать вопрос "Кто там?", резонно полагая, что никаким разбойникам и в голову не придёт грабить их нищенское жилище.
На пороге стояли двое - молодые мужчина и женщина в чёрных плащах.
- Мы пришли, чтобы решить вашу проблему! - авторитетно заявил мужчина.
- Вы сантехники! - обрадовался пенсионер. Мужчина и девушка с недоумением переглянулись между собой.
- Нет, мы - из санэпидемстанции. - ответил мужчина. - Особый отдел по борьбе с паранормальными сущностями. У нас получены данные, - произнёс он с умным видом, доставая какой-то блокнотик из кармана и принялся зачитывать оттуда: - В ночь с пятого на шестое октября в доме 17 по улице Победы в квартире 9 произошла активизация сверхъестественных элементов, своими эманациями загрязняющих эфирное поле этого дома. И как представители санэпидемстанции, - подвёл он итог, решительно захлопывая свой блокнотик, - мы обязаны принять соответствующие меры.
- Конечно, конечно, - закивал головой Дмитрий Олегович. Кроме слов "санэпидемстанция" и "принять соответствующие меры" он не понял из сказанного ни слова. - Проходите!
- Надо уметь работать с населением! - с хитрой улыбкой прошептал Алекс Нике, пропуская её вперёд.



***



Стоя в дверях комнаты, бедно обставленной и обклеенной выцветшими от времени и засаленными жёлтыми обоями, Алекс опытным взглядом оценивал окружающее пространство. Разбитое зеркало, висящее на стене, треснувшие стеклянные дверцы старенького серванта, разорванные на ленточки старенькие занавески и мигающая лампочка в искорёженном абажуре говорили об агрессивности обитающего здесь незваного духа.
- Главное при нейтрализации сверхъестественных элементов - показать, кто тут босс! - авторитетно заявил Алекс, доставая из-за пояса водяной пистолетик. Вскинув его наизготовку, он с видом лихого ковбоя принялся поливать комнату Святой водой.
- Желаю удачи! Только советую тебе держаться подальше от колюще-режущих предметов! - иронично заметила Ника, уворачиваясь от метнувшейся в её сторону вилки.
Она скорее почувствовала, чем увидела, как нечто неосязаемое, от которого по телу бегали мурашки, заметалось по комнате, и в них с Алексом тут же полетели различные предметы: книги, тарелки, ножи, вилки и стулья.
- Это уже слишком! - заметил Алекс, уворачиваясь от метко посланного в его голову небольшого топорика, и взмахом руки останавливая нож, со скоростью пули подлетающий к горлу Ники.
- Ты выиграл битву, но не войну! - заявил он невидимому духу. Пятясь к выходу и прикрывая Нику от летящих предметов своим телом, он медленно вывел её в коридор.
Плотно закрыв двери опасной комнаты, Алекс направился на кухню. Перепуганные обитатели этой квартиры уже давно ретировались туда, предоставив возможность двум новоявленным охотникам на привидений выполнить свою работу.
- Кто живёт в этой комнате? - поинтересовался Алекс официальным тоном.
- Я! - робко отозвался трясущийся от страха мужчина средних лет, который в своих очках с толстыми линзами, взъерошенными волосами и тщедушным телом, выглядел типичным ботаником.
- У вас есть соль? - спросил его Алекс.
- Д-да! - заикаясь, пробормотал ботаник, протягивая Алексу солонку.
- Отлично! - улыбнулся Алекс такой улыбкой, которая не предвещала полтергейсту ничего хорошего.
Взяв солонку, он с решительным видом вернулся в комнату. Заинтригованная Ника вошла вслед за ним, с интересом оглядывая место боевых действий. В воздухе висела подозрительная тишина, словно таинственное и чуждое этому миру НЕЧТО затаилось в ожидании того, что на этот раз предпримут незваные гости.
- Ты не дал нам решить проблему с тобой по-хорошему, поэтому теперь мы будем действовать по-плохому! - с угрозой произнёс Алекс, обращаясь к невидимке, и рассыпая соль в виде пятиконечной звезды - пентаграммы. Внутри этой пентаграммы остатками соли он обозначил круг, в который втолкнул Нику, защищая её от летящего в неё стула, и с невозмутимым выражением лица уселся в середину этого круга, приняв позу лотоса.
Глядя на него, Ника тоже села на пол рядом с ним, с любопытством наблюдая за его действиями. Закрыв глаза, Воин Света сосредоточился и уже через пару секунд девушка увидела, как вокруг них с Алексом заискрилось защитное энергетическое поле, защищающее от летящих в них предметов.
Ника вздрогнула, когда висящее на стене огромное треснутое зеркало взорвалось с жутким грохотом. Она похолодела от ужаса, увидев, как все эти осколки, словно в замедленной съёмке, разворачиваются в их направлении и со скоростью пули направляются к ним, посланные чьей-то враждебной волей. Сжавшись от страха в перепуганный комок, девушка вцепилась в Алекса, уткнувшись лицом в его сильное плечо.
Чтобы успокоить её, Алекс, не выходя из состояния медитации, сжал её хрупкую руку в своей широкой ладони, и краем глаза Ника увидела, как смертоносные осколки зеркала с мелодичным звоном посыпались на пол, наткнувшись, словно на непреодолимую преграду, на энергетический барьер, выстроенный её другом.
Девушка почувствовала, как сгущается в комнате воздух, превращаясь в осязаемую субстанцию, и как нечто непонятное, странное и враждебное материализуется в дальнем углу комнаты, застряв в пространстве, словно в липкой, густой массе. Тёмный энергетический сгусток овальной формы трепыхался изо всех сил, пытаясь вырваться из ловушки, устроенной Алексом, и Ника почти физически улавливала волны злобы и ненависти, исходящие от этой агрессивной сущности.
- Убирайся отсюда в своё измерение, пока цел! - решительно произнёс Алекс, открыв глаза и с угрозой глядя на зависшее существо. - Если не уберёшься сам, - я развею тебя на атомы! - предупредил он.
Нике показалось, что из комнаты выкачали весь кислород, стало трудно дышать, и ей в голову пришла мысль, что было бы неплохо открыть сейчас окно. И словно в ответ на её мысли, огромное окно моментально пошло трещинами, и взорвавшись с оглушительным грохотом, подобно зеркалу, разлетелось мелкими осколками по комнате.
Вздрогнув, Ника вновь со страхом вжалась в своего защитника и учителя, который с уверенностью и спокойствием приобнял её одной рукой, прижав к себе.
Эффект от взрыва был такой, словно в комнату бросили гранату, и если бы не защищающий их энергетический барьер, уцелеть было бы просто невозможно. Но, благодаря Алексу, ни один осколок не пробил их защитный экран, и по наступившей вслед за взрывом тишине Ника вдруг почувствовала, что всё закончилось.
Из разбитого окна в комнату ворвался прохладный ветерок, наполняя свежим воздухом несчастную комнату, которая выглядела так, словно по ней пронёсся ураган, и озираясь вокруг, девушка поняла, что обитавший здесь когда-то враждебный дух исчез навсегда.
- Что, страшно было? Испугалась? - с мягкой улыбкой поинтересовался Алекс, внимательно вглядываясь в лицо девушки.
Молча кивнув ему в ответ, Ника снова зарылась лицом в его сильное, надёжное плечо. Алекс обнял её, крепко прижал к себе, и находясь в его объятиях, девушка почувствовала, как невидимые волны уверенности и спокойствия, исходящие от него, наполняют её душу, давая чувство защищённости, счастья и покоя.
- Я трусиха, да? - вздохнув, спросила она.
- Нет, - улыбнулся Алекс. - Ничего не боятся только покойники или сумасшедшие. Твоя реакция на происходящее была абсолютно нормальной, - заверил он её.
- Не волнуйся, ты скоро привыкнешь к паранормальным явлениям, и уже примерно через полгода ты будешь с лёгкостью развеивать такие сущности направо и налево! - с уверенностью произнёс он. - Главное - помнить, что ты - в своём мире, а они здесь - чужаки, и ты гораздо сильнее их. Некоторым сущностям бывает достаточно одного предупреждения, и они сразу убираются в своё измерение, а с другими приходится поступать более жёстко, - объяснил Алекс, поднимаясь с пола и помогая встать Нике.
Когда они вышли из комнаты, в коридоре их тут же обступили до смерти перепуганные жильцы.
- Вы живы? - потрясённо спросил ботаник. - Мы слышали два жутких взрыва и звон бьющегося стекла и решили, что вы погибли!
- Слухи о нашей смерти несколько преувеличены! - рассмеялся Алекс. - Мы очистили эту квартиру от привидений, и теперь вы можете жить спокойно! - заверил он жильцов. - Кстати, вот компенсация за нанесённый ущерб! - произнёс Алекс, доставая из кармана плаща пачку денег и протягивая её ботанику. - Здесь хватит на то, чтобы сделать капитальный ремонт во всей вашей квартире! - объяснил он, и взяв Нику за руку, направился к выходу.
- А кого нам за это благодарить? - уже им в спину спросил вконец растерявшийся ботаник.
- Санэпидемстанцию, конечно, - вместо Алекса ответил сообразительный пенсионер Дмитрий Олегович.



***



Впоследствии главврач городской санэпидемстанции долго не мог понять, что за странные люди звонят с благодарностью за освобождение от какого-то призрака и благодарят за ремонт какой-то коммунальной квартиры.
- Психи какие-то! - озадаченно бормотал он, кладя телефонную трубку, из которой в очередной раз доносились благодарственные речи от какого-то пенсионера с улицы Победы.



***



В Ордене Нику и Алекса уже ждало новое задание, и, пообедав, они поднялись наверх, в кабинет Марии.
- Вы должны остановить Архангела! - произнесла Мария, внимательно и, как показалось девушке, печально вглядываясь в лица Ники и Алекса.
- ??? - это заявление Марии удивило их обоих.
- Он убьёт маньяка и спасёт девушку, которая в будущем станет причиной гибели более сорока человек... Мне очень тяжело об этом говорить, но эта девушка должна сегодня погибнуть, и вы должны об этом позаботиться.
- Есть вещи, которые нам неподвластны, - тяжело вздохнув, стала объяснять Мария, увидев, с каким удивлением, недоумением и даже негодованием смотрит на неё Ника. - Если эта девушка сегодня не умрёт, то рано или поздно невольно станет причиной очень крупной дорожной аварии, которая унесёт множество жизней... Старейшины абсолютно в этом уверены.
- То есть мы должны прибыть на место преступления и убить несчастную девушку на глазах спасшего её Архангела? - удивлённо подвёл итог Алекс.
- Да! - кивнула Мария.
- Но ведь цель Ордена - защита невинных людей! - воскликнула явно шокированная Ника. Услышанное просто не укладывалось у неё в голове. - Неужели нельзя в будущем предотвратить эту аварию? Неужели нельзя что-нибудь придумать? Вы ведь ясновидящие! Разве нельзя её предупредить?
- Нельзя, Ника, поверь мне... К сожалению, иногда мы оказываемся перед тяжёлым выбором: кого-то мы можем спасти, а кого - не силах. Старейшины увидели, что мы не сможем предотвратить эту аварию, если девушка останется жива... Это - её карма... Причина и следствие... На одной чаше весов - жизнь одной девушки, а на другой - жизнь сорока человек... Это жестокий выбор, но другого выхода нет...
- А как объяснить это Архангелу? - мрачно спросил Алекс.
- Ты должен постараться, Алекс... - В глазах Марии была грусть и печаль. - Я очень на тебя надеюсь...
Алекс стоял в полной растерянности. Он уже привык бороться со злом во всех его проявлениях, это было для него уже не только работой, но и стилем жизни. Но убивать несчастную, беззащитную жертву, - с этим он никогда ещё не сталкивался. На глазах у Ники ему придётся убивать израненное, измученное существо, глядящее на него как на своего спасителя - с надеждой и благодарностью, - при одной мысли об этом у него сжималось сердце.
- Ты должен это сделать, Алекс! - произнесла Мария, видя сомнение и растерянность в его глазах. - Поверь, другого выхода нет... - вновь с горечью повторила она.
- Мне обязательно надо брать с собой Нику? - спросил он, взглянув на девушку, которая, как и он, стояла в полном замешательстве.
- Да, - ответила Мария, кивнув. - На этом настаивают старейшины. Это будет частью её учёбы в Ордене. Негативный опыт - это тоже опыт. Она должна понять, что мы - не всесильны, и не можем спасти абсолютно всех, - сказала Мария, говоря о Нике в третьем лице, словно её не было в комнате. - Это убережёт её от будущих ошибок и разочарований...
- Архангел - очень сильный противник, и он вряд ли отдаст спасённую им девушку без боя, - отметил Алекс.
- Ты должен убедить его на словах, Алекс, ты должен доказать ему нашу правоту! Нельзя вмешиваться в события, не просканировав, что в результате принесёт это вмешательство в жизнь других людей в будущем! - решительно произнесла Мария. - Несмотря на то, что он старше тебя, вы с ним очень похожи, и он тебя послушает! Ему уже давно пора снова присоединиться к нам, но этот его какой-то юношеский максимализм просто сводит меня с ума! - неожиданно эмоционально воскликнула парапсихолог.
Тяжело вздохнув, Алекс неуверенно покачал головой.
- Это приказ, Алекс! - тихо, но решительно пресекла его возражения Мария. - И ты должен его выполнить! - с грустью добавила она. - Идите сейчас в комнату с оборудованием к Игорю, он сообщит вам координаты местности и выдаст шприц. В шприце - вещество, убивающее быстро и безболезненно. Девушка ничего не почувствует, - загнав печаль в дальний уголок своего сознания, деловито давала указания Мария. - До места, расположенного в лесу, доедете на мотоцикле. Советую взять Хонду. - С этими словами Мария показала им на дверь, давая понять, что дискуссия окончена.



***



Прибыв на место, обозначенное на карте, Алекс огляделся. Они находились посреди лесного массива, узкая тропинка, по которой они ехали, постепенно сошла на нет, и дальше надо было идти пешком. Прислонив мотоцикл к дереву, он закрыл глаза и сосредоточился.
- Туда! - через пару секунд махнул он рукой, показывая Нике направление.
Алекс уверенно повёл её через лес, и через десять минут они вышли на небольшую поляну. Открывшаяся перед их взором картина заставила Нику похолодеть от ужаса.
Она увидела, как молниеносным движением Архангел вытянул из ножен меч, и коротким ударом отрубил стоявшему перед ним на коленях человеку голову. В агонии маньяк дёрнул ногами, хрустнула обледеневшая трава, - и это был единственный звук, сопровождавший его смерть.
Едва удержав в себе крик, готовый сорваться с губ, Ника глянула чуть в сторону и увидела привязанную верёвками к дереву молодую девушку, лет 17 - 18. Из её наполненных болью и ужасом глаз текли слёзы, одежда, вся перепачканная в крови, свисала с неё грязными, рваными лохмотьями. Подойдя поближе, Ника разглядела, что всё тело девушки было исполосовано разрезами, оставленными очень острым ножом или бритвой.
- Помогите... - едва прошептала посиневшими от холода и потери крови губами девушка, с надеждой уставившись на Нику, которая от всего увиденного застыла в полном шоке.
- Я знаю, зачем вы пришли, - проговорил Архангел, медленно поворачиваясь к ним и направляя острие своего меча, с которого капала кровь, на Алекса. - С каких это пор в Ордене убивают невинных? Неужели у вас действительно хватит духу сделать это? - Изучающий, суровый взгляд Архангела буквально буравил их насквозь.
У Ники сжалось сердце, когда она увидела, как при этих словах расширились от ужаса зрачки привязанной к дереву девушки, а её лицо, и без того белое, как полотно, побелело ещё больше.
- Я должен выполнить этот приказ, Михаил! - печально произнёс Алекс, с грустью глядя в глаза бывшему учителю. - Как бы ты не относился к Марии, я всё же считаю, что она права: нельзя вмешиваться в судьбу человека, не просканировав, чем обернётся это вмешательство в будущем для других людей. И в данном случае я верю Марии. Если она сказала, что другого выхода нет, значит, так оно и есть! - тихо, но уверенно произнёс Алекс.
- Хорошо, - усмехнулся Архангел, опуская лезвие своего меча. - Она ваша, - кивнул он на беззащитную жертву.
Стараясь не смотреть девушке в глаза, Алекс подошёл к ней, отвязал её от дерева, после чего снял свой плащ и осторожно закутал в него это замёрзшее, измученное и израненное существо, у которого уже не было сил сопротивляться.
- Не надо, пожалуйста... - едва слышно прошептала девушка, с мольбой вглядываясь в красивое лицо мужчины, который держал её в своих руках, не давая упасть.
Сердце Алекса разрывалось на части. Он чувствовал всё, что происходит в душе этой девушки, он чувствовал её боль и отчаяние. Увидев, как из её умоляющих глаз катятся слёзы, он, словно ища поддержки, посмотрел на Нику. В глазах Ники тоже стояли слёзы, она застыла, словно в ступоре, наблюдая за его действиями.
Архангел молча отошёл в сторону, чуть склонив голову набок, переводя свой изучающий взгляд с Ники на Алекса.
- Прости, - тихо прошептал Алекс девушке, сам еле сдерживая наворачивающиеся на глаза слёзы.
Одним лёгким касанием он нажал на точку на её сонной артерии, и осторожно положил потерявшую сознание девушку на землю. Опустившись рядом с ней на колени, Алекс достал из кармана рубашки шприц, снял с него защитный колпачок и воткнул иглу в шею лежащей перед ним беззащитной жертвы.
Нике не надо было быть телепатом, чтобы видеть, что происходит в душе Алекса. В глазах Воина Света была такая боль, что сердце Ники обливалось кровью.
Рука Алекса дрогнула, и закрыв лицо руками, он отвернулся.
- Нет, я не могу! - в отчаянии прошептал он. Он был просто не в силах заставить себя завершить начатое и влить смертельный яд в вены девушки.
- Это не так-то просто сделать, не правда ли? - с усмешкой отметил Архангел.
Именно в этот момент Ника поняла, почему Мария настояла на том, чтобы она отправилась на это задание вместе с Алексом.
Подойдя к своему другу, она опустилась рядом с ним на колени и прижалась к нему.
- У нас нет выбора, Сашенька, - печально произнесла она. - Мы должны сделать это. Давай сделаем это вместе, - тихо предложила она.
Взяв его руку, она положила её на шприц, накрыв сверху своей рукой, и надавила на поршень. Словно в кошмарном сне, Ника видела, как тело девушки содрогнулось в агонии пару раз, после чего навеки застыло в неподвижности.
Это было одно из тех мгновений жизни, которые навсегда остаются в памяти, вжигаясь в неё подобно раскалённому железу. Ника знала, что теперь ей ещё очень долго будет сниться по ночам это измождённое, посиневшее лицо.
Не в силах больше сдерживать слёзы, Ника уткнулась в плечо Алекса. Они обнялись, обретя в этих объятиях огромную поддержку друг для друга.
Архангел неподвижно стоял в стороне, молча наблюдая за ними.
- Нам пора, - вдруг прервал он затянувшееся молчание. - Через пять минут здесь будут лесорубы. Они обнаружат тела и сообщат куда надо. Не волнуйтесь, её похоронят по-человечески, - с горечью произнёс Архангел.
Грустный взгляд голубых глаз Архангела, казалось, проникал Нике в самое сердце. Она окинула взглядом поляну, и её взор упал на обезглавленное тело маньяка.
- Я просто делаю свою работу, оставляю свой след в жизни, выполняю то, для чего родился, - ответил на её мысли Архангел, перехватив её взгляд. - Нам пора, - вновь повторил он и вдруг замер.
Ника с удивлением отметила, что и Алекс тоже вдруг насторожился, прислушиваясь к чему-то, едва уловимому. Архангел с Алексом перекинулись тревожными взглядами и, без слов обменявшись мыслями, кивнули друг другу.
- Как в старые добрые времена! - усмехнулся Архангел. - Бежим!
Алекс схватил растерявшуюся, не понимающую, что происходит, Нику за руку, и они побежали вслед за Архангелом.
- Что случилось? - уже на бегу спросила Ника.
- Ворон устроил на нас облаву. Его люди уже обступили нас со всех сторон.
- ПОЧТИ со всех сторон, - тоже на бегу вставил реплику Архангел. - Учитывая, что против нас собраны явно превосходящие силы противника, у нас есть лишь один шанс выжить - это вовремя добраться до развилки, где спрятана моя машина, - объяснил он ситуацию Нике. - Держись поближе к Алексу! - приказал он.
- Пригнитесь! - внезапно скомандовал Архангел, скорее почувствовав, чем увидев, серые фигуры в камуфляже, притаившиеся за ближайшими деревьями. - Рассредоточились! - отдал он короткий приказ, вытаскивая меч из ножен, и перебегая короткими перебежками от дерева к дереву, скрылся из виду.
- Старайся не высовываться и держись рядом! - тихо сказал Алекс Нике, доставая из-за пояса беретту.
Старясь не отставать от Алекса, Ника быстро перебегала вслед за ним от одного укрытия к другому. Вскоре раздались выстрелы, и Ника автоматически пригнулась, прикрыв руками голову от летящих во все стороны щепок и коры.
- Молодец, хорошая реакция! - похвалил её Алекс.
Примерно через минуту выстрелы стихли так же внезапно, как и начались.
- Архангел вышел на тропу войны! - с улыбкой объяснил наступившую тишину Алекс. - Двинулись дальше! - сказал он Нике, взяв девушку за руку.
Они вышли из укрытия и вновь побежали вперёд. Метров через сто Алекс вдруг резко толкнул Нику на землю, и не успела она приземлиться, как он уже парой метких выстрелов уничтожил двух Воинов Тьмы, выросших перед ними, словно из-под земли.
Убрав таким образом очередное препятствие на их пути, Алекс склонился над Никой.
- Ты не ударилась? - спросил он её, протягивая девушке руку и помогая подняться на ноги.
- Нет, - покачала она головой, и они стали продвигаться дальше, к намеченной цели.
Через пять минут к ним снова присоединился Архангел, выскочивший из-за кустов, словно чёртик из табакерки.
Ника с удивлением и беспокойством посмотрела на его одежду, всю перепачканную в крови. Она не успела задать ему свой вопрос, как он тут же спокойно ответил на её мысли:
- Я не ранен, это не моя кровь.
- Если хочешь завести друзей - заведи их подальше, - ворчал Алекс, продираясь через плотные заросли кустарника и следя, чтобы упругие колючие ветки не хлестали по лицу Нику, идущую вслед за ним. - Ты не мог оставить машину в каком-нибудь более доступном месте?
- Если ты чем-то недоволен - можешь добираться домой своим ходом! - усмехнулся Архангел. - Наберитесь терпения, мы уже почти пришли! - отметил он, продолжая идти вперёд, и орудуя своим мечом, как мачете, расчищая путь в густых зарослях.
- Вот мы и пришли! - произнёс наконец Архангел, подводя их к небольшому холмику. Под серой маскировочной сеткой оказался чёрный джип.
- А ты не бедствуешь! - с иронией отметил Алекс, запрыгивая на заднее сиденье машины, вслед за Никой.
- Не жалуюсь! - коротко усмехнулся Архангел, садясь за руль и заводя мотор.
- А эта машина - бронированная? - робко спросила Ника, услышав выстрелы, раздававшиеся совсем рядом.
- Нет, - снисходительно улыбнувшись, ответил Архангел. Он вдавил педаль газа в пол, и машина рванула с места. Их джип успел проехать всего несколько метров, как Воины Тьмы высыпали на поляну и автоматные очереди тут же прошили машину. Алекс молниеносно повалил Нику на пол, накрыв её своим телом.
- Темпераментный у тебя дружок, да? - подколол Нику Архангел. - Потерпите немного до дома, ребятки, скоро уже приедем! - усмехнулся он.
- А я уже и забыл, какой ты остряк! - улыбнулся Алекс, поднимаясь с Ники, когда машина уже выехала из зоны обстрела.
- А ты почаще заходи ко мне в гости - тогда вспомнишь! - улыбнулся в ответ Архангел.
- Уж лучше Вы к нам! - ответил Алекс. - Мария считает, что тебе давно пора снова присоединиться к Ордену! - осторожно "закинул удочку" Алекс, и тут же понял, что совершил ошибку, так как после этих слов Архангел опять замкнулся в себе, и за всю последующую дорогу они не услышали от него ни слова.



***



- Прости босс, но им удалось уйти!
Побелев от ярости, Ворон по мобильному телефону выслушивал оправдания своего слуги о провале операции.
- Как такое могло произойти? Ведь всё было спланировано по секундам! Лучшие маги Обители расписали вам каждый их шаг! - вне себя от ярости, рычал в трубку Ворон.
- Им помог Архангел, они скрылись на его машине, - похолодев от страха за свою жизнь, оправдывался командир отряда. И его страх был вполне обоснован, поскольку он чувствовал, как его шею перехватывает невидимый энергетический луч разгневанного хозяина. Через пару секунд его шейные позвонки переломились, не выдержав чудовищного давления.
Расправившись с провинившимся слугой, Ворон в ярости швырнул мобильный телефон через всю комнату, разбив его вдребезги.
Немного выпустив пар, глава Обители Тьмы устало опустился в удобное кресло за своим рабочим столом и в задумчивости откинулся назад, на спинку.
- А ты что думаешь? - спросил он, обращаясь словно в пустоту.
- У неё очень сильный Ангел-хранитель. Но и он не всесилен. Она всего лишь глупая девчонка и рано или поздно она совершит ошибку и попадёт в наши сети, - произнёс холодный, лишённый каких-либо человеческих эмоций, голос. Амадей, правая рука Ворона, материализовался в его кабинете и, выйдя из тени, спокойно смотрел на своего хозяина.
Это существо было вампиром до мозга костей, которое питалось не только кровью своих жертв, но и получало истинное удовольствие от поглощения их жизненной энергии. Амадей был вампиром на всех уровнях - и на физическом, и на энергетическом. Он был самым сильным вампиром из всех существующих на этой планете. И он служил Ворону.
Амадей пользовался властью и влиянием Ворона для прикрытия своих кровавых преступлений, благодаря чему ни разу не был пойман Воинами Света, не говоря уже об обычной милиции. На его счету были уже сотни человеческих жертв.
- Время работает против нас, - задумчиво произнёс Ворон. - Мы должны ликвидировать её, пока не поздно...
- Великий секрет успеха заключается в умении ждать, - бесстрастно отметил Амадей.
- Ты прав... Эта операция провалилась, но у меня в запасе есть ещё один козырь, - зловеще усмехнулся хозяин Обители Тьмы. - Всем козырям козырь...



***



Высадив Нику и Алекса у ворот Ордена с лаконичной репликой: - Ещё увидимся! - Архангел развернул машину и уехал прочь.
Едва они переступили порог и вошли в особняк, как к ним тут же подбежали Мария,
Дмитрий и целители.
- Слава Богу, вы целы! - облегчённо выдохнула парапсихолог, обнимая по очереди сначала свою племянницу, а потом - приёмного сына.
- Вы в порядке? - обеспокоенно спросил Дмитрий.
- Да, в порядке, - ответил Алекс. - Благодаря Архангелу, - добавил он.
Целители, убедившись, что в их услугах никто не нуждается, приветственно кивнули Нике и Алексу, и отправились обратно в медчасть.
- Старейшины получили видение о нападении на вас уже после того, как вы оказались в засаде. Мы поняли, что вмешаться в ситуацию мы уже не успеем, и нам не оставалось ничего, кроме как молиться за вас. Я очень рада, что вы не пострадали, ребята! Вы всё сделали правильно! - похвалила она, и тут же, по своему обыкновению, принялась давать ценные указания:
- Сейчас идите ужинать, а потом - займитесь медитацией. Завтра вас ожидает новое задание: нужно предотвратить одну кражу. Инструкции получите после завтрака, - подвела итог Мария.



***



На следующее утро Ника и Алекс стояли в коридоре Ордена, обсуждая детали предстоящей операции. Мимо них, приветствуя друг друга кивком головы, время от времени проходили члены Ордена. Вдруг Ника почувствовала пульсирующее тепло внизу живота, которое ярким взрывом наслаждения разлилось по телу.
- Ох! - только и смогла вымолвить девушка, чувствуя, что у неё подкашиваются ноги, и чтобы не упасть, вцепилась в Алекса. В полном замешательстве Ника оглянулась, пытаясь понять, что же случилось.
В нескольких метрах от себя, за спиной Алекса она заметила молодого человека, лет 35-ти, высокого и стройного, с короткими светлыми волосами, большим мужественным носом, чувственными губами и небольшой щетинкой на лице, которая ему очень шла и делала его очень сексуальным. Мужчина смотрел на Нику и улыбался. Под его дерзким, смеющимся взглядом чуть прищуренных серых глаз Ника почувствовала себя совершенно раздетой.
- Тебе понравилось, красавица?
Ника находилась в таком смятении, что не смогла выдавить из себя ни слова. Да и что было говорить? И "да", и "нет" прозвучали бы сейчас одинаково глупо.
Алекс, который не сразу, но всё же понял, что происходит, резко обернулся и произнёс, едва сдерживая ярость:
- Оставь свои штучки, Саймон, иначе будешь иметь дело со мной!
- Прости Алекс, но у меня другая ориентация, - с иронией произнёс Саймон, подходя ближе, - Но ты можешь обратиться к Дмитрию. Я слышал, что в последнее время он к тебе неравнодушен.
Подойдя к Нике, Саймон, улыбаясь, взял её руку, и поднеся к своим губам, поцеловал, как настоящий джентльмен.
- Кажется, Алекс не хочет представить нас друг другу, - произнёс Саймон, заглядывая Нике в глаза. В его взгляде она прочла восхищение. - Придётся представиться самому. Я - Сергей Валентинович Саймонов, но здесь все зовут меня Саймоном. А как твоё имя, красавица?
Едва сумев оправиться от шока, Нике удалось, запинаясь, выдавить из себя:
- Н-ника.
- Ника? - переспросил Саймон, всё ещё продолжая держать её за руку.
- Андреева Вероника Юрьевна, - произнесла девушка. - Здесь все зовут меня Никой.
Она почувствовала, что от руки Саймона исходит какая-то мягкая энергетика, приятное тепло, от которого по её руке забегали мурашки, и поймала себя на мысли, что ей даже и не хочется вырывать у него свою ладонь.
В ситуацию наконец-то вмешался Алекс, который после наглой реплики насчёт Дмитрия даже не нашёлся, что и ответить. Алекс сам вырвал руку Ники у Саймона, и с угрозой произнёс:
- Держись от неё подальше, Саймон, предупреждаю тебя по-хорошему!
- Когда тебе, красавица, надоест этот Терминатор, - с обворожительной улыбкой произнёс Саймон, обращаясь к Нике и совершенно игнорируя Алекса (который в чёрной кожаной куртке и каменным выражением лица и вправду был в этот момент похож на знаменитого киборга), - я буду рад, если ты вспомнишь обо мне!
С этими словами Саймон развернулся и пошёл дальше по коридору, видимо, считая знакомство состоявшимся.
- Какой мужчина! - Ника поймала себя на невольной мысли, глядя ему вслед.
Саймон, уже отошедший от них на несколько шагов, вдруг внезапно повернул голову и, с улыбкой глядя на Нику, произнёс:
- Спасибо, милая, ты тоже просто красавица!
После этих слов девушка почувствовала на своёй щеке приятное прикосновение, словно лёгкий поцелуй. От неожиданности она дотронулась до своей щеки и в замешательстве посмотрела на Алекса.
Алекс же в свою очередь смотрел на неё. Он тоже был в некотором замешательстве. Он, как и Саймон, уловил последнюю мысль Ники и просто не знал, как ему реагировать и что сказать. Он думал, что Ника придёт в ярость, но ей, похоже, это даже понравилось! Никогда мне не понять этих женщин! - думал Алекс, глядя на слегка покрасневшие щёки девушки.
- Что ЭТО было? - спросила, наконец, она.
- Это был Саймон, консультант старейшин. Он обладает довольно сильным даром -телепатией и телекинезом. Он в совершенстве умеет воздействовать на предметы на расстоянии. Кстати, заигрывать с помощью этого дара с девушками - его любимое развлечение. Нужно будет поговорить с Марией по поводу его поведения.
- Я в Ордене недавно, - сказала Ника, - и до сих пор не могу понять, куда я попала. Вы похитили меня, на моих глазах убили нескольких человек, ваш сексуально озабоченный маньяк-домовой пытался склонить меня к интиму, а теперь ваш консультант прямо в коридоре, на глазах у всех, даже не дотрагиваясь до меня, доводит меня до оргазма. Ты уверен, что ваша организация называется Орденом Света, а на Орденом Зла и Разврата, например?
- Хорошо, что вы ещё не ушли, ребята, - к ним подошла Мария, поэтому Алекс ничего не успел ответить Нике. - Планы меняются. Операция пока откладывается. Свободное время проведите с пользой, тренируя тело и разум.
Внимательно вглядываясь в лица Ники и Алекса, Мария заметила, что они оба находятся в замешательстве.
- Алекс, мне надо с тобой поговорить. Немедленно, - произнесла Мария тоном, не терпящим возражений. - Пойдём в мой кабинет.
Алекс посмотрел на Нику и с иронией в голосе спросил:
- Дойдёшь сама до комнаты?
- Как-нибудь дойду, - стараясь подражать его ироничному тону, парировала Ника, и развернувшись, отправилась в свою "келью".
Мария с интересом наблюдала за этой сценой. Как только она закрыла за Алексом дверь своего кабинета, - то тут же задала вопрос:
- Что происходит?
После некоторой паузы, во время которой Алекс собирался с мыслями, - он ответил:
- Саймон поразвлекался с Никой. И ей это понравилось. Она ему даже мысленный комплимент сделала.
- А где в это время был ты? - с иронией спросила Мария.
- Стоял рядом, - единственное, что мог ответить на это Алекс. Он увидел, что Мария смеётся.
- Теряешь квалификацию, друг мой. А знаешь, что я думаю?
(- Даже не представляю, - подумал Алекс. Мысли Марии всегда были для него тёмным лесом. Впрочем, как и её логика).
- Я думаю, - продолжила Мария, - что Саймон сделал то, что уже давно должен был сделать ты!
Брови Алекса поползли вверх от удивления: - Я должен был энергетически оттрахать её в коридоре, на глазах у всех?
- Нет, дружок, - парапсихолог с улыбкой смотрела на Алекса, и в этом взгляде он прочёл некоторую снисходительность ("Всему-то вас, молодёжь, учить приходится!").
- Не на глазах у всех. В интимной, доверительной обстановке.
- Что, в церкви? - сыронизировал Алекс.
- Нет, в твоей или её комнате, - спокойно ответила Мария, - и это принесло бы пользу вам обоим. Тебе - дополнительная тренировка, в которой ты, как оказалось, нуждаешься. А ей - приятные эмоции и тоже тренировка. Во время этих занятий ты мог бы научить её противостоять подобным воздействиям, блокировать их. Ты не хуже меня знаешь, что рано или поздно ей придётся вплотную столкнуться с Редфордом. И она должна быть готова к этой встрече.
- Мне начинать прямо сейчас? - снова с иронией спросил Алекс.
- Сам решай, - подвела итог Мария и, жестом показав на дверь, дала понять, что разговор окончен.



***



Ника сидела на своей кровати, в позе лотоса, пытаясь "прийти в гармонию с собственным Я", - как сказал бы старейшина. Она никак не могла понять, как ей относиться к тому, что произошло сейчас в коридоре. Она просидела в позе лотоса уже несколько минут, но пока безрезультатно: все её мысли и чувства были в полном смятении. Внезапно ей пришла мысль: - Интересно, а Алекс так умеет?
Она не успела поразмышлять над этим вопросом, так как услышала стук в дверь. Ника даже не успела сказать "Войдите" или "Открыто", как дверь распахнулась, вошёл Алекс и сел на стул рядом с кроватью.
- О чём вы говорили с Марией? - спросила наконец Ника.
- О тебе, - ответил он, с задумчивостью глядя на девушку.
- Мне надо клещами вытаскивать из тебя информацию, или всё же скажешь, что именно вы обо мне говорили? - с любопытством поинтересовалась она.
- Неси клещи... Шутка. - Алекс наконец-то ей улыбнулся. Затем улыбка сошла с его лица, и с серьёзностью глядя Нике в глаза, он произнёс: - Мария считает, что на месте Саймона должен был быть я.
- ??? - брови Ники поползли вверх от удивления, и немой вопрос застыл у неё в глазах.
- Мария считает, что я должен научить тебя подобным энергетическим воздействиям, и тому, как от них защищаться, - пояснил он. - Старейшины думают, что в скором времени тебе ещё раз предстоит столкнуться с Редфордом. Редфорд - очень сильный маг, когда-то он был на стороне зла. Но потом решил, что достиг достаточного могущества, чтобы не позволять кому-то над собой командовать, и ушёл из Обители Тьмы. Теперь он - сам по себе. Иногда он оказывает некоторые услуги нашему Ордену Света, были ситуации, когда мы были вынуждены обращаться к нему за помощью. А иногда - он помогает Обители Тьмы. Всё это он делает, разумеется, не бесплатно. Он настолько силён, что приказывать ему просто невозможно. Он не поддаётся гипнозу, а сам владеет техникой гипноза в совершенстве. Спектр его возможностей очень широк - от ясновидения до телекинеза и даже телепортации. Он всегда делает только то, что хочет.
- А причём здесь я? - Ника с удивлением смотрела на Алекса.
- Редфорд - сибарит по натуре. Ему нравится роскошь, комфорт и удовольствия. Ему очень нравятся девушки. Он развлекается тем, что соблазняет понравившихся ему девушек самыми разными способами, используя весь арсенал своего могущества - от обаяния и чувства юмора - до гипноза и энергетического воздействия. Самых красивых девушек он делает своими рабынями. Некоторые после общения с ним сходят с ума, или оказываются на панели. Он очень опасен. Саймон по сравнению с ним - просто невинный младенец...
- И теперь ему нужна я... - Ника подвела итог рассказу Алекса.
- Да, Ника. И если честно, - я боюсь за тебя. - В его серых глазах девушка прочла такую тревогу, что ей даже стало лестно.
- И когда мы начнём тренироваться? - после некоторой паузы с хитрой провокационной улыбкой спросила она.
- Можем начать прямо сейчас, - улыбаясь ей в ответ, сказал Алекс. Сняв свою куртку и обувь, он сел на кровать напротив Ники, тоже в позу лотоса. Глядя ей прямо в глаза, он взял её руки в свои и с лёгкой улыбкой скомандовал: - Расслабься!
- И получай удовольствие, - игриво продолжила фразу Ника.
Но расслабиться они так и не успели, так как в дверь постучали.
- Алекс! Ты здесь? - они услышали через дверь громкий и какой-то запыхавшийся голос Дмитрия. - У нас ЧП! Гоблины в здании! Срочно беги к старейшинам!
Алекс вскочил с кровати и открыл дверь. - Что случилось?
- Срочно к старейшинам! - переводя дух, - повторил Дмитрий.
Алекс быстро схватил куртку, сунул ноги в ботинки, уже в дверях повернулся к Нике: - Не выходи из комнаты, я скоро вернусь! - и поспешно выбежал вслед за Дмитрием.
- Обломали... - философски отметила про себя Ника, откидываясь назад, на подушку. Она решила, что даже гадать не будет, что там за гоблины такие, так как подумала, что ей всё равно не догадаться. За эти несколько последних дней она узнала и увидела столько всего невероятного, что на этот раз побоялась даже и предположить, что же у них там происходит. Она бы даже не удивилась, если бы в эту самую минуту какой-нибудь самый настоящий уродливый волосатый гоблин очутился на пороге её комнаты.
Но удивиться ей всё же пришлось, так как в этот момент дверь её комнаты отворилась, и вместо гоблина Ника увидела Саймона. От неожиданности она чуть не свалилась с кровати. Она вскочила на ноги и остановилась в нерешительности, совершенно не зная, как ей реагировать, что говорить, что делать и чего вообще ожидать.
Саймон протянул к ней руку и сказал: - Не бойся, красавица. Пойдём со мной - я должен отвести тебя в безопасное место.
Так как Ника продолжала неподвижно стоять в полной растерянности, он сам подошёл к ней и попытался взять её за руку: - Быстрее, милая! У нас мало времени. Эти гоблины наверное обкурились. Совсем оборзели - нападают среди бела дня.
Но Ника сделала шаг назад и вырвала свою руку: - Я никуда не пойду! Алекс сказал мне никуда не выходить из комнаты и ждать его здесь.
Саймон остановился в задумчивости, затем развернулся и пошёл к двери. Ника подумала, что он уходит, но он всего лишь запер дверь, после чего подтащил к ней кровать и забаррикадировал вход.
- Хорошо, - философски отметил он, садясь на стул, - будем ждать Алекса вместе.
После встречи в коридоре Ника ждала от гостя ещё каких-нибудь штучек, но на этот раз он просто молча сидел на стуле и ничего не предпринимал. Ника подошла к своей кровати и села на неё. Собственно, у неё было три альтернативы, куда присесть: на свою кровать, на пол или на колени к Саймону. Ника выбрала кровать. В комнате повисло неловкое молчание. Наконец, девушка нарушила тишину:
- Саймон! Сегодня в коридоре...Зачем ты это сделал?
- Прости, милая. - Саймон посмотрел на неё с виноватой улыбкой. - Ты такая красавица, что я просто не смог удержаться. Я не хотел обидеть или оскорбить тебя, честное слово.
- Кто такие гоблины и что им здесь нужно? - после некоторой паузы спросила Ника.
- Это плохие парни, и единственное, что им нужно - убить нас. Ты, Алекс, Дмитрий и ребята из вашей команды - Воины Света. А гоблины - Воины Тьмы. Их отличает хорошо развитая мускулатура и предельно низкий интеллектуальный и духовный уровень развития. Как правило, многие из них - бывшие уголовники. Обычно они не смели в открытую нападать на нас, особенно среди бела дня, ведь оборона Ордена продумана в совершенстве - от охранников на воротах и на всей территории Ордена, новейших технических охранных штучек и до биоэнергетической защиты от непрошеных гостей.
- Наш Орден окутывает невидимый защитный биоэнергетический экран, который не позволяет Злу проникнуть на его территорию, - продолжал объяснять Саймон. - При соприкосновении с этим экраном у людей и существ с тёмной аурой происходит остановка сердца. То, что гоблины прорвались на нашу территорию - означает, что Злу удалось пробить брешь в нашем защитном энергетическом поле. Это означает, что хрупкое равновесие нарушилось, Зло набрало силу и перешло в наступление. И это меня беспокоит, - со вздохом закончил рассказ Саймон.
- Может, нам надо выйти отсюда и помочь ребятам, - предложила Ника, - а то мы сидим здесь, как трусливые зайцы.
Тут за дверями послышались выстрелы.
- Иди сюда, зайчик мой, - сказал Саймон, - отойди подальше от дверей. Я не прощу себе, если тебя заденет какая-нибудь шальная пуля.
Ника встала с кровати и отошла к окну. Все стёкла в здании были пуленепробиваемыми, поэтому с этой стороны она была в безопасности.
- Что касается помощи ребятам, - сказал Саймон, - я не думаю, что сейчас в этом есть необходимость. Этих гоблинов не так много, Алекс и Дмитрий со своими коммандос быстро с ними справятся. К тому же сам Алекс приказал тебе не выходить из комнаты. А мне Мария поручила обеспечить твою безопасность.
- Я не трус, Ника, - после некоторой паузы серьёзно добавил Саймон. - Просто сейчас я не вижу особой необходимости высовываться под пули и подвергать тебя опасности.
Вскоре выстрелы стихли, и за дверями воцарилась тишина.
- Ника! - внезапно из-за дверей послышался голос Алекса. - Это я. Открой дверь.
Услышав голос Алекса, Ника кинулась к дверям и стала оттаскивать от них кровать. Саймон пришёл ей на помощь, и вдвоём они оттащили эту импровизированную баррикаду. Ника открыла дверь, и Алекс вошёл в комнату. В его руке был пистолет. Одетый в чёрную кожаную куртку, спокойный, сильный, решительный и вооружённый, - Алекс был сейчас воплощением мужественности. Одним движением он притянул девушку к себе и обнял.
- Слава Богу, ты в порядке! - выдохнул Алекс и ошарашенно замер, так как увидел Саймона.
- Ты! - только и смог сказать Алекс, и его лицо исказила гримаса ярости.
- Остынь, Алекс, между нами ничего не было, - спокойно произнёс Саймон, - Я здесь по просьбе Марии, чтобы защитить Нику в твоё отсутствие. Всё закончилось?
- Да, - после некоторой паузы лаконично ответил Алекс.
- Тогда моя миссия выполнена, я пошёл, - сказал Саймон и отправился к дверям. Перед тем, как выйти, он с хитрой улыбкой взглянул на Нику и произнёс:
- Мне было очень приятно пообщаться с тобой, красавица!
После этих слов Ника снова, как в коридоре, почувствовала лёгкий поцелуй на своей щеке. Саймон заговорщически ей подмигнул, лукаво улыбнулся и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.
- Иногда мне кажется, что он специально нарывается, чтобы я набил ему морду, - Алекс заскрежетал зубами от ярости. Только что он дрался и убивал врагов с полным хладнокровием и спокойствием, а тут - всего лишь пара реплик этого наглого типа с лёгкостью смогла вывести его из себя!
- Он не позволил себе ничего лишнего? - Алекс внимательно, и в то же время обеспокоено посмотрел на Нику.
- Нет, - отрицательно покачала головой девушка. - Он рассказывал мне, кто такие гоблины. - Вы их убили? - Ника вопросительно посмотрела на Алекса.
- Да, - ответил Алекс. - Опасность миновала. Старейшины сейчас в медитации, - заделывают энергетические бреши в Защитном Экране и пытаются его усилить. Я заскочил к тебе на минуту, чтобы удостовериться, что с тобой всё в порядке. А теперь я должен идти. Прости, Ника, я постараюсь вернуться поскорее. И мы продолжим наш урок, - с улыбкой добавил Алекс.
Он притянул Нику к себе и поцеловал её в губы настолько страстно и нежно, что ей показалось, будто земля уходит у неё из под ног.
- Ты просто прелесть! - улыбнувшись, сказал Алекс, с трудом заставив себя оторваться от девушки. - Будь умницей, - сказал он ей напоследок перед тем, как развернуться и уйти.
Когда за Алексом закрылась дверь, Ника присела на свою кровать. Она не знала, что ей теперь делать.
- Наверное, надо найти Марию. После схватки с гоблинами наверняка среди членов Ордена есть раненые. Может, в медчасти нужна помощь? - с этими мыслями Ника вышла из комнаты и отправилась искать Марию.



***



По коридору с озабоченным видом сновали члены Ордена, и Ника увидела, как из одной комнаты двое мужчин (она уже видела их раньше - это были ребята из отдела зачистки), - вытаскивают за руки и за ноги труп какого-то типа с неприятной наружностью, похожего на гориллу. Его руки были сплошь покрыты татуировками.
- Ну точно - гоблины, - подумала девушка. Она заметила, что этот тип получил пулю прямо в сердце.
Она пошла дальше, спустилась по лестнице на второй этаж (по дороге мимо неё пронесли ещё двоих гоблинов, с пулевыми отверстиями в голове) и в холле второго этажа она увидела Марию.
Мария стояла спиной к Нике и деловито-спокойно давала указания какому-то мужчине. - Трое наших людей убиты, и такое не должно повториться, - услышала Ника фрагмент их разговора. - То, что было сегодня, - всего лишь цветочки, Владимир. Надо усилить охрану Ордена. Займись этим.
- Будет сделано! - по-военному чётко ответил мужчина, развернулся и ушёл.
- Ты в порядке, Ника? - спросила она ещё до того, как повернулась лицом к девушке.
- Да. Могу я чем-то помочь?
- Спасибо Ника, но я не думаю, что ты сейчас можешь нам чем-нибудь помочь. У нас трое убитых и пятеро раненых, - ответила Мария, и лицо её сразу помрачнело. - Ранеными занимаются ребята из медчасти. Лучше иди в свою комнату и займись медитацией.
- А когда вернётся Алекс?
- Через пару дней. Он сейчас выехал в Польшу, где должен встретиться с нашим информатором и взять у него компромат на Ворона. Именно Ворон послал гоблинов напасть на нас, и это он каким-то образом пробил брешь в нашей биоэнергетической защите. Я подозреваю, что среди нас есть предатель, - добавила Мария.
- Вы думаете, нападения гоблинов продолжатся? - спросила Ника.
- Несомненно, - лаконично ответила Мария. - Поэтому настоятельно рекомендую тебе всё свободное время посвящать тренировкам разума и тела. Пока Алекс отсутствует, тебя по очереди будут тренировать Дмитрий и Саймон. Дмитрий - боевые искусства, Саймон - биоэнергетическая защита, - подвела итог Мария и лёгким кивком головы дала понять Нике, что аудиенция окончена.



***



В 8 утра Нику разбудил громкий стук в дверь.
- Войдите! - ответила она, лёжа на кровати и потирая сонные глаза. Дверь её комнаты отворилась, и вошёл Дмитрий. Он был одет в чёрную футболку и джинсы.
- Вставай, спящая красавица, нам пора на тренировку! - произнёс он, лучезарно улыбаясь и оценивающим взглядом бесцеремонно разглядывая девушку в пижаме. - Может, разбудить тебя поцелуем?
- Уже встаю! - поспешно ответила Ника, слезая с кровати. - Может, выйдешь и дашь одеться? - в тон ему, с иронией в голосе спросила Ника.
- У тебя пять минут! - с этими словами он вышел за дверь.
- Где же ты, Алекс? - с тоской подумала Ника в первый, но, как оказалось впоследствии, - не в последний раз за этот день.
Она решила, что не стоит злить Дмитрия, по-быстрому скинула пижаму, надела лифчик, облегающую белую с золотистым рисунком и большим вырезом на груди футболку, которая красиво обтягивала контуры её фигуры, быстро натянула синие спортивки, белые носки и кроссовки. После этого Ника кинулась в туалет, а потом - в ванную, и торопясь, как солдат - новобранец, умылась, быстро расчесала волосы и забрала их в конский хвост.
Ровно через пять минут Дмитрий без стука зашёл в её ванную комнату (Ника в это время лихорадочно дочищала зубы).
- Успела одеться? - с деланным разочарованием в голосе произнёс он. - А я то надеялся поглазеть на красивое обнажённое женское тело! - улыбнулся он.
- Сходи в баню в женский день! - посоветовала ему Ника.
- Ты хочешь, чтобы мои друзья приняли меня за сексуального маньяка и расправились со мной? - рассмеялся Дмитрий.
- Жизнь - это вообще опасная штука, - философски отметила Ника. После небольшой паузы она серьёзно спросила: - Ты позволишь мне позавтракать?
- Голодная женщина - опасная женщина, - ответил ей Дмитрий. - Сейчас мы идём на тренировку, на которой я хочу посмотреть, насколько опасной можешь быть ты. А позавтракаешь позже, - подвёл он итог голосом, не терпящим возражений.
Девушка с грустью посмотрела на широкую спину Дмитрия, выходящего из её комнаты, и пошла вслед за ним.
- Где же ты, Алекс?



***



Когда Ника и Дмитрий спустились в спортзал, там уже вовсю шла тренировка. Восемь мужчин занимались спаррингом, в тренировочном бою оттачивая своё мастерство. Некоторых из них Ника уже видела раньше, а других - в первый раз. Зная, что все Воины Света - телепаты, девушка вспомнила уроки Алекса и тут же выстроила энергетический барьер в своей голове, чтобы они не могли читать её мысли.
Каждый из этих мужчин мог бы по праву назвать себя суперменом: накачанные мышцы, молниеносность и отточенность движений с кошачьей грацией в бою выдавала в них профессионалов. Увидев Дмитрия, мужчины прекратили спарринг и построились в две шеренги. Дмитрий взял Нику за руку и поставил перед ними.
- Знакомьтесь, - представил он её мужчинам, - наш новый член команды, - Вероника. Прошу любить и жаловать. Она будет с нами тренироваться.
Ника заметила, что взгляды мужчин были прикованы к её груди. (- Зря я сегодня надела эту футболку, - пронеслось у неё в голове, - надо было взять что-нибудь менее вызывающее).
- А теперь, - сказал Дмитрий, - продолжим тренировку. Всем сесть, - отдал он приказ, продолжая держать её за руку. Мужчины сели в два ряда на татами в позу лотоса.
- Макс, - обратился Дмитрий к накачанному гиганту, - Прошу сюда, - махнул он рукой в центр зала. - А вот - твой противник, - жестом показал он на девушку и подтолкнул её по направлению к верзиле. Ника едва доходила ему до подмышек.
Девушка услышала, как среди мужчин на татами раздался смех и комментарии:
- Ну ты влип, Макс! Она тебя прикончит!
Всё, не жилец!
Держись, Макс! Мы с тобой!
Может, сразу позвать бригаду реаниматоров?
- Тихо! - резко скомандовал Дмитрий, и в зале воцарилась тишина.
Ника ошарашено уставилась на Дмитрия: - Ты с ума сошёл? Он же меня по стенке размажет!
- Макс - член нашей команды, куда теперь входишь и ты, Вероника, - Дмитрий серьёзно смотрел на девушку. - И я уверен, что по отношению к тебе он проявит максимальную осторожность. Чего, к сожалению, нельзя сказать о Воинах Тьмы, с которыми ты можешь столкнуться в любой момент. Ты должна быть готова к бою с противником любой комплекции, даже если вы в разных весовых категориях. Причём готова не только физически, но и психологически, - ответил ей Дмитрий, изучающим взглядом буравя лицо девушки.
Ника бросила панический взгляд на входную дверь (- Может, сбежать, пока все кости не переломали?), но её гордость тут же взяла верх. (- Спокойно, Вероника, без паники, возьми себя в руки!).
- Не забывай, Вероника, что спорить с тренером по борьбе может только тренер по стрельбе! - подколол её Дмитрий, вновь подталкивая девушку к Максу.
- На позицию! - скомандовал он.
Ника и Макс встали в боевую стойку друг напротив друга. На лице верзилы, смотрящего на неё сверху вниз, была снисходительная улыбка. Девушка заметила, что противник в открытую рассматривает её грудь, заглядывая в соблазнительный вырез её футболки. Лицо Ники было внешне спокойно, но в душе она изо всех сил пыталась унять внутренний мандраж. (- Чтобы я справилась с этим великаном? Да это в принципе невозможно! Он меня сейчас просто прикончит! И что он так пялится на меня? И надо же было мне надеть сегодня эту чёртову футболку! Ладно, Ника, прекрати панику! Соберись! Вспомни уроки Алекса! - скомандовала она себе).
( - Где же ты, Алекс?).
- Бой! - резкий крик Дмитрия прозвучал, как удар хлыста.
Помня, что лучшая защита - это нападение, Ника попыталась провести серию ударов руками в лицо и корпус противника (в область сердца), а потом ногой ударить в солнечное сплетение (- Бей по точкам! - учил её Алекс). Но великан с улыбкой на лице отмахнулся от этих ударов, словно от комариных укусов. Ника подумала, что со стороны она выглядит, как идиотка. Ей никогда не пробить его мышечный корсет! Она услышала, что мужчины в зале смеются и дают ей советы:
- Укуси его!
- Ткни пальцем ему в глаз!
- Макс, сделай девушке приятное - сдавайся!
Когда же она попыталась ударить противника пяткой в пах, - Макс просто перехватил её ногу, и, сделав шаг вперёд, сделал подсечку. Он повалил девушку спиной на пол, и оказался на ней сверху. Вдавив Нику в татами и не давая ей пошевелиться, он с довольной улыбкой стал разглядывать её грудь в вырезе откровенной футболки.
Среди мужчин в зале раздался свист, смех и комментарии:
- Потише, Макс, ты её раздавишь!
- А теперь поцелуй её, Макс!
- Кто-нибудь, сбегайте за пивом и чипсами!
В душе Ники поднималось отчаяние и она умоляющим взглядом посмотрела на Дмитрия. Её мучитель наблюдал эту сцену с ироничной улыбкой.
- Тихо! - скомандовал Дмитрий мужчинам. - На позицию! - невозмутимо приказал он Нике и Максу, жестом показывая в центр спортзала.
Великан наконец-то с неё слез. Склонившись перед лежащей на полу девушкой со словами: - Ты не ушиблась? - Макс протянул ей свою руку, чтобы помочь подняться.
Но Ника проигнорировала этот жест, самостоятельно поднявшись с пола.
- Я в порядке, - ответила она, поправляя одежду и стараясь придать своему голосу ледяное спокойствие.
Ника - быстрее, жёстче, сильнее! - дал ей указание Дмитрий.
- Макс - быстрее, глубже, нежнее! - добавил он с улыбкой, и среди мужчин снова раздался смех.
Дмитрий с улыбкой наблюдал, как из красивых зелёных глаз Ники вылетают молнии. (- Если бы могла - испепелила бы, - подумал он).
Девушка чувствовала, что внутри неё закипает гнев. (- Он же просто издевается надо мной! - думала она. - Ну, ладно, ещё посмотрим, кто будет смеяться последним!).
Усилием воли она обуздала бушующую внутри ярость и сконцентрировалась. Она вспомнила уроки Алекса и решила использовать обманный маневр (Если нет силы - используй хитрость). Макс - телепат, как и все здесь присутствующие, и это можно использовать против него.
Ника и Макс вновь встали в стойку, на боевую позицию. Макс стоял перед ней как скала, спокойный и несокрушимый, и, глядя на неё сверху вниз, как на пигалицу, снисходительно улыбался.
Ника сняла энергетический барьер со своих мыслей, и подумала: (- Сейчас правой рукой я нанесу ему удар в голову, затем - коленом в солнечное сплетение, а потом - сделаю подножку). Нике показалось, что Макс без труда прочитал её мысли.
- Бой! - скомандовал Дмитрий.
Тут Ника молниеносным движением изо всех сил ударила пяткой по тыльной стороне ступни противника, словно наступив ему на ногу. Этот удар оказался настолько сильным и внезапным для Макса, ожидавшего от девушки удара в голову, что он рефлекторно поднял ушибленную ногу и запрыгал на здоровой ноге. Ника же, не мешкая и не давая противнику очухаться от неожиданности, - пяткой ударила его в пах, а затем присела и резкой подсечкой свалила согнувшегося пополам от боли великана на пол.
В зале на мгновение установилась гробовая тишина, сменившаяся аплодисментами. Краем
глаза Ника отметила про себя, что первым начал хлопать Дмитрий, а остальные мужчины его подхватили. В их глазах она заметила уважение.
- Добро пожаловать в команду! - с улыбкой произнёс Дмитрий после аплодисментов.
- А теперь все встали, - и бегом в тренажёрный! - скомандовал он, хлопнув в ладоши. - Игорь, Ник, - помогите Максу дойти до целителей!
Двое мужчин подошли к поверженному другу, отпуская остроты в его адрес (- Классно она тебя отделала! Лежит боец... Не справился с атакой...), и, поддерживая его за подмышки, вывели из зала.
Когда все мужчины вышли, Дмитрий подошёл к Веронике.
- Молодец! - коротко и лаконично похвалил он девушку и, не обращая никакого внимания на то, что из её глаз по-прежнему вылетают молнии, тут же стал давать указания:
- Теперь иди в столовую, у тебя полчаса на завтрак. После этого пойдёшь в свою комнату и час занимаешься аутотренингом. В 10.00 тебя ждёт Саймон, комната 31. У него прозанимаешься три часа, и в 13.00 спустишься на обед. С 13.30 и до 15.00 - аутотренинг. В 15.00 я вновь жду тебя в спортзале. Ты всё поняла? - спросил Дмитрий, внимательно вглядываясь в лицо девушки и пытаясь прочитать её мысли.
Внутри у Ники всё бушевало от ярости. Ей вдруг страшно захотелось ударить кулаком в это красивое, спокойное и самоуверенное лицо. Не контролируя себя, она сжала правую руку в кулак и попыталась нанести удар. Дмитрий молниеносно перехватил её руку в 10 сантиметрах от своего носа, поймав кулак Ники в свою ладонь так, как если бы поймал бейсбольный мячик, летящий ему в лицо. Затем он быстрым, отточенным движением завёл руку Ники ей за спину и не дав опомниться, быстро подвёл девушку к стене. Резким движением он развернул Нику лицом к себе и припёр к стенке, пришпилив запястья к стене чуть повыше её головы.
Его лицо оказалось в нескольких сантиметрах от её лица, и Ника с бешенством смотрела в его спокойные, ироничные карие глаза.
- Люблю темпераментных женщин! - отметил он с иронией. - В чём дело? - спокойно спросил Дмитрий, не давая ей вырваться.
- Скажи честно, тебе просто нравится издеваться надо мной? Зачем ты хотел унизить меня, выставить на всеобщее посмешище? Тебе это удовольствие доставляет? - не сдерживая больше ярость, кричала на него девушка.
- Я не издевался над тобой, Вероника, - глаза Дмитрия были серьёзны. - Мне просто нужно было узнать, из какого ты теста. Я должен был увидеть, как ты поведёшь себя в экстремальной ситуации, ведь от этого будет зависеть и моя жизнь, и жизнь моих друзей.
- Ну и как, увидел? - в глазах девушки по-прежнему искрилась ярость.
- Да, увидел. Сказать честно - даже не ожидал, что ты окажешься настолько крутой. Алекс действительно хорошо тебя тренировал. А ведь поначалу я был почти уверен, что ты просто струсишь и сбежишь.
- Я не верю тебе! Ты лжёшь! В действительности тебе просто нравится унижать меня! Но почему? Если я тебе чем-то не нравлюсь, если ты считаешь, что мне не место в ваших сплочённых рядах, то скажи мне об этом прямо!
Лицо Дмитрия было настолько близко от её лица, что она чувствовала его дыхание на своей коже. В злости и бешенстве, она безуспешно пыталась вырваться из его сильных рук.
- Я никогда не лгу, Вероника! Я говорю тебе правду! - ответил Дмитрий, чуть повысив голос, серьёзно и пристально глядя в глаза девушке. Её слова, похоже, всё же задели его.
- А как насчёт тебя? - добавил он после небольшой паузы. - Ты всегда говоришь то, что думаешь? Помнишь, не так давно ты сказала мне, что тебе понравились мои нежные поцелуи? Ты говорила правду? Или лгала?
Ника только потрясённо раскрыла рот, даже не зная, что на это ответить
- Можешь не отвечать, - сказал Дмитрий, - сейчас мы это проверим!
Он отпустил наконец её запястья, но тут же обнял за талию и, не давая вырваться, с силой сжал в своих объятиях. Девушка не успела опомниться, как он впился в её рот долгим и страстным поцелуем. Его губы и язык были очень требовательными, и в то же время очень нежными.
Ника почувствовала, что весь её гнев внезапно куда-то испарился, а его место заняла страсть. Было в Дмитрии что-то такое, что волновало и притягивало её. Конечно, не так сильно, как к Алексу, но тем не менее. Она даже не успела подумать, что делает, как её губы уже отвечали на этот страстный поцелуй.
- Не помешаю? - в дверях спортзала стояла Мария и, слегка склонив голову набок, внимательно смотрела на них.
Ника тут же резко вырвалась из объятий Дмитрия, и ни на кого не глядя, выбежала из спортзала, прикрывая лицо руками.
- Надеюсь, ты сам понимаешь, что делаешь? - поинтересовалась Мария у Дмитрия. - И надеюсь, ты понимаешь, что этого делать не стоит? Вероника и Алекс созданы друг для друга. Они по-настоящему любят друг друга, хоть пока и не полностью это осознают. Не вмешивайся в их отношения, Дима, иначе лишь причинишь боль и им, и себе... - Мария с грустью смотрела на своего приёмного сына.
- Да, я знаю, - тихо ответил он ей. - Знаю...



***



Выбежав из спортзала, Ника кинулась в свою комнату. Закрыв за собой дверь, она плюхнулась на кровать, уткнувшись пылающим лицом в подушку.
Поцелуй Дмитрия всё ещё горел на её губах, и целая буря бушевала в её душе. Ей казалось, что она попала в воронку бурного, стремительного водоворота чувств и эмоций, поглотившего её с головой.
Зачем Дмитрий поцеловал её? И как она могла ответить на его поцелуй, ведь она любит Алекса? Ей нужен только Алекс, только его страстные объятия и нежные поцелуи! Что же теперь делать? Как признаться во всём Алексу? Ведь они с Дмитрием только недавно помирились! И как ей теперь вести себя с Дмитрием? - в голове Вероники вихрем вертелись вопросы, на которые у неё не было ответа.



***



Дмитрий шёл по светлому коридору Ордена, направляясь в комнату Ники. Он должен был с ней объясниться.
Тот, кто знал Дмитрия давно, мог бы сказать, что в его ясных, волевых карих глазах чаще всего была видна ирония, разбавленная ледяным спокойствием. Его холодный, ироничный, пристальный взгляд с примесью стали проникал в самую душу собеседника.
Но с появлением в Ордене Вероники что-то произошло в его душе, и вся страстность его натуры, которую он так тщательно прятал, сдерживал и подавлял, скрывая от посторонних и считая проявлением слабости, вдруг в самые неожиданные для него моменты стала прорываться наружу. И виной всему была эта девчонка.
Он не считал себя влюблённым в неё, (точнее - он вообще не считал себя способным влюбиться в кого-либо до потери контроля над собой), но тем не менее не раз ловил себя на мысли, что её присутствие волнует его, выбивает из колеи и лишает покоя. Её красота, сексуальность, ранимость и женственность в сочетании с силой воли, самообладанием и способностью парировать его ироничные реплики - приводили его в восхищение и поднимали из глубины души такую страсть, которую он порой был не в силах контролировать. "Повезло же Алексу!" - не раз он ловил себя на этой мысли, с завистью наблюдая за тем, как эти двое смотрят друг на друга.
Он знал, что Мария абсолютно права. Алекс и Ника действительно созданы друг для друга. Они любят друг друга. Не заметить этого мог бы только слепой. Но если он это понимает, то почему же, чёрт возьми, ему каждую ночь снится, как под влиянием алкоголя, разрушившего все моральные преграды, он валит её на татами и, ломая её сопротивление, целует её красивое и такое желанное лицо?!
А каким блаженством и счастьем наполнилась его душа сегодня, когда он почувствовал, что Вероника ответила на его поцелуй! Хоть и прекрасно понимал, что это произошло лишь потому, что он напомнил ей Алекса!
Алекс! Счастливчик Алекс! Везунчик, которому в жизни всё давалось легко и свободно! Там, где Дмитрию приходилось прилагать значительные усилия, - у него всё получалось словно само собой. У него всегда были самые большие успехи в учёбе в Ордене, самые красивые девчонки бегали за ним по пятам, и даже у Марии он всегда был любимчиком. А ведь он на год младше Дмитрия, и на год позже его попал в Орден!
Они с Алексом всегда были друзьями, вместе совершая многочисленные проделки. Но в то же время - соперниками, иногда превращая жизнь в соревнование. И в этом соревновании всегда выигрывал Алекс. И даже Ника досталась ему! Именно ему, а не Дмитрию Мария поручила спасти девушку в ту ночь и доставить её в Орден! Именно Алекс прикрывал её тело от пуль, пока они с Дэном разбирались с Воинами Тьмы!
Он вспомнил, что от этих мыслей ему хотелось лезть на стенку. В конце концов его нервы тогда не выдержали и он напился, пытаясь в алкоголе утопить свою ревность.
Подходя к дверям комнаты Вероники, Дмитрий улыбнулся, вспомнив, как его шарахнуло энергетическим разрядом, когда он проходил сквозь Защитный Энергетический Экран Ордена, возвращаясь домой с аурой, потемневшей от алкоголя и злости. Его тогда чуть не убило!
Будучи уже не в состоянии сдерживать эту злость и ревность в себе, он отправился в спортзал, где набросился с кулаками на лучшего друга и кровного брата. Хорошо, что Мария появилась как всегда вовремя, и прекратила это сумасшествие...
Он был благодарен Марии за то, что она заставила его выговориться, смогла понять его и помогла простить. Простить Алекса за то, что тот не был ни в чём виноват, и простить самого себя... Мария нейтрализовала алкоголь в его крови, вылечила разбитый нос, и помогла ему вспомнить о том, что Алекс был его другом и братом, готовым отдать за него жизнь.
По сравнению с Алексом, у Дмитрия был более жёсткий и прямолинейный характер. Там, где Алекс проявлял тактичность, мягкость и сдержанность, - Дмитрий рубил правду-матку с плеча и всегда шёл напролом.
Он знал, что должен оставить Веронику в покое, и твёрдыми и решительными шагами вошёл в её комнату, чтобы с предельной ясностью разобраться в их отношениях. Он должен прекратить думать о ней. Он должен положить конец этому безумию.



***



Девушка лежала на кровати, уткнувшись лицом в подушку. Вначале Дмитрию показалось, что она плачет. Осторожно телепатически просканировав её мысли, он понял, что ошибается. Она не плакала, но, тем не менее, в её голове царил такой сумбур, что у него на мгновение даже закружилась голова.
- Вероника! - тихо позвал он, осторожно дотронувшись до её плеча. - Посмотри на меня, пожалуйста! - произнёс он, и в его голосе девушка услышала мольбу.
Она медленно села на кровати, и повернув голову в его сторону, выжидательно, и в то же время совершенно растерянно, уставилась на него.
- Я опять пришёл извиняться, - сказал Дмитрий с виноватой улыбкой. - Кажется, это уже вошло в традицию, - с грустной иронией добавил он.
Он сел рядом с ней на кровать, и серьёзно глядя в её глаза, попросил: - Прости меня!
Так как девушка ему ничего не ответила, он тяжело вздохнул и продолжил: - Видимо, я должен объяснить тебе своё поведение...
Дмитрий встал с кровати и подошёл к окну. Глядя на залитые ярким осенним солнцем деревья и перистые облака, зависшие в небе над лесом в безветренную погоду, - он начал своё объяснение.
- Для начала я хочу сказать тебе, что считаю, ты по праву заслуживаешь того, чтобы находиться в наших рядах. Мария и старейшины сделали правильный выбор. И я искренне полагаю, что со временем ты станешь первоклассным оперативником, настоящим профессионалом. Сегодня ты мне это доказала. Я считаю тебя очень способной, умной, сильной, смелой и... красивой... Я восхищаюсь тобой, Вероника, - честно признался Дмитрий, развернувшись к девушке вполоборота, и уставившись в пол, так и не найдя в себе сил и решимости посмотреть ей в глаза. - Именно поэтому я тебя сегодня поцеловал...
Вероника сидела на кровати, в полной растерянности уставившись на Дмитрия. Его слова были настолько не в его характере, что привели девушку в замешательство. Она ожидала от него привычной иронии или насмешек и оказалась совершенно не готова к такому искреннему и серьёзному признанию.
После небольшой паузы он твёрдо добавил: - Но впредь я обещаю тебе не повторять подобных вольностей и не нарушать твой душевный покой... Я знаю, что это было ошибкой с моей стороны. Алекс - мой друг, и я знаю, как ты к нему относишься, и не хочу вставать между вами, хоть ты мне и очень нравишься... Я надеюсь, что ты сможешь простить меня, и мы с тобой станем друзьями... Просто друзьями, - серьёзно добавил он, и с трудом заставил себя посмотреть Нике в глаза. - Что скажешь?
- Хорошо! - кивнула девушка, справившись со своим замешательством. После небольшого молчания, повисшего в комнате, она решила воспользоваться минутой откровения и задала Дмитрию вопрос, который уже давно интересовал её: - А из-за чего ты так злился на Алекса?
Дмитрий ответил не сразу, вновь отводя глаза в сторону:
- Мне стыдно в этом признаться, но я ему жутко завидовал... Я всегда считал его везунчиком. То, что мне давалось с невероятным трудом, с потом и кровью, - ему доставалось легко и просто. Будь то учёба, тренировки, внимание красивых девушек и даже любовь Марии, нашей приёмной матери... С некоторых пор мне стало казаться, что я для неё - на втором месте. Чаще всего она хвалила именно Алекса. Она гордилась им и всегда ставила мне в пример. Меня это всегда жутко злило, но я научился прятать свои истинные мысли и эмоции от посторонних за иронией и холодным спокойствием... А когда в Ордене появилась ты, то у меня просто, что называется, снесло башню... И здесь ему повезло! И я просто потерял контроль над собой...
Дмитрий ненадолго прервал свой рассказ, собираясь с мыслями. Он подошёл к Нике, сел на кровать рядом с ней, и уставившись на свои руки, сцепленные в железный замок, продолжил:
- Я знаю, что мне здесь нечем гордиться... Я был не прав... Мне помогла осознать это Мария. Она объяснила мне, что всегда любила меня не меньше, чем Алекса. Она избавила меня от яда ревности и зависти, разъедавшего мою душу в последнее время.
Дмитрий вытянул вперёд правую руку и показал девушке аккуратный шрам на запястье. - Видишь это? Когда мне было 12 лет, а Алексу 11, - мы с ним решили, что мы не просто друзья, а братья. И пришли к выводу, что нам нужно закрепить это решение кровью. Пирл стащил для нас с кухни огромный тесак, а затем мы заперлись в кабинете Марии и надрезали свои запястья, чтобы смешать нашу кровь и стать кровными братьями. Помнишь, как у Киплинга - "Мы с тобой одной крови!". Марию чуть удар не хватил, когда она вошла в комнату, с трудом отперев дверь своим даром, и увидела нас, по уши перепачканных в крови, которая ручейком стекала на её любимый шикарный персидский ковёр, безнадёжно его испортив. - При этом воспоминании лицо Дмитрия осветила широкая улыбка.
- Когда она поняла, в чём дело, то не стала нас ругать или наказывать. Она даже приказала нам не заживлять эти надрезы на запястье и не обращаться в медчасть. Она сама обработала йодом и перевязала бинтом наши руки, сказав при этом, что на месте раны должен остаться шрам, который будет наглядно напоминать нам о том, что мы теперь - братья... И вот теперь, много лет спустя, она напомнила мне об этом, указав на этот шрам...
- И у меня словно мозги встали на место... - после небольшой паузы продолжил Дмитрий. - Ведь Алекс столько раз спасал мне жизнь, что можно сбиться со счёта. Он действительно стал для меня настоящим братом, на которого я могу положиться, которому без колебаний доверю свою жизнь... И когда я это понял, - то пошёл искать вас, чтобы извиниться...
- Понятно... - задумчиво проговорила девушка, когда рассказ Дмитрия подошёл к концу. Теперь всё встало на свои места.
- Ну, что, дружба? - спросил Дмитрий с мягкой искренней улыбкой, протягивая Нике свою руку.
- Дружба! - улыбнулась она, протягивая свою руку ему в ответ. И с хитрой улыбкой добавила: - Неси тесак!
- Значит, надо позвать Пирла! - рассмеялся Дмитрий.
- Нет, не надо! - тоже смеясь, покачала головой девушка. После недавней встречи с домовым она до сих пор с некоторой опаской ложилась ночью в кровать, боясь проникновения под своё одеяло этого маленького пушистого сексуального маньяка.
- Ну, ладно, - подвёл итог их мирным переговорам Дмитрий. - Беги сейчас в столовую, позавтракай и иди на урок к Саймону, комната 31. В 13.00 - пообедаешь, потом до 15.00 займись аутотренингом в своей комнате, и в 15.00 я вновь жду тебя в спортзале, позанимаемся на тренажёрах. Договорились?
- Договорились, - кивнула Ника, и Дмитрий, улыбнувшись в ответ, вышел из комнаты.
После такого откровенного и искреннего разговора с Дмитрием девушка почувствовала, что словно камень свалился с её души. Одной проблемой стало меньше. По крайней мере, теперь ей не придётся от него шарахаться. Но интуиция подсказывала, что её испытания на этом сегодня не закончатся. Надо было ещё пережить урок у Саймона...



***



Ника переоделась, заменив белую злополучную футболку на чёрную, не такую обтягивающую и с высоким глухим воротом. На сегодня с неё уже достаточно мужского внимания. Затем, быстро и аккуратно наложив на лицо лёгкий макияж, она отправилась в столовую.
Официант усадил её за отдельный столик и принёс заказанную еду. Отказав пять раз Воинам Света, пытавшимся подсесть к ней за столик (трое из них были сегодня в спортзале), Ника позавтракала и поднялась на второй этаж.
"31" - увидела она наконец нужную ей табличку и, успокаивая участившееся от волнения биение сердца, постучала в дверь.
- Входи, красавица! - услышала она обаятельный голос.
Войдя в комнату, Ника увидела Саймона, который в красивом шёлковом турецком халате и мягких тапочках сидел в небольшом кресле рядом с прозрачным стеклянным журнальным столиком за партией в шахматы.
- Проходи, садись! - с лучезарной улыбкой пригласил он её присесть в пустующее кресло напротив себя. - И не надо так волноваться, я тебя не съем! - успокоил он, моментально почувствовав её состояние.
Ника окинула взглядом комнату. Здесь так же, как и в её комнате, было минимум мебели. Помимо журнального столика, на котором сейчас лежала шахматная доска и двух небольших кресел, здесь стояли кровать, застеленная красным покрывалом, и шкаф-купе из светлого дерева с огромным зеркалом. Стены были обклеены красивыми обоями, с рисунком из красных ромбиков с золотистым тиснением. На окне висели шёлковые шторы, подобранные в тон обоям, тоже с рисунком из красных ромбиков.
- А у тебя уютно, - заметила девушка, садясь в кресло, которое оказалось очень мягким и удобным.
- Спасибо, - улыбнулся Саймон. По выражению его лица Ника поняла, что ему понравилось это замечание. - Играешь в шахматы? - спросил он.
- Немного, - ответила девушка, лихорадочно пытаясь вспомнить, как ходят все эти шахматные фигурки и как они вообще называются.
- Хорошо, - ответил Саймон. - Твои - белые. Твой ход, красавица!
Откинувшись назад, на спинку кресла, он испытующе смотрел на девушку, не торопя её и давая время сосредоточиться.
Через какое-то время Ника, немного разобравшись в том, что было сейчас на доске, сделала ход конём.
- Кажется, это называется шах? - победно сказала она Саймону.
- Верно, - ответил он ей, и тут же с улыбкой сразив её белого короля чёрной ладьёй, добавил: - А это называется - мат. Ты проиграла, милая.
- Чёрт! - немного расстроилась девушка.
- Не расстраивайся, ты пока только учишься. У тебя ещё всё впереди! - успокоил её Саймон. - Я знаю, что Алекс и Дмитрий обучают тебя боевым искусствам, не так ли?
- Да, - кивнула в ответ девушка.
- Ты никогда не должна забывать, что мозг - это важнейшее оружие самообороны, которое, к сожалению, часто обходят во многих тренировочных системах боевых искусств. Вместо того, чтобы сосредоточиться на нанесении противнику ударов, заставляй его допускать такие ошибки, которые вызовут его поражение. Мозг - это оружие, Ника, а шахматы - один из лучших тренажёров, - заключил он.
- Ты будешь учить меня играть в шахматы? - спросила девушка.
- Не совсем, - ответил Саймон. - Я - специалист по биоэнергетике. С момента рождения каждый человек окружён биополем - многослойной энергетической оболочкой, излучающей энергию, мощность которой может меняться в зависимости от его здоровья, эмоционального состояния и духовного развития. Эту энергию можно использовать как для защиты, так и для нападения. Я буду учить тебя способам биоэнергетической защиты. Помнишь нашу первую встречу? - лукаво спросил он её.
- Такое трудно забыть! - ответила девушка и почувствовала, что её щёки предательски краснеют.
- Я должен научить тебя противостоять подобным воздействиям. Ведь биоэнергетическими лучами можно не только доставлять удовольствие, но и вызывать боль. Адскую боль, надо сказать, - грустно добавил Саймон с таким выражением лица, словно он сам прошёл через это. - Этими лучами можно вызвать остановку сердца, разрыв сонной артерии или сосудов головного мозга, а воздействуя на нервные окончания -болевой шок. Ты должна уметь защищаться от этого, - объяснил Саймон, расставляя фигурки на шахматной доске в исходное положение.
- Незадолго до твоего прихода у меня был серьёзный разговор с Марией, Ника, - сказал он, заглядывая девушке в глаза. - Она сказала, что в скором времени тебе придётся столкнуться с Редфордом, и попросила, чтобы я научил тебя противостоять ему. Ты уже знаешь, кто это и что он из себя представляет? - спросил Саймон.
- Я с ним уже сталкивалась на балу у Ворона, - ответила девушка.
- Алекс говорил тебе, насколько этот человек может быть опасен, и в первую очередь - для тебя?
- Да, Алекс сказал, что боится за меня, - сказала Ника.
- И совершенно обоснованно, - кивнув, подтвердил Саймон, и в его глазах так же, как и в глазах Алекса, девушка увидела искреннюю тревогу за неё. - Будучи неподготовленной к сильным энергетическим воздействиям, после общения с Редфордом ты окажешься в сумасшедшем доме. Это факт, Ника... Факт, предсказанный старейшинами... Ты просто в прямом смысле сойдёшь с ума, и изменения в твоей психике будут настолько необратимыми, что вернуть тебя в нормальное состояние не смогут даже все старейшины и целители нашего Ордена вместе взятые. Поэтому я прошу тебя относиться к нашим занятиям с максимальным вниманием и серьёзностью, красавица, - сделал вывод Саймон, пристально глядя девушке в глаза.
- Хорошо, - растерянно кивнула Ника, напуганная перспективой оказаться в психушке.
- Тогда начнём урок, - улыбнувшись, сказал Саймон, и махнув рукой на белые фигурки, выставленные в ряд на шахматной доске, произнёс: - Твой ход, милая!
Удивлённая, что они опять вернулись к шахматам, Ника протянула руку и передвинула белую пешку с Е2 на Е4, после чего выжидательно уставилась на своего учителя. Неожиданно для неё Саймон вернул её пешку назад, на Е2, и сказал:
- А теперь попробуй передвинуть эту фигурку не касаясь её руками.
- Но я не умею! - в замешательстве уставилась на него Вероника.
- Но ведь ты пришла сюда учиться, не так ли? - улыбнулся Саймон. - Не бойся, это очень просто. Сконцентрируйся на точке, на два пальца выше твоего пупка. Чувствуешь? - спросил Саймон, своим энергетическим лучом помогая девушке найти эту точку. Ника почувствовала, как по её животу стало разливаться приятное тепло. - Теперь соберись, сконцентрируй эту энергетику в одной точке, а затем представь, как она, словно ручеёк, поднимается вверх, доходит до точки посредине твоего лба (эту точку часто называют третьим глазом), и прорывается наружу энергетическим лучиком, который протягивается к пешке и передвигает её туда, куда ты захочешь. Чувствуешь? - снова спросил он, помогая добиться желаемого.
Сердце Ники наполнилось ликованием, когда она увидела, как фигурка на шахматной доске дрогнула, а потом медленно передвинулась на Е4. Она знала, что в этом была заслуга не столько её энергетики, сколько Саймона, но всё равно обрадовалась, как ребёнок: - Ух ты! Здорово!
- Понравилось? - рассмеялся Саймон, видя её восторг. - Ну, ты поняла принцип действия? Тогда продолжим!
Не прикасаясь к фигуркам на шахматной доске, Саймон легко и непринуждённо передвинул свою чёрную пешку, зеркально повторив ход Ники Е2 - Е4.
- Теперь твой ход, красавица! - сказал он, выжидательно глядя на девушку. - Попробуй теперь сама, без меня, - предложил он.
Без его помощи Ника почувствовала себя человеком, которого бросили в воду, чтобы барахтаясь, он научился плавать. Наблюдая за её жалкими попытками повторить достигнутый успех, Саймон рассмеялся. - Хорошо, давай вместе! - сжалился он над ней. - Сконцентрируйся! Поехали! - и с его помощью Нике вновь удалось сдвинуть свою пешку с места, передвинув её на Е6.
- Видишь, как просто! - улыбаясь, сказал Саймон, и вновь повторил ход Ники своей чёрной пешкой, передвинув её телекинезом с Е4 на Е6.
- А теперь всё-таки попробуй сама, - предложил он девушке. - Я не тороплю тебя, сосредоточься, сконцентрируйся, и у тебя всё получится! - заверил он её. - Этот дар уже есть в тебе, ты должна лишь научиться управлять им. Ну же, смелее!
- Хорошо, - ответила Ника, - я попытаюсь.
Она откинулась назад, на спинку кресла, закрыла глаза и усилием воли заставила своё тело расслабиться, а затем сосредоточила внимание на точке внутри своего живота, на два пальца выше пупка, как и учил Саймон. Она почувствовала, что в этой точке начинает образовываться энергетический шар, который с каждой секундой становился всё больше и мощнее. Собрав волю в кулак, она открыла глаза и резко направила энергию из этого шара вверх, к точке на лбу, а оттуда - на шахматную доску. Она хотела лишь переставить свою пешку ещё на один ход вперёд, но её энергетический луч вылетел настолько резко и стремительно, что своей энергетикой она буквально смела все шахматные фигурки с доски. Все фигурки разлетелись в разные стороны, словно кегли от удара шара в боулинге, и посыпались на пол.
- Браво! Я полагаю, это был шах и мат? Сдаюсь! - рассмеялся Саймон, видя недоумение и удивление в глазах девушки, которая сама не ожидала от себя подобной энергетической мощи. Она нагнулась, чтобы подобрать раскиданные фигурки, но Саймон остановил её: - Оставь, это уже неважно!
- Я же говорил, что это просто! - с довольной улыбкой произнёс её учитель. - Тебе лишь надо немного потренироваться, и ты сможешь использовать этот дар в своих целях в любой ситуации. Только имей в виду, - добавил он, и его лицо сразу стало серьёзным, - что человеческое тело подобно батарейке. А любая батарейка время от времени разряжается и нуждается в подзарядке. Так что в опасных ситуациях старайся экономнее использовать свою энергетику, так как она может иссякнуть в самый неподходящий момент! - предупредил он девушку. Он чувствовал, что в будущем этот совет может ей пригодиться.
- А теперь вернёмся к проблеме с Редфордом, - сказал Саймон, пристально глядя девушке в глаза. - Когда вы с ним останетесь наедине, он начнёт воздействовать на твоё тело своей энергетикой почти так же, как я тогда в коридоре. Помнишь? - серьёзно спросил Саймон и улыбнулся, увидев, как щёки девушки вновь покраснели. - Разница будет лишь в том, что его воздействие будет в десятки раз сильнее моего, и оно затронет не только твоё тело, но и разум, вызвав эффект, подобный "чистке мозгов". Так что задача номер один для нас на сегодня - это научить тебя блокировать его энергетику, - подвёл итог Саймон и стал объяснять:
- Это можно сделать двумя способами. Первый способ - с помощью аутотренинга, самовнушения, представить себе, что твоё тело окаменело и потеряло какую-либо чувствительность. Но, зная твою страстную натуру, - Саймон мягко улыбнулся, и в его серых, чуть прищуренных глазах заплясали чёртики, - я могу сказать, что для того, чтобы этот способ сработал с Редфордом, тебе нужны месяцы, если не годы тренировок. А вот времени-то у нас как раз и нет.
- Поэтому, - продолжал он, - я рекомендую тебе второй способ. Ты должна научиться блокировать его энергетику своим энергетическим лучом. Мне очень жаль, Вероника, что сейчас рядом с тобой нет Алекса, поскольку я знаю, как ты к нему относишься, и считаю, что именно он должен был научить тебя этому, - уточнил Саймон, и в его глазах девушка с удивлением увидела искреннее сожаление. - Но так как Алекса здесь нет, и неизвестно, когда он вернётся, а у нас на счету каждая минута, - я надеюсь, ты не будешь возражать, если я на какое-то время займу его место.
Девушка неопределённо пожала плечами, не до конца понимая, что Саймон хотел этим сказать.
Её учитель поднялся с кресла, подошёл к шкафу-купе, достал оттуда чистый и мягкий красный половичок, расстелил его в центре комнаты и сел на него в позу лотоса, поприличнее запахнув полы своего халата. (- Какой скромник! - почти автоматически пронеслась мысль в мозгу у девушки).
- И не говори! - рассмеявшись, ответил ей Саймон вслух. - Прошу! - жестом он пригласил Нику присесть напротив себя.
Девушка подошла к нему и тоже села в позу лотоса напротив своего учителя. Саймон, глядя ей прямо в глаза, взял её руки в свои и с улыбкой произнёс: - Расслабься!
(- Совсем как Алекс! - тут же вспомнила Ника вчерашнюю попытку тренировки с Алексом, когда их прервали гоблины, ворвавшиеся в Орден. - Боже, неужели это было только вчера?).
Ника расслабила тело, выжидательно уставившись на Саймона, и понятия не имея, что он будет сейчас делать. А он, улыбаясь, за пару секунд довёл её до оргазма.
- Ох! - только и успела охнуть девушка, вновь, как и во время первой встречи с Саймоном, чувствуя, как по её телу катятся волны наслаждения.
- Что ты себе позволяешь! - рассердилась она немного придя в себя, пытаясь вскочить и вырвать свои руки из его рук. Но он удержал её, не давая вырваться, и буквально силой усадил на место.
- Успокойся! Всё в порядке! Всё хорошо! - успокаивающим тоном внушал он девушке, видя, как из её глаз вылетают молнии, и чувствуя её гнев и растерянность. - Пойми же, только так я могу научить тебя! Ведь то, что сейчас сделал я, - это всего лишь цветочки по сравнению с тем, что будет делать с тобой Редфорд! Ты должна научиться противостоять этому воздействию!
- Иногда мне кажется, что в этом Ордене меня окружают одни сексуальные маньяки, начиная с вашего домового и заканчивая людьми!
- Мы не монахи, - рассмеявшись, ответил Саймон. - И глядя на твою красоту, я не могу никого осуждать, даже Пирла!
- Ну что, мы можем продолжить наш урок? - после небольшой паузы спросил он с мягкой улыбкой, заглядывая девушке в глаза.
Потихоньку успокаиваясь, Ника утвердительно кивнула в ответ.
- Хорошо, - сказал он, - теперь снова попытайся расслабиться и вызвать в себе ощущение энергетического луча. Я дам тебе на это время, не бойся. А как только ты почувствуешь в себе мою энергетику, - сразу же, не медля постарайся остановить мой энергетический луч своим. Ты поняла, что нужно делать, Вероника?
- Кажется, - ответила девушка, вновь неопределённо пожав плечами. Она очень смутно представляла, что должна делать своим энергетическим лучом.
- Ладно, давай попробуем! - предложил Саймон, почувствовав её растерянность. - Приступай! - с улыбкой скомандовал он.
Ника закрыла глаза, сделала глубокий вдох и выдох и заставила себя отрешиться от внешнего мира. Почувствовав, что её тело расслабилось, она вновь сконцентрировалась на точке чуть выше своего пупка и вызвала в себе ощущение энергетического шара, из которого золотистой змейкой вылез энергетический лучик.
- Приготовься! - словно издалека услышала она мягкий голос Саймона, и с закрытыми глазами увидела пульсирующие энергетические сгустки, которые приближались к ней, и проникнув в её тело в области живота, стали ритмично сокращаться.
- Чёрт! - выругалась девушка, когда почувствовала, как по её телу разливаются волны второго оргазма.
Когда она открыла наконец глаза, то увидела, что Саймон, слегка склонив голову набок, задумчиво смотрит на неё своими серыми проницательными глазами.
- Скажи, милая, когда ты в последний раз была с мужчиной? - совершенно серьёзно, без тени улыбки внезапно задал он ей вопрос, от которого у Ники отвисла челюсть. - Я спрашиваю тебя не из праздного любопытства, Вероника, - заверил он её. - Просто мне кажется, что ты не можешь противостоять моему энергетическому воздействию не потому, что ты не умеешь этого делать, а потому, что твоё тело НЕ ХОЧЕТ останавливать меня.
Придя в замешательство от подобного вопроса, Ника всё же попыталась прикинуть в уме ответ на него. (- Наверное, больше двух месяцев назад, - подумала она). Прошло около месяца с тех пор, как она попала в Орден, и до сегодняшнего дня они с Алексом не продвинулись дальше поцелуев. А до Ордена, с Ильёй они больше месяца не занимались любовью - он постоянно ссылался на головную боль, и на игривый вопрос Вероники: "Бедненький, может я вылечу тебя сексом?" - лишь смеялся, чмокал её в лоб и отворачивался к стенке. Только теперь ей стало понятно, что он игнорировал её в постели потому, что все силы тратил на любовницу.
- Два месяца... - задумчиво прошептал Саймон, с лёгкостью читая мысли Ники. Он отвёл взгляд от её лица и устремил куда-то в пространство, обдумывая ситуацию и взвешивая все за и против.
Наконец, приняв твёрдое решение, он снова внимательно посмотрел на Нику. Он знал, что
может поплатиться за то, что сделает сейчас, но всё же искренне полагал, что только так он сможет спасти жизнь этой девушке.
Однажды он уже потерял дорогого ему человека, когда соблазнённая Редфордом девушка Саймона, любовь всей его жизни, вскрыла себе вены, не найдя в себе сил простить себя за это предательство. Сидящая перед ним в растерянности Ника была ему небезразлична, и он твёрдо решил, что не допустит повторения этой истории.
Придвинувшись к ней вплотную и гипнотическим взглядом пристально вглядываясь в красивые зелёные глаза, Саймон прошептал: - Я - Алекс, Ника! Я - твой Алекс! Доверься мне и ничего не бойся!
Чуть прищуренные серые глаза Саймона вдруг превратились для Ники в притягательные серые глаза Алекса. Под влиянием гипноза зрачки девушки расширились, и она буквально расцвела от радости, когда увидела сидящего перед ней Алекса, внимательно и задумчиво вглядывающегося в её лицо.
- Алекс! Ты вернулся! - она кинулась ему на шею. - Я так по тебе соскучилась!
- Я тоже, милая! Я тоже! - шептал Саймон, подхватывая Нику на руки и неся её на свою кровать.



***



Информатор, грузный, но очень подвижный лысеющий толстячок с пивным брюшком, сидел напротив Алекса в небольшом гостиничном номере в польской провинции, и активно жестикулируя, с негодованием и сожалением объяснял ему, что компромат похищен.
- Кто мог его похитить? - задал ему вопрос Алекс, сканируя мозг толстячка. Ему с трудом удавалось читать его мысли, и у Алекса возникло подозрение, что с этим информатором что-то не так. (- Я скоро параноиком стану на этой работе! - с иронией подумал Алекс. - Впрочем, даже у параноиков есть враги! - отметил он, внимательно вглядываясь в лицо своего собеседника).
- Я уверен, что это - вампиры! Это дело рук Амадея, первого прихвостня Ворона, не иначе! - утвердительно тряся головой, словно эти кивки придавали больший вес его словам, - заявил информатор.
- Ты знаешь, где их логово? - спросил Алекс.
- Да, - опять затряс головой толстячок. - В средневековом замке недалеко отсюда, в Раргенге. Но я не советую тебе туда соваться! Этих тварей там около сотни! - сделав большие испуганные глаза, он протестующе замахал руками, напомнив Алексу ветряную мельницу.
Какое-то смутное, не поддающееся объяснению чувство тревоги внезапно стальным обручем сжало сердце Алекса. Тряхнув головой, словно пытаясь снять наваждение, он снова сосредоточился на информаторе.



***



Поцелуи были такими сладкими, а ласкающие её руки - такими умелыми, что Ника просто таяла в объятиях склонившегося над ней мужчины, подчиняясь любой, самой смелой его ласке и отдавая ему всю себя без остатка.
- Наконец-то, Алекс! Я думала, что этот день никогда не наступит! - шептала она, позволяя этим нежным и ласковым рукам снять с неё всю одежду.
- Какая ты красивая! - не удержался от восторженного возгласа Саймон, с восхищением разглядывая обнажённую девушку. Он вдруг понял, что хочет её с такой страстью, какой никогда не чувствовал прежде.
- Я люблю тебя, Алекс! И я так сильно хочу тебя! - умоляющие глаза Ники лихорадочно блестели.
- Я тоже люблю тебя, милая! - ответил он, страстно целуя впадинку на её горле и умело лаская руками её нежные упругие груди.
Когда он коснулся её груди губами, её рот раскрылся, ресницы затрепетали.
- Ох! - только и смогла выдохнуть она, тая от удовольствия.
Чувственные губы Саймона спускались всё ниже и ниже, постепенно приближаясь к заветному треугольнику между стройных ног, а когда его язык добрался до её клитора, у Ники от наслаждения перехватило дыхание.
- Ох, Алекс! - услышал Саймон восторженный шёпот.
А когда он вошёл в неё, то она буквально забыла обо всём на свете.
(- Так недолго и импотентом стать! - со вздохом подумал Саймон, слыша, как охваченная страстью Ника снова и снова шепчет имя Алекса).
Ритмично двигаясь, с каждым движением подводя Нику всё ближе и ближе к оргазму, Саймон задействовал и свою энергетику, подарив девушке наслаждение, от которого у неё на глазах даже выступили слёзы. Такого удовольствия она не испытывала никогда в жизни.
- Ох, Сашенька, я так люблю тебя! - простонала она, с благодарностью прижимаясь к Саймону и глядя на него счастливыми глазами, в которых светилась такая любовь, что у него защемило сердце.
- Я тоже люблю тебя, милая! - тихо произнёс Саймон, гладя Нику по голове.
Тяжело вздохнув, он пристально посмотрел ей в глаза и произнёс: - Сейчас я досчитаю до трёх и ты придёшь в себя! Когда ты выйдешь из гипноза, то поймёшь всё, что произошло, но ты не будешь винить в произошедшем ни себя, ни меня! Ты поймёшь, что я сделал это только ради тебя! Я докажу тебе, что это был единственный способ научить тебя! Ты поняла меня, милая? - спросил Саймон, и Ника медленно, словно во сне, кивнула ему головой.
- Один...



***



- Я считаю до трёх! - пригрозил Алекс, держа информатора за ноги и перекинув его вниз головой с балкона 8 этажа. - А потом - я тебя отпускаю. В прямом смысле! - уточнил он с иронией. - И мы посмотрим, умеешь ли ты летать!
- Не убивай меня! Я ничего не знаю! Я говорил тебе правду! - в ужасе верещал толстячок, хаотично махая руками во все стороны, пытаясь хоть за что-нибудь зацепиться.
Алекс уже начинал терять терпение.
- Где компромат? Кто тебе платит? На кого ты работаешь? Я считаю! - с угрозой прорычал он, как липку тряся за балконом попискивающего, еле живого от страха толстяка, держа его за ноги.
Словно из Буратино, из карманов информатора высыпались монеты и ключи от машины, и с тихим звоном полетели вниз, этим полётом навевая ещё больший ужас на того, кто висел сейчас вниз головой.
- Раз... - грозно произнёс Алекс.



***



- Два... Три... - окончил счёт Саймон.
В мозгах у Ники словно рассеялся густой туман. Она окинула удивлённым взглядом комнату, Саймона, спокойно и невозмутимо, словно ничего не произошло, сидящего в своём шёлковом халате на краю кровати, и себя, в обнажённом виде лежащую на его смятых простынях. Реальность обрушилась на голову девушки с силой чудовищного цунами.
Рывком натянув на себя одеяло, Ника округлившимися глазами, в которых застыл шок, уставилась на своего "учителя".
- Как ты посмел! Что ты наделал! - простонала она, хватаясь за голову.
- Ты злишься на меня? - тихо спросил Саймон.
- Нет... - после небольшой паузы ответила ему девушка. Она чувствовала растерянность, но не гнев. - Хотя по сути должна бы! Что ты со мной сделал? Как я теперь посмотрю в глаза Алексу?
- Абсолютно спокойно, - ответил Саймон. - Я не тешу себя иллюзиями, ведь своими мыслями и душой ты сейчас была не со мной, а с ним, не так ли?! - утвердительно произнёс он. - И перед ним ты ни в чём не виновата...То, что произошло сегодня, больше никогда не повторится и останется лишь между нами. Об этом не узнает ни одна живая душа, по крайней мере от меня... - искренне поклялся он ей, пытаясь успокоить.
- Не волнуйся, я выстроил мощный энергетический барьер в твоей голове, чтобы даже телепаты, сканируя твой мозг, не смогли бы узнать об этом. И я предоставляю тебе самой решать, рассказывать об этом Алексу, или нет, - это твоё право. Я не боюсь его гнева, - спокойно отметил Саймон. - Как бы там ни было, я сделал это лишь ради того, чтобы научить тебя защищаться! И я могу доказать тебе это!
Ника почувствовала, как в неё вновь стали проникать мягкие, пульсирующие волны его энергетики, но на этот раз она с возмущением, даже не до конца контролируя и осознавая свои действия, мгновенно сконцентрировалась, и одним мощным энергетическим ударом не только развеяла энергетический луч Саймона, но и сбила его самого с кровати.
Поднимаясь с пола и потирая ушибленное при падении плечо, Саймон мягко улыбнулся и произнёс: - Что и требовалось доказать!



***



Ночью, лёжа в своей кровати, Ника размышляла о событиях, произошедших с ней за последние сутки.
- Ну и денёк у меня выдался! Итак, - сегодня я тосковала по Алексу, целовалась с Дмитрием и переспала с Саймоном. Зашибись! - с иронией подвела она итоги дня.
Перед тем, как погрузиться в сон, она мысленно добавила: - Боюсь даже предположить, что будет завтра!



***



Монстры с огромными клыками, горящими глазами и жуткими завываниями тянули к ней свои лапы где-то в адском подземелье, и Ника уже приготовилась к неминуемой смерти, как этот её сон сменился другим кошмаром. Она увидела себя словно со стороны, дрожащую от холода, в каком-то мрачном средневековом замке, стоявшем на холме, окружённом тёмным лесом. Монстры в её видении превратились в вампиров-альбиносов, с бледными бескровными лицами, с волосами белее снега и глазами, красными, словно раскалённый уголь. Вампиры окружили её со всех сторон и приближались с неумолимостью смерти, а единственным оружием, находящимся у неё в руках, была остро заточенная палка.
Внезапная острая боль пронзила её плечо, и взглянув на себя откуда-то со стороны, Ника поняла, что это не она стоит окружённая нечистью, а... Алекс! Она вдруг поняла, что они с Алексом являются чем-то единым, и почувствовала боль из его простреленного плеча как свою собственную.
- Алекс! Уходи оттуда! - закричала она, но из её рта не вылетело ни звука. Вампиры приближались всё ближе и ближе, осторожные, спокойные в своей уверенности, что этот человек станет сегодня их добычей, их едой. Рана на его плече кровоточила, и запах крови тянул их к нему, словно магнитом, сводя с ума и обещая утолить ненасытный, ни с чем не сравнимый голод.
- Алекс! - вновь беззвучно прокричала она и резко села на кровати, вынырнув из своего кошмара, словно из глубокой бездны. Сердце бешено колотилось в груди, на висках выступила испарина, руки тряслись, а в душе царил такой страх, который грозил перерасти в панику.
(- Что-то случилось с Алексом! - подумала девушка, потихоньку возвращаясь в реальность. - Что-то очень плохое! Он в смертельной опасности!).
Она кинула взгляд на часы. Половина четвёртого ночи.
- Надо найти Марию! - решила Ника, накидывая на себя шёлковый халат и надевая тапочки. Её руки дрожали от тревоги и волнения, а где-то в животе, под ложечкой свернулся липкий клубок страха.
Поднявшись на четвёртый этаж, она подошла к комнате Марии и постучала в дверь. Не получив никакого ответа, девушка постучалась ещё раз, громче, но снова без результата. Она подёргала за дверную ручку, - дверь была заперта. Девушка окинула взглядом мягко освещаемый настенными светильниками коридор, в котором, словно осязаемая субстанция, висела тишина, и с трудом подавила в себе зарождающуюся панику.
Справившись с эмоциями, она развернулась и пошла в Тронный зал. Кто-то из старейшин обязательно должен находиться там на ночном дежурстве. Дверь оказалась незапертой, но войдя внутрь, Ника вновь испытала разочарование, так как в этом светлом, ярко освещённом помещении не было ни души.
В недоумении окинув взглядом пустую главную комнату Ордена, Ника вышла в коридор и стала стучаться в комнаты старейшин, но, как и прежде, ответом ей была лишь тишина. Подавив в себе вторую волну паники, девушка остановилась в нерешительности, не зная, что ей теперь делать. Тревога за Алекса жгла её изнутри, и на глаза навернулись слёзы.
(- Что же случилось? Куда они все подевались? И что мне теперь делать? Идти за помощью к Дмитрию? Или к Саймону? Нет, лучше к Дмитрию, - решила она, подумав, что Саймон после дневного "урока" может неправильно расценить её ночной визит. - Реакция Саймона на то, что я появлюсь на пороге его комнаты посреди ночи, в пижаме, халатике и домашних тапочках, может быть неадекватной. Или скорее наоборот, - адекватной, - с мрачной иронией усмехнулась Ника, спускаясь по лестнице на третий этаж и подходя к комнате Дмитрия.).



***



Дмитрий всю ночь провёл без сна, снова и снова прокручивая в уме события прошедшего дня. Перед его мысленным взором было только одно лицо - лицо Ники. Снова и снова он вспоминал, с какой яростью и возмущением она кричала на него в спортзале, и как эта ярость сменилась страстью, вызванной его поцелуем.
Этот поцелуй до сих пор волновал его, и он до сих пор чувствовал на своих устах её нежные, сладкие губы. Это воспоминание заставляло его ворочаться с боку на бок на своей кровати, вызывая желание, которое он гасил в себе титаническими усилиями воли. А с каким вниманием и сочувствием она выслушала его покаяние! А какой чудесной, мягкой улыбкой озарилось её прекрасное лицо, когда они скрепляли своё решение о дружбе рукопожатием!
(- Я не должен думать о ней! Она - девушка Алекса, моего лучшего друга! Наверное, я чем-то нравлюсь ей, но я знаю, что она меня не любит! Она любит только Алекса, и ей нужен только он! Я должен прекратить думать о ней, иначе я просто сойду с ума! Чёрт, никогда не думал, что стану мазохистом! - со вздохом подвёл итог своим размышлениям Дмитрий).
Обострённым инстинктом Воина он внезапно почувствовал, что кто-то стоит за его дверями. Дмитрий резко соскочил с кровати, натянул на себя спортивки, сунул ноги в тапочки и открыл дверь комнаты прежде, чем в неё постучалась Ника.
На какое-то мгновение ему показалось, что это - мираж, но когда он почувствовал, что этот мираж вот-вот расплачется, - он понял, что Ника, стоящая на пороге его комнаты посреди ночи в пижаме, шёлковом халатике и с распущенными волосами, - не плод его распалённого воображения и тайных желаний.
- Что случилось? - обеспокоено спросил Дмитрий, пропуская девушку внутрь.
Ника зашла в комнату, и не обнаружив ни одного стула, кресла или табуретки, куда можно было бы присесть, опустилась на краешек его кровати. Немного путанно, запинающимся от волнения голосом рассказав ему свой сон про Алекса и объяснив, что весь четвёртый этаж словно вымер, она с растерянностью и с тревогой уставилась на Дмитрия.
- Я чувствую, что он в опасности, Дима, в смертельной опасности! Я это знаю! Можем ли мы сделать хоть что-нибудь, хоть как-то помочь ему?
С трудом подавив в себе желание опрокинуть её на свою кровать и покрыть всё её тело поцелуями, - Дмитрий накинул на себя рубашку и, тяжело вздохнув, решительно махнул рукой в сторону дверей: - Пойдём!



***



Дмитрий привёл её в подвал.
- Алекс уже рассказывал тебе о нашем Святилище? - спросил он Нику.
Нет, - удивлённо ответила девушка, не понимая, о чём речь.
Дмитрий нажал на шероховатой стене какую-то потайную, замаскированную под небольшую выпуклость, кнопку, и бетонная стена, разделившись на две половинки, с мягким шорохом разъехалась в стороны, открывая проход в небольшую, освещённую множеством свечей комнату.
Зайдя внутрь вслед за Дмитрием, девушка увидела здесь всех старейшин и Марию, собравшихся вокруг небольшого серого камня, лежащего на красивой подставке посреди комнаты, под хрустальным куполом в виде пирамиды.
Ника подумала, что, хоть что с виду этот камень и был похож на обыкновенный булыжник, но должно быть, он представлял собой огромную ценность для Ордена.
Старейшины и Мария с удивлением посмотрели на вошедших.
- Зачем ты привёл её сюда? - прошипел Борф, обращаясь к Дмитрию, и показывая на Нику. - Ей ещё рано знать об этом.
- Она - одна из нас, и я не вижу причин скрывать от неё что-либо, - с ледяным выражением лица ответил Дмитрий. Хоть Борф и был их старейшиной, Дмитрий всё равно его немного недолюбливал.
- Что происходит? - спросил Дмитрий, подходя к Марии.
- Кто-то пытается пробить наш защитный Энергетический Экран, и это - не Ворон, - обеспокоенно ответила Мария. - Видимо, у нашей организации появился ещё один, очень сильный противник. Мы пытаемся стабилизировать энергетическое поле нашего Экрана, чтобы избежать незваных гостей, - объяснила она, внимательно вглядываясь в лица Ники и Дмитрия. - Но что привело сюда вас? Почему вы не спите? - спросила она с тревогой.
- Нике приснилось, что Алекс в смертельной опасности, что он ранен в плечо, и защищается какой-то обструганной палкой от нескольких десятков вампиров, окруживших его в подвале тёмного средневекового замка. Вам что-нибудь об этом известно? Вы знаете, где он сейчас? Вы его чувствуете? - нахмурясь, спросил Дмитрий.
В глазах старейшин появилось волнение, и они переглянулись между собой.
- Раргенг! - с тревогой произнесла Мария. - Мы этого боялись. Что будем делать? - спросила она, обращаясь к старейшинам.
Один из старейшин, Фёдор Матвеевич, протянул руку к Нике и поманил её к себе. - Подойди поближе, ангел мой! - сказал он девушке, которая тут же выполнила его просьбу.
- Как ты думаешь, во сне ты видела прошлые события, настоящее или будущее? - спросил он её, пристально вглядываясь в зелёные глаза девушки.
- Я не знаю... - растерянно пожала она плечами.
- Ты позволишь мне просканировать твой разум? - мягко спросил он.
- Конечно, - если это поможет Алексу! - кивнула Ника.
- Хорошо! - кивнул Фёдор Матвеевич. - Смотри мне в глаза и думай об Алексе.
Ника почувствовала, как под взглядом чуть прищуренных глаз старейшины её мозг наполняют тёплые волны, следующие одна за другой.
- Саймон! - вдруг с негодованием воскликнул старейшина. Начав сканировать мозг Ники, он тут же наткнулся на довольно сильный защитный барьер, выстроенный кем-то очень умело и профессионально. Для Фёдора Матвеевича преодолеть этот барьер было не труднее, чем опытному хакеру взломать простую компьютерную программу. А когда он взломал его, то увидел воспоминания Ники о том, как Саймон, загипнотизировав девушку, занимается с ней любовью.
- Я проучу этого бесстыдника! - гневу старейшины не было предела. - Его поведение просто возмутительно! Как он был учеником Редфорда, так им и остался! Его уже давно пора гнать из нашего Ордена!
Остальные старейшины, Мария и Дмитрий, поражённые неожиданными и непонятными для них репликами, не понимая, что происходит, с удивлением переводили взгляды с Ники на Фёдора Матвеевича. И лишь Нике, застывшей в смущении и полной растерянности, было понятно, чем был вызван этот гнев. К тому же слова старейшины о том, что Саймон был учеником Редфорда - сильно удивили девушку.
- Ты не должна винить себя, девочка моя, - убрав из голоса раздражение, успокаивающим тоном произнёс старейшина, обращаясь к Нике. - Ты не виновата. А с Саймоном я поговорю, обещаю! - в его взгляде вновь промелькнула молния. - А теперь нам надо прежде всего сосредоточиться на том, как помочь Алексу.
- Но причём здесь Саймон? - спросила удивлённая Мария.
- Это - потом, а сейчас - Алекс! - коротко ответил старейшина, и Ника вновь почувствовала тёплые волны, окутывающие её мозг. В комнате все застыли в полном молчании.
- Я вижу! - произнёс он наконец со вздохом облегчения. - Алекс ранен. Он в ловушке в Раргенге, но ещё не поздно ему помочь! Ситуация станет для него критической через... двадцать три минуты, - определил старейшина после небольшой паузы.
- Вы сможете забрать его оттуда и телепортировать если не в Орден, то в какое-нибудь безопасное место? - обеспокоенно спросила старейшин Мария.
- Мы не можем телепортировать его, - прошипел Борф. - Мне очень жаль, но иначе мощность нашего защитного Экрана, и без того нестабильного, упадёт до нуля, и мы подвергнемся атаке. Жизнь одного человека в обмен на жизни нескольких десятков человек, живущих в Ордене, - это простая арифметика, Мария! - заметил он, буравя немигающим, змеиным взглядом побледневшее лицо женщины.
- Но вы должны что-то сделать, хоть как-то помочь ему! - в отчаянии почти прокричала Ника. В глазах девушки стояли слёзы.
- Думаю, Ника, ты могла бы помочь ему, - после небольшой паузы, произнёс Фёдор Матвеевич. Он переглянулся с другими старейшинами, и они одобрили его мысли лёгким кивком.
- У тебя с Алексом кармическая связь, девочка моя, - сказал старейшина. - Вы любите друг друга, и эта любовь поддерживает вас, даёт вам силы. Лао-Цзы сказал когда-то: "Страстная любовь к вам делает вас сильным; ваша страстная любовь к кому-то делает вас мужественным". Сейчас Алекс выстроил в своём разуме мощный энергетический барьер, чтобы его не обнаружили противники. К сожалению, мы тоже не в силах обнаружить его и связаться с ним. Мы - не в силах, а у тебя - это может получиться. Ты можешь спасти его. Сейчас мы со старейшинами просканирум Раргенг, а потом - вложим информацию об этом здании в твою голову. Ты будешь знать все потайные ходы и выходы из замка, все его ловушки. Пользуясь этой информацией, ты с нашей помощью мысленно свяжешься с Алексом и выведешь его из западни. Его жизнь в твоих руках, ангел мой! - подвёл итог старейшина.
- Что я должна делать? - с надеждой вглядываясь в лицо старейшины и смахивая слезу со щеки, спросила Ника.



***



Холод, казалось, заполнял собой всю вселенную. Он разрывал тело на куски, но в то же время успокаивал боль из простреленного плеча. В тёмном, сыром подвале полуразрушенного средневекового замка на окраине Польши, прислонившись спиной к холодной, словно могильная плита, стене, Алекс безуспешно пытался вылечить свою рану.
Его энергетика слабела с каждой минутой. Ещё немного - и его защитный барьер истончится настолько, что его обнаружат. И тогда ему конец. Он знал, что он - в ловушке. В эту западню он попал по собственной глупости, и скоро поплатится за свою самонадеянность. В своём кармане он сжимал то, зачем он явился сюда, - компромат на Ворона, заключённый в самый обычный с виду СД-диск. Он добыл его, рискуя жизнью, но этот риск, похоже, окажется напрасным, так как он чувствовал, что уже не сможет выбраться из западни.
Вдруг он услышал тихий шорох, затем - лёгкий скрип деревянных ступенек лестницы, ведущей в подвал и в полной темноте почувствовал присутствие двух вампиров. Они шли неспеша, осторожно и методично, своим острым, словно рентгеновским, зрением просматривая все тёмные углы и закоулки, уверенные в том, что их пленник никуда не денется. Он один, раненый и практически безоружный. А их много и они ищут его по всему замку, всё теснее сжимая кольцо вокруг своей добычи. Его молодая, горячая кровь насытит их сегодня, и это был лишь вопрос времени.
Алекс понимал, что они вот-вот учуют кровь из его простреленного плеча, и затаив дыхание, позволил подойти им поближе, сжимая в руках единственное оружие - остро заточенный кол, оставленный в замке кем-то из охотников на вампиров. Так как вампиров здесь не убавилось, а охотники сгинули без следа, можно было сделать вывод, что их охота закончилась плачевно. Надо бы Ордену заняться этой проблемой, - подумал Алекс.
Он знал, что в руках у вампиров - пистолеты с глушителями. Глушители были им нужны для того, чтобы звуки выстрелов не привлекали к себе лишнее внимание туристов. Эти твари используют оружие не для того, чтобы убивать, а для того, чтобы ранить свою жертву. Поедать мёртвую пищу не так приятно, как истекающую кровью живую... Один из вампиров уже ранил сегодня Алекса в плечо, раздробив ключицу. И теперь эта нечисть шла на запах его крови.
Ноздри одного из вампиров затрепетали, и он вытянулся, словно гончая на охоте, почуяв добычу. Добыча упала на него откуда-то сверху, повалила на пол и вонзила острый кол прямо в сердце. Второй вампир кинулся на помощь первому, но тут же упал, сражённый в голову пулей, выпущенной Алексом из пистолета, вырванного из мёртвых рук первого вампира.
- Брэм Стокер отдыхает, - думал Алекс, засовывая себе за пояс пистолет первого вампира и поднимая с пола пистолет второго. - Создателю "Дракулы" наверное, и не снилось, что вампиры могут быть вооружены не только острыми клыками и длинными ногтями, но и огнестрельным оружием. Сейчас вампиры уже не те, что раньше. Теперь они пользуются мобильниками, обожают ползать по Интернету и, нацепив чёрные солнцезащитные очки, разъезжают по улицам средь бела дня в крутых тачках, - с иронией усмехнулся он. - Их тела не превращаются в прах сразу после смерти, святая вода и чеснок на них не действуют, но зато пули - убивают наверняка.
Что ж, теперь он вооружён не только заточенной палкой. Он достал из-за пояса вначале один пистолет, а потом - другой и осмотрел их. (- Итак, осталось 7 патронов. Значит, минимум семерых ублюдков я ещё отправлю на тот свет! - решительно подумал он).
Боль из раненого плеча и пробитой ключицы снова вышла из-под его контроля и пульсирующими адскими кругами начала распространяться по телу. С трудом собрав силы, Алекс вновь загнал эту острую боль в уголок своего сознания.
В отчаянии он устало прижался лбом к холодной каменной стене и прекратил безуспешные попытки исцелить себя. Поёжившись, он плотнее закутался в свой кожаный плащ, чувствуя, как холод этого мрачного подземелья пробирает его до костей. Выхода нет. Всё равно ему уже никто и ничто не поможет. Единственное, что ему осталось, - это ждать, пока вампиры его обнаружат и постараться продать свою жизнь подороже, захватив с собой на тот свет как можно больше проклятой нечисти...
Он закрыл глаза и его мозг стал наполняться видениями, сменяющими друг друга, подобно порывистым лёгким волнам, набегающим на берег. Вот его первая встреча с прекрасной, заплаканной незнакомкой, которую он прикрывает своим телом от пуль на дне придорожной канавы, не давая ей вырваться из своих объятий... Вот Ника в свой первый день в Ордене, недоверчиво смотрит на него большими удивлёнными зелёными глазами, когда он водит её по отделам и рассказывает об Ордене... Вот она в магазине одежды, примеряет на себя новые наряды, радуясь при этом, как ребёнок, а он раздевает её взглядом, с трудом сдерживая желание наброситься на неё... Вот она в спортзале, неумело бьёт хрупкими кулачками по груше и оглядывается на него, пытаясь увидеть одобрение в глазах своего тренера, а он с большим трудом сдерживает улыбку и подбадривает её... Вот их прогулка по ночной набережной, когда в лунном сиянии от её красоты у него защемило сердце, и он подумал, что она похожа на ангела, в глазах которого отражается Вселенная... Их первый поцелуй, когда он со всей отчётливостью осознал, что любит её больше жизни, и безмерное счастье, когда он прочитал мысли Ники и понял, что эта любовь взаимна...
- Ника! - думал Алекс, с любовью и тоской вглядываясь в прекрасное лицо, парящее перед его мысленным взором. - Прости меня, любимая! Видно, нам больше не суждено увидеться... Но где бы я ни был, на небе или на Земле, я всегда буду любить тебя!
- Алекс! - вдруг услышал он тихий, но такой родной и знакомый голос, в котором сквозила тревога. - Алекс! Ты слышишь меня? - голос Ники раздавался у него в голове, как далёкое эхо.
Алекс резко открыл глаза и сосредоточился, прислушиваясь. Больше всего на свете ему хотелось, чтобы этот милый голос не оказался всего лишь плодом его воображения.
- Алекс! - вновь раздался её тихий зов. - Не сдавайся! Я выведу тебя оттуда, слышишь?! Я чувствую, что ты устал, что ты ранен и что твои силы уже на исходе, но ты должен держаться! Ты нужен мне, Сашенька! Не смей бросать меня, не смей умирать, ты слышишь?! - от этих слов у Алекса защемило сердце.
- Слушай меня внимательно, Сашенька! - её тихий голос звучал, словно лучик надежды, пробивающийся сквозь тьму отчаяния, согревая душу и давая шанс на спасение. - У нас мало времени! Уже через пять минут вампиры ворвутся в подвал. Выход у тебя под носом! Сделай семь шагов вперёд. Затем разгреби в стороны пыль и грязь у себя под ногами, и в каменном полу ты увидишь железное кольцо. Потяни за него и открой люк. Спустись в него и закрой за собой железный засов. Этот засов очень крепкий, он был сделан на совесть, и вампиры не смогут открыть его. Люк ведёт в подземный тоннель, по которому ты выйдешь из ловушки и выберешься за пределы замка. Тоннель очень старый, полузаваленный землёй и камнями, и в некоторых местах тебе придётся пробираться по нему ползком. Но это - твой единственный шанс на спасение! Поспеши!



***



- Не рой яму другому, чтобы он не использовал ее как окоп, - с иронией думал Алекс, пробираясь в кромешной темноте по ничем не освещаемому и очень затхлому тоннелю, заросшему паутиной, пугая на своём пути довольно крупных пауков и мышей.
Через 15 минут он был уже на свободе. Всё это время его телепатическая связь с Никой не прерывалась, и он чувствовал её присутствие так, словно она была рядом с ним. Он чувствовал её любовь и поддержку, и это придавало ему сил и решимости выбраться из этой заварушки живым. Чтобы ещё хотя бы раз обнять её, прижать к себе и покрыть прекрасное, родное лицо поцелуями...
Оказавшись за пределами замка и осознав, что он выбрался из этой смертельной ловушки, оставив вампиров позади, Алекс почувствовал, что энергетическая связь между ним и Никой начала слабеть. Перед тем, как тонкая ниточка, связывающая их, не прервалась окончательно, Ника успела назвать Алексу имя и адрес надёжного человека, где он мог укрыться на время, восстановить свою энергетику и залечить рану. Этот человек жил в нескольких километрах от Раргенга и был обязан старейшине - Фёдору Матвеевичу, жившему когда-то в Польше, спасением своей маленькой дочери от вампиров.
Получив от Ники эти последние инструкции, Алекс огляделся по сторонам. Кругом холмы и заросли деревьев, а впереди среди холмов светлой лентой просвечивает каменистая грунтовая дорога.
Позади него остался Раргенг, смертельно опасный и зловещий, словно материализовавшийся из ада замок, упирающийся в чёрные тучи своими мрачными башнями, хранящий немало кровавых тайн. Но сквозь эти тучи уже начали пробиваться первые лучики света, даря надежду и веру в завтрашний день.
- Скоро рассвет, - подумал Алекс, глядя на полоску нежного багрянца на краю горизонта. - И благодаря Нике я встречу новый день живым...
Ника, милая Ника! С помощью Дмитрия и Дэна он спас её во время их первой встречи. И вот теперь она спасла жизнь ему... Без неё он бы погиб... Причина и следствие, как сказал бы Фёдор Матвеевич... Причина и следствие...
Алекс решительно вышел на дорогу и поднял руку, чтобы остановить попутку. Несмотря на то, что эта грунтовка пролегала через глухую польскую провинцию, по ней даже ночью то и дело сновали машины, и всё благодаря приехавшим посмотреть на Раргенг туристам, некоторым из которых было суждено сгинуть в этом замке навечно.
Когда перед ним остановился серый, заляпанный грязью Фольксваген, с весёлым водителем, немного подвыпившим и весело щебечущим по-немецки, Алекс уже знал, что теперь всё будет в порядке. Осторожно просканировав мозг немолодого, но ещё довольно крепкого на вид водителя, он узнал, что немца зовут Ганс фон Гоффен, ему 64 года, всю жизнь он проработал на консервной фабрике в Мюнхене, а теперь, выйдя на пенсию, в поисках развлечений отправился в путешествие по Европе. Он приехал в Раргенг, чтобы вспомнить, каким бесшабашным и отчаянным он был в молодости и тряхнуть стариной в поисках острых ощущений. (- И он найдёт эти острые ощущения на свою пятую точку, - с иронией подумал Алекс. - Если как можно скорее не свалит отсюда).
Радуясь, что ещё достаточно темно для того, чтобы этот турист разглядел рану на его плече, Алекс приветливо улыбнулся широкой, располагающей к себе улыбкой и на чистейшем немецком, без акцента, очень вежливо попросил подбросить его до ближайшей деревни. Он в совершенстве знал 17 языков, он был профессионалом.
Поплотнее запахнув свой плащ, Алекс сел в машину и устало откинулся на заднее сиденье. Под жизнерадостную болтовню немца, обрадованного встречей с земляком, Алекс думал, что за сутки он подкопит силы, вылечит себя, а потом доставит компромат в Орден. Он выполнит это задание и не подведёт Орден. И Нику...



***



Когда весёлый немец, без умолку тараторивший всю дорогу, довёз наконец Алекса до нужной деревни, Воин Света вздохнул с облегчением. Эта болтовня уже начала действовать ему на нервы.
Когда общительный Ганс фон Гоффен обернулся, чтобы пожелать своему тихому и скромному попутчику удачной дороги, Алекс здоровой рукой резко схватил его за подбородок, и пристально вглядываясь в глаза, под гипнозом внушил ему такой страх перед глухой польской провинцией вообще и перед Раргенгом в особенности, что как только Алекс вышел из машины, немец надавил на газ и рванул подальше от Раргенга с такой скоростью, что
задымились шины.
Улыбнувшись и иронично покачав головой вслед удаляющейся машине, Алекс развернулся и твёрдыми, решительными шагами направился в небольшую уютную польскую деревеньку, раскинувшуюся за живописным холмом, чуть придерживая распахивающиеся на ветру полы чёрного плаща, скрывающие заткнутые за пояс пистолеты.



***



- Умница, Ника! - в глазах Марии светилась благодарность. Она подошла и обняла уставшую от длительного телепатического сеанса девушку.
Сердце Ники было наполнено ликованием: она всё же спасла Алекса, у неё получилось! Но она понимала, что если бы не помощь старейшин, перекачивающих свою энергетику в её разум и дававших ей силы телепатировать свои мысли Алексу на такое большое расстояние, сама бы девушка не справилась с такой огромной энергетической нагрузкой.
Она с благодарностью взглянула на старейшин, которые, как только Алекс был спасён, без лишних эмоций вновь сгрудились вокруг серого булыжника, сконцентрировав усилия на стабилизации защитного Экрана Ордена.
- Теперь всё в порядке, и вы можете спокойно идти спать! - произнесла Мария, обращаясь к Нике и Дмитрию, который за всё время телепатической связи с Алексом тихо и молча, чтобы не мешать, простоял прислонившись к стене у дверей, переживая за своего друга.
- Кстати, а что там за история с Саймоном? - остановила Нику Мария, когда они с Дмитрием были уже в дверях. Но, увидев растерянность и замешательство на лице Ники, Мария произнесла: - Ладно, с тебя на сегодня хватит эмоций. А о Саймоне мы поговорим завтра. Спокойной ночи, ребята, - кивнула она Нике и Дмитрию, и дверцы в потайное Святилище Ордена с тихим шорохом сомкнулись вслед за ними, возвратясь на прежнее место и вновь превращаясь в обычную бетонную стену.



***



- А что это за серый камень в вашей потайной комнате? - поинтересовалась Ника, когда они с Дмитрием дошли до дверей её комнаты
- Не в "вашей", а в НАШЕЙ потайной комнате, Ника, - поправил Дмитрий. - Не забывай, что теперь ты - одна из нас. А священный для нас камень - это булыжник из мостовой, по которой Иисус шёл на Голгофу. На этот камень ступала Его нога. Он заряжен невероятной энергией Его Божественной силы и мощности. Он подпитывает своей энергией старейшин, многократно усиливает наши способности, помогая нам бороться со злом, и поддерживает энергетический Защитный Экран нашего Ордена.
- А ты и правда молодец! - после небольшой паузы похвалил Нику Дмитрий. - Старейшины действительно в тебе не ошиблись! Хочу от своего имени поблагодарить тебя за спасение своего лучшего друга и кровного брата! - улыбнулся он.
- Благодарить меня будет Алекс, когда вернётся! - хитро улыбнулась в ответ девушка.
- Хотел бы я быть на его месте! - невольно вырвалось у Дмитрия, и увидев, с каким недоумением посмотрела на него Ника, он быстро сменил тему, сглаживая оплошность:
- Кстати, а что у тебя за проблемы с Саймоном? Может, в отсутствие Алекса я могу тебе чем-нибудь помочь? - совершенно искренне спросил он Нику, и уже в третий раз за эту ночь он увидел, как при упоминании о Саймоне краснеет от смущения лицо девушки, и она в растерянности отводит свои глаза в сторону.
Заинтригованный, Дмитрий попытался просканировать её мозг, чтобы понять, в чём дело, и конечно же, наткнулся на сильный энергетический барьер, выстроенный Саймоном. У Дмитрия ещё не было такой силы и умения, как у Фёдора Матвеевича по взламыванию энергетических барьеров, и его попытки проникнуть сквозь него были безуспешны.
- Прости, Дима, но я не хочу сейчас говорить на эту тему, - ушла от ответа Ника. - Не обижайся.
- Как скажешь, - пожал плечами Дмитрий. - Увидимся завтра, на тренировке, - произнёс он и подавил тяжёлый вздох, когда девушка, с улыбкой кивнув ему в ответ, закрыла двери своей комнаты у него перед носом.



***



- Мы делаем то, что должны делать, а эти бабы - делают лишь то, что хотят! Пашешь и пашешь на них сутками, а взамен - никакой тебе благодарности! - горестно думал Николай, охранник закрытого тайного клуба.
Попивая кофе из термоса, он размышлял о том, какая всё-таки змеюка его жена, Зинка. С виду маленькая, беззащитная и хрупкая, эта стерва кого угодно может сжить со свету! Запилит своим пронзительным визгливым голосом так, что хоть вешайся! Или домой не приходи... Верно ведь говорят, что хорошее дело браком не назовёшь! - вздохнул Николай. - И ведь не докажешь, что всю ночь не с девками гуляешь, а вкалываешь на работе как проклятый!
Полгода назад, когда Зинка чуть не запилила его до смерти по причине его маленького заработка, ему как манна небесная через одного знакомого свалилось предложение поработать охранником в каком-то тайном, глубоко законспирированном клубе для богатых. Зарплату пообещали - более чем приличную (даже Зинка заткнулась на какое-то время), работа - сутки через двое. Жить можно. Если бы не муки совести и сомнения в законности происходящих в клубе событий. Сомнения эти накапливались день за днём, ложась на душу мрачной тенью.
Николай хорошо помнил тот день, когда он впервые вышел на эту работу. Какой-то мрачный тип с уголовной внешностью подъехал к его дому, завязал у подъезда ему глаза (конспирация, ё моё!) и привёз куда-то за город, к какой-то полуразвалившейся часовенке из красных кирпичей. Вход в эту часовенку преграждали нешуточные массивные дубовые двери, выглядевшие так, словно они были способны выдержать прямое попадание ядерной боеголовки.
- Богатые люди любят экзотику, - пояснил ему мрачный тип. - Твоя задача - охранять эти двери и пропускать внутрь только по определённому паролю. Пароль будет меняться каждый день, ты будешь узнавать его от меня. На сегодня - пароль "Люциус".
Николая впустили внутрь и он уселся на своё новое рабочее место - за небольшим столом в коридоре, прямо за дверями. В тот день, как и во все последующие, посетителей было мало, и все они приезжали в серых рясах с остроконечными капюшонами, накинутыми на голову и скрывающими их лица. В течение дня всё было спокойно, и Николай лишь радовался как всё здорово и удачно складывается в его жизни. Но вечером произошло что-то странное. На его глазах двое "серых" (как он называл про себя людей в рясах), протащили вниз какой-то мешок. И то, что в нём лежало, очертаниями сильно смахивало на человеческое тело.
Остолбеневший Николай лишь пропустил этих двоих с их ношей внутрь и видел, как они потащили этот мешок вниз, по ступенькам, в подвал. Туда, куда ему запрещалось входить под страхом смерти.
Через минуту один из серых вернулся к Николаю и приглушённым голосом произнёс, протягивая ему пухлую пачку купюр, перетянутую резинкой: - Вот твой аванс. И помни: у нас - тайное общество, поэтому - никому ни слова!
Судорожно сглотнув, Николай взял протянутую ему пачку денег чуть дрогнувшей рукой. Когда серый удалился, он повнимательнее взглянул на свой аванс, и у него чуть не отвисла челюсть. Здесь было столько денег, сколько раньше он зарабатывал за год! Он представил себе, как удивится Зинка, когда он швырнёт эту пачку денег прямо ей в лицо! - при этой мысли лицо Николая расплылось в довольной улыбке, и все его сомнения и терзания совести тут же были загнаны куда подальше.
В последующие дни загадочные мешки проносили внутрь нечасто, примерно раз в две недели. И тогда душу Николая, бывшего спецназовца, прошедшего Чечню, наполняли дурные предчувствия и муки совести. Но все эти душевные терзания прекращались как по волшебству, когда ему выплачивали зарплату, которая с каждым месяцем всё росла и росла.
Внезапно горестные размышления Николая о стерве-жене прервал решительный стук в массивную дубовую дверь. Он отодвинул задвижку, и словно через амбразуру танка, посмотрел на нового гостя. Вновь прибывший выглядел стандартно - серая ряса, капюшон, скрывающий лицо.
- Пароль? - чуть позёвывая, поинтересовался Николай.
- Архангел! - жизнерадостно произнёс "серый", откидывая капюшон с лица.
- Но... - заикнулся было Николай и тут же смолк, поскольку пронзительный, гипнотический взгляд ярко-голубых, как небо, глаз, накрыл его разум стремительной волной и подчинил его чужой воле. Медленно, словно во сне, он отворил железный засов и пропустил незваного гостя внутрь.
- Хорошая собачка! - вошедший с усмешкой похлопал Николая по плечу, и одним коротким, резким ударом вырубил охранника законспирированного тайного общества.



***



Двигаясь уверенно и бесшумно, как бесплотная тень, Архангел спускался вниз по лестнице, ведущей в подвал. Он знал, что его там ждало. Он видел это в своих видениях.
Пятеро богатеньких папенькиных сынков решили, что за деньги они могут делать всё, что угодно и оставаться безнаказанными. Их уже пресытил секс, наркотики, экстрим. В поисках развлечений они решили создать своё тайное общество, выдумали себе новоиспечённого демона и используя сатанинский антураж, стали ему поклоняться. И все эти игры можно было бы назвать вполне безобидными, если бы не одно обстоятельство. Они убивали людей. И этого Архангел простить им не мог.
Резким рывком открыв подвальную дверь, он вошёл внутрь. Пятеро молодых мужчин в серых рясах, обступившие обнажённую молодую девушку, лежащую со связанными руками и ногами на каменном столе, остолбенело уставились на вошедшего. В руках одного из них был кинжал в виде распятия, украшенный драгоценными камнями.
- Вы всё ещё не в белом? Тогда мы идём к вам! - с иронией произнёс Архангел, чуть склонив голову набок и с лёгким звоном вынимая из ножен свой меч.



***



Словно Смерть с косой, Архангел прошёлся между заметавшимися в панике убийцами и богохульниками, и через несколько секунд всё было кончено. Несколько молниеносных взмахов мечом - и пять отрубленных голов уже валялись на полу, рядом с дёргающимися в последних конвульсиях окровавленными телами.
Выполнив свою миссию, Архангел скинул с плеч серую рясу и закутал в неё обнажённую дрожащую девушку, привязанную к холодному каменному столу. Подняв с пола инкрустированный кинжал, он стал разрезать верёвки на её ногах и руках. Похитители основательно накачали девушку наркотиками, поэтому она не сопротивлялась, и лишь блуждающий взгляд серых, с расширенными зрачками, глаз, равнодушно скользил по лицу спасшего её мужчины.
- Ты меня хочешь? - вдруг спросила она каким-то бесцветным, безжизненным голосом.
- Ох, уж эта молодёжь! Я не беру плату за спасение натурой! - усмехнувшись, покачал головой Архангел.
Освободив руки и ноги девушки, он усадил её на стол, и пристально вглядываясь в помутневшие глаза, своей энергетикой принялся исцелять тело и разум спасённой жертвы.
- Ну вот, теперь совсем другое дело! - через несколько минут как факт отметил Архангел. - Как ты себя чувствуешь? - поинтересовался он.
- Где я? Что происходит? Кто вы? Что это за место? - в шоке спросила девушка, с уже вполне осмысленным удивлением озираясь на отсыревшие стены мрачного затхлого подвала, изрисованные матерными словами, пентаграммами и черепами, и недоумевающе уставившись на серую рясу, накинутую на её голое тело.
Когда же её взгляд упал вниз, на валяющиеся трупы с отрубленными головами и грязный побуревший пол, весь залитый кровью, её лицо побелело, и с коротким возгласом "О Боже!" - она без чувств рухнула на каменный стол.
Вздохнув и покачав головой, Архангел склонился над девушкой, чтобы дотронуться рукой до её лба и привести в чувство.
Но его рука замерла на полпути. Архангел застыл в неподвижности, чувствуя, как по позвоночнику пробегает вверх лёгкий холодок. В ушах раздался лёгкий звон, а в глазах потемнело. Эти чувства были ему уже знакомы. Он испытывал их каждый раз перед тем, как получить новое видение.
Он уже привык видеть перед своим мысленным взором различные зверства, насилие и убийства, но то, что он увидел на этот раз, заставило его закалённую душу похолодеть от страха. От страха за женщину, которую он так долго ненавидел, за ту, которая много лет назад призналась ему в любви...
- Мария... - с тревогой прошептал Архангел.



***



- Молодец, Алекс! - с лёгким кивком головы похвалила Мария. - Я знала, что ты справишься! Ты молодец, не подвёл нас!
- Здесь я не один молодец, - произнёс он с усталой улыбкой, обнимая Нику за плечи. - Вот кого мы должны благодарить в первую очередь!
Кивнув головой, Мария мягко рассмеялась в ответ: - Да, ты прав! - произнесла она, с улыбкой глядя на девушку. - Вы оба молодцы! А теперь идите, у вас впереди - куча дел! Алекс, прими с дороги душ, переоденься и идите с Никой позавтракайте! - по-матерински заботливо дала указание Мария. - А потом - приступайте к тренировке! - добавила она, не дав Алексу возможности отдохнуть после тяжёлого пути. Она чувствовала, что впереди их ждут тяжёлые испытания, и от их силы, выносливости и подготовленности будет зависеть судьба всего Ордена.
- На счету каждая минута! - тихо прошептала она, глядя на удаляющиеся спины ребят, выходящих за дверь.



***



- Ты вернулся! - с сияющими от счастья глазами Ника кинулась на шею Алексу, как только они зашли в его комнату. - Наконец-то ты вернулся! - прошептала она, зарывшись лицом в его сильное и такое родное плечо. - Я так испугалась, когда поняла, что ты в опасности!
- Ты спасла мне жизнь, мой ангелочек! Теперь всё позади, девочка моя! - Алекс обнял её, крепко прижав к себе, и Нике показалось, что она растворяется в этих объятиях. Она вдруг отчётливо поняла, что они с Алексом были двумя половинками единого целого, нерушимого и вечного, и в её душе воцарилось такое счастье и гармония, что, казалось, она сейчас оторвётся от земли, преодолев земное притяжение, и унесётся ввысь.
- Ты плачешь? - тихо спросил Алекс, с нежностью вытирая слезинки, катящиеся из её глаз.
- Это от счастья! - так же тихо ответила девушка. - Я люблю тебя, Сашенька! - её блестящие от набежавших слёз глаза напомнили Алексу два огромных сияющих изумруда.
- Я тоже люблю тебя, моя красавица! - со счастливой улыбкой ответил ей Алекс, ещё крепче прижимая Нику к себе, словно самое драгоценное сокровище во всей Вселенной.
- Неужели это и вправду ты? - спросила Ника, внимательно вглядываясь в лицо своего любимого, и Алекс с удивлением заметил, что в её взгляде промелькнуло сомнение.
- А кто же ещё? - удивился он. - Что ты делаешь? - озадаченно улыбнулся Алекс, когда Ника зачем-то потыкала пальцем в его грудь.
- Это слишком хорошо, чтобы быть правдой! - объяснила она.
- Так, признавайся, чем ты тут без меня занималась? - с улыбкой поинтересовался он, заинтригованный её поведением.
- Всем понемногу! - туманно, но честно ответила Ника, прижимаясь к Алексу и вновь зарываясь лицом в его плечо. Она не хотела, чтобы он увидел в её глазах замешательство и растерянность.
Она до сих пор не знала, как ей относиться к тому, что произошло между ней и Саймоном, и стоит ли об этом рассказывать Алексу. Не обдумав по-хорошему всю эту ситуацию, Ника решила, что пока не будет торопиться с откровениями. Что же касается её поцелуя с Дмитрием, то после объяснения с ним она твёрдо решила, что об этом Алекс никогда не узнает. По крайней мере, от неё. Она не станет разрушать их с Дмитрием дружбу.
- Всем понемногу? - удивлённо переспросил он. - Ладно, не буду тебя пытать! - улыбнулся он. - Позволь мне сейчас принять душ и переодеться с дороги, потом я зайду за тобой и мы позавтракаем. А затем - на тренировку, в спортзал: приказ Марии - это закон, - вздохнул он и после небольшой паузы с хитрой улыбкой добавил: - А вечером мы с тобой продолжим то, на чём расстались! И так просто ты от меня не отделаешься!
- Обещаешь? - лукаво улыбнулась Ника.
- Обещаю! - рассмеялся в ответ Алекс.



***



Старейшина Иннокентий Михайлович, сидевший в уютном кресле в кабинете Марии, с улыбкой смотрел на довольное лицо парапсихолога Ордена.
- Итак, компромат у нас, - подвела итог Мария. - Мы уже связались с надёжными влиятельными людьми и уже вечером этот компромат будет передан в руки тех, кто сможет им распорядиться. Теперь Ворон уже не будет представлять для нас такой опасности, как раньше, так как он не только утратит свою власть и влияние, но и окажется за решёткой. А оттуда делать нам пакости ему будет уже гораздо труднее, - иронично улыбаясь, произнесла Мария. - Наконец-то мы добьёмся своего и сотрём его с лица Земли!
- Это кого здесь собираются стирать? - неожиданно произнёс холодный, ироничный голос. Ворон, собственной персоной материализовавшись за спиной Марии, быстрым движением нажал на точку на её сонной артерии и подхватил потерявшую сознание женщину на руки.
- Это не вы сотрёте меня с лица Земли, это я сотру в порошок вашу жалкую организацию! - улыбнулся он старейшине, и эта улыбка, словно высеченная в камне, не оставляла ни малейшего сомнения в том, что он выполнит угрозу.
- У вас есть то, что принадлежит мне! - произнёс он ледяным тоном, надвигаясь на Иннокентия Михайловича.
Ворон с усмешкой перевёл свой взгляд с лица старейшины, смотрящего на него с презрением и укором, на ровную, плоскую стену в кабинете Марии и пристально уставился на точку в двух метрах от пола. С тихим щелчком отворился замок потайного сейфа, и его дверцы бесшумно распахнулись, открывая доступ к содержимому, среди которого находился и компромат, с таким трудом добытый Алексом.
Лёгким взмахом руки Ворон телепортировал всё содержимое сейфа в свой рабочий кабинет в Обители Тьмы. После этого он с холодной, презрительной насмешкой поглядел на застывшего в углу старейшину, парализованного мощной энергетикой чёрного мага, а затем таким же взмахом руки на расстоянии свернул шею Иннокентию Михайловичу, старейшему члену Ордена Света.
- Тебе пора на отдых, старик, - с издёвкой произнёс он, наблюдая, как тело старейшины, словно подкошенное, с глухим стуком падает на пол.
В этот момент дверь в кабинет распахнулась, и вбежал Ян. Проходя мимо по коридору, целитель почувствовал смерть старейшины, хоть и не мог определить её причины. Увидев открывшуюся перед ним картину, он замер, в шоке наблюдая за тем, как очертания фигуры Ворона с Марией на руках бесшумно растворяются в воздухе.
Ян кинулся к поверженному Иннокентию Михайловичу и сразу понял, что не в силах вернуть его к жизни. Он умел исцелять живых, но возвращать с того света мёртвых было не в его власти.
- Мария! - с тревогой прошептал Ян. - Надо предупредить старейшин! - пробормотал он и бросился бежать в Тронный Зал.
Старейшин было всего трое, и с лицами, застывшими от скорби, они стояли друг напротив друга посреди Тронного Зала. Они почувствовали смерть Иннокентия Михайловича, словно эта смерть была их собственной. Они настолько долго работали вместе, их энергетика и биополя настолько переплелись между собой, что смерть одного из них невыносимой физической болью и чувством огромной утраты отозвалась в каждом.
Они без слов поняли всё, что происходит, и когда Ян ворвался в Тронный Зал, ему уже не было необходимости объяснять им что-либо. Они уже всё знали. В момент смерти Иннокентия Михайловича они поняли, что Ворон пробил Защитный Экран Ордена, телепортировался в кабинете Марии, забрал компромат, убил старейшину и похитил Марию.
Они поняли всё, и даже то, что всё это время среди них был предатель. И этим предателем, длительное время саботирующим работу Ордена, день за днём разрушающим Защитный Экран изнутри, был Борф.



***



Борф сидел в одиночестве в одном из особняков Ворона, в красиво обставленном рабочем кабинете, раскинувшись в уютном кресле и ожидал прихода Ворона. У него не было сомнений или терзаний совести относительно своего поступка. Приняв решение однажды, он уже больше не сомневался в правильности выбранного им пути. Он взвесил все за и против и пришёл к выводу, что его предательство принесёт больше пользы для людей этой Земли, нежели его преданность Ордену.
Полгода назад Ворон предложил ему сделку. Используя дар убеждения и знание психологии, он смог убедить Борфа, что то, чем занимается Орден Света, - это всего лишь мелочи, капля в море по сравнению с той пользой, какую могла бы принести организация такого уровня для всеобщего блага человечества.
Уставившись немигающим взглядом куда-то в пространство, Борф вспоминал события полугодовой давности.
- Ты мог бы стереть зло с лица всей Земли! - вкрадчиво улыбаясь, убеждал его тогда Ворон. - Ваш Орден и на сотую часть не использует те возможности, которыми он обладает. Я считаю, что проблемы преступности необходимо решать на государственном уровне. Нужно изменять систему, нужно совершенствовать милицию, социальную сферу. Только так можно что-то изменить в этой стране и принести реальную пользу! И я могу помочь тебе в этом... Хоть ваш Орден стараниями Марии и записал меня в число врагов, я не считаю себя злодеем. Я не делю мир на белое и чёрное, - вздохнул Ворон, стараясь придать тону своего голоса максимально убедительное выражение. Борф сидел в кресле молча и с непроницаемым выражением лица выслушивал его монолог.
- Я просто бизнесмен, деловой человек, и везде ищу выгоду. Я отделился от Ордена, когда понял, что только настоящая, реальная политическая власть в силах изменить что-либо в этой стране. Спасая жизнь каким-нибудь глупым девчонкам, шляющимся посреди ночи после пьяных вечеринок и дискотек, снимая с крыш самоубийц, этих идиотов, которые сами сделали свой выбор, вы тратите силы и свой дар впустую. Вы мечете бисер перед свиньями. Так ли опасны все эти маньяки, садисты и убийцы, которых вы ловите, по сравнению с некоторыми государственными деятелями? Ведь полно политиков, депутатов, чиновников, которые приносят несравнимо больший огромный вред этой стране! Как пиявки, наживаясь на богатстве России, они не приносят никакой пользы, хоть и обладают достаточной силой, властью и влиянием, чтобы изменить ситуацию в стране, облегчить жизнь простым людям! Зачем тратить свой дар на то, чтобы останавливать каких-то жалких маньяков, несчастных психов, счёт жертв которых исчисляется единицами, если можно принести пользу миллионам! Нужно мыслить масштабнее! - с горячностью воскликнул Ворон. С удовлетворением он отметил, что в глазах Борфа промелькнуло едва заметное согласие с этой мыслью. (- Я на верном пути! - понял Ворон, и с удвоенным пылом продолжил "обрабатывать" старейшину).
- Я готов предоставить тебе такую власть и влияние! Я готов предоставить тебе нужные связи и возможность перенести битву добра и зла на государственный уровень! Изменив систему, ты будешь в состоянии контролировать и тюрьмы, и больницы, и детские дома, и школы, и все социальные учреждения. Ты сможешь создать целую систему отслеживания и контроля за преступными мыслями людей во всероссийском масштабе, раз и навсегда решив проблему предотвращения преступлений! Ты создашь свой Орден, и станешь его руководителем, своей мудростью ведя эту страну к процветанию и прогрессу! Только так ты сможешь приносить настоящую, РЕАЛЬНУЮ пользу людям! Я не собираюсь переманивать тебя на сторону зла, или даже на свою сторону! - иронично улыбнулся Ворон. - Ты будешь сам по себе, и создашь свой Орден, свою организацию, и станешь бороться со злом так, как считаешь нужным, ни под кого не подстраиваясь!
Ворон ненадолго замолчал, давая время Борфу поразмыслить над услышанным. После небольшой паузы он продолжил:
- Подумай над тем, что я сказал, Борф! Я предлагаю тебе доступ в государственные структуры! - вкрадчиво произнёс Ворон, склонившись над старейшиной, по-прежнему невозмутимо сидевшем в кресле.- Взамен я прошу от тебя совсем немногого. Я лишь прошу тебя информировать меня обо всём, что происходит в Ордене, и вносить небольшие помехи в ваш Защитный Энергетический Экран. Это такая малость!
- Понимаю, - сочувственно кивнул Ворон, видя сомнение, промелькнувшее в глазах старейшины. - Ты знаешь, что в результате твоих действий я смогу убить всех членов Ордена Света. Но вспомни вашу арифметику, нелёгкую арифметику Ордена, как любит повторять Маша. Жизни нескольких десятков человек в обмен на счастье, благополучие и безопасность миллионов!
Ворон снова замолчал, пристально вглядываясь в лицо Борфа и пытаясь понять его реакцию на сказанное. Лицо старейшины было по-прежнему непроницаемым.
- Мне нужен твой ответ, Борф! - произнёс наконец Ворон. - Я знаю, что ты - трезво мыслящий человек, способный оценивать ситуацию логически и я уверен, ты примешь правильное, стратегически верное решение. Я дам тебе тридцать минут на размышление, - произнёс он, направляясь к выходу. - А когда вернусь, то надеюсь услышать от тебя ответ!



***



Тогда, полгода назад, оставшись в одиночестве, Борф взвешивал все за и против. Его наполовину инопланетная генетика не оставляла места для каких-либо сильных эмоциональных переживаний по поводу предательства. У него было лишь твёрдое убеждение в том, что его действия и поступки должны служить во благо и приносить как можно большую пользу всему человечеству.
Ближайшим родственникам Борфа с далёкой планеты были непонятны и незнакомы такие чувства, как любовь, преданность, дружба, сочувствие. Им не были ведомы эмоции. И в этом плане земляне представляли для них особый интерес в качестве объекта исследования. Инопланетному разуму было чуждо сострадание и милосердие. Единственное, что двигало их эволюцию - это логически выверенное и научно обоснованное стремление к прогрессу, которому подчинялось всё в их жизни. Если из пятерых один был не согласен с мнением коллектива, и как считало большинство, тормозил прогресс, - его просто уничтожали. Это не считалось чем-то ужасным или трагичным. Это было нормой их жизни. У них не было эмоций, а был лишь трезвый расчёт. И эта их философия, мировоззрение, их генетическая особенность передалась Борфу по наследству.
И из лучших побуждений, подумав, что предательством Ордена он добьётся более значительных результатов на пути продвижения этой планеты к прогрессу и процветанию, он решил принять предложение Ворона.
- Значит, так тому и быть! - твёрдо решил Борф, загоняя все сомнения и колебания своей человеческой половины в самый дальний уголок сознания.
И когда Ворон вновь вошёл в кабинет, в ожидании ответа пристально вглядываясь в глаза старейшины, Борф лишь слегка утвердительно кивнул ему головой. Лицо Виктора расплылось в довольной улыбке и он ответил старейшине таким же лёгким кивком головы.
- Я знал, что ты примешь правильное решение! - улыбаясь, проговорил Ворон. - Приятно иметь дело с умным человеком! Ты не пожалеешь! - заверил он Борфа, думая при этом, что убьёт старейшину сразу после того, как тот выполнит условия сделки.
Все последующие шесть месяцев Борф с присущей ему педантичностью выполнял его приказы. Он постоянно дестабилизировал Защитный Экран Ордена. Это по его вине в Орден прорвались гоблины, посланные Вороном проверить возможность своего собственного проникновения туда. Для Ворона это была лишь проба сил, развлечение и лишнее напоминание о себе Воинам Света. Это было генеральной репетицией к его эффектному появлению в Ордене.
Борф выполнил свою задачу великолепно. Он не только дестабилизировал Экран Ордена, но и чуть не погубил Алекса, отправившегося в Раргенг, предоставив ему в качестве информатора человека, преданного Ворону, который и направил Алекса в логово вампиров.
И вот, Борф снова сидел в той самой комнате и в том самом кресле, где полгода назад совершил самую большую ошибку в жизни. Он понял это только тогда, когда вошедший в комнату Ворон лёгким взмахом руки поднял в воздух клинок, лежащий на письменном столе среди бумаг, и молниеносным движением метнул его в горло бывшего старейшины Ордена.
Ужас и осознание последствий своего предательства были последними и самыми яркими чувствами в жизни Борфа, промелькнувшими в его глазах перед тем, как его душа отделилась от тела и отправилась в иной мир.



***



В это время в Ордене Алекс с удивлением наблюдал за перекошенными страданием лицами трёх оставшихся в живых старейшин, которые второй раз за этот день почувствовали смерть близкого им человека, с которым их долгое время связывали сильнейшие энергетические узы. Несмотря на то, что Борф предал их, его смерть сильнейшей болью отозвалась в их сердцах.
- Да будет Бог ему судьёй! - с тяжёлым вздохом произнёс Андрей Викторович и перекрестился.
- Ворон убил Борфа... - объяснил Фёдор Матвеевич ничего не понимающему Алексу. - Теперь нас, старейшин, осталось всего трое... Наши силы сильно подорваны... Стараниями Борфа защитный энергетический Экран Ордена работает с перебоями и уже не может служить нам надёжной защитой... Для Ордена наступили чёрные дни... Это время испытаний. Мы должны выжить и пройти проверку на прочность, которую устраивает для нас судьба. Должны не ради самих себя, а ради тех жизней, которые мы должны ещё спасти, и которые нуждаются в нашей помощи, - решительно произнёс Фёдор Матвеевич. - Мы должны собрать все свои силы, задействовать все свои ресурсы, чтобы справиться с этой ситуацией! И мы должны спасти Марию! Она - очень важное звено в нашей организации!
Алекс кивнул ему в ответ: - Я буду ждать, пока вы не поймёте, где она. А сейчас я приведу Воинов Света в боевую готовность, - решительно произнёс он и вышел из комнаты.
Оставшиеся в живых старейшины со скорбью на своих уставших, словно постаревших на несколько лет лицах, переглянулись между собой. Без слов понимая чувства, мысли и эмоции друг друга, они взялись за руки и сели на пол, в позу лотоса, образовав круг, вокруг которого сразу же заискрилось мощное энергетическое поле, вызванное их Даром, и сосредоточились на первой в данный момент задаче - поисках Марии.



***



Алекс никогда в жизни ещё так не переживал за Марию. Она всегда была его ангелом-хранителем. Она всегда помогала ему, и делом и словом. Он привык, что она всегда рядом, и он всегда мог обратиться к ней за помощью. За все эти годы, проведённые в Ордене, Мария стала для него по-настоящему родным человеком: мудрым учителем, верным другом и заботливой, внимательной, любящей матерью.
Сердце Алекса сжималось от боли и тревоги за неё, но на лице читалась решительность и твёрдая уверенность в том, что он спасёт Марию. Спасёт даже ценой собственной жизни.
Приведя в полную боевую готовность всю свою команду, он собрал всех Воинов Света в Актовом зале Ордена. Пятьдесят оперативников сидели в полном молчании в ожидании информации от старейшин. И долго ждать не пришлось.
Прошло не так много времени, как в Актовый зал быстрыми шагами вошёл Фёдор Матвеевич и произнёс: - Мы нашли её! Она в одном из особняков Ворона. Никаких деталей об этом особняке нам не известно. Это здание находится в лесу недалеко от нашего Ордена. Оно недавно приобретёно Вороном, и нам неизвестно, какую систему защиты он успел там установить, чтобы обезопасить себя, и сколько там охраны. Но если он перенёс Марию именно в этот особняк, значит - он уверен в его надёжности. Поэтому я прошу вас быть крайне осторожными при выполнении этого задания. Вы - лучшие Воины Ордена, и на вас - вся надежда. Мы будем молиться за вас! - сказал Фёдор Матвеевич и со вздохом добавил: - И да поможет нам Бог!
Он вручил Алексу листок с координатами, и перекрестив, пожелал ему удачи.
- С Богом, сынок! - произнёс Фёдор Матвеевич, и Алекс заметил, как на глаза старейшины навернулись слёзы.
- Всё будет хорошо, Фёдор Матвеевич! Мы вернём её! - тихо, но решительно заверил его Алекс.



***



Ника всё это время находилась в своей комнате и понятия не имела, какие события разворачиваются в это время в Ордене. Она ждала прихода Алекса, который должен был вести её на тренировку. Но, так и не
дождавшись своего тренера, сама отправилась на его поиски.
С удивлением она обнаружила, что в Ордене царит переполох, и буквально поймав за руку пробегающего мимо Яна, спросила его: - Что случилось?
Тот, торопясь, в нескольких словах обрисовал ей ситуацию: - Ворон сломал Защитный Экран, телепортировался в Орден, похитил Марию, убил Иннокентия Михайловича и Борфа, который оказался предателем, Алекс собрал свою команду в Актовом зале, старейшины обнаружили местонахождение Марии и Воины Света сейчас отправятся на её спасение. Дмитрий пока на задании, спасает заложника, но он скоро вернётся в Орден и присоединится к Воинам Света, - скороговоркой выпалил Ян, и ринулся бежать дальше.
После таких новостей Ника почувствовала, что у неё подкашиваются коленки, но усилием воли взяв себя в руки и приказав себе не быть кисейной барышней, побежала в Актовый зал, надеясь застать там Алекса.
Она увидела, как из Актового зала выходят Воины Света - сильные, мужественные, вооружённые до зубов люди в бронежилетах, одетые в стиле Ордена - в чёрные кожаные плащи или куртки, в армейских ботинках. Их крутой внешний вид и решительное выражение на лицах производили такое сильное впечатление, что Ника даже шарахнулась в сторону, пропуская их.
Они отправлялись на битву, из которой любой из них мог не вернуться. Они знали это и были к этому готовы. Служить Добру и во имя высшей цели посвятить свою жизнь Ордену Света - это был их собственный выбор. Очищать эту Землю от зла, рискуя жизнью, - было их работой. И они выполняли её с честью.
С тревогой в душе Ника проводила их взглядом, мысленно пожелав им удачи. Последними из зала вышли Алекс и Фёдор Матвеевич. Старейшина задумчиво кивнул девушке и отправился к остальным старейшинам, чтобы успеть сконцентрироваться и своим даром попытаться проследить за исходом этой битвы с Вороном.
Алекс, увидев Нику, тут же быстро подошёл к ней и сжал в объятиях.
- Девочка моя! Не волнуйся, всё будет хорошо! Мы спасём Марию! - заверил он Нику, пытаясь скрыть от неё свою тревогу и стараясь придать голосу как можно больше убедительности.
- Мне страшно, Саша! - прошептала она. Она словно физически ощущала, как над их головами сгущаются мрачные, зловещие тучи, предвещающие беду.
- Не бойся, милая, всё будет в порядке! Верь мне! Всё будет хорошо! - повторил он и дал указание: - Иди сейчас в свою комнату, и жди указаний от старейшин! Если им понадобится твоя помощь, - они тебя позовут. А пока - не высовывайся и не лезь на рожон! Ты ещё не настолько крута, как тебе кажется! - с лёгкой иронией произнёс он, улыбнувшись, а затем абсолютно серьёзно добавил: - Я тебя умоляю - береги себя! Я не переживу, если с тобой что-нибудь случится! - прошептал он ей, крепко прижимая девушку к себе.
Закрыв глаза и уткнувшись в грудь Алекса, Ника вдыхала запах его одеколона, смешанный с запахом кожаного плаща, и ей хотелось, чтобы это мгновение длилось вечно. У неё сжалось сердце, и она вдруг подумала, что если он сейчас уйдёт, то случится что-то страшное, непоправимое, и они больше никогда не увидятся. Подавив острый приступ паники и сдерживая наворачивающиеся на глаза слёзы, она с трудом заставила себя оторваться от него, и тяжело вздохнув, прошептала: - Иди, Сашенька! И будь осторожен! Я буду ждать вашего возвращения!
- Всё будет хорошо, девочка моя! - снова повторил он, и нежно поцеловав Нику на прощание, развернулся и решительными шагами отправился вслед за своими людьми.
Ника с тревогой смотрела ему вслед. (- Будь осторожен, любовь моя! - прошептала она, глядя на его удаляющуюся фигуру в чёрном плаще, полы которого развевались при каждом его шаге. - Я тоже не переживу, если с тобой что-нибудь случится!).



***



Уже перед выездом из Ордена, садясь в микрофургон, Алекс увидел Дмитрия, возвращающегося с успешно выполненного задания. Заложник был освобождён, двое бандитов - убиты, ещё двое - в бессознательном состоянии переданы в руки милиции в лице Дмитрия Павловича, и с чувством выполненного долга Дмитрий возвращался в Орден.
В глазах Дмитрия промелькнуло удивление, когда он увидел отъезжающие микроавтобусы с Воинами Света, и понял: случилось что-то серьёзное.
- Что происходит? - спросил он, подбежав к Алексу и пристально вглядываясь ему в глаза.
Алекс обрисовал ему ситуацию так же кратко и лаконично, как совсем недавно Ян объяснял её Нике. Узнав последние новости, Дмитрий, ни секунды не раздумывая, нырнул в фургон вслед за Алексом, чтобы принять участие в этой операции, ничуть не беспокоясь о том, что его бронежилет, уже продырявленный несколько раз на сегодняшнем задании, валяется сейчас где-то на помойке в центре города.
Дмитрий вынул из кобуры свою беретту, вытащил магазин, иронично хмыкнул и вставил магазин назад. У него осталось всего 9 патронов. (- Ничего, на первое время хватит. А там - вооружимся на месте, - подумал он).



***



Сидя на кровати в своей комнате в позе лотоса, Ника пыталась справиться со страхом и изо всех сил прогоняла чёрные мысли, которые, словно холодные скользкие змеи, упорно ползли ей в голову. Внутри неё всё сжималось от страха за Марию и своего любимого мужчину. За месяц, проведённый в Ордене, она обрела здесь семью и любовь и боялась даже подумать о том, что может потерять всё это.
Титаническими усилиями воли она снова и снова прогоняла от себя предчувствие того, что больше никогда их не увидит.
- Ника, поднимись в Тронный зал, тебя зовёт Фёдор Матвеевич! - заглянув в её комнату, крикнул Ян. Не медля ни секунды, Ника тут же соскочила с кровати и побежала на четвёртый этаж.



***



В глазах старейшины светились грусть и печаль.
- Когда ты осталась с нами, Ника, ты стала Воином Света, - обратился он к девушке. - Главная цель твоей жизни - помощь невинным людям. И сейчас у меня есть для тебя задание. Ты должна спасти женщину, попавшую в беду. Я чувствую её зов о помощи, её боль и отчаяние...
Лицо Фёдора Матвеевича перекосилось, словно эта душевная боль стала для него физической. Тяжело вздохнув, после небольшой паузы он продолжил:
- Кроме тебя, ей больше некому помочь. Основная часть Воинов Света сейчас спасает Марию, ещё несколько человек остались, чтобы в случае необходимости защитить наш Орден. Ника, ты единственная, кто может спасти ей жизнь...Своим даром я просканировал её судьбу. Два дня назад её похитили трое подонков, когда она поздно вечером возвращалась с работы, отвезли далеко в лес, в домик лесничего, и, посадив на цепь, зверски издевались над ней всё это время, потребовав от её мужа выкуп - 50 тысяч долларов, и дав ему время до сегодняшнего вечера... Ей 36 лет, она - учитель рисования, её муж - учитель труда в обычной школе, они живут в однокомнатной квартире вместе с двумя сыновьями, старшему из которых 6 лет, а младшему - 3 года... Таких денег, разумеется, у них нет и в помине. Её муж, побоявшись угроз этих подонков, не станет обращаться за помощью в милицию, но и заплатить выкуп тоже не сможет... Её забьют до смерти сегодня в подвале, ровно через два часа... Её мать умрёт от инфаркта, узнав о смерти единственной дочери... Её муж не сможет пережить это горе и повесится, виня себя в произошедшем... Её дети попадут в детдом, и трагическая смерть матери, отца и бабушки наложит на их души тяжелейший отпечаток... Старший сын, когда подрастёт, станет уголовником, и когда ему исполнится 20 лет, его убьют при попытке ограбления банка. А младший сын умрёт от передозировки наркотиков в возрасте 17 лет... Если ты спасёшь эту женщину, то будут спасены не одна, а целых пять жизней...
- Может, стоит позвонить в милицию? - предложила девушка.
- Я проанализировал этот вариант, Ника... Они опоздают... Конечно, они задержат преступников на месте преступления, но пять жизней всё равно будут загублены... Этот домик в лесу настолько хорошо спрятан, что найти его не так-то просто...
- А как найду его я?
- Я перенаправлю крик о помощи из своего мозга в твой, Ника. Ты просто отправишься на этот зов, и уже не собьёшься с пути... Ты будешь чувствовать её мысли, чувства и эмоции. Ты будешь чувствовать её боль, душевную и физическую, в твой мозг будут просачиваться её страх и отчаяние, её ужас и предчувствие смерти, и для тебя это будет очень тяжёлым испытанием... Но другого пути, к сожалению, нет...
- Что я должна делать?
- Я посылаю тебя убить этих подонков до того, как они убьют свою жертву... Ты должна стрелять на поражение и убить их на месте.
Заметив, что в глазах девушки промелькнуло сомнение, старейшина сказал:
- Я уверен в тебе, ангел мой, ты справишься! У тебя сердце Воина, Воина Света - храброе, чистое и светлое. В тебе есть сила, отвага и мужество, которые помогут тебе в этом деле... Знаю, ты в нашем Ордене недавно, и у тебя ещё нет достаточного опыта для такого задания. Именно поэтому я прошу тебя стрелять в этих подонков на поражение. Убийство - это тяжкий грех, девочка моя, но этот грех я беру на себя, поскольку не вижу другого выхода... Их - трое, и все они вооружены и очень опасны. Если ты промахнёшься, допустишь ошибку и попадёшь к ним в лапы, то не дождёшься от них жалости и сострадания... Все трое - уголовники, садисты и моральные уроды. Вид чужих страданий доставляет им удовольствие... Они замучают тебя до смерти, и ни Алекс, ни Дмитрий, ни Саймон не успеют прийти тебе на помощь... У тебя нет права на ошибку, Ника. Или ты не только не спасёшь эту женщину, но и погибнешь сама...
Пристально заглянув девушке в глаза и убедившись, что до неё дошла вся серьёзность этой ситуации, Фёдор Матвеевич спросил: - Ты готова выполнить это задание?
- Да! - твёрдо ответила девушка, кивая головой.
- Тогда подойди ко мне, ангел мой, и присядь рядом!
Девушка приблизилась к нему и села напротив него в позу лотоса.
- Сейчас я передам тебе зов о помощи, и ты начнёшь чувствовать всё, что происходит с этой женщиной, и будешь знать, куда надо ехать. После этого отправляйся в оружейную комнату, возьми два пистолета с глушителями, из которых Алекс уже учил тебя стрелять, а к ним запасные патроны. На всякий случай захвати ещё охотничий нож и электрошокер. На руки - обязательно кожаные перчатки, ты не должна оставлять отпечатков пальцев! И обязательно надень бронежилет! - в глазах старейшины светилась тревога.
- После этого иди в гараж Ордена, возьми любой мотоцикл, но желательно - тот, на котором ты уже ездила, и отправляйся в дорогу. Будь осторожнее за рулём, так как чувствуя чужую боль как свою собственную, очень легко потерять управление и попасть в аварию... Не забудь надеть шлем! Тебе потребуется около часа на то, чтобы доехать до места, а там не торопись, будь осторожна! У тебя полчаса на то, чтобы выполнить задание. Внимательно осмотрись, проанализируй ситуацию и не лезь на рожон. Трупы убитых противников оставь на месте, не прикасайся к ним. Женщина прикована наручниками к стене в подвале, но ты не должна её трогать. Просто успокой её и скажи, что скоро за ней приедет милиция. Ты не должна пытаться освободить её из наручников, так как после того, как ты уйдёшь, её нервы не выдержат, и она бросится бежать прочь из этой избы. А кругом несколько километров сплошного леса, - она просто заблудится и погибнет, и тогда все наши усилия пойдут насмарку, - предупредил Фёдор Матвеевич.
- После этого уходи. Милиция приедет примерно через час-полтора после твоего ухода. Ты спокойно вернёшься в Орден, женщина и её семья будут спасены, а милиция пусть разбирается в произошедшем как хочет, это уже не наши проблемы. - В тревожных глазах старейшины, когда-то небесно-голубых, а теперь - выцветших от времени, промелькнула тень улыбки.
- Ты готова к принятию зова, Ника?
- Да! - ответила девушка. Её глаза были полны решимости. (- Я сделаю это! Я спасу эту несчастную женщину, и с её семьёй всё будет в порядке! Ведь именно для этого я и осталась в Ордене, чтобы помогать попавшим в беду людям! Кроме меня ей больше некому помочь! Я справлюсь! Я не подведу!)
Ника увидела одобрение на лице Фёдора Матвеевича и поняла, что он прочитал её мысли. Он наклонился к ней и вытянув вперёд старческие, худые руки, положил свои тёплые ладони на голову девушки.
- Предупреждаю сразу, что ты будешь испытывать боль, ангел мой. Прости, но иначе нельзя... Ты должна будешь взять под контроль свои эмоции и сосредоточиться на задании, отделив свои мысли и чувства от переживаний этой женщины. Это очень важно, Ника, иначе её боль сломает тебя! Ты готова?
- Да! - снова повторила девушка и содрогнулась от боли, внезапно наполнившей её мозг, словно тысячи мелких раскалённых иголок.
- Держись! - приказал старейшина, глядя на её побелевшее лицо. - Ты должна справиться! Борись! Загоняй эту боль в уголок сознания и относись к ней лишь как к маяку, показывающему путь!
Это было непросто. Женщину били, пытали и насиловали в течение многих часов, её боль и отчаяние тёмным потоком заполняли мозг девушки, заставляя содрогаться и хватать воздух ртом. Это было невыносимо. И только голос старейшины, доносившийся словно откуда-то издалека, удерживал её разум в этой реальности, не давая утонуть в этом чёрном потоке боли и страха.
- Держись! Не сдавайся! Ты её последняя надежда, Ника!
С невероятным трудом девушка закрыла глаза и сконцентрировалась. Она вспомнила уроки Алекса по защите своих мыслей от постороннего вмешательства и, собрав волю в кулак, выстроила в своём мозгу заграждение, словно плотину, разграничивающую её мысли и чувства от потока мыслей и чувств женщины.
- Молодец! - с облегчением выдохнул старейшина. - Ты просто молодец! - повторил он и спросил: - Ты понимаешь, куда надо ехать, чувствуешь, откуда исходит зов?
- Да! - всё ещё не открывая глаз, тихо произнесла она. Она это чувствовала.
- Вот и хорошо, девочка моя! А теперь пора отправляться в путь, милая!
Медленно открыв глаза, словно боясь сломать непрочную плотину в своём мозгу, Ника поднялась с пола и в ответ кивнула старейшине головой.
Ну, с Богом! - он перекрестил её и показал на выход. - Иди!
- Я буду за тебя молиться, ангел мой! - тихо добавил он, глядя на удаляющуюся спину девушки, на чьих хрупких плечах теперь находился груз огромной ответственности. - Пять жизней, Господи! Пять жизней хороших, ни в чём неповинных людей взамен трёх поганых жизней этих подонков! Я беру этот грех на себя, Господи, и я за него отвечу, но только помоги ей! Она ещё слишком хрупка, неопытна и ранима, и ей нужна Твоя помощь! Помоги ей, Господи! И всем нам! Аминь!



***



Уверенно лавируя на дороге, Ника на своём мотоцикле то и дело обгоняла мчащиеся машины, стараясь сосредоточиться на вождении и не думать о том, что ей предстоит сделать.
- Чёрт! - выругалась она, едва не потеряв управление, когда её подрезал самоуверенный бритоголовый братан в чёрном джипе, явно задетый тем, что его обогнал какой-то мотоциклист.
- В мире нет Вечных Двигателей, зато полно Вечных Тормозов! - раздражённо пробормотала Ника, выравнивая мотоцикл и вновь набирая скорость.
Догнав ушедший вперёд джип, девушка вытащила из-за пояса пистолет, и аккуратно прицелившись, прострелила наглому гонщику переднее колесо.
Со злорадством Ника наблюдала, как джип заносит в кювет, где перевернувшись пару раз вокруг своей оси, он благополучно приземлился на крышу.
- Подумать только, ещё месяц назад я была скромной, примерной библиотекаршей! - с иронией усмехнулась она и прибавила газу.



***



Примерно через полчаса Ника выехала на просёлочную дорогу и с содроганием почувствовала, как истончается в её мозгу хрупкая плотина, защищающая её разум от мыслей и чувств избиваемой женщины.
- Нет, только не сейчас! - в ужасе прошептала девушка. Её лицо побелело, и непроизвольно выпустив руль и схватившись рукой за солнечное сплетение, которое резкой молнией пронзила адская боль, Ника потеряла управление и на всей скорости врезалась в огромный придорожный камень. Слетев с мотоцикла и перелетев через этот камень, Ника навзничь упала на спину.
Ей ещё повезло, что она приземлилась на обледеневшую придорожную траву, а не на лежащие рядом камни и брёвна. Тем не менее, падение всё же оглушило её, и девушка едва не потеряла сознание. К боли от падения присоединилась и чужая боль - той женщины, которую в этот момент жестоко избивали ногами.
Скинув с себя шлем, задыхаясь и ловя ртом воздух, Ника корчилась от боли на грязной земле, и по её лицу текли слёзы. Удар в голову - в грудь - в солнечное сплетение - опять в голову - в живот - ещё удар, ещё и ещё... Её тело разрывалось от боли, этой пытке, казалось, не будет конца, и в голове Ники пронеслась мысль, что хуже уже быть не может. Но она ошибалась...
Вид корчившейся от боли женщины возбудил подонков, и они решили в очередной раз изнасиловать свою жертву. Живот Ники пронзила адская боль, словно её жгли раскалённым железом. Ужас, подобный которому она не испытывала никогда в жизни, захватил Нику своими холодными, мерзкими щупальцами.
Сжавшись на холодной, обледеневшей земле в беззащитный комок и обхватив голову руками, Ника едва сдерживала рыдания.
- Надо сосредоточиться! Я должна взять себя в руки! - с трудом обретя связную мысль и смахивая слёзы, подумала девушка. - А то нам обоим придёт конец!
Боль вдруг внезапно отступила куда-то на задний план, и Ника почувствовала, как из самой глубины её души в ней поднимается холодная ярость. Это было самое сильное чувство из всех, которое она когда-либо испытывала, самое мощное и самое разрушительное. Бешенство, гнев и ненависть слились в её душе в один яростный, неистовый и беспощадный поток, способный смести всё на своём пути.
Девушка вскочила на ноги. Бушующая ярость распирала её изнутри, и чтобы хоть немного выпустить пар, она принялась изо всех сил колотить руками и ногами по придорожной сосне.
- Я убью их! Я убью их! Я убью их всех! - как заклинание повторяла она снова и снова, сбивая костяшки пальцев до крови.
Немного успокоившись, девушка остановилась. Окинув взглядом окружающий её лес, она подошла к мотоциклу. Слава Богу, он практически не пострадал, и Ника без труда смогла завести мотор.
Крутанув ручку газа до упора, Ника помчалась дальше, к своей цели. Она уже не чувствовала ни страха, ни колебаний, ни растерянности. В её душе царило только одно чувство - стремление прикончить этих ублюдков и уверенность в том, что она это сделает. Несмотря ни на что.



***



Следователь Ростовцев Даниил Иванович с удивлением и жалостью вглядывался в почерневшее и опухшее от побоев лицо женщины, которую они только что освободили от сковывающих её руки цепей в заплесневевшем сыром подвале ветхого лесного домика.
- Елена Петровна, Вы утверждаете, что вас спас ангел? - с недоумением переспросил он, переглянувшись со своим коллегой - экспертом-криминалистом.
(- Бедная женщина! - подумал он. - Ей столько пришлось пережить! Неудивительно, что у неё помутился рассудок! И это - единственный живой свидетель по этому странному делу!).
- И как этот ангел выглядел? - осторожно задал наводящий вопрос следователь.
- У неё были белокурые волосы и красивые зелёные глаза, из которых исходило сияние! - объяснила женщина. - А одета она была в чёрную кожаную куртку, кожаные брюки и ботинки такие, знаете, в армейском стиле, в стиле милитари...
(- Зеленоглазая блондинка, одетая в стиле милитари, хладнокровно пристрелившая троих вооружённых бандитов в лесной избушке? - удивился про себя следователь. - Ну и ангелы нынче пошли! - мысленно усмехнулся он).
- Этот ангел случайно не сказал, как его зовут? - поинтересовался Даниил.
- Нет, - покачала головой женщина. - Она только принесла мне сверху тёплое одеяло, укутала меня и сказала, что теперь всё будет хорошо! - устало ответила Елена.
Женщина была настолько измучена, истощена и избита, что находилась на грани обморока, и Даниил понял, что ничего нового он от этой свидетельницы не добьётся.
В задумчивости следователь вышел на улицу и окинул взглядом густой лес, окружающий покосившуюся избушку, старый полуразвалившийся сарайчик с дровами. Ему было 36 лет, и за то недолгое время, что он проработал следователем, ему уже не раз встречались странные, загадочные дела, в которых неизвестные люди, одетые в чёрные плащи или куртки, без суда и следствия расправлялись с преступниками. На месте преступления никогда не оставалось отпечатков пальцев или каких-либо других следов, кроме странных, путанных показаний выживших свидетелей, которые были спасены этими загадочными мстителями. И сейчас он мог поспорить на что угодно, что и это дело повиснет таким же загадочным "глухарём", как и те.
- Хотел бы я встретить этого ангела! - тяжело вздохнув, пробормотал Даниил.



***



Когда Ника вернулась в Орден, то обнаружила пустые коридоры и гнетущую тишину. Казалось, что все вымерли. Она словно физически почувствовала, как в воздухе вокруг неё смыкается тьма, липкая и кромешная, запуская свои щупальца в душу девушки и вызывая первобытный страх. Предчувствие беды подобно резко налетевшему цунами захлестнуло её с головой.
(- Так, без паники, возьми себя в руки! - приказала себе Ника, усилием воли разрывая тиски страха и возвращаясь в реальность). Она развернулась и побежала по коридору, в комнату целителей.
Все трое целителей оказались на месте. В полном молчании они стояли возле операционного стола и напрягая все силы, весь свой дар по максимуму, пытались спасти смертельно раненого, истекающего кровью Дмитрия.
Вся комната была заставлена кроватями, на которых лежали раненые Воины Света.
- Что случилось? И где Алекс? - прерывающимся голосом от заполнившего её душу плохого предчувствия спросила Ника, окидывая тревожным взглядом знакомые лица.
- Отправившись на спасение Марии, Воины Света попали в ловушку. Марию оттуда уже перевезли в другое место, а в особняке их ждала засада. Очень много раненых и убитых, - не поворачивая к ней головы, устало ответил Ян. - Алекс взят в плен гоблинами. Он сейчас у Чёрного Ворона. Не бойся, он жив, - успокоил он девушку, чувствуя, как в её душе поднимаются чёрные волны паники и страха. - Пока жив. Старейшины пытаются сейчас определить местонахождение его и Марии.
Взгляд девушки упал на бледное заострившееся лицо Дмитрия, лежащего без сознания. На нём была широкая набедренная повязка, перепачканная кровью. В крови было и всё его тело, и одежда, разрезанная целителями и валяющаяся на полу.
Ника подошла к своему другу и, сжав его руку в своих руках, с мольбой посмотрела на целителей. (- Скажите мне, что с ним всё будет в порядке! - умоляли её глаза). Но на их измождённых и печальных лицах она без слов увидела ответ, подобный приговору. За сегодняшний день они вылечили так много раненых, что их энергетика была уже на исходе.
- У него пять пулевых ранений, три из которых - смертельны: два - в живот и одно - на пять миллиметров выше сердца, - сказала Ирина, избегая смотреть девушке в глаза. - Ещё одна пуля вошла в плечо, другая - в бедро. Все пули прошли на вылет. Просто чудо, что он до сих пор жив. Гоблины бросили его, думая, что он уже мёртв, но нашим старейшинам удалось его обнаружить и с помощью ребят из отдела зачистки доставить к нам. Но, боюсь, что его ранения слишком серьёзны, - добавила она печально. Он потерял много сил и крови. А наши силы уже почти иссякли, - грустно добавила она.
На глаза девушки навернулись слёзы. Ей не хотелось верить, что всё это происходит на самом деле. Дмитрий, такой сильный, мужественный, волевой, ироничный и несгибаемый, лежал сейчас перед ней беспомощный и умирающий. Ника почти физически чувствовала, как тают его силы, не оставляя ни единой надежды вернуть его к жизни.
- Могу я чем-то помочь? - спросила она, вытирая слёзы, катящиеся по щекам.
Все трое целителей пристально посмотрели девушке в глаза.
- У тебя есть дар целительства, - кивая головой, вынесла, наконец, вердикт Ирина. - Мы думаем, ты могла бы помочь нам. Возьми стул и сядь рядом. Затем снова возьми его за руку.
Ника бросилась к окну за стулом, быстро подтащила его к Дмитрию и села, сжав в своих руках его прежде стальную, а теперь бессильно повисшую и перепачканную в крови руку. Она поднесла её к своим губам и поцеловала. (- Я сделаю всё, лишь бы ты поправился! Я люблю Алекса, но ты мне тоже очень дорог! Только не умирай! - мысленно взмолилась девушка).
- Теперь сосредоточься на точке на два пальца выше твоего пупка. Сконцентрируй в этом месте свою энергетику в виде огненного шара.
Благодаря тренировкам у Саймона у Ники это получилось довольно легко и быстро.
- Теперь представь, как эта энергия из твоего живота перетекает в твою правую руку, а оттуда - тёплым ручейком проникает в руку Дмитрия и распространяется по всем его жизненно важным органам. Молодец! - похвалила она Нику, видя, что девушка, стараясь изо всех сил, довольно успешно справляется с этой задачей.
- Продолжай! - добавила Ирина. - У тебя всё прекрасно получается!
Двое целителей сосредоточились на пулевых ранениях в животе, а Ирина направила свой дар на рану возле сердца. Их общие усилия принесли результат: раны очень медленно, но всё же стали затягиваться.
Усилием воли Ника заставила себя пока не думать об Алексе и направила всё свое внимание на то, чтобы спасти Дмитрия. Прошло около десяти напряжённых минут, как девушка почувствовала, что у неё начинает кружиться голова. Но, несмотря на это, она продолжала перегонять свою энергию в тело друга, и её сердце наполнилось огромной радостью, когда она увидела, как веки Дмитрия дрогнули и он медленно открыл глаза. Из его груди вырвался глухой стон, но это было уже неважно, так как даже Нике стало ясно, что Дмитрий находится на пути к выздоровлению.
Увидев Нику, он с трудом улыбнулся, преодолевая боль.
- Ты - мой ангел-хранитель! - хрипло произнёс он, почувствовав тёплые токи, исходящие из её руки и осознав, что именно благодаря ей целители буквально вытащили его с того света.
Ника грустно улыбнулась в ответ и, не выпуская его руку из своих рук, приложила её к своему лбу. С каждой секундой голова девушки кружилась всё сильнее, словно набирая обороты, перед глазами заплясали чёрные точки, но она продолжала, изо всех сил сжимая волю в кулак, отдавать жизненную энергию Дмитрию.
Комната поплыла у неё перед глазами, и ещё немного - Ника потеряла бы сознание. Вовремя почувствовав состояние девушки, один из целителей, Андрей, чуть ли не силой оторвал её от раненого.
- Тебе надо немного отдохнуть! - сказал он, беря девушку под руки и осторожно подводя её к креслу. - Ты просто молодец, без тебя мы бы не справились! - похвалил он её и добавил: - А теперь посиди в кресле, отдохни. Остальное мы уже доделаем сами.
Ника плюхнулась в кресло, откинулась назад, на спинку и, закрыв глаза, расслабилась. Она чувствовала страшную слабость, но головокружение уже начало сбавлять свои обороты.
Залечив самые опасные раны на теле Дмитрия, целители обратились к пулевым отверстиям в его плече и левом бедре. Здесь процесс шёл гораздо быстрее, и уже через 10 минут лишь небольшие рубцы на атлетическом теле напоминали о том, что он был смертельно ранен.
Андрей вновь подошёл к Нике и спросил: - Ну, как ты себя чувствуешь? Кажется, уже получше! - не дожидаясь ответа, констатировал он. - У нас небольшая проблема, - вглядываясь в лицо девушки, озабоченно добавил он после небольшой паузы. - Мы залечили раны Дмитрия, с этим теперь всё в порядке. Но он потерял слишком много крови. У нас уже закончились все запасы для переливания. Мы знаем, что у тебя одинаковая с ним группа крови - вторая положительная. Ты не могла бы стать его донором?
- Конечно! - ни секунды не раздумывая, воскликнула Ника.
Двое целителей осторожно перенесли Дмитрия на чистую кровать у окна, а на соседнюю положили Нику. Точки перед глазами исчезли, но головокружение и слабость по прежнему давали о себе знать.
Целители засуетились вокруг них, и уже через несколько минут тёплая кровь Ники вливалась в мощные вены Дмитрия.
- Теперь мы с тобой тоже кровные братья! Как вы с Алексом! - мягко улыбнувшись Дмитрию, сказала девушка. - Точнее - кровные брат и сестра! - поправилась она.
Он тоже улыбнулся ей в ответ. Его лицо было ещё бледным, но яркий огонёк иронии уже вернулся в его глаза.
- Спасибо, сестрёнка! - с улыбкой поблагодарил он и протянул к ней свою руку, а Ника протянула ему свою. Их руки встретились в крепком рукопожатии, и они так и не разжали их за всё время, пока шло переливание, этим дружеским жестом молчаливо подбадривая друг друга.
- Спасибо! - уже абсолютно серьёзно, без тени улыбки на лице, повторил Дмитрий. - Я знаю, что без тебя мне бы пришёл конец! - добавил он, с благодарностью и восхищением глядя девушке в глаза.
- Ну и напугал же ты меня! - призналась Ника. - Нас всех! - добавила она. - Не смей больше подставляться под пули! - потребовала она, сама отлично понимая, что это невыполнимо.
- Я постараюсь! - с улыбкой ответил Дмитрий. Он чувствовал, что она очень сильно переживала из-за него, что он ей не безразличен. Не так, как Алекс, но тем не менее. Она действительно видела в нём друга, сильного и мужественного, на которого всегда можно было положиться. (- Она плакала, думая, что я умираю! - подумал он, с теплотой и благодарностью вглядываясь в её лицо).
- А где Алекс? - спросил он.
- Ты разве не знаешь? - удивилась Ника. В её глазах он прочитал такую тревогу и страх, что попытался вскочить с кровати. Стоящий рядом Андрей, контролирующий процесс переливания, пока другие целители помогали остальным раненым, с короткой репликой: "Лежать!" силой уложил его назад, на кровать.
- Что случилось? - спросил Дмитрий, вглядываясь в печальные глаза девушки и пытаясь прочитать её мысли.
- Алекс взят в плен. Он у Ворона. Старейшины пытаются найти его. Его и Марию.
В глазах Ники Дмитрий увидел такую боль и отчаяние, что у него сжалось сердце.
- Я найду их, Вероника! - пообещал он, серьёзно глядя в её осунувшееся от переживаний лицо и сильнее сжимая её хрупкую руку. - Я спасу их, чего бы мне это ни стоило!



***



Возвращение сознания сопровождалось невыносимой головной болью. Алекс с трудом открыл глаза, и резкий свет ослепил его. Боль постепенно отпустила, и Алекс, наконец, смог осмотреться.
Яркая лампочка без плафона, свисающая с потолка на тонком проводе, резала глаза. Прямо напротив него стояло пустое кресло, и кроме лампочки, это был единственный предмет, находящийся в этом подвале.
Руки Алекса были разведены в стороны и прикованы цепями к бетонной стене. Он изо всех сил напряг мышцы, пытаясь разорвать сковывающие его цепи, но очень скоро убедился, что приковали его очень профессионально. Несмотря на все усилия, как физические, так и энергетические, ему так и не удалось ни разорвать цепи, ни вытащить вмурованное в стену стальное кольцо, к которому они крепились.
Вдруг железные двери подвала отворились с режущим нервы скрипом, и по небольшой винтовой лестнице спустились двое.
- Ну, здравствуй, сынок! Вот мы и встретились... - произнёс с иронией Ворон.
- У тебя что, крыша поехала? Какой я тебе сынок? - тоже с иронией ответил ему Алекс.
- Моя крыша на месте, - усмехнулся Ворон. - А вот твоя скоро поедет!
- Ты ещё не знаком с моим первым помощником - Амадеем? - поинтересовался Ворон, показывая рукой на второго вошедшего.
Алексу было достаточно кинуть лишь один взгляд на этого "помощника", как ему сразу стало ясно, что за существо находится перед ним. Бледная кожа сероватого оттенка, кроваво-красные глаза альбиноса, в которых словно горел сатанинский огонь, не оставляли никаких сомнений в том, что это - вампир.
- У тебя довольно сильная энергетика, доставшаяся тебе по наследству, и чтобы застраховаться от всяких случайностей, прежде чем продолжить наш разговор, я подожду, пока Амадей с тобой поработает, - пояснил Ворон, удобно усаживаясь в кресло напротив.
Под влиянием безжалостного взгляда вампира по позвоночнику Алекса заструился холод, и Воин Света почувствовал, как на смену его искрящейся золотистой энергетике в душу вползает пустота. Собрав все свои силы, он попытался выстроить защитный барьер, но Амадей с лёгкостью проник через него, просочившись словно вирус, опасный, беспощадный и смертельный. Силы Воина Света испарялись, поглощаемые этим жутким существом, и с каждой секундой Алекс становился всё слабее, голова закружилась, а перед глазами заплясали чёрные точки.
- Амадею противостоять невозможно, - бесстрастно отметил Ворон. - Но я ценю твои попытки к сопротивлению. Я рад, что смог произвести на свет такого сильного и мужественного сына. Мне даже жалко убивать тебя, - усмехнулся он и мысленно приказал Амадею остановиться. С трудом прервав энергетический контакт со своей жертвой, вампир нехотя отошёл от Алекса и встал за спиной хозяина.
- Ты рехнулся! - покачал в ответ головой Алекс, с трудом фокусируя взгляд на главе Обители Тьмы.
- Может быть! - весело улыбнулся Ворон. - Но это не меняет того факта, что я спас тебе
жизнь. Точнее, я не только спас тебе жизнь, я дал её тебе! Я - твой отец, Алекс!
- Прекрати свой дешёвый фарс, Ворон! - с презрением произнёс Алекс. - Хочешь убить меня - убивай, но не нужно разыгрывать дешёвую мыльную оперу, мы не в индийском кино.
- Это не фарс, сынок! - усмехнулся маг. - И ты можешь называть меня по имени - Виктором. Напряги немного мозги и вспомни, как звучит твоё отчество. Тебя ведь зовут Александр Викторович, не так ли? Понимаю, тебя сбивает с толку моя фамилия: ты - Данилов, а я - Воронов. Но здесь всё просто: когда я отдавал тебя в детдом, то записал тебя под фамилией твоей матери.
- Папа! Неужели это ты? Я так долго искал тебя! И я так рад этой встрече! Прямо до чёртиков! - с издёвкой воскликнул Алекс.
- Мне было всё равно, что с тобой стало после того, как я оставил тебя в том детдоме, - не обращая никакого внимания на реплики Алекса, продолжил откровения Ворон. - Я никогда не любил твою мать и женился на ней по глупости, только из-за того, что она от меня забеременела. А после того, как она свихнулась и стала бегать по комнате, ловя чёртиков, я отправил её в психушку, а тебя - в детский дом, и решил начать свою жизнь заново. Я вышел на след Ордена и втёрся в доверие к старейшинам. Я стал Воином Света, - улыбнулся своим воспоминаниям Ворон.
- Я никогда не верил в эту чушь о победе Добра над Злом, весь идеализм Ордена мне абсолютно безразличен. Единственное, что мне нужно было от Ордена и старейшин - это доступ к вашей библиотеке, более полное раскрытие моего Дара и биоэнергетическая практика. И разумеется, я всё это получил! - довольно усмехнулся Ворон. - Но в Ордене я встретил и своё проклятие - Марию. Я влюбился в неё, как безмозглый юнец. Правильно говорят, что любовь - зла, - с горечью произнёс глава Обители Тьмы.
Отметив про себя, с каким удивлением и замешательством смотрит на него Алекс, который, похоже понял, что сидящий перед ним в кресле маг не шутит, - Ворон продолжил:
- Я всегда знал, что она любит не меня, а Михаила, а со мной она была лишь потому, что тот любил другую женщину - свою жену. Я испробовал всё - ухаживания, цветы, подарки и даже заклинания, чтобы заставить её полюбить меня. Я выполнял каждое её желание, любую прихоть. И когда она попросила меня поехать с ней в какую-то больницу, чтобы я вылечил какого-то ребёнка, чей зов о помощи ей снился по ночам, - я долго не раздумывал. Думаю, ты можешь представить себе моё изумление, когда я увидел на больничной койке тебя и понял, что Мария, сама того не зная, просит меня спасти моего собственного сына. Сына, о котором я предпочёл бы никогда не вспоминать. Но я всё же выполнил её просьбу. Я спас тебя. И мы привезли тебя в Орден.
Если бы руки Алекса были свободны, он бы сейчас схватился за голову. Всё, что он сейчас услышал, - это было просто нереально, невероятно и невозможно. Его разум отказывался верить в происходящее. Но где-то в глубине своей души он знал, он чувствовал, что всё сказанное Вороном было правдой.
- А моя мать... жива? - охрипшим от волнения голосом выдавил из себя вопрос Алекс.
- Нет, - с улыбкой покачал головой Ворон. - Мне стало известно, что благодаря лечению в психушке она пошла на поправку, и врачи собрались её выписывать. А это не входило в мои планы, и чтобы избежать лишних проблем, я решил вычеркнуть её из своей жизни. Она была первым человеком, которого я убил, - с мечтательной улыбкой объяснил Ворон, с удовольствием наблюдая, как от этих слов перекосилось лицо его сына.
- Итак, - весело усмехнулся Ворон, - я дал тебе жизнь. Я спас тебя много лет назад, когда ты был ещё ребёнком и умирал от пневмонии в грязной больнице. А теперь - прямо как в присказке: я тебя породил - я тебя и убью! У меня нет иллюзий насчёт тебя, и я не собираюсь ставить тебя перед выбором: либо присоединяйся ко мне, либо - ты умрёшь. Твой ответ я знаю заранее. В твои годы я тоже был максималистом, - улыбнулся Ворон. - Но прежде чем убить тебя, я хочу сполна насладиться своей победой! - со зловещим блеском в глазах подвёл итог глава Обители Тьмы.



***



Когда процесс переливания крови был завершён, целители помогли Дмитрию подняться с кровати. Они обтёрли его мокрыми махровыми полотенцами, смывая запёкшуюся кровь, принесли чистую одежду и помогли одеться.
После этого они подошли к Нике и помогли ей подняться с кровати. От слабости у неё вновь закружилась голова, и чтобы не упасть, она вцепилась в спинку кровати.
Немного пошатываясь, Дмитрий подошёл к девушке, и видя, что у неё подгибаются коленки, приобнял её за плечи.
- Вы сможете сейчас самостоятельно дойти до столовой, а потом - подняться к себе, на третий этаж? Справитесь? - спросил их Андрей.
- Да! - одновременно кивнули они в ответ.
- Спасибо, что спасли мне жизнь! - поблагодарил Дмитрий целителей. - Я ваш должник!
- Благодарить ты должен её! - ответил Андрей, показывая на Нику. - Без неё мы бы не справились. Идите сейчас в столовую, поужинайте и обязательно съешьте по шоколадке! Потом поднимайтесь к себе в комнату и ложитесь отдыхать. Вам обоим необходимо хорошенько выспаться! - дал им указания целитель. - Не бойтесь: если старейшины обнаружат местонахождение Алекса и Марии, - они вас обязательно разбудят. Завтра у вас будет тяжёлый день. Берегите себя! Удачи!
Кивнув им на прощание, Андрей присоединился к своим коллегам, чьи усталые, сгорбленные фигуры и измождённые лица с огромными чёрными кругами под глазами вызвали у Ники чувство огромного уважения и восхищения. Целители уже буквально валились с ног, но всё равно не переставали лечить членов Ордена, спасая жизни этих людей, и тех, кого эти Воины Света спасут в дальнейшем. А когда уже не хватало своей энергии - обращались к традиционным средствам, обрабатывая раны медикаментами, зашивая их и забинтовывая.
Бросив на них благодарный взгляд, Ника вышла в коридор вслед за Дмитрием, опираясь на его руку. Они побрели в столовую, сравнивая себя со старичками, у которых подкашиваются коленки и трясутся руки. Дмитрий шёл, правой рукой опираясь о стену, а левой - поддерживая Нику, обхватив её за талию и не давая упасть. Ноги слушались его с трудом и казались стопудовыми. А после столовой им надо ещё подняться, словно на Эверест, на третий этаж.
(- Когда вернётся Мария, надо попросить её сделать лифт, - подумала девушка, глядя, как на мужественном лице её друга проступает испарина от того напряжения, с каким ему давался каждый шаг. - Если она вернётся... - с грустью добавила она).
- Ты тоже думаешь о лифте? - с мягкой иронией спросил её Дмитрий. Ника в ответ вздохнула.
Несмотря на его ироничный тон, девушка увидела в его глазах глубоко скрытую тревогу за Марию и кровного брата.
- Не бойся, с ними всё будет в порядке! Я обещаю! - тихо и очень серьёзно сказал он, в очередной раз прислонившись к стене, чтобы передохнуть. С нежностью и заботой вглядываясь в её осунувшееся лицо и зелёные глаза, лихорадочно блестящие от поселившейся в них тревоги, он откинул с её лба упрямую прядь золотистых волос. - Он вернётся! Верь мне!
Не в силах больше сдерживать подкатывающие слёзы, Ника уткнулась лицом в его надёжное плечо и разревелась. Он обнял её, прижал к себе, и пытаясь хоть как-то утешить, стал гладить по голове, успокаивая, словно маленького ребёнка.
Многие друзья Дмитрия порой называли его "железным" за твёрдость, несгибаемость характера, силу воли и неизменную иронию, которая не покидала его в любых ситуациях. В Ордене его отвага и решительность уже стали легендой. Единственное, к чему он не мог относиться спокойно, что выбивало его из колеи, - это были женские слёзы. И теперь, когда Ника плакала, уткнувшись ему в плечо, его сердце разрывалось на части.
- Всё будет хорошо, Вероника! Всё будет хорошо! Он вернётся! Мы вернём их обоих! - повторял он снова и снова, с нежностью гладя её по голове.
Постепенно рыдания девушки стихли и, вытирая зарёванное лицо носовым платком и всхлипывая, она произнесла: - Прости, Дима... Просто нервы сдали...
- Ничего, всё в порядке! - ответил он и с мягкой иронией добавил: - Кажется, из меня вышла хорошая жилетка!
- Просто отличная! Спасибо! - наконец, улыбнувшись, ответила ему Ника. Выплакавшись, она почувствовала себя значительно лучше. (- Надо надеяться на лучшее! - приказала она себе, стараясь не думать о плохом).
Поддерживая друг друга, они потихоньку продолжили путь в столовую.
Столовая была абсолютно пустой, и в полной тишине Нике показалось, что кроме них здесь больше нет ни души. Но она ошиблась, так как из кухни к ним навстречу вышел официант. Он помог им дойти до ближайшего столика, усадил их и, кидая удивлённые взгляды, но не задавая лишних вопросов, протянул меню. На этот раз выбор блюд был не такой богатый, как обычно, и из всего предложенного Ника с Дмитрием заказали себе картофельное пюре с треской под луковым соусом и чай с шоколадками.
- Ты какой шоколад любишь? - спросил Дмитрий девушку.
- Я вообще люблю шоколад, - ответила она. - Но больше всего - молочный с орехами и изюмом.
- Тогда нам две шоколадки с орехами и изюмом, - попросил он официанта.
Уже через две минуты на их столе стояло аппетитное пюре с тушёной рыбой, чёрный хлеб, горячий чай и заказанные шоколадки. Ника вдруг почувствовала, что ужасно проголодалась, что было неудивительно, ведь она не ела с самого утра. Подумав, что вкусный запах этого пюре и трески сводит её с ума, она принялась за еду.
Дмитрий посмотрел на неё с улыбкой и последовал её примеру. Он не чувствовал голода и даже не чувствовал вкуса еды, но понимал, что должен поесть, чтобы к нему вернулись силы, и его организм, который всего час назад находился присмерти, продырявленный пятью пулями, пришёл в норму. Потому что завтра его опять ожидал бой, бой за жизнь своих друзей - Марии и Алекса.
И он должен быть к этому готов.



***



Мария пришла в сознание в уютной светлой комнате и обнаружила, что лежит на небольшом мягком диванчике. Напротив неё в кресле спокойно сидел человек, которого она ненавидела и боялась больше всего в жизни. Тот, кого последние несколько лет она видела лишь в своих ночных кошмарах.
- Здравствуй, Машенька! - нежно проворковал Ворон, пристально глядя в зелёные глаза женщины, в которых светилось лишь одно чувство - презрение. - А ты ничуть не изменилась! - с улыбкой отметил он. - Мои чувства к тебе, любовь моя, тоже остались прежними!
- Исчадие ада не может любить, Ворон! - холодно отрезала женщина. - Твои чувства ко мне - это уязвлённая гордость, вожделение и жажда реванша, но только не любовь!
-Ты слишком строга ко мне, Машенька! - с укором покачал головой Ворон. - Но у тебя будет время, чтобы убедиться, что ты ошибаешься!
- Ты предал нас! Ты предал всё, что дорого для меня, ты перешёл на другую сторону и стал врагом Ордена и моим личным кошмаром! Ты превратился в чудовище! - гневно воскликнула женщина. - И неужели ты ещё надеешься на взаимность? - с иронией усмехнулась она.
- Я предлагал тебе уйти со мной, я звал тебя, ты была нужна мне! Я бы не перешёл на сторону зла, если бы ты осталась тогда со мной, если бы ты поддержала меня! Я основал Обитель Тьмы от отчаяния и перешёл на сторону зла лишь потому, что ты разбила мне сердце! - с горечью произнёс маг.
- Лучше убей меня прямо сейчас, Ворон! Я лучше умру, чем стану жить с тобой! - воскликнула женщина.
- Ну зачем же так драматизировать? - улыбнулся Ворон. - И почему все так настаивают на своей смерти?
- Я недавно разговаривал с Алексом, любовь моя, - ответил он на недоумевающий взгляд Марии и усмехнулся, увидев, как побледнело лицо женщины. - Да, да, ты правильно поняла: Алекс у меня в плену. Воины Света, бросившись на твоё спасение, напоролись на засаду. Дмитрий - убит, Алекс - у меня, обессиленный после общения с Амадеем. Ему тоже осталось жить совсем недолго. Скоро я захвачу и его девчонку, твою племянницу - Веронику, и немного "пообщавшись" с ней, я убью её на его глазах. А потом - придёт и его черёд.
Ворон с наслаждением наблюдал, какую боль причинили Марии его слова, и как закрыв руками побелевшее, словно полотно, лицо, Мария снова чуть не потеряла сознание.
- Да, кстати, чуть не забыл: ты ведь ещё не знаешь, что я убил вашего престарелого старейшину - Иннокентия Михайловича и Борфа, который сослужил мне неплохую службу, дестабилизировав ваш Защитный Экран, - добавил новостей маг. - Ты же знаешь, Маша, я всегда был неплохим стратегом, я продумал всё до мелочей. Вашему Ордену пришёл конец! - торжествующе усмехнулся Ворон.
- Виктор! Не трогай Алекса и Нику! Прошу тебя! Я сделаю всё, что ты хочешь, только не трогай их! - в отчаянии взмолилась женщина.
- Ты и так сделаешь всё, что я захочу! - снисходительно улыбнулся Ворон. - Теперь мои силы выросли несоизмеримо, лучшие маги Обители Тьмы и самые сильные любовные заклинания теперь к моим услугам! Ты останешься со мной, Мария! Ты станешь моей королевой и подаришь мне ребёнка, моего наследника! Хочешь ты этого или нет...
- Ребёнка? - почти истерически рассмеялась Мария. - Наследника? Ты спятил! - покачала головой женщина.
- Алекс тоже заявил мне, что я рехнулся, когда я рассказал ему о том, что именно я являюсь его отцом! Да, радость моя, это действительно так! - усмехнулся Ворон. - Его мать я поначалу упрятал в психушку, а потом убил своими собственными руками. Александра я отдал в какой-то захудалый детский дом и забыл о его существовании, начав жизнь с нового листа. Но благодаря тебе мы встретились с ним снова, и пытаясь завоевать твою любовь и доверие, я даже спас ему жизнь!
Ворон сделал небольшую драматическую паузу, с явным удовольствием наблюдая, с каким удивлением и замешательством смотрит на него Мария.
- Ирония судьбы, не так ли, Машенька? Во время нашей последней встречи ты заявила мне, что не хочешь иметь со мной ничего общего, и все эти годы ты воспитывала моего ребёнка! - рассмеялся Ворон. - Нет, тот факт, что он является моим сыном не остановит меня в намерении убить его, - пресёк он надежду, промелькнувшую в глазах женщины. - Мне нужен лишь один ребёнок, и этого ребёнка подаришь мне ты! - с улыбкой заявил маг. - И не надо говорить мне, что ты уже не в том возрасте, чтобы рожать детей, - добавил он, увидев, с какой иронией посмотрела на него Мария.
- Вынуждена разочаровать тебя, Виктор, но я бесплодна! - усмехнувшись, произнесла женщина. - Раз уж сегодня вечер откровений, то я тоже могу сообщить тебе одну новость. Я уже была от тебя беременна. Да, Виктор, много лет назад твои старания не пропали даром - я забеременела от тебя. Я смирилась с тем, что в жизни Михаила существует лишь одна женщина - его жена, и когда я поняла, что забеременела от тебя, то решила, что это судьба. Я подумала, что со временем ты поможешь мне забыть Михаила, я рожу тебе сына, у нас будет семья, и я всё же смогу полюбить тебя. Ведь ты мне действительно тогда очень нравился, ты был мне дорог... - Мария с грустью смотрела на главу Обители Тьмы.
- Но ты всё испортил, Виктор! Ты растоптал все мои надежды! Помнишь тот вечер, наш последний с тобой вечер, когда ты заявил мне, что уходишь из Ордена, чтобы создать свою Обитель, чтобы иметь власть, власть над миллионами, и вершить судьбы мира с помощью своего дара, по своему усмотрению... А ведь я пришла к тебе тогда для того, чтобы сообщить, что жду от тебя ребёнка... Разумеется, после того, что я от тебя услышала, и речи быть не могло, чтобы у нас были какие-либо отношения. Я решила, что сама воспитаю нашего сына, я воспитаю его хорошим человеком. Не таким, как его отец...
- Что? Ты ждала от меня ребёнка? И ничего мне не сказала? - Ворон в замешательстве вглядывался в лицо сидящей перед ним женщины. - Что же случилось, где наш сын?
- Я услышала зов, зов о помощи. Молодую девушку пытал какой-то подонок, и я чувствовала, что жить ей осталось совсем недолго... Все Воины Света были на задании, и я решила сама спасти эту девушку. Когда я прибыла на место и вошла в квартиру, то увидела, что этим подонком был ни кто иной, как Велдон - твой новый подручный... Я попыталась убить его, но не смогла: пистолет дал осечку... Он избил меня и сбросил с балкона шестого этажа. Я была тогда на пятом месяце беременности... Я сама тогда выжила чудом, но ребёнок погиб... Люди вызвали скорую, и меня увезли в обычную больницу, в реанимацию. Когда за мной приехали целители, было уже поздно: меня прооперировали и вырезали всё, что только можно, включая матку. Поэтому родить тебе ребёнка я уже не смогу даже при желании. Так что твоего наследника убил Велдон, твой помощник. Ирония судьбы, не так ли, Виктор? - горько усмехнулась женщина.
- Велдон убил нашего сына? - Ворон был явно потрясён. - Он заплатит за это! - в глазах чёрного мага читался смертный приговор.
- Я сделал глупость, отпустив тебя тогда, много лет назад, Маша. Но начинать делать глупости нужно как можно раньше, тогда будет время их исправить. И сейчас я намерен исправить свою ошибку! - решительно заявил глава Обители Тьмы.



***



Поужинав, Ника и Дмитрий поблагодарили за вкусную еду официанта, который подошёл к ним, чтобы унести грязную посуду, и направились наверх, на третий этаж, в свои комнаты. Еда прибавила им сил, и уже не так медленно, как раньше, они дошли до лестницы на другом конце коридора. Теперь надо было подняться наверх.
От чувства сытости Нику потянуло в сон, и с усилием передвигая тяжёлые ноги, вцепившись одной рукой в перила, а другой - в руку Дмитрия, опирающегося о стенку, она с трудом одолела один этаж.
На лбу Дмитрия вновь выступила испарина и вздулись вены на висках, но он шёл вперёд, поддерживая девушку и преодолевая ступеньку за ступенькой.
Поднявшись на второй этаж, они обессилено уселись на ступени. Ника положила белокурую голову на плечо Дмитрия, изо всех сил стараясь не уснуть. В таком виде их застал поднимавшийся по лестнице Саймон.
- Хорошо смотритесь! - услышали они его приятный голос, в котором сквозила улыбка. Он ещё ничего не знал.
Он подошёл к ним ближе и замер, осознав, что случилось что-то ужасное. Он быстро и мягко просканировал голову Ники, и без слов поняв, что произошло за время его отсутствия, только тихо произнёс, прислонившись к стене: - Чёрт!
Сокрушаться, ахать и охать сейчас бесполезно, надо действовать, - решил Саймон.
- Давай я отнесу Нику в её комнату, а потом вернусь за тобой и помогу тебе дойти до твоей комнаты, - предложил он Дмитрию, кивнувшему в ответ в знак согласия. - Затем я поговорю с оставшимися тремя старейшинами и помогу целителям с ранеными. А потом - пойду к Редфорду. Если старейшины не смогут найти Марию и Алекса, - то он единственный, кто сможет нам помочь. Я предложу ему любые деньги, какие он только попросит. Мы спасём их! - подвёл он итог, и подхватив Нику на руки, словно пушинку, понёс её на третий этаж.
Он прошёл всего четыре ступеньки, как девушка заснула прямо у него на руках. Он посмотрел на её бледное, измождённое лицо, чёрные круги под глазами, и в его душу нахлынула жалость к ней, перемешанная с грустью. (- Спящая красавица! Бедный мой ангел, сколько тебе сегодня пришлось пережить! - думал он, глядя на девушку. - И один Бог знает, что тебе придётся пережить завтра...).
Саймон догадывался, что если придётся обращаться за помощью к Редфорду, то тот в награду за информацию потребует не деньги. У него самого денег было предостаточно. Взамен жизни Марии и Алекса он потребует Веронику. (- Но она ещё не готова к встрече с ним! - с грустью думал он. - Слишком рано! Если завтра она попадёт в лапы к этому магу, то предсказание старейшин сбудется, и этот ангел, спящий у меня на руках, окажется в сумасшедшем доме... Я не допущу этого! - твёрдо решил Саймон).
Он донёс её до комнаты, которая оказалась незапертой, аккуратно, чтобы не разбудить, положил на кровать, осторожно раздел и накрыл одеялом.
- Спи, моя принцесса! Спи! А завтра мы что-нибудь придумаем! - тихо прошептал он. С нежностью поцеловав девушку в щёку, Саймон бесшумно вышел из комнаты.



***



- Ну, здравствуй, Серёжа! Давно не виделись. Я ждал людей из Ордена, но никак не думал, что придёшь ты! - усмехнулся Редфорд.
Развалившись на мягкой тахте и неторопливо покуривая дорогую сигару, он с интересом разглядывал Саймона, стоящего на пороге его гостиной.
- Чем обязан в такую рань? - выжидательно склонив голову набок, поинтересовался маг.
- Помоги нам найти Марию и Алекса, Редфорд! - сразу перешёл к делу Саймон. - Мы заплатим тебе любые деньги, только назови сумму!
- Понимаю твою просьбу. Не зная броду больше шансов утопиться, - в глазах Редфорда светилась ирония. - Вот только деньги меня не интересуют, дружок! - с улыбкой покачал головой маг.
- Что ты хочешь? - скрепя сердце, спросил Саймон.
- Хочу жить вечно. Пока получается... - усмехнулся Редфорд. - Не прикидывайся дурачком, Сережа, ты же сам прекрасно знаешь, что мне нужно. Мне нужна Вероника! - с улыбкой поставил он ультиматум. - Вы отдаёте мне Веронику, а я помогаю вам найти Марию и Алекса. Всё по честному!
- Забудь об этом, Редфорд! - с металлом в голосе отрезал Саймон. - Проси всё, что хочешь, ты получишь любые деньги, любые услуги, но только не Веронику! Я не позволю тебе сломать ей жизнь! - решительно заявил он. - Подумай о том, что сотрудничество с Орденом может в будущем оказаться тебе полезным! - попытался проявить дипломатичность Саймон.
- Ворон - это слишком сильный противник, и если уж становиться его врагом, то только за соответствующее вознаграждение. Я ведь прошу совсем немного, не так ли? - улыбнулся Редфорд. Поднявшись с тахты, он подошёл к Саймону и выпустил колечки сигаретного дыма ему в лицо.
- Я знаю тебя, как облупленного, Серёжа! - мягко произнёс Редфорд. - Ты просто не в состоянии обмануть меня, до этого ты ещё не дорос. Что-то в твоём настойчивом желании защитить Веронику меня настораживает.
- Скажи честно, ты спал с ней? - внезапно спросил маг, пристально вглядываясь в глаза бывшего ученика и сканируя его мысли. Он наткнулся на сильный энергетический барьер, выстроенный Саймоном, но не стал даже пытаться проникнуть через него, так как по тому, как едва уловимо изменилось при этих словах лицо Саймона, он понял ответ на этот вопрос.
- Значит, это правда! - с удивлением воскликнул он и похлопал бывшего ученика по плечу. - Браво, коллега! Значит, ты всё же переплюнул своего учителя! Но как у тебя это получилось? Что ты использовал? Убеждение? Шантаж? Гипноз? - с усмешкой поинтересовался он у застывшего в растерянности Саймона.
Так как Саймон продолжал стоять, не произнося ни слова, Редфорд вновь уселся на тахту и закинув ногу на ногу, принялся размышлять вслух:
- Будем мыслить логически. Убеждение никогда не являлось твоей сильной стороной. Шантаж ты не используешь с тех пор, как присоединился к Ордену Света. Значит - остаётся гипноз, - подвёл он итог.
- Но что именно ты внушил ей под гипнозом? - с интересом спросил он Саймона, и вновь не получив никакого ответа, продолжил свои рассуждения:
- Она любит Алекса, и ты это знаешь. Значит, ты внушил ей, - что она спит с Алексом! - торжествующе заключил Редфорд. - Блестящий ход, хоть и немного подлый! Вижу, мои уроки не прошли для тебя даром! - улыбаясь, похвалил он своего ученика. - А ты не так прост, как кажешься!
- Но почему ты так волнуешься за неё? Неужели ты в неё влюбился? Нет, вряд ли! - сделал заключение Редфорд, буравя чёрными пронзительными глазами лицо Саймона. - Она напоминает тебе Ирину! - понял маг.
- Я никогда не прощу тебе её смерть! - глухим голосом произнёс наконец Саймон, с ненавистью глядя в лицо своего бывшего учителя.
- Как я уже говорил, убеждение никогда не было твоей сильной стороной... - спокойно ответил ему Редфорд. - Ты ведь пришёл сюда, чтобы просить меня об услуге? - иронично усмехнулся он. - И тебе не кажется, что для этого тебе надо хотя бы сменить тон и обуздать эмоции?
- Если ты причинишь вред Нике, я убью тебя! - с угрозой прорычал Саймон. - Я не знаю, как это сделаю, но я найду способ! И постараюсь, чтобы твоя смерть была как можно более мучительной! Я не смог защитить от тебя Ирину, но Нику я тебе не отдам! - с холодной решимостью произнёс он, и развернувшись, направился к выходу.
- Как жаль, что Вы наконец-то уходите... - равнодушно кинул ему вслед Редфорд.



***



- Они нашли её, Дима! Они нашли Марию! - с сияющими глазами Ян ворвался в комнату Дмитрия. - Собирайся, нужно действовать немедленно, пока её оттуда не телепортировали!
Дмитрий моментально вскочил с кровати и кинулся одеваться. За ночь он набрался сил и та страшная слабость, которую он испытывал накануне, исчезла бесследно. Он был готов к бою.



***



Когда вооружённый до зубов Дмитрий вошёл в Тронный Зал, к нему тут же подошли старейшины.
- Вот координаты здания, где сейчас находится Мария и данные о его охране, - произнёс Роман Алексеевич, протягивая Дмитрию листок бумаги. - Это не ловушка, мы уверены, - ответил он на мысли Дмитрия. - Но будь осторожен: здание очень хорошо охраняется, и перевес сил не в нашу пользу, - вздохнул старейшина.
- Вы нашли только Марию? А Алекс? - с замиранием сердца, боясь услышать ответ на этот вопрос, спросил Дмитрий.
- Мы не можем уловить его энергетику, - горестно покачал головой Фёдор Матвеевич. - Саймон сейчас у Редфорда, и мы надеемся, что ему удастся уговорить мага помочь нам.
- Может, Вероника сможет обнаружить его, ведь она помогла ему в Раргенге? - с надеждой в глазах спросил старейшин Дмитрий.
- Увы, Дима, на этот раз у нас другая ситуация, и даже с помощью Ники нам его не обнаружить, - печально ответил Фёдор Матвеевич. - Сейчас наша первоочередная задача - спасти Марию.
- Ворон может атаковать нас в любой момент и Воины Света нужны нам для охраны Ордена, - отметил Роман Алексеевич. - Поэтому, Дима, прости, но мы можем выделить тебе всего десять человек.
- Одиннадцать! - раздался вдруг решительный голос у них за спиной, и обернувшись, Дмитрий и старейшины увидели Архангела, стоящего на пороге Тронного Зала. - Я с вами! - заявил Архангел, входя в комнату.
Лица старейшин впервые за последнее время осветились улыбкой.
- Мы рады тебе, Миша! Твоя помощь будет нам сейчас очень кстати! Добро пожаловать в Орден! - выразил общую мысль Фёдор Матвеевич, протягивая Архангелу руку. Пожав руку Фёдору Матвеевичу и остальным старейшинам, Архангел повернулся к Дмитрию.
- Ты не против, если я возьму командование на себя? - с улыбкой спросил Архангел своего бывшего ученика.
- Я рад, что ты с нами! - кивнул в ответ Дмитрий, пожимая протянутую ему руку.
- Отлично, - подвёл итог Архангел. - У меня есть план. Наша самая трудная задача - проникнуть в здание. С этим мы разберёмся на месте, будем действовать по обстановке. Когда найдём Марию, то я и старейшины соединим свою энергетику на ментальном уровне. Мощности нашего энергетического луча должно хватить на то, чтобы пробить Защитный Экран Ворона изнутри и телепортировать Марию в Орден. Задача ясна? - спросил Архангел, и получив утвердительные кивки в ответ, отдал лаконичный приказ: - Вперёд!



***



Нику разбудил приятный, сладкий запах ванили.
- Мария! Алекс! - молнией пронеслось у неё в мозгу. Сон мгновенно пропал, и резко вскочив с кровати, девушка огляделась по сторонам. В комнате кроме неё никого не было, но лежащий на её подушке большой пряник в форме сердечка, от которого и исходил этот манящий ванильный аромат, говорил о незваном ночном визитёре.
Ника не знала, что когда она спала, к ней в комнату заходил Пирл. С печальными вздохами посмотрев на свою спящую красавицу, он провёл мохнатой лапкой по её щеке, и ещё раз горестно вздохнув, ушёл, оставив ей на подушке сладкий пряник - как знак сочувствия и поддержки.
Покрутив задумчиво в руках этот пряник, Ника отложила его в сторону и посмотрела на часы. Семь утра.
Беспокойство и страх за Марию и Алекса терзали её душу, и усилиями воли подавляя набегающую волнами гнетущую тревогу, девушка оделась и отправилась наверх, узнать от старейшин последние новости.



***



- Я не справился со своей задачей, - подходя к приоткрытым дверям Тронного Зала, услышала Ника обеспокоенный голос Саймона. - Редфорд даже слушать ничего не желает, его не интересуют деньги. Он сказал, что поможет нам, только если мы отдадим ему Веронику. Я очень рад, что вам удалось определить, где находится Мария, - отметил Саймон. - А как насчёт Алекса? Вы сможете найти его? - с тревогой спросил он.
- Вряд ли, - печально ответил Фёдор Матвеевич. - Мы больше не улавливаем его энергетику. Мы даже не уверены, жив ли он, - с горечью признался старейшина.
- Он жив! - с отчаянием почти прокричала вошедшая в Зал Ника. В глазах девушки стояли слёзы - Я знаю, что он жив! И если Редфорд - наш последний шанс спасти его, то я пойду к нему!
Саймон и старейшины остолбенело уставились на девушку. В её душе смешались решимость, отчаяние и боль, и от её взгляда у Саймона сжалось сердце, а старейшины встревожено переглянулись между собой.
- Это не выход, Ника! - покачал головой Саймон. Он подошёл к ней и пытаясь успокоить, приобнял за плечи. - Ты не готова к этому! Ты не только не спасёшь Алекса, но и погубишь себя! Ты просто окажешься в сумасшедшем доме, и уже никто не будет в силах спасти тебя! Послушай меня, я тебя умоляю! Мы должны найти какой-нибудь другой способ найти Алекса! - Саймон умоляюще вглядывался в лицо девушки.
Но Ника резко сбросила его руки со своих плеч, и сдерживая слёзы, возразила: - Не отговаривай меня, Саймон! Я найду Алекса, чего бы мне это не стоило!
- Саймон прав, ангел мой! - тяжело вздохнул Фёдор Матвеевич, переглянувшись с остальными старейшинами. - Редфорд - скользкий тип, и мы сомневаемся, что он выполнит своё обещание. Но в одном мы уверены - ты погубишь себя, если пойдёшь к нему...
- Ты любишь Алекса, и эта любовь горит в тебе, как пламя, которое невозможно не заметить! - воскликнул Саймон. - Если ты попадёшь в лапы к Редфорду, он сделает всё, чтобы разжечь в тебе страсть! Любя Алекса, и желая Редфорда, - ты просто сойдёшь с ума! Твой разум не вынесет этого раздвоения, и предсказание старейшин сбудется! Ты не должна идти к нему! Пожалуйста, Вероника, я тебя умоляю, не делай этого!
С тревогой вглядываясь в её зелёные глаза, наполненные слезами, Саймон даже попытался воздействовать на девушку гипнозом. Но его усилия были напрасны, он словно наткнулся на глухую, непробиваемую стену.
- Напрасно стараешься, Саймон, - покачала головой Ника и с вызовом посмотрела на старейшин, стоящих в полном молчании.
- Вы же сами прекрасно знаете, что я всё равно сделаю так, как считаю нужным! - решительно заявила она, и резко развернувшись, вышла из Зала.
- Подожди, Ника! - кинулся вслед за ней Саймон.
- Причина и следствие... - печально и задумчиво прошептал им вслед Фёдор Матвеевич.



***



- Не делай глупостей, Вероника! - в коридоре Саймон схватил её за запястье и рывком развернул лицом к себе. - Я никуда тебя не отпущу, слышишь?
- Попробуй остановить меня! - с угрозой ответила ему Ника, резким движением вырывая у него свою руку. - Я ценю твою заботу обо мне и не хочу бить тебя, Саймон, так что прошу по-хорошему - уйди с дороги!
- Я не позволю тебе загубить свою жизнь! - решительно покачал головой Саймон, и вновь схватив девушку за руку, потащил её за собой вниз по лестнице на третий этаж.
- Прости, Ника, но это для твоего же блага! - произнёс он, силой затаскивая упирающуюся Нику в её комнату. Резко толкнув девушку на кровать, он схватил лежащий на краю стола ключ и быстро вышел из комнаты, хлопнув дверью.


Ника услышала, как он запирает дверь, и села на краешек кровати, обхватив голову руками.
- К чёрту всё! - подумала девушка. - Я должна найти и спасти Алекса, даже если для этого придётся продать свою душу дьяволу! И никакие двери меня не остановят!
Она встала и подошла к двери. Сделав глубокий вдох, Ника сконцентрировалась. Всего неделю назад Алекс учил её вышибать запертые двери, и закрыв глаза, она вспомнила этот урок.
- Бей пяткой с максимальной силой чуть повыше замка! - учил он её тогда.
Внутренне собравшись, она с силой нанесла удар ногой, синхронно соединив свои физические усилия с энергетическими. Удар получился настолько мощным, что дверь тут же распахнулась с глухим треском.
Резким движением Ника схватила свой плащ и решительными шагами направилась к выходу.



***



Мрачные серые облака без проблеска солнца нависли над городом. Эта погода была очень точным, почти зеркальным отражением того, что творилось в душе у Ники.
На её сердце лежала свинцовая тяжесть. Но она знала, что другого выхода нет. Редфорд был её последней надеждой. Пускай Алекс никогда не простит её за это, но он хотя бы будет жить, и это главное. Она должна спасти Алекса, и неважно, какую цену ей придётся заплатить за это ...



***



Редфорд уже ждал её. Он знал, что она придёт. Это было предначертано свыше и неизбежно. Как восход и заход Солнца. Как сияние звёзд. Как дуновение ветра. Причина и следствие... Он видел это в своих видениях и ждал этого. И вот, наконец, его время пришло.
Небрежно раскинувшись на тахте, в чёрных широких шароварах и белой шёлковой рубашке, с бокалом дорогого вина в руке, он встретил Веронику с радушной и в то же время торжествующей улыбкой.
- Здравствуй, красавица моя! А я уже заждался! - чарующим голосом обратился он к девушке. - Ну, что же ты стоишь, проходи, раздевайся! Фрукты и вино на столе, спальня прямо по коридору, а ванная - слева от неё. Не стесняйся, чувствуй себя как дома. Оставь пока на себе нижнее бельё - его я люблю снимать с красавиц сам...
Редфорд просто пожирал Нику глазами, и ей стало неуютно под его пристальным взглядом.
- Я пришла к тебе, чтобы заключить сделку, - с вызовом глядя ему в лицо, произнесла наконец девушка. Её голос был слегка хриплым от волнения.
- И что же хочет от меня это очаровательное создание? - со снисходительной улыбкой спросил Редфорд и, отхлебнув вина из своего бокала, выжидательно уставился на Нику.
- Я хочу, чтобы ты помог мне найти Алекса и спасти его. Я знаю - ты это можешь.
- А что я получу взамен? - после небольшой паузы с хитрой улыбкой поинтересовался маг.
- То, что ты хочешь, - девушка показала рукой на себя. - Моё тело.
- Ты действительно так сильно его любишь? - пронзительные, чёрные, как безлунная ночь и страстные глаза Редфорда буравили её насквозь, проникая в самые потаённые уголки сознания.
- Да! - ответила девушка, и в её голосе было столько горечи и отчаяния, что Редфорд поднялся с тахты, подошёл к ней и успокаивающим тоном произнёс:
- Хорошо! Давай договоримся - я помогаю тебе спасти твоего ненаглядного Алекса, а ты взамен даришь мне один час своего времени. Всего один час в обмен на его жизнь, Вероника. Ты согласна?
Редфорд допил вино и поставил пустой бокал на столик рядом с тахтой. В ожидании ответа он слегка склонил голову набок и с лёгкой улыбкой спокойно и пристально смотрел девушке в глаза. Он ни капельки не сомневался в том, что она скажет ему сейчас "да", но он должен был услышать этот ответ из её уст.
- Я согласна! - ответила наконец Ника, стараясь придать дрожащему голосу твёрдость и уверенность. В её взгляде переплетались решительность, грусть и отчаяние. Всё, пути назад не было. (- Прости меня, Алекс, прости, любимый! Я действительно не вижу другого выхода! - с горечью подумала девушка).
- Вот и чудненько! - с довольной улыбкой подвёл итог Редфорд.
Он не стал требовать от неё, чтобы она осталась с ним на несколько часов или на целую ночь. Он знал, что ему вполне хватит и одного часа. Ему хватит и часа на то, чтобы навсегда заставить её забыть Алекса и сделать её своей преданной и верной рабыней...
- Не надо стесняться своих желаний, - с улыбкой добавил он чарующим голосом.



***



- Я должен признаться тебе, Вероника... Какое чудесное у тебя имя... Я должен признаться тебе, что когда я впервые увидел тебя, то просто потерял голову от твоей красоты... Я просто схожу с ума от мыслей о тебе, и когда я думаю о тебе, у меня возникает жгучее желание сжать тебя в своих объятиях... Не сопротивляйся... Отдайся наслаждению... Твоё тело создано для любви... Твоё сердце - чистое золото, в котором горит нежное пламя... Не сопротивляйся... Я чувствую, как всё твоё тело тает от моих ласк, как воск на солнце... Я дам тебе всё, что ты захочешь... Я подарю тебе такое наслаждение, какое тебе даже и не снилось... Я брошу к твоим ногам всю Вселенную... Ты позабудешь обо всём в моих объятиях... Не сопротивляйся...
Этот чарующий голос проникал в самую глубину её сознания, разрушал все её защитные барьеры, ломал сопротивление, лишал воли и подчинял её тело страстным ласкам мужчины, склонившегося над ней.
Ника почувствовала себя во власти какой-то неведомой силы, которая жила в ней самой и толкала в бездну страсти. И только лицо Алекса, которое она изо всех сил пыталась представить перед мысленным взором, - спасало её от того, чтобы полностью раствориться в этом блаженстве. И безумии...
С неутомимым терпением Редфорд снова и снова начинал ласкать её, и с каждым разом она становилась всё покорнее. Образ Алекса всё дальше и дальше отодвигался в дальний уголок её сознания, и Ника почувствовала, что теперь лишь тоненькая ниточка удерживает её от того, чтобы полностью, душой и телом отдаться Редфорду, растворить своё сознание в этом ни с чем не сравнимом удовольствии, которое он ей доставлял. Ещё немного - и она будет умолять его, чтобы он овладел ею и взял не только тело, но и душу...



***



От полной капитуляции её спас гоблин, выросший словно из под земли, и приставивший к её голове пистолет с глушителем. Вслед за ним в спальню вошли ещё трое гоблинов, вооружённых автоматами, и направили оружие на Нику и Редфорда.
Ника резко села на кровати, вырвавшись из ласкающих её рук, и до подбородка натянула на себя шёлковую простынь, прикрыв наготу.
Редфорд медленно перевёл свой взгляд с девушки на головорезов, и на его лице она увидела такую ярость, что на мгновение ей показалось, что он просто испепелит их своим взглядом. Но, к несчастью для Ники, в данной ситуации перевес сил был явно не в их пользу. Редфорд был не в состоянии справиться сразу с четырьмя хорошо подготовленными и обученными Воинами Тьмы, владеющими паранормальными способностями, и к тому же держащими палец на спусковом крючке.
Редфорд настолько увлёкся, лаская её, что даже не заметил, как в защитном биоэнергетическом экране его дома пробили брешь, и появление в его спальне (святая святых!) четырёх Воинов Тьмы было для него полной неожиданностью.
Каким бы сильным магом не был Редфорд, эти четверо были ему явно не по зубам. И он это отлично понимал. Единственное, что ему оставалось - подчиниться их приказу "Не двигаться!" и строить планы мести.
(- Ворон ещё пожалеет, что связался со мной! - в ярости думал Редфорд. - Я ему все крылышки пообщипаю!). Но сейчас он мог лишь бессильно наблюдать, как один из гоблинов взял одежду Ники и, швырнув ей в лицо, кратко и лаконично приказал: - Одевайся!
- И без глупостей! - с широкой ухмылкой на лице добавил второй, направивший пистолет с глушителем на Нику, и с наглостью рассматривающий её, пока она одевалась.
На девушку нахлынула тёмная волна страха и одиночества. Она вдруг почувствовала себя маленькой, одинокой, беззащитной девочкой. (- Кажется, у меня просто талант влипать в неприятности! - с грустью подумала она, лихорадочно пытаясь попасть ногой в штанину джинсов). Ника чувствовала, что у неё дрожат руки, и ей пришлось приложить большие усилия, чтобы хоть немного унять эту нервную дрожь.
Девушка взглянула на Редфорда. На его лице бегали желваки от бешенства, глаза метали молнии, но за всё это время он не произнёс ни слова. Итак, Ворон нарушил договор о нейтралитете, заключённый когда-то между ними. Люди Ворона ворвались в его спальню, наставили на него оружие и похитили у него девушку. Это уже слишком!
После того, как Нику вывели из его дома, Редфорд уселся в позу лотоса. Он должен успокоиться и сосредоточиться. Он нанесёт ответный удар.



***



- Именно такой я тебя себе и представлял! - задумчиво произнёс Ворон, разглядывая стоящую перед ним Веронику.
- Спасибо, ребята, вы свободны! - кивнул он гоблинам, стоявшим за её спиной, и личная охрана главы Обители Тьмы молча удалилась из его кабинета. Ворон щёлкнул пальцами, и с тихим шорохом в углу комнаты раскрылась потайная дверь. Через эту дверь в комнату вошёл человек, увидев которого Вероника похолодела от страха.
- Ты ведь уже знакома с моим помощником - Велдоном, - приветливо улыбаясь, словно они были на светском приёме, отметил Ворон. - После встречи с тобой на балу он просто горел желанием увидеть тебя снова. И пообщаться с тобой в менее официальной, в более интимной, я бы даже сказал, обстановке... - усмехнулся Ворон, пристально глядя на Нику.
Его глаза были чёрными, как безлунная ночь, и безжалостными, как сама Вселенная. Холодный немигающий взгляд буравил её насквозь. Нике казалось, что от взгляда Ворона по её телу бегают холодные, мерзкие мурашки, а от жестокого и похотливого взгляда Велдона, на лице которого кривилась довольная улыбка, ей захотелось провалиться сквозь землю.
- Где Алекс и Мария? Что вы с ними сделали? - набравшись сил и смелости, Ника с вызовом посмотрела в лицо главе Обители Тьмы.
- Мария отдыхает в своей новой комнате в одном из моих особняков, - ответил ей маг. - А с Алексом сейчас работает другой мой помощник - Амадей. Когда я в последний раз видел Алекса, у него из носа и ушей текла кровь, но он был ещё жив. Пока жив, - холодно констатировал факт Ворон.
- А ты храбрая девушка, - сделал он ей комплимент после небольшой паузы. - Мне будет даже жаль убивать тебя. Подумать только, ты могла бы быть моей невесткой! - улыбнулся Ворон. - Нет, не надо смотреть на меня с таким изумлением и говорить, что я спятил! Это я уже слышал, - усмехнулся маг. - Алекс рассказывал тебе, что я спас ему жизнь, вылечив от пневмонии, когда он был ребёнком?
- Он... Он не говорил мне, что это были вы, - растерялась Ника.
- Это был я! - кивнул Ворон. - И я не только вылечил его, я дал ему жизнь. Я - его отец, Вероника! - улыбнулся глава Обители Тьмы, наслаждаясь удивлением и замешательством в глазах девушки.
- Я не лгу, Вероника, - ответил он на её мысли. - С какой стати мне врать? И как отец твоего возлюбленного я хочу узнать тебя поближе, - вкрадчиво произнёс маг, подходя к девушке вплотную.
- Когда я приказал своим людям найти тебя и доставить ко мне, я и подумать не мог, что они вытащат тебя из постели Редфорда, - покачал головой Ворон. Приподняв одним пальцем подбородок Ники вверх, он пристально вглядывался в её зелёные глаза. Его лицо было так близко от её лица, что от его дыхания по щеке Ники пробегали мурашки.
- Мне даже обидно за Алекса. Стоило ему ненадолго отлучиться, как ты тут же побежала в постель к другому! Что ты там делала? Набиралась сексуального опыта? - с иронией поинтересовался маг.
- Я тоже могу преподать тебе пару уроков, - заявил он, так и не дождавшись ответа, и девушка почувствовала, как вокруг них тут же заискрилось мощное энергетическое поле. Жёсткие, тёмные волны энергетики Ворона стали расплываться по её телу, дразня и вызывая желание, пробуждая низкие, первобытные инстинкты.
Только сейчас Ника поняла, что значит настоящая паника. Её тело предавало её. Страх и желание расширили её зрачки, словно наркотик. Её словно магнитом потянуло к Ворону, и какой-то тихий голос из глубины сознания настойчиво шептал: - Смирись, Ника, подчинись ему... Встань на колени... Признай его своим хозяином... Подчинись... Он даст всё, что тебе нужно... Подчинись...
- Многому из того, что знает Редфорд, он научился у меня! - отметил Ворон, внимательно наблюдая за реакцией Ники на его энергетическое воздействие. Он играл с ней, словно кошка с мышкой, и эта игра его явно забавляла.
Нике же сейчас было не до игр, она изо всех сил старалась вырваться из этой зоны нечеловеческого притяжения. Во рту девушки появился металлический привкус, она задыхалась, а сердце колотилось настолько быстро, что готово было выскочить из груди. Волны наслаждения и боли, сливаясь воедино и следуя одна за другой, неумолимо накрывали её тело и разум, ломая сопротивление.
- Подчинись ему, Вероника! Подчинись! - снова и снова требовал настойчивый голос в её голове.
Лёгким взмахом маг провёл рукой сверху-вниз напротив груди девушки. Ника услышала треск разрывающейся материи и увидела, что её водолазка распарывается сверху донизу, словно от лезвия ножа. Приобняв девушку за талию, Ворон властно прижал её к себе и стал целовать её лицо и шею, постепенно опускаясь всё ниже.
Прикосновения его губ и языка пронзали Нику словно током, и едва удерживаясь на подкашивающихся ногах, она словно со стороны услышала свой тихий стон, в котором слились воедино отчаяние и желание.



***



- Я не собираюсь жить с этим чудовищем! - думала Мария, глядя из огромного окна на тихий, серый лес, сливающийся со зловещими свинцовыми облаками.
Отвернувшись от мрачного пейзажа за окном, Мария стала ходить взад вперёд по комнате, нервно потирая разрывающиеся от боли виски, и чувствуя себя птицей, запертой в клетке.
Окно она разбить не смогла: как в Ордене, во всех особняках Ворона все стёкла были пуленепробиваемыми. Дверь отпереть тоже не удалось, даже используя весь свой дар на полную мощность.
- Итак, Борф оказался предателем и убит, Иннокентий Михайлович и Дмитрий мертвы. Алекс - в плену, и жить ему осталось тоже недолго. Защитный Экран Ордена почти на нуле, большинство Воинов Света погибли. Орден - на грани уничтожения, - с горечью подвела она итоги. - Старейшины ошиблись, Вероника вряд ли сможет чем-нибудь помочь. Ей не спасти наш Орден. Мы обречены.
Окинув взглядом место своего заточения - по-спартански обставленную небольшую комнату с минимумом мебели (кровать, диванчик, кресло и письменный стол со стулом), Мария тяжело вздохнула и смахнула со щеки набежавшие слёзы. Выхода не было. Надежды тоже.
Присев на кресло и обречённо глядя в окно на свинцовое небо, она медленно подняла руку и вынула из своих волос заколку. Откинув рассыпавшиеся светлым каскадом по плечам волосы назад, Мария отогнула у заколки металлический штырёк и занесла руку на уровне шеи для смертельного удара в сонную артерию.



***



- Удовольствие и боль - это две стороны одной медали, Вероника, - словно издалека, услышала Ника голос Ворона. - Ты либо подчинишься мне, либо умрёшь! - донеслось до её сознания.
Внезапно глаза девушки широко раскрылись от резкой боли в сердце, которое уже не выдерживало такого чудовищного напряжения.
- Подчинись мне, Вероника! Ты будешь жить под моей защитой, в роскоши и богатстве, и никто не посмеет обидеть тебя или причинить боль! Подчинись, и у тебя будет всё, что ты захочешь! - уговаривал её вкрадчивый голос мага.
- Нет! - сопротивляясь из последних сил, в отчаянии покачала головой Ника. - Нет! Нет! - шептала она снова и снова. - Мне нужен Алекс! Только Алекс!
Собрав всю свою волю, Ника резко вырвалась из объятий главы Обители Тьмы, и замахнувшись, попыталась ударить его кулаком в лицо. Но маг легко уклонился от её неуклюжего удара, и рассмеявшись, убрал свою энергетику с девушки.
- А ты крепкий орешек! - с улыбкой сделал он ей комплимент, и Ника увидела в его глазах даже какое-то подобие уважения.
- Ладно, не хочешь по-хорошему, - значит, будем по-плохому! Велдон, подержи её, чтобы не брыкалась! - приказал Ворон своему слуге, и верзила с довольной улыбкой стал надвигаться на Нику. Девушка попятилась, но очень скоро упёрлась спиной в холодную стену.
Прекрасно понимая, что она загнана в угол и ей не справиться с двумя сильными мужчинами, которым она едва доходила до подмышек, Ника всё же решила драться. Она кинулась вперёд и попыталась ударить Велдона ногой в пах, а потом - кулаком в его приплюснутый бульдожий нос. Но Велдон, неповоротливый с виду, ловко увернулся от её атаки и одним резким, профессиональным ударом боксёра ударил её в лицо.
Удар пришёлся в висок и был настолько сильным, что Ника, отлетев назад, упала на пол и чуть не потеряла сознание. От резкой боли на глаза девушки навернулись слёзы, но она не издала ни звука. Во время удара Велдон своим перстнем-печаткой в виде черепа рассёк ей кожу на виске, и Ника почувствовала, как из раны потекла кровь.
Велдон нагнулся над оглушённой ударом девушкой, и схватив её за шиворот, словно котёнка, резким движением поставил на ноги. После этого он заломил ей руки назад и выжидающе уставился на своего хозяина, ожидая новых указаний.
- Велдон умеет успокаивать девушек, в этом он профессионал, - с усмешкой произнёс Ворон. - Мне понравилась твоя смелость, но за сопротивление ты будешь наказана!
Под пристальным взглядом чёрных глаз Ворона боль взорвалась в её груди и расплавленным свинцом растеклась по нервным окончаниям. Именно в этот момент Ника полностью осознала, что имел в виду Саймон, когда говорил ей, что энергетическим воздействием можно доставлять не только удовольствие, но и причинять боль, адскую боль.
- Ты думаешь о Саймоне? - удивился Ворон, с лёгкостью читая её мысли. - Да, он тоже прошёл через это, когда-то я пытал и его. Много лет назад, когда Редфорд заявил мне, что уходит из моей Обители и "провозглашает" свою независимость от сил Добра и Зла, я был настолько зол, что обрушил свой гнев на его ученика - Саймона. Я пытал его два дня, оттачивая на нём своё мастерство, - улыбнулся воспоминаниям Ворон. - Но этот шельмец всё же сумел сбежать от меня, и мало того - присоединился к Ордену Света! Я ещё не придумал, что с ним сделаю, когда доберусь до него, но он пожалеет, что не сдох тогда у меня в подвале! - зловеще усмехнулся глава Обители Тьмы.
Буря бушевала в душе Ники, и она отчаянно пыталась вырваться из рук Велдона, который держал её мёртвой хваткой. Собравшись с силами, она даже попыталась ударить Ворона коленом в пах, но он с лёгкостью перехватил её ногу, читая её мысли и предугадывая все её действия.
- Ты никогда не сдаёшься, верно? - рассмеялся Ворон. - Как я вижу, ты ещё не готова к тому, чтобы идти со мной на контакт, - с иронией отметил он и отойдя в сторону, уселся в кресло. Расслабленно откинувшись на спинку, маг отдал приказ своему слуге:
- Поработай с ней, Велдон.
Велдон только этого и ждал. Отпустив руки Ники, он резко развернул её лицом к себе и не дав девушке опомниться, принялся избивать, жестоко, методично и беспощадно. Удары в лицо, в голову, в грудь, живот следовали один за другим и Ника, уже не в силах уворачиваться от огромных кулаков Велдона, лишь прикрывала лицо руками и, уже не в состоянии держаться на ногах, упала на пол. Тогда Велдон принялся избивать её ногами.
Боль от ударов яркими вспышками пронзала её тело, в глазах потемнело. Из её груди вырывались слабые стоны а по щекам текли слёзы, которые она никак не могла удержать. Но даже сжавшись в беззащитный, истязаемый комок на холодном полу, Ника не собиралась молить о пощаде.
- Хватит, Велдон, прервись ненадолго! - приказал Ворон, за всё время экзекуции с нескрываемым интересом наблюдавший за девушкой. - Пока ты не забил её до смерти, нам с этой милой леди нужно ещё немного пообщаться, - улыбнулся он Веронике.
Велдон вновь взял её за шиворот, и лёгкостью подняв с пола, усадил на стул напротив Ворона. Встав за спиной Ники, он положил ей на плечи свои огромные волосатые руки, не давая девушке упасть со стула и заставляя её сидеть прямо.
- Итак, продолжим наш разговор, - спокойно произнёс Ворон. - Спрашиваю ещё раз: что ты делала у Редфорда?
Так как Ника продолжала хранить молчание и явно не собиралась отвечать ни на какие вопросы, Ворон вздохнул.
- Тяжело же Алексу с тобой приходится! - как факт отметил он. - Разве можно быть такой упрямой? Как он только тебя терпит, - с укором покачал головой глава Обители Тьмы. Жестом фокусника вытащив из рукава пиджака белоснежный носовой платок, Ворон наклонился к девушке и аккуратно промокнул кровь, стекающую ручейком из её разбитой губы.
- Ладно, не хочешь со мной разговаривать - и не надо, - весело улыбнулся Ворон. - Будем общаться на ментальном уровне.
Вероника почувствовала, как неприятный холодок, от которого по коже расползлись мурашки, пробежал вверх по позвоночнику, и мозг девушки стал окутываться пульсирующими ледяными волнами. Ей показалось, что её голова превратилась в кусок льда, с которого, словно с кристалла, считывали информацию.
С интересом склонив голову набок, Ворон сканировал её мысли и её прошлое. И будущее, которого он собирался её лишить.



***



- Михаил? - поражённо воскликнула Мария, опуская руку с металлическим штырём, занесённую для смертельного удара. - Нет, этого не может быть, это галлюцинация! - растерянно думала парапсихолог Ордена, глядя через окно на лицо, знакомое до боли.
Галлюцинация ободряюще ей улыбнулась и помахала рукой, знаками давая понять, чтобы женщина отошла в сторону.
Внезапно раздавшиеся за дверями приглушённые звуки выстрелов говорили в пользу того, что висящий на верёвке за окном Архангел всё же не был плодом её воображения, и вскочив с кресла, Мария отбежала к стене, на которую ей показал Михаил. Присев на корточки, она закрыла голову руками, ожидая взрыва.
Но Архангел лишь достал из-за пояса какой-то невзрачный с виду баллончик и попрыскал из него на пуленепробиваемое стекло. После этого, подождав пять секунд, он лёгким ударом разбил это стекло вдребезги и проник в комнату.
- Новая разработка вашего Отдела зачистки, - объяснил он Марии, спрыгивая с подоконника на пол, покрытый осколками, которые таяли на глазах, словно лёд.



***



- Не могу в это поверить! - с укором покачал головой Ворон, сканируя разум Ники. - Такая приличная с виду девушка, а на самом деле... Думаю, Алекс очень удивится, когда узнает, что за время его отсутствия ты целовалась с его другом, переспала с его коллегой и легла в постель к его врагу! - рассмеялся маг.
- Полагаю, эта информация не слишком скрасит его последние минуты перед смертью! - с иронией произнёс он, вглядываясь в побелевшее лицо девушки.
- Так как же ты попала к Редфорду? Даже так? Ты пыталась обменять своё тело на Алекса? Как глупо, - снова покачал головой Ворон. - Разве ты не понимаешь, что Алекс не смог бы простить тебя за это, даже если бы ты его спасла? Впрочем, это риторический вопрос, - усмехнулся маг. - Я давно уже оставил попытки понять женскую логику.



***



- Ты здесь? Я не верю своим глазам! - обрадовано и одновременно ошарашено воскликнула Мария, вглядываясь в лицо мужчины, который снился ей холодными, одинокими ночами, и которого она уже не надеялась когда-либо увидеть.
- Придётся поверить! - улыбнулся Архангел.
Он столько лет ненавидел эту женщину, что она стала для него практически родным человеком. Он слишком часто думал о ней. И в один прекрасный момент он понял, что весь его гнев, злость и ненависть постепенно куда-то исчезли, исчерпали себя, перегорели и превратились в пепел. День за днём вновь и вновь прокручивая в уме прошлое, он всё чаще вспоминал её смех, её глаза, её улыбку.
От любви до ненависти - один шаг, гласит популярная поговорка. Архангел же вывел для себя обратную закономерность: один шаг от ненависти до любви. И он этот шаг сделал.
Шагнув навстречу Марии, он заключил её в свои объятия.
- Всё будет хорошо, Машенька, всё будет хорошо! - шептал он, проводя рукой по её шелковистым волосам.
- Как мы отсюда выберемся? - с тревогой спросила его Мария. Она прекрасно понимала, что если проникнуть в этот особняк было очень сложно, то выбраться из него было сложнее в десятки раз. Вся охрана Ворона уже на ногах, в коридоре раздавался топот ног, слышались выстрелы и крики раненых.
- А я здесь не один! - улыбнулся Архангел, взглядом показывая на окно. Обернувшись, Мария потрясённо охнула: за окном на верёвке альпинистского снаряжения свисал Дмитрий. С весёлой улыбкой подмигнув Марии, он поторопил их:
- Скорее, наше время на исходе!
- Потом мы всё объясним! - пресёк её вопросы Архангел, и обняв Марию за талию, тихо сказал: - Прижмись ко мне и ничего не бойся!
- Задание выполнено, отходим! - Дмитрий по рации отдал приказ Воинам Света и удовлетворённо кивнул головой, когда очертания фигур Архангела и Марии медленно растаяли в воздухе.



***



- Неужели Дмитрий жив? Ты помогла его вылечить? Однако! Впрочем, это ненадолго, - задумчиво бормотал Ворон, сканируя разум Ники.
- Что? Старейшины знают, где Мария? - поражённо воскликнул маг, увидев в сознании девушки момент, когда этим утром она подошла к дверям Тронного зала и услышала разговор Саймона со старейшинами.
На поясе мага внезапно запищал мобильный телефон, и ещё до того, как взять его в руки, Ворон уже знал, кто звонит и какую новость ему сейчас сообщат.
- Мария... - шёпотом процедил он сквозь зубы.
Вскочив с кресла, Ворон нервно заходил по комнате, затем, приняв какое-то решение, жестом подозвал к себе Велдона. Ника видела, как маг даёт какие-то указания своему слуге, а затем фигура главы Обители Тьмы бесшумно растворилась в воздухе.
- Так на чём мы остановились? - ехидно поинтересовался Велдон, надвигаясь на девушку, потирая свои огромные волосатые руки и пожирая Нику плотоядным взглядом.
И то, что Ника увидела в его маленьких, свинячьих глазках, заставило девушку поёжиться от нахлынувшего на неё ужаса.



***



Алекс очнулся от адской головной боли. Он был совершенно без сил, а боль усиливалась с каждой минутой. Очевидно, прошло много времени, прежде чем к нему вернулось сознание. Он всё ещё находился в подвале. Руки, прикованные цепями к бетонной стене, затекли настолько, что Алекс их уже не чувствовал. Сконцентрировавшись, он попытался вернуть им чувствительность с помощью своей энергетики, но очень скоро понял, что в результате "общения" с Амадеем он не в состоянии собрать даже самый маленький энергетический лучик.
Перед глазами всё плыло, и Алекс с трудом сфокусировал взгляд на стоящем напротив пустом кресле. Вдруг перед ним заколыхались концентрические круги воздуха и стали проявляться очертания серой фигуры. Ворон, материализовавшись напротив Алекса, уселся в кресло.
- Как вижу, ты ещё держишься! Похвально... - отметил глава Обители Тьмы. - Твоя девчонка - тоже крепкий орешек. Да, она у меня, и я уже имел удовольствие немного с ней пообщаться, - с улыбкой сообщил Ворон, наблюдая, какую боль и тревогу вызвали его слова у Алекса.
Ворону было не интересно просто убить своего сына. Ему хотелось помучить его, проверить на прочность его характер и заставить страдать от невыносимой боли. Виктор по своему опыту знал, что боль физическая - ничто по сравнению с болью душевной. Этому его научила Мария. Он хотел сломать Алекса. А сделать это можно было только одним способом - растоптать их с Никой любовь.
- Вначале я попытался соблазнить её с помощью своей энергетики. Ты знаешь, как это делается, - улыбнулся Ворон, с наслаждением наблюдая, как побелело от этих слов лицо Алекса. - Она стонала от желания в моих объятиях и таяла от моих поцелуев.
- Я не верю тебе, - глухо процедил сквозь зубы Алекс. - Это ложь.
- А я тебе покажу! Просто удивительно, сколько тайн скрывается в её хорошенькой головке! Я покажу тебе правду о ней! - усмехнулся Ворон, вставая с кресла. Подойдя к Алексу, он положил свои руки ему на голову. - Смотри!
Видения, одно за другим стали волнами просачиваться в мозг Воина Света. Он увидел Нику, его Нику, в объятиях Ворона. Она тяжело дышала, её грудь вздымалась от страсти, а Ворон покрывал её тело поцелуями, от которых она запрокинула назад свою белокурую голову, прикусив губу от переполняющего её желания.
Следующая картинка - скорчившееся на полу беспомощное тело, которое ногами избивает Велдон. Алекс увидел лицо Ники в тот момент, её глаза, полные боли и отчаяния, её разбитое, окровавленное лицо, и из его груди вырвался глухой стон.
- Это лишь цветочки, Алекс! Смотри, что было раньше...
И Алекс увидел... Ника и его лучший друг Дмитрий целуются в спортзале... Ника в постели с Саймоном, и на её лице выражение такого счастья и наслаждения, что сердце Алекса было готово разорваться на части... Обнажённая Ника в объятиях Редфорда, и её тело со страстью отзывается на его ласки...
Лицо Алекса перекосилось от нечеловеческой боли и из его груди вновь вырвался стон, полный отчаяния. Всё самое светлое, самое святое, всё то, ради чего стоило жить и бороться было растоптано в один момент...
- Убей меня! - с мольбой прошептал Воин Света, и на лице главы Обители Тьмы появилась довольная улыбка...



***



Очень медленно к Веронике возвращалось сознание. Но вместе с ним возвращалась и боль. Она почувствовала, как волны боли, одна за другой, подобно цунами, накрывают её избитое, истерзанное тело. Голова кружилась и раскалывалась на мелкие кусочки, от побоев на теле девушки не осталось живого места, из раны на виске и разбитой губы всё ещё сочилась кровь, два пальца левой руки (мизинец и безымянный) были сломаны. Но больше всего досталось её почкам, и от нестерпимой, пульсирующей боли в пояснице хотелось лезть на стенку. Что, впрочем, было невозможно, так как оказалось, что её положили на какую-то кровать в мрачной комнате без окон и связали. Её руки и ноги были разведены в стороны и привязаны к спинкам железной кровати настолько крепко, что она практически не могла пошевелиться.
Ника с огромным трудом удержалась, чтобы не расплакаться от боли и отчаяния. (- Всё пропало! Мне уже не спасти Алекса, и самой отсюда живой не выбраться! Какая же я дура! Я сама во всём виновата! Я должна была действовать, что-то предпринять, когда гоблины Ворона пришли за мной к Редфорду! Он бы меня поддержал! Но теперь всё кончено! Прости меня, Алекс, прости, любовь моя! - думала девушка, с трудом сдерживая слёзы).
Но тут словно какой-то голос из глубины её сознания произнёс: - Ты не должна сдаваться! Борись! Верь в себя, как верил в тебя Алекс! Ещё не всё потеряно! Ты сможешь! Ты Воин Света! Не смей сдаваться!
Ника с трудом повернула голову и огляделась по сторонам. Итак, - из окна не выпрыгнуть, так как его просто нет. Кроме кровати в углу комнаты, к которой она привязана, другой мебели или каких-либо вещей в
комнате не было. С потолка свисала тусклая лампочка в пыльном красном пластмассовом абажуре, придавая месту заточения Ники мрачновато-багровый оттенок, который усиливался грязно-коричневыми обоями на стене. (- Убить бы их декоратора! - подумала она с иронией, озираясь по сторонам).
Несмотря на боль, к ней стало возвращаться чувство юмора, что было уже неплохо. (- Если голова болит, значит она есть, - подумала девушка и философски добавила про себя: - Жизнь - это вообще вредная штука: от нее умирают... Впрочем, свою смерть я всё же попытаюсь отсрочить!).
Она постаралась сосредоточиться и понять, сколько времени она была без сознания. Но несмотря на все попытки, ей это не удалось. (- Хорошо, тогда попробуем восстановить в памяти последние события... - подумала девушка, пытаясь вспомнить всё до мельчайших деталей, что произошло с ней после того, как её похитили у Редфорда).
Ника закрыла глаза и мысленно восстановила картинку последних событий. Она увидела, как её вытаскивают из постели Редфорда четверо гоблинов в чёрных очках, наставив на них оружие, как накидывают на её голову мешок, садят в машину, куда-то везут... Затем мысленным взором она увидела Чёрного Ворона, со снисходительностью доброго дядюшки смотрящего на неё, пока её избивают по его же приказу... Ника увидела довольное бульдожье лицо верзилы Велдона - своего мучителя и палача, избивающего её руками и ногами, и ей казалось, что эта пытка длится целую вечность... Последнее, что она смогла вспомнить, - то, как Велдон с силой сжимает её грудь огромными волосатыми лапами, причиняя сильную боль. На его лице в это время была жуткая похотливая ухмылка.
При этом воспоминании Ника почувствовала, как к её горлу подступает тошнота. Но она всё же справилась с собой, взяв под контроль эмоции. Сконцентрировавшись, она вспомнила слова Велдона в тот момент: - Прости детка, если я был немного груб с тобой! Но у нас впереди ещё куча времени, и сегодня вечером я обещаю тебе загладить свою вину! Я доставлю тебе такое удовольствие, что ты окажешься на небесах! - и с лошадиным ржанием, отдалённо напоминающим человеческий смех, он так сильно ударил её по лицу, что девушка потеряла сознание.
(- Итак, - мысленно подвела итоги Ника, - этот ублюдок обещал доставить мне "удовольствие" вечером. Его пока нет, значит, - ещё не вечер. Но что-то мне подсказывает, что времени у меня мало).
Девушка вновь закрыла глаза, сосредоточилась и постаралась вспомнить всё, чему её успели научить в Ордене. Перед её мысленным взором всплыло лицо Саймона. (- Действуй не руками, а мыслью! - вспомнила она его слова). Ника сконцентрировалась и попыталась вызвать в себе ощущение энергетического луча, с помощью которого она передвигала шахматные фигурки в комнате Саймона.
Поймав наконец ощущение этого лучика, она представила себе, что этим лучом, словно рукой, она развязывает верёвку на правом запястье. И когда ей это всё же удалось (со второй попытки), - девушка почувствовала ликование. (- Но всё равно рано пока радоваться! - тут же одёрнула она себя).
В руку тут же, как по волшебству, словно воткнулись тысячи мелких иголочек, и к её прежней боли присоединилась ещё и эта. (- Так, не раскисать! - приказала она себе. - Потерпи немного!). Девушка попыталась освобождённой рукой, к которой постепенно возвращалась чувствительность, отвязать левую руку. Но эти попытки были безуспешными, ей не удалось дотянуться до узла на верёвке. Поэтому она вновь откинулась назад на спину и, сконцентрировавшись, снова представила себе, что развязывает узелок на верёвке энергетическим лучом.
Ей удалось это с огромным трудом, но всё же удалось! (- Саймон был бы сейчас мною доволен, - подумала девушка). Два пальца на её левой руке были сломаны ботинком Велдона, и когда тысячи мелких иголочек впились и в эту руку, возвращая ей чувствительность, - Ника чуть не заорала от боли.
Пару минут она пролежала неподвижно, собираясь с силами, а потом, собрав волю в кулак, села на кровати. От резкой, многократно усилившейся боли она чуть снова не потеряла сознание. ( - Всё в порядке, Ника, держись! Ещё немного, и у меня всё получится! - сказала она самой себе).
Она чувствовала, что её энергетика слабеет, и призвав на помощь всё своё мужество, с мыслью "Помоги мне, Господи!", превозмогая чудовищную боль, девушка наклонилась к верёвке на правой ноге (спасибо Алексу за тренировки её растяжки) и трясущимися руками принялась её развязывать. Отвязав свою правую ногу, Ника потихоньку, время от времени собираясь с силами, отвязала и левую.
Освободившись от пут, девушка тут же откинулась на кровать, на спину. Вставать с кровати и пытаться открыть дверь сейчас не было никакого смысла. Дверь наверняка заперта, но даже если ей каким-то чудом и удалось бы её открыть, - пользы от этого не было бы никакой, поскольку Ника понимала, что с этой жуткой болью, разрывающей её истерзанное тело на части, она сможет пройти по коридору в лучшем случае пару шагов. А потом - вновь потеряет сознание, её снова схватят, и тогда ей уже ничто не поможет...
Поэтому теперь ей нужно было решить вопрос насчёт боли и телесных повреждений. Когда этот ублюдок войдёт сюда (возможно, даже и не один), она должна быть в состоянии драться! И победить! Она просто обязана!



***



- Она же просто обыкновенная шлюха, Алекс! Она тебя не стоит! Подумать только - любит тебя, целуется с твоим лучшим другом Дмитрием, спит с Саймоном, и сама идёт в постель к Редфорду, откуда её вытащили мои ребята! Верно говорят, что женщины последовательны в своем непостоянстве! - усмехнулся Ворон.
- А этот Саймон - далеко не дурак! Пока ты церемонился с этой шлюхой, он поступил просто - пришёл, увидел, полюбил.
Боль в глазах сына доставляла Виктору настоящее наслаждение. (- Наверное, Мария права, и я действительно превратился в чудовище! - с усмешкой подумал про себя Ворон. - Но так жить гораздо интереснее!).
- Убей меня! - вновь с мольбой прошептал Алекс.
- Я с удовольствием выполню твою просьбу, - кивнул головой Ворон. - Но чуть позже. А пока - побудь наедине со своими мыслями! - с иронией улыбнулся глава Обители Тьмы, и очертания его фигуры снова растаяли в воздухе.



***



- Надо вспомнить всё, чему меня учили в Ордене! - думала Ника, лёжа на кровати в месте своего заточения. - Я ведь вылечила Дмитрия, значит, смогу вылечить и себя! Этот Дар уже есть у меня, и мне просто нужно им воспользоваться.
Закрыв глаза, Ника вновь постаралась сконцентрироваться. Она вспомнила, как энергетика из её руки перетекала в руку Дмитрия, и мысленно перенаправила этот энергетический луч на себя, на свои повреждённые органы. Результат появился незамедлительно, и она почувствовала, как по телу прокатываются тёплые волны, и под их мягким напором боль притуплялась и постепенно стала вполне терпимой.
Но полностью исцелить себя Ника всё же не успела, так как раздался резкий щелчок отпираемого замка, и широко распахнув двери, в комнату вошёл Велдон.
Девушка резко вскочила с кровати, и сжав кулаки, с вызовом встала перед громилой.
- Так, так, - заржал он. - Птичка пытается упорхнуть! Ничего, сейчас я почищу твои пёрышки и ты сразу передумаешь!
Он попытался ударить Нику кулаком в лицо, но девушка уклонилась от удара, а затем, вспомнив тренировку с Дмитрием, резко наступила Велдону на ногу. Металлическая шпилька её сапога распорола его кожаные ботинки и вонзилась в ногу.
Велдон зарычал от боли, и раскинув руки, бросился на девушку, но Ника, вновь уйдя в сторону, изо всех сил ударила его другой шпилькой в пах, и Велдон, как подкошенный, рухнул на колени, издавая нечленораздельные булькающие звуки.
Ника взглянула на идеально подставленную для удара бычью шею своего палача, и с ударила его ногой по шее сверху - вниз. В этот удар она вложила всю свою ярость и силу, и с коротким всхлипом громила рухнул на пол.
Пока Велдон корчился на холодном полу, пытаясь встать, Ника нагнулась и молниеносно вытащила из чехла его нож, который он повсюду носил с собой на поясе.
- Ты, сука, я тебя прикончу... - заматерился Велдон, поднимаясь на колени, но встать на ноги так и не успел, так как Ника с размахом воткнула охотничий нож ему в спину.
Словно в кошмарном сне девушка наблюдала, как дёргается в агонии тело её палача и мучителя, и когда его огромная туша наконец затихла, Ника вышла из ступора.
Осторожно приблизившись к Велдону, она с усилием вытащила из него нож и вытерла стекающую с лезвия кровь о его пиджак. После этого, преодолевая отвращение и стараясь не смотреть на труп, она пошарила у него в карманах в поисках ключей или другого оружия, но ничего не обнаружила.
Крепко сжав новоприобретённое оружие в руке, Ника бросила последний взгляд на поверженного врага, и, сдерживая внутреннюю дрожь, направилась к выходу.



***



- Спасибо, Миша! Я - твоя должница! - улыбнулась Мария, когда туман вокруг них рассеялся и она поняла, что Архангел со старейшинами телепортировали её прямо в Тронный Зал Ордена.
- Как-нибудь сочтёмся! - подмигнул ей Архангел, выпуская её из своих объятий.
Их тут же обступили старейшины - Фёдор Матвеевич, Роман Алексеевич и Андрей Викторович.
- Ты в порядке, Машенька? - обратился к ней Фёдор Матвеевич. - Нужна помощь целителей?
- Нет, я в порядке! - покачала головой Мария и с тревогой сразу задала вопрос, который волновал её больше всего: - Где Алекс и Вероника?
- У Ворона, - тяжело вздохнул Роман Алексеевич.
- Алекс попал в плен, когда пытался спасти тебя, а Веронику похитили гоблины прямо из дома Редфорда. Редфорд поставил условие, что он поможет нам обнаружить ваше местонахождение, только если мы отдадим ему Веронику. Она пошла к нему, так как решила, что это - единственный способ спасти Алекса. Саймон пытался остановить её, но не смог, - кратко изложил последние новости Андрей Викторович.
- Мы должны спасти их, - решительно произнесла Мария. - Это правда, что Иннокентий Михайлович и Борф - убиты, и что Борф оказался предателем? - спросила она старейшин, и получив в ответ утвердительные кивки, подвела итог: - Значит, теперь в Ордене всего три старейшины. Очень жаль... Наши силы подорваны, а ведь именно сейчас нам так необходим ваш Дар, ваши силы. Пять старейшин Ордена составляли определённую пентаграмму, и если бы не предательство Борфа, мы были бы неуязвимы. А теперь вас - всего трое, и я не уверена, сумеем ли мы выстоять в этой борьбе...
- Я знаю, кто может стать четвёртым старейшиной, - улыбнулся Фёдор Матвеевич, пристально глядя на Архангела. - Если захочет, разумеется.
- Я? Старейшиной Ордена? - удивлённо воскликнул Архангел.
- Почему бы и нет? - пресёк его возражения Фёдор Матвеевич. - Ты ясновидящий, как и мы, и борешься на стороне Добра. К тому же, ты только что доказал свою способность действовать с нами синхронно, сообща. Что скажешь?
Архангел потрясённо переводил взгляд с одного старейшины на другого, словно пытаясь понять, не шутят ли они. Но лица всех старейшин были абсолютно серьёзны. Они стояли молча, в ожидании ответа устремив пристальные взгляды на человека, от которого могло зависеть будущее их Ордена. Мария стояла рядом со старейшинами тоже молча, и Архангел, взглянув на неё, увидел в её глазах мольбу. И любовь...
Этот взгляд определил его решение.
- Я согласен! - с твёрдостью произнёс новый старейшина Ордена Света.



***



- Слишком просто, слишком просто, всё это слишком просто... - вновь и вновь проносилась навязчивая мысль в голове Ники. Она без проблем прошла через длинный коридор, освещаемый неяркими люминесцентными лампами, подошла к пустой раскрытой комнате у выхода, и осторожно заглянув внутрь, увидела свой плащ, одиноко висящий на вешалке у дверей. Подходи и бери.
Озираясь по сторонам и успокаивая бешеное биение сердца, девушка завязала узелком на груди полы разорванной водолазки, и сняв плащ с вешалки, накинула его на себя. После этого она подошла к выходу, без труда открыла двери, вышла на улицу и огляделась.
Уже стемнело, в небе холодно мерцали звёзды. Двухэтажный кирпичный особняк и территория вокруг него, обнесённая забором, за которым серел лес, освещалась яркими фонарями. Кругом - ни души. Обледеневшая трава сухо потрескивала под её ногами, и кроме этого звука, в воздухе висела тишина. Ворота особняка были приветливо распахнуты, не наблюдалось даже признаков их охраны. А у самых ворот стоял мотоцикл, подойдя к которому Ника увидела ключи зажигания, оставленные в замке.
- Слишком просто, всё слишком просто... - снова пронеслось у неё в голове.
У неё вдруг возникло чувство, что за ней кто-то наблюдает. Ника ещё раз настороженно и внимательно оглянулась вокруг, и вновь не увидев каких-либо признаков жизни, села на мотоцикл, заткнула охотничий нож себе за пояс, повернула ключ в замке зажигания и помчалась прочь от места, от которого у неё по телу пробегали мурашки.



***



- Видишь, Амадей, я был прав. Абсолютно прав! - довольно усмехнулся Ворон, наблюдая через бинокль из дальних кустов за Никой, отъезжающей на мотоцикле прочь от его особняка. - Она всё же убила Велдона!
- Вы всегда правы, хозяин! - бесстрастно отметил вампир.
- Итак, я избавился от Велдона, и теперь мне не нужно марать об него руки. Девчонка проявила себя и справилась со всем просто отлично. Как по нотам! - улыбнулся глава Обители Тьмы. - Теперь нужно лишь немного подождать. Операция "Троянский конь" началась, и к утру в особняке Ордена Света не останется ни одного живого человека! Я - гений! - подвёл он итог со зловещей улыбкой.



***



- Мне уже надоела сложившаяся ситуация, когда вместо того, чтобы спасать жизни невинных граждан, нам приходится бросать свои лучшие силы на то, чтобы защитить самих себя и свой Орден! - с возмущением произнесла с трибуны Актового Зала Мария, окидывая взглядом собравшихся членов Ордена.
- Пока мы были заняты своими проблемами, зло в нашем городе резко активизировалось. Произошло несколько взрывов в жилых домах, а о террористическом взрыве бомбы на городском рынке, который мы легко могли бы предотвратить, уделяя больше внимания своим прямым обязанностям, - об этом я вообще не могу думать без содрогания! - заявила она в полной тишине.
- Я считаю, что единственный выход из создавшейся ситуации - подготовить нападение на нашего главного врага - Чёрного Ворона и стереть его Обитель Тьмы с лица Земли! Если он хочет войны - он её получит!
Архангел впервые видел Марию в такой ярости. Её эмоциональная речь нашла отклик и поддержку в сердцах Воинов Света, и он отметил, что практически все собравшиеся здесь сотрудники Ордена с согласием качали головой, поддерживая предложение Марии.
- Давно пора! - вдруг выкрикнул из зала один из оперативников.
- Кто за моё предложение - прошу поднять руки! - произнесла с трибуны Мария.
- Единогласно! - подвела она итог, окинув взглядом взметнувшийся лес рук.
- Выступаем завтра на рассвете и атакуем одновременно пять особняков Ворона, где расположены его люди. Основные силы будут брошены на главный особняк Обители. Инструкции получите перед началом операции.



***



- Ты скажи, ты скажи, чё те надо, чё те надо, может дам, может дам, чё ты хошь... - напевал себе под нос Редфорд, копаясь в потайном сейфе Ворона в главном особняке Обители Тьмы.
После того, как гоблины увели у него Веронику, Редфорд, сидя у себя дома в позе лотоса, своим даром просканировал обстановку в Ордене Света и в Обители Тьмы. Ему это было несложно: Защитный Экран Ордена работал неисправно, а Защитный Барьер Обители Тьмы, выстроенный Вороном из заклинаний от проникновения сил Добра, Редфорда остановить не мог тем более.
Он телепортировался прямо в кабинет Ворона, и нейтрализовав приставленного к сейфу охранника - гоблина (энергетическим лучом разорвав его сердце), щёлкнул пальцами, и дверцы сейфа, сливающиеся со стеной, тут же приветливо распахнулись.
В сейфе отдельной стопочкой были сложены 5 папок. Редфорд прочитал надписи на них: Данилов Александр Викторович; Ипатов Дмитрий Владимирович; Андреева Вероника Юрьевна; Саймонов Сергей Валентинович; Фёдоров Михаил Олегович (Архангел).
Вытащив эти папки из сейфа Ворона, Редфорд взмахом руки телепортировал их к себе в особняк, в свой сейф, надёжно спрятанный от чужих глаз в его кабинете.
Затем, засунув руку в сейф чуть глубже, Редфорд достал оттуда то, ради чего он и появился здесь - небольшой шприц с голубоватым содержимым. Он задумчиво покрутил в руках этот шприц и осторожно положил его в нагрудный карман своей рубашки.
- Я - доктор love! - довольный сам собой, усмехнулся Редфорд.
Теперь пора было переходить к следующему пункту его плана, и сконцентрировавшись, маг телепортировался, появившись словно из-под земли прямо перед остолбеневшими гоблинами на складе оружия.
- Приветик! - кинул короткую фразу маг и, схватив лежащий перед ним на столе автомат, дал короткую очередь, уложив наповал четверых Воинов Тьмы. За дверями, в коридоре Обители тут же начался переполох, послышался топот бегущих ног, но Редфорд не дал никому войти на склад, одним взмахом руки заблокировав дверь.
Наклонившись над одним из гоблинов, он снял с него кожаную куртку, и перекинув её через руку, подошёл к шкафу, расположенному в дальнем углу. Немного там покопавшись, он достал оттуда снаряжение - пояс с длинной эластичной верёвкой, после чего, деловито насвистывая "Вихри враждебные веют над нами" и прижав к себе трофеи, снова спокойно растворился в воздухе.



***



- Нет, так не бывает, это слишком просто, это нереально просто... - терзали Нику навязчивые мысли по пути в Орден.
Она мчалась на мотоцикле по городской набережной, и с каждой секундой её сомнения всё нарастали, как снежный ком. Не выдержав, она остановила мотоцикл, и подойдя к парапету, уставилась на тёмную речную гладь воды, в которой отражались огоньки фонарей, мерцающие звёзды и лунный полумесяц.
- Мой побег прошёл слишком легко и просто, это слишком подозрительно. Что-то тут не так, - думала Ника. Она вытащила из-за пояса охотничий нож Велдона и рассматривая его, с задумчивостью стала вертеть его в руках.
Вдруг она почувствовала лёгкие покалывания в пальцах, которыми она держала клинок. Эти покалывания усиливались по нарастающей, поднялись вверх по руке, и когда добрались до её головы, девушка потрясённо охнула.
Случилось то, чего весь месяц добивался от неё Фёдор Матвеевич в Ордене: проявился её дар ясновидения. В глазах потемнело, и вид переливающейся речной глади сменился другой картинкой. Ника увидела себя со стороны, лежащую без сознания на кровати в месте своего заточения. Рядом с ней стояли Ворон и Велдон, по привычке держащийся за рукоятку любимого ножа.
- Подержи ей руку, чтобы не дёрнулась! - приказал Ворон.
Велдон подошёл к лежащей на кровати девушке и с силой вжал её руку в кровать.
- Потише, ты ей все кости переломаешь! - с укором произнёс глава Обители Тьмы. - Она должна быть в состоянии вести мотоцикл!
Ворон вытащил откуда-то шприц, наполненный бесцветной жидкостью, и ввёл его ей в вену.
- Итак, вечером делай с ней что хочешь, но к ночи она должна сбежать отсюда и добраться до своего Ордена. В 23 часа 30 минут вирус в её крови активизируется и она станет заразной для окружающих. Этот вирус - смертелен, он убивает человека за 10 минут и разносится по воздуху. Сыворотка со специфическим антибиотиком есть только у меня, поэтому к завтрашнему утру все члены Ордена Света превратятся в гноящиеся трупы. Мария ещё пожалеет, что не захотела остаться со мной! - мрачно покачал головой Ворон.
Тут картинка в мозгу Ники задрожала и рассеялась, словно дым. От увиденного к горлу девушки подкатил ком, и первым делом она резко задрала рукав своего плаща и внимательно присмотрелась к руке. На ней действительно был след от укола, едва заметный под ярко-фиолетовым синяком, поставленным ей Велдоном.
Внутри Ники словно что-то оборвалось. (- Так вот, значит, в чём дело...).
Теперь всё встало на свои места. Сунув руку в карман плаща, Ника достала оттуда часы, и взглянув на них, похолодела. Было 23 часа 10 минут. Через 20 минут она превратится в Тифозную Мэри и унесёт жизни многих десятков человек. На глаза девушки навернулись слёзы и, бросив обречённый взгляд вокруг, она заметила высотку, стоящую недалеко от набережной. На подкашивающихся ногах она подошла к мотоциклу, завела его и словно во сне, помчалась к этой высотке. Она знала, что должна сейчас сделать.
Пока не поздно...



***



- Здравствуй, дружок! - дружелюбно улыбнулся Редфорд, разглядывая прикованного цепями Алекса. Переместившись прямо в подвал, где Ворон держал Алекса, Редфорд уселся в пустое кресло напротив пленника.
- Пришёл позлорадствовать? - глухо поинтересовался Алекс, даже не взглянув на мага.
- Ну зачем ты так сразу? - изобразил обиду Редфорд. - Я здесь, чтобы спасти тебя! - заявил он.
- Я не нуждаюсь в твоей помощи! - сквозь зубы процедил Алекс, так и не соизволив посмотреть на своего новоявленного спасителя.
- Дай, угадаю, - улыбнулся Редфорд, пристально вглядываясь в лицо Алекса и с лёгкостью читая все его мысли, поскольку у Воина Света не осталось ни капли энергии, чтобы выстроить хоть какой-нибудь энергетический барьер в своём разуме. - Ты так опечален из-за Вероники?
- Я не опечален, - мрачно покачал головой Алекс. - Я уничтожен. Я убит.
- Какая патетика! - усмехнулся Редфорд. - Ты знаешь, старик Эйнштейн написал когда-то: "В мире есть лишь две бесконечности - человеческая глупость и вселенная, причем насчет последней я не уверен". Вижу, Ворон хорошо с тобой поработал, он добился своей цели. Ты сломлен, и замкнувшись в своём горе, как улитка в раковине, ты не можешь или не хочешь немного пораскинуть мозгами. Я вижу, что Ворон показал тебе отдельные картинки из жизни Вероники, и под впечатлением от увиденного ты просто сник.
- Ладно, давай разберёмся по порядку, - предложил Редфорд, сканируя мозг Алекса. - Ты видел, как она целуется с Дмитрием. Вы с Дмитрием очень похожи, и нет ничего удивительного, что он тоже запал на Веронику. Он же влюблён в неё, разве ты никогда не замечал, как он на неё смотрит? Я видел его на балу у Ворона, и когда он уводил от меня Веронику, в его взгляде было не только беспокойство за свою коллегу, но и ревность! Я в таких вещах разбираюсь! - авторитетно заявил маг. - И я более чем уверен, что это Дмитрий поцеловал Веронику, а не она его! Она в этом не виновата, - выгородил девушку Редфорд. - А своему другу, если захочешь - набьёшь морду за это. Если выберешься отсюда, разумеется.
За всё время его монолога Алекс не проронил ни слова, мрачно уставившись в пол. Не обращая внимания на отсутствие реакции со стороны собеседника, маг продолжил:
- Теперь, что касается Саймона. Неужели ты думаешь, что ты мог бы так ошибиться в девушке? Неужели тебя не удивляет, что Вероника смотрела на тебя влюблёнными глазами, а на следующий день после твоего отъезда легла в постель к Саймону? Неужели ты всерьёз думаешь, что она настолько порочна?
- А как ещё это можно объяснить? - Алекс наконец оторвал свой взгляд от пола и с болью посмотрел на мага.
- Гипнозом, друг мой, гипнозом! - снисходительно ответил Редфорд. - Саймон под гипнозом внушил ей, что он - это ты. Она думала, что занимается любовью с тобой, дурашка! - усмехнулся маг.
- Но зачем он это сделал? - воскликнул поражённый Алекс.
- Об этом ты спросишь его лично, если перед этим не свернёшь ему шею, конечно! - с иронией улыбнулся Редфорд. - Теперь о моих отношениях с Вероникой. Я потерял голову сразу, как только её увидел, - признался маг. - И разумеется, я хочу склонить её к близости. Даже несмотря на то, что она любит тебя. Когда Ворон похитил Марию и взял тебя в плен, ко мне приходил Саймон с просьбой помочь найти вас. Он предлагал мне любые деньги, но я ответил, что помогу Ордену только в обмен на Веронику. Когда она об этом узнала, то пришла ко мне. Она поняла, что старейшины не смогут обнаружить тебя, твоя энергетика была почти на нуле, и решила спасти тебя любой ценой. Мы заключили с ней сделку: она дарит мне один час своего времени, а я взамен помогаю ей найти и спасти тебя. Ты бы видел, какое отчаяние было в тот момент на её лице! Но мы пробыли вместе лишь пятнадцать минут, и дойти до самого главного я так и не успел, так как в мою спальню ворвались гоблины Ворона, и наставив на нас оружие, увезли её, - помрачнев от гнева, объяснил Редфорд. - Именно поэтому я сижу сейчас перед тобой в этом мягком кресле и вправляю тебе мозги. Я хочу отомстить Ворону и хочу исполнить наш с Вероникой договор до конца.
- За всё то время, что я ласкал её, она думала только о тебе! - со вздохом признался Редфорд. - Только твой образ, твоё лицо были в её мыслях. Она любит тебя, Алекс, и ради тебя она пожертвовала собой! Ты всё ещё не хочешь, чтобы я помог тебе, чтобы ты спас её?
Слова Редфорда были словно бальзамом для израненной души Алекса.
- Где она сейчас? Что с ней? - с мольбой и тревогой вглядываясь в лицо мага, прошептал Алекс.
- В этом-то вся и проблема, - покачал головой Редфорд. - Ты знаешь, что Велдон зверски поиздевался над ней и очень сильно избил. Но она всё же сумела исцелить себя, убить Велдона и сбежать из плена Ворона. По дороге в Орден в ней открылся дар ясновидения и она поняла, что когда была без сознания, Ворон сделал ей внутривенный укол и впрыснул смертельный вирус. Ворон специально всё подстроил, он рассчитывал, что она примчится в Орден и заразит там всех сотрудников. Вирус переносится воздушно-капельным путём, он активизируется сегодня ровно в 23 часа 30 минут.
- Сколько сейчас времени? - спросил побледневший Алекс.
- Ей осталось жить 5 минут, - ответил Редфорд. - Сейчас она стоит на краю высотки и прощается с жизнью. Через пять минут, не желая никого заразить, она спрыгнет вниз. Ты хочешь спасти её? - спросил маг.
- Да! - не раздумывая, кивнул головой Алекс.
- Тогда ты согласишься на мои условия! - с довольной улыбкой заявил Редфорд.
- Что ты хочешь?
- Как я уже сказал, мы с Вероникой договорились, что она подарит мне час своего времени в обмен на твою жизнь. Так что она должна провести в моей постели ещё 45 минут. Я хочу, чтобы после того, как ты её спасёшь и ваши целители вылечат её, ты привёл её ко мне. Сам. Лично. За руку. Ты согласен? Думай скорее, время уходит!
- Да! - выдавил из себя Алекс, с ненавистью глядя на мага.
- Вот и чудненько! - улыбнулся маг. Встав с кресла, он подошёл к Алексу и положил руки ему на плечи.
- Расслабься и получай удовольствие! - весело усмехнулся Редфорд, и Алекс почувствовал, как тёплые волны энергетики Редфорда исцеляют его тело. Очень скоро его руки вновь обрели чувствительность, ушла страшная слабость, и Воин Света понял, что может уверенно стоять на ногах.
Исцелив Алекса, Редфорд взмахом руки разорвал сковывающие его цепи и кинул ему с кресла куртку, снятую с убитого гоблина.
- Надень, тебе это пригодится! - посоветовал маг. - Сэконд хэнд, конечно, но зато натуральная кожа! - с иронией пояснил он. После этого он протянул Алексу пояс с верёвкой, на конце которой был прикреплён металлический крюк.
- Надевай! - приказал маг. - Возможно, тебе придётся прыгнуть за ней вниз, с высотки, и поймать её на лету, - объяснил он предназначение этого снаряжения. - И не забудь про это, - произнёс маг, доставая из кармана рубашки шприц и протягивая его Алексу. - Здесь - вакцина от того вируса, которым она заражена. Только ввести её нужно до активизации этого вируса в крови, иначе все наши старания будут напрасными. Время сейчас - 23 часа 27 минут, - уточнил он, глянув на свои часы. - Осталось три минуты. Ты понял? Сразу, как только приблизишься к ней, не важно - на крыше или в воздухе, сразу коли ей это в шею! - дал указания Редфорд.
- А теперь - прижмись ко мне, противный! - усмехнулся Редфорд, приобняв Алекса за плечи. - У меня всегда была голубая мечта - найти друга! - подмигнул маг, и очертания фигур его и Алекса бесшумно растворились в воздухе.



***



Сильный порывистый ветер развевал золотистые локоны и распахивал полы плаща девушки, стоящей на краю высотки. Но даже под этим пронизывающим до костей осенним ветром Ника не чувствовала холода. Её душа и тело превратились в единый кусок льда.
Она смотрела на далёкий уютный свет, льющийся из чужих окон, мелькающие огоньки проносящихся внизу машин и яркие огни неоновой рекламы, которые сияли внизу, жизнерадостно расцвечивая ночной город.
В глазах Ники застыли слёзы. Она проиграла. Пути назад не было. Ничего уже не исправить. Это конец.
Вид ночного города притягивал и завораживал, и с трудом оторвав от него взгляд, Ника посмотрела в небо, холодное и безмятежное. По сравнению с грандиозностью ночного неба, с его манящим светом далёких звёзд и лунным полумесяцем, выглядывающим из-за туч, все человеческие тревоги, проблемы и заботы казались такими ничтожными и мелкими.
- Прости меня! - прошептала она посиневшими от холода губами, обращаясь к кому-то далёкому, недостижимому и вечному.
Раскинув руки в стороны, девушка оттолкнулась от крыши и спрыгнула вниз.



***



- Ника! Нет! - изо всех сил, срывая голос, закричал Алекс, перемещённый Редфордом на высотку. Словно в замедленной съёмке он увидел, как Ника прыгает вниз, и на бегу молниеносно зацепив крюк эластичной верёвки за выступ крыши, камнем ринулся за ней.
Он опоздал. Ника, услышав его крик уже в воздухе, развернулась к нему лицом, и падая спиной вниз, достала из-за пояса нож Велдона. Она не знала, что у Алекса есть вакцина, и не могла ему позволить спасти себя. Она должна умереть.
Их взгляды встретились, и словно в кошмарном сне Алекс увидел, как Ника, одними губами беззвучно прошептав "Я люблю тебя", широко размахнулась и по самую рукоятку вонзила клинок себе в живот.
- Нет! - в отчаянии выкинул вперёд правую руку Алекс, и догнав девушку в воздухе, крепко обхватил её руками и ногами. Но было уже поздно. Она умирала.



***



- Да, Лось, классную дурь ты достал, чувак! - с одобрением покачал головой Валенок, лёжа на диване в полутёмной комнате и выпуская в потолок колечки сизого дыма.
- Места знать надо, Валенок! - откликнулся его друг, удобно раскинувшийся в ободранном кресле. Неспеша покуривая травку, он своими помутневшими глазами уставился в окно. - Да, дурь классная! - подтвердил Лось. - Башню сносит конкретно! Эх, хорошо торкнуло! У меня уже такие глюки пошли - просто супер!
- Какие глюки? - лениво потягиваясь, поинтересовался Валенок.
- Мужик с бабой за окном на верёвке повисли, - ответил Лось.
- Мы же на двенадцатом этаже! - не понял Валенок.
- Ты это глюкам объясни! - огрызнулся Лось.
У Валенка появилась возможность лично объяснить глюкам их неправоту, поскольку разбив окно, эти наглые глюки ввалились в его комнату и упали на пол.
- Ника! - прохрипел мужчина, склоняясь над симпатичной блондинкой, из живота которой торчала рукоятка ножа. Он торопливо вытащил из кармана своей кожаной куртки шприц и одним пальцем быстро скинув с
него колпачок, всадил его в шею девушки.
После этого, кинув взгляд на настенные часы, на блестящем циферблате которых высвечивалось 23.29, со вздохом облегчения перекрестился.
- Колоться не советую, ребята, так можно и СПИД подцепить! - не одобрил действия глюков Лось. - Ты бы ей лучше косячок дал! - заботливо посоветовал он.
Даже не взглянув в его сторону, мужчина одним рывком вытащил из тела девушки нож и отбросив его в сторону, зачем-то протянул свои руки над её раной, из которой тут же начала хлестать кровь, ярким пятном разливаясь по грязно-бежевому ковру Валенка.
- Глюки - действительно супер! Как в Голливуде! - продолжая так же неторопливо покуривать травку, с восхищением прокомментировал Валенок.
Подержав некоторое время свои руки над истекающей кровью девушкой, мужчина повернулся к окну и хрипло заорал: - Редфорд!



***



- Вы, ребята, ну просто как геморрой! - с укором воскликнул Редфорд, материализуясь в комнате. - У вас настоящий талант влипать в неприятности! Почему я должен без конца спасать вас? Я вам не Армия Спасения и не МЧС! Вы случайно с Шойгу меня не спутали?
- Если не спасёшь её, - ваша с ней сделка не состоится, - тихо сказал Алекс. В его взгляде Редфорд увидел отчаяние.
- Я уже не смогу вылечить её! - покачал головой маг. - Я потратил слишком много энергетики, чтобы вытащить тебя из Обители и вылечить, чтобы ты был в состоянии двигаться и спасти её. Мне очень жаль, - даже немного печально проговорил Редфорд, вглядываясь в побелевшее, искажённое предсмертной мукой лицо девушки и её глаза, в которых застыла невыносимая боль.
- Но у тебя должно хватить сил, чтобы телепортировать её в Орден, к нашим целителям! - почти прокричал Алекс. В его глазах стояли слёзы. - Пожалуйста, Редфорд! Спаси её!
- Совесть надо иметь не в прямом смысле этого слова! - проворчал маг, подхватывая умирающую Нику на руки. - И не забудь: ты дал мне слово, что когда она поправится, ты лично приведёшь её ко мне! Эта красавица должна мне ещё 45 минут! - нахально подмигнул он Алексу.



***



Расслабленно развалившийся в кресле Лось с интересом наблюдал, как фигура третьего глюка с блондинкой на руках медленно растворяется в воздухе.
- Знаешь, Валенок, кажется нам с тобой пора завязывать! - философски отметил Лось.
- Да.... А то так и до белки недалеко! - вздохнул Валенок, провожая взглядом удаляющуюся спину первого глюка, который, устало кинув им фразу "Скажите наркотикам "Нет", ребята!" спокойно вышел за дверь их квартиры.



***



Внезапное появление Редфорда посреди медчасти Ордена вызвало лёгкий переполох среди целителей, но, разглядев, что у него на руках находится истекающая кровью Ника, они тут же бросились к раненой девушке. Андрей осторожно подхватил её из рук мага, подозрительно косясь на него, и отнёс девушку на операционный стол, где ещё вчера лежал умирающий Дмитрий.
- Вам помочь или сами справитесь? - с лёгким пренебрежением в голосе, смахивая воображаемые пылинки с рукава своего плаща, спросил Редфорд целителей. - Она нужна мне живой! - бесцеремонно заявил он и, не дожидаясь ответа, спокойными, уверенными шагами направился в Тронный Зал.



***



- Я пришёл, а вы не ждали! - лучезарно улыбался Редфорд, подходя к остолбеневшим старейшинам и Марии, которые сидели за столом Тронного Зала, планируя нападение на Ворона. - Поздравляю, в вашем полку пополнение, - отметил он, взглянув на Архангела.
- У тебя что, проснулась совесть, и ты решил вступить в наши ряды? - с иронией поинтересовался Архангел.
- Да минует меня чаша сия! - рассмеялся в ответ Редфорд. - Праведную жизнь начинают вести тогда, когда на грешную уже не остаётся ни сил, ни денег. У меня пока достаточно и того, и другого.
- Что тебе здесь нужно? - спросил Фёдор Матвеевич.
- Для начала - немного благодарности, - с ироничным укором ответил Редфорд. Не дожидаясь приглашения, он уселся рядом с Марией, и окинув взглядом старейшин, объяснил:
- Я рисковал своей жизнью, освобождая вашего Алекса из плена. Именно я переместил его на крышу высотки, чтобы он мог спасти Веронику, которая спрыгнула вниз, осознав, что она заражена смертельным вирусом. Именно я раздобыл необходимую вакцину от этого вируса и вручил её Алексу, чтобы он вколол её Веронике. И, наконец, именно я сейчас телепортировал умирающую Нику к вашим целителям, так как она, не зная, что у Алекса есть вакцина, воткнула нож себе в живот.
- А где Алекс? - спросила Мария.
- Он добирается в Орден своим ходом. Скоро будет здесь.
- Мы благодарны тебе за помощь, хоть и не верим в твой альтруизм, - от лица старейшин сказал Фёдор Матвеевич. - Чего ты хочешь?
- Я ничего не хочу, - с улыбкой покачал головой Редфорд. - Я лишь предлагаю. Я предлагаю вам свою помощь в уничтожении Ворона. Это будет взаимовыгодное сотрудничество, и если вы примете моё предложение, ваши шансы на победу станут более реальными, - отметил он.
- Почему? - спросила Мария, пристально вглядываясь в лицо мага, словно пытаясь понять, в чём подвох.
- Почему я это делаю? А тебе не всё равно? - усмехнулся он. - Чтобы удовлетворить твоё женское любопытство, Машенька, я объясню тебе, почему я это делаю. Ворон очень сильно разозлил меня. Его гоблины убили моих людей, мою охрану. Они ворвались в мой дом, наставили на меня оружие и похитили девушку из моей кровати. Такое я прощать не собираюсь! - с гневом воскликнул маг. - С вами или без вас, я отомщу Ворону, но если мы соединим усилия, эта месть будет более эффективной, - объяснил он.
- Хорошо, - переглянувшись со старейшинами, ответил Архангел. - Мы принимаем твоё предложение. Мы планируем начать операцию завтра на рассвете.
- Завтра будет уже поздно, - покачал головой Редфорд. - Нужно выступать немедленно. Очень скоро Ворон поймёт, что его затея с вирусом провалилась, и отдаст приказ атаковать вас. Учитывая, что он собрал настоящую маленькую армию, которая превосходит размерами армию некоторых небольших государств, а ваши силы уже несколько потрёпаны, лучшей защитой для вас будет нападение.
- Он прав, - согласился Архангел. - Если выступим сейчас, эффект неожиданности сработает в нашу пользу.



***



- Алекс?! - удивился и обрадовался Дмитрий, увидев Алекса, идущего по коридору в Тронный Зал. - Как ты, в порядке? - обеспокоенно спросил он, подбегая к своему другу. - Ты знаешь, где Вероника и что с ней?
Вместо приветствия Алекс одним резким, коротким ударом врезал ему в глаз. В этот удар Алекс вложил всю свою злость и ярость, и он получился настолько сильным, что Дмитрий, отлетев назад, упал на спину.
- Теперь - я в порядке! - ответил на его вопрос Алекс. - Если ты ещё раз когда-нибудь прикоснёшься к моей девушке - я сверну тебе шею! - добавил он.
- Прости, Алекс. Я был не прав, - признал вину Дмитрий, поднимаясь с пола.
- Вероника - внизу, у целителей, она ранена, но Ян сказал, что она поправится. Мир? - протянул ему руку Алекс.
- Мир! - кивнул в ответ Дмитрий.
- Что я пропустил? - спросил Алекс.
- Наши потери - 17 человек убиты. Гоблины смертельно ранили и меня, но ребята из отдела зачистки нашли меня и доставили в Орден. У целителей уже не осталось энергии, чтобы вылечить меня, но им помогла Вероника. Она вытащила меня с того света. Сегодня утром старейшины обнаружили Марию, и мы с Архангелом, который вновь к нам присоединился и стал нашим четвёртым старейшиной, спасли её. Она сейчас в Тронном Зале, - коротко изложил последние новости Дмитрий.
- Пойдём, - кивнул Алекс.



***



- С возвращением! - радостно воскликнула Мария, увидев Алекса, входящего в Тронный Зал. Подбежав к своему приёмному сыну, она с нежностью его обняла. - Досталось тебе, дружок, - сочувственно прошептала она.
Вслед за Алексом в Зал вошёл Дмитрий, и все удивлённо уставились на огромный фингал под его левым глазом.
- Ты решил убить в себе зверя или просто на что-то напоролся? - ехидно подколол его Редфорд.
- Вы закончили свои разборки? - помрачнев, поинтересовалась Мария у ребят, моментально поняв, кто и за что поставил Дмитрию этот синяк. Она подошла к Дмитрию, и протянув к его лицу руку, быстро исцелила его своей энергетикой.
- Да! - лаконично ответил Алекс.
Дверь Тронного Зала открылась, и вошли Дэн и Макс. Они приветственно кивнули Алексу, Дмитрию и Марии и с удивлением взглянули на Редфорда.
- Присоединяйтесь! - сказал Архангел, приглашая всех за стол. - Итак, план такой. Четыре особняка Ворона расположены так, что образуют четырёхугольник, в центре которого находится его главный особняк - Обитель Тьмы, в котором сосредоточены его основные силы. Мы разделимся и атакуем все особняки одновременно. Защитный Экран Обители Тьмы не в силах остановить Редфорда, поэтому он со своими людьми первым проникнет туда и дестабилизирует его, чтобы я со своим отрядом смог присоединиться к нему без лишних потерь. Алекс возглавит отряд, атакующий особняк номер один. Дмитрий - особняк номер два. Дэн - особняк номер три. Макс - особняк номер четыре. На месте - распределите Воинов Света по периметру, и атакуйте по моему сигналу.
- Можно использовать спецэффекты, - подал реплику Редфорд. - Например, грузовик, гружёный взрывчаткой, пробивает ограду и врезается в здание. Зрелищно и эффективно.
- Мы задействуем все наши оружейные ресурсы, включая пластиковую взрывчатку, тротил, гранатомёты и пулемёты, - отметил Архангел.
- Большому кораблю - большая торпеда, - с мстительной улыбкой усмехнулся Редфорд.
- Задача ясна? За дело! - отдал приказ Архангел.



***



- Всё будет хорошо, принцесса! - тихий голос Саймона прорывался сквозь дымку пограничного состояния между сном и бодрствованием, в котором находилась Ника.
- Оказывается, ты неплохо умеешь вышибать запертые двери. На будущее я это учту, - с улыбкой произнёс он и немного помолчав, серьёзно добавил: - Знаю, что ты сейчас слышишь меня, и хочу, чтобы мои слова отложились в твоей памяти. Я - твой друг, Ника, и навсегда им останусь, несмотря ни на что. Я хочу, чтобы ты была счастлива. Ты хороший человечек и ты это заслуживаешь!
- Давай руку, Саймон, нам нужно торопиться, скоро привезут раненых, - услышала она вдруг голос Яна. Ника почувствовала, как тёплая ладонь целителя легла на её лоб и сознание девушки вновь погрузилось в темноту.



***



- Такое чувство, что началась третья мировая! Везде - кровь, горы трупов, кучи стреляных гильз, сгоревшие машины, всё в дыму. Целых пять загородных особняков сровняли с землёй! - Олег, старший оперуполномоченный седьмого отделения милиции, только что вернувшись с места кровавого побоища, делился впечатлениями со своим другом-следователем. - Понимаешь, Данька, я просто охренел от увиденного! Просто бойня какая-то! И куда катится этот мир?!
- Жизнь полна сюрпризов, - задумчиво пробормотал в ответ Даниил.
Он и не подозревал, насколько прав. Он не знал, что в будущем ему предстоит встреча с девушкой, мысли о которой, как наваждение, не выходили у него из головы. Пройдёт год, и этот загадочный ангел, смотрящий на него с рисунка свидетельницы, спасёт ему жизнь...



***



- Просыпайся, красавица! - приятный женский голос доносился словно издалека. Ника почувствовала, как кто-то осторожно похлопывает её по щекам и уловила приятный запах духов с ароматом ванили.
- Дежа вю! - подумала девушка, с трудом разлепляя веки. В глаза тут же ударил яркий дневной свет, заставивший её вновь зажмуриться.
- С возвращением, белка-летяга! - услышала она голос Архангела. - Алекс рассказал нам о твоих подвигах!
Медленно открыв глаза, Ника огляделась. Она находилась в своей комнате, и вокруг её кровати столпились Мария, Фёдор Матвеевич, Архангел, Дмитрий и Ян.
- Где Алекс? - с тревогой спросила девушка, пытаясь встать. Перед глазами тут же поплыли чёрные круги, голова закружилась, и Ян мягко, но настойчиво уложил её обратно
- Лежи! Ты ещё слишком слаба, тебе надо набраться сил! - скомандовал целитель.
- С Алексом всё в порядке, он сейчас придёт! - успокоила её Мария.
- Вирус... - побледнев, вспомнила Ника.
- Нейтрализован! - развеял её тревогу Ян. - Всё в порядке, вакцина, которую вколол тебе Алекс, сработала вовремя. Ты потеряла много крови, но Саймон стал твоим донором - он отдал тебе свою кровь для переливания. За исключением слабости и головокружения ты абсолютно здорова.
- Ты что-нибудь хочешь? - заботливо поинтересовался Дмитрий.
- Пить! - пересохшими губами ответила девушка, и Ян тут же принёс ей стакан с водой. Взяв его трясущимися от слабости руками, Ника выпила всё до капли.
- Мы починили твою дверь, - с улыбкой сказал Архангел, проследив за её взглядом.
- Мы все должны поблагодарить тебя! - отметила Мария.
- За что? - удивилась Ника.
- Ты спасла наш Орден! Ты вылечила Дмитрия и благодаря тебе Редфорд помог Алексу, чтобы он мог спасти тебя. Если бы ты не пошла к Редфорду, он бы не разозлился на Ворона и не стал бы помогать нам. А без Редфорда и его людей нам было бы гораздо труднее победить Ворона, - вынуждена была признать Мария.
- Да, - кивнул Архангел, отвечая на мысли девушки. - Пока ты спала - мы разгромили все особняки Ворона. К сожалению, Ворон с Амадеем скрылись, но Обитель Тьмы разрушена до основания.
- Ты снова присоединился к Ордену? - спросила Ника Архангела.
- Он не просто присоединился, - ответила за него Мария. - Он стал нашим новым старейшиной, - с гордостью произнесла она. - Нам нужно найти ещё одного, пятого старейшину, и Орден вновь заработает в полную силу.
Мария и Архангел переглянулись между собой, и Ника, внимательно присмотревшись, с удивлением заметила золотистые искорки, пробегающие между ними.
- Твой Дар постепенно раскрывается, - читая её мысли, объяснил Фёдор Матвеевич. - Теперь ты можешь видеть биополе других людей. Любовь - это чувство, которое невозможно не заметить, - тихо добавил он.
Вдруг двери распахнулись и в комнату вошёл Алекс.
- Привет, птица счастья! - улыбнулся он, подходя к Нике.
- Алекс! - лицо девушки озарилось счастливой улыбкой и она попыталась вскочить, чтобы кинуться к любимому. Но Ян опять пресёк её порыв, вновь уложив на кровать.
Алекс сам склонился над девушкой, и заключив её в объятия, припал к её губам в нежном поцелуе.
Мария, взяв Дмитрия под руку, понимающе переглянулась с Архангелом, Фёдором Матвеевичем и Яном, и все тихо удалились.
- Ну и напугала же ты меня! Кем ты себя возомнила, Бэтменом? Или Чёрным Плащом, летящим на крыльях ночи? - с мягкой иронией поинтересовался Алекс, вглядываясь в её осунувшееся, такое красивое и такое родное лицо.
- Алекс, я должна объяснить тебе... - начала было фразу Ника, но он заглушил её откровения новым поцелуем.
- Я всё знаю, любовь моя! - наконец заставив себя оторваться от девушки и серьёзно посмотрев ей в глаза, он избавил её от признания. - Я всё знаю!
- Ты не сердишься на меня? - робко спросила Ника.
- Нет! - покачал головой Алекс. - Давай оставим прошлое в прошлом, - вздохнул он. - Но если ты когда-нибудь ещё раз вздумаешь изображать из себя Мата Хари, то я...
- Убьёшь меня? - так же робко закончила его фразу Ника.
- Нет, хуже! - сурово произнёс Воин Света. - Выпорю!
Несмотря на суровый тон, в его глазах светилась такая любовь и нежность, что Ника почувствовала себя на седьмом небе от счастья.
- Я люблю тебя, Сашенька! - прошептала она, и услышала в ответ слова, за которые была готова отдать всё на свете:
- Я тоже люблю тебя, девочка моя!
- Поправляйся скорее! - Алекс ласково провёл большой, загрубевшей рукой по её белокурой голове, с удовольствием зарываясь пальцами в её мягкие, шелковистые волосы. - У меня осталось ещё одно незаконченное дело и я должен сейчас отлучиться ненадолго. Не волнуйся, я скоро вернусь! - успокоил он девушку. - А ты пока отдыхай!
С нежностью чмокнув её в губы, он вышел из комнаты. В коридоре Алекс решительно развернулся и, сжав кулаки, с каменным выражением лица направился в комнату Саймона.



***



- Я убью тебя! - прорычал Алекс, надвигаясь на сидящего в кресле Саймона. - Я предупреждал тебя не трогать её!
- Остынь, Алекс! - устало произнёс Саймон. - Поверь мне, я считал, что это - единственный способ спасти ей жизнь и рассудок!
- Переспав с ней? - с негодованием воскликнул Алекс, приближаясь к Саймону.
Саймон потёр ладонями свои виски.
- Прости, Алекс! - серьёзно произнёс он. - Я должен был научить её противостоять Редфорду, научить биоэнергетической защите. Но я чувствовал, что она сможет научиться этому только после того, как... - Саймон замолчал, не зная, какие слова подобрать, чтобы объяснить ситуацию разъярённому Алексу.
- После того, как ты её оттрахаешь? - закончил за него фразу Алекс, уже подойдя к нему вплотную и с угрозой пристально глядя ему в глаза.
- После того, как её тело испытает физиологическое удовлетворение! - попытался объяснить Саймон. Эта попытка оказалась напрасной, поскольку Алекс, потеряв контроль, набросился на консультанта старейшин и с такой силой ударил его в лицо, что Саймон отлетел назад и с грохотом приземлился на спину, разбив стеклянную столешницу своего любимого журнального столика.
Алекс подбил Саймону левый глаз точно так же, как недавно Дмитрию, но, в отличие от разборки с Дмитрием, этого ему было мало. Не в силах сдерживать бушующую ярость, он схватил Саймона за шиворот, резким рывком поставил его на ноги и, плотно пришпилив к стенке, принялся душить.
Оглушённый ударом и падением Саймон поначалу попытался оторвать его руки от своей несчастной шеи, но быстро убедившись, что физические силы явно не равны, - решил задействовать свою энергетику. Сконцентрировавшись, он собрал энергетический луч, и резко направив его на Алекса, отшвырнул его от себя.
Теперь уже Алекс, отлетев назад, упал на спину. Как только Воин Света вскочил на ноги, Саймон тут же предусмотрительно припечатал его энергетическим лучом к противоположной стене.
- Успокойся, Алекс! - потирая пострадавшую шею, прохрипел Саймон. - Я знаю, что моя энергетика слабеет, но пока я в состоянии удерживать тебя, ты меня выслушаешь! А потом - можешь убивать меня, если хочешь, обещаю, что не буду сопротивляться!
- Я убью тебя! - вновь прорычал Алекс, яростно пытаясь вырваться из удавки энергетического луча Саймона.
- Веришь ты мне или нет, но я пытался защитить её! - воскликнул Саймон. - У меня когда-то давно была девушка - Ирина, которую я любил, любил так, как ты любишь Нику, больше жизни! Она умерла, Алекс, ты слышишь, она вскрыла себе вены из-за Редфорда! Она любила меня, но он всё же сумел затащить её в постель, и она не смогла простить себя за это! Она убила себя! Я не мог допустить повторения этой истории, ты понимаешь, Алекс, не мог! Мария предупредила меня, что была большая вероятность того, что Ника попадёт в лапы к Редфорду. Ника слишком сильно любит тебя, и несмотря на все старания Редфорда, она не смогла бы забыть тебя и не простила бы себя за это предательство! Старейшины сказали мне, что она могла оказаться в сумасшедшем доме, Алекс, ты слышишь, она могла закончить свои дни в психушке! Я пытался научить её энергетической защите, но в подсознании она не хотела останавливать меня! Объясни же мне, Алекс, почему ты сам не научил её этому? Почему ты медлил? Почему?
За всё время его монолога Алекс, неистово вырывающийся из сковывающего его энергетического луча, не проронил ни слова. Когда же он разорвал наконец эти невидимые путы, ярость, бушующая внутри него, внезапно стихла, и нахлынуло чувство усталости и опустошённости. Словно выжатый лимон, Алекс медленно съехал вниз по стенке, и обхватив голову руками, сел на пол.
- Я боялся потерять её, - едва слышно, безжизненным тоном ответил Воин Света.
- Неужели ты так низко оцениваешь себя как мужчину? - удивился Саймон.
- Не в этом дело, - покачал головой Алекс. - У меня было предчувствие, что как только мы с Никой станем любовниками, мы оба испытаем такое безграничное счастье, за которое нам придётся платить, произойдёт что-то ужасное, я потеряю её. Ты не представляешь, как часто она снилась мне по ночам, её глаза, губы, изгибы её тела. Я сходил с ума каждую ночь, мечтая, как затащу её в постель, раздену и покрою поцелуями каждый дюйм её тела, как мы будем заниматься любовью всю ночь напролёт. Но каждый раз эти мечты и сны заканчивались одним - предчувствием беды и жуткими ночными кошмарами, в которых я видел, как она умирает у меня на руках. Я упорно гнал от себя эти мысли но они висели надо мной, словно чёртов дамоклов меч! Ты думаешь, мне легко было видеть её каждый день, прикасаться к ней и спиной чувствовать её мысли, когда вечером, пожелав ей спокойной ночи, я просто разворачивался и уходил?! Я каждой клеточкой своего тела, каждым атомом чувствовал её желание, её недоумение и разочарование. Ты не представляешь себе, какие титанические усилия воли мне приходилось прилагать для того, чтобы оторваться от неё после поцелуя и уходить прочь!
- Но все эти титанические усилия оказались напрасными, - мягко отметил Саймон. - Ты держал её на расстоянии, боясь, что как только ты перейдёшь черту и обретёшь счастье - твои предчувствия сбудутся, но они всё равно сбылись. Тебе всё равно пришлось держать умирающую Нику на своих руках. Послушай моего совета, Алекс, выбрось ты все эти предчувствия из головы и подари счастье своей любимой! - воскликнул Саймон. - Она этого заслуживает! - тихо добавил он.
Молча кивнув ему в ответ, Алекс медленно поднялся с пола, и на ходу кинув Саймону лаконичную реплику "Сходи к целителям!", вышел из комнаты.



***



Потрогав рукой огромный фингал, Саймон поморщился от боли и, вздохнув, отправился в медчасть. В коридоре он увидел Марию, идущую ему навстречу, и в ответ на её изумлённый взгляд загадочно подмигнул ей здоровым глазом.
- Сегодня что, День Фонарей? - с иронией поинтересовалась Мария, подходя к нему.
- Синяки украшают мужчину! - лукаво улыбнулся он в ответ.
- Давай помогу, красавец! - вздохнула парапсихолог и, приложила руки вначале к его подбитому глазу, а потом - к опухшей шее, на которой чётко краснели отпечатки пальцев.
- Вы выяснили свои отношения? - исцелив Саймона, спросила она его.
- Да, - ответил Саймон. - Убивать он меня не будет, - уточнил он. - По крайней мере, пока, - добавил консультант старейшин с хитрой улыбкой.
- Не нарывайся, Саймон! - предостерегающе воскликнула Мария. - Когда я просила тебя научить Нику биоэнергетической защите от Редфорда, я и подумать не могла, что ты подвергнешь её гипнозу и затащишь в постель! - с укором покачала она головой. - Когда старейшинам стало известно о твоей выходке, мне с огромным трудом удалось уговорить их не выгонять тебя из Ордена, дать тебе ещё один шанс!
- Спасибо, - смущённо буркнул Саймон.
- И если ты не прекратишь свои фокусы и ещё раз подведёшь меня, я лично сверну тебе шею! - полушутя - полусерьёзно предупредила Мария.
- Я буду паинькой! - с честными глазами пообещал Саймон, и развернувшись, направился назад, в свою комнату, убирать следы разрушения, оставшиеся после битвы с Алексом.
Глядя ему вслед, Мария подумала о том, что старейшины всё же приняли правильное решение, позволив Саймону остаться в Ордене. Будущее этого молодого человека было покрыто мраком, но несомненно только одно - со временем он превратится в настолько сильного и могущественного мага, что Ордену очень повезёт, если он будет на их стороне.
- Время покажет... - тихо прошептала Мария, бросив задумчивый взгляд на его удаляющуюся спину.



***



- Как дела у моего летучего мышонка? - с улыбкой поинтересовался Алекс, входя в комнату Ники.
- Я - не мышонок, я - Бэтмен! - возразила Ника, вскакивая с кровати, чтобы броситься на шею любимому.
- Лежи! - решительно пресёк он её попытку, схватив в объятия и вновь повалив на постель. - Бэтмен - так Бэтмен, - философски согласился Алекс, покрывая нежными поцелуями лицо и шею девушки.
- Как ты себя чувствуешь? - заботливо спросил он, расстёгивая одну пуговку её пижамы за другой.
- Я - в порядке! - с улыбкой ответила Ника. - Наши целители творят чудеса!
- Это - их работа! - кивнул Алекс, автоматически отметив про себя, что Ника сказала не "ваши целители", а "наши целители". (- Значит, она уже считает себя одной из нас, - с радостью подумал он, осыпая поцелуями её животик).
Его руки, губы и язык со страстью и настойчивостью исследовали её тело, лаская, дразня и даря наслаждение, которое разливалось по телу девушки, заставляя выгибаться ему навстречу. От счастья у Ники перехватило дыхание, и под его натиском она сдавалась, открываясь для всё более смелых и откровенных ласк. Чувствуя её податливость и желание, Алекс опускал поцелуи всё ниже и ниже, приближаясь к заветной цели, но когда он осторожно попытался снять с неё трусики, Ника вдруг словно одумалась.
- Сашенька, не надо! - мягко остановила она его руки.
- Что-нибудь не так? - встревожился Алекс. - Ты плохо себя чувствуешь?
- Нет, я в порядке, - покачала головой Ника. - Но прежде чем мы продолжим, нам нужно завершить одно незаконченное дело.
- Какое дело? - не понял Алекс.
- Ты должен отвести меня к Редфорду! - заявила она.



***



- Это всё из-за неё, из-за этой белокурой ведьмы! Если бы не она, Редфорд никогда бы не осмелился напасть на меня, а тем более - стать союзником Ордена Света! Надо было прикончить её на месте! - мрачно думал Ворон, глядя через узкий прямоугольник бойницы Раргенга на ночное небо, покрытое тяжёлыми мрачными тучами. Капли дождя глухо стучали о холодные каменные стены средневекового польского замка.
Ему с трудом удалось избежать смерти, когда Воины Света вслед за людьми Редфорда ворвались в его Обитель. Он просто остолбенел, не поверив своим глазам, когда увидел, что Редфорд и Архангел, стоя плечом к плечу и прикрывая друг друга, посягнули на его жизнь! Чего-чего, а такого он не видел даже в самых невероятных видениях!
Ворону повезло, что когда в бою Архангелу удалось рубануть его мечом в живот, как всегда вовремя появился Амадей, который, обездвижив своей энергетикой и Архангела, и Редфорда, подхватил на руки умирающего хозяина и быстро телепортировал его в Раргенг, под надёжную защиту вампиров. Амадей не умел и не мог исцелять своей энергетикой, поэтому единственное, что он смог сделать для своего хозяина, чтобы спасти ему жизнь, - это превратить его в вампира. Понимая, что другого выхода нет, Ворон, преодолев отвращение, всё же испил крови Амадея из его надрезанного запястья, и смертельная рана в его животе моментально затянулась.
И теперь, стоя на вершине одной из башен Раргенга и невидящим взглядом уставившись на покрытые пеленой дождя серый лес и деревню, проглядывающую тусклыми огоньками из-за холма, бывший глава Обители Тьмы мечтал о мести.
- Я воссоздам свою Обитель заново и смету этот Орден с лица Земли! Моё время ещё придёт! - в глазах Ворона горел сатанинский огонь.
Волны холодного воздуха колыхались от метаний в сумраке невидимых духов потустороннего мира, но Ворону этот холод был даже приятен. После того, как Амадей сделал его вампиром, он больше не чувствовал боли. Его, привыкшего жить в комфорте и уюте, уже не волновала сырость и затхлость этого полуразвалившегося замка. Его не беспокоил сладковатый запах разлагающихся трупов, исходящий снизу, из подвала. Ему было всё равно. Единственное, что его волновало, что заставляло яростно биться его сердце - это жуткий, звериный голод и мысли о мести.
Кровь вампира преобразила его. Ему хотелось терзать и убивать, рвать зубами тёплые, сочащиеся кровью тела, и едва сдерживая в себе это дикое, безумное желание, он со скрежетом сжал челюсти, давя в себе вой, готовый вырваться наружу.
- Мы принесли тебе еду, хозяин! - произнёс почтительный голос у него за спиной, и резко обернувшись, он увидел двух вампиров, держащих за ноги и руки обмякшее тело молодой девушки, почти подростка. Она была ещё жива, но без сознания, и нежно пульсирующая жилка на её горле поманила его, сводя с ума и обещая насытить его непреодолимый голод.
Голова девушки была запрокинута назад, а её светлые волосы, рассыпавшиеся по хрупким плечам, напомнили Ворону о той, которая послужила причиной его поражения.
- Вероника! - с ненавистью сквозь зубы процедил маг и жадно присосался к шее беззащитной жертвы.



***



- Ты с ума сошла?! - воскликнул Алекс, не веря своим ушам. - Я же предупреждал тебя, чтобы ты перестала вести себя как Мата Хари! А может, тебе просто нравится жёсткий секс, и ты хочешь, чтобы я тебя выпорол? - с улыбкой поинтересовался он, расстёгивая пряжку своего ремня.
- Нет, Сашенька, - глядя ему в глаза, вновь мягко остановила она его. - Я серьёзно. Ты дал
ему слово, я это слышала, хоть и была присмерти.
- Даже не думай об этом! - сурово нахмурился Алекс. - Я уже понял, что моя любимая девушка - нимфоманка, но не волнуйся, я тебя вылечу!
- В этом я не сомневаюсь, - улыбнулась она.
- Неужели ты и вправду думаешь, что я отведу тебя к нему?! - с удивлением и возмущением спросил он.
- Но ты же дал слово!
- Я не отдам тебя Редфорду ни на 45 минут, ни на минуту, ни на секунду! - воскликнул он. - Давая ему слово, я не собирался его выполнять. Это плохо, я не прав, но я это переживу! - заявил Воин Света.
- Помнишь, ты сказал мне когда-то, что Редфорд - довольно могущественный маг. Я не могу допустить, чтобы из-за меня он стал врагом Ордена. Ты же знаешь, какой он гордый и мстительный. Он не оставит нас в покое. Я хочу завершить эту историю, чтобы у него не было претензий к Ордену. Не волнуйся, у меня есть план! - пресекая возмущённые возражения Алекса, успокоила его Ника. - Я знаю, что нам нужно сделать, чтобы и волки были сыты, и овцы целы! Он поставил условие, чтобы я провела 45 минут в его постели, но ведь он не уточнял, в каком именно виде я должна их у него провести! - с торжествующим ехидством произнесла девушка.
- Что ты задумала? - спросил Алекс, обеспокоенно вглядываясь в глаза этого непредсказуемого существа и пытаясь прочесть её мысли.
- Я знаю, как обвести Редфорда вокруг пальца! - хитро улыбнулась девушка и добавила: - Но мне понадобится твоя помощь!
- Я весь внимание! - откликнулся он.



***



- Однако! - удивился и обрадовался Редфорд, увидев Алекса и Нику на пороге своей спальни. Удобно развалившись на огромной кровати в синем шёлковом халате, он с довольной улыбкой разглядывал вошедших.
- Когда охрана доложила мне о вашем прибытии, я грешным делом, подумал, что это просто фантом! Вот уж чего не ожидал! Неужели и в Ордене есть люди, которые держат своё слово? - усмехнулся маг. - Вы просто поразили меня, друзья мои! Неужели мне всё это не снится и Ромео привёл ко мне свою Джульетту? Или нет, лучше - Нео привёл ко мне свою Тринити! Нет, скорее - Майкл привёл свою Никиту в постель к врагу! Как трагично! Может, мне удариться в шоубизнес и снять фильм с таким сюжетом? Я даже знаю, как он будет называться: "В постели с врагом" - звучит неплохо, кассовые сборы гарантированы! - весело прикалывался Редфорд, пристально глядя на Нику и Алекса, застывших в полном молчании.
- Впрочем, чему я так удивляюсь, ведь ваш Орден до сих пор жив лишь благодаря мне! - без лишней скромности заявил маг.
- Не преувеличивай! - одёрнул его Алекс. - Воины Света справились бы с Вороном и без тебя!
- Не смешите мои тапочки! - усмехнулся Редфорд. - Не зарывайся Алекс, я ведь могу и обидеться! - предупредил маг. - Ты сдержал своё слово и привёл эту красавицу ко мне, а теперь - можешь идти, свободен! - показал он ему на дверь.
- У тебя - 45 минут, время - пошло! - ледяным тоном процедил сквозь зубы Алекс и демонстративно посмотрел на наручные часы. Развернувшись, он незаметно для Редфорда ободряюще подмигнул Нике и с непроницаемым выражением лица вышел за дверь.



***



Не дожидаясь приглашения, Ника спокойно принялась расстёгивать пуговицы своего плаща, сняла его и небрежно кинула на спинку кровати. После этого так же невозмутимо, словно на приёме у врача, сняла с себя сапоги, кожаные брюки, колготки и стильную чёрную футболку.
Редфорд, удивлённый её спокойствием, молча лежал на кровати, наблюдая за её действиями и пожирая девушку взглядом. (- Что-то здесь не так, - закралось смутное подозрение у мага). Он попытался просканировать её мысли, но неожиданно наткнулся на мощный, непробиваемый барьер.
- Кажется, нижнее бельё ты любишь снимать с девушек сам! - равнодушно отметила Ника и, раздевшись до кружевных трусиков и лифчика, легла в кровать рядом с ним.
Отбросив сомнения, Редфорд тут же накрыл её своим телом и припал к её губам в страстном, горячем и нетерпеливом поцелуе. Но уже через несколько секунд маг вдруг почувствовал, что тело девушки обмякло, и вместо того, чтобы реагировать на ласки и стонать от наслаждения в его объятиях, Ника просто уснула.
Ошарашенный Редфорд, до которого стало постепенно доходить, как нагло и бессовестно его обманули, попытался разбудить её, но ни похлопывания по щекам, ни щипки за руку, ни энергетическая встряска не дали абсолютно никаких результатов.
Благодаря гипнотическому внушению Алекса и снотворным таблеткам целителей, как только Ника коснулась подушки, она погрузилась в такой глубокий сон, что стала для него недосягаема. Заниматься с ней любовью сейчас было всё равно, что с бревном или с трупом, а некрофилией Редфорд никогда не страдал.
В бессильной злобе яростно поколотив подушку, маг вскочил с кровати и нервно зашагал взад-вперёд по комнате.



***



Ника медленно просыпалась, чувствуя настойчивые губы, которые горячими поцелуями пробегали по её обнажённой спине, а чьи-то руки уверенно и нежно ласкали изгибы её тела. Волны наслаждения, от которых перехватывало дыхание, мурашками пробегали вверх по её позвоночнику.
- Редфорд! - молнией пронеслось у неё в мозгу, и она с испугом так резко рванула в сторону, что чуть не свалилась с кровати, но сильные мужские руки удержали её.
- Всё хорошо, девочка моя, всё хорошо! - успокаивающе произнёс знакомый до боли голос.
- Алекс! - выдохнула она с облегчением, увидев улыбающееся лицо своего любимого, склонившегося над ней. - Это действительно ты? - вдруг засомневалась она, недоверчиво вглядываясь в его серые глаза.
- Да! Можешь потыкать меня пальцем! - рассмеялся он. - Но чтобы у тебя не осталось никаких сомнений, я приведу тебе самое главное доказательство! - хитро прищурился он, и впился в рот Ники страстным поцелуем. Девушка почувствовала, как его язык, проникнув между её сжатыми губами, легкими горячими движениями принялся дразнить её, вызывая волну ответного желания и заставляя терять контроль над собой.
Его ладони соскользнули с её спины на бёдра, плотно прижав к себе, и руки девушки тут же обвились вокруг его шеи, грудь прижалась к его сильному торсу, а её губы ответили на его поцелуй с такой страстью и пылкостью, о которых она в себе и не подозревала.
- Ты сводишь меня с ума! - чувствуя её прерывистое дыхание на своей коже, почти простонал Алекс.
- Это действительно ты! - скорчив хитрую довольную рожицу, сделала вывод Ника, немного отстраняясь. - Как всё прошло? - став серьёзной, спросила она.
- Так, как мы и задумали! - улыбнулся Алекс. - Ты бы видела лицо Редфорда, когда я пришёл тебя забирать! Он понял, что мы провели его, и был в такой ярости, что мне показалось, что он лопнет от злости! - с торжествующей улыбкой воскликнул он. - Твоя идея была просто гениальной, Никуся, я горжусь тобой! Ты знаешь, что в Шаолине было пять добродетелей: прямота, бесстрашие, грациозность, способность к комбинированному мышлению и нежность. Все эти качества есть в тебе! - искренне сказал ей Алекс.
- Значит, я просто ангел! - с ироничной улыбкой ответила девушка.
- Я всегда это знал! - заверил он её, вновь притягивая к себе и целуя. - Но сейчас тебе достаточно быть добродетельной, а о святости мы подумаем потом...
Небывалой силы эмоции захлестнули Нику, отодвинув на задний план все другие чувства. Все её страхи улетучились. Мужчина, созданный для неё, соединился с нею. Наконец-то они вместе... Со страстью прижимаясь к его молодому, сильному, горячему телу и нетерпеливо выгибаясь навстречу его ласкам, она словно со стороны услышала свой стон, вызванный обжигающими волнами острого наслаждения.
Сердце Алекса наполнилось безграничным, всепоглощающим счастьем, неподвластным времени и пространству. Она принадлежала ему, только ему! Чувственная, как Ева, сильная, как вода, страстная, как Солнце, непредсказуемая, как ветер, нежная, как облако, ранимая, как цветок и прекрасная, как сама Жизнь!
- Я люблю тебя! - сорвался тихий шёпот с его губ, и слившись в экстазе, двое превратились в одно целое.
Рождался новый день, одно за другим снимая покрывала тьмы.








Читать онлайн любовный роман - Уроки для ангела. Орден света -1 - Магдалина Анна

Разделы:
Уроки для ангела

Ваши комментарии
к роману Уроки для ангела. Орден света -1 - Магдалина Анна



Читать легко и интересный сюжет. Рекомендую.
Уроки для ангела. Орден света -1 - Магдалина АннаЛюдмила
3.02.2013, 22.36





такой жанр я не очень люблю, но решила всетаки почитать - прочитала на одном дыхании, первая книга понравилась больше чем вторая книга - вторая еще более фантастичнее
Уроки для ангела. Орден света -1 - Магдалина АннаМаруся
10.11.2013, 12.36





книга очень интересная для тех кто любит фантастику. мне очень понравилось. спасибо автору!
Уроки для ангела. Орден света -1 - Магдалина АннаЕлена
10.11.2013, 13.16





Как давно я искала книгу с таким сюжетом)) очень здоровская)
Уроки для ангела. Орден света -1 - Магдалина АннаОльга
20.04.2015, 15.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100