Читать онлайн Кара небесная. Орден света -2, автора - Магдалина Анна, Раздел - Орден Света. Кара небесная Книга Анны Магдалиной в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кара небесная. Орден света -2 - Магдалина Анна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.52 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кара небесная. Орден света -2 - Магдалина Анна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кара небесная. Орден света -2 - Магдалина Анна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Магдалина Анна

Кара небесная. Орден света -2

Читать онлайн

Аннотация

Книга Анны Магдалиной «Орден Света. Кара небесная» является продолжением романа «Уроки для ангела» и частью трилогии о приключениях отважной героини Вероники. Повествование о героях увлекает с первых же страниц. Вероника (Ника) попадает в Орден Света - организацию, которая борется с силами Тьмы: предотвращает преступления, обезвреживая убийц и маньяков, и нейтрализует сверхъестественные силы, несущие угрозу людям. В Ордене Ника встречает свою любовь - Алекса, и вместе им предстоит пройти через множество испытаний.


Орден Света. Кара небесная [Текст] / А.А. Магдалина; под ред. А.Н. Серова, Л.Н. Постниковой, О.В. Гайкиной; худож. Юрий Латухин. - Архангельск, 2011. – 370 с.: ил.

Не загадывай надолго,

Будь в надеждах осторожен:

Колесо судьбы коварно,

Поворот любой возможен…

                                                                                    (Хусрави, туркменский поэт Х века)

– Шах и мат! – победоносно объявила Ника,  переставляя энергетическим лучом белую пешку на шахматной доске и сразив наповал чёрного короля.
– Увы… – уныло протянул Саймон, со вздохом откидываясь на спинку кресла.
Они сидели в его комнате и, как в старые добрые времена, сражались в шахматы.
С того дня, как она попала в Орден Света – тайную организацию, борющуюся со злом на Земле и возглавляемую советом старейшин – ясновидящих, – прошёл почти год.
Впрочем, Нике иногда казалось, что с тех пор пролетела целая вечность. Если бы год назад кто-нибудь сказал ей, что она, обычный библиотекарь, станет Воином Света и будет сражаться с вампирами, магами, привидениями, убийцами, маньяками и другими неприятными субъектами, и что именно в Ордене встретит настоящую любовь – Алекса, она сочла бы, что этот человек, в лучшем случае, просто шутник, а в худшем – социально опасный псих.
Но, как сказал ей когда-то Алекс, реальность оказывается порой удивительнее самого невероятного вымысла.
Год назад её едва не убили Воины Тьмы. Глава их Обители – Ворон, с помощью Дара предвидения понял, что Ника является для них угрозой, и послал своих людей уничтожить её до того, как она попадёт в Орден.
Но Алекс вместе с друзьями – Дмитрием и Дэном, спас её и доставил в Орден. Когда Мария сообщила, что давно погибшие в автокатастрофе родители девушки были членами Ордена, а сама она является сестрой отца Вероники и, следовательно, её родной тётей, – девушке было сложно в это поверить. Но ещё труднее было поверить в то, что она обладает каким-то особым Даром, который достался ей от родителей.
Тогда, год назад, Мария поставила девушку перед выбором: стать одной из них либо уйти и навсегда забыть об Ордене.
Осознав, что в Ордене она сможет оказывать реальную помощь людям, спасать человеческие жизни, Ника решила остаться.
К тому же мысли об Алексе не покидали её с самой первой минуты их встречи, когда, повалив девушку в придорожную канаву, он своим телом прикрыл её от пуль, а она с испугом всматривалась в его красивое, волевое лицо, лучистые серые глаза и улыбку.
Алекс стал её другом, тренером и возлюбленным. Она уже не представляла себе жизни без него.
И теперь, сидя в уютной комнате Саймона, коротая время за игрой в шахматы, она с нетерпением ожидала возвращения Алекса с очередного задания.
– Мозг – это оружие, Саймон, – поучающе произнесла Ника. – А шахматы – один из лучших тренажёров. Ты плохо тренируешься! – ехидным тоном прочла она  лекцию, слово в слово повторив то, чему Саймон, специалист по биоэнергетике, учил её  год назад,  когда она была ещё желторотым новичком.
– Научил на свою голову! – рассмеялся он, патетически вскидывая руки.
Серые глаза Саймона были, как обычно, хитро прищурены, а к его дерзкому, смеющемуся взгляду Ника уже давно привыкла. Она воспринимала его таким, какой он есть. Его внешний облик остался прежним: та же короткая стрижка, светлые волосы, небольшая щетинка на лице. Единственным нововведением была серьга в левом ухе. Саймон почему-то был уверен, что она красиво оттеняет его большой мужественный нос и чувственные губы.
Саймон стал её надёжным и верным другом, и они с Никой старались не вспоминать о том, что когда-то были любовниками.
Внезапно в дверь постучали.
– Входи, Дэн! – крикнул Саймон, телепатически определив, кто нарушил их покой.
Заглянув в комнату, Дэн передал послание:
– Ника, в рабочий кабинет, к Марии!
– Иду! – отозвалась девушка, поднимаясь с кресла.
– Очень приятно было с тобой пообщаться! – уже в дверях с хитрой улыбкой она повернулась к Саймону, на расстоянии энергетическим поцелуем игриво чмокнула его в щёку и вышла за дверь.
Обычно по длинному светлому коридору деловито сновали сотрудники Ордена Света, но на этот раз здесь никого не было, за исключением какого-то старичка, еле плетущегося вдоль стены. Ника уже не раз сталкивалась в стенах Ордена с необычными личностями, начиная с домовых, заканчивая магами и привидениями, и поэтому не обратила особого внимания на этого пожилого человека.
Седая косматая голова с длинной бородой, изборождённое глубокими морщинами лицо, шаркающая походка, сгорбленная спина и едва заметно дрожащие руки говорили о том, что старец немало повидал на своём веку, и жить ему осталось недолго.
Но, как только он поравнялся с Никой, от его немощности не осталось и следа. Энергичным прыжком подскочив к девушке, он резко прижал её к стене и впился в рот поцелуем.
Этот старческий разбой продолжался недолго: уже через пару секунд резвый дедуля согнулся пополам от боли, так как Ника, поначалу обалдев от такой наглости, заехала ему коленом в пах.
– Ох, Ника!!! – простонал старец, и лишь по голосу девушка узнала в престарелом маньяке своего возлюбленного – Алекса.
– Если хочешь от меня детей – больше не делай так!
– А-Алекс?! – запинаясь, с удивлением и возмущением воскликнула девушка. – Я же тебя чуть не убила! Что за маскарад?!!
– Меня загримировали по приказу старейшин для очередного задания, - объяснил он, постепенно выпрямляясь и, хитро прищурившись, отметил:
– А классный получился розыгрыш! Ты бы видела своё лицо! – добавил он с довольной улыбкой. – Ну ладно, не сердись! Может, мне не снимать грим после задания, – лукаво произнёс он, притягивая её к себе, и его руки тут же настойчиво зашарили по её телу. – Давай вечером поиграем в Старичка – лесовичка и заблудившуюся невинную дачницу, которая пошла в лес по ягоды, не подозревая, какой сексуальный беспредел её ожидает, и…
– Остановись, Алекс! – рассмеялась Ника.
В её душе боролись два чувства: ей хотелось обнять его и придушить одновременно. Алекс был единственным человеком, кто мог рассмешить её в любой ситуации,  как бы она на него ни злилась, и поэтому весь её гнев куда-то быстро испарился.
– Ты неисправим! – с улыбкой покачала она головой.
– Я вам не мешаю, робятки? – прошамкал кто-то у неё за спиной.
Ника обернулась и, лишь внимательно приглядевшись, по ироничным карим глазам узнала в другом седовласом, морщинистом и длиннобородом старце Дмитрия.
– Дима?! – не удержавшись, воскликнула девушка. – Да вас совсем не узнать! И что у вас за задание такое?! Надеюсь, вы не потащите меня сейчас гримироваться под старушку? – подозрительно покосилась она на этих двух типов.
– Нет, зайка, портить твоё красивое личико было бы кощунством! – успокоил её Алекс. – А наше задание заключается в том, чтобы загримировавшись под старичков, на бронированном Запорожце уничтожить наркодилеров, предварительно изъяв у них чемодан с деньгами и сумку с наркотиками.
– На бронированном Запорожце? – с сомнением переспросила девушка, не уверенная в том, что её опять не разыгрывают.
– Это для эффекта неожиданности, – объяснил Дмитрий. – Мало кому придёт в голову, что пара дедов, приехавших на обычном с виду Запорожце с номерами из самостийной Украины, могут представлять какую-то опасность.
– Идея Архангела, кстати, – добавил он, с пренебрежением передёрнув плечами, и Ника поняла, что он не в восторге от этой затеи.
Дмитрий предпочитал действовать прямолинейно: пришёл – увидел – перестрелял (взорвал). Никаких сложностей и ухищрений. И этот маскарад был ему не по душе.
– Да ладно, Димон, поприкалываемся! – приободрил его Алекс, которому всё происходящее явно нравилось. Артистизм был врождённой частью его натуры, и он весело похлопал лучшего друга по спине:
– Устроим шоу!
В рабочем кабинете Нику уже ждали Мария и Архангел. Они сидели за столом, негромко и спокойно что-то обсуждая.
 Милая семейная идиллия, – автоматически отметила про себя девушка.
– Здравствуй, Ника. Проходи, садись, – коротко поприветствовала её Мария.
Как всегда, она была безупречно подтянута и элегантна. И лишь умиротворённый блеск её глаз, светившихся тем особым сиянием, какое бывает только у счастливых женщин, отличал её от строгой, холодной дамы, встретившей Нику год назад.
В облике Архангела тоже произошли перемены. В чисто выбритом, коротко постриженном и аккуратно одетом сорокалетнем мужчине трудно узнать того заросшего, небритого отшельника, каким он был раньше. Теперь он был одет «с иголочки», а его неизменный серый заношенный плащ уже давно был выкинут Марией на помойку.
Усаживаясь за стол напротив людей, которые стали для неё родными, Ника обратила внимание, что между Марией и Архангелом то и дело пробегают золотистые искорки. Она уже привыкла к этому, ведь между ней и Алексом пробегают такие же. Любовь – это чувство, которое невозможно не заметить, – сказал ей когда-то старейшина Фёдор Матвеевич. И теперь, когда её Дар раскрывался всё больше, она могла видеть это чувство наглядно.
– Как ты уже догадалась, мы вызвали тебя для очередного задания, – произнесла Мария. –  Ты знаешь, что после смерти Иннокентия Михайловича и предательства Борфа в Ордене остались всего три старейшины. Нам повезло, что Архангел согласился стать четвёртым, – отметила парапсихолог, кинув быстрый благодарный взгляд на Михаила. – Но, тем не менее, мы всё ещё находимся в уязвимом положении. Пять старейшин Ордена составляли определённую пентаграмму, что позволяло нашей организации работать с максимальной эффективностью. Поэтому… – протянула Мария.
– Мы должны найти пятого старейшину, – закончила за неё Ника.
– Верно, дорогая, – улыбнулась Мария. – Собственно, мы уже нашли его. Осталась самая малость: мы должны его спасти.
– Спасти от чего? – насторожилась Ника.
– От лоботомии, – ответил Архангел. – Наш избранник находится в сумасшедшем доме. Сегодня вечером ему должны вскрыть черепную коробку, после чего он превратится в растение. Его Дар нужен нам, мы должны забрать этого человека и доставить в Орден. Когда я говорю «мы» – это значит ты и я. Инструкции получишь в дороге. Готовность – двадцать минут. Вопросы есть?
– А кто он? Как его зовут? И сколько ему лет? – поинтересовалась девушка. Она знала, что любопытство губит даже кошек, но никак не могла удержаться.
– Его зовут Захар Михайлович, – снизошла до объяснения Мария. – Фамилии мы не знаем, и точный возраст я тебе сказать не могу. В качестве кандидата в старейшины его предложил Фёдор Матвеевич. В молодости они вместе уничтожали вампиров в Польше и Венгрии. Сам он называет себя Хантером.
– Хантер? – удивилась девушка. – Он считает себя охотником? А почему он…
– Об этом – спросишь у него самого, после задания, – отрезал Архангел. Поднявшись со стула, он направился к дверям. – Нам пора.
– Как скажешь, босс, – покорно вздохнула Ника, выходя вслед за ним.
Ахмад, степенного вида выходец с Кавказа, спокойно сидел за рулём серебристого джипа, припаркованного на окраине города у одного из гаражных кооперативов и расслабленно поигрывал мобильником. Он ожидал известий от своих людей, которые должны были позвонить ему с минуты на минуту и сообщить об успешном проведении ещё одной операции.
Как и множество предыдущих, она была тщательно спланирована и подготовлена, и никаких накладок не должно было быть в принципе. И когда мобильный торжественно заиграл сонату Бетховена, Ахмад, владелец сети ресторанов и саун в престижных районах города, а по совместительству – главарь одной из самых многочисленных и влиятельных банд в области, лениво поднёс телефон к уху.
– Алё! – буркнул он, и через несколько секунд от его спокойствия и невозмутимости не осталось и следа.
– Что? На вас напали? Ограбили? Забрали всю наркоту? Весь герыч? Кто? Деды? – не поверил своим ушам Ахмад. – Два деда с бородами, как у Зи-Зи-Топ, на бронированном «Запоре»? – потрясённо переспросил он.
– Вы что там, вашу мать, товара нажрались? – заорал Ахмад, выслушивая какой-то невнятный бред, и от души добавил несколько цветистых, и судя по всему, очень оскорбительных, кавказских ругательств.
Но он так и не успел услышать в ответ ничего вразумительного, поскольку выросший словно из-под земли один из поминаемых недобрым словом дедов, весело подмигнув оторопевшему Ахмаду карим глазом, кинул под его машину гранату.
– Как страшно жить! – тряхнув бородой, посетовал дед, наблюдая, как машину окутало облако взрыва, и ещё до того, как последние частички искорёженного металла и обугленной плоти упали на землю, Дмитрий скрылся из виду.
– Когда ты говоришь с Богом – это молитва. Когда Бог с тобой – шизофрения, – произнёс старую истину Архангел, деловито прорезая дыру в проволочном заграждении городской психиатрической больницы № 4.
Белые халаты санитаров маячили где-то вдали, за кустарниками, и проникновение на территорию больницы прошло быстро, легко и незаметно.
Приятный нежный ветерок тихо шуршал жёлто-зелёно-красными листиками. Стояло настоящее бабье лето. Погода была не просто тёплая, она была необыкновенная. Жаркое солнце и ясное синее небо никак не вязались с тем, что на дворе был уже конец октября.
– Кажется, лето вернулось, – растерянно пробормотала Ника, с удивлением заметив на берёзах серёжки. Видимо, природа тоже не понимала, что происходит, и не знала, как реагировать на такое потепление.
– Оружие не применять! – отдал приказ Архангел.
– А что, если нас заметят? – уточнила Ника.
– Будем косить под заблудившихся иностранцев-туристов, – с лёгкой иронией ответил Михаил.
– Хочешь, чтобы нас здесь оставили? – усмехнулась девушка.
– Я па руски не панимать, ферштейн? – весело отозвался старейшина и, жестом приказав Нике ждать у забора, скрылся из вида.
Лучезарный солнечный свет, буйство красок и энергично порхающие воробьи, с весёлым чириканьем облепившие багряную рябину, – всё это создавало радужно-чудесное, приподнятое настроение.
Но оно несколько омрачилось, когда Ника перевела взгляд на больницу. Серые фигурки больных, уныло слоняющихся по периметру, вызвали в её душе щемящее чувство жалости.
Пожалуй, из всех болезней на Земле потеря разума – самая страшная, – подумала она.
Впрочем, когда до Ники донеслись обрывки мыслей одного из пациентов, её чувство сострадания несколько притупилось.
Она уже давно могла воспринимать мысли других людей. Для этого ей нужно было лишь немного сконцентрироваться и настроиться на «волну» конкретного человека. А иногда она слышала чужие высказывания даже помимо воли, особенно  когда они были вызваны сильными эмоциями.
Но то, что она уловила в данный момент, – заставило её поёжиться от омерзения. Она услышала набор самых пошлых и отвратительных нецензурных фраз и выражений. Самым противным было то, что все эти эпитеты адресовались именно ей.
Сдерживая подкатывающую к горлу тошноту, Ника сосредоточилась и просканировала прошлое этого человека. Она поняла, что он находится здесь на принудительном лечении за несколько попыток изнасилования. Суд признал его невменяемым и отправил сюда.
А когда она увидела, что психопат с идиотской мечтательной улыбкой на лице направился к ней, Ника уже приготовилась к решительному отпору и защите своей чести и достоинства.
Но больной успел сделать всего несколько шагов, как внезапно появившийся у него за спиной Архангел быстро и аккуратно нажал на определённую точку на его сонной артерии, погрузив неудачливого маньяка в глубокий сон.
– Дыру в заборе надо будет заделать, – чуть нервно отметила девушка.
– Боишься, как бы любовничек не сбежал? – усмехнулся Архангел. – Пока ты не устроила личную жизнь, давай займёмся делом! – с иронией добавил он. – Нам туда! – махнул он в сторону небольшой обшарпанной постройки суицидально-серого цвета.
За этим облупившимся сараем, на котором красовалась надпись «Хозчасть», она увидела щуплую фигурку пожилого человека в больничном халате, сидевшего на старой деревянной скамейке. Он был абсолютно неподвижен, словно изваяние.
Когда Ника подошла ближе, то подумала, что реденькая бородка, всклокоченные короткие седые волосы на голове и высохшие худые руки не дают даже намёка на то, что этот человек обладает какой-либо особенной силой. Он производил впечатление старца, не способного поднять даже тапочки.
Но когда она посмотрела в его яркие, эбонитово-чёрные глаза, они показались ей необыкновенными. Из них словно исходило сияние.
Старец неторопливо перевёл задумчивый взгляд на девушку, и вдруг от его спокойствия не осталось и следа.
– Кара небесная! – ошарашенно пробормотал Хантер, резко вскакивая и пристально вглядываясь в лицо Ники.
– Я что, так плохо выгляжу? – опешила она.
– Твой внешний вид мы обсудим позже, а пока нам надо поторапливаться, – подколол её Архангел, подхватывая Хантера под руку.
Даже не подумав сопротивляться, старец спокойно засеменил рядом со своими похитителями.
– Не бойтесь, мы не причиним вам вреда! – на всякий случай успокоила его Ника.
– Разумеется, ведь короткий сон ещё никому не повредил! – с неожиданной иронией отозвался он, коротким кивком головы указав на неподвижное тело маньяка, мирно похрапывающего в траве.
И почему сегодня все меня подкалывают?! – мысленно проворчала Ника. – Ну явно не мой день! – тихо вздохнула она.
– Кажется, сегодня не мой день! – пробормотал Даниил Ростовцев, следователь седьмого отделения милиции, случайно наступив в глубокую лужу возле своего подъезда.
Он возвращался домой с работы, мечтая, как нальёт чашку горячего ароматного кофе и расслабится наконец в мягком, уютном кресле перед телевизором. И хотя бы на время выкинет из головы мысли об убийствах, кражах, изнасилованиях, избиениях и тому подобных преступлениях против человеческой личности и собственности. А промоченные ноги сделали эти мечты ещё более желанными.
Но, видимо, этим сладким грёзам не суждено было сбыться, поскольку поравнявшийся с ним молодой человек в чёрном плаще приставил к его боку пистолет. Чувствуя, как ствол давит на рёбра, Даниил безропотно позволил завести себя в подъезд собственного дома, вытащить из своей кобуры пистолет Макарова, а затем и ключи из кармана.
– Я знаю, о чём ты сейчас думаешь, но поверь мне – сегодня твой день! – изрёк незнакомец, открывая дверь квартиры следователя, и Даниил наконец смог его разглядеть. Чёрный плащ, рост чуть выше среднего, крепкое телосложение, прямой нос, правильные черты лица, коротко стриженные русые волосы, серые глаза, – автоматически отметил он про себя.
– Ты смотришь на меня так, словно составляешь ориентировку! – усмехнулся незваный гость. – Расслабься, дружок, скоро ты будешь благодарить Бога за встречу со мной! – произнёс он, бесцеремонно проходя внутрь и усаживаясь в любимое кресло Даниила.
– Извини, но я предпочитаю встречаться с девушками! – тоже не удержался от иронии следователь.
– Рад за тебя, – одобрил Алекс. – Прости, что пришлось изъять твой ствол, но это для твоей же безопасности, чтобы ты не думал о разных глупостях.
– Я не занимаюсь глупостями с незнакомыми мужчинами, – сдержанно откликнулся Даниил.
– Тогда давай знакомиться, – невозмутимо улыбнулся гость. – Я Алекс. И в честь нашего знакомства позволь преподнести тебе небольшой подарок. Презент, так сказать, – произнёс он, кидая Даниилу спортивную сумку.
Поймав её на лету, следователь на пару секунд замер в нерешительности, раздумывая, стоит ли открывать столь подозрительную вещь. Но, решив, что в данной ситуации ничего хуже уже быть не может, осторожно извлёк оттуда большой прозрачный пакет, наполненный белым порошком.
– Что-то мне подсказывает, что это – не сахарная пудра, – произнёс он, выжидательно уставившись на Алекса.
– Это героин. Чистейший, без примесей, – со знанием дела пояснил даритель.
– Ты думаешь, я буду распространять эту дурь? – удивился Даниил. – У тебя с головой всё в порядке?
– Нет! – весело рассмеялся Алекс. – Я хочу, чтобы ты использовал эту дрянь по назначению. А именно – передал своему начальству, оформив официальный протокол. И все лавры по обнаружению большой партии героина достанутся тебе.
– И в чём подвох?
– Подвоха нет. Но есть проблема, – спокойно ответил Алекс. – Проблема в том, что тебе придётся объяснять происхождение этого подарка. И эту красивую сказку тебе предстоит придумывать самому. Боюсь, объяснения типа «нашёл на улице» или «друзья подарили» не прокатят, – усмехнулся он. –  Поэтому советую тщательно поразмыслить над этим, создать идеальную легенду. Люди, пославшие меня, уверены в тебе, – уже серьёзно добавил он. – Надеюсь, ты оправдаешь наши ожидания.
– Но для чего всё это? Почему? – не поверил внезапно привалившему счастью следователь.
– Так надо! – без лишних комментариев отрезал Алекс. Он не мог сейчас объяснить, что таким путём старейшины начинают план по привлечению Даниила в Орден.
Следователь с изумлением смотрел на него, пытаясь понять, не розыгрыш ли это. В его голове стало что-то немножко проясняться, когда он вспомнил истории о людях в кожаных плащах или куртках, которые вовремя оказывались на месте преступления, спасали людей, иногда – убивали преступников, и всегда растворялись в неизвестности. Видимо, этот странный тип – один из них.
В памяти Даниила тут же всплыло другое лицо – белокурой незнакомки с зелёными глазами. Когда-то ему поручили расследовать дело об убийстве троих уголовников, похитивших и истязавших женщину в заброшенном лесном доме. Прибывший наряд милиции обнаружил трупы преступников и женщину, прикованную наручниками в подвале. Она нарисовала портрет своей спасительницы, портрет, который не выходил у Даниила из головы вот уже в течение года.
– Ника… – изумлённо прошептал Алекс, уловив мысли следователя.
Перехватив взгляд Даниила, он подошёл к его рабочему столу и увидел среди бумаг знакомый до боли портрет.
– Это я заберу с собой! – не терпящим возражения тоном произнёс Алекс, изымая рисунок. – Мне тоже нравятся блондинки! – пояснил он причину этого наглого грабежа.
– «Плэйбой» покупать не пробовал? – стиснув зубы, поинтересовался Даниил.
– Рекомендуешь? – подколол его незваный гость. – Ладно, не кипятись! – добавил он примиряющее. – Думаю, это не последняя наша встреча. Так что давай завершим её вежливо и культурно…
– Какая вежливая встреча! – прокомментировал Хантер, наблюдая, как охранники Ордена Света торжественно отворяют перед ним главные ворота. – Прямо из грязи – в князи, – усмехнулся старец.
Пройдя несколько шагов по каменной дорожке, он вдруг застыл как вкопанный,  окидывая здание Ордена изучающим взглядом.
С виду этот оплот Добра выглядел как самый обыкновенный четырёхэтажный особняк. Дом из белого кирпича за чертой города, посреди лесной поляны,  обнесённый высоким забором, у которого дежурили охранники, не выделялся ничем особенным.
Но Хантер рассматривал не его фасад, а энергетический потенциал, которым обладало здание.
– Я вижу ваш Защитный Экран, – изрёк он наконец с видом профессионала. – Слабоват, – оценил он с лёгким пренебрежением.
– Прошу внутрь, – проигнорировав последнюю реплику, жестом пригласил Архангел, распахивая двери перед этим странным типом.
Неторопливо переступив порог, Хантер снова остановился, с интересом разглядывая всё вокруг. Длинный светлый коридор Ордена, на стенах которого висели изящные ажурные светильники, был в данный момент пуст.
– Нам сюда, – Архангел попытался направить гостя к лестнице и аккуратно взял его под локоть, но старичок оказал неожиданное сопротивление.
Резко отстранившись от сопровождающих, он гордо вскинул голову и тоном, не терпящим возражений, произнёс:
– Расслабьтесь, детки! Вы можете посылать меня, куда угодно, но куда мне идти – я решаю сам!
С удовлетворением отметив, что «детки» в растерянности переглянулись между собой, он развернулся к ним спиной и неторопливо засеменил по коридору.
– Может, отвезём его назад, пока не поздно? – шепотом обратилась Ника к Архангелу.
– Я всё слышу! – не оборачиваясь, прикрикнул старец. Его неожиданно сильный голос эхом прокатился вокруг.
– Понимаете, вас ж… – попытался объяснить Архангел, изо всех сил стараясь оставаться вежливым.
– Подождут! – грубо перебил его Хантер, не давая договорить. – Так, что тут у вас интересненького? Ага, столовая, – сразу определил он, даже не раскрыв красивую двустворчатую дверь из светлого дерева. – Ну, с этим мы разберёмся чуть позже. А здесь что? Спортзал, – произнёс Хантер на подходе к очередным дверям.
На протяжении всего пути он разговаривал сам с собой, не дожидаясь ответа от провожатых, и определял, что находится за закрытыми дверями, даже не заглядывая внутрь.
– Постирочная, – продолжал монолог Хантер, когда они подошли к прачечной.
– Оружие. Ещё оружие, – прокомментировал он двери, за которыми находились оружейный склад и комната с оборудованием для проведения боевых операций.
– Ага, больница! – с удовлетворением отметил он, дойдя до медчасти и, впервые за всё время раскрыв двери из белого тонированного стекла, вошёл внутрь.
Комната была пуста: все целители собрались в Тронном Зале, ожидая встречи с кандидатом в старейшины, который в этот момент хозяйским шагом обходил их владения.
– Как вы могли!!! – вдруг заорал он, потрясённо взмахнув руками, и уставился на Архангела таким взглядом, что Нике почудилось, что сейчас им придётся оправдываться за все грехи человечества.
– Это же немыслимо!!! Ставить стол для операций на энергетическом сквозняке! Вы же поставили этот стол между окном и дверями! – возмущённо объяснил он ничего не понимающему Архангелу.
– Сегодня же переставьте! – потребовал он и, решив, что опешившие собеседники получили от него достаточную взбучку, – отправился дальше по коридору.
Ника впервые видела Архангела в такой растерянности. С одной стороны, ещё никто не осмеливался разговаривать с ним в таком тоне! По крайней мере, безнаказанно. Но, с другой стороны, он вынужден уважать преклонный возраст этого типа и считаться с тем, что у того, возможно, уже начался старческий маразм. Не случайно же он в сумасшедшем доме оказался!
А может, он так достал врачей, что лоботомия была бы самым гуманным способом лечения из всех, что они могли применить?
– Если бы не Федор Матвеевич, я сгрёб бы этого вредного старикашку в охапку и вернул туда, где ему самое место, – едва слышно, сквозь зубы процедил Архангел.
– Ещё не поздно, – так же тихо ответила Ника, выходя из медчасти вслед за Михаилом.
– Поздно, касатики мои, уже поздно! – громогласно донеслось до них уже с другого конца коридора.
Дойдя наконец до лестницы, Хантер опять остановился и с задумчивым видом устремил взгляд вверх. Постояв так несколько секунд, он удовлетворённо хмыкнул и стал неспеша подниматься.
– Я рад, что ты с почтением относишься к Феде, – обратился старичок к Архангелу, когда они поднялись до второго этажа. – Поверь мне – этот человек заслуживает самого огромного уважения! Уж я-то знаю! – загадочно прищурился он.
– Не сомневаюсь, – сдержанно откликнулся Михаил. Вопреки его ожиданиям, что кандидат в старейшины продолжит путь по лестнице до четвертого этажа, где около тридцати сотрудников Ордена давно ждали его появления в Тронном Зале, этот упрямец развернулся и неторопливо засеменил по следующему коридору.
– А что у вас там? Ага, место для заметания следов, – определил он на расстоянии отдел зачистки.
Эта же участь постигла гримёрную («Размалёвочная», как выразился Хантер) и  бухгалтерию («Раздаточная!» – с энтузиазмом воскликнул гость).
– Библиотека, – произнёс Хантер с явным уважением в голосе, останавливаясь перед очередными дверями. – Это самое интересное место во всём здании, верно, милочка? – подмигнул он  Нике.
– Да, – лаконично, но искренне ответила девушка, до прихода в Орден проработавшая шесть лет библиотекарем.
Рывком распахнув двери, он вошёл внутрь и внимательным взглядом окинул ровные ряды стеллажей. Ника заметила, что при виде книг в чёрных эбонитовых глазах Хантера загорелся восторженный огонёк, и даже почувствовала к нему невольную симпатию.
Из зала библиотеки имелся проход в виде арки в другой зал, поменьше, где стояли столы с компьютерами, и оттуда, слегка прихрамывая и опираясь на трость, вышел хранитель всех книжных сокровищ Ордена.
– Добро пожаловать, – склонил он голову в приветственном кивке, с интересом разглядывая нового посетителя. – Меня зовут Павел Сергеевич Дорошенко, – представился этот маленький, сухонький старичок.
– Хантер! – вежливо откликнулся гость. Благосклонно протянув библиотекарю тонкую, жилистую руку, он сразу задал вопрос:
  «Роза мира» есть?
Павел Сергеевич снял с верхней полки ближайшего стеллажа издание в красном переплёте с золотым тиснением и протянул её посетителю.
– Борьба Добра и Зла – это вечное противостояние, но здесь и сейчас эта битва разгорается с особой силой и имеет огромное вселенское, межгалактическое значение! Земля – это очень важный форпост, и от соотношения на ней Добрых и Злых Сил зависит БУДУЩЕЕ. И не только человечества, но и других миров! – прочитал лекцию старец.
– Отлично, отлично! – произнёс кандидат в старейшины, с довольным видом выходя из библиотеки, и, словно в предвкушении чего-то приятного, потирая руки. – В этом помещении я проведу много времени! Очень много! Но не сейчас, – успокоил он Михаила, который уже яростно сжал зубы, боясь наговорить лишнего.
– А это – моё жилище! – без всяких церемоний поставил ультиматум Хантер, ткнув пальцем в соседнюю комнату, которая примыкала к библиотеке.
– К сожалению, эта комната уже занята: в ней живёт наш сотрудник, – глухо откликнулся Архангел, перехватив красноречивый взгляд Ники, который говорил, что он зря вступает в дебаты с этим неадекватным типом.
– Ошибаетесь! – упрямо возразил гость. – Эта комната освободится к вечеру! Жилец этой комнаты больше не жилец! – вынес он вердикт.
– В каком смысле? – с ёкнувшим сердцем уточнила Ника. Она знала, что Макс – обитатель этой комнаты – в данный момент был на задании.
– Нет, его не убьют, – успокоил девушку старец, ответив на её мысли. – Он закадрил молодую богатую невесту и через несколько часов захочет переехать к ней, в её шикарную квартиру. Поэтому – здесь он больше не жилец! Неужели не понятно?
– Это может оказаться правдой, – признала она, вспомнив, как совсем недавно  на тренировке Макс рассказывал друзьям о красивой и хорошо  обеспеченной девушке, которая настолько влюбилась в него, что даже готова мириться с его постоянными отлучками по делам в любое время дня и ночи.
– Так что, раз вы похитили меня и притащили сюда, – потрудитесь, чтобы эта комната осталась за мной! – потребовал Хантер. – И ещё, я хочу, чтобы на дверях висел номер «шесть»!
– Но номер этой комнаты – тридцатый, - робко напомнила Ника.
– Он БЫЛ тридцатым, – бодро поправил её старец. – А теперь будет шестым! Шесть – это символ гармонии, это универсальное число: оно делится как на чётные, так и на нечётные числа! – снисходительно, как малым неразумным детям, объяснил он своё требование.
– Может, ещё две шестёрки добавить, для полного комплекта? – пробурчал хмурый Архангел.
– Спасибо, касатик, за заботу, но мне хватит и одной! Я не жадный, – откликнулся Хантер. – Но если у меня появится лишняя шестёрочка – я обязательно поделюсь с тобой! – с хитринкой в глазах пообещал он Архангелу, чья комната находилась на четвёртом этаже и числилась за номером «66».
– Вы хотя бы для приличия могли бы не читать чужие мысли? – язвительно поинтересовался Михаил.
– Нет, это уже рефлекс. Или – средство выживания на этой агрессивной, опасной планете, - пояснил Хантер. – А чему вы удивляетесь? Что, защитный барьер в ваших мозгах не срабатывает? Могу дать совет: если приглашаете в гости супермена – будьте начеку: старые привычки не умирают!
К огромному облегчению Михаила их гость развернулся и наконец-то направился к лестнице.
– Я спиной чувствую твоё желание покрутить пальцем у виска, – произнёс Хантер, даже не оборачиваясь. – Не стесняйся, милок.
– Кажется, кто-то хотел сделать здесь лифт, – произнёс он, поднявшись на несколько ступенек, и многозначительно посмотрел на девушку.
– Мы пока думаем над этим, – растерялась Ника.
Она вспомнила, как год назад, когда Ворон напал на Орден, – она с раненым Дмитрием, которого целители только-только буквально вытащили с того света, поднималась по этой самой лестнице, и они оба, смертельно уставшие, мечтали о лифте.
Но откуда об этом знает Хантер? – удивилась она.
Когда неугомонный старичок дошёл до третьего этажа, картина повторилась. Резко отстранившись от Архангела, который снова попытался взять его под руку и направить нужным курсом, Хантер грозно сверкнул на него очами и отправился на экскурсию по очередному коридору.
– Беги, предупреди там всех, что он скоро поднимется, – тяжело вздохнув, дал указание Нике Архангел. – Надеюсь, это произойдёт в нашем столетии.
Ты чего такой злобный? – спокойно поинтересовался Хантер, когда Ника скрылась из виду. – Расслабься, сегодня же праздник – День согласия и примирения! – хитро прищурился он.
– Поздравляю! – глухо откликнулся Архангел, сцепив за спиной руки в железный замок, чтобы удержаться от искушения дать им воли.
Спасибо, лицо Хантера расплылось в довольной улыбке. Похоже, ему нравилось доводить Михаила до точки кипения. – Расслабься, дружок, а то день может кончиться неудачно!
Если я его убью – меня оправдают! – раздражённо проворчал Архангел, даже не стараясь скрыть свои мысли.
– Юношеский максимализм, – снисходительно покачал головой Хантер.
Весь третий этаж был занят жилыми комнатами сотрудников, и старичок медленно проходил мимо них, ненадолго остановившись лишь перед комнатами Дмитрия, Алекса и Ники.
– Если вы притащили меня сюда, значит, я вам зачем-то нужен, – в процессе неторопливого обхода отметил Хантер. – Нужен настолько, что вы не поленились вытащить дряхлого старика из сумасшедшего дома, невзирая на его странности. Но хочу напомнить древнюю истину: если видишь свет в конце тоннеля – не спеши радоваться: он может оказаться электричкой, философски предупредил он.
– Это уж точно, – хмыкнул Архангел.
– Итак, место приёма пищи определено, жилище подобрано, теперь – остаётся найти подходящую компанию, – бодро озвучил свои планы старец, дойдя до конца коридора. – А подходящая компания ждёт меня этажом выше, не так ли? – задал он риторический вопрос, уже поднимаясь по ступенькам.
– Да! – с облегчением выдохнул Михаил.
– А что у вас в подвале? – вдруг поинтересовался Хантер, остановившись как вкопанный, когда до конца лестницы оставалось всего три ступеньки.
– Похоронное бюро! – с угрозой прорычал Архангел и, перехватив его бешеный взгляд, Хантер успокаивающе замахал руками:
– Тихо, тихо, я пошутил!
В молчании пройдя мимо актового зала для общих собраний, рабочих кабинетов и жилых комнат Марии и старейшин, Архангел был готов перекреститься, поскольку Хантер добрался-таки до дверей Тронного зала.
Войдя внутрь, они оказались в просторном светлом зале, посредине которого стоял большой круглый стол.
– А не бедненько тут у вас, – прокомментировал Хантер, окидывая взглядом великолепие Тронного Зала.
Стены этого помещения, которое фактически являлось рабочим кабинетом для старейшин, были отделаны под золото, а два огромных окна бросали на дорогое убранство Зала радужные блики солнечных лучей. Бьющий из окон свет всеми цветами радуги преломлялся в хрустальных подвесках большой люстры, свисающей с высокого потолка с лепниной, и создавал неповторимую атмосферу – праздничную и торжественную одновременно.
– Кажется, я слышу ангельский хор! – с просветлённым лицом вдруг заявил Хантер.
– Это радио в соседней комнате, – успокаивающим тоном произнёс Фёдор Матвеевич. – Да Вы проходите, не стесняйтесь!
Чуть ли не силой оторвав наконец Хантера от дверей, Фёдор Матвеевич подвёл его к собравшимся в Зале, которые с интересом рассматривали прибывшего гостя.
– Полагаю, с Никой и Архангелом Вы уже познакомились. Теперь позвольте представить Вам других членов нашей организации, которые с нетерпением ждали вашего приезда, – гостеприимно предложил он.
Подойдя к старейшинам, Хантер торжественно поздоровался за руку с Романом Алексеевичем, мужчиной лет пятидесяти, с густыми длинными чёрными волосами, забранными на затылке в хвостик, и Андреем Викторовичем, пожилым мужчиной лет семидесяти, с редкими седыми волосами и пронзительными чёрными глазами.
Ника автоматически отметила про себя, что сегодня старейшины одеты более нарядно, чем обычно. На Романе Алексеевиче была белоснежная рубашка, а Андрей Викторович по такому случаю вместо традиционного серого свитера надел чёрный костюм-тройку.
– Это – Машенька, наш парапсихолог, – продолжил представление сотрудников Фёдор Матвеевич. – Дмитрий, Алекс и Дэн – Воины Света. Это – Саймон, наш консультант и специалист по биоэнергетике. А это – наш домовой, – добавил он, увидев пробирающегося в толпе Пирла. Маленькое серое существо, шерстью и размерами отдалённо похожее на кошку, бесцеремонно и решительно орудуя локтями, прокладывало себе дорогу среди собравшихся людей.
Подобравшись поближе, Пирл остановился и, с горделивой осанкой по-хозяйски сцепив мохнатые ручки на груди, маленькими чёрными глазками-бусинками с любопытством уставился на гостя.
Чтобы составить более полное представление о новоприбывшем, домовой задействовал свой нюх и принялся водить гладким и длинным, как у муравьеда, носиком, из стороны в сторону, энергично подёргивая при этом влажным чёрным блестящим кончиком, похожим на пуговку, и настороженно навострив острые, с кисточками на концах, как у рыси, ушки.
– Уберите от меня эту прямоходячую крысу! – брезгливо сморщившись, потребовал Хантер, презрительно оглядывая домового с ног до головы.
На мордочке Пирла, оскорблённого до глубины души, моментально проступило свирепое выражение, а на затылке выскочил сердитый хохолок.
– Прямоходящую, – не удержался от поправки Фёдор Матвеевич и тут же пожалел о своих словах, так как лицо кандидата в старейшины нахмурилось, а Пирл, сурово сморщив носик и обнажив белые и острые, как бритва, зубки, что-то воинственно прошипел.
– Не выражайся, Пирл! – одёрнула его Мария и от греха подальше телепортировала темпераментного домового в его конуру.
– Это ещё неизвестно, кто из нас придурок с комплексом Наполеона, – пробурчал себе под нос Хантер, прекрасно поняв всё, что сказал ему Пирл.
– Присаживайтесь! – стараясь сгладить неловкость, приветливо махнул рукой Фёдор Матвеевич и, когда все расположились за столом, торжественно обратился к гостю:
– Уважаемый Захар Михайлович!
– Меня зовут Хантер! – безапелляционно перебил его вновь прибывший.
– Уважаемый Хантер! – не выказывая недовольства, поправился Фёдор Матвеевич. – От лица всех здесь присутствующих я приветствую вас в организации, которую мы называем Орден Света. Наша цель – искоренение зла на этой…
– Я и так уже всё про вас знаю, так что не тратьте моё время зря! – вновь перебил его Хантер, не давая договорить старейшине речь до конца. – Переходите к делу! – потребовал он, не обращая никакого внимания на то, что все сидящие за столом посмотрели на него с недоумением.
– Кажется, мы скоро начнём скучать по Борфу, – тихо пробормотал Роман Алексеевич. Сварливый характер бывшего старейшины, напрочь лишённого чувства юмора, полу-человека, полу-инопланетянина, оказавшегося предателем, в Ордене стал уже легендой.
– Мы хотим, чтобы ты стал старейшиной нашего Ордена, Хантер, – отбросив всякие предисловия, заявил Фёдор Матвеевич. – Что скажешь?
– Я подумаю об этом, – высокомерно вскинув голову, ответил потенциальный старейшина.
– Когда ты скажешь нам о своём решении? – проявляя недюжинное терпение, поинтересовался Фёдор Матвеевич.
– Как только я его приму, вы будете первыми, кто об этом узнает, – отрезал Хантер.
– Хорошо, – вздохнул Фёдор Матвеевич. Он уже имел опыт общения с этим несговорчивым типом и понимал, что давить на него – бесполезно, а заставить – просто невозможно.
В данный момент Фёдор Матвеевич был единственным человеком в Ордене, который знал, что на самом деле бесцеремонность и грубость этого непредсказуемого товарища служили лишь средством эпатажа. Хантер любил шокировать окружающих. У него на всё был только один правильный ответ – его собственный. И не важно, если при этом он опровергал все законы физики и логики.
– Хорошо, – ещё раз повторил старейшина. – Пока ты не принял решение – будь нашим гостем, – вежливо предложил он и подавил вздох облегчения, когда увидел, что Хантер с важностью кивнул ему в ответ.
- Дима, Алекс и Вероника! – продолжил собрание Фёдор Матвеевич. – Немного посовещавшись, мы пришли к выводу, что вы должны работать вместе. Теперь командование Воинами Света переходит к Дэну, а ваша троица образует особый, так сказать, ударный отряд, который будет работать там, где потребуется исключительная быстрота, ловкость и точность.
– То есть, нашим девизом будет – «пленных не брать!», – подвёл итог Дмитрий.
– Верно! – подтвердил Фёдор Матвеевич. – И сейчас мы отправляем вас на первое совместное задание. Вы должны зачистить Раргенг от вампиров.
При этих словах Ника, Алекс и Дмитрий переглянулись между собой. Алексу уже доводилось год назад побывать в этом средневековом польском замке, и лишь благодаря Нике ему удалось тогда выбраться из этого логова вампиров живым.
– Да-да, – подтвердил Фёдор Матвеевич, – именно Раргенг. Но на этот раз вы отправитесь на задание не одни. Вместе с вами в Польшу поедет Саймон. Вы можете задействовать все наши технические возможности. Пленных, разумеется, не брать. Алекс – за главного.
– Есть только одно условие, – добавила Мария.
– Какое? – поинтересовался Алекс.
– Постарайтесь, чтобы сам замок уцелел. Культурное достояние как-никак, - улыбнулась она.
– Есть ещё одно условие! – вдруг подал голос Хантер, и лица всех присутствующих удивлённо повернулись к нему. – Я еду с вами! – безапелляционно заявил он.
– Совсем сдурел на старости лет! – всё же не выдержав, воскликнул Фёдор Матвеевич. – Богом тебя заклинаю, Захар, уймись наконец! Мы уже давно не молоды, все наши битвы и подвиги остались в прошлом. Зачем тебе это?
– У меня там кое-какие счёты остались, – помрачнев, объяснил Хантер. – Вы ведь хотите, чтобы я стал вашим старейшиной?! Тогда не возражайте!
– Это безумие! – пробормотал Архангел, неободрительно покачав головой.
– Этот мир полон безумцев, и если ты не хочешь на них смотреть, запрись в комнате и разбей зеркало! – невозмутимо парировал Хантер.
– Я знаю, что вы обо мне думаете! – произнёс новичок, обращаясь ко всем присутствующим. – Но я не обижаюсь, – философски отметил он. – Я ещё не умер, чтобы говорить и думать обо мне только хорошее. Но не волнуйтесь: скоро вы все меня полюбите! – с непоколебимой уверенностью заявил он и снисходительно улыбнулся, когда по залу прокатилась волна сдержанного смеха.
– Если не ошибаюсь, – произнёс Алекс, когда все успокоились, – когда я в последний раз был в Раргенге, там находилось около сотни вампиров. С тех пор прошёл год, и я уверен, что их число удвоилось, если не утроилось.
– Верно, – подтвердил Архангел. – Их число удвоилось. Двести вампиров против вас пятерых. Справитесь, – подвёл он итог тоном, не терпящим возражений.
– Справимся, – решительно произнёс Алекс, окидывая взглядом ставшую уже до боли знакомой обстановку, и подавил тяжёлый вздох.
Другого выбора у нас нет…
Раргенг, холодный и неприступный, всё так же возвышался на вершине холма, упираясь шпилями остроконечных башен в тёмно-свинцовые тучи. Что-то тревожное, бурное, сумрачное исходило от этого огромного массива.
Единственным, кто не вписывался в воспоминания Алекса, был Хантер, который, как только они прибыли на место, принялся бегать вокруг них, размахивая руками и подпрыгивая, словно исполняя  какой–то дикий, первобытный танец.
– Итак, краткий инструктаж, – не обращая внимания на выходки нового старейшины, спокойно произнёс Алекс. –  Замок был построен в XIV веке. Башни, которые возвышаются с разных краёв фасада, образуют несколько этажей, постепенно сужаясь к верху. С внутренней стороны к крепостным стенам примыкают соединённые друг с другом постройки, включающие залы, комнаты и полуразрушенную часовню. Во время операции имейте в виду, что опорные столбы при строительстве замка ставили у стен, чтобы они принимали на себя часть тяжести сводов. Поэтому, если не хотите оказаться погребёнными под обломками, все взрывы старайтесь производить на безопасном от них расстоянии. И, разумеется, не забывайте, что замок является культурным достоянием и его повреждения должны быть сведены к минимуму. Главное логово вампиров находится в подвале замка. Когда проникнем внутрь – первым делом замуруем дверь в подвал. Вначале зачистим тех, кто наверху, потом –подвал.
– Разделяй и властвуй! – кивнул в знак одобрения Дмитрий.
– Хочу напомнить одну вещь, – подал голос Саймон. –  Лекарства от вампиризма пока не существует.
– Да, верно, – мрачно подтвердил Алекс. – Тот из нас, кого они укусят, будет ликвидирован. Так что – будьте осторожны! – обеспокоенно предупредил он. – Если получите ранение – старайтесь, чтобы в рану не попала их кровь, иначе – заражение неминуемо. Помните, что вампиры очень живучи, и самый надёжный способ убить их – отрубить им голову, или – снести её разрывными пулями. Убивать всё, что движется, – отдал приказ Алекс.
– И даже сторожа? – дотошно уточнила Ника.
– Сторож, скорее всего, тоже вампир. Но, прежде чем его нейтрализовать, мы это проверим, – успокоил её Алекс.
– А как мы это проверим? – не унималась девушка.
– Тебе придётся его раздеть и тщательно осмотреть, нет ли на нём следов от укусов, – с иронией просветил её Саймон. – А если у него была бурная ночь и ты обнаружишь на нём царапины и засосы, – то пусть оправдывается, как сможет, – ехидно прищурился он.
– Сам его раздевай, – парировала Ника. – Глядишь – может, и личная жизнь наладится.
Саймон хотел было возразить, что его ориентацию она уже прочувствовала на себе, но под грозным взглядом Алекса решил попридержать язык.
– Так, – всем успокоиться! – вмешался в их дебаты Алекс. – Любовь моя, ты наверное, уже забыла, что у вампиров, в том числе у недавно заражённых, зрачки багрового цвета.
– Тогда, год назад у меня была другая задача: тебя спасти, а в их зрачки я не всматривалась! – проворчала Ника. – К тому же, темно тогда было…
– Сейчас – тоже скоро стемнеет, – отметил Алекс. – Поэтому будьте очень внимательными! Наша задача – полное уничтожение вампиров в этой местности. То, что останется от них после нашей зачистки – все следы и останки уберут наши польские друзья. Хантер, что ты делаешь? – всё же не выдержав, задал вопрос Алекс.
– Призываю удачу, – невозмутимо ответил старейшина, продолжая пританцовывать и выделывать странные пассы руками.
– Мы сейчас не на конкурсе песен и плясок диких народностей, Хантер, так что угомонись, пожалуйста, и бери оружие! – потребовал Алекс, едва сдерживаясь, чтобы не  запереть этого эксцентричного типа в фургоне, предварительно связав его по рукам и ногам.
– Ангельское терпение требует дьявольской силы, не так ли, Алекс?  – почувствовав его раздражение, хитро подмигнул новый старейшина, всё же останавливаясь.
Алекс протянул ему автомат, но Хантер отверг это оружие гордым жестом.
– Я уже вооружён! – заявил он, вытаскивая из-под полы своего широкого плаща деревянный меч, наспех выструганный из какого-то полена.
Ника, Дмитрий и Саймон переглянулись между собой, едва сдерживаясь, чтобы не прыснуть со смеху. Алексу же было не так весело: он был здесь за главного и отвечать за жизнь этого странного, невыносимого типа предстояло тоже ему.
– Хантер, пожалуйста, фургон набит вооружением, выбирай что угодно, только выбрось подальше эту палку! – взмолился Алекс. – Или я запру тебя в машине! – пригрозил он.
– Нет! – отрезал Хантер. – Я понимаю, что если палить по воробьям – есть шанс завалить медведя, но мне не нужно ваше оружие.
– Хантер, возьми хотя бы пистолет! – вмешался в дебаты Дмитрий. – Это для твоей же безопасности!
– Не гоношитесь, ребятки, я не первый день замужем, – пресёк их попытки помочь Хантер. Решительно вскинув обструганную палку наперевес, он зашагал вперёд, и скоро очертания его худенькой серой фигуры скрылись в зарослях.
– Как вы думаете, в Ордене сильно расстроятся из-за потери этого бойца? – озадаченно нахмурился Алекс.
– В любом случае, ты сделал всё, что мог, – попыталась утешить его Ника.
Неторопливый ночной ветерок нежно перебирал листики травы, деревьев и кустарников. Ника вдруг отметила, что если бы не это слабое шуршание, в воздухе висела бы полная тишина. Не было слышно ни стрекота сверчков и кузнечиков, ни воя волков, ни уханья птиц. Казалось, всё живое притихло, затаилось в ожидании исхода битвы Добрых и Злых сил.
На душе у девушки было неспокойно. Возможно, причиной тому была мощная негативная энергетика, исходящая от замка. А может быть – сознание того, что ей ещё не приходилось сражаться с вампирами.
Но за её спиной в ножнах висел японский клинок – катана, а правая ладонь обхватывала рукоятку любимой беретты.
Отбросив прочь все страхи, тревоги и сомнения, она глубоко вдохнула свежего, бодрящего лесного воздуха и зашагала вслед за своими друзьями. Она их не подведёт.
Ни за что на свете.
Дорога к замку вилась по скату узкой хвойной долины. Кругом возвышались холмы и заросли деревьев, а впереди светлой лентой просвечивала каменистая грунтовая дорога.
Скоро показались стены замка, и Ника увидела возвышающуюся четырёхугольную башню. Покрытые серо-коричневым мхом стены примыкали к ней, а с бойниц свешивались хрупкие, искривлённые деревца. Острые шпили придавали зданию вид какой-то фантастической массы, поросшей дикими яблонями и обсаженной хвойными деревьями.
Ощущение нереальности, сказочности этого места подчёркивали водосточные желоба, выступавшие вперёд у основания крыши, имевшие вид драконов и других устрашающих, загадочных существ.
На мгновение девушке показалось, что она видит, как от замка исходит леденящее душу дыхание иного мира.
Каменистая тропинка привела к массивным воротам. Огромные двери, украшенные резьбой и заключённые в глубоких нишах стрельчатой формы, были гостеприимно приоткрыты.
– Как вы думаете, нас уже ждут? – спросил Алекс у своих спутников, вскидывая оружие наизготовку.
– Ясно одно – здесь ждут ЕДУ, – отметил Саймон.
– А пришли мы, – весело усмехнулся Дмитрий.
– Нас – пятеро, а их – две сотни! Силы неравные, – вздохнула Ника.
– Ты права, у них нет шансов! – хитро подмигнул ей Саймон.
– Ладно, ребятки, хватит хохмить, принимаемся за дело, – призвал к дисциплине Алекс. – Постарайтесь не пристрелить случайно Хантера, если он будет путаться под ногами. Ну, с Богом! – выдохнул Алекс, и Воины Света ворвались внутрь.
Оказавшись внутри замка, Ника кинула быстрый, внимательный взгляд по сторонам. Интерьер замка: кирпич, глухая кладка стен – производил впечатление величавой суровости. Огромные, высокие ажурные окна в виде стрельчатой дуги из-за  толстого слоя пыли и грязи очень плохо пропускали свет. Впрочем, это было неважно: ночь надвигалась стремительно.
Полутёмная атмосфера замка действовала на нервы, и Нике снова показалось, что они очутились в готической сказке.
В своих снах она часто сражалась с разной нечистью, в самых неожиданных, но всегда сумрачных местах, и вот  – теперь эти кошмары воплотились в реальность.
– Задействуй внутреннее зрение, – дотронувшись до её руки, прошептал Алекс, уловив её состояние.
Это прикосновение придало ей уверенности и, последовав совету друга, Ника попыталась воспринимать окружающую обстановку не только зрением и слухом, но и своим Даром.
Так дела пошли гораздо лучше, смутные очертания предметов тут же обрели резкость. Почувствовав в душе некое успокоение, девушка смогла сосредоточиться на задании.
Бесшумно продвигаясь в глубь замка вслед за своими друзьями, она всё отчётливее вспоминала, как год назад, спасая Алекса, с помощью старейшин мысленно уже побывала здесь, в этих длинных переходах и на каменистых, замшелых крутых лестницах.
– Знаешь, что меня беспокоит? Что где-то здесь может быть Ворон, – тихо призналась она Алексу. – Ведь после того, как мы разрушили его Обитель – он сделал Раргенг своей резиденцией. Без обид, Алекс, но твоего отца я боюсь до чёртиков, – полушутя-полусерьёзно отметила девушка.
– Лично меня больше напрягает Амадей, – так же тихо ответил ей Алекс, не останавливаясь ни на минуту. – Но нам не стоит волноваться: они с Вороном сейчас где-то в России. Будь они здесь – старейшины ни за что не отправили бы нас сюда, да ещё в таком небольшом составе, – заверил он Нику.
 Дежа вю, – подумала девушка, когда группа Воинов Света по скрипящей деревянной лестнице спустилась к дверям, ведущим в подвал. Она хорошо помнила эти двери. Сама на расстоянии давала указания Алексу, как лучше их запереть изнутри. Теперь же требовалось заблокировать их снаружи.
Стараясь не обращать внимание на то, что от смрадного запаха плесени, который смешивался с едва уловимым сладковатым запахом трупного разложения, было не продохнуть, Ника подключилась к работе и, пока Алекс с Дмитрием бдительно прикрывали их спины, – помогла Саймону облить дубовую дверь по периметру специальным клеем.
– Осторожно, дорогуша: высыхает мгновенно, – шёпотом предупредил её Саймон. – Если вляпаешься – придётся отрывать тебя отсюда вместе с дверями и косяком!
В ответ Ника скорчила Саймону зверскую рожицу, которая должна была объяснить ему, что она всё поняла.
– У тебя уже судороги? – не удержался, чтобы не подколоть её Саймон.
– Ещё реплика – и судороги начнутся у тебя! – тихо парировала Ника, ткнув его локтем в бок. 
– Прекращайте возню! – глухо прорычал теряющий терпение Дмитрий.
– Готово! – отозвался Саймон.
– Все отошли! – скомандовал Дмитрий, принимаясь за свою любимую работу – установку пластиковой взрывчатки.
– Вернёмся – устроим здесь фейерверк! – злорадно улыбнулся он в предвкушении приятного момента.
– Саймон, скажи, сколько вампиров ты видишь за этой дверью? – негромко поинтересовался Алекс.
– Больше сотни, – сконцентрировавшись, ответил консультант старейшин. – Прячутся, сволочи.
– Значит, наверху их меньше сотни, – оптимистично подвёл итог Алекс. – Уже хорошо.
Несмотря на то, что они находились в затхлом, замкнутом пространстве, Ника кожей ощущала, как колышутся вокруг ледяные волны, проникающие в этот мир из потустороннего. Поёжившись, она плотнее запахнула чёрный кожаный плащ, чувствуя, как холод этого ужасного места пронизывает её тело.
– Всё, уходим! – наконец-то дал команду Алекс, когда Дмитрий закончил манипуляции.
– Теперь – разбиваем Замок на две части: верхние два этажа – наши с Никой, нижние – Димы с Саймоном. Проверяем все помещения подряд, не халтурим. Встречаемся здесь же, у этих дверей. Взрываем их и переходим ко второй части нашего гениального плана, самой сложной – зачистке подвала. Тот лаз, по которому год назад выбрался я – сейчас замурован, об этом позаботились наши польские друзья. Поэтому деваться им некуда, а загнанный в угол противник – ну, в общем, сами понимаете. Так что будьте осторожны и берегите себя, – произнёс последнюю напутственную фразу Алекс. – С Богом.
Он вытянул вперёд правую руку, и её тут же накрыла рука Дмитрия, потом – Ники и Саймона. Подбодрив этим жестом друг друга, Воины Света разделились.
Дмитрий и Саймон скрылись в темноте перехода, ведущего направо, решив начать с нижнего уровня, а Алекс с Никой отправились наверх по узкой, витиевато закрученной каменной лестнице.
Замок находился в полуразрушенном состоянии, и самую большую опасность для людей представляли именно последние этажи. Ника подумала, что в средние века эта неприступная цитадель, по-видимому, обстреливалась из огромных катапульт, и так и не была восстановлена. Время тоже внесло свою лепту в техническое состояние этого сооружения.
Иногда на их пути встречались огромные провалы и, чтобы их обойти, Алексу и Нике приходилось вспоминать навыки альпинизма и использовать такие акробатические приёмы, которым позавидовал бы любой циркач.
А когда с трудом распахнув очередные полусгнившие двери, девушка увидела под ногами зияющую пустоту и проблески огоньков соседней деревни в сгущающейся темноте, то почувствовала себя героиней фильма ужасов.
Осторожно отойдя от края пропасти, она перевела дух и отправилась дальше по коридору, вслед за Алексом. Ей казалось, что они обошли уже целое футбольное поле, но пока никто, обладающий разумом и способный двигаться и кусаться, на их пути не попадался.
– Сквозь разломы в крыше сюда попадает солнечный свет, и вампиры избегают здесь появляться, – ответил на её мысли Алекс. – Но сейчас ночь, и мы обязаны были всё тут проверить, – объяснил он. – Самое интересное нас ждёт впереди.
В его правоте Ника смогла убедиться сразу же, как только они спустились этажом ниже и проникли в первую попавшуюся на пути комнату.
Вначале она почувствовала своим Даром, а потом уже увидела – двух вампиров, метнувшихся за массивную спинку дубовой кровати, сделанной на века.
Поняв, что нарушителей спокойствия всего двое, твари с жадным блеском в покрасневших глазах, в которых горел звериный голод, вылезли из своего укрытия и тут же рухнули, получив в головы разрывные пули.
Уничтожив первого в её жизни вампира, Ника с интересом оглянулась по сторонам. Если предыдущие помещения, в которых они побывали, были абсолютно пустыми, то это напоминало аскетическую келью: две кровати, стол и покрытый трещинами стул – вот и вся мебель. Видимо, когда-то здесь была спальня рыцаря и его оруженосца.
Всё это убранство можно было разглядеть с трудом: укреплённые на неровно обтёсанных каменных стенах два чадящих факела чуть тлели, а лунный свет едва пробивался сквозь узкие, расположенные почти под потолком окошки.
Похожая обстановка обнаружилась и в других апартаментах, которые тоже не пустовали.
Алекс с Никой зачищали комнату за комнатой, оставляя после себя лишь дёргающихся в конвульсиях мерзких тварей, и уже через несколько минут девушка потеряла им счёт. Сумрачные, тускло освещённые помещения заполняло ужасное зловоние, когда убитые вампиры бесформенной кучей падали на пол.
– Такое чувство, что мы принимаем участие в какой-то компьютерной стрелялке, – с удивлением отметила Ника. – В каждом последующем логове число этих гадов увеличивается!
– Просто чем ближе к подвальной лестнице – тем их больше, – объяснил закономерность Алекс. – Главное – помни: это не игра, и количество твоих жизней ограничено, – посоветовал он.
Воины Света действовали очень слаженно, стараясь всё время держать оптимальную дистанцию, и не позволяли противнику зайти за спину – окружить себя. Они словно составляли единое целое, чувствуя мысли и предугадывая движения друг друга ещё до того, как они совершались.
И всё же очень скоро Ника поняла, что ей тяжело и непривычно сражаться с этой нечистью: если обычного человека можно быстро нейтрализовать, воздействуя на его уязвимые точки, то вампиры не чувствовали боли, а полученные в живот, спину или горло пули они словно вообще не замечали. Алекс снова оказался прав: убить их можно, только снеся им голову.
Поэтому очень скоро, переложив любимый пистолет с глушителем в левую руку, Ника извлекла из ножен изящный японский клинок.
– Ну, что, кровососики, занимайте очередь на гильотину! – воскликнула девушка и, вспомнив всё, чему её успел обучить Архангел по владению этим оружием, с новыми силами ринулась в бой.
– А ты входишь во вкус! – мягко подколол её Алекс, когда они за семь секунд зачистили очередное помещение, убив больше десятка вампиров.
– Стараюсь, – мило улыбнулась девушка, лёгким движением стряхивая с клинка густую буроватую кровь.
– На мясокомбинате тебе бы цены не было, – с лёгкой иронией отметил он.
– Знаю, – скромно откликнулась Ника. – Расфасовка тушек скоро станет моей второй специальностью, – усмехнулась она.
– Скорее – не расфасовка, а расчленение, – мимоходом поправил её Алекс. – И не второй специальностью, а третьей: первые две – библиотекарь и Воин Света.
– Нет, Воин Света – это не специальность, – возразила девушка. – Это – призвание. Это – стиль жизни. И карма, от которой никуда не денешься, – пояснила она, откидывая со лба непослушную прядь волос.
– Лично я давно понял, что моя карма – это ты, – пряча улыбку, вздохнул он.
При подходе к лестнице на пути Ники и Алекса вдруг выросла огромная фигура. Преградивший им путь красотой не блистал: вы­пяченные, навыкате, багровые глаза, надбровные дуги неандер­тальца и отвратительно искривленные в гадкой ухмылочке губы могли напугать кого угодно. Крупные, неправильные черты лица периодически искажал нервный тик; не красили его и многочисленные огромные бородавки. И вдобавок ко всему левая половина его головы была сильно сплющена.
Такое чувство, что при жизни его переехал грузовик, – молнией промелькнуло в голове Ники.
– Добро пожаловать в ад! – просипело чудовище, нацелив на них крупнокалиберный пистолет.
– Иди к чёрту! – откликнулся на это приглашение Алекс, резко заталкивая Нику в ближайшее помещение и, уворачиваясь от пуль и посыпавшейся штукатурки, смешанной с песком и осколками камней, прыгнул вслед за ней.
Если раньше как вампиры, так и Воины Света применяли оружие только с глушителями, стараясь производить поменьше шума, то эта жертва дорожной аварии явно не заботилась о соблюдении тишины, и звуки выстрелов загрохотали по старинному сооружению, разносясь громким эхом в многочисленных переходах.
 Словно отголоском, до них вдруг донеслись звуки стрельбы с другого этажа, и Ника подумала, что Диме и Саймону тоже, по-видимому,  приходится несладко.
– Началась канонада, – мрачно пробормотал Алекс, понимая, что теперь у них осталось мало времени, чтобы довершить начатое и скрыться прежде, чем сюда сбегутся жители окрестных деревень и нагрянет полиция.
Влетев в комнату, Ника с Алексом не успели захлопнуть дверь на засов, как поняли, что попали в засаду: здесь их уже поджидали десять вооружённых до зубов вампиров.
Помещение, в котором они оказались, было гораздо более просторным, чем предыдущие, но, к сожалению, в нём не оказалось ни мебели, ни чего-либо, что можно было бы использовать в качестве хоть какого-нибудь укрытия.
Но сдаваться без боя не входило в планы Воинов Света и, отлетев в сторону в прыжке с переворотом, чтобы увернуться от пуль, они перешли в наступление. Ника метнула меч в одного из вампиров, снеся ему голову, и перекинула любимую беретту в правую руку, одновременно выхватывая другой рукой из-за пояса ещё один пистолет, краем глаза проследив, что её клинок воткнулся в деревянную раму запылённого окошка-витража.
Уже через несколько секунд она уловила мысли Алекса: он телепатически предупредил её, что вампирам дан приказ взять их живыми; если бы хотели убить – давно бы это сделали. Но нужно было торопиться: у этой нечисти, обладающей жалкими остатками интеллекта, очень скоро могло лопнуть терпение.
Стараясь двигаться с максимальной быстротой и прикрывать спину другу, девушка успела точными выстрелами уничтожить трёх вампиров и увидела, что Алекс прикончил ещё четырёх, прежде чем монстр, поджидавший их в коридоре, мощным пинком ноги распахнул дубовые двери и с глухим рыком ворвался внутрь.
В голове Ники промелькнула мысль, что это искажённое дикой злобой мерзкое лицо, сведённое в причудливую гримасу очередным нервным тиком, теперь, наверное, долго будет сниться ей по ночам. Если она доживёт до рассвета…
Что, впрочем, было уже маловероятно, так как вслед за чудовищем в помещение ввалились ещё с десяток вампиров.
Алекс прикончил ещё двоих и вогнал несколько пуль в покрытого бородавками неандертальца, но, даже получив ранения в голову и шею, тот не остановился, отмахнувшись от пуль как от назойливых мух.
Ника смогла убить только одного, когда пуля страшилища, попавшая ей в живот, сбила её с ног. Она осталась жива только благодаря тонкому, но, хвала небесам, прочному бронежилету.
Чувствуя, как от адской боли в глазах потемнело и поплыло, она всё же попыталась встать, ощущая, как огромная туша уродца склоняется над ней.
Вырвав из её рук пистолеты, он схватил девушку за ворот плаща, и, подняв на ноги,  словно тряпичную куклу, рывком прислонил к стене.
Алекс, отстреливающийся от десяти вампиров на другом конце Залы, не успел среагировать вовремя и, когда он наконец преодолел расстояние до своей подруги, на шею Ники был нацелен её же меч, вытащенный из деревянной окантовки витража.
– Вот и всё, допрыгались! – просипел монстр. – Бросай оружие, или – одно лёгкое движение, и она станет одной из нас! – торжествующе ухмыльнувшись, предупредил он.
Замерев на месте, Алекс моментально оценил ситуацию. Меч Ники был покрыт буроватым налётом вампирской крови, и если от этого клинка она получит хоть малейшую царапину…
Алексу ничего не оставалось, как подчиниться, и он отбросил пистолеты в сторону.
– Прости… – тихо прошептала девушка, пытаясь удержать текущие от боли слёзы. Она задействовала свой Дар, чтобы исцелиться и выйти из состояния унизительной беспомощности, но ощущение, словно её изо всех сил ударили бейсбольной битой, ещё не прошло.
Удовлетворённый разоружением противника, вампир швырнул Нику в сторону Алекса, и тот едва успел её подхватить.
Очутившись в объятиях друга, девушка почувствовала себя немного увереннее. Он положил руку ей на живот, и его тёплая энергетика тут же заструилась по ней, излечивая и даря надежду на спасение.
Не трать силы, – мысленно попросила она, помня слова Саймона, что человеческое тело подобно батарейке.
То, что он расходовал сейчас на неё свою энергию, неминуемо обернётся ослаблением его Дара, и он будет уже не в состоянии так хорошо, как раньше, ориентироваться в темноте, что могло стоить ему жизни.
Но он упорно продолжал исцелять её, преодолевая её пассивное сопротивление, и остановился лишь тогда, когда почувствовал, что его девушка – в норме.
Их положение было очень серьёзным, и она это понимала. Дима с Саймоном далеко; эхо от их выстрелов до сих пор доносилось приглушёнными раскатами, и Ника заметила, что они звучали всё реже. Либо ребята справились со всеми вампирами, либо у них заканчиваются патроны. И что-то ей подсказывало, что ближе к истине второе, чем первое.
Плотно прижатые к стене, под прицелом одиннадцати стволов, со всех сторон окружённые вампирами, два Воина Света стояли молча и неподвижно.
Как будем выбираться? – мысленно спросила девушка, с тревогой посмотрев на Алекса.
Будь наготове, я дам сигнал, – Алекс ободряюще сжал её ладонь в своей руке.
– Думаю, Хозяин очень обрадуется, когда увидит вас! – с довольной кривой усмешкой проклокотало недавно раненное Алексом чудовище,  из горла которого сочилась вязкая тёмная жидкость, лишь отдаленно напоминающая кровь. – И не советую рыпаться: Хозяин сказал сохранить вас ЖИВЫМИ, а не ЦЕЛЫМИ и ЗДОРОВЫМИ. Чувствуете разницу? – осклабился он, в ухмылке обнажив острые клыки с желтоватым налётом.
– Ты бы хоть иногда зубы чистил! – сморщившись с омерзением, посоветовал Алекс.
– Почищу – о твоих друзей! – рявкнул в ответ вампир. – Других – уничтожить! – отдал он приказ, и один из вампиров покинул залу, поспешив передать это сообщение остальным сородичам.
Сердце девушки бешено забилось, и она вновь с тревогой кинула быстрый взгляд на Алекса, который продолжал стоять неподвижно, выжидая удобный момент для атаки.
Прошло ещё несколько секунд, и вдруг страх за жизнь Алекса и своих друзей, который липкими волнами расплывался по телу Ники, внезапно показался ей ерундой по сравнению с тем, что она испытала, когда увидела, как за спинами вампиров в свете зажжённых факелов внезапно заколыхались концентрические круги воздуха, и в затхлом помещении средневековой залы начали сгущаться тени, из которых стала материализовываться чёрная фигура.
– Ворон… – прошептала побледневшая девушка.
Сгущались тени, улицы уже заполнял вечерний полумрак, а следователь Даниил Ростовцев сидел в уютной кофейне в центре города, рассеянно глядя в окно и наблюдая за людьми, изредка проходившими в свете фонарей. Его кофе давно остыл, друг опаздывал, а сам Даниил, погружённый в свои мысли, размышлял о судьбах человечества.
– Почему Господь, если он всесилен, допускает существование Зла на этой Земле и в душах людей?.. Интересно, что на уме у этого тридцатилетнего, ничем не выделяющегося мужчины в сером плаще, который только что с отсутствующим взглядом прошёл мимо окна? О чём он сейчас думает? О том, как удобнее затягивать удавку на шеях молоденьких жертв, или о том, какие цветы подарить на День рождения жене?  Чужая душа – потёмки… – тяжело вздохнул Даниил и отхлебнул из чашки холодный кофе.
В последнее время в его сознании всё чаще проскакивала мысль, что за пределами мира, который он мог видеть и слышать, есть другой, с которым его разум иногда пересекался в моменты сильного волнения.
Ему, рационалисту и материалисту, отличнику Юридической Академии, было нелегко прийти к такому выводу, но все происходившие события упорно наталкивали его на эту мысль.
Двери кофейни распахнулись с тихим мелодичным звоном маленького колокольчика, и в помещение ввалился Олег, старший оперуполномоченный седьмого отделения милиции
– Прости, Данька, опоздал! – запыхавшись, извинился его друг, кидая куртку на ближайшую вешалку и бухаясь на стул рядом с Даниилом.
– Я не опоздал, шалунишки? – ехидно поинтересовался Редфорд, материализуясь под тёмными сводами замка.
Узнав его, Ника была готова перекреститься от облегчения. Если бы раньше кто-нибудь сказал ей, что она так обрадуется этому магу, – она бы просто не поверила. Воистину, жизнь полна сюрпризов…
– Нет, кажется я как раз вовремя! – деловито отметил маг, на ходу расстреливая лихорадочно заметавшихся вампиров.
Алекс с Никой, моментально воспользовавшись всеобщим замешательством, вырвались из-под прицела и тоже перешли в наступление.
Через несколько секунд лишь дёргающиеся в агонии трупы вампиров напоминали им о недавней опасности.
– Завтра я вышлю вам свою фотографию, – заявил Редфорд.
– Зачем? – наивно спросила Ника.
– Её пора вывесить на Доску Почёта в вашем Ордене, – усмехнулся маг. – Я столько раз спасал ваши жизни, что мне теперь по ночам кошмары снятся, будто я стал Воином Света. Представляете?  – передёрнул он плечами в наигранном ужасе. – Кстати, могли бы и спасибо сказать!
– Что ты тут делаешь? – проигнорировав последнюю фразу, холодно спросил Алекс.
– Играю в прятки, – невозмутимо ответил маг. – Сосчитал до пяти и пошёл искать. Нашёл вас. На ваше счастье.
– Впадай в детство где-нибудь в другом месте, Редфорд, а то подцепишь случайно шальную пулю, – едва скрывая раздражение, предупредил Алекс.
– Какая забота! – воскликнул Редфорд, театральным жестом взмахнув руками. – Что бы я без вас делал, ребята! – шумно вздохнул маг, всем своим обликом излучая восторженную благодарность.
– И всё-таки, Редфорд, что ты здесь делаешь? – настороженно повторила вопрос Ника.
– Ищу дорогу к бессмертию, заинька, – полушутя-полусерьёзно ответил маг. – А для начала – пытаюсь найти местную библиотеку. Может, поможешь,  любовь моя? – подмигнул он девушке, вызвав нервный скрежет зубов у её друга.
– Два часа ночи, идиот! – отпустил реплику Алекс.
– На слово «идиот», обращённое в мой адрес, я реагирую очень нервно, – с угрозой прищурился Редфорд.
– Но здесь нет никакой библиотеки! – вклинилась в их диалог Ника, пока обстановка не накалилась ещё больше. – По крайней мере, мне о ней ничего не известно! – искренне призналась она.
– И всё же, напряги память, солнце моё, – не сдавался маг. –  Я ведь знаю, что когда-то старейшины вложили в твою прекрасную головку информацию об этом здании. К тому же, в вопросах библиотечного дела – ты настоящий ас! Уж я-то тебя отблагодарю, будь уверена!
– Воспользуйся своим компасом, он у тебя ниже пояса, –  подколол его Алекс.
– Хорошая идея, – расхохотался маг и послал девушке воздушный поцелуй. – Ника, когда я вижу тебя, мой компас показывает дорогу на небеса.  Давай договоримся, милая, – ты говоришь мне, как пройти в библиотеку, а я – когда ваши жизни опять будут висеть на волоске – снизойду до того, чтобы в очередной раз спасти тебя и твоего хмурого пупсика.
– Первый поворот налево, – ледяным тоном ответил за Нику Алекс и, как будто не замечая, что лицо Редфорда перекосилось от злости, решительно взял растерявшуюся девушку за руку и повёл прочь.
– Не слушай его, Ника, – на ходу предупредил он. – Ты же знаешь, что ему нельзя верить. К тому же, у нас нет времени болтать с ним: в замке ещё полно вампиров. Надо помочь Дмитрию и Саймону.
– И Хантеру, – добавила девушка.
– Да, и Хантеру, – мрачно согласился Алекс. – Где бы он ни был… – вздохнул он.
Иван, студент второго курса исторического факультета, неторопливым хозяйским шагом делал обход полутёмного замка. Он подрабатывал в Раргенге сторожем и, как ему объяснили вчера, во время приёма на работу, такие прогулки были прямой его обязанностью.
Впрочем, с его тягой ко всему загадочному, старинному, таинственному, он и сам мог бы доплачивать за то, чтобы после полуночи оказываться в таком месте. И, пробираясь в темноте по длинным коридорам средневекового готического замка, покрытым пылью веков, воображать себя храбрым князем или доблестным рыцарем, спешащим к даме своего сердца. Или – легендарным королём. Почему бы и нет?
Польские друзья предупреждали его, что об этом замке ходит плохая молва: он полон призраков, и в нём бесследно исчезают люди. Взять хотя бы предыдущего сторожа, который сгинул без следа. Не нашли ни его самого, ни неизменного серого шарфика, с которым тот не расставался.
Но такие предостережения ещё больше подогревали интерес Ивана к этому месту, и вот – он здесь. Одинокий, мужественный охотник за привидениями. Или, нет – похититель  средневековых сокровищ. И женских сердец. А может, … – Иван не успел закончить свою мысль, как услышал странные шорохи, пугающим эхом разлетевшиеся под сводами замка.
Испуганно схватившись обеими руками за нательный крестик, он застыл на месте, вслушиваясь в темноту. Но шорохи внезапно стихли, и всё, что он теперь слышал – было сумасшедшее биение сердца, готового выпрыгнуть из груди.
Вот он – момент истины! – пронеслась в голове Ивана мысль. – Сейчас неведомое приоткроет мне свои тайны! А может, это просто мыши, – попытался успокоить он себя. – А я-то, как дурак, чуть от страха не помер …
Но что такое настоящий страх, Иван узнал двумя секундами позже, когда пара холодных, когтистых рук, высунувшись из какой-то ниши в стене, вцепилась в него мёртвой хваткой и затащила в небольшое, освещаемое чадящими факелами, пустое помещение.
– Это не мыши, – в шоке пробормотал побледневший студент, разворачиваясь лицом к своему похитителю. 
Покрытое лохмотьями, с повязанным на шее грязным шарфом неопределённого цвета, это существо с мертвенно-бледной кожей и красными горящими глазами с большой натяжкой походило на человека.
– Сам знаю! – просипело существо, в плотоядной ухмылке обнажая острые клыки.
В ужасе отпрыгнув назад, Иван попытался убежать, но, как назло, запнувшись за какой-то выступ, кубарем покатился по каменному полу.
– Потише, тварь! – раздался вдруг из тёмной ниши в стене уверенный, спокойный голос. – Не торопись! – произнёс некто, выходя на освещённое факелами место.
В худенькой, хрупкой фигуре незнакомца, закутанного в серый потёртый плащ, не было ничего устрашающего, а когда Иван рассмотрел его лицо, изборождённое глубокими
морщинами и реденькую седую бородку, все его надежды на спасение рухнули, как карточный домик.
Когда же он увидел ещё четырёх вампиров, тихо просочившихся друг за другом в комнату и перекрывших ему путь к отступлению, душа Ивана сжалась в маленький трепещущий комочек, съёжившийся где-то на уровне пупка.
Больше всего он сейчас сожалел, что у него под рукой нет пистолета.
Да какой там пистолет, здесь и пулемёт не поможет! – молнией пронеслась в голове испуганная мысль. Словно её отголосок, по Замку загрохотали громкие выстрелы, от которых, как показалось Ивану, стены заходили ходуном.
– Этот пожирнее будет! – прохрипел один из вампиров, надвигаясь на Ивана.
– Я же сказал: не торопитесь, твари! – громко повторил незнакомец, неодобрительно покачав головой. Его неожиданно сильный, чистый голос гулким эхом пронёсся по полутёмному замку.
Вытащив из-под полы старенького серого плаща какую-то деревянную палку, он решительно вскинул её наперевес, словно меч.
Если бы Иван не находился сейчас в таком плачевном состоянии, он бы рассмеялся. Но смех застрял в горле, вырвавшись наружу коротким судорожным всхлипом.
– У меня к вам всего лишь один вопрос, нечистики, – энергично взмахнув своим импровизированным оружием, заявил старец. – Где Амадей? Кто ответит первым – заработает быструю и лёгкую смерть. В отличие от остальных, – добавил он, усмехнувшись.
Переглянувшись с недоумением от того, что новоприбывшая еда ставит им какие-то ультиматумы, – вампиры решили приступить к трапезе.
Игнорируя надвигающуюся на него опасность, старец крепко обхватил деревяшку обеими руками и уставился на неё пронзительным гипнотическим взглядом, напряжённо сведя кустистые седые брови у переносицы.
С замиранием сердца Иван смотрел, как эта нечисть обступает безумного старичка со всех сторон и уже начал вспоминать молитвы за упокой души, как случилось нечто странное.
Он не поверил своим глазам, когда заметил, что по этой наспех обструганной палке начинают пробегать маленькие серебристые искорки, и чем дальше – тем больше. В конце концов их мельтешение превратилось в яркое, переливающееся облако, которое полностью накрыло эту деревяшку, и у Ивана отвисла челюсть, когда он увидел, что престарелый защитник с поразительной для его возраста энергией ринулся в бой, убивая противников одним прикосновением чудо-оружия.
Наблюдая, как Хантер, размахивая светящимся мечом, от которого летели искры, рубил вампиров направо и налево и через несколько секунд добил последнего, Иван вдруг всё понял.
– Джедаи… – потрясённо прошептал он, вскакивая с пола и широко раскрытыми от восхищения глазами уставившись на старейшину Ордена.
– Да пребудет с тобой сила! – восторженно воскликнул Иван, зачем-то бухаясь на колени и сложив перед собой ладони, словно в молитве.
– Царствие тебе Небесное, сын мой! – смакуя торжественность момента, ответил ему Хантер и, увидев, как испуганно заморгал от этой фразы студент, тут же поправился:
– То есть, благослови тебя Господь!
– Нам придётся разделиться, – констатировала Ника.
Они с Алексом уже облазили весь Замок сверху донизу. Непроверенным остался лишь последний, самый сложный рубеж перед подвалом – нижний этаж Замка. Именно там отчаянно сражались с нечистью Дмитрий и Саймон.
– Знаю, ты против, – отметила она, видя, как нахмурилось лицо Алекса. –  Но другого выхода нет: в той стороне – Дима, а в другой – Саймон. И обоим нужна помощь. Диму окружили восемнадцать вампиров, Саймона – одиннадцать, - определила она своим Даром.
– Да, ты права,  – скрепя сердце, согласился Алекс. Ему не хотелось отпускать Нику от себя, но он понимал, что выбора не было. – Ты – налево, я – направо. Я – к Димке, ты – к Саймону. Выстрелов уже не слышно, значит, у них закончились патроны, они дерутся мечами, и подмога будет им очень кстати. Встретимся у центральных ворот, – коротко кивнул он девушке и, обеспокоенно добавив: – Будь осторожна! – кинулся под тёмные своды замка на помощь лучшему другу.
– Ты тоже! – мысленно откликнулась девушка.
Развернувшись, она побежала выручать консультанта старейшин.
Ника быстро вклинилась в ряды озверевших вампиров, норовивших вцепиться Саймону в горло и, используя эффект неожиданности, быстро отрубила головы троим из них.
Четверо нападавших с угрожающим рычанием тут же развернулись в её сторону, и Саймон теперь отбивался всего от четырёх.
Видимо, эта нечисть составляла особый боевой отряд, поскольку действовала с исключительным профессионализмом, очень слаженно и грамотно выстраивая групповое нападение.
А то, что они были одеты в покрытую грязью и засохшей кровью камуфляжную коричнево-зелёную униформу и держали в руках полицейские дубинки, подсказывало Нике, что при жизни они наверняка были сотрудниками спецназа или подобной  организации.
Через три минуты яростной борьбы девушка с удивлением подумала: как Саймону удалось продержаться так долго?
Кинув быстрый взгляд на своего друга, Ника увидела, что он выдыхается. Не переставая орудовать мечом, она подскочила к нему поближе, чтобы прикрывать его от ударов в спину.
Его оружием тоже был самурайский клинок, но, помимо этого, консультант старейшин активно использовал свой Дар, энергетическим лучом разрывая мозги противников и выдавливая глаза, благодаря чему и без того не отличающиеся красотой вампиры принимали совсем жуткий вид.
Впечатление ожившего кошмара усиливалось и от окружающей обстановки. На первый взгляд, это просторное помещение было жилым и выглядело довольно уютно: алые бархатные шторы на огромных окнах, покрытые мягкой бордовой тканью стены, красный пушистый ковёр, антикварные, в стиле Людовика XIV, два кресла, стол и стул из тёмного дерева.
Выразительность интерьера подчёркивали огромные зажжённые свечи чёрного цвета, вставленные в массивные золотые напольные подсвечники и огромная кровать под нежно-розовым кружевным балдахином, застеленная чёрным шёлковым бельём. В левом углу недалеко от входа возвышались аккуратно собранные доспехи, латы и шлем  средневекового рыцаря.
По всей видимости, здесь когда-то находились личные апартаменты владельца Замка. Но сейчас от этой жутковато-романтической обстановки излучалась аура её последнего владельца, настолько тёмная и мерзкая, что Нике показалось, она не только видит её, но и ощущает своей кожей.
Ворон!... Здесь жил Ворон! – вдруг дошло до неё.
Эта внезапная мысль так испугала её, что на секунду Ника остолбенела.
Этой заминкой успешно воспользовались атакующие вампиры, нанеся ей несколько ударов, самые сильные из которых пришлись в висок и левое колено. Отлетев к стене, Ника чуть не выронила меч.
Яркие звёздочки замелькали перед глазами и вспыхнули пылающим огнём от адской боли, когда она, пытаясь удержаться на ногах, перенесла центр тяжести на повреждённую ногу.
Саймон вовремя заслонил её собой, и если бы не это – желтоватые, дурно пахнущие вампирские клыки уже вонзились бы в её тело. Но консультант старейшин всё же сумел удержать эту нечисть на расстоянии.
– Думай о приятном! – с неизменной иронией поддержал он девушку, видя, что ей приходится несладко.
– О тебе, что ли? – подколола она.
– Почему бы и нет? – запыхавшись, откликнулся он.
«Спасибо» за спасение жизни она скажет ему чуть позже. Если доживёт. Впрочем, за эти несколько минут она успела отразить столько сыпавшихся на его спину ударов, что, в принципе, они были квиты.
Едва восстановив равновесие, она поняла, что теперь ей предстоит прыгать лишь на правой ноге. У неё не было ни времени, ни сил, чтобы исцелить себя. Послав вниз энергетический импульс, нацеленный лишь на обезболивание, Ника снова включилась в битву.
– Спасибо, что выбрали нашу авиалинию! – прокомментировала она бесстрастным тоном стюардессы, наблюдая, как подброшенный Саймоном вампир, перелетев через стол, с впечатляющим грохотом приземляется на запылённые средневековые доспехи.
– В наше время просто так ничего на голову не сваливается! – авторитетно заявил Олег, взмахом руки подзывая официанта. – Кроме реактивных самолётов, пожалуй, - криво усмехнулся он. – Так что колись, Данька: откуда наркота?
– Из лесу, вестимо, – отшутился Даниил.
– Ты эти басни про лес и подарки своему начальству втирать будешь. А лично я в мужиков с длинной бородой и в красной шапке не верю с трёхлетнего возраста. Да и не сезон пока: октябрь на дворе.
– Угу, – неопределённо откликнулся Даниил, допивая последние капли холодного кофе.
– Ты хоть понимаешь, что наркоты в том скромном с виду сереньком пакетике было на миллион? – пристально вглядываясь в задумчивые глаза собеседника, поинтересовался Олег.
– Рублей? – невозмутимо уточнил результаты экспертизы следователь.
– Каких рублей, чурбан, долларов!!! – воскликнул опер.
– Да? – с абсолютным спокойствием принял к сведению Даниил.
– Послушай, если ты вляпался в какую-нибудь некрасивую историю – тебе нужна помощь, – попытался вразумить его Олег. – Расскажи мне, в чём твоя проблема, и мы оба подумаем, как тебе помочь. Пока не поздно, – заботливо предупредил он. – Ну же, введи меня в курс дела!
– Зря стараешься, – мягко, но непреклонно осадил друга Даниил. – Оставь профессиональные замашки для другой аудитории. Не хочу тебя разочаровывать, но ты не услышишь душераздирающей истории обо мне и банде безжалостных наркоторговцев. По крайней мере, не сегодня. Я пока сам не разобрался в этой ситуации, а когда пойму, что к чему, – ты будешь первым, кто обо всём узнает. Обещаю.
– Ну что мне с тобой делать? – сокрушённо вздохнул Олег.
– Что Вы теперь со мной сделаете? – с замиранием сердца поинтересовался Иван, взирая на Хантера, как на новоиспечённое божество. – Убьёте, как ненужного свидетеля, или, может, сделаете своим учеником?  – робко намекнул он, заискивающе уставившись в суровые глаза старца. – Я – способный, я – очень способный!
– Нет, – после недолгого колебания принял решение Хантер. – Я проявлю гуманизм и отпущу тебя в естественную среду обитания. А пока – забаррикадируй двери изнутри и, если хочешь жить – не высовывайся. Советую просидеть тут до утра и не рыпаться, а об остальном я позабочусь, – заверил он студента.
– Конечно, конечно, – лихорадочно закивал тот головой, кинув затравленный взгляд на источающие смрадный запах трупы вампиров, разлагающиеся прямо на глазах. Перспектива провести в такой обстановке несколько часов сильно огорчала.
– А мы с Вами ещё увидимся? – крикнул он вслед удаляющемуся джедаю.
– Всё может быть в этой жизни, – последовал философский ответ.
У Ники и Саймона дела шли с переменным успехом. После впечатляющего приземления вампира на средневековые доспехи этот памятник материальной культуры средневековья разлетелся на части, обнажив спрятанный за ним внушительный, чуть проржавевший, но от этого не менее грозный, рыцарский меч. Который тут же оказался в руках ещё одного вбежавшего в комнату вампира.
Ника окрестила его про себя гоблином, поскольку красотой он не намного превзошёл бородавочного монстра, недавно загнавшего её с Алексом в засаду.
Рваная, когда-то белого цвета майка обнажала крупные, накачанные ещё при жизни, руки, до самого плеча покрытые густыми чёрными волосами, слипшимися от чьей-то крови, горбатый нос занимал половину лица, рот был лишь обозначен короткой бесцветной полоской, а маленькие узкие багровые глаза с пронзительной жадностью сверлили девушку так, словно она кусок аппетитной ветчины.
С бешеной, удивительной даже для вампиров энергией, он бросился на Нику и очень скоро она поняла, что проигрывает ему в скорости. Она едва успевала уворачиваться от его огромных рук и то и дело свистящего на уровне её шеи массивного меча. Он не собирался оставлять её в живых, это стало ясно сразу.
Уходя от удара, она отклонилась назад, автоматически перенеся центр тяжести на левую ногу, но уже через мгновение поняла, что совершила роковую ошибку. Повреждённое колено с хрустом подкосилось и, не справившись со вспыхнувшей адским пламенем болью, Ника рухнула на спину.
Упав навзничь, девушка ударилась затылком о каменные плиты пола и, чувствуя, как из глаз посыпались искры, изо всех сил напрягла силу воли, чтобы не потерять сознание.
В оцепенении, словно под гипнозом, она наблюдала, как гоблин, торжествующе ухмыльнувшись, размахивается огромным рыцарским мечом, готовясь нанести поверженному противнику решающий удар.
Саймон увидел, что она в беде и, не в силах задействовать свою энергетику, которая была уже на исходе, отчаянно ринулся к ней.
Но она находилась слишком далеко. К тому же, чтобы пробиться к ней, ему нужно было убрать с пути трёх вампиров.
Он не успеет, – выплыла из тумана в голове Ники мысль. – Всё, это конец… Алекс...
Занесённый над нею меч, нацеленный на шею, уже стал опускаться с неотвратимостью гильотины, с каждой долей секунды всё ускоряя движение. И в эти последние мгновения Ника увидела искорки серебристого цвета, замелькавшие перед её лицом.
Внезапно искорки превратились в сверкающий луч, напоровшись на который,  массивный меч разломился пополам.
– Этого не может быть! – прошептала девушка.
Их новый старейшина, несмотря на преклонный возраст, бодро и лихо рубил светящейся деревянной палкой вампиров, кожа которых начинала дымиться от одного только прикосновения этого загадочного, но очень эффективного оружия. Он успел расправиться с гоблином и прикончил ещё троих.
Может, у него там в этом дереве какой-нибудь лазер спрятан? – не зная, что и подумать, предположила Ника. – Теперь я понимаю, почему он не взял пистолеты…
Саймон тоже был крайне удивлён происходящим, но ещё больше обрадован подмоге. А то он уже начал думать, что эти кровососы его доканают.
Вместе с Саймоном быстро добив в комнате последнего вампира, Хантер спокойно развернулся и направился к девушке, которая пыталась подняться с пола.
Словно зачарованная, она наблюдала, как подошедший к ней старец медленно опустил острие своего грозного оружия и, дождавшись, когда серебристые искорки сменятся мягким золотистым свечением, приложил меч к её сломанной ноге.
Ника поначалу испуганно шарахнулась в сторону, памятуя о том, что случалось с вампирами от прикосновения этой деревяшки, но быстро успокоилась, почувствовав, как невероятно мощная, тёплая энергетика приятными волнами снимает боль и исцеляет её.
У целителей на это ушло бы больше часа! – изумлённо подумала она.
Теперь она поняла, почему Фёдор Матвеевич предложил в старейшины Хантера.
– Ты должна была уйти от удара! – неодобрительно нахмурился её спаситель, осторожно потрогав её колено.
Убедившись, что процесс исцеления успешно завершён, он резко взмахнул мечом, погасив на нём все искорки, и снова превратил его в простую обструганную палку.
– И какой же ты после этого профессионал?  Нужно больше времени уделять тренировкам, а не любовным похождениям! – отчитал он её, словно провинившуюся школьницу.
– Мы поработаем над этим, – заверил старейшину входящий в комнату вслед за Дмитрием Алекс. Ему хватило быстрого, внимательного взгляда на свою девушку, чтобы удостовериться, что она в порядке.
– Спасибо, Хантер. Я твой должник, – с признательностью произнёс Алекс, кивая на Нику.
– Пусть это будет для вас уроком! Никогда не оценивайте противника по внешнему виду! – назидательно вскидывая палец, изрёк Хантер.
– Ты когда-нибудь видела, чтобы мышеловка бегала за мышами? – ответил старейшина на удивлённый взгляд Ники.
– Я не понимаю, Хантер, если ты обладаешь такими способностями, то почему сам не смог сбежать из сумасшедшего дома? – спросила она.
– Чего ж тут понимать-то, – пожал он плечами. – Я и не хотел сбегать оттуда. Там было очень интересное общество. Кстати, с вами мне тоже очень интересно, – сделал он комплимент Воинам Света.
– К тому же, – добавил он немного помолчав, – так вам было проще найти меня. Я просто облегчил вам задачу.
– И как давно ты понял, что станешь нашим старейшиной? – поинтересовался Саймон.
– В прошлой жизни, – лаконично и очень серьёзно ответил Хантер.
– Кажется, что это было так давно! – задумчиво пробормотал Виктор, стоя на развалинах своего бывшего особняка. – Словно в прошлой жизни…
Жалкие кучки мусора на лесной поляне и взъерошенное вороньё, деловито прохаживающееся по обломкам, поросшим травой – это всё, что осталось от его Обители Тьмы, некогда могущественной организации, главного врага Ордена Света.
С тех пор, как Ворон стал вампиром, часть его мозга словно атрофировалась. Он давно заметил, что потерял очень важный Дар: ясновидение. Впрочем, эта потеря не сильно его расстроила, ведь этот Дар подвёл его: несмотря на его уверенность в победе, Архангел с Редфордом его чуть не убили.
Теперь он полагался не на свои видения, а на то, что было более надёжным –трезвый расчёт и жажду мести.
– Вы всё восстановите, Хозяин, – спокойно и бесстрастно произнёс его слуга, по обыкновению держась за его спиной.
В своей самоуверенности Ворон никогда не задумывался, почему это необычное существо до сих пор признаёт себя его слугой. Амадей всё ещё был самым сильным вампиром из всех существующих на этой планете. И, несмотря на то, что он сделал вампиром и Виктора, чтобы излечить от смертельного ранения, нанесённого Архангелом, его собственные силы были несоизмеримо больше, и он мог убить Ворона за несколько секунд, каким бы могущественным магом тот ни был.

Раньше Амадей пользовался властью и влиянием Ворона для прикрытия своих кровавых преступлений, благодаря чему ни разу не был пойман Воинами Света или милицией.

Теперь же, когда Ворон был в изгнании, он терпеливо выжидал, когда его честолюбивый хозяин достигнет цели – накопит силы, расправится с Орденом и займёт весомое место в политике этой страны.

Осуществлять грандиозные планы самому Амадею было сложно – люди всегда шарахались от него, пугаясь его необычной внешности. Мертвенно бледная кожа с темноватыми пятнами, очень похожими на трупные, не багровые, как у остальных вампиров, а ярко-красные, горящие глаза, в которых словно отражались огни ада, вызывали нешуточный страх. У всех нормальных людей при одном только взгляде на него по телу пробегали холодные мурашки.
В организаторских талантах Виктора он не сомневался, и предоставить ему выполнение самой грязной и сложной работы – было логически обоснованным шагом. А там – можно и свергнуть временного покровителя и подумать о мировом господстве.

Всегда сдержанный и невозмутимый, Амадей был лишён каких-либо человеческих эмоций. Единственной страстью, которая роднила его с живыми, была жажда власти. И он шёл к осуществлению этой мечты методично и целеустремленно.

И теперь он стоял на этой поляне, невозмутимо наблюдая за гневом своего хозяина.

– Я размажу этот Орден, раздавлю и разорву на кусочки! – с яростью сжав кулаки, процедил сквозь зубы Ворон. – Я превращу их всех в моих рабов; они станут самыми мерзкими и кровожадными вампирами, каких только видел свет!!! Теперь я стал ещё сильнее, и моё время пришло!
– Конечно, Хозяин, – спокойно подтвердил Амадей.
После воссоединения команды отряд Воинов Света методично проверил все комнаты на нижнем уровне и добил последних лихорадочно метавшихся вампиров.
Теперь, чуть устало, но по-прежнему очень решительно, они шли по длинному сумрачному готическому переходу, направляясь к месту последней и самой тяжёлой в этом Замке битвы – к подвалу.
– Откуда ты взялся? – вдруг гневно воскликнул Хантер, заметив притаившегося за величественной колонной Ивана.
Несмотря на нешуточный испуг, студент всё же не смог удержаться от любопытства. Рассудив, что лучше погибнуть от когтей и зубов вампиров, чем пропустить что-либо значительное и невероятно важное, происходящее в этом Замке, он выбрался из комнаты и, крадучись, направился туда, откуда доносился неясный, очень подозрительный и безумно интересный шум.
– Я же предупреждал тебя: не высовывайся!!! – рявкнул старейшина.
Поняв, что его обнаружили, тот робко вышел из укрытия.
 – Я… Простите меня, пожалуйста! – залепетал пойманный с поличным. - Только не прогоняйте меня!!! Я никому не скажу, честное слово! Просто мне было так страшно сидеть одному в темноте, с этими жуткими трупами… Я никому ни полслова! Да пребудет с вами сила! – снова бухнулся он на колени, вытаращив на изумлённых Воинов Света глаза, в которых смешались ужас и восторг.
– Да у него крыша поехала, – поставил диагноз Саймон, для наглядности покрутив пальцем у виска.
– У каждого свои недостатки, – вступилась за неожиданного визитёра Ника. Несмотря на то, что этот парень был явно со странностями, он показался ей довольно милым и безобидным.
  Привет, меня зовут Вероника, – представилась она, дружески протянув ему руку.
– Очень приятно, очень приятно, – восхищённо забормотал студент. – А меня зовут Ваня… То есть Иваном…
Не вставая с колен, он обхватил ладонь девушки обеими руками и попытался поднести её к губам для поцелуя.
– Даже не думай! – неожиданно вмешался Алекс, резко вклиниваясь между ним и Никой. – Хочешь, чтобы мы тебя прикончили? – с угрозой поинтересовался он.
– Нет, нет! – отчаянно замотал головой Иван.
– Тогда держись от моей девушки подальше, – дал совет Воин Света. – Кстати, с остальными тоже лучше не лобызаться, – добавил он на всякий случай.
– Я обожаю твои руки, милая, но сейчас они перепачканы вампирской кровью, и если бы он их лизнул – нам пришлось бы его обезглавить, – ответил Алекс на удивлённый взгляд Ники.
– Точно! – девушка хлопнула себя по лбу. – Извини, Ванюша, но тебе, действительно, лучше к нам не прикасаться, – признала она.
– Гигиена – великая сила, – ехидно хихикнул Хантер, с интересом наблюдавший за этой сценой.
– Так значит, ты и есть сторож этого заведения, – прочитал мысли студента Саймон.
– Да, – коротко кивнул тот. – То есть, теперь, наверное, уже нет, – растерянно пожал он плечами. – Я вряд ли смогу объяснить, почему вверенное мне сооружение за время моего дежурства было изрешечено пулями и покрыто багровыми пятнами, – извиняющимся тоном пролепетал он.
– Где  гарантия, что он ещё не заражён? – вмешался в разговор Дмитрий.
– Он чист, я вижу, – пояснил Саймон. – Но если хочешь – можешь его осмотреть, внимательно и нежно, – усмехнулся консультант старейшин.
– Это скорее по твоей части, – парировал Дмитрий.
– Ребят, может не надо? – смущённо заикнулся Иван.
– Хватит трепаться! – одёрнула их Ника. – Нужно поскорее решить, что с ним делать. Времени у нас – в обрез, а впереди – ещё целый подвал нечисти!
– Что делать, что делать… Снять штаны и бегать! – поддразнил Нику Хантер. – Делать тут нечего, - решительно заявил он.
Подойдя к до сих пор стоящему на коленях студенту, он быстро нажал на точку на его сонной артерии и заботливо подхватил обмякшее тело, чтобы недавно спасённый им молодой человек не ударился головой о каменный пол.
– Поспи, касатик, поспи, – ласково бормотал Хантер, оттаскивая сторожа в углубление в стене и заваливая его пыльными средневековыми доспехами.
– Может, стоит подкорректировать ему память? – спросила девушка.
– Ты же сама сказала – времени у нас в обрез, – возразил Саймон. – К тому же, неужели ты думаешь, что ему кто-нибудь поверит?
– Вот и ладненько, – завершил свои манипуляции Хантер, с удовлетворением разглядывая сотворённую им маскировочную кучу. – Теперь его ни одна тварь не унюхает. Крыс тут нет – все сожраны. Так что он – в безопасности. Проснётся утром, как огурчик.
– Хорошо, – одобрил его действия Алекс. – Теперь – все вниз, – скомандовал он.
– Если вы в подвал,  – то я о нём уже позаботился! – невозмутимо заявил Хантер.
– Что значит – позаботился? – оторопел Алекс.
– Я жил в этих местах когда-то, и у меня среди здешнего населения друзья имеются, – произнёс старец, наслаждаясь тем, с каким вниманием и удивлением уставились на него Воины Света.
– Ну и? – нетерпеливо воскликнул Алекс.
– Ну и, я с ними договорился. Я дал им координаты тоннеля, по которому год назад выбрался ты, два часа назад они его вскрыли, пробрались внутрь и выжгли там всех нечистиков. Впрочем, одного они должны оставить: я попросил. Мне его допросить нужно, – объяснил старец.
Сдерживая себя, чтобы не выругаться, Алекс без лишних слов кинулся вниз, уже на бегу махнув рукой встревоженным Дмитрию, Саймону и Нике, чтобы они следовали за ним.
– Да не волнуйтесь вы так, они профессионалы, – крикнул уже в их спины Хантер.
– Старый безумный болван! – процедил сквозь зубы Алекс, быстро спускаясь по лестнице.
Оказавшись на достаточном для детонации расстоянии, он кивнул Дмитрию, и тот с готовностью нажал на красную кнопочку серого пульта. Стены старинного Замка тут же сотряслись от мощного взрыва, массивные дубовые двери разнесло на мелкие щепки и, переждав несколько секунд, пока всё утихнет, Воины Света ворвались в подвал.
К счастью, Хантер оказался прав: внимательно обследовав обширное помещение, заваленное сломанной мебелью и камнями, они обнаружили лишь кучки обугленных останков, а за импровизированной стеной из аккуратно сложенных бочек – притаившихся охотников за вампирами.
Их было десять человек, одетых в серебристые огнеупорные костюмы и, увидев оперативников Ордена, они воинственно наставили на ворвавшихся раструбы огнемётов.
– Тихо, тихо, свои! – подняв для убедительности руки, успокоил их Алекс, и быстро повторил эту фразу по-польски.
– Подтверждаю! – громко заявил догнавший их Хантер. – Здравствуйте, братки! – прослезился он, по очереди обнимая старых друзей. – Каковы потери, Радзимир? – наконец взяв себя в руки, уточнил он.
– Семеро наших убиты, – по-русски, но с акцентом ответил самый высокий, представительного вида мужчина лет сорока. – Но они отдали свои жизни не напрасно. Мы уже давно собирались навести порядок в этом адском местечке, но боялись сунуться. Так что огромное спасибо вам за помощь, – с благодарностью обратился он к Алексу, безошибочно определив в нём командира.
– Нет проблем, – откликнулся Воин Света. – Это наша работа. Сколько их было? – уточнил он, кивнув на обожжённые трупы вампиров.
– Несколько десятков, – отчитался поляк. – Больше сотни, – немного подумав, уточнил он.
– Есть вероятность, что кто-то из них сбежал? – спросил Алекс, подойдя к открытому в полу люку и внимательно вглядываясь в темноту тоннеля, который спас ему жизнь год назад.
– Исключено, – с абсолютной уверенностью заверил его Радзимир. – Юрген стоял на страже, а мимо него – ни одна мышь не проскочит! – объяснил он, кивая на бородатого, в меру упитанного мужчину, чей колючий взгляд настороженных, суровых глаз пронзительно буравил лица сотрудников Ордена.
– Что-то я не вижу здесь пленника для меня, – с удивлением отметил Хантер, оглядываясь по сторонам.
– Прости, Захар, это моя вина, – тоже с сильным акцентом, извинился Юрген, показывая на небольшую кучку пепла. – В последний момент этот гад попытался улизнуть, ну и, сам понимаешь…
– А я-то уже приготовился, – разочарованно протянул старейшина, доставая из кармана серого плаща массивные клещи.
– Ладно, как-нибудь в следующий раз, - махнул он рукой с обиженным видом ребёнка, у которого отняли любимую игрушку.
 – Давай, ты будешь удовлетворять свои больные фантазии чуть позже, – предложил Саймон. – Уже светает, нам пора, – напомнил он.
– Да, похоже, наша миссия выполнена, – согласился Алекс.
Несмотря на его опасения, всё сложилось как нельзя лучше.
– Когда сплетни и домыслы вокруг этой истории поутихнут, мы будем счастливы видеть вас в своей деревне, – торжественно объявил Радзимир.
– Вы навсегда для нас – почётные и желанные гости, – справившись с врождённой подозрительностью, важно подтвердил Юрген.
– В гостях хорошо, а дома лучше, – с блаженством потягиваясь в постели, пробормотала Ника.
Утренние лучи солнца уже осветили их с Алексом комнату, и ещё раз сладко потянувшись, девушка с неохотой вылезла из-под одеяла.
Они вернулись из Польши поздно ночью и, проведя много часов в трясущемся на ухабах микрофургоне, безумно уставшая после схваток с вампирами, Ника думала, что на следующий день будет не в силах подняться. Но за время сна её организм успел восстановиться и был готов к очередным приключениям.
– Как ты после вчерашнего? – заботливо поинтересовался Алекс, уже натягивающий обувь.
– В норме, – кивнула она.
– Вот и прекрасно, – одобрил её друг.
– Как Дима и Саймон? – поинтересовалась Ника.
– Ран и порезов на них нет, так что – жить будут! – успокоил её Алекс. – Одевайся скорее, я сейчас добегу до Марии – уточню, не отправят ли нас сегодня на задание. Потом лёгкий завтрак, и – в спортзал! – бодро скомандовал он и вышел из комнаты.
– Опять драться, – тяжело вздохнула девушка. – И никакой личной жизни… – проворчала она и тут же подпрыгнула от неожиданности, почувствовав, как к её ноге прикоснулось что-то тёплое, мягкое и влажное.
Её рука тут же метнулась к лежащему рядом на столе пистолету, и девушка молниеносно нацелила его вниз.
– Пирл, ты меня до инфаркта довести хочешь? – выдохнула она, увидев выползающего из-под кровати домового, и опустила оружие. – Я же тебя убить могла! Видишь ли, после встреч с вампирами у меня до сих пор нервишки шалят!
– Хорошо, я тебя извиняю, – смилостивилась наконец она, видя, как виновато он прижал острые рысиные ушки с кисточками и понуро опустил маленькую хитрую голову.
– Только не надо больше меня лизать, – попросила девушка. –  Да, я знаю, что с тобой у меня была бы очень насыщенная личная жизнь, – ответила она на его призывный писк. – Но ты уж извини, дружок, ты же знаешь – я Алекса люблю, – мягко отклонила она его нескромные предложения.
С одной стороны, ей не хотелось обижать своего пушистого поклонника. Пирл возомнил себя её верным рыцарем и не упускал возможности чем-либо угодить даме сердца. Для неё уже стало нормой, просыпаясь по утрам, обнаруживать у себя под носом ванильные пряники, цветы или стащенную у Марии косметику.
Бывало не раз, что на пустой подушке рядом с собой она обнаруживала алую розу и не знала, кого за неё благодарить: Алекса или Пирла.
Но, с другой стороны, она хорошо помнила, что в отношениях с этим темпераментным и очень гордым существом ей нужно проявлять осторожность. Не так давно он доводил её до бешенства, с увлечением воруя её нижнее бельё, а собственную косметику она выуживала в самых неожиданных местах – от наволочки на подушке до бачка унитаза.
Алекс рассказывал ей, что когда он был маленьким, то считал Пирла живой забавной игрушкой. Домовой был идеальной нянькой: он обожал детей и всегда старался защитить их, не забывая при этом принимать активное участие в их шалостях.
Теперь же Алекса очень забавляло, что тот, кого он считал когда-то своим плюшевым медвежонком, воспринимает его как соперника.
На расстоянии почувствовав приближение главного конкурента, домовой шустро юркнул в угол, и ещё до того, как Алекс открыл дверь, – благоразумно телепортировался в свою каморку.
– Ты всё ещё в пижаме? – удивился Алекс, входя в комнату. – Давай быстрее, собирайся! – приказал он.
– Собираться куда? – насторожилась девушка.
– В спортзал! – после театральной паузы жизнерадостно ответил Алекс. – Нас ждут великие дела! – с вдохновением воскликнул он.
И, как всегда, уголовные! – со смехом добавила девушка.
Дела уголовные были перенесены на завтра, и Нике с Алексом, с лёгкой руки Хантера, весь день предстояло провести в тренировках.
Прошёл целый час с тех пор, как они стали отрабатывать приёмы, блоки и подсечки в пустом спортзале, и всё это время Алекс гонял её с неутомимой энергией.
– Давай, соберись, заяц, больше жизни! – то и дело подбадривал он девушку.
– Ты когда-нибудь устаёшь? – проворчала она, стараясь восстановить сбитое дыхание и при этом отразить все удары напористого тренера.
– Конечно, нет, – хитро подмигнул он. – Тебе ли не знать.
Резким поворотом корпуса он бросил её через бедро.
– Не теряй бдительности, любовь моя! – назидательно изрёк он, припечатывая девушку к полу.
– Ты тоже, милый! – вернула ему реплику Ника.
Ловко извернувшись, она заехала ему коленом в солнечное сплетение. Собственно, любой другой противник получил бы болезненный пинок в пах, но с Алексом ей приходилось проводить приёмы более избирательно. Любимый, как-никак.
Переведя дух от оказанного сопротивления, Алекс снова подмял девушку под себя, уже давно зная все её стратегии и выжидая, какую из них она применит на этот раз.
Но Ника неожиданно для него просто замерла на месте.
Она вдыхала запах его приятного одеколона, уже такой родной и знакомый, чувствовала на себе его сильные руки и подумала, что больше всего на свете ей не хочется сейчас драться.
Уткнувшись носом ему в подмышку, она расслабила тело, лукаво заглядывая в глаза своему мужчине, и всем своим видом намекая на капитуляцию.
– Ах ты, хитрюга! – рассмеялся Алекс. – Мы же сюда тренироваться пришли, не забыла?
– Как скажешь, милый! – с демонстративной покорностью согласилась Ника, и её ноготки дразняще прошлись по его мускулистым плечам и спине, спустившись до бёдер.
Их поединок превратился в игривую возню на татами, и вместо того, чтобы оттачивать боевое искусство, они принялись весело беситься.
– Если нас сейчас кто-нибудь увидит, то решит, что мы свихнулись! – с хохотом отметила Ника, уворачиваясь от шаловливых рук Алекса.
– Не волнуйся, тренировка оперативников начнётся только через час, – успокоил  он девушку, не переставая щекотать и целовать её.
Это баловство постепенно переросло в нежные, интимные ласки. Его правая рука скользнула по её щеке, забралась в шелковистые белокурые волосы, опустилась ниже, добралась до спины и проникла под пояс её брюк.
Другой рукой он расстегнул молнию на её спортивного стиля рубашке и, ловкими движениями приспустив лифчик, обхватил упругую грудь. Ника раскинулась на татами и притянула голову Алекса к своей груди. Он жадно приник к ней губами, его язык заскользил вокруг сосочков, заставляя девушку испускать тихие стоны наслаждения.
В душе Ники царили двойственные чувства. С одной стороны, действия Алекса были ей безумно приятны. К тому же, она ведь сама его спровоцировала. Но, с другой стороны, она лежала почти обнажённая. А вдруг кто-нибудь войдёт?
Эти мысли делали её ощущения ещё острее. И, откинув стыдливость, она решила сосредоточиться на приятном.
Но, как оказалось, совершенно напрасно, поскольку двери спортзала широко распахнулись, и вошёл погруженный в свои мысли и не ожидающий подвоха Дмитрий.
В душе  Дмитрия словно что-то оборвалось, когда перед ним предстала живописная картина: его лучший друг и девушка его мечты, слившиеся в любовном порыве.
От неожиданности он застыл в полном ступоре, и у него ушло несколько секунд на то, чтобы осознать, что перед ним не мираж и не плод больного воображения, распалённого воздержанием.
Голова Ники была запрокинута, спина выгнута, волосы разметались по полу, глаза закрыты, а влажные от поцелуев Алекса губы чуть приоткрыты.
– Вы бы хоть табличку на дверях повесили: «Не входить - идёт секс-спарринг», - с трудом натянув на лицо обычное каменное выражение, подколол он их и, сдерживая бешено участившееся сердцебиение, вышел из спортзала.
Он до сих пор был неравнодушен к Нике, и вид её полуобнажённого тела, раскинувшегося на татами и тающего под ласками Алекса, вновь пробудил в нём дикую, не поддающуюся никакой логике ревность и мучительное желание обладать этой женщиной.
– Алекс – мой друг, Алекс – мой кровный брат, – стиснув зубы, как заклинание, вновь и вновь повторял Дмитрий, удаляясь прочь.
Ника сразу поняла, что память об этой сцене будет долго жить в её сознании. Впервые в жизни она увидела, как у Дмитрия – всегда хладнокровного и ироничного – отвисла челюсть.
– Весь кайф обломал! – со смехом произнёс Алекс, наблюдая, как метнувшаяся за его спину девушка, с округлившимися от стыда глазами, лихорадочно приводит одежду в порядок. Его же эта ситуация лишь позабавила.
Надо бы Димону подружку найти, – подумал он, вспомнив, каким стеклянным взглядом одарил их Дмитрий, застукав в разгар сексуальной игры. – А-то странный он какой-то.
– Ладно, не переживай, ночью продолжим, – утешил он свою девушку, поймав её в объятия и чмокнув в носик.
– Не могли ночи дождаться, кролики озабоченные, – всё ещё находясь под впечатлением от увиденного, раздражённо проворчал Дмитрий.
Поднимаясь по лестнице на третий этаж и размышляя о своей нелёгкой судьбе, он вдруг оторопел, с недоумением разглядывая непонятное существо человеческого роста, с ног до головы увешанное какими-то ветками и наполовину засохшими листьями, которое на довольно приличной скорости неслось ему навстречу.
– Посторонись! – деловито дало указание существо, и лишь по голосу Дмитрий узнал в нём нового старейшину.
– Хантер?! – с удивлением воскликнул Дмитрий, кидаясь вслед за ним. – Ты зачем обмотался этой зеленью? Косишь под чучело или проявляешь свою внутреннюю сущность? – с иронией поинтересовался он. – Или это твоя новая форма одежды?
– Только не надо ехидства! – на бегу огрызнулся Хантер. – Вижу, Архангел не смог привить тебе чувство уважения к старшим! И не надо считать меня дураком! – ответил он на мысли Дмитрия. – Я ещё не выжил из ума, как некоторые тут надеются. И тот факт, что вы вытащили меня из сумасшедшего дома, ещё ни о чём не говорит!
– Может, всё же объяснишь, зачем тебе всё это?
– Много будешь знать – скоро состаришься! – отрезал Хантер.
– Мудрость – это не морщины, Хантер, а извилины, и тебе их явно не хватает! – парировал Дмитрий, без приглашения заходя в комнату Хантера вслед за старейшиной.
За свою жизнь Дмитрий успел побывать в разных необычных местах, но это жилище было верхом экзотики. Чего здесь только не было: холодное оружие всех видов, ритуальные маски и тотемные фигурки шаманов, индейцев, африканских племён и бог знает кого ещё.
Потолок покрывали изумительной красоты кристаллы, похожие на хрусталь, которые в свете одинокой, но очень яркой лампочки, с которой был снят абажур, отбрасывали в комнату яркие радужные блики.
Справа от двери возвышалось огромное необычное растение, напоминающее покрытый длинными колючками кустарник, и Дмитрий был готов поклясться, что, когда он вошёл, этот домашний цветок Хантера шевельнулся, настороженно развернув острые иголки в сторону незваного гостя.
– В моё отсутствие сюда лучше не соваться, – перехватив взгляд Дмитрия, посоветовал Хантер. – Пусик не любит чужих и при малейшей возможности поранит тебя до крови.
С опаской отойдя подальше от этого подозрительного и, судя по всему, агрессивного кактуса-переростка, Дмитрий обратил внимание, что все стены комнаты обвешаны самурайскими мечами, ятаганами и охотничьими ножами, а прямо над кроватью, застеленной серыми лохмотьями, на самом видном месте гордо висели две перекрещенные плётки и наручники. Видавший виды Воин Света побоялся даже предположить, для чего их использует новый старейшина.
Недоумевая, когда же Хантер успел всё это сюда притащить, учитывая, что в Ордене  он всего четыре дня, три из которых были проведены в Польше, Дмитрий с любопытством озирался по сторонам, замечая всё новые и новые детали.
Обрывки папирусных карт и рулоны древних свитков, небрежно валяющиеся у порога; сморщенные, видимо мумифицированные, останки каких-то мелких диковинных животных, привязанные к спинке кровати; небольшая кучка старинных монет и золотых слитков под стулом; высушенный разноцветный гербарий из неизвестных Дмитрию трав, аккуратно разложенный на столе; чьи-то заспиртованные клыки и глазные яблоки на стенной полке; огромный лист какого-то, по всей видимости, тропического растения, которое было припечатано вместо жалюзи; развешанные вокруг окна гирлянды чеснока и многое, многое другое, создавали атмосферу какого-то немного жутковатого, перевёрнутого вверх дном музея, не то ботанического, не то кунсткамеры.
– Прости, прибраться не успел, – неожиданно извинился хозяин комнаты. – Занят был.
– А куда ты так торопишься? – спросил Дмитрий, с интересом наблюдая за тем, как Хантер лихорадочно снимает с себя растения и обматывает ими большое зеркало, приделанное к шкафу-купе, посредине которого большими алыми буквами была выведена фраза “Другие не лучше”.
– Надо спешить: действие заклинания скоро ослабеет! – объяснил Хантер.
– Какого заклинания? – не понял Дмитрий
– От злых духов и от вредителей! – туманно пояснил старейшина.
– Ну, насчёт злых духов я ещё могу понять, но где ты нашёл в Ордене вредителей? – удивился Воин Света.
– А вон он стоит, пакостища! – кивнул Хантер в направлении тёмного угла и, внимательно приглядевшись, Дмитрий разглядел там серую фигурку Пирла, гордо сцепившего короткие ручки на груди, с воинственным видом наблюдавшего за действиями старейшины.
Поняв, что его обнаружили, Пирл оскалил маленькие острые зубки, сморщил влажный чёрный носик, презрительно фыркнул и, бросив на Хантера взгляд питбуля перед прыжком, растворился в воздухе.
– Всю мою одежду извёл, поганец! – обругал домового старейшина. – И за что он меня так невзлюбил? – удивлённо развёл он руками.
– Это риторический вопрос, – уклонился от ответа Дмитрий, предоставив Хантеру возможность самому разбираться в перипетиях отношений с домовым.
– И за что нам такие испытания? – тяжело вздохнул старейшина Роман Алексеевич, и было странно видеть, как в его обычно спокойных, пронзительных тёмно-карих глазах появилась грусть.
– Это – риторический вопрос, или ты хочешь, чтобы я на него ответил? – уточнил Андрей Викторович, пытаясь скрыть за мягкой иронией свои переживания.
В Тронном Зале царил непривычный полумрак: большая люстра была выключена, и в сгущающихся вечерних сумерках старейшины Ордена, кроме Архангела, который был на задании, и Хантера, который бегал неизвестно где, – сидели друг против друга, в удобных креслах в викторианском стиле, освещаемые приглушённым светом настенных светильников.
– Вы же прекрасно знаете, друзья мои, что все мы – лишь гости на этой Земле. Я уже очень стар, через три года мне будет восемьдесят. Всем вам известно, что до этого юбилея я не доживу. Увы. Не суждено… – пытаясь добиться, чтобы его голос звучал бесстрастно, отметил Андрей Викторович. – Я не боюсь смерти. Я ведь знаю, что это – всего лишь переход в иное, бестелесное состояние. Но там, на небесах, мне будет очень не хватать всех вас… – не в силах удержать заполнившие глаза слёзы, признался он.
– Что станет с Орденом – это тревожит меня больше всего, – продолжил старейшина после тягостной паузы. – Это – дело всей моей жизни. Все мы уже знаем, кто станет моим преемником. Он ещё очень молод, зелёный совсем, но у него есть Дар, и он – справится, я уверен. Пришла пора постепенно подготавливать его к этой тяжёлой и очень ответственной ноше… У нас есть ещё немного времени, и нам нужно решить, как лучше всего привлечь его в Орден.
Вдруг обитые кованым железом двери Тронного Зала резко распахнулись и внутрь, словно порывистым ветром, занесло Хантера.
– Ну, ты у меня ещё попляшешь! – мстительно погрозил он хрупким кулаком кому-то в коридоре. – Магических книг начитался, поганец! Радость таксидермиста! А что это тут у вас за собрание? Я что-то пропустил? Если не ошибаюсь, – речь опять идёт о Данииле? – бухаясь в свободное кресло, уточнил запыхавшийся после разборок с домовым Хантер.
– Верно, – подтвердил Фёдор Матвеевич.
– Я уже высказывал своё мнение по этому поводу, – с пренебрежением повёл плечами  Хантер.
– И всё же, учитывая мнение большинства, Даниил Иванович Ростовцев, сотрудник органов внутренних дел, скоро станет нашим новым и самым молодым в истории Ордена старейшиной, – объяснил ситуацию Андрей Викторович.
– Мне всегда казалось, что для работы старейшиной нужна мудрость! – назидательно поднял вверх указательный палец Хантер. – А этот ваш кандидат немного… немного законсервирован, – попытался он выразить свою мысль.
– Ты хотел сказать – консервативен? – поправил его Фёдор Матвеевич.
– Да! Юридическое образование даёт о себе знать, – отпустил комментарий Хантер.
– Ничего страшного, – возразил Роман Алексеевич. – Стоит ему встретиться с Пирлом, или с парочкой наших привидений, – и от его консервативности не останется и следа, – мягко усмехнулся он.
– Думаю, когда он их встретит, то попытается зачитать им их права, – хмыкнул Хантер.
– Права в Америке зачитывают, а мы – в России, – поправил его Андрей Викторович. – Как бы то ни было, я полагаю, что он не безнадёжен, – подвёл он итог прениям. – Дар у него есть, а остальное – дело техники…
– Это безнадёжно! – вздохнула Ника, откидываясь на удобную спинку мягкого кресла.
Под вечер Алекса всё же отправили на задание, и она решила скоротать время в обществе Марии.
В рабочем кабинете Марии, как всегда, было очень тихо и уютно. Парапсихолог сидела напротив Ники и с сочувствием выслушивала откровения племянницы.
– Понимаешь, я так сильно люблю его и так хочу от него ребёнка, что даже не могу выразить словами! Но  не получается! Мы уже давно не предохраняемся, он – не против малыша, но в последнее время мне всё чаще начинает казаться, что я бесплодна! – в отчаянии призналась она единственной родственнице.
– Что говорят целители? – уточнила Мария.
– Что мы абсолютно здоровы, – горестно развела руками девушка.
– Не надо расстраиваться, – приободрила её Мария. – Возможно, пока ещё не пришло для этого время.
– Когда ж оно придёт-то? – грустно спросила Ника. – Как это узнать?
– Всему своё время, дорогая, – ещё раз повторила парапсихолог. – Наберись терпения. Ты должна понимать, что твой ребёнок будет особенным. Твои гены плюс Алекса – ваш малыш оставит яркий след на Земле! – с уверенностью заявила она. – Видимо, для его зачатия и появления на свет нужно особое расположение планет.
– Мне что, ждать, пока они все  в ряд выстроятся? – скептически хмыкнула девушка.
– Боюсь, до этого нам с тобой не дожить, – снисходительно отметила Мария. – И всё же, расположение звёзд немаловажно для судьбы человека. Поэтому тебе остаётся только ждать и надеяться.
– А как ты поняла, что пришло время принять меня в Орден? – после небольшой паузы поинтересовалась Ника.
– Мы с твоим отцом находились в Ордене буквально с рождения, – погрузилась в воспоминания Мария. – Мы росли в нём, и были его частью всегда. Тогда ещё не существовало этого здания, а была лишь горстка людей, обладающих паранормальными способностями, объединённая общими идеалами и целью – искоренением Зла. Мы с Юрой сделали очень много добрых дел, спасли немало людей, но сами были лишены того, что должно быть у каждого ребёнка – детства. У нас просто не было альтернативы, понимаешь? А я – я решила предоставить тебе выбор: жить как обычный, нормальный человек, или как… – сделала она паузу, пытаясь подобрать слова.
– Как потенциальный клиент психиатрической больницы, сражающийся с привидениями, магами и вампирами, – весело усмехнувшись, помогла ей закончить фразу Ника.
– Да, верно, – улыбнулась Мария. – Причём, сделать этот выбор ты должна была, став зрелой личностью, с жизненным опытом. Когда пришло время – мы привезли тебя в Орден, и ты решила остаться с нами.
– А расскажи мне, пожалуйста, ещё о моих родителях, – с мольбой попросила девушка.
– Я много раз рассказывала тебе о них и знаю, что эти истории ты можешь выслушивать бесконечно, – мягко отметила Мария. – А у нас, милая моя, впереди ещё много дел. Так что прости, дорогая, не сегодня. В другой раз, обещаю. А сейчас  посмотри на это, – произнесла парапсихолог, протягивая Нике несколько листков.
– Это – твоё задание. Этот человек через три часа будет забит до смерти, а мы, разумеется, должны помешать этому беспределу. Адрес – примерно угол Юбилейной и Первомайской, - лаконично дала она ценные указания.
– Кто на этот раз? – девушка с любопытством пробежала глазами по документам. – Даниил Ростовцев. Следователь? – удивлённо зачитала она. – Мы что, теперь и сотрудников милиции спасаем?
– Они ведь тоже люди, – рассмеявшись от такого вопроса, заметила Мария.
– Да, верно, – улыбнулась девушка. – Кто же их ещё спасёт, кроме нас… Кстати, симпатичный! – добавила она, с интересом рассматривая приложенную фотографию.
Они не успели как следует обсудить достоинства внешности Даниила, как двери комнаты распахнулись, и вошёл Фёдор Матвеевич.
– Что-то неладное происходит, Машенька, – быстро проговорил он, и у Ники сжалось сердце от дурного предчувствия, когда она увидела, насколько бледен пожилой старейшина, каким тревожным огнём горят его глаза. – И мы даже не можем понять, что…
– В Тронный Зал, – тут же кивнула Мария, и Ника в очередной раз поразилась тому, как хладнокровно и собранно ведёт себя её родственница в самых напряжённых и экстремальных ситуациях.
Но они не успели даже подойти к дверям, как возникшее из ниоткуда искрящееся облако накрыло их с головой.
Поглотивший Нику, Марию и Фёдора Матвеевича золотистый туман медленно рассеялся и сотрудники Ордена обнаружили, что находятся в центре небольшой лесной поляны, посреди плотных рядов деревьев.
– Миленько… – растерянно пробормотала Ника, пытаясь удержать равновесие, поскольку острые шпильки её босоножек предприняли попытку зарыться в мокрую и мягкую, покрытую зелёным мхом землю.
Марии повезло ещё меньше: её изящные атласные домашние тапочки мгновенно пропитались влагой.
– Судя по звёздам и растительности, мы где-то в Сибири, – опытным взглядом определила парапсихолог.
Резкий ледяной порыв октябрьского ветра подтвердил её правоту и дал понять, что эта троица одета явно не по погоде.
– Это что, тест на выживаемость? – проворчала Ника, обхватив руками оголённые плечи. – Или нас просто хотят убить?
– Для этого есть более гуманные способы, нежели переохлаждение, – отозвалась Мария, которую тоже начала пробирать дрожь.
– Думаю, этот вопрос нужно задать им, – задумчиво произнёс Фёдор Матвеевич, кивнув головой в сторону большой раскидистой сосны.
– Ёлкам? – удивилась Ника.
– Нет, инопланетянам, – пояснил старейшина, с напряжением вглядываясь во что-то, едва различимое человеческим взглядом.
– Мария! – напрягся Архангел, почувствовав тревогу. – Её нет в Ордене, её похитили!!! 
Вместе с другими тремя старейшинами он сидел за круглым столом Тронного Зала, с нетерпением ожидая прихода Марии и Фёдора Матвеевича.
– Да, ты прав, – согласился с ним Роман Алексеевич, быстро просканировав своим Даром всё помещение Ордена и ближайшие окрестности. – И Фёдора Матвеевича с Никой тоже нет, – взволнованно отметил он.
– Ни одному чёрному магу не под силу телепортировать старейшину Ордена Света! – с недоумением отметил Андрей Викторович. – Может, это вмешательство инопланетян? – предположил он.
– На кой мы им сдались? – в своей обычной манере возразил ему Хантер.
– Может, на кой-то всё же сдались, – парировал Роман Алексеевич. – Ты можешь определить, где они? – обратился он к Михаилу.
– Они в лесу, – определил Архангел, закрыв глаза и сконцентрировавшись. – Причём где-то далеко  от нас… Очень замёрзли... Как же нам их вернуть-то…  Телепортировать их обратно мы не сможем: без Фёдора Матвеевича у нас силы не те... Придётся на их поиски отправ... ох, чёрт, картинка пропала! – с досадой воскликнул он, так и не договорив.
– Успел засечь их точное местонахождение? – уточнил у него Роман Алексеевич.
– Нет, – с горечью ответил Архангел, обхватив голову руками. – Только примерное...
– Да, это действительно пришельцы, – неожиданно согласился Хантер. – Они тебя заблокировали, – без тени сомнения заявил он.
– Что ты о них знаешь? – с подозрением уставившись на нового старейшину, спросил Архангел.
– Больше, чем хотелось бы, – туманно ответил Хантер. – Давно я с ними уже не виделся… – загадочно произнес он и отрешённо погрузился в себя, не реагируя ни на какие просьбы и даже требования коллег объяснить свои слова.
– Не время, – лишь тихо прошептал он и, как партизан на допросе, больше не издал ни звука.
Ника поняла, насколько был прав Фёдор Матвеевич, когда голографическое изображение сосны пошло мелкой рябью и скоро исчезло совсем, открыв перед нею, Марией и старейшиной троих существ, неземное происхождение которых не вызывало сомнений.
Заметив, что их обнаружили, инопланетяне медленно засеменили к застывшим в изумлении и одновременно – ожидании, что же будет дальше,  людям.
Ника сразу окрестила их про себя зелёными человечками, поскольку над низенькими, примерно на полтора метра, серебристыми скафандрами выглядывали огромные зелёные головы, очень похожие на лягушачьи; ассоциация с земноводными возникала и при виде их трёхпалых конечностей, шариком утолщающихся на конце.
Впрочем, приглядевшись внимательнее, она отметила, что ярко-зелёная кожа только у одного из них, того, что повыше, а два другие, скорее, серо-зелёные.
Первый контакт с пришельцами начался не слишком удачно: резкий жгучий импульс пронзил головы людей.
Увидев, что переборщили, инопланетяне снизили энергетический поток, и только тогда Нику осенило, что они просто пытались их просканировать.
Возмущённая до глубины души, девушка выстроила в голове мощный энергетический заслон от такого бесцеремонного вмешательства.
Не сопротивляйся им! – мысленно взмолилась Мария, сознавая всю сложность ситуации и их полную зависимость от чужой воли и разума.
Ну уж нет! – так же телепатически с возмущением ответила ей Ника. – Я не позволю этим мерзким скользким лягушкам  копаться у меня в мозгах!
Зелёные человечки, похоже, поняв тщетность попыток пробиться сквозь барьер этой упрямой девчонки, переглянулись между собой, после чего один из них сделал шаг вперёд и вновь замерев, как статуя, мысленно пояснил цель их визита:
– Мы прилетели за Борфом! – услышали одновременно Мария, Фёдор Матвеевич и Ника, с трудом поняв смысл сказанного сквозь шипение, напоминающее змеиное.
Девушка увидела, что Мария и Фёдор Матвеевич тревожно переглянулись между собой.
– Нам очень жаль, но Борф мёртв, – как можно мягче, тактично потупив глаза, произнесла парапсихолог.
– Мы знаем, – прошипел в ответ инопланетянин. – Мы прилетели за его телом. В его ДНК заключена информация, которую ещё рано знать землянам, – соизволил объяснить “зелёный”. – Мы даём вам неделю, чтобы найти его тело и передать нам. Если вы не выполните наше требование, мы будем вынуждены принять соответствующие меры и последствия для Земли будут очень… очень… неблагоприятными, – с трудом подобрал он нужное слово.
– Полное уничтожение, – побледнев, прошептал Фёдор Матвеевич, уловив мысли пришельца. – Но зачем вам это? Неужели из-за одного существа, тем более – мёртвого, вы разрушите целую планету?
– Мы – нет. Другие – да. Наше дело – предупредить. Надеюсь, вы поняли всю серьёзность ситуации! – назидательно качнул тот головой, и мир вокруг Ники, Марии и Фёдора Матвеевича вновь скрылся за искрящейся призрачной дымкой.
Золотистые искорки тумана постепенно испарялись, открывая новую реальность, и Ника обнаружила, что стоит в полном одиночестве на какой-то тихой, безлюдной городской улочке, что было уже неплохо, но едва освещаемой тусклым, почти безжизненным фонарём.
Тихий ночной ветерок пробежался по её волосам приятным контрастом по сравнению с ледяными порывами ветра в глухой Сибири, где она находилась только что.
Бросив взгляды по сторонам, а потом – посмотрев на ясное звёздное небо, девушка быстро сориентировалась и определила, что, скорее всего, находится на окраине, в южной части родного города, и вытащила из кармана мобильник.
Быстро убедившись, что это средство связи под влиянием инопланетных энергетических волн перегорело и превратилось в бесполезную детскую игрушку, она выкинула его в ближайшие кусты и, развернувшись, решительными шагами направилась к припаркованной на другой стороне улицы Вольво.
Потирая замёрзшие предплечья, Ника думала, что жизнь вообще, а её в особенности – это слишком непредсказуемая штука. Никогда не знаешь, куда может забросить тебя судьба. Причём, забросить – в прямом смысле слова.
Конечно, она быстро исцелится от простуды, но всё же ещё не скоро решится надеть лёгкий топик. Если только жарким летом. До которого, впрочем, ещё далеко. Хорошо хоть, что она в джинсах.
Неясные звуки и подозрительные выкрики донеслись до неё, когда она уже подходила к машине. Ей не нужно было быть экстрасенсом, чтобы понять: за углом происходит что-то явно криминальное.
Повернув к торцу ближайшего дома, она обнаружила, что в безлюдном переулке четверо подонков избивают безоружного мужчину, руки которого заведены кверху и прикованы наручниками к железной ограде.
Перед Никой возникла непростая дилемма: угонять машину, чтобы побыстрее найти перекрёсток Юбилейной и Первомайской, успеть выполнить задание Марии и спасти Даниила Ростовцева, либо – выручать этого бедолагу.
– Ну, не могу же я это так оставить! – пробормотала она.
У неё не было наручных часов: для этой цели она всегда использовала мобильник. И теперь даже не знала, который час. Успеет ли она выполнить задание? А может, уже опоздала?
Удары сыпались на мужчину всё чаще и, отметив, что эти моральные уроды вошли в раж, избивая жертву со всё большим остервенением, Ника приняла решение.
– Ладно, сначала – этот, потом – следователь. Надеюсь, Мария меня поймёт.
– Эй, мальчики! – громкий окрик Ники звучно разнёсся по тёмной подворотне. – Поиграйте лучше со мной! – предложила она, невозмутимо подходя к хулиганам.
– Беги отсюда, беги! – с трудом прохрипел ей прикованный.
Проигнорировав этот совет, Ника подошла к нападавшим, которые быстро обступили её плотным кольцом.
– Ух ты, какая самочка! – радостно присвистнул один из них, поигрывая обрезком трубы. – Классный прикид! – одобрил он её обтягивающий топик. – Хочешь, чтобы мы с тобой поиграли? – осклабился он, окидывая девушку плотоядным взглядом.
– Да! – лукаво улыбнулась она. – Только мне нравятся жёсткие игры! – предупредила она и, не дожидаясь ответа, перешла в наступление.
Ну, вот и согрелась, – с иронией подумала Ника, когда последний из хулиганов был уложен в бессознательном состоянии на асфальт.
Иногда мужчины к моим ногам так и падают, мягко усмехнулась она, подходя к спасённой жертве.
Лицо прикованного было так обезображено ударами, что его черты лишь угадывались под кровавыми разводами, и то с большим трудом.
– Привет! – произнесла она дежурную фразу и изучающе уставилась на незнакомца, пытаясь своим Даром просканировать ауру этого человека, чтобы убедиться, – она приняла правильное решение, вмешавшись в процесс его избиения.
Но, к удивлению, кроме прозрачных, практически бесцветных колебаний его энергетической оболочки, она ничего не увидела.
Ну, по крайней мере, не тёмный, – философски отметила она.
Списав это странное обстоятельство на то, что от воздействия инопланетных волн досталось не только её мобильнику, но и, видимо, её Дару, она вытащила из своих волос любимую заколку, чтобы освободить мужчину от наручников.
Это оказалось не так-то просто: он был гораздо выше её, а его руки были прикованы к самому верхнему железному пруту ограды.
– Это ты!!! Ангел! – вдруг потрясённо прошептал мужчина, вглядываясь в красивые зелёные глаза.
– Мы знакомы? – озадаченно спросила девушка, едва улавливая непонятный сумбур в его голове.
– Да! То есть, нет! – смутился он.
– Так «да» или «нет»? – рассмеялась Ника. Стоя на цыпочках и вытянувшись, насколько возможно, она пыталась дотянуться металлическим штырём заколки до замка наручников, но безуспешно.
– Лично мы не знакомы, но я о тебе уже наслышан, – объяснил Даниил, не отрывая взгляд от лица незнакомки.  
Ему до сих пор не верилось, что всё это происходит в реальности. А может, это сон? Интересно, а во сне могут так адски болеть отбитые почки?
– В смысле – наслышан? – с удивлением вскинула она брови. – Ладно, объяснишь позже, – произнесла девушка, видя, как лицо мужчины перекосилось от боли.
Где-то на перекрёстке улиц Юбилейная и Первомайская меня ожидает ещё один кандидат на спасение. Надеюсь, успеюА этого товарища нужно отцепить от чёртовой ограды до того, как он загнётся от внутреннего кровотечения или болевого шока… – подумала она.
– Нет, слишком высоко! – нахмурилась девушка, приостанавливая свои манипуляции. – Никуда не уходи! – подмигнула она ему и, развернувшись, отправилась на поиски какой-нибудь подставки.
Ящики из-под пива, валявшиеся у торца ближайшей девятиэтажки, на первый взгляд выглядели довольно прочными, и Ника подошла к ним поближе. Аккуратно взяв в руки один, с виду самый чистый, она выпрямилась и, подняв глаза чуть выше, остановилась как вкопанная.
С изумлением уставившись на табличку «Первомайская», она перевела взгляд на угол соседнего дома, где едва угадывалась сильно заляпанная грязью надпись «улица Юбилейная», и до неё дошло, что она может никуда не спешить.
– О, чёрт! – прошептала она, с недоумением уставившись на темнеющую неподалёку фигуру следователя.

– Точно! Это же он! Вот тебе и Прометей прикованный! Но как? Почему я его не узнала? Ладно, какая разница - как, главное – дело сделано, решила она про себя.

С импровизированной подставкой дела пошли гораздо успешнее, и уже через три минуты Даниил потирал освобождённые из плена затёкшие запястья.
Поскольку необходимость в спешке отпала, Ника попыталась своим Даром просканировать его тело, чтобы определить серьёзность полученных им травм и, по возможности, подлечить его, но словно наткнулась на серую, расплывающуюся, и в то же время непробиваемую стену.
Подумав, что, видимо, не судьба ей сегодня творить чудеса по исцелению страждущих, она просто расстегнула на нём куртку и, аккуратно задрав серый свитер и рубашку, стала осторожно прощупывать мускулистый торс.
 – Это не сексуальное домогательство, я просто пытаюсь определить, не сломаны ли у тебя рёбра, – на всякий случай объяснила она свои действия.
– Только рёбра? – подколол он её и тут же поморщился от боли.
– Жить будешь! – закончив осмотр, вынесла она приговор и, осторожно подхватив под руку, повела к той самой серой Вольво, которую приметила несколько минут назад.
– Они забрали у меня ключи! – произнёс Даниил, когда они подошли к машине.
– Так это твоя тачка? – улыбнулась Ника. – Тем лучше! – сделала она вывод. И, покопавшись заколкой несколько секунд в замке, с эффектной репликой «Сезам, откройся!» отворила дверцу.
– А ты – опасная личность! – с наигранным укором покачал головой Даниил. – И часто ты совершаешь противоправные деяния? Может, мне тебя арестовать?
– Вот она, людская благодарность! – в тон ему воскликнула Ника. – Не возражаешь? – кивком головы показала она на руль и, не дожидаясь ответа, усадила хозяина машины на пассажирское сиденье. – Не волнуйся, я подкину тебя до больницы, – успокоила она его.
Уверенными движениями профессионального угонщика Ника соединила внизу провода, и торжествующе улыбнулась, когда мотор приветливо заурчал.
– Кто ты? – серьёзно спросил Даниил, когда машина тронулась с места.
– Судя по всему – твой ангел-хранитель! – отшутилась девушка.
– То, что ты – ангел, я уже понял, – улыбнулся он. – Но ведь даже у ангелов есть имена?
– Ника, – откликнулась девушка, внимательно следя за дорогой.
– Ника… – тихо и задумчиво прошептал мужчина.  – А я Даниил, – представился он.
– Очень приятно, – проявила вежливость Ника.
– Кажется, ты говорил, что уже наслышан обо мне? – спросила она, прервав затянувшееся неловкое молчание.
– Я – следователь, и год назад меня направили в лесной домик расследовать убийство троих уголовников-рецидивистов, похитивших женщину. Я до сих пор помню слова той женщины: «Меня спас ангел. У неё белокурые волосы и красивые зелёные глаза, из которых исходило сияние». Это дело так и повисло «глухарём», но портрет убийцы, нарисованный свидетельницей, до сих пор стоит у меня перед глазами. Догадываешься, кого он мне напоминает?
– Догадываюсь, – сдержанно ответила она.
– Не бойся, я никому не скажу, – успокоил он её. – Ты спасла мне жизнь, я – твой должник!
– Кто знает, может, когда-нибудь тебе придётся заплатить по счетам! – философски отметила девушка.
Возникшая прямо перед ними, словно из ниоткуда, чёрная фигура, чуть не стала причиной ДТП.
– Осторожно!!! – вскричал Даниил, автоматически хватаясь за руль и выворачивая его в сторону.
– Не надо было этого делать! Я бы и так его не сбила, у меня реакция хорошая, мог бы уже заметить! – нахмурясь, сделала ему выговор Ника, когда машина остановилась, оставив за собой поднятый шлейф пыли и песка.
– Прости, это я на автопилоте, – смутился следователь. – Но откуда этот тип взялся? Словно из воздуха… – с недоумением пробормотал он.
Взявшийся из воздуха тип быстро подбежал к ним и распахнул дверцу автомобиля с той стороны, где сидел следователь. Даниил по привычке тут же потянулся к тому месту, где до встречи с бандитами висела его кобура, а Ника, быстро взглянув на того, кто чуть не стал причиной аварии, облегчённо выдохнула.
– Ну и шуточки у тебя, Архангел! – с укором покачала она головой.
– Я тоже рад тебя видеть! – весело откликнулся тот.
– Архангел – это прозвище или…? – слегка побледнел Даниил, в шоке уставившись на небесно-голубые глаза нового собеседника.
– Меня зовут Михаил, – представился старейшина Ордена, дружелюбно протягивая следователю руку. – А Архангел – это призвание, – скромно добавил он.
– Значит, Архангел Михаил, – растерянно пробормотал следователь, пожимая протянутую ему ладонь и глядя на старейшину так, как смотрят на душевнобольных. – А Гавриил где? – вежливо поинтересовался он.
– В отпуске, – рассмеялся Архангел. – Поэтому миссию по твоему исцелению я беру на себя.
– Я пыталась, не получилось, – объяснила Ника, подходя к Архангелу.
– Ничего, у меня получится, – заверил её Михаил. – Выйди-ка из машины, дружок, – обратился он к  Даниилу.
Следователь с подозрением в округлившихся глазах перевёл взгляд с невозмутимо стоящей девушки на Архангела, но из машины всё-таки вылез. С психами лучше не спорить, – читалось на его лице.
– Стой спокойно и не дёргайся! – предупредил его старейшина. – Больно не будет, - пообещал он.
Даниил думал, что всего навидался в жизни, но к тому, с чем он столкнулся сейчас, был не готов. Он решил, что у него начались галлюцинации, когда возникшее из ладоней Архангела розовое свечение проникло в его тело тёплыми покалываниями и яркой волной пронеслось по коже, сосудам и нервным окончаниям.
А когда эта волна схлынула, он вдруг понял, что абсолютно здоров. От боли и побоев не осталось и следа.
 Может, мне всё это кажется? Я тоже спятил? Бывают же случаи массового психоза… Может, их сумасшествие заразно? – обеспокоенно думал он, тщетно пытаясь найти логическое объяснение всем этим невероятным событиям.
– Вы нашли Марию и Фёдора Матвеевича? – нарушила тишину Ника, когда процесс исцеления был завершён.
– Да, всё в порядке, они дома, – успокоил её Архангел. – Когда все старейшины оказались наконец-то в сборе – меня решили телепортировать на твои поиски. Остальные сейчас восстанавливают Защитный Экран Ордена. Ему сильно досталось после энергетического удара сама знаешь кого, – загадочно объяснил старейшина, не желая окончательно добивать следователя рассказами об инопланетянах.
– Энергетический удар? – удивлённо воскликнул молчавший до сих пор Даниил. – Только не говорите мне, что и здесь виноват Чубайс! – нервно усмехнулся он.
– Какой Чубайс? – с искренним недоумением переспросил Михаил, повергнув этим вопросом молодого человека в ещё большее замешательство. Даниил и не подозревал, что в этой стране есть люди, которые не читают газет, не смотрят телевизор и не интересуются политикой.
– Вы с какой планеты, ребята? – глухо поинтересовался следователь.
– Если ответим – нам придётся тебя убить! – хитро подмигнула ему девушка.
– Чуть не забыл, – спохватился Михаил, засовывая руку в карман. – Кажется, это твоё, – отметил он, кидая табельное оружие Даниила и ключи от машины на переднее сиденье. – Не спрашивай, – пресёк он все вопросы.
– А как мы будем возвращаться? – уточнила Ника у старейшины.
– По воздуху, – невозмутимо ответил он, приобняв девушку за плечи, чтобы не потерять её во время телепортации.
– Я метлу дома забыла, – хихикнула Ника.
– У меня в багажнике где-то веник был, – после небольшой паузы с искренним желанием помочь предложил Даниил, вызвав тем самым приступ дикого смеха не только у Ники, но и у Архангела.
– Ну, нам пора! – подвёл итог Архангел, когда они немного успокоились. – Будь бдителен на страже правопорядка, дружок! Зло – не дремлет, не разбрасывайся вениками! – ободряюще похлопал он следователя по спине.
– Буду бдить … – растерянно пробормотал Даниил, словно в ступоре, наблюдая, как силуэты его таинственной спасительницы, помахавшей на прощание рукой и этого странного мужчины растворяются в воздухе.
– Думаю, мы его крепко озадачили, – заговорщически подмигнул Нике Архангел, когда они  уже оказались в Ордене, посреди пустого Тронного Зала.
– Чем крепче – тем лучше, – произнёс вошедший в Зал Роман Алексеевич. – Это пойдёт ему на пользу, – отметил он. – Как ты, Вероника?
– В норме, – откликнулась девушка.
На этот вопрос ей пришлось ответить ещё несколько раз, поскольку за Романом Алексеевичем к ним подошли остальные старейшины, Мария и двое целителей – Ян и Ирина.
Работники медчасти тут же приступили к своим прямым обязанностям и задали девушке массу вопросов о её самочувствии.
– Я в порядке, – попыталась пресечь их настойчивые попытки помочь Ника, но это не спасало её от биоэнергетического сканирования.
– Задание выполнено! – бодро отрапортовала она Марии, пока экстрасенсы, обступив девушку с обеих сторон, пытались выявить возможные повреждения в её организме.
– Я знаю, дорогая, – с одобрением кивнула парапсихолог. – Ты, как всегда, молодец!
Убедившись, что здоровью потенциальной клиентки ничего не угрожает, Ян и Ирина наконец оставили её в покое и удалились к себе в медчасть.
– У меня есть парочка вопросов, – обратилась Ника к Марии и старейшинам. – Почему у меня не получилось исцелить его? – спросила она. – С моим Даром что-то не так? – напряжённо уточнила она.
– С твоим Даром всё в порядке, ангел мой, – переглянувшись с остальными старейшинами и мысленно получив согласие на разглашение тайны, успокоил её Фёдор Матвеевич. – Просто Даниил – не совсем обычный человек.
– В смысле? – насторожилась девушка.
– Он – наш будущий старейшина, – открыл ей тайну Роман Алексеевич. – А ещё он – мой внук, – добавил он после небольшой паузы.
– Что? – не поверила своим ушам Ника.
– Мы тоже когда-то были молодыми, – чуть смущённо ответил старейшина. – И святыми мы были не всегда. Так уж получилось… – развёл он руками.
– А он об этом знает? – уже догадываясь об ответе, всё же поинтересовалась девушка.
– Конечно нет, – покачал головой Роман Алексеевич. – Пока нет, – поправился он.
– Я могу рассказать об этом Алексу? – сгорая от нетерпения поделиться этой сногсшибательной новостью со своим другом, попросила Ника.
– Да, – разрешил Андрей Викторович. – Но только Алексу. Не надо пока об этом распространяться, – предупредил он.
– Хорошо, – кивнула девушка. – Обещаю.
– Постойте-ка, – вдруг дошло до неё. – Это что же, получается, у нас теперь будет шесть старейшин? А как же пентаграмма? – удивилась она.
– Останется пентаграммой, – заверил её Роман Алексеевич. – Старейшин будет по-прежнему пять. Даниил придёт на смену одному из нас, – сдержанно объяснил он.
– Он придёт на смену Вам… – всё поняла остолбеневшая Ника. – Но почему? – воскликнула она, и её глаза наполнились слезами.
– Здесь должен быть вопрос не «Почему?», а «Когда?» – пояснил Роман Алексеевич, по-отечески приобняв расстроенную девушку за плечи. – Не волнуйся, не слишком скоро, – утешил он её. – У нас ещё будет время пообщаться. А сейчас, раз уж об этом зашёл разговор, я хочу, чтобы ты мне кое-что обещала.
– Всё, что угодно! – с готовностью откликнулась она.
– Когда меня не станет – присматривай за моим внуком, – попросил старейшина. – Помоги ему влиться в коллектив, привыкнуть к нашему образу жизни. Трудно ему будет, я знаю. Я бы очень хотел, чтобы вы с ним подружились.
– Конечно, без проблем, – серьёзно кивнула девушка. – Я возьму над ним шефство. Кажется, это так называется?
– Как бы это ни называлось, твоя поддержка будет ему очень кстати, – отметил Роман Алексеевич.
– Можете за него не волноваться, – успокоила она его. – Обещаю, что выполню вашу просьбу, – поклялась она.
– Ладно, – с облегчением выдохнул старейшина. – А теперь иди, отдыхай.
– Одного не могу понять, – задумчиво произнесла Мария, когда за девушкой закрылась дверь. – Почему мы оказались в Ордене, а Ника – на улице Юбилейной? Эти инопланетяне не показались мне слишком озабоченными нашими земными делами.
– Я перенаправил их телепортационный луч, – невозмутимо пояснил Хантер, словно эта операция уже вошла у него в привычку.
– И что вы так на меня уставились? – воскликнул он, наслаждаясь обращённым на него пристальным вниманием. – Вы все так носитесь с этим Даниилом, что я решил пойти вам навстречу и поспособствовать его спасению. Мы же – команда! – завершил он своё объяснение и, не желая больше отвечать ни на какие вопросы, с выражением горделивого достоинства на лице, спокойно удалился.
– Привет, красавица! – с порога поздоровался Алекс, заходя в их с Никой комнату.
Домашняя обстановка выглядела полной идиллией: его любимая девушка, поджав ноги в мягком кожаном кресле, читала очередной бестселлер, кровать была предусмотрительно расправлена, на столе романтично возвышался канделябр с большими зажжёнными свечами, а рядом с ним стоял поднос с его любимой едой.
Уют, спокойствие и любовь. Что ещё нужно для счастья?
По сравнению с тем наркоманским притоном, в котором он находился на задании ещё несколько минут назад его жилище выглядело просто раем. С блаженством окинув взглядом эту уже ставшую привычной картину, Алекс небрежно кинул куртку на вешалку и задал стандартный вопрос:
– Как прошёл вечер?
– Изумительно, – спокойно откликнулась девушка, захлопывая книжку. – Меня похитили инопланетяне, забросили в сибирский лес, потребовали выдать им тело Борфа, иначе через неделю они взорвут Землю, потом – забросили на окраину города, там  я спасла милиционера, который оказался внуком Романа Алексеевича и нашим будущим старейшиной, – выложила она новости. – Кстати, поторопись: ужин остывает, – невозмутимо добавила она.
– А если серьёзно? – не поверил Алекс.
– А что, похоже, что я шучу? – без тени улыбки  вскинула брови девушка.
– Знаешь, дорогая, перед этим ты могла бы предложить мне присесть, – бухнувшись на стул, произнёс Алекс.
– Так, а теперь – давай по порядку…
Когда подробный отчёт о произошедших событиях был завершён, Алекс мрачно пробормотал – М-даа…
– Ты-то как, в порядке? – снова переспросил он, и Нике в очередной раз пришлось уверять, что она в норме.
– Я хочу поговорить со старейшинами, – произнёс он, поднимаясь. – А ты – ложись, отдыхай, - кивнул он на расправленную кровать. – Денёк у тебя выдался тот ещё.
– Как-то не спится, – ответила девушка. – Пока ты ходишь – я спущусь в библиотеку, – кивнула она на уже прочитанную книгу.
В библиотеке Ордена царили безмятежность и спокойствие, и это было именно то, чего так недоставало в последнее время Нике. Свернувшись калачиком в большом удобном кресле между стеллажами, она увлечённо читала книгу «Тварь у порога», изредка поглядывая на Пирла, который в соседнем углу смачно лузгал какие-то орешки.
– Пирл, ну хватит уже! – не выдержала наконец она.
Домовой пискнул в качестве извинения и, шумно посопев, с сожалением отложил съестные припасы в сторону.
В наступившей тишине Ника так погрузилась в чтение, что даже не заметила, как зашли Алекс и Хантер.
– Пойдём, красавица, пора спать! – молниеносным движением Алекс выхватил у неё книгу и посмотрел на обложку. – Триллер? – удивился он. – Тебе что, в жизни ужастиков не хватает?
– Алекс! – с возмущением воскликнула девушка. – Я хочу дочитать эту главу! Там несколько строчек осталось! Отдай немедленно! – раздражённо потребовала она.
– Милые бранятся – только тешатся! – не удержался от комментариев Хантер. – Что, о Пирле уже роман написали? – ехидно поинтересовался он, прочитав название книги.
Домовой, презрительно фыркнув, запустил в старейшину орешком, угодив Хантеру в лоб и, опередив неминуемое возмездие, с победным видом телепортировался в свою каморку.
– Вот поганец! – возмутился старейшина, потирая ушибленное место. – Он за это заплатит! – решительно заявил Хантер, направляясь к выходу.
– Ты чем-то недовольна, милая? – невозмутимо поинтересовался Алекс, вытаскивая сопротивляющуюся Нику из кресла. – Сейчас я это исправлю! – пообещал он и, подхватив девушку на руки, понёс её в спальню.
– Ты чем-то недоволен, дружок? – проходя по коридору мимо комнаты Хантера, Мария услышала громкий голос старейшины.
Почувствовав неладное, она без стука отворила дверь и вошла в комнату.
– Что здесь происходит?! – воскликнула Мария, потрясенная открывшейся картиной.
– Подготавливаю наши военно-воздушные силы, – невозмутимо объяснил Хантер, наблюдая, как домовой, перелетев через комнату, шмякается об стенку и с тихим писком съезжает вниз.
– Хантер, … – нахмурившись, начала Мария, неодобрительно покачав головой.
– Да знаю я, знаю, – перебил её старейшина. – Я знаю всё, что ты хочешь мне сказать, Машенька. Не бойся, этот паршивец цел и невредим, ничего с ним не случилось. Я всего лишь пытаюсь добиться, чтобы он относился ко мне с уважением.
– Кажется, пока у тебя не слишком получается, – отметила Мария, обеспокоенно глядя на Пирла, который, придя в себя после падения, воинственно шипел на старейшину, обнажив маленькие острые зубки.
– Ничего страшного, ведь я испробовал ещё не все способы, – оптимистично заявил Хантер, бросая взгляд на средневековые кандалы, небрежно раскиданные в углу его экзотической комнаты.
Перехватив его взгляд, домовой в очередной раз угрожающе фыркнул и, предусмотрительно ретировавшись в угол, телепортировался из комнаты своего недруга.
– Надо всё испытать в этой жизни! – решительно произнёс старейшина, и Мария поняла, что отвертеться от кандалов Пирлу, похоже, не удастся.
– Надо брать от жизни всё! – произнёс Алекс, швыряя Нику на кровать. – Особенно если учесть, что до Конца Света осталась всего неделя.
– Подожди, – остановила она его руки, уже расстёгивающие молнию на её джинсах. – Ты серьёзно думаешь, что нам не найти останки Борфа? – встревоженно уточнила она. – Тебе это старейшины сказали?
– Нет, – успокоил он её. – Старейшины пока сами не знают, как всё обернётся. Но на девяносто девять процентов они уверены, что тела не окажется под развалинами особняка Ворона…
– А что мы будем делать, если так и не найдём его?
– Будем искать! – развёл руками Алекс. – Где-то же он должен быть!
– Как я рад, как я рад, что поеду в Волгоград! – услышала Ника весёлую песню, доносившуюся из приоткрытых дверей комнаты Саймона.
Утренние лучи солнца немного сгладили вчерашние страхи, и Ника, идя в Тронный Зал, куда её пригласил Фёдор Матвеевич, старалась думать, что всё будет хорошо.
Услышав в коридоре эти жизнерадостные напевы, она не удержалась от любопытства и вошла к Саймону.
– Ты переезжаешь? – удивилась девушка, заметив сложенные аккуратной стопкой чемоданы. Хозяин комнаты сосредоточенно застёгивал последний, для эффективности придавив его коленом.
– Какая ты проницательная, – ехидно подколол её Саймон. – Да, я переезжаю. И как раз собирался идти искать тебя, чтобы попрощаться.
– Попрощаться? Что ты имеешь в виду?
– Я ухожу в монастырь, – абсолютно серьёзно объяснил он. – В женский, – добавил он после драматической паузы.
– Саймон, ты опять меня разыгрываешь! – с негодованием воскликнула Ника.
– Нет, не разыгрываю, – покачал он головой. – Старейшины действительно отправляют меня в женский монастырь.
– Этого не может быть! – отказывалась верить Ника. – Они слишком хорошо знают твои приколы, чтобы посылать тебя в женский коллектив, а тем более – к монахиням!
– Ну, должны же быть у них хоть какие-то радости в жизни, – хитро прищурился он. – К тому же, насколько я помню, тебе мои приколы когда-то понравились!
– Саймон! – смутилась Ника.
Она старалась не вспоминать о том, что год назад, при их первой встрече Саймон, используя  свой энергетический Дар, довёл её до оргазма, а несколько дней спустя, внушив под гипнозом, что он – Алекс, занялся с ней любовью. Из-за этого старейшины едва не выгнали его из Ордена.
Его спасло лишь вмешательство Марии, которая понимала, что несмотря на лёгкое отношение к сексу, Саймон является слишком ценным сотрудником для Ордена, он обладает очень сильным Даром, который со временем раскрывается всё больше. Его оставили в Ордене до первого предупреждения.
До сих пор Саймон держал себя в рамках приличия, но Нику всё же очень удивило, что старейшины отправляют его на такое задание.
– Ну ладно, я действительно несколько приукрасил, – признался он. – К сожалению, никаких монахинь там нет, и нет уже давно. Орден допустил ошибку, назначив главой Волгоградского филиала Олега – человека, который стал предателем. Исправить эту ошибку отправляют меня. Филиал базируется в помещении бывшего женского монастыря.
– Олег стал предателем?! – потрясённо воскликнула девушка. – Мы же тренировались вместе! – не могла поверить она.
– Да, кто бы мог подумать, – согласился Саймон.
– Ты поедешь один? – встревоженно спросила она.
– Нет, со мной отправятся ещё несколько человек, – успокоил он её. – Да не переживай ты так, Волгоград – это же мой родной город! Я там родился и вырос и знаю его, как свои пять пальцев, – объяснил он.
– А когда ты вернёшься?
– К сожалению, на этот вопрос я не могу тебе ответить. После окончания операции я останусь там на какое-то время. Нужно восстановить связи этого филиала с Орденом и нейтрализовать то зло, что успел причинить Олег. А может, меня оставят там насовсем.
– Насовсем?! – расстроилась Ника.
– Не волнуйся, мы с тобой ещё обязательно увидимся! И что бы ни случилось, помни, что я – твой друг, и приду к тебе на помощь в любой ситуации! Если я тебе понадоблюсь – просто мысленно позови меня, хорошо?! Как я уже говорил тебе когда-то, ты – хороший человечек, Никуся, и ты заслуживаешь того, чтобы быть счастливой! Береги себя, зайчонок! – он крепко обнял девушку и, чмокнув в щёчку, вышел из комнаты.
– Мы ещё встретимся! – телепатически уловила Ника его прощальную фразу, и энергетический поцелуй, словно тёплый летний ветерок, напоследок пробежался по её губам.
– Ты тоже береги себя! – так же мысленно крикнула она ему вслед, с грустью глядя на его удаляющуюся фигуру.
В Тронном Зале Нику уже ждал Фёдор Матвеевич.
– Я только что попрощалась с Саймоном, – поприветствовав старейшину, произнесла девушка. - Он сказал мне, что в Ордене опять появился предатель. Почему вы не смогли предвидеть эту ситуацию?  
– Присаживайся, ангел мой, – старейшина махнул рукой на соседнее кресло. - Предвидеть всё невозможно, Вероника. Это под силу лишь Богу, – спокойно ответил он.
– Но вы же могли составить психологический портрет Олега и рассмотреть возможность его перехода на сторону Тьмы!
– Святые на этой земле встречаются редко, – отметил старейшина. – У каждого из нас есть какие-то недостатки. А выбор Тёмной или Светлой стороны – это личный выбор каждого. Выбор, за который рано или поздно придётся отвечать. Олег совершил большую ошибку: он попытался использовать Тёмную Силу, основываясь на знаниях, полученных в Ордене Света. Возомнил себя новым Вороном, можно сказать. Но он не учёл одного очень важного обстоятельства: СИЛЫ НЕЛЬЗЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ, ИМ МОЖНО ТОЛЬКО СЛУЖИТЬ. И очень скоро он поплатится за это.
– Но почему вы послали на это задание именно Олега?  Разве у вас не было другой кандидатуры, внушающей доверие?
– Скажи, ты доверяешь Саймону? – вопросом на вопрос ответил старейшина.
– Да! – без колебаний воскликнула девушка.
– Но ведь и он не идеален. Вспомни все его проделки, если это можно так назвать. Тем не менее, мы тоже доверяем ему. Так же, как когда-то Олегу.
– А когда Саймон вернётся? – грустно вздохнув, поинтересовалась Ника.
– Я не думал, что ты так огорчишься его отъезду, – старейшина внимательно посмотрел на девушку. – Ты должна радоваться за него, ведь это можно назвать повышением по службе. Раньше он был простым консультантом, а сейчас – возглавил филиал Ордена Света. Знаю, что вы очень сблизились за последнее время, и ты воспринимаешь его как свою подружку, но ведь он вызывал у Алекса раздражение одним своим присутствием. А когда Алекс видел тебя рядом с Саймоном – энергетика в Ордене сгущалась так, словно готовилась перейти в поле битвы, – мягко усмехнулся Фёдор Матвеевич. – Рано или поздно это напряжение сказалось бы на ваших с Алексом отношениях.
– Но я даже не знала… Я не думала, что… – запинаясь, потрясённо выдавила из себя Ника. – Алекс никогда не говорил мне об этом! – сложила она наконец целую фразу.
– Конечно, – снисходительно улыбнулся старейшина. – Он очень любит тебя и не хочет огорчать. К тому же, он боится потерять тебя. Он знает, что ревностью и придирками можно погубить даже самую безграничную любовь. Поэтому всегда держит негативные эмоции в себе.
– Я чувствую себя полной дурой, – призналась девушка, прикрыв лицо руками.
– Это пройдёт, – не удержался от легкой иронии в голосе старейшина. – А пока ты оцениваешь свои умственные способности, у меня есть для тебя задание.
– Оно как-то связано с поисками тела Борфа? – предположила она.
– Не совсем, – покачал головой старейшина. – Нужно убить маньяка и спасти девушку.
– Ну, это – всегда пожалуйста, – откликнулась Ника.
– Место преступления отмечено на карте, – произнёс он, протягивая ей аккуратно сложенный листок бумаги. – Это небольшой лесопарк на окраине города. Начало – в 21 час 16 минут. Преступник вооружён только холодным оружием и удавкой, но он психически неадекватен, поэтому будь осторожнее, – предупредил он её. – Он убьёт жертву, нанеся ей десять ножевых ударов в живот.
– Серийник? – догадалась девушка, уже имея опыт работы с такими типами.
– Мы не знаем этого наверняка, – ответил Фёдор Матвеевич. – Но в том, что он является крайне опасным социопатом, мы не сомневаемся. Видение, которое мы получили, было просто жутким, – признался видавший виды старейшина.
– Всё понятно, пристрелю на месте, – спокойно заверила его Ника.
– В общем, весь день в твоём распоряжении, можешь посвятить его тренировкам, - подвёл итог Фёдор Матвеевич. – И выкинь из головы мысли о Саймоне! – посоветовал он. – А вечером – что делать и где быть – ты уже знаешь. Справишься? – задал он стандартный вопрос.
– Нет проблем! – откликнулась Ника.
– Молодо – зелено, – тихо произнёс Фёдор Матвеевич, глядя вслед удаляющейся девушке.
Вечером Алекс подкинул на своей машине Нику до пункта назначения и, пожелав удачи, уехал сменять Архангела, который руководил раскопками на месте бывшего особняка Ворона.
Дойдя до места, обозначенного на карте, Ника остановилась в растерянности. Не было даже намёка на присутствие здесь преступника или жертвы.
Она просканировала развалившегося в дальних кустах какого-то бомжа, но тот определённо не подходил ни под одну из этих категорий.
Он не мог быть насильником, так как этот бомж (бывший физик-ядерщик) был хоть и спившимся, но всё же довольно безобидным существом. Стать жертвой изнасилования ему тоже не грозило по причине исходящего от него резкого неприятного запаха, к которому он сам давно привык. В нетрезвом состоянии он просто валялся на траве и разглядывал звёзды.
Ника уже развернулась и собралась уходить, как внезапно перед ней материализовался Редфорд.
– Ну, здравствуй, красавица, – с улыбкой произнёс он чарующим голосом, чуть склонив голову набок и чёрными притягательными глазами буравя лицо девушки.
– Какого чёрта ты здесь делаешь? – без всяких предисловий поинтересовалась Ника, с подозрением уставившись на мага.
 – Я устроил тебе небольшую ловушку, – признался он. – Я сфабриковал видение и отправил его вашим старейшинам. На языке магов это называется «послать картинку».  Я знал, что большинство Воинов Света сейчас заняты, и старейшины, скорее всего, отправят на это задание именно тебя. И не ошибся! – с торжествующей улыбкой подвёл итог Редфорд.
– Что тебе нужно? – раздражённо повела плечами девушка.
– То же, что и всегда, – улыбнулся Редфорд. – Мне нужно лишь то, что принадлежит мне по праву!
– Кажется, мы уже обсудили этот вопрос! – отрезала Ника. Она развернулась, чтобы уйти, но Редфорд остановил её, схватив за рукав.
– Вы обманули меня, и ты это прекрасно знаешь! – заявил он. – Не могу понять почему, но, похоже, женщинам доставляет большее удовольствие делать из мужчин дураков, чем любовников! – воскликнул он. –  Я всегда добиваюсь своей цели, Вероника! И я добьюсь того, что ты станешь моей, так или иначе!
Он пристально вглядывался в глаза девушки, напрягая все силы, всю энергию, чтобы воздействовать на неё гипнозом. Но Ника была уже настолько хорошо натренирована Алексом, что с лёгкостью заблокировала доступ в своё сознание.
– Что, силёнок не хватает? – усмехнулась она, вырывая у него свою руку.
Тяжело вздохнув, Редфорд тихо произнёс:
– Вспомни, я ведь спас тебе жизнь! Позволь хотя бы поцеловать тебя! Только один поцелуй! Подари мне настоящий поцелуй ангела!
Ника с удивлением увидела в его глазах мольбу. Она заметила, с каким восхищением он вглядывается в её лицо и от этого пристального, страстного и восхищённого взгляда ей стало не по себе.
Красота Ники не оставляла Редфорда равнодушным, и то, что его цель была так недостижима, ещё больше подстёгивало его решимость этой цели добиться.
Чем труднее сражение, тем слаще победа! – думал он, вглядываясь в её зелёные глаза, которые смотрели на него с замешательством.
Вдруг он увидел, что зрачки девушки внезапно расширились, лицо побелело, а сама она, резко отшатнувшись от Редфорда, схватилась руками за голову.
– Что ты делаешь? – воскликнула она, с силой потирая виски. – Прекрати немедленно, Редфорд, мне же больно! – практически простонала она и потеряла сознание.
Недоумевая, что происходит, Редфорд едва успел подхватить её на руки. Он уловил, что в мозгу Ники творится что-то непонятное. Ему показалось, что её разум подвергся воздействию каких-то высокочастотных волн. С таким он ещё не сталкивался.
Держа девушку на руках, он стал озираться по сторонам и увидел притаившегося в кустах бомжа, который, сидя на траве, с изумлением и шоком вглядывался куда-то в небо.
Посмотрев вверх, Редфорд понял причину его испуга. Прямо над их головами зависла летающая тарелка – огромный серебристый диск, посредине которого внезапно открылся шлюз, откуда ударил жёлтый луч.
– Ё-моё! – пробормотал растерянный маг. От греха подальше он попытался телепортироваться куда-нибудь в более безопасное место, но с удивлением обнаружил, что не может переместиться даже на миллиметр.
Ощущая себя мухой, попавшей в паутину, Редфорд почувствовал, как непреодолимая сила вырывает из его рук обмякшее тело девушки и поднимает его вверх.
Когда очертания Ники скрылись внутри НЛО, шлюз бесшумно закрылся, тарелка резко взмыла ввысь, и через пару секунд растворилась среди сияющих звёзд.
– Как я зол! – сквозь зубы процедил маг, вглядываясь в небо, вне себя от изумления и гнева. Ника снова ускользнула из его рук.

Вновь бросив взгляд на бомжа, Редфорд криво усмехнулся.

Теперь одним верующим трезвенником на Земле станет больше, – с иронией подумал он.

Бывший физик-ядерщик, решивший, что у него началась белая горячка, принялся истово креститься и молить Бога о прощении с заверениями, что бросит пить и никогда больше не возьмёт в рот ни капли спиртного.
И эти заверения стали ещё более искренними и энергичными, когда он увидел, как фигура стоявшего на поляне мужчины бесшумно растворяется в лунном сиянии.
Первым делом Редфорд решил выяснить, какие дела связывают Орден с пришельцами, и недолго думая, телепортировался прямо в кабинет Марии.
Как оказалось, парапсихолог Ордена была несколько занята, так как именно в этот момент её целовал Архангел.
Заметив краем глаза материализующуюся из воздуха тёмную фигуру, Мария побледнела, резким движением схватила со стола стилет и метнула его в незваного гостя.
– Так-то вы гостей встречаете! – усмехнулся Редфорд, взмахом руки остановив острие смертоносного клинка в нескольких миллиметрах от своего глаза. – Простите, что помешал! – без тени сожаления извинился маг, с интересом разглядывая полураздетую Марию. – Красивые чулочки! – одобряюще подмигнул он смутившейся женщине.
Мария, спрятавшись за широкую спину Михаила, принялась лихорадочно одеваться.
– Убирайся отсюда! – прорычал Архангел.
– Спокойно, Миша, не кипятись! – усмехнулся Редфорд. – Я прошу вас ответить лишь на один вопрос! – нахально заявил маг. – Какие у вас дела с пришельцами?
Мария и Архангел застыли в изумлении.
  А почему ты решил, что мы станем делиться с тобой секретами? – холодно поинтересовался Архангел.
– Потому что у меня есть информация, касающаяся Ники, – смахивая со своего рукава воображаемую пылинку, невозмутимо заявил маг.
– Какая информация? – спросил Архангел, пристально вглядываясь в хитро прищуренные глаза Редфорда и пытаясь прочесть его мысли.
 – Этот трюк не пройдёт! – с усмешкой тут же пресёк его попытки Редфорд.
Мария и Архангел переглянулись между собой, и Мария лёгким кивком головы дала согласие на разглашение тайны.
– Пришельцы вступили с нами в контакт, – объяснил Архангел. – Неофициальный, разумеется, – добавил он. – Они потребовали, чтобы мы выдали им тело Борфа, и дали на это недельный срок.
– И что же? – нетерпеливо спросил маг.
– Пока нам не удалось найти его тело, – вздохнул Архангел. – Как ты знаешь, особняк Ворона разрушен до основания, и под обломками тела Борфа не оказалось.
– А что вы будете делать, если так и не найдёте его? – поинтересовался Редфорд.
– Не знаю, там видно будет, – пожал плечами Архангел. – Эту неделю ещё прожить надо, – философски отметил он.
– Это уж точно! – криво усмехнулся Редфорд.
– Так что там насчёт Ники? – подала наконец голос Мария.
– Несколько минут назад пришельцы похитили её прямо из моих рук, затянули в свою тарелку и растворились в просторах космоса! – медленно, словно дозируя драматический эффект, выложил информацию Редфорд, с интересом наблюдая, как бледнеет лицо Марии.
– Что значит похитили? – воскликнула парапсихолог.
– В каких просторах космоса? – переспросил поражённый Архангел.
– Я не знаю, ребята, – усмехнулся маг. – Это вы уже сами определяйте, в каких просторах какого космоса! А пока вы думаете, что предпринять, я попытаюсь задействовать свои источники. Как вы знаете, у меня есть виды на эту девушку, и я не отступлю! – Редфорд решительно покачал головой и очертания его фигуры снова растаяли в воздухе.
– Что же нам теперь делать? – в растерянности произнесла Мария.
– Я созову Совет старейшин, – принял решение Архангел. –  А ты найди Алекса и приведи его в Тронный Зал, – дал он указания Марии и направился к дверям.
Когда Мария привела к старейшинам Алекса, не на шутку встревоженного последними новостями, в Тронном Зале уже вовсю шло обсуждение этой проблемы.
– Надо связаться с ними телепатически! – предложил Архангел.
– Мы уже пытались связаться телепатически с Никой, это бесполезно! Она слишком далеко от нас! –  возразил Андрей Викторович.
– Первым делом надо найти тело Борфа и предложить обмен! – отметил Роман Алексеевич.
– Им нужен Борф?  Отлично, пусть забирают! Но – в обмен на Нику! – поддержал его Фёдор Матвеевич.
– Но ведь мы так и не смогли найти тела Борфа в развалинах Особняка Ворона! – грустно возразил Андрей Викторович. – А что, если нам так и не удастся найти его?
– Но мы должны это сделать! – решительно произнёс Фёдор Матвеевич. – Иначе мы не сможем помочь Нике! Пришельцы нам пока не по зубам, – вздохнул он.
– Хантер! Почему при первой встрече с Никой ты назвал её карой небесной? – внезапно поинтересовался Архангел, пристально вглядываясь в лицо старейшины, сидевшего до сих пор с невозмутимым видом и не проронившего за всё время ни слова.
– Вселенная в опасности! – пояснил он трагическим тоном. – Вы должны верить мне! – завил Хантер.
– Верить? –  переспросил Архангел. – Верить, значит, доверять? Но мы и так тебе доверяем!
– Верить, значит, отказываться понимать! – уточнил упрямый старейшина. – От нас теперь ничего не зависит, и единственное, что нам остаётся – это надеяться на лучшее и молиться за неё. И за всех нас…
– Мы не можем бездействовать! – категорически покачал головой Архангел. – Сдаваться без боя и ждать подарков от судьбы – не в наших правилах! – воскликнул он и, посмотрев на остальных старейшин, прочёл в их глазах одобрение.
– Не волнуйся, мы вернём её! – кивнул Архангел встревоженному Алексу, стоящему у дверей. –  Сделаем вот что. Мы с тобой опять отправимся на развалины особняка Ворона и попытаемся раскрыть Дар ясновидения на полную катушку. А вы, – обратился он к остальным старейшинам, - спускайтесь в подвал к Камню и, используя его мощность по максимуму, помогите нам энергетическим лучом, а потом – ещё раз попытайтесь связаться с Никой, в каких бы миллионах световых лет от нас она ни была!
Старейшины дружно кивнули в знак согласия.
– Пойдём! – решительно махнул рукой Алексу Архангел.
Уже в дверях он приобнял Марию, прижал её к себе и прошептал:
– Не волнуйся, Машенька, всё будет хорошо!
– Алекс, не думай о плохом! – подбодрил Архангел своего бывшего ученика.
Они были уже в лесу, на месте разрушенной Обители Тьмы, где пытались задействовать Дар ясновидения. Алекс заметно нервничал и, помимо воли, его взгляд то и дело поднимался к небу, к мерцающим звёздам.
– Соберись, думай о Борфе! – прикрикнул на него Архангел.
За день команда Воинов Света успела расчистить завалы, разобрать по кусочкам и увезти на свалку весь мусор и обломки взорванного особняка Ворона.
Но тело предателя Ордена словно провалилось сквозь землю.
В ночном воздухе висела тишина, и даже любопытные лесные птицы на пожелтевших деревьях с поредевшей листвой молча наблюдали за необычными манипуляциями людей.
Через несколько минут Архангел получил телепатическое послание, что остальные старейшины и Мария собрались в подвале  вокруг Священного камня.
Этот небольшой, обычный с виду серый булыжник, лежащий посреди подвального помещения на высокой подставке под хрустальным куполом в виде пирамиды, был когда-то частью мостовой, по которой Иисус шёл на Голгофу. На этот камень ступала Его нога, и он был заряжен невероятной энергией Его Божественной силы.
Он подпитывал энергией старейшин, многократно усиливая их способности, помогая бороться со злом, и поддерживал энергетический Защитный Экран Ордена, обеспечивая защиту его обитателей.
В данной ситуации эта реликвия была их последней надеждой. С такой мощной поддержкой можно было просканировать эту местность в глубь веков. Теоретически.
Но прошло целых полчаса, как Алексу и Архангелу стало ясно, что их надежды не оправдались. Энергетический луч, направляемый в их разум из Ордена, словно в ускоренной киносъёмке, упорно показывал им любые картинки из прошлого, но только не те, что были связаны с Обителью Тьмы.
  – Это безнадёжно, – вздохнул Архангел, устав наблюдать, как на этой поляне год за годом расцветают лютики, поспевает морошка, прячутся зайчики и другие зверьки, всё вокруг желтеет, выпадает снег, потом тает, бегут ручейки, и так до бесконечности.
– Может, попытаемся ещё? – в отчаянии цеплялся за соломинку Алекс.
– Толку не будет, – уже понял старейшина. – Ворон наложил слишком сильное заклятие. – Это ещё что? – вдруг встрепенулся он, показывая на возникшие прямо перед ними серые завихрения.
– Не «что», а «кто»! – поправил его материализующийся на лесной поляне Редфорд. – Я тоже рад вас видеть, ребята! – заулыбался он, видя, как нахмурились лица Воинов Света.
– Картина маслом: враги сожгли родную хату! – сострил маг, бросив быстрый взгляд по сторонам.
– Ты же принимал в этом участие, забыл? – вместо приветствия напомнил ему Архангел.
– С ума сошёл? – покрутил пальцем у виска Редфорд. – Такое не забывается! До сих пор вспоминаю лицо Ворона, когда он понял, что мы с тобой действуем заодно. Помнишь, мы же дрались спина к спине! Весёлое времечко было…. И если бы не я, тебе бы ни за что не удалось его ранить! – самоуверенно заявил маг. – А какой мы тут фейерверк устроили, любо-дорого посмотреть… Впрочем, с тех, пор, как я был здесь в последний раз, тут многое изменилось, – заметил маг, внимательно оглядываясь по сторонам. – Теперь я понимаю, что значит выражение «Камня на камне не оставить!» – весело хмыкнул он. – Вы что, мародёрством решили заняться?
– Ты говорил, что пришельцы похитили Нику прямо из твоих рук, – проигнорировав все его реплики, обратился к нему Архангел. – Что ты имел в виду?
– Я хотел затащить её в постель, а она – затерялась среди звёзд! – развёл руками маг.
– Не буди во мне зверя! – не сдерживая ярости, предупредил Алекс.
– Какого зверя? – издевательски усмехнулся маг. – Скорее – маленького зверька! – ехидно сощурился он.
Стиснув зубы и подумав, что убьёт этого гада, Алекс бросился на Редфорда, но Архангел вовремя вклинился между ними и успел перехватить удар.
– Тихо, тихо, остынь! – попытался успокоить он своего бывшего ученика, для надёжности скрутив ему руки за спиной.
 – Такой маленький, а какой агрессивный! – покачал головой Редфорд, на всякий случай отодвигаясь подальше.
– Сгинул бы ты куда-нибудь, дружок, а то нарвёшься на неприятности! – предупредил его Архангел.
– У вас что, маниакально-депрессивный психоз? Какие вы все нервные! Я к вам со всей душой, а вы  на меня – с кулаками! – посетовал Редфорд. – Разве так можно?! Без моей помощи вам всё равно не справиться! – самоуверенно заявил он.
– Ты можешь сказать, где тело Борфа? – настороженно уточнил Архангел.
– Я не специализируюсь по трупам, – снисходительно улыбнулся маг. – Я профессионал по женщинам, – пояснил он.
– Ты знаешь, как найти Нику? – глухо поинтересовался Алекс, вырвавшись наконец из крепких рук Архангела.
– Я мог бы попытаться, – хитро прищурился Редфорд. – И как ты думаешь, что я попрошу взамен? – подмигнул он своему сопернику, и Архангелу снова пришлось перехватывать занесённый в ударе кулак Алекса.
– В твоих услугах мы не нуждаемся, – заверил мага Михаил.
– Как знать, как знать! – откликнулся Редфорд. – Я тут помог недавно парочке типов из созвездия Ориона получить московскую прописку, – похвастался он. – Это было несложно: с виду они казались типичными кавказцами, поэтому особых проблем не возникло, – объяснил он.
– То есть пара обаятельных восточных мужчин наплели тебе, что они с другой планеты, а ты  и поверил, – усмехнулся Архангел.
– Эти, как ты выразился, обаятельные восточные мужчины показали мне своё настоящее обличье. Я после этого две ночи не спал! Дикая смесь мускулистой лягушки и ящерицы на двух ногах с чересчур развитым мозгом, большими ресницами и острыми рогами, – передёрнул плечами маг.
– Почему ты думаешь, что эти нелегальные иммигранты помогут нам? – спросил Архангел.
– Ну, должны же они шарить во всех этих хитрых инопланетных делах! – предположил маг.
– Ладно, мы не будем против, если ты с ними поговоришь, – вздохнув, согласился на его помощь старейшина.
– Хорошо, форму оплаты мы оговорим позже, – с довольным видом заключил сделку Редфорд.
– Она будет зависеть от результата! – предупредил Михаил.
Добившись, чего хотел, маг одарил Воинов Света торжествующей улыбкой и медленно растворился в воздухе.
– Успокойся, Алекс, всё нормально, – приободрил старейшина мрачного Воина Света. –  На убогих и ущербных не злятся: толку-то. С его помощью или без, мы вернём Нику! – решительно подвёл итог Архангел. – Даже если для этого придётся перевернуть вверх дном всю Вселенную!
– Вернись ко мне! – с отчаянием прошептал Алекс, вглядываясь в ясное ночное небо. Он сидел неподалёку от Ордена посреди лесной поляны в компании своего лучшего друга на дереве, поваленном во время летней грозы. Шорох, неустанный шёпот листьев убаюкивающе доносился до них, но Воинам Света было не до гармонии природы.
С момента похищения девушки прошёл уже целый месяц, и всё это время Алекс, Дмитрий, Архангел, Мария и старейшины не находили себе места от беспокойства за Нику.
Плюсом в этой ситуации было лишь то, что, хотя тело Борфа так и не нашли, Землю пока ещё никто не взорвал.
Висела полная луна, освещая все вокруг. Бездонное небо усыпали крупинки звезд. Ника была где-то там, за далью, за лунной ночью,  в бесконечном пространстве.
Но как бы Алекс ни буравил взглядом безразличные, холодно мерцающие звёзды, ответом была лишь тишина.
– Она вернётся! – пытаясь придать голосу убедительности, как заклинание, подбодрил его Дмитрий.
Очередная бутылка коньяка в руке Алекса почти опустела, но алкоголь так и не смог притупить его боль.
– Я больше не могу, Дима! – чуть слышно признался он  лучшему другу. – Я с ума сойду! Где она? Что с ней? – схватился он за голову. – Чёрт! Я не могу больше, я этого не вынесу! – воскликнул Алекс и в бессильной ярости метнул бутылку, разбив её о ближайшее дерево.
– Пойдём домой, – тяжело вздохнул Дмитрий. – Тебе надо отдохнуть и выспаться.
– Отдохнуть и выспаться?! Ты издеваешься? Как я могу отдыхать, когда она  НЕИЗВЕСТНО ГДЕ? Может, она в опасности, может, ей нужна помощь, может, эти зелёные уроды проводят над ней какие-нибудь опыты, а я сижу здесь, и НИЧЕГО не могу сделать!
– Нам остаётся только ждать, – с горечью отметил  Дмитрий. – Но она вернётся, Алекс. Ты слышишь, она вернётся! – с уверенностью произнёс он. – Она же умница, она что-нибудь придумает, она сможет, вот увидишь! – приободрил он друга.
– Ты скучаешь по ней? – внезапно спросил Алекс, пристально посмотрев ему в глаза.
– Мы все скучаем по ней, – ушёл от ответа Дмитрий, отворачиваясь в сторону.
– Ты ведь тоже любишь её?
Если бы не алкоголь, Алекс никогда не задал бы Дмитрию такой вопрос. Потому что знал ответ на него.
– Главное – что она любит тебя, – снова вздохнул Дмитрий. – И она вернётся! Верь в это! Как верю я! – тихо добавил он и ушёл, понимая, что больше ничем не может ему помочь.
Алекс подумал было, что наконец-то все оставили его в покое, но эта мысль оказалась преждевременной. За деревьями замаячила серая щуплая фигура, закутанная в длинный плащ, и даже на таком расстоянии Алекс узнал Хантера.
– Я могу понять твою грусть, – произнёс старейшина, подойдя к Алексу.
Небрежно откинув полу нового коричневого плаща из кожзаменителя, он без приглашения уселся рядом с ним, сменив на этом посту Дмитрия и немигающим взглядом уставился в ночное небо.
– В своё время я тоже потерял возлюбленную, – признался Хантер. – Но, в отличие от тебя, у меня уже нет надежды вернуть её. Из иного мира можно вернуться, а с того света – не возвращаются… Наша жизнь – это непредсказуемая штука, дружок. Никто не может с уверенностью сказать, что будет с ним завтра. Даже ясновидящие… Если бы мы могли предвидеть ВСЁ, то были бы не людьми, а богами!
Хантера явно потянуло на философствования, но Алекс сидел молча, не отводя глаз от сияющих звёзд.
– Вон, вон, смотри, падает звезда! – воскликнул старейшина, ткнув пальцем в небо. – А может, это комета… или твоя невеста? Кто знает…
– Ты думаешь, это может быть инопланетный корабль? – встрепенулся Алекс.
– Может быть, – отозвался Хантер.
– А может и не быть, – хитро прищурившись, добавил он после небольшой паузы. – Но всё, что с нами происходит – не случайно, – авторитетно заявил старейшина. – Ты видел, куда полетела эта звезда? Так иди за ней!
– Что, прямо так и идти? – переспросил Алекс.
– Да, встань и иди! – театрально взмахнув рукой, подтвердил Хантер.
– Почему бы и нет? – криво усмехнулся Алекс, с трудом поднимаясь с бревна. – Терять мне всё равно уже нечего…
Слегка покачиваясь от выпитого, он зигзагами направился в лесную чащу.
Колючие ветки, выпирающие из земли корни деревьев, словно сговорившись, безжалостно цеплялись за одежду, хлестали по лицу и царапали кожу, но Алекс с упорством танка продвигался вперёд, в самые дебри.
Он всё шёл и шёл, потеряв счёт времени – десять минут, двадцать, тридцать или час – ему было всё равно. Он не знал, куда идёт, зачем и для чего. Это было неважно. Лишь бы рухнуть где-нибудь рано или поздно без сил, лицом вниз, и быть уже не в состоянии думать, вспоминать, тревожиться и ждать…
Он едва держался, усталость накатывала неотвратимым снежным комом, сбивая с ног, как до его слуха донёсся слабый, едва различимый писк, похожий на мяуканье.
С удивлением подумав, как кошка умудрилась попасть в такую непроходимую чащу, он вдруг застыл как вкопанный.
Прямо перед ним, у подножия ярко-красной осины, лежал небольшой, слабо шевелящийся грязно-серый свёрток, от которого исходили эти жалобные призывы.
Моментально протрезвев, Алекс кинулся к нему и, осторожно развернув, обнаружил крошечного, посиневшего от холода малыша с кусочком оторванной пуповины, болтающейся на животике. Алекс не был специалистом по новорожденным, но всё же понял, что ребёнку не больше часа от роду.
Лихорадочно стянув с себя кожаную куртку, он вытащил эту кроху из дурно пахнущего, пропитанного кровью большого серого свитера, в который тот был замотан, и завернул его в свою одежду.
Оказавшись в тепле, малыш немного притих, но Алекс чувствовал, что силы ребёнка уже на исходе.
Вытащив из кармана брюк мобильник, он трясущимися от волнения руками набрал телефон целителей, но единственное, что услышал в трубке, что абонент временно недоступен.
Когда та же история повторилась с номерами Марии, Архангела и даже Дмитрия, – Алекс подумал, что находится в центре какого-то циничного заговора.
Подавив в себе желание швырнуть мобильник в кусты, он с отчаянием махнул рукой и изо всех сил побежал в Орден.
– За тобой черти гонятся? – сыронизировал Дмитрий, увидев вихрем влетающего на крыльцо Алекса.
– Хуже. Аисты! – прерывающимся голосом парировал тот.
– Стоило оставить тебя на несколько минут, – как ты уже с прибавлением, – растерянно пробормотал Дмитрий, рассмотрев, что за свёрток бережно прижимал к себе его друг.
– А Ника знает о твоих похождениях? Ты откуда его взял? – поинтересовался он, принимая из рук запыхавшегося Алекса крошечного ребёнка.
– Из леса, – лаконично ответил Алекс, пытаясь отдышаться. – Беги скорее, неси его целителям! Он может умереть у тебя на руках! – предупредил он.
Последняя фраза подействовала на Дмитрия, как удар хлыста, и он рванулся в медчасть.
Когда Алекс добрёл до кабинета целителей, над спасённым уже вовсю колдовали Ирина, Ян и Андрей, и ему хватило одного взгляда на умиротворённое личико крохи, чтобы понять, что теперь с ним всё будет в порядке.
Вздохнув с облегчением, Алекс отправился наверх, в свою комнату, и впервые за долгое время провалился в глубокий спасительный сон.
– Он заснул, – шёпотом объяснила Ирина вошедшим в медчасть старейшинам, кивая головой на маленькую детскую кроватку, в которой сладко посапывал чистенький, накормленный и аккуратно замотанный в одеяло малыш.
– Иришка, оставь нас наедине с этим божьим созданием! – тихо попросил её Андрей Викторович, и целительница вышла из комнаты.
– Всё хорошо, в его ауре нет чёрных пятен, – недолго подержав ладони над макушкой ребёнка, пришёл к выводу Фёдор Матвеевич. – Он будет хорошим человеком, – подвёл он итог. – Завтра подумаем, в какой детский дом его определить. Как мы его назовём?
– Думаю, это привилегия Алекса, – возразил Роман Алексеевич. – Ведь это он его спас.
– А вы сказали Алексу, что он спас будущего зятя Вероники? – пристально буравя чуть прищуренными чёрными глазами лицо Фёдора Матвеевича, поинтересовался Хантер, прекрасно зная ответ.
– Не нужно пока об этом распространяться, – помрачнев, строго предупредил его Андрей Викторович, отводя взгляд от подошедшей к ним Марии.
– Ну, как скажете, – хмыкнул Хантер.
– Какой хорошенький! – умилилась Мария, разглядывая малыша.
– Да? – удивился Архангел, не понимая, что может быть красивого в красном сморщенном лысом комочке.
– Просто красавчик! – заверила она его.
– Что-то не так? – вдруг насторожилась парапсихолог, чутко уловив настроение старейшин. – Может, мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? – уже встревожившись не на шутку, прервала она их затянувшееся молчание.
– Есть вероятность того, что лет через двадцать этот малыш станет зятем Вероники, – произнёс наконец Роман Алексеевич. – Если она вернётся, разумеется.
Словно почувствовав, что разговор идёт о его судьбе, малыш заворочался и открыл ярко-голубые глазки.
– Но это же здорово! – просияла Мария, осторожно взяв ребёнка на руки. – Значит, у Ники с Алексом родится девочка, она вырастет, выйдет замуж за этого лапушочка, и мы с ним станем родственниками! И, видимо, коллегами. Что-то мне подсказывает, что он будет охотником на вампиров, ведь Алекс сказал, что нашёл его под осиной. Но почему вы все такие хмурые? – прервала она размышления о светлом будущем.
– Мы не хмурые, Маша. Мы – задумчивые, – пояснил Фёдор Матвеевич. - Понимаешь, у нас есть большие сомнения относительно того, что отцом девочки будет Алекс.
– Точнее, они уверены, что её отцом будет не Алекс, – не удержался, чтобы расставить все точки над «i» Хантер.
– Как это? – остолбенела Мария.
– Пока сами не знаем, – признался Фёдор Матвеевич. – Будущее Ники сейчас слишком расплывчато, мы не можем просканировать его. Собственно, мы даже не можем сказать, вернётся ли она на Землю. Всё слишком туманно и запутанно… – признался старейшина.
Утро не принесло в Орден никакой определённости, а день приготовил сюрпризы, поскольку чёрная фигура Редфорда как всегда неожиданно материализовалась посреди Тронного Зала.
– Расслабьтесь, друзья, – махнул он рукой вскочившим старейшинам, словно закадычным друзьям. – Это всего лишь я. Есть три новости: хорошая, плохая и совсем плохая, - без лишних предисловий заявил маг. –  С какой начать?
– С хорошей, – выбрал Архангел, даже не интересуясь, как магу удалось проникнуть сквозь Защитный Экран Ордена. Этот тип мог просочиться везде, где угодно.
– Землю не взорвут – это хорошая новость, – успокоил их маг. – А то, что они просто истребят на ней всех людей, – это совсем плохая, – после небольшой паузы добавил Редфорд. – Маленький коварный вирус скоро приземлится в какую-нибудь речушку, и пандемия с глобальным летальным исходом будет обеспечена. Причём, в короткие сроки, – «обрадовал» он.
– А какая третья новость? – слегка побледнев, поинтересовался Фёдор Матвеевич.
– Тела Борфа на Земле нет, – выложил информацию маг. – И уже давно.
– Как это – давно? – переспросил Архангел.
– Где-то с полгода, – уточнил Редфорд. – Ну, и как там насчёт оплаты за мои услуги? – деловым тоном подвёл он итог.
– Оплата будет, – заверил его Архангел, присаживаясь на подкосившихся ногах на стул. –  Сколько тебе нужно? – вытащил он из кармана мобильник, чтобы связаться с бухгалтерией.
– Меня не интересуют деньги, пора бы уже понять! – с укором ответил Редфорд. – Этого добра у меня самого навалом. Меня интересуют услуги, – пояснил он. – Какая услуга мне нужна от вас? – озвучил он молчаливый вопрос старейшин. – Очень небольшая. Я хочу, чтобы, если мне придётся обратиться к вам за помощью, – вы мне эту самую помощь оказали, – объяснил он.
– Хорошо, мы окажем тебе помощь, – переглянувшись с другими старейшинами, дал обещание Фёдор Матвеевич.
Редфорд уже давно провозгласил свою независимость от сил Добра и Зла и делал лишь то, что ему хотелось. Но все понимали, что этот маг, каким бы он ни был, мог ещё оказаться полезным Ордену.
– Неужели ты засомневался в своей неуязвимости? – подколол его Архангел.
– Я не идиот, как некоторые тут думают, – бросил на него красноречивый взгляд Редфорд. – И та информация, которую я вам предоставил – тому доказательство!
– А ты уверен, что эти данные точны? – после повисшего в воздухе молчания, с надеждой в голосе, что, может, всё не так плохо, уточнил старейшина.
– Они точны, Мишуля! – с железной уверенностью заверил его маг. – Удачи вам! – с лёгкой иронией пожелал он, будто считая, что лично его участь истребления обойдёт стороной, и очертания его силуэта растаяли в воздухе.
– Думаете, ему можно доверять? – после затянувшегося тягостного молчания произнёс Андрей Викторович. Напряжение словно повисло в воздухе Тронного Зала.
– Я бы многое отдал, лишь бы он ошибался, – вздохнул Роман Алексеевич. – Но мне кажется, на этот раз он сказал правду.
– И всё же в голове не укладывается: если пришельцы несколько месяцев назад забрали тело Борфа, то почему они теперь требуют его от нас? – с недоумением пожал плечами Фёдор Матвеевич.
– Может, это просто предлог, чтобы нас уничтожить? – уже не зная, что и подумать, предположил Андрей Викторович.
– Но это же полный бред: этим существам не нужен никакой предлог, чтобы делать всё, что им вздумается. В своём развитии они ушли слишком далеко от нас, – мрачно отметил Роман Алексеевич.

– Редфорд не врёт, – вдруг подал голос молчавший до сих пор насупленный Хантер. – Но всё не так плохо, как вы думаете, – обнадёжил он своих коллег и через секунду невозмутимо добавил: – Все намного хуже!

– Что ты можешь сказать по этому поводу? – осторожно, чтобы непредсказуемый старичок опять не ушёл в себя, уточнил Фёдор Матвеевич.

– Я уже говорил, – отрезал тот. – Не только Земля, вся Вселенная в опасности. Последняя надежда на Нику. Теперь всё зависит только от неё. Остаётся только ждать, когда всё закончится…
– Когда же это закончится? – почти простонала Ника от боли. Рвущее нервы на части монотонное гудение вибрировало внутри черепа, резонируя и нарастая, подобно грому. И когда уже ей начало казаться, что это никогда не прекратится, всё неожиданно стихло и наступила оглушительная тишина. С трудом преодолев резко накатившую тошноту, девушка медленно открыла глаза.
Она лежала на спине в каком-то пустом помещении. Пол был довольно мягкий, и на мгновение ей показалось, что она лежит на татами в спортзале Ордена.
Странная, непривычная тяжесть давила на тело так, словно сверху его накрыли железобетонной плитой, и девушка с трудом перевернулась на бок.
Внезапно закружилась голова и, борясь с очередным приступом тошноты, она прикрыла глаза.
Что происходит?  Где я? – два вопроса набатом пульсировали в голове.
Итак, первым делом возьми себя в руки, – мысленно приказала она себе. – Меня уже не первый раз похищают, так что можно применить отработанную схему. Вначале – осмотреться, затем – действовать по обстоятельствам, - решила она.
Быстро проведя руками по телу, она сделала вывод, что её одежда, включая плащ, всё ещё была на ней. Лицо и волосы тоже вроде остались без изменений. Телесных повреждений, кажется, нет, исключая лёгкую, едва заметную боль в руках.
Резко задрав рукава плаща, она со страхом ожидала увидеть следы от уколов, но единственное, что заметила – ярко-фиолетовые, уже заживающие, синяки на запястьях. Ника покрутила и посгибала руки – нестерпимой боли не было, хотя мышцы сильно затекли.
Бросив внимательный, настороженный взгляд по сторонам, девушка поняла, что очутилась в пустой комнате. От голых стен, пола и потолка исходило ровное  матово-белое свечение.
Легко тряхнув головой, чтобы поскорее прийти в себя, она села и с удивлением огляделась по сторонам. Не обнаружив нигде даже намёка на двери, окно или хотя бы иллюминатор, она тяжело вздохнула.
Замуровали, демоны! – промелькнула в голове фраза из знаменитого кинофильма.
Она вдруг осознала, что на шее - нечто странное и, подняв руку, только сейчас поняла, что на неё надели ошейник. Материал, из которого он был сделан, на ощупь был довольно приятен и напомнил Нике бархат, что, впрочем, не остановило её от попытки снять этот подозрительный предмет.
Алекс когда-то говорил мне, что ошейник мне бы не помешал, но я не думала, что эти слова окажутся пророческимиНадеюсь, мои похитители не являются приверженцами садо-мазохизма, – с мрачной иронией подумала она.
Несмотря на мягкую фактуру, он оказался очень прочным, и все попытки снять его или хотя бы растянуть оказались безуспешными. Ошейник сидел настолько плотно, что казался приклеенным к коже.
Убедившись, что от ошейника избавиться не удастся, пленница оставила его в покое и обратила внимание на свою одежду. Засунув руки в карманы, Ника проверила их содержимое. Мобильника, кошелька и ножа с выкидным лезвием на месте не оказалось.
Вдобавок слева не ощущалось привычной тяжести, и ещё до того, как дотронуться до кобуры, девушка поняла, что её беретту тоже изъяли.
Мало того, что похитили, так ещё и ограбили! – криво усмехнулась она.
Ника уселась на пол в позу лотоса и, сконцентрировавшись, попыталась мысленно просканировать место своего заточения и связаться со старейшинами Ордена. Но её энергетические лучи внезапно наткнулись на матовое свечение, словно на железобетонную, непреодолимую преграду.
И как она ни старалась, пробиться через светящийся барьер ей не удалось.
Ладно, без паники! – приказала она себе,  в отчаянии обхватив голову руками. – Прорвёмся…
Будучи не в силах воспользоваться своим Даром, Ника чувствовала себя слепой беспомощной мышью, запертой в клетке.
Где же ты, Алекс?.. – пронеслась в голове тоскливая мысль.
Вдруг то, что было стеной, внезапно перевернулось и стало полом. Затем полом стало то, что до этого было потолком. Комната стала вращаться, кидая Нику из стороны в сторону, и лишь благодаря тренировкам Алекса она не свернула себе шею, умело переворачиваясь в воздухе и приземляясь с ловкостью профессионального акробата.
Вращение прекратилось так же внезапно, как и началось, и, переведя дух, Ника присела на корточки. Внезапно часть стены отъехала в сторону, открыв проход в узкий коридор, стены, пол и потолок которого так же светились ровным матовым светом.
Кинув туда внимательный взгляд и философски отметив про себя, что из двух зол она всегда выбирает то, которое раньше не пробовала, – Ника осторожно вышла из места своего заточения.
– Это меньшее из двух зол, – произнесла Мария, обсуждая в Тронном Зале со старейшинами детали очередной операции.
После шокирующего заявления Редфорда жизнь в Ордене шла своим чередом. Собственно, другого выбора у Воинов Света не было. Хантер оказался прав: теперь всё, что им оставалось – ждать, молиться и надеяться на лучшее.
В данный момент на Совете Ордена шло обсуждение судьбы садиста-маньяка, который через пять часов должен зверски замучить очередную жертву. Старейшины предлагали посадить его в тюрьму для исправления, а парапсихолог настаивала на уничтожении.
– Да бошку ему открутить! – неожиданно поддержал Марию Хантер.
– Ты чего такой агрессивный? – удивился такому всплеску жестокости Архангел.
– Нервы сдают, – мрачно признался он. – А в голове свирепствуют помехи. Надоело чувствовать себя, словно на пороховой бочке…
– А маньяк-то тут причём? – поинтересовался Архангел.
– Ну хочется же на ком-то душу отвести, – развёл руками старец. – Хотите, я ему лично шею сверну? – предложил он.
– Нет, спасибо, мы как-нибудь сами! – поспешно заверила его Мария.
– Ладно, – после недолгих раздумий  кивнул головой Архангел. – Раз Машуля считает, что так будет лучше, я согласен. Ей виднее. Кто ещё «за»? – уточнил он, окинув взглядом Фёдора Матвеевича, Романа Алексеевича и Андрея Викторовича.
– Хорошо, – сдался и Фёдор Матвеевич, переглянувшись с другими старейшинами. – Действуй по-своему, Машенька, мы тебе доверяем, – подвёл он итог их разговору.
– Спасибо, – поблагодарила их парапсихолог. – Я собираюсь послать на это задание Максима, – поставила она в известность старейшин.
– Не возражаем, – одобрил Архангел. – Я видел его где-то в гараже, – подсказал он ей.
Мария вышла на улицу, погружённая в тягостные мысли. Глубоко засевшая тревога за племянницу день за днём въедливо подтачивала ей нервы. С виду в Ордене было всё как обычно, но теперь здесь не было Ники.
Она чувствовала, как страдает от всего этого Алекс, и при взгляде на него у неё разрывалось сердце. Мария впервые видела приёмного сына в таком подавленном состоянии и не имела ни малейшего понятия, как ему помочь.
Весь её богатый опыт работы в качестве парапсихолога словно куда-то испарился. Неопределённость и полное бессилие что-либо предпринять в данной ситуации  угнетали их обоих сильнее  всего.
Дойдя до гаража и не обнаружив в нём ни одной живой души, Мария решила поинтересоваться у стоящих на страже у ворот Воинов Света, куда все подевались.
– Механики в ангаре самолёт собирают, а у Макса вон туда, под горку, покрышка закатилась, и теперь он её ищет, – объяснил ей один из охранников, махнув рукой по направлению к лесу.
– Ладно, – вздохнула парапсихолог и отправилась по просёлочной дороге к мелькавшей за деревьями фигуре в камуфляже.
– Ну наконец-то ты вышла за пределы Защитного Экрана! – услышала Мария торжествующий голос за спиной, и внутри неё всё словно оборвалось, потому что ещё до того, как обернуться, она поняла, кому он принадлежит. – Я так долго этого ждал!
– Тебя трудно найти, легко потерять и невозможно забыть... – произнёс Ворон, подходя к  той, за кем он охотился уже несколько лет.
– Ты не представляешь, как я рад тебя видеть! – проворковал он, раскидывая руки в стороны, словно приглашая обняться.
– Не могу ответить тем же, – сдержанно парировала Мария, сделав шаг назад, но путь к отступлению был закрыт.
Ей пришлось вспомнить все свои навыки рукопашного боя, но силы были неравными: Ворон с лёгкостью отбил её удары.
– Не сопротивляйся, любимая! Ты же сама понимаешь, что это бесполезно, – прошептал ей на ухо Чёрный маг, скрутив ей руки и прижав к себе.
– Я так долго этого ждал! – произнёс он. – Тебе холодно? – заботливо поинтересовался Виктор, заметив её нервную дрожь. – Не волнуйся, я скоро тебя согрею! – пообещал он.
А когда он неторопливо и сладострастно провёл языком по её шее, будто раздумывая, укусить или поцеловать, Марию окатил такой мерзкий запах, что от отвращения её чуть не стошнило.
– Ты что забыл, что такое зубная щётка? – не скрывая в голосе ненависть, едко подколола она.
– Мне она теперь не нужна! – усмехнулся Виктор, продемонстрировав ей свои вампирские клыки.
Трепеща в его железных объятиях, словно пойманная птица, она сконцентрировалась и изо всех сил послала телепатический призыв о помощи Архангелу.
Но её друг и защитник получил это послание слишком поздно. Ворон подхватил живой трофей на руки и переместил в свою новую Обитель.
Коридор вывел Нику в небольшое круглое помещение. Если раньше она находилась внутри мягкого куба, то сейчас вошла внутрь такого же мягкого шара, посреди которого в метре от пола зависла странная зверушка.

– Либо ты часть решения, либо ты часть проблемы… – задумчиво пробормотала Ника, разглядывая непонятное существо, весело перебирающее лапками в воздухе.

Такие зверьки ей ещё не встречались. По-кошачьи раскосые, ярко-синие глазёнки, забавный курносый носик, розовые щёчки и покрывающий всё тело, кроме лица, белый пушок с оранжевым отливом производили неизгладимое впечатление.

– Привет! Ты говорить умеешь? – без всякой надежды услышать ответ, поинтересовалась она.
– Амантис, – пропищало существо. – А-ман-тис, – настойчиво повторило оно ещё раз по слогам так, как объясняют слабоумным.
Подлетев к Нике, оно стало деловито копаться в её белокурых волосах, свободным каскадом спадающих ниже плеч.
– У меня нет блох, – на всякий случай уточнила девушка.
Она понятия не имела, как ей вести себя в такой ситуации, но интуиция подсказывала, что лучше стоять неподвижно, терпеливо пережидая этот досмотр.
Наконец существо с победным писком вытащило из её волос заколку, которую тут же бесцеремонно прицепило к холке на своей голове. Хитро подмигнув Нике васильковым глазом, оно с торжествующим видом покрутилось перед девушкой, явно демонстрируя, как хорошо смотрится на ней новый трофей.
– Эй! Отдай! Отдай немедленно!!! – возмущённо потребовала Ника, но последние её слова прозвучали уже в пустоту, так как, издав звуки, очень напоминающие хихиканье, наглая воришка растворилась в воздухе.
– Да что же это такое? – метался по Тронному Залу Архангел. – Нику похитили, Марию похитили, что за дела творятся?!!
– Ты ещё про Конец Света забыл, – с мрачной иронией напомнил ему Хантер.
– По крайней мере, Мария хоть на этой планете, – нашёл позитивный момент Андрей Викторович.
– Что же делать? – Архангел в отчаянии обхватил голову руками и тяжело опустился в кресло.
Увидев вошедшего в Тронный Зал Алекса, он махнул ему рукой и коротко приказал:
– Сядь. Машу тоже похитили.
– Инопланетяне? – побледнел Алекс, рухнув на стул.
– Нет, хуже. Ворон, – лаконично объяснил он.
– Ваше мнение: каков наиболее вероятный вариант развития событий? – привыкнув просчитывать всё наперёд, спросил коллег Архангел.
Переглянувшись с остальными старейшинами, Фёдор Матвеевич озвучил общую тревогу:
– Он сделает её вампиром…
– Я отбивную из этой воришки сделаю!!! – в бессильной ярости сжав кулаки, процедила сквозь зубы Ника.
Сильно расстроившись из-за утери заколки, сделанной специально по её заказу и в случае необходимости служившей Нике прекрасным оружием, а иногда – и отмычкой, девушка огорчённо вздохнула и внимательнее осмотрела помещение, в котором оказалась.
Комната была почти пуста, за исключением того, что по краям этого шара, по кругу были встроены сиденья. Ника подошла поближе и провела рукой по одному из них. Обивка была настолько мягкой и приятной на ощупь, что она даже удивилась. Она не встречала таких материалов на Земле.
К сожалению, сиденья были намертво вмонтированы в стену и Ника автоматически отметила, что оторвать их, чтобы использовать в драке с противником, ей не удастся.
Она вдруг обратила внимание, что в этой комнате нет матового свечения, служившего преградой для её телепатии. Быстро сев в позу лотоса, Ника решила воспользоваться ситуацией, пока ей никто не помешал.  Сконцентрировавшись, она попыталась определить своё местонахождение.
Торопясь, она резко направила сознание  на несколько десятков метров вперёд и тут же схватилась рукой за ёкнувшее сердце, увидев, что очутилась за переделами космического корабля. Голова мгновенно пошла кругом, дыхание перехватило, в глазах в буквальном смысле замелькали звёздочки и, судорожно глотнув ртом воздух, она вновь мысленно вернулась в комнату.
– Мама дорогая! Ну и занесло же меня… – прошептала побледневшая девушка, переводя дух. Ни родной планеты, ни сколько-нибудь знакомых созвездий вокруг не было и в помине.
Снова собравшись с силами, она просканировала своим Даром заброшенные отсеки, заваленные странным оборудованием, заглянула в жилые комнаты инопланетян, обставленные так скромно, что им позавидовал бы любой спартанец.
Нику поразило, какой огромной была летающая тарелка. Несмотря на это, инопланетян оказалось не так много, как можно было бы ожидать. Она насчитала штук десять лягушкоподобных.
Её похитители расположились в каютах вокруг центра корабля, посреди которого, как поняла Ника, находится главный пульт управления.
Сконцентрировав мысленный взор на этом помещении, она вдруг заметила то странное существо, с которым познакомилась несколько минут назад.
Её потенциальная отбивная тихо притаилась в углу и, хитро сощурив по-кошачьи раскосые, ярко-синие глазки, испытующе смотрела на инопланетянина, склонившегося над панелью управления.
Девушка сразу узнала его: это был тот самый инопланетянин, от которого на лесной поляне у неё по телу поползли холодные, мерзкие мурашки.
Ника вспомнила первую встречу с Борфом, когда она, проходя мимо него по коридору Ордена, испытала точно такие же ощущения.

– Бойся первого впечатления, ибо оно правильное, – задумчиво прошептала она, вспомнив древнюю истину.

Тогда, на Земле, предчувствия не обманули её: Борф оказался предателем.

Значит, с этим типом тоже надо быть начеку, – решила она про себя.

Она увидела, как инопланетянин поспешно нажимает на какие-то кнопки, и то, как он при этом воровато оглядывается на дверь, подтвердило её догадки, что он что-то замышляет.
Вдруг воришка, представившаяся Нике как Амантис, воинственно пискнув, резко подлетела к нему и, молниеносным движением выхватив из загривка заколку, стащенную у Вероники, с неожиданной силой всадила её в панель управления.
Нике не нужно было быть электриком, чтобы понять, что кучу кнопок тут же закоротило, поскольку из них посыпались голубоватые искры, а пронзительной сиреной раздавшийся по всему кораблю сигнал тревоги только подтвердил эту догадку.
С вызовом крутанувшись перед оторопевшим серо-зелёным, маленький пушистый бесёнок, совсем обнаглев, вытащил из уже полурасплавленной панели немного обуглившуюся заколку, прицепил её назад, на макушку и, грациозно взмахнув мохнатым хвостиком, вдобавок сорвал с пульта какой-то небольшой продолговатый предмет.
Инопланетянин, поначалу застывший в шоке от таких бесцеремонных действий, с угрозой зашипел на вредителя.
Взмахом руки он парализовал зависшее перед ним существо, не давая Амантис смыться и, вытащив из-за пояса нечто, напоминающее светящийся нож, замахнулся в ударе.
Ника интуитивно почувствовала, что должна вмешаться и со всей силой, на какую была способна, направила свой энергетический луч на несколько десятков метров вниз, успев отбить руку гуманоида в сторону.
Инопланетянин, не ожидавший ещё одного вмешательства в его тайные дела, замер на секунду, и этой секунды как раз хватило на то, чтобы Амантис, резко дёрнувшись, вырвалась из сковывавших её невидимых пут, и маленькое тельце растворилось в воздухе.
Через мгновение спасённая зверюшка материализовалась прямо перед Никой и, без предисловий, на лету кинув ей похищенную из главной рубки вещь, снова исчезла.
Опять подчинившись интуиции, Ника сразу сунула этот загадочный предмет в карман плаща,  поборов в себе искушение рассмотреть его.
Она тут же поняла, что это было очень мудрым решением, так как двери комнаты, где она находилась, бесшумно отъехали в сторону, и внутрь вошли двое инопланетян.
Для Ники все лягушкоподобные были на одно лицо, но вошедших она всё же узнала. Опять старые знакомые с лесной поляны. Оторопев от неожиданности, пришельцы с изумлением уставились на девушку.
– Что она здесь делает? – уловила она мысли одного из них. – Она должна быть в секторе Альфа!
– Наверное, опять проделки сильфы! – телепатически ответил другой. – Ох, попадётся мне эта Амантис!!! Отдам на опыты!!!
– Куда мы её поместим? – спросил тот, что пониже.
– Думаю, в Зоосейфере ей понравится, – рассудил его напарник. –  У неё будет неплохая компания.
– В Зоо – где? – не выдержав, настороженно поинтересовалась Ника.
Этот вопрос привёл их в замешательство. Застыв, словно в ступоре, они с изумлением уставились на девушку, выпучив дымчатые глаза. Их вытянутые рожицы в этот момент показались Нике даже забавными.
– Всё это время ты нас понимала? – часто заморгав длинными ресницами, потрясённо прошипел высокий.
Не соизволив даже ответить, Ника неопределённо повела плечами. Она не обязана разговаривать с похитителями. Пусть помучаются в догадках.
Тот, что пониже, похоже, тоже пришёл в себя и вдруг выдал целую тираду, из которой Ника поняла лишь «недоразвитое существо», «эволюция», «невероятно», «опыты» и «межгалактическое признание».
– Какие ещё опыты? – нахмурилась она.
Вместо ответа высокое лягушкоподобное нажало на какую-то кнопку на своём широком металлическом браслете, и девушка почувствовала, как её ошейник чуть дрогнул, среагировав на энергетический импульс, её колени тут же подкосились, а сознание заволокло серой пеленой.
Когда в голове Ники наконец что-то прояснилось, первой её мыслью было то, что приходить в сознание неизвестно где - уже становится для неё традицией.
– Какого чёрта? – выругалась она, поняв, что лежит на холодном полу в какой-то огромной клетке, в которой стройными рядами стояли кровати. И тут же увидела, что она не одна.
Обитатели этих кроватей – необычные существа, сбились в кучку в противоположном от девушки углу, с опаской наблюдая за новой соседкой.
А её похитители спокойно стояли в коридоре, по другую сторону решёток, и Нике не нужно было даже напрягаться, чтобы понять, что сделанная из прочных металлических прутьев дверь была заперта очень надёжно.
– Мы чувствуем твою агрессию и нежелание идти на контакт, поэтому решили подстраховаться, – снизошёл до объяснения высокий.
– Это твоё новое место обитания. Временное, разумеется. Пока мы не достигнем конечной цели нашего полёта, – прошипел другой.
– Какой ещё контакт? Какой цели? – в голове Ники царил туман и, чтобы полностью прийти в себя, ей пришлось приложить немало усилий.
Проигнорировав её вопросы, зелёные тихо стояли рядом, с бесстрастной внимательностью учёных  наблюдая за её реакцией.
– Вы что, хотите, чтобы я нашла себе здесь пару? – с иронией поинтересовалась Ника, поднимаясь на ноги и разглядывая экзотических существ, с опаской следящих за каждым её движением.
Двое из них, по-видимому, были дальними родственниками похитителей, поскольку их вытянутые мордочки, длинный тонкий рот и перепончатые лапки тоже вызвали у Ники ассоциацию с лягушачьими.
Единственное, что отличало их от хозяев Корабля – небольшой зелёноватый пушок на теле, маленькие круглые ушки, более мелкие глазки и выражение лица, показавшееся Нике глуповатым.
Другие трое были целиком покрыты мягкой серой шерстью и напомнили Нике орангутангов, но с огромными, чуть раскосыми фиолетовыми глазами.
– Если тебе это необходимо, мы можем это устроить, – абсолютно серьёзно заверил её высокий лягушкоподобный.
– Нет, нет, – испуганно затрясла головой девушка. – Чёрт, надо прикусить язык!
Она совсем забыла, что инопланетянам, как и Борфу когда-то, чувство юмора было неведомо.
– Как-нибудь обойдусь, – поспешно заверила она.
 Её похитители неторопливо развернулись и удалились прочь, оставив девушку наедине с собратьями по несчастью.
Кинув настороженный взгляд на сокамерников, Ника не удержалась от мрачного приветствия:
– Привет, Пушистики!
Медленно, без резких движений присев на краешек ближайшей скамьи, она принялась внимательно разглядывать место нового заточения и его притихших обитателей.
Итак, сбежать отсюда будет очень сложно, опытным глазом сразу определила она. – Решётки везде явно из прочного сплава, кругом по периметру – матовое свечение, от которого мой Дар отскакивает, как горох от стенки, а иллюминатор… Нет, пробовать выбраться через иллюминатор, пожалуй, не стоит, – с иронией хмыкнула она. –  Трубопровод, подающий пищу – слишком узок, а туалет за небольшой перегородкой… нет, тоже не стоит: вдруг он выходит в открытый космос? Зверюшки кажутся миролюбивыми… Интересно, удары в пах действуют на них так же эффективно, как и на землян? – пронеслась вдруг в голове настороженная мысль. – Надеюсь, мне не придётся узнавать ответ на этот вопрос на практике, тихо вздохнула она. – Впрочем, у них, кажется, даже паха нет...
Но её опасения оказались напрасными: инопланетяне вели себя спокойно, вежливо и очень даже прилично.
Один из них, самый высокий, серый и пушистый, медленно подошёл к ней, и в его дружелюбно протянутой руке девушка увидела нечто, похожее на орешек.
После секундного колебания она осторожно приняла этот подарок и, на всякий случай, с благодарностью улыбнулась в ответ.
Передав девушке этот предмет с такой торжественностью, словно это была трубка мира, инопланетянин жестом показал ей на ближайшую пустующую кровать и медленно удалился.
Будем считать, что пакт о ненападении уже заключен, – отметила про себя Ника.
Она не знала, что ей делать с этим подарком. Пробовать его на зуб она так и не решилась и после недолгого колебания просто положила его в карман.
Ну вот, теперь я – одна из живых экспонатов в этом обезьяннике, – мрачно подумала девушка. – Зверинец на выезде. Точнее – на вылете. Докатилась…
Она до сих пор была в плаще и вдруг впервые за последнее время почувствовала, что ей жарко.
Ещё раз окинув взглядом помещение и пытаясь понять, не предусмотрены ли здесь где-нибудь шкафы, она заметила, что даритель орешков снова направляется к ней.
Невозмутимо подойдя ближе, он вдруг резко ударил ногой по боковине её кровати, из-под неё тут же выехал пустой выдвижной ящик.
Когда этот пушистик протянул руки к Нике, она поначалу шарахнулась от него, но потом поняла, что он всего лишь хочет помочь ей снять верхнюю одежду.
У Ники округлились глаза от такой галантности и, немного придя в себя от удивления, она всё же позволила этому странному существу немного поухаживать за собой.   
Спокойно, без лишних эмоций, он снял с Ники плащ, с аккуратной методичностью свернул его, убрал вниз и вновь мощным пинком задвинул ящик на место.
Ну вот, уже и ухажёр нашёлся! – отметила про себя девушка.
Подумав, что ей всё же нужно как-то выразить ему свою благодарность, она смущённо буркнула: – Спасибо! – не надеясь, впрочем, быть понятой, и тут же замерла от очередной неожиданности: её новоявленный рыцарь хитро подмигнул ей огромным, чуть раскосым, фиолетовым глазом.
К огромному облегчению для Ники он тут же развернулся и неторопливо удалился на свою лежанку.
А эти зверюшки не такие уж и простые!тихо пробормотала она.
В том, что, по крайней мере, у одного из них присутствует интеллект, она уже не сомневалась.
– Мозгами нужно думать, мозгами, а не другим местом! – метался взад-вперёд по Тронному Залу Архангел.
Все присутствующие старейшины прекрасно понимали его состояние, как и то, что шансы на спасение Марии ничтожно малы.
Прекрати мотыляться, у меня от тебя в глазах рябит! вдруг подал голос Хантер. – И не надо устраивать здесь трагедию! Жизнь – это вообще несправедливая штука, в своей своеобразной манере утешил он Архангела.
С одной стороны – гадит, с другой – подходит к этому философски… тихо хмыкнул Роман Алексеевич, тряхнув густыми длинными чёрными волосами, забранными в хвостик.
– Я всё слышал! – тут же сверкнул на него очами Хантер.
– Знаешь, Хантер, вместо того, чтобы сыпать перлами, лучше бы помог! – с укором произнёс Андрей Викторович. – У тебя есть идеи?
– Идеи? – переспросил старичок. – Нет, у меня нет идей, – мотнул он седой головой. –  Но они есть у него! – хитро прищурившись, кивнул он на Архангела.
– То есть? – тот сразу замер на месте.
– Ты же сам только что сказал, что думать нужно мозгами! – в очередной раз наслаждаясь обращённым на него пристальным вниманием, изрёк Хантер. – Вот и последуй своему совету! А что касается перлов – могу напомнить ещё один: если головой иногда думать, то ею не придется впоследствии биться о стенку!  
Конкретнее, Хантер! – воззвал к нему Фёдор Матвеевич.
Хорошо, скажу конкретнее, снисходительно отозвался тот, делая всем одолжение. В поисках Марии мы просканировали чуть ли не всю Землю и затратили на это массу сил и энергии, не так ли? – задал он риторический вопрос. – А никому из вас не приходила мысль, что лучше всего спрятано то, что у всех на виду? – ехидно поинтересовался он.
– Что ты хочешь сказать? – изо всех сил пытаясь понять, к чему он клонит, уточнил Архангел.
– Я хочу сказать, что Машуля может оказаться у нас под носом! – как неразумным детям, объяснил он старейшинам свою мысль.
– Надо проверить эту версию! В словах Хантера есть резон, – согласился со своим давним другом Фёдор Матвеевич. – Как вы помните, наш Орден построен не на случайном месте, - отметил старейшина. – Он возведён в геоактивной зоне с мощными энергетическими выбросами, вызванными нарушениями в земной коре. Протяжённость тектонического разлома - несколько километров, и в некоторых местах он излучает отрицательную энергетику.
– Надо внимательно исследовать местные катакомбы! – окрылённый вновь забрезжившей надеждой, воскликнул Архангел и, первым выбежав из Тронного Зала, кинулся вниз по лестнице, в подвал – к Артефакту.
Интересно, какого они все-таки пола? – задумалась Ника, стараясь как можно незаметнее наблюдать за новыми соседями, чтобы они этого не поняли.

– Что-то мне подсказывает, что я тут надолго. Рано или поздно мне надоест спать в джинсах, придётся раздеться. Как-то не очень хочется сверкать перед ними трусами. Впрочем, в моём положении только о стыдливости и думать, – мрачно усмехнулась она. – Зверюшки кажутся робкими и безобидными. Хотя, кто их знает, когда у них брачный сезон начинается? Ладно, будут приставать – сверну шею, – рассудила девушка.

Ещё немного поразмыслив, она скинула с себя лишь сапоги, решив провести первую ночь в незнакомом месте в одежде.
Присев на кровать, Ника охнула от неожиданности, поскольку начала куда-то проваливаться. Это сооружение только с виду казалось ровным и плоским. На самом деле покрытие, которое выполняло роль матраса, оказалось настолько воздушным и мягким, что тут же ушло вниз под тяжестью её тела, открыв по бокам деревянные бортики.
– Ёлки-палки, – растерянно пробормотала девушка. – Ну, прямо как в гробу, - мысленно проворчала она, настороженно потыкав рукой в прочные пластиковые стенки.

– А это, наверное, ортопедический матрас, определила она, потрогав подстилку. –  И подушка тут, видимо, не предусмотрена… – вздохнула она.

Пару раз мигнувший в матовых плафонах, а затем резко вырубившийся свет недвусмысленно дал понять, что пора на боковую.
Устроившись на кровати поудобнее и закутавшись в простыню, заменявшую одеяло, Ника долго боролась со сном, пытаясь быть начеку для побега или самообороны.
Но в конце концов вся усталость этого дня, навалившись на неё, закрыла ей глаза.
Утром, открыв глаза, Ника резко вскочила и осмотрелась. Лампы снова приглушённо горели, и только благодаря этому можно было понять, что по здешним меркам наступил новый день. Зверюшки, проснувшись, лежали каждый на своей кровати и иногда – от нечего делать, медленно помахивали в воздухе верхними или нижними конечностями, в такт слышимой ими одними музыке.
Какое-то время повалявшись на кровати и понаблюдав за этой странной, молчаливой симфонией, Ника надела сапоги и побрела в местный санузел.
Зайдя за перегородку туалета, она обнаружила там лишь небольшой серый унитаз. Не увидев даже признаков рукомойки, крана, или чего-нибудь подобного, откуда могла бы течь вода, девушка слегка нахмурилась.
Даже рук не помыть! Сплошная антисанитария! – возмущённо подумала она. – Тоже мне, высокоразвитая раса!  – с презрением представила она себе зелёные лица своих похитителей.
Но оказалось, что в этой клетке была продумана даже такая мелочь, как борьба с микробами: уже на выходе из этого закутка её с ног до головы заволокло облаком белого дыма, слегка попахивавшим хлоркой.
От неожиданности Ника выскочила оттуда, как ошпаренная, откашливаясь и протирая заслезившиеся глаза.
Вот сволочи! Убью гадов! – твёрдо решила она, живописно представив, как будет сворачивать дистрофические лягушачьи шеи.
Она была так зла, что эта участь, возможно, постигла бы любого из её сокамерников, вздумай кто-нибудь из них рассмеяться. Но зверьки никак не отреагировали на это происшествие, полностью игнорируя новую соседку.
Даже Серый больше не обращал на неё никакого внимания. Прошло несколько часов, а он по-прежнему равнодушно демонстрировал ей свой затылок. Ника всерьёз засомневалась, не приснилось ли ей его загадочное подмигивание.
Может, он такой же неразумный зверёк, как и остальные, а вчерашнее – лишь плод моей больной фантазии? – растерянно подумала она.
Прокручивая в памяти этот момент, она вспомнила его яркие фиолетовые глаза, показавшиеся ей бездонными. В глубине подсознания смутно замаячила мысль, что похожий взгляд она уже где-то встречала.
Хантер!!! – вдруг вспомнила она. – У него такие же яркие, сияющие глаза! Хотя, нет, у Хантера они чёрные и совсем не раскосые… Где же он теперь? Увижу ли я когда-нибудь Орден? И Алекса…
Зверюшки почти не общались между собой, и лишь лягушкоподобные изредка обменивались отрывистыми, глухими гортанными звуками. А серым, по всей видимости, хватало и скудного языка жестов. Если они и использовали телепатию, то Ника этого не улавливала.
Все вели себя очень тихо, не гадили, не буянили, к ней не приставали, и напряжение девушки потихоньку стало спадать. Возможно, не последнюю роль в этом сыграло и то, что в еду добавляли какой-то релаксант.
Она поняла это после первой же ложки белой жидковатой каши, на вид и вкус похожей на манную. Она ощутила волну странного умиротворения, переходящего в безразличие ко всему происходящему.
Что за дрянь тут в еду подмешивают? – с подозрением уставившись на сомнительную, пресную пищу странной консистенции, Ника вяло поковыряла её ложкой, но, понимая, что без еды нельзя, съела половину того, что было на тарелке.
Есть и спать – эти две насущные потребности вдруг перекрыли все остальные желания, мысли и напрочь отбили охоту о чём-то беспокоиться, пытаться сбежать, вернуться домой.
Куда бежать? Зачем? Орден? Какой Орден? Ей и тут неплохо…
Сколько суток прошло в полной апатии – Ника не считала. Из этого состояния её вывела одна странная мысль, появившаяся внезапно: она вдруг осознала, что безумно хочет зарыться пальцами в шерсть Серого Пушистика, – как она окрестила своего недавнего ухажёра.
Это желание настойчиво прорывалось в её сознание, с каждым днём всё больше не давая ей покоя. Благодаря ему даже действие психотропных веществ стало постепенно ослабевать.
В этом странном притяжении не было никакого сексуального подтекста; к тому же о том, что Пушистик – мужского пола, - она могла лишь догадываться. Но этот порыв был настолько силён, что никакие релаксанты на неё уже не действовали.
Со временем стремление прикоснуться к нему, погрузить ладошку в его мягкую, напоминающую кошачью, шерсть, стало почти нестерпимым. Причём, двое других сородичей этого загадочного гуманоида её абсолютно не интересовали.
В борьбе с наваждением у Ники прошло несколько дней. Она уже поставила крест на своём психическом здоровье, и решила, что у неё просто съехала крыша.
Шизофрения – как и было сказано… – вспомнила она знаменитую булгаковскую фразу. – Ничего удивительного: игры с разумом до добра не доводят, – тяжко вздохнула она, в очередной раз ковыряясь в тарелке с щедрой порцией каши.
Но во всём этом была и положительная сторона: она опять начала думать о побеге.
С того дня, как её поместили в эту клетку, никто из похитителей больше не показывался. Но Ника могла поспорить на что угодно, что наблюдение за нею и другими сокамерниками велось круглосуточно.
Она уже прокрутила в уме сотни вариантов спасения, от экстравагантных, до криминальных: прикинуться мёртвой и напасть на зелёных, когда они понесут её тело; затеять драку в клетке и напасть на лягушкоподобных, когда они будут оттаскивать её от этих милых зверюшек; устроить голодовку или вскрыть себе вены, чтобы заманить кого-нибудь в клетку и взять в качестве заложника, и так далее, тому подобное.
От активных действий её удерживали лишь две вещи: неспособность сосредоточиться  на каком-нибудь одном плане и максимально просчитать в нём все «плюсы» и «минусы», поскольку голову Ники не покидали дурацкие мысли о нежной шёрстке Пушистика, и интуитивная уверенность, что ещё не время.
А своей интуиции она привыкла доверять.

– Доверься мне! – вкрадчиво прошептал Ворон Марии на ухо и скривился в ухмылке, увидев, что его пленница, не в силах выносить смрадный запах, исходящий из его рта, прикрыла нос рукой.

Мария могла поспорить на что угодно, что шикарно обставленная антикварной мебелью комната, куда её поместили, была подвальной. Больше всего огорчало то, что в этом помещении не было ни дверей, ни окон.

Учитывая, что даже узкое отверстие вентиляции было скрыто за массивной металлической решёткой, выбраться отсюда можно было только одним путём – телепортацией. Но она понимала, что её Дар не настолько силён. Она ещё смогла бы перекинуть через эту стену Пирла, а вот себя… Без помощи старейшин даже мечтать об этом было бессмысленно.

– Скоро запахи перестанут тебя волновать! – пообещал чёрный маг, с наслаждением наблюдая, как затравленно Мария озирается по сторонам. – Ты будешь стремиться почуять лишь свежую кровь! Как хищник на охоте, ты будешь загонять в угол и убивать всё новые и новые жертвы! Поверь мне на слово, чувство азарта способно вызывать настоящую эйфорию! Да не расстраивайся ты так, людишки - это же просто еда! – усмехнулся он, видя её реакцию. – Ничем не хуже тех бурёнок, что мирно пасутся на лугу, а потом попадают на стол в виде колбасок и сосисок! А потеря обоняния  – это такая мелочь в сравнении с той силой, которую я подарю тебе!  Я сделаю тебя своей королевой!!! – торжественно объявил он.

– Ты ещё не потерял способности читать мысли? – с омерзением отшатнувшись в сторону, ледяным тоном поинтересовалась Мария.

– Чтобы понять, что ты посылаешь меня к чёрту – не нужно быть телепатом! – хрипло рассмеялся Виктор. – Вот только тут ты немного ошибаешься: черти по сравнению со мной – просто милые ангелочки с рожками! – снисходительно пояснил он.

– А что касается Дара телепатии, то он мною не утрачен! – добавил маг после небольшой паузы, пристально уставившись на Марию и сканируя её мысли. – И этим Даром я с наслаждением улавливаю то, что ты изо всех сил пытаешься скрыть от меня: твой страх! – торжествующе заявил Виктор.

– Не бойся, пушистенький! – подбодрила Ника одного из серых обитателей зоосейфера, который робко подошёл к ней, заинтересовавшись манипуляциями, которые она производила со своим плащом.

Крупные, под золото, металлические пуговицы были сделаны в Ордене специально для Ники, как и украденная хитрой воришкой заколка. Остро заточенные и зажатые между пальцами в кулаке, они могли служить эффективным оружием. А если их метнуть в противника – то сюрикены ниндзя по сравнению с ними могли показаться невинной детской игрушкой.

Поэтому, твёрдо решив начать подготовку к побегу, Ника сосредоточенно отпарывала их одну за другой, отдирала от них пластмассовый ободок, предохраняющий её от порезов, и прикладывала к уже вытащенному ремню, способному выполнить роль удавки.

Не сумев побороть любопытство, серый инопланетянин присел рядом с ней на корточки и стал внимательно наблюдать за всеми её действиями.

Я могу ошибаться, но на эту серую троицу, в отличие от лягушат, релаксант из гадкой каши не действует, – мысленно отметила она. – По крайней мере, в их глазах явно прослеживается интерес к жизни, – заметила девушка.

Словно в ответ на её мысли, трубопровод, подающий эту самую кашу, с лёгким гудением пришёл в движение, и Ника в очередной раз могла наблюдать, как из его недр выползают одинаковые тарелки с равными порциями питательной смеси.

Скудное же у них меню. Повара – на мыло!

Даже за обычное яблоко она отдала бы сейчас что угодно. А мысли о мороженом и шоколадках просто сводили с ума.

Как бы там ни было, ей нужно копить силы. Она знала, что тарелки, неважно – пустые или полные, через пять минут, словно магнитом, будут утянуты обратно, поэтому, отложив ненадолго процесс порчи своей одежды, Ника направилась к заставленному едой подносу.

Пройдя пару шагов, она остановилась, увидев, что любопытный серый инопланетянин запустил руку в карман её плаща и быстро выудил оттуда орешек, подаренный её бывшим поклонником.

– Ты хочешь орешек? – удивилась Ника. – Ладно, грызи хоть весь день, пока не заклинит, – смилостивилась она.

Видимо, по дружелюбному тону поняв, что разрешение на съедение трофея получено, инопланетянин с явным удовольствием на пушистой мордочке уже поднёс добычу ко рту, но резко подскочивший к нему бывший ухажёр Ники с грозным шипением выбил вожделенный предмет у него из рук.
Даже Ника остолбенела от неожиданности, а любопытный сородич её поклонника растерянно заморгал длинными чёрными ресницами и, скорчив грустную гримаску разочарования, побрёл на свою лежанку.
Подобрав орех, Серый спокойно подошёл к девушке и с такой же торжественностью, как и в первый раз, вновь вручил ей.
– Хорошо, – растерянно произнесла она, опять принимая этот странный презент и уставилась на инопланетянина, как кролик на удава. – Буду хранить его, как светлую память! – пообещала она, не в силах отвести взгляд от его пушистой руки.
Серый уже разворачивался, чтобы уйти, как девушка, поддавшись предательскому порыву, вдруг запустила пальцы в такую притягательную, мягкую шерсть на его предплечье и резко отдёрнула руку, поймав на себе чуть изумлённый, пристальный  взгляд фиолетовых глаз инопланетянина.
Сделав вид, что ничего не произошло и, с трудом натянув на лицо невозмутимое выражение, она взяла тарелку с подноса и, отойдя в сторону,  опустилась на твёрдый краешек кровати.

  Что я делаю?!? Я же теряю контроль над собой! – мысленно отругала себя Ника. – У меня действительно крыша поехала!!! – в отчаянии решила она.

– Твоя крыша, Ворон, съехала окончательно! – поставила диагноз Мария. Безумие, смешанное с жаждой власти и манией величия, настолько ярко светились в глазах мага, что ошибиться было невозможно.

Отступать дальше было некуда и, уперевшись спиной в угол комнаты, она замерла, с ужасом предчувствуя, что произойдёт дальше.
– Это случилось ещё при первой нашей встрече, любовь моя! – воскликнул Ворон, с неотвратимостью рока надвигаясь на пленницу. – Ты – моя единственная слабость, и даже сейчас, когда я стал вампиром, мысли о тебе не выходят из моей головы, как наваждение! – помрачнев, почти прошипел он. – Но я скоро это исправлю! – пообещал маг. – И сделай одолжение: называй меня Виктором! – приказным тоном потребовал он.
– Ну же, не бойся, любимая! – ласково произнёс маг, но от его голоса по спине Марии проползли ледяные мурашки. – Кем ты была? Обычным парапсихологом? Я сделаю тебя Королевой всех вампиров! И своей возлюбленной… – добавил он. – Моя сила и энергия плюс твой ум – мы будем непобедимы! – воскликнул Ворон. – Наш союз сметёт всех!!! Кстати, мы ведь и так уже очень близки с тобой: ты столько лет заботилась о моём сыне! – хрипло рассмеялся он.
– Оставь Алекса в покое! – побледнела парапсихолог.
– Хорошо, – неожиданно согласился Ворон. – Ты сама убьешь его, но только чуть позже! – без тени эмоций, заверил её маг. – Ты будешь первой, кого я удостою чести испить его кровь! – зловеще пообещал он. – И поверь, тебе это понравится! – криво усмехнулся он. – Я же должен как-то отблагодарить тебя за его воспитание!
– И в благодарность ты заразишь меня этой дрянью! – невольно передёрнув плечами, отметила Мария и в ужасе уставилась на его приоткрытый рот с белеющими острыми клыками. – У нас это называется болезнью!
– А у нас – преображением! – торжественно провозгласил Виктор, с наслаждением вонзая клыки в её горло.
– У вас это созвездие называется Волосы Вероники, – вдруг тихо произнёс мягкий мужской голос за спиной Ники.
Решив, что все её сокамерники уснули, она подошла к иллюминатору, с тоской вглядываясь в просторы бездонного, холодно мерцающего миллиардами звёзд, космоса. И, неожиданно услышав  этот приятный шёпот у своего уха, на секунду остолбенела.
Резко обернувшись, она с удивлением увидела Серого. Он подошёл к ней так бесшумно, что она даже не заметила.
– Это единственное из всех созвездий, которое является у нас символом женской красоты, – не отводя пристальных, фиолетовых глаз от лица изумлённой девушки, добавил он.
– Ты… ты умеешь говорить на моём языке? – не веря своим ушам, потрясённо воскликнула она.
– Я ещё и крестиком вышивать умею, – ответил Серый, и на его пушистой мордочке Ника увидела довольное выражение, очень напоминающее улыбку.
– Инопланетянин с чувством юмора? – ещё больше поразилась Ника. – Нет, этого не может быть! – потрясла она головой, силясь снять наваждение.
– Я уникален, - с гордостью пояснил собеседник. – И меня зовут Эйшер. Кстати, а почему мысленно ты всё время называешь меня Пушистиком? Я тебе нравлюсь? – поинтересовался он у вконец растерявшейся девушки.
– Я… ты… ты просто такой… такой пушистый, – запинаясь, с трудом выдавила она из себя. – А почему ты раньше не признавался, что понимаешь меня?
– Я наблюдал за тобой. Это было интересно. У тебя был вид сироты казанской, но с претензией. Правда, я так и не понял твоего жеста сегодня днём. Ты хочешь близости?  – тихо уточнил он.
– Нет, – чувствуя, как её щёки начинают предательски краснеть от смущения, поспешно ответила Ника. – Ты знаешь выражение «сирота казанская»?  Но откуда? – спросила она, уводя разговор в сторону от щекотливой темы.
– Изучение землян очень долго было частью моей работы, – пояснил Эйшер.
– Ты ставил опыты на людях? – с подозрением покосилась на него девушка. – И почему, если ты – один из них, то сейчас здесь, в этом местном зоопарке, а не с ними? – кивнула она на дверь.
– Я не ставил опыты на людях, я за ними просто наблюдал, – спокойно возразил инопланетянин. – Почему я сейчас здесь, а не там, - ответ на этот вопрос ты узнаешь чуть позже, – заверил он её. – А пока я попрошу тебя не выдавать мой маленький секрет. Давай отойдём от иллюминатора, иначе на нас скоро начнут обращать внимание. Мы можем лечь на мою кровать – она широкая, и я отвечу на многие вопросы, которые вертятся в твоей маленькой земной головке, – предложил он и, поскольку Ника продолжала стоять в нерешительности, уверенно взял её под руку и повёл к своей лежанке.
Его тёплая рука, покрытая мягкой, шелковистой шерстью, оказалась ещё и очень крепкой, и Ника не могла не почувствовать её силу, когда он взял её под локоть.
– Не волнуйся, земляночка, мы будем предохраняться! – невозмутимо заявил он и, увидев, как растерялась девушка, с лёгкой иронией добавил:
– Шутка!
– Не волнуйтесь, мы всё просчитали! – подбодрил Архангел собравшихся в Тронном Зале старейшин. – Мы вернём Марию и на этот раз не вляпаемся в засаду. Ведь нам настолько сложно было обнаружить её местонахождение, что лично у меня нет никаких сомнений: она находится именно там, где мы предполагаем!
– Силы Ворона после того, как он стал вампиром, возросли неизмеримо! Он умудрился выстроить целый Замок у нас под носом и скрыть его под голограммой, а мы всё это время – ни сном, ни духом! Теперь под его руководством целая армия, причём не просто людей, а вампиров! Да ещё и Амадей на нашу голову! – озвучил свои колебания Андрей Викторович. – Я не уверен, что у Ордена хватит сил, чтобы справиться со всей этой нечистью!
– Амадей сейчас в Польше! – успокоил всех Архангел. – А с вампирами мы уже имели дело. Да, они менее уязвимы, чем мы. Но не бессмертны же! Вы же прекрасно понимаете, что рано или поздно Ворон всё равно нападёт на нас! И скорее рано, чем поздно, – отметил Михаил. – А лучшая защита – это нападение, вам ли не знать!
– Если бы всё действительно было так просто! – мучимый дурными предчувствиями, вздохнул Роман Алексеевич. – Машенька очень дорога всем нам, а не только тебе! – заметил он, кинув красноречивый взгляд на Архангела. – Но в данной ситуации – под угрозой не только её жизнь, но и само существование нашего Ордена! Мы должны проявить особую осторожность! У нас нет права на ошибку! Второго шанса просто не будет!
– Я это прекрасно знаю! – возразил ему Архангел. – Но мы справимся! – с энтузиазмом воскликнул он. – Итак, Артефакт нам показал, что новая Обитель Тьмы чётко сориентирована по звёздам. Радиально-кольцевая структура разделяется на двенадцать секторов. Мария  находится в центральной, подземной комнате, в самой глубине Замка. Нам только нужно туда как-то проникнуть! А остальное, как говорится, дело техники!
– Ну, проникнешь ты туда, и что дальше? – вдруг подал голос давно молчавший Хантер. – Как ты собираешься убить Пернатого? Рассмешив его до смерти? – с ехидством поинтересовался он.
– Что ты имеешь в виду? – озвучил общий вопрос Фёдор Матвеевич.
– Неужели вы думаете, что этот выродок не установил вокруг своего прибежища мощную защиту? Голограмма – это лишь цветочки! Да, вы проникнете сквозь его Энергетический Экран. Но только в качестве горстки пепла! – усмехнувшись, заявил старичок. – Вот уж насмешите Воронёнка до сердечных колик!
Прервав гробовую тишину, повисшую после этих слов, Хантер продолжил:
– Вы же не собираетесь снова вызывать на подмогу этого придурковатого мага? Как там бишь его, Брэдфорд? Претфорд? Генри Форд?
– Ни в коем случае! – твёрдо заявил Архангел. – К тому же, я очень надеюсь, что среди нас уже есть специалист по враждебным энергетическим полям! – произнёс он, красноречиво посмотрев на Хантера.
– Кто бы это мог быть? – хитро прищурился тот. – Давай-ка с этого места поподробнее!
– Ты знаешь то, чего не знаем мы, – начал уговоры Михаил. – Ты смог взять под контроль даже инопланетный энергетический луч и перенаправить его, а ведь его мощность намного превосходила скромные человеческие возможности! – заметил он. – Пожалуйста, Хантер, помоги нам!
– Мне! – неожиданно заявил в ответ старичок, тряхнув лохматой головой. – Ты должен был сказать – «Помоги мне!» - со своей странной логикой пояснил он, словно для него эта фраза была принципиальной.
– Хорошо, Хантер. Помоги МНЕ! – на грани отчаяния согласный на всё, безропотно поправился Архангел.
 – То-то же, – удовлетворённо протянул старец.
– Ты ведь сможешь? – спросил Архангел, уставившись на него, как на последнюю, безумную, но всё же надежду. – Пожалуйста! – с мольбой повторил он.
– Ладно, – польщённый возложенной на него важной миссией, торжественно отозвался Хантер. – Я постараюсь! – пообещал он.
Временами Хантер мысленно умилялся сам собой, и в этом умалчивании он находил своеобразное удовольствие.
– Только хочу дать тебе один совет напоследок, – кинул он последнюю реплику. – Когда будешь обнимать её – уворачивайся от её клыков! – невозмутимо подколол он Михаила.
– Итак, объясняю один раз, но для всех, в том числе для новеньких, – громко объявил Михаил, собрав Воинов Света в актовом зале. -  Технология проникновения. Основные силы выдвигаются на микроавтобусах к воротам Замка. Другая группа, из десяти человек, после того, как Хантер вырубает голограмму и Энергетическое Поле, – спускается на парапланах на крышу здания и территорию. Их цель – уничтожить смотровые вышки по периметру, линии электропередач и запасной генератор. Обесточивают ограду и систему безопасности. Выстрелом из гранатомёта уничтожают ворота, и через мгновение основные силы вступают в бой. Несколько групп пытаются пройти снизу, тем временем другие - проникают в здание с крыши, с балконов. Начинаем штурм здания. Стреляем сквозь стекло дымовой гранатой, врываемся в помещение. Видим врагов через приборы ночного видения – тепловизоры, – уничтожаем их. Не забываем, что это – вампиры и целимся только в голову! Продвигаемся по этажам. Одна группа – в разных концах коридора прикрывает, пока другие зачищают этаж. Другая группа в это время обыскивает комнаты аналогичным способом. Действуем молниеносно! В нашем распоряжении – всего двадцать минут. Все слышали? ДВАДЦАТЬ МИНУТ! После этого – разворачивайтесь и быстро покидайте территорию. Тот, кто не успеет – останется там навсегда. Почему? – уловил он немой вопрос в глазах Воинов Света. – Потому что Энергетический Экран Замка имеет способность самовосстанавливаться. Не забывать, что ваша главная задача – уничтожить как можно больше вампиров и прикрывать Алекса и Дмитрия от этих тварей, если им понадобится помощь! Есть вопросы? – подвёл он итог.
– А у особо одарённых? – окинул он взглядом сбившихся в кучку новичков. – Нет? Ну и ладненько, – выдохнул Архангел. – С Богом…
– Ну где же Хантер!?! Где этот младший брат по разуму? – раздражённо ворчал Дмитрий, осторожно выглядывая из маскирующих его, покрытых снегом, кустов. – Нас скоро заметят!
Все группы Воинов Света давно заняли позиции, терпеливо дожидаясь сигнала о начале операции. Но Замок до сих пор был скрыт за лесной голограммой, а Энергетический Экран новой Обители Тьмы – по-прежнему надёжно защищал её обитателей.
– Я могу ошибаться, но мне кажется, он разгоняет ворон! – невозмутимо откликнулся из соседних кустов Алекс, заметив приближающуюся к ним из-за кустов щуплую серую фигуру в плаще, бойко размахивающую руками. – Или – изображает танцы пьяных зайцев, – предположил он, когда к активной жестикуляции добавились резвые прыжки и приплясывания. 
После Польши выходки нового старейшины его не удивляли.
– Он с ума сошёл? Его же подстрелят! – чуть не выругался Дмитрий.
Но вместо выстрелов воздух пронзил резкий, едва выносимый, звук, после чего, как по волшебству, посреди безмятежного декабрьского леса возник небольшой, из тёмного камня, двухэтажный Замок, построенный в готическом стиле, с четырьмя острыми шпилями.
У Воинов Света не было иллюзий по поводу величины этого сооружения: они знали, что основная, самая важная его часть скрыта под землёй.
Архангел сильно переживал, что не может лично отправиться на спасение своей возлюбленной, но у него не было выбора. Поскольку для снятия Энергетического Экрана с Обители Хантер должен находиться вблизи него, то Архангелу волей-неволей пришлось остаться в Ордене, рядом с остальными старейшинами, возле Артефакта. Иначе у них просто не хватило бы сил на телепортацию. Поэтому ему ничего не оставалось, как довериться своим лучшим ученикам.
Пока всё шло по плану. Не двигаясь с места, Алекс с Дмитрием наблюдали за началом штурма. У них была особая, самая сложная миссия: старейшины должны телепортировать их в самую глубь Замка, в ту комнату, куда Ворон упрятал Марию.
– Ваш выход, зайчатки! – неторопливо доковылял до них Хантер. – Вылезайте из кустиков! Воронёнка я запер в одной из комнат, но это ненадолго: слишком силён, гадёныш. У вас три минуты. А потом – эта кусачая тварь вырвется на свободу. Так что поторопитесь, малыши! Ах, да, чуть не забыл. Возьмите это, – торопливо сунул он в руку Алексу небольшой прозрачный кристалл. – Пригодится!
Быстро сконцентрировавшись, он послал мысленный сигнал старейшинам, что всё готово.
– Итак, Чип и Дейл спешат на помощь! – с неизменной иронией произнёс он последнее напутствие, и Алекса с Дмитрием накрыла серая пелена телепортации.
– Это будет сложнее, чем я думал, – мысленно прокомментировал Дмитрий ситуацию, в которой они очутились.
Тьма, абсолютная, без малейших проблесков света, окутала их. Они оба словно ослепли. Даже их Дар был здесь бессилен.
– Неужели? – усмехнулся Алекс. – У нас мало времени. Интересно, где мы? Как будем действовать, на ощупь? – спросил он Дмитрия, но ответ ему уже не понадобился.
Предмет, который на последних секундах перед телепортацией сунул ему в руку Хантер, стал испускать искрящиеся лучи, разгораясь всё больше и больше. Маленькие жёлтые искорки, словно живые, полетели от него во все стороны, рассекая темноту.
– «И свет во тьме светит и тьма не объяла его»… – неожиданно вспомнилась Алексу Библейская цитата.
Наконец этот необычный кристалл равномерно осветил всю комнату настолько, что Алекс смог разглядеть силуэт своего друга.
– Он не горячий? – удивился таким чудесам Дмитрий.
– Нет, - отозвался Алекс. – Смотри! – кивнул он на неясные очертания чьей-то фигуры, свернувшейся в комочек и забившейся в угол.
– Мария! – обрадовался Дмитрий, одновременно с Алексом кидаясь к своей приёмной матери.
– Нет! - глухо простонала она, даже не оборачиваясь, и лишь предупреждающе откинула назад правую руку, чтобы они не приближались.
Но Воины Света, проигнорировав этот жест, общими усилиями осторожно подняли её и развернули лицом к себе. Когда же Мария, в отчаянии прикрывавшая лицо ладонями, медленно опустила руки, им всё стало ясно.
В их душе словно что-то оборвалось, когда они увидели кровоточащую рану на её шее и побагровевшие глаза.
– Не приближайтесь ко мне! Не подходите! – с трудом выдавила она из себя, стараясь сдерживать покатившиеся из глаз слёзы, и сделала шаг назад. – Уже поздно! Меня уже не спасти! Уходите! Быстрее! Пока ОН не вернулся!
– Мы не оставим тебя! – категорически заявил Дмитрий, беря её под руку.
– Ни за что! – так же решительно подтвердил Алекс и выдохнул с облегчением, увидев, что их накрывает знакомое серое облако телепортации. Всё прошло как по маслу. Они справились.
– Как они посмели!!! – ярости Ворона не было предела.
Белый как снег, он в бешенстве метался по комнате, круша всё, что попадалось под руку. Невозмутимо наблюдавший за этой сценой Амадей подумал даже, что его хозяина вот-вот разорвёт на части.
– Я убью этих гадов!!! Я их убью!!! – нечленораздельно мычал он, брызгая слюной, не в силах себя контролировать. – Как они посмели запереть меня в моём собственном доме?!! Меня!!! И как они узнали, где Мария?!? Откуда?!? – проорал он в лицо Амадею, схватив слугу за лацканы плаща.
– Вам надо успокоиться, – отцепив от себя руки Ворона, хладнокровно произнёс вампир. – Всё не так плохо. Мария теперь принадлежит нам. Они уже ничего не смогут с этим поделать. Лекарство от вампиризма – это миф. Им никогда не найти его.
– Но как они отключили Защитный Экран?!? – слегка успокоенный этими рассуждениями, удивился Ворон. – Я выстраивал его целый год!!! Он был совершенен!!!
– Видимо, недостаточно, – резонно возразил Амадей. – Теперь мы знаем, что с момента нашей последней встречи с Орденом выросли не только наши силы, но и их. Им сейчас очень помогает одно существо, которое они сделали своим старейшиной. Собственно, могу поспорить, они и сами не подозревают, кого пригрели.
– Кто он? – прорычал Виктор. Его лицо, недавно бледное, как полотно, пошло красными пятнами.
– Он называет себя Хантером, охотником на вампиров. Я сам не до конца понимаю, кто это, но подозреваю, что – не человек, - признался Амадей. – Он слишком силён для человеческой расы. Десять лет назад я сталкивался с ним в Польше. И триста лет назад тоже… – добавил он после небольшой паузы.
– Он что, бессмертный? Или знает разгадку Портала Времени? – от изумления Виктор даже позабыл про свой гнев.
– Не думаю, что он бессмертен, – рассудил вампир. – Хотя за три века он совсем не изменился. А насчёт Портала – когда мы поймаем этого неуёмного старикашку, мы его об этом спросим, – заверил он своего хозяина.
– У него к тебе личные счёты, я прав? – пристально уставившись на слугу, уточнил Ворон. Интуиция ему подсказывала, что тот темнит.
– Ничего личного, – сдержанно откликнулся Амадей. – Просто расовые предрассудки. По какой-то причине он очень не любит вампиров.
– И ты, конечно, не знаешь, по какой? – с кривой усмешкой произнёс Виктор, уже догадываясь об ответе.
– Не знаю, – не моргнув глазом, соврал вампир.
– Я не знаю, как исправить эту ситуацию, Мишенька… – изо всех сил сдерживая эмоции, чуть дрогнувшим голосом, призналась Мария. – Выхода нет…
Наконец-то шумиха по поводу её возвращения немного стихла, и они с Михаилом остались наедине, в их комнате. Целители и старейшины были поначалу против такого уединения, но Мария смогла убедить их, что ещё не опасна. Она была на начальной стадии заражения и ещё могла контролировать себя.
Она твёрдо решила, что последние часы, которые осталось ей прожить, будучи человеком, она проведёт с пользой для Ордена. Собрав волю в кулак, с неизменной выдержкой она вновь включилась в работу. В этом её поддержал Архангел и, неожиданно для всех, Хантер.
– Пускай работает пока может! – с неизменной «добротой» поддакнул новый старейшина.
Помимо моральной поддержки, единственное, чем могли ей помочь коллеги –заклеить прокушенную шею лейкопластырем, поскольку все очень быстро убедились, что эта рана не поддаётся никаким энергетическим воздействиям.
Даже Хантер оказался здесь бессилен.
– Ничего страшного! Заживёт – когда вампиршей станет! – отпустил он комментарий и благоразумно ретировался в свою комнату, подальше от грозного взгляда Архангела.
– Итак, согласно последним исследованиям, в моём распоряжении осталось всего сорок восемь часов, – произнесла Мария, с грустью посмотрев на Архангела. Она видела и чувствовала, как тяжело ему сейчас приходится. – А затем – изменения в моём теле будут необратимыми. Я стану вампиром…
– Нет, Машенька! Даже не думай об этом! Мы что-нибудь придумаем!!! – с горячностью воскликнул Михаил.
– Я не настолько наивна, чтобы думать, что смогу с этим справиться, – спокойно отметила парапсихолог. – Да, это тяжело, Миша, я знаю. Но выхода нет. Через сорок восемь часов ты сделаешь то, что должен, – приказала она, сдерживая упорно наворачивающиеся на глаза слёзы.
– У меня к тебе лишь одна просьба. Если Ника вернётся – скажи ей, что я её очень люблю… Если она вернётся…
– Ты скажешь ей об этом сама! – мотанул головой Архангел. – Ты должна бороться, Маша! Ты же сильная!!! Ты умная и сильная, я же знаю!!! Мы найдём решение, чего бы это ни стоило! Я просто не вынесу, если потеряю ещё и тебя! – тихо, с мольбой добавил он.
Когда он смотрел в её покрасневшие от вируса глаза, его сердце разрывалось на части.
Притянув к себе, он осторожно обнял её. Почувствовав его дыхание на своей щеке, она как зачарованная уставилась на пульсирующую вену на его шее.
Мария вдруг поймала себя на мысли, что процесс её перерождения уже начался, поскольку ей нестерпимо захотелось впиться зубами в это тёплое, сильное тело и почувствовать вкус свежей, струящейся, живительной крови.
С испугом подавив в себе это желание, она резко отстранилась от своего возлюбленного и твёрдо повторила приказ:
– Сорок восемь часов, Миша! А потом… Лучше всего – пуля в голову…
– Нет, Машенька! – преодолевая отчаяние, решительно произнёс Архангел. – Работа над созданием криогенной камеры для тебя идёт полным ходом. Когда ты окажешься там, все обменные процессы в твоём организме будут остановлены. Ты будешь находиться в состоянии глубокой заморозки до тех пор, пока целители не найдут лекарство.
– Ты прекрасно знаешь, что поиск лекарства от вампиризма продолжается уже многие годы. Но за всё это время мы так и не приблизились к положительному результату, – сдерживая горечь в голосе, отметила Мария. – Поэтому будет лучше, если ты выкинешь из головы пустые надежды, Миша. Ты должен убить меня! Тебе это будет не просто, я понимаю. Но другого выхода НЕТ!!! – снова повторила она. – Нельзя подвергать Орден опасности!
– Ты ошибаешься! – не сдавался Архангел. – Как только Ворон похитил тебя, старейшины просканировали создавшуюся ситуацию и, разумеется, поняли, чем она может закончиться. Они тут же отдали приказ бросить все силы на поиски средства излечения. Мы уже близки к разгадке, осталось совсем немного! – объяснил он и завершил дебаты тоном, не терпящим возражений:
– Всё будет хорошо!
– Всё будет хорошо, земляночка, ничего не бойся! – успокаивающе шептал Эйшер, лёгкими движениями поглаживая её обнажённое предплечье.
Его прикосновения тёплыми, чуть щекотными и невыразимо приятными мурашками пробежались по её телу и, повинуясь порыву, она оттянула вверх футболку, позволив погладить животик.
Она вдруг осознала, что  чувствует почти нереальное, ничем не объяснимое доверие к этому инопланетному существу.
Неторопливо и методично шелковая ладошка Эйшера с покрытыми мягкой шерстью длинными пальцами ласкала её, медленными круговыми движениями опускаясь всё ниже и ниже, а спустившись чуть ниже талии – начинала обратный путь, и так – снова и снова, разливая по телу девушки волны наслаждения.
Тихий  вздох сорвался с губ Ники и её охватила нега.
– Почему-то рядом с тобой я теряю над собой контроль! – смущённо призналась девушка.
– Ничего, так бывает! – успокоил её инопланетянин. – Так задумано природой! – добавил он с довольной улыбкой.
– Помнишь, как днём я дотронулась до тебя? Сама не понимаю, что на меня нашло. Может, это форма какого-то извращённого психоза? – поделилась Ника своими опасениями.
– Нет, с тобой всё в порядке, земляночка! – снисходительно заверил её Эйшер. – Всё дело во мне.
– Поясни, – попросила девушка.
– Видишь ли, я – шеронит. Выходец из Шерона, – гордо заявил он с такой торжественностью, словно это всё объясняло. – Я – сенситив, - продолжил он, видя непонимание в глазах девушки. – Моё биополе вибрирует на определённой частоте, посылая энергетические импульсы, которые притягивают особей женского пола. Независимо от расы, – добавил он с мягкой улыбкой, шутливо щёлкнув Нику по носу. – Это свойство – результат длительной эволюции; оно помогает выжить нашему вымирающему виду, – объяснил он. – Кстати, на всём корабле только ты можешь улавливать эти вибрации.
– То есть, на всём корабле я единственная женская особь, – сделала вывод Ника.
– Верно, – подтвердил Эйшер. – Корабельная домовая – не в счёт.
– А я-то решила, что у меня крыша поехала: так хотелось зарыться пальцами в твою шерсть! – призналась она, проведя рукой по его груди.
– Ничего удивительного! – расплылся в улыбке её собеседник. – Именно таким способом мы и размножаемся! – заявил он.
– Что?!? – как ошпаренная, подскочила Ника, в шоке уставившись на него.
В её голове тут же возникла яркая картинка: она возвращается на Землю с пушистым приплодом и протягивает Алексу маленький заросший шерстью комочек со словами: – Познакомься, милый, это существо теперь будет жить с нами!
– Тихо, тихо, ложись! Ты всех разбудишь сейчас и привлечёшь к нам излишнее внимание! – попытался успокоить её инопланетянин.
Схватив за руку, он снова притянул её к себе и насильно уложил рядом с собой.
– Тебе не о чем беспокоиться! Честное слово! – клятвенно поднял он правую руку. – Я же обещал, что мы будем предохраняться! – хитро сморщил довольную рожицу Эйшер.
– Если врёшь - я тебя убью! Или хотя бы покалечу! – сурово пообещала Ника, но её любопытство быстро пересилило гнев.
– А как это вообще у вас происходит? – стараясь скрыть напряжение в своём голосе, спросила она, прекратив наконец попытки вырываться из его сильных объятий. – Ну, в смысле, процесс размножения? – уточнила она.
– Во-первых, мы должны подходить друг другу как биологические виды. Тебе в этом плане беспокоиться не о чем, – заверил он девушку.
– А во-вторых?
– Во-вторых, как ты уже заметила, у меня отсутствуют внешние половые признаки, - мягко усмехнулся он, махнув рукой на свой пах. – На Шероне особи мужского и женского пола внешне различаются лишь размерами: женщины более миниатюрны и изящны, – пояснил Эйшер и сделал небольшую паузу, чтобы поудобнее устроить голову Ники на своём плече.
– Ну и? – с нетерпением ждала продолжения девушка.
– Ну и, женская особь отдаётся мужской, позволяя ласкать себя, – лаконично объяснил Эйшер.
– Ласкать? – с недоумением переспросила Ника, думая, что этим словом можно назвать множество действий.
– Да, просто нежно гладить, – объяснил Эйшер. Его рука снова нежно порхала по её телу.
 – Вот так, – наглядно продемонстрировал он.
– И вот так, – задрав на ней футболку, он снова принялся гладить её животик.
– Чувствуешь, как энергетические импульсы из моей ладони воздействуют на твой кожный покров и проникают внутрь? – спросил он, уже зная ответ.
– Да… – с наслаждением протянула Ника, снова балдея от удовольствия.
– Так вот, эти импульсы, проникая в матку женской особи, заставляют её сокращаться, что автоматически приводит к делению яйцеклетки. Механизм зачатия ясен? – с лёгкой улыбкой завершил ликбез Эйшер.
– Кажется, – пожала плечами Ника. – В общих чертах, – добавила она, на всякий случай снимая с себя его руку.
– Да не бойся ты! – тихо рассмеялся инопланетянин. – Я же сказал: у тебя другая физиология! Чтобы заделать тебе ребёночка – нужна сперма, а у меня её просто нет!
Успокоенная этим объяснением, Ника снова позволила обнять себя.
– А как же твои сородичи? – вдруг вспомнила она, кивая на безмятежно посапывающих на соседних кроватях серых зверюшек. – Почему я чувствовала притяжение только к тебе, а не к ним?
– Между мной и ними такая же разница, как между тобой и обезьяной, –просветил её Эйшер. – К тому же, они – генетические мутанты, полученные опытным путём, а я – чистокровный шеронит, – с гордостью добавил он.
– А зелёные лягушкоподобные об этом знают? – спросила Ника, уже догадываясь об ответе.
– Фертинги? – с презрением произнёс он. – Если бы знали – я бы здесь сейчас не сидел! – хитро заулыбался он. – Я горжусь своими актёрскими способностями! – довольный сам собой, подмигнул он своей собеседнице.
– И зачем ты здесь сидишь? – задала логичный вопрос девушка.
– Придёт время, и ты всё узнаешь! – уклонился он от ответа.
– Кстати, а почему ты с маниакальной настойчивостью дарил мне какой-то орешек? – поинтересовалась она.
– Это не орех. Ядро этого корнеплода имеет способность нейтрализовывать воздействие психотропных веществ, подмешиваемых нам в пищу, – ответил Эйшер. – Но ты, как я вижу, справилась и без моей помощи! – с уважением посмотрел он на неё.
– Ну, это как сказать, – неопределённо хмыкнула девушка, не вдаваясь в объяснения.
– Мне как-то не верится, что ваш вид вымирает! – после небольшого раздумья, заметила Ника. – Вы обладаете способностью на расстоянии притягивать противоположный пол, процесс вашего размножения – крайне прост, вам не грозит никакая импотенция, но, несмотря на это – вы вырождаетесь? – засомневалась она.
– Тем не менее, это так, – отметил Эйшер.
– А у тебя есть жена или подружка? – с любопытством поинтересовалась Ника.
– У меня очень много подружек! – спокойно признался он.
Кто бы сомневался! – мысленно усмехнулась девушка.
– И детей у меня тоже много. Вот только от других биологических видов. Которые схожи с моей физиологией! – поспешно добавил он, увидев, что в глазах Ники снова засветилось беспокойство.
– А единственным чистокровным шеронитом, которого я знал, – была моя родная сестра. Она была моей близняшкой, мы росли вместе, – вспомнил он, и Ника заметила, что в его огромных фиолетовых глазах появилась грусть.
– Почему – была? – осторожно уточнила девушка.
– Её убили, – мрачно ответил Эйшер. – Но я не хочу говорить об этом, давай закроем эту тему, – попросил он.
– Как скажешь, – не без сожаления согласилась она.
– У меня такое чувство, что за нами наблюдают круглосуточно, – высказала опасения девушка. – Я права?
– Абсолютно, – подтвердил Эйшер. – Всё записывается на… на видеокамеру, – с трудом подобрал он подходящее слово из земного лексикона. – Но тебе не надо об этом беспокоиться, – снова без всяких объяснений заверил он её.
– Почему? – проявляя упрямство, всё же спросила Ника.
– Они не успеют просмотреть эту запись, – лаконично отозвался он, загадочно подмигнув своей собеседнице.
В голове Ники вертелась целая тирада о доверии и о том, что она умеет хранить секреты, и что вся эта таинственность слегка действует ей на нервы и немного напрягает. И, как говорится, кто предупреждён – тот вооружён. Но, как только она открыла рот, Эйшер мягко накрыл его своей шелковистой ладошкой.
– Т-с-с-с! – зашипел он, приложив указательный палец к её губам. – Я слышу все твои мысли! Тихо! Не надо больше вопросов об этом. Когда придёт время – ты сама всё поймёшь. И вообще, ты помнишь, что стало с любопытным котом? – с лёгкой улыбкой поддразнил он её.
– Его настигла смерть в жутких мучениях, – сыронизировала Ника.
– Помни об этом! – подколол он её.
С явным удовольствием на лице Эйшер зарылся пальцами в её длинные белокурые волосы.
– Сто тысяч хомячков не сравнятся с тобой в мягкости и пушистости! – улыбнулся инопланетянин, гладя девушку по голове, словно маленького ребёнка.
– То же самое я могу сказать о тебе! – тихо рассмеялась Ника.
При повороте головы её ошейник вновь напомнил о себе, неловко сжав шею и почти автоматически она подняла руку, чтобы оттянуть его, забыв, что он приклеен намертво.
Заметив этот жест, Эйшер придвинулся к ней поближе и на самое ухо прошептал:
– Тебе не нравится ошейник? Хочешь, я сниму его?
 Не дожидаясь ответа, он осторожно нащупал, а потом нажал на какую-то точку, и с сухим треском разрывающейся материи предмет, который так долго раздражал Нику, оказался у него в руках.
Охнув от удивления, девушка тут же принялась растирать свою несчастную шею, которая внезапно показалась ей онемевшей.
– А зачем он вообще был нужен? – настороженно поинтересовалась она, надеясь получить объяснение.
– То, что это не просто ткань, я полагаю, ты уже поняла, – отметил её умственные способности Эйшер. – Это своеобразный мини-компьютер. Он записывал параметры твоего физического состояния: давление, сердцебиение, уровень гормонов и многое другое, вплоть до показателей состава крови.
Небрежно отбросив порванный ошейник в сторону, Эйшер мягко отстранил руки Ники и лёгкими поглаживаниями вернул её коже чувствительность.
– Как ты, в порядке? – уточнил он.
– Как ты, Алекс? – сочувственно поинтересовалась Мария, заходя в комнату. Её приёмный сын лежал на кровати, лицом к стене. Но она знала, что он не спит.
– Ты сможешь сейчас выполнить задание, или мне лучше отправить Дмитрия?
– Я поеду, – отозвался он, медленно поднимаясь. – Димка не спал пару ночей на заданиях, пусть отдохнёт.
Мария знала, что у Алекса последние несколько ночей тоже были бессонными. Она чувствовала его душевную боль, его отчаяние, которое нарастало тем сильнее, чем больше времени проходило с момента похищения Ники.
У неё были и другие кандидаты для проведения операции, но она прекрасно знала, что работа помогает отвлечься от собственных страданий, поэтому решила привлечь именно Алекса.
Присев рядом с ним на край кровати, она коротко изложила суть дела:
– Девочка, тринадцати лет; через час, примерно в двадцать один час сорок минут, пятеро несовершеннолетних  хулиганов затащат её в подвал и там изнасилуют. После этого её жизнь пойдёт под откос. Получив сильный психологический надлом, она станет для всего двора безотказным «местом общего пользования», и закончит свои дни в грязном притоне от передозировки наркотиков, в возрасте двадцати шести лет. К сожалению, таких сломанных судеб очень много в нашей стране. Но это именно тот случай, когда у нас есть возможность вмешаться. Старейшины уверены: если мы защитим её, есть вероятность в девяносто шесть процентов, что в будущем она станет врачом-реаниматологом и сама спасёт множество жизней.
– Я буду готов через десять минут, – кивнул Алекс. – Ты сама-то как себя чувствуешь? – с печалью в голосе спросил он.
– Пока – в норме. Стараюсь думать о работе, а не о себе, – призналась она.
– И как - помогает?
– Да, – коротко кивнула она, отводя покрасневшие глаза в сторону. – Кстати, о работе. В твоём задании есть один нюанс, – отметила она. – Двоих из этих малолетних преступников нужно кастрировать. Один из них в будущем станет содержателем того самого грязного притона и станет «вербовать» новых девочек путём неоднократных изнасилований, а потом – подсаживания на иглу. Другой – совершит множество преступлений сексуального характера, сопряжённых с нанесением жертвам тяжёлых физических повреждений. А уж о моральном вреде вообще говорить не стоит. Так что их кастрация представляется нам оправданной и необходимой. Она внесёт существенные корректировки в их жизнь, а в судьбу их будущих жертв – и подавно. Справишься?
– Нет проблем, – заверил её Алекс, решительно поднимаясь с кровати и взяв из её рук листок с данными. – Как зовут жертву? – задал он последний вопрос перед выходом и на мгновение замер в дверях, когда Мария лаконично ответила:
– Вероника.
– Вероника… – ласково прошептал Эйшер, проводя рукой по её волосам. – Помнишь то созвездие, которым ты так долго любовалась? Да, Волосы Вероники, – подтвердил он её мысль. – Ты знаешь, почему это созвездие назвали именно так? Его название связано с земными личностями. Жена египетского царя Птолемея славилась удивительно красивыми волосами. В свете солнца от её волос исходило золотое сияние, подобно пылающему огню. А лунной ночью её волосы переливались серебристым блеском, и сама она казалась прекрасной звездой. Когда Птолемей пошёл войной на Сирию, Вероника поклялась, что если муж вернётся домой невредимым, она принесёт свои чудные волосы в дар богам. Как только пришла радостная весть, Вероника рассталась со своим сокровищем. Она положила срезанные волосы на алтарь, и они тут же исчезли, вознесясь на небо. Боги пожелали, чтобы каждый человек мог созерцать их красоту.
– Если я вернусь домой – я тоже сбрею волосы с головы! – поклялась Ника. – Нет, не себе. Пирлу! – уточнила она, немного подумав. – Нашему домовому, - пояснила девушка, видя непонимающий взгляд Эйшера. – Это будет гораздо сложнее! – объяснила она столь странный выбор.
– Хотел бы я на это посмотреть! – хмыкнул инопланетянин.
– О Господи! – резко вскочив, хлопнула себя по лбу девушка. – Волосы Вероники! Да ведь это созвездие видно с Земли!!!
– Ох, какие звёзды! Какая красотища! Обалдеть! – с восторгом думала девочка, вглядываясь в чистое, безоблачное небо. Яркое сияние звёзд отражалось даже в небольших лужицах на асфальте, а прохладный ночной ветерок весело обдувал её лицо.
Веронику совершенно не тревожило, что уже стемнело, а фонари вдоль дороги светят так тускло, словно находятся на последнем издыхании. Она возвращалась домой от подружки, которая жила в соседнем доме, и в родном, знакомом с детства дворе не было ничего страшного. К тому же, она теперь совсем самостоятельная, взрослая женщина – позавчера ей исполнилось тринадцать!
Вдруг за одним из гаражей послышалось резкое улюлюканье, слегка подпортившее романтичный настрой, в котором она пребывала. Группа пацанов с их двора, как обычно, резалась в карты и потягивала пиво. Вероника догадывалась, что они употребляли и более сильные алкогольные напитки, не говоря уже о валяющихся вокруг пустых тюбиках  из-под клея, но её это мало волновало.
Когда она проходила мимо, один из пацанов позвал её по имени и присвистнул. Но Вероника демонстративно не обратила на него внимания и прошла мимо с гордо поднятой головой, мысленно назвав козлом. До подъезда осталось всего несколько десятков метров. Она почти дома.
Всё произошло слишком стремительно и неожиданно. Один из парней резко подскочил к ней сзади и крепко сдавил хрупкое тело. Сумочка выпала у неё из рук. Она не успела даже вскрикнуть, как другой затолкал ей в рот какую-то грязную, мерзкую тряпку, и, подхватив за руки и за ноги, они заволокли её в ближайший подъезд.
Там, к своему ужасу, она увидела, что замок на двери, ведущей в полутёмный подвал, аккуратно подпилен. Распахнув проржавевшую металлическую дверцу, Веронику затолкали внутрь, и словно тряпичную куклу, бросили на усеянный осколками кирпича пол.
Больно ударившись спиной и головой, она на секунду потеряла сознание – исчезли даже звуки… Но её ужас только начинался, поскольку вслед за этими двумя подростками в подвал спустились ещё трое.
До сих пор не верилось, что весь этот кошмар происходит не с кем-то, а с ней. Неумело вставленный кляп вывалился изо рта, но это не слишком помогло ей: один из малолетних насильников приставил к её горлу перочинный нож.
– Лежи тихо, тёлка, а то мы тебя заткнём! – с угрозой предупредил он, и от того, что она прочла в его глазах, в её голове пронеслись мысли о смерти.
Её хрупкие плечики сотрясались от рыданий, и всё, что она могла вымолвить, было: – Не надо! Пожалуйста, не надо!
– Давайте в очередь, пацаны! – произнёс вдруг громкий мужской голос, и из темноты показалась фигура незнакомца. – Только не к ней, а ко мне! – с иронией добавил Алекс, доставая из кобуры пистолет, и за секунду до того, как оторопевшие подростки кинулись врассыпную, двумя точными выстрелами сделал то, о чём его просила Мария.
Увидев, что мужчина с пистолетом направляется к ней, девочка сжалась от страха, забившись в угол. Алекс быстро убрал оружие и, подойдя к ней, присел на корточки.
– Ты в порядке? Не бойся, всё будет хорошо! – успокоил он её.
Как зачарованная, она уставилась на своего спасителя. Его лицо было таким красивым и спокойным, а в дружелюбно протянутой руке не было даже намёка на агрессию.
– Давай выбираться отсюда, – предложил он, осторожно подхватывая её и вытаскивая из угла.
Почувствовав, что от пережитого шока её пробирает нервная дрожь, он снял с себя куртку и накинул ей на плечи.
Когда они вышли на улицу, он достал из кармана телефон и неторопливо набрал нужные цифры.
– Алло, скорая?  Тут в подвале дома на проспекте Мира, 17, во втором подъезде двое пацанов валяются без сознания, лет четырнадцати. Наверное, крыс испугались, – невозмутимо объяснил он. – Кто я? Просто прохожий. Да, просто проходил мимо… в подвале. В общем, приезжайте побыстрее, мне кажется, что эти самые крысы отгрызли у них самое дорогое, – завершил он объяснение и с чувством выполненного долга убрал мобильник в карман.
– Ну вот, мы и пришли, – отметил он, подводя девочку к дверям её подъезда. – На этом миссию по твоему спасению я считаю завершённой и свою одежду изымаю обратно, – с лёгкой улыбкой объяснил он.
– Кто Вы, как Вас зовут? – робко спросила она, неохотно возвращая ему куртку.
– Это неважно, – покачал он головой.
– А меня зовут Вероника, – представилась она.
– Вероника… – тихо повторил он её имя с такой нежностью, что она вдруг поняла: этот таинственный прекрасный незнакомец, такой сильный и мужественный, устремивший сейчас загадочный взгляд на звёздное небо, будет ещё очень долго сниться ей ночами и являться в самых сладких девичьих мечтах и грёзах.
– Возвращайся домой! – мягко произнёс он прощальную фразу и, развернувшись, ушёл.
– Да, мы возвращаемся, – подтвердил догадку Ники Эйшер. – Знать бы ещё, с какой целью… – нахмурившись, добавил он.
– Что ты имеешь виду? – насторожилась девушка.
– Ты знаешь, почему тебя похитили? – вопросом на вопрос ответил Эйшер, устремив пристальный взгляд фиолетовых глаз на Нику.
– Я могу лишь предполагать, – пожала она плечами. – Ты говорил, что наблюдаешь за землянами. Ты знаешь об Ордене Света? – уточнила она, чтобы понять, с какого места ей начинать своё объяснение.
– Разумеется, – лаконично отозвался Эйшер. О том, что он был одним из основателей данной организации, – он скромно умолчал.
– Наверное, я – дополнительная гарантия для лягушкоподобных, что Орден выполнит их требование. Незадолго до моего похищения они поставили условие: либо мы находим и отдаём им тело Борфа, либо – они взорвут Землю. И дали на это неделю. Что, срок истёк? – испугалась она.
– Мягко говоря, – усмехнулся Эйшер. – Ты здесь уже месяц… Но дело даже не в этом. Тело Борфа давным-давно изъято с твоей планеты и разобрано на атомы для изучения. Это известно всем. Зачем же фертинги выдумали эту дурацкую историю? – задумался инопланетянин.
Ника в ответ могла лишь пожать плечами.
– Им была нужна ты! С самого начала! – вдруг воскликнул он. – Теперь мне всё стало  ясно! Они искали Еву! И нашли её!!!
– Что??? – удивлённо вскинула брови девушка.
– Я правильно понял, у тебя была встреча с ними на Земле? – от волнения Эйшер тоже вскочил с кровати и заходил взад-вперёд.
– Ну, не только со мной, – вспомнила она замерзающую компанию в сибирском лесу.
– И на этой встрече ты была так же упряма, как обычно? – прекратив метаться, Эйшер снова уселся на кровать и уставился на девушку так, словно сам пытался её просканировать.
– Думаю, да, – растерянно призналась Ника, присаживаясь рядом с ним. – Я заблокировала доступ в сознание и не позволила им прочитать мои мысли. Мария мне ещё сказала, что я зря это делаю. Кажется, она была права…
– Ваша Мария права всегда! Она права даже тогда, когда ошибается! – бросил он загадочную фразу.
– Что ты имеешь в виду? И что там насчёт какой-то Евы? – уточнила она.
– Насчёт Марии – объяснять нет смысла, потом поймёшь, – снова отмахнулся от вопроса Эйшер. – А что касается Евы… Фертинги давно искали на Земле необычный экземпляр женской особи, обладающий экстрасенсорными способностями и достаточно молодой для оставления потомства.
– Эйшер, объясни по человечески, я ничего не понимаю! – воскликнула Ника.
– Зарождение жизни на Земле и её развитие – это всего лишь эксперимент. И в последнее время всё больше членов Межгалактического Совета склоняются к мысли, что этот эксперимент не удался. Преступность, войны, агрессия, экология и так далее, сама понимаешь. А если учесть, что земляне начинают осваивать космос – этот эксперимент может перейти для нас в разряд опасных. А то, что препятствует Прогрессу Вселенской Цивилизации – подлежит уничтожению. Таков Закон… – грустно подвёл он итог.
– Ты хочешь сказать, что Землю уничтожат? – в шоке вцепилась в руку инопланетянина Ника.
– Тихо, тихо, девочка, не волнуйся, – сочувственно погладил её по спине Эйшер. – Нет, конечно, нет. Не Землю. Землян… – поправил он её, но Нике от этого уточнения легче не стало.
– Но это – лишь проекты! Которым я собираюсь помешать! – твёрдо заявил он. – Ведь если им удастся это сделать, на очереди будут и другие планеты, похожие на твою! Всё это в результате приведёт к войне, начнётся Великая Межгалактическая бойня!
– И всё-таки, причём здесь какая-то Ева? – вернулась к своему вопросу Ника.
– Ева – женская особь, смелая, выносливая, красивая, обладающая сильным материнским инстинктом. Праматерь всего человечества. Нового человечества, которое придёт на смену этому… – объяснил инопланетянин.
– Тогда им надо найти кого-нибудь более покладистого, – криво усмехнулась девушка. – А лично я на эту роль не гожусь. Характер не тот! – с вызовом тряхнула она головой. – К тому же, нынешнее человечество меня вполне устраивает, – заявила она. –  В общем и целом, – добавила Ника, вспомнив, что она сама на Земле занимается уничтожением преступников.
– Значит, ты со мной? – протянул ей сильную, пушистую руку Эйшер.
– Ещё спрашиваешь! – воскликнула она, пожимая его ладошку.
Они уже давно перестали таиться, разговаривая в полный голос, и разбуженные ими зверюшки на соседних кроватях уже начали недовольно фыркать.
– Нужно вести себя потише, – призвал Эйшер, снова ложась на кровать и укладывая голову Ники к себе на плечо. – Когда придёт время действовать – я дам тебе сигнал, - предупредил он. – А пока ещё рано привлекать к себе ненужное внимание.
– Хорошо, как скажешь, – безропотно согласилась Ника.
– А ведь, кроме Евы, должен быть и Адам! – вдруг осенило её, и в её душе затеплилась зыбкая надежда: а вдруг Алекс тоже на борту?
– Нет, – тихо, но решительно пресёк её мечты Эйшер. – На этот раз – нет. Роль Адама должен был выполнить генетический материал в пробирках.
– Жаль… – вздохнула девушка. – А расскажи мне, пожалуйста, о ваших инопланетных технологиях, – попросила она после долгой паузы.
– Например? – уставился на неё Эйшер.
– Ну, на какое расстояние могут летать ваши корабли? Пользуетесь ли вы телепортацией в обычной жизни? Победили ли вы болезни? Достигли ли бессмертия? Есть ли на твоей планете организация, подобная моему Ордену, которая пользуется ясновидением, чтобы предотвращать смерть других людей? То есть, существ, – поправилась она.
– Можно ли спорить со смертью? – задумчиво произнёс Эйшер. – Это очень сложный вопрос. Ещё ваша знаменитая Ванга сказала, что это невозможно. Она, провидица, пыталась сделать это не раз. Но – бесполезно. Когда пробил час человека, животного или даже планеты – нельзя уйти от неизбежного. Это – удел любого физического тела. Мы не в силах это исправить…
– Но мы, Воины Света, спасаем людей, вмешиваемся в их жизнь, изменяем её! –возразила девушка.
– А ты не задумывалась над тем, что вы делаете лишь то, что должны делать? Что судьба человека может заключаться не в том, чтобы погибнуть от руки убийцы, а в том, чтобы быть спасённым вами? Вы же не можете помочь абсолютно всем, – резонно заметил Эйшер.
– Тогда зачем наш Орден нужен вообще? – не сдавалась Ника. – Ты хочешь сказать, что мы можем перестать бороться и должны сидеть сложа лапки, потому что в этой жизни и так уже всё предопределено? – с возмущением воскликнула она.
– Я этого не говорил, – спокойно поправил её Эйшер. – Воины Света делают то, что должны делать. Просто вы не можете поступить иначе. Вы не в силах пройти мимо человека, зная, что он попал в беду. Именно поэтому Судьба выбрала для работы в Ордене именно вас. Но я считаю, что цель Ордена – не только нейтрализация маньяков, убийц и спасение людей. Главная цель – это помощь Высшим Силам в обращении вашей планеты к Свету. Орден Света – это инструмент сил  Добра.
– Это я знаю, – согласилась девушка. – И всё же мне хотелось бы думать, что я в силах что-либо изменить в этой жизни, причём – к лучшему! Что я спасаю людей, и делаю это по своей воле, а не потому, что я какой-то инструмент чего-то там. Я тоже много читала о Ванге и помню, что она говорила о смерти. Но я также помню, что она говорила о Нострадамусе. Ведь он тоже был великим прорицателем и мог заглядывать в будущее на многие столетия вперёд. Так вот, Ванга сказала, что МНОГОЕ из того, что он предсказал, УЖЕ не сбудется! То есть – история изменилась! Значит, всё не так безнадёжно, ничто не предопределено, и мы можем вмешиваться в ход истории, влиять на неё!
– Кажется, у тебя заболела голова? – вдруг чутко уловил её собеседник.
– Нет, не заболела. Просто пошла кругом, – уточнила девушка. – Мне ещё не приходилось вести философские беседы с инопланетянином о жизни и смерти и обсуждать проблемы мироздания на борту летающей тарелки… – мягко усмехнулась она. – Как-то странно всё это…
– И всё равно ты осталась при своём мнении, – со снисходительной улыбкой подвёл итог Эйшер.
– Да! – лаконично подтвердила девушка, с твёрдостью посмотрев в его загадочно прищуренные фиолетовые глаза.
– Кара небесная… – так тихо, что она не расслышала, задумчиво прошептал инопланетянин.
Решётка их темницы резко ушла в сторону, и ввалилась целая толпа инопланетян. Ника даже оторопела от удивления. Впереди всех, видимо, возглавляя эту решительную команду, находился ярко-зелёный лягушкоподобный. Именно его она  остановила при нападении на Амантис.
А вот остальные семеро ей ещё не встречались. При взгляде на них всем становилось ясно, что это – прирождённые воины. У них были сильные, мускулистые тела, две руки и две ноги, как у человека, но четырёхпалые. Кончики пальцев плавно переходили в плоские овалы, способные удерживать предметы наподобие присоски. В данный момент в руках они крепко сжимали пятиконечное оружие, каждый конец которого был подобием секиры.
Но самой выдающейся частью их тела была голова. От бесстрастных, абсолютно чёрных продолговатых глаз веяло вселенским холодом. Рот и нос были прикрыты плоскими наростами-пластинами, переходящими в длинные острые шипы по бокам. Ещё более длинные и толстые шипы, напоминающие рожки, расходились в стороны от висков.  Довершал этот устрашающий образ частокол из длинных гладких рогов, начинающийся посреди лба и уходящий по позвоночнику за спину, до лопаток. При этом единственным предметом их одежды являлся небольшой, на первый взгляд металлический, треугольник на месте паха.
Как она могла не заметить таких колоритных существ, когда сканировала летающую тарелку?
Подумав, что задаст этот вопрос Эйшеру чуть позже, девушка вскочила с кровати, готовая к сражению. Она не знала боевых навыков её нового друга, и умеет ли он драться вообще. Поэтому решила, что рассчитывать в предстоящей потасовке ей нужно только на себя. И то, что она едва доходила воинам до подмышек, - её нимало не смущало. На этот раз этим уродам не удастся остановить её с помощью ошейника. Сейчас она им такую Великую Корабельную бойню устроит!
Но Эйшер быстрым, решительным движением заслонил её собой.     
– Тихо, земляночка, не кипятись! – отправил ей мысленный приказ Эйшер. – Кнорингам дан приказ взять тебя живой, но покалечить тебя они могут! – предупредил он.
– Это я все рога пообламываю у этих семерых козлят! – пытаясь отцепиться от сильной, удерживающей её руки Эйшера, процедила сквозь зубы Ника.

Поскольку лица «козлят» тут же перекосились от ярости, стало ясно, что они прекрасно её поняли. И, по всей видимости, сильно обиделись. Издав воинственное шипение, они обнажили очень острые зубы, а по кончикам их рогов угрожающе проскочили электрические разряды.

– Они не любят, когда их козлами называют, – тихо объяснил Нике Эйшер. – Не провоцируй их! – попросил он. – Не сейчас…
Вскинув оружие наизготовку, воины уже сделали решительный шаг по направлению к Нике, но лягушкоподобный остановил их коротким свистом.
Выглянув из-за широкой, пушистой спины своего друга, Ника увидела, как зелёный инопланетянин, в гневе выпучив дымчатые глаза, обвиняюще выкинул вперёд правую конечность, направив одну из трёхпалых конечностей, шариком утолщающихся на конце, на Эйшера. Из маленького рта фертинга полились непрекращающиеся шипящие звуки разной тональности. Нике удалось разобрать лишь «предатель», «подстрекатель», «гад»,  «диверсант» и «отдай боеголовку».ыятамилениюим звуком.готовку, воины уже сделали шаг вперёд к Нике, но. маленькие, очень острые зубы.имости, сильно обиделись.
А ту короткую фразу, которую Эйшер кинул ему в ответ, Ника перевела как «иди нах».
Подскочив от подобного цинизма, фертинг с удвоенной яростью и, соответственно, скоростью, стал шипеть на шеронита, брызгая изо рта тёмной липкой слюной.
«Сволочь», «распылю на атомы», «отдай ключ», «верни заряд, скотина, он же ядерный», – продолжала улавливать Ника.
Эйшер продолжал отвечать ему коротко и по-прежнему невозмутимо.
Через пару минут девушка осознала, что предмет разговора с какой-то боеголовки перешёл на неё. Какое-то время она пыталась логически связывать мельтешения слов «Ева», «планета», «уничтожение», «тебе не спасти», «угроза», «женская особь», «вирусы», «ничего не исправить», «ключ», «посылка отправлена», «подчинись капитану», но вскоре у неё начала кружиться голова.
Высказав все свои требования и претензии, фертинг наконец умолк и застыл в ожидании. В помещении воцарилась напряжённая тишина. Даже зверюшки, обитатели камеры, замерли на своих кроватях, боясь шелохнуться и гадая, что же будет дальше.
После минутного раздумья Эйшер медленно повернулся к девушке. Обхватив широкими тёплыми ладонями её затылок, он нагнулся и прислонился лбом к её голове.
Слушай меня внимательно, земляночка, – услышала Ника телепатическое послание.
Её разум мгновенно прояснился, от головокружения не осталось и следа. Эйшер передавал мысли чётко и ясно:
  Делай так, как я скажу. Возьми свои вещи. Следуй за кнорингами. Ничего не бойся. Никого не убивай. Никакой самодеятельности. Они отведут тебя в белую комнату. Сиди там. Я приду за тобой.  Доверься мне. Всё будет хорошо. Я верну тебя домой. Обещаю.
– Ладно, – после недолгого колебания согласилась она. – Буду паинькой.
Подойдя к своей кровати, она пнула нижний ящик. Тот плавно выдвинулся и девушка достала плащ. Накинув его на плечи, Ника сунула руки в карманы. Пальцы наткнулись на острые пуговки-сюрикены, и она с трудом удержалась от соблазна пустить их в дело немедленно.
В сопровождении трёх воинов – один шёл впереди неё, а двое других сзади – она вышла из места своего заточения в тёмный коридор. Последнее, что она увидела, обернувшись у порога, – как Эйшер заговорщически подмигивает ей бездонным фиолетовым глазом.
– «Доверься мне, доверься», – ворчала Ника, раз за разом прокручивая в голове телепатическое послание Эйшера. Словно тигрица в клетке, она нервно ходила взад-вперёд по маленькой пустой комнате с белым полом и потолком, от которых исходило мягкое свечение. Она была похожа на ту, где она пришла в сознание в самом начале, но отличалась, во-первых, ещё большим размером, а во-вторых, наличием  затемнённого матового окна, заменяющего одну из стен.
Сомнения в том, правильно ли она поступила, сдавшись без боя, разрывали её голову на части. В поединке с такими матёрыми воинами, да ещё и наэлектризованными, у неё было мало шансов на победу. И всё же, может, стоило попытаться… Насколько оправданно в этой ситуации полагаться только на Эйшера? Ведь, если подумать, она знает его всего ничего. Но, как бы то ни было, изменить уже ничего нельзя.
– Тупо сидеть и ждать… – прекратила она наконец бесплодные метания и устало опустилась на пол.
Какое-то время, показавшееся ей вечностью, она смотрела, как за полупрозрачным окном пролетают мимо звёзды и другие, более тёмные объекты, разной формы и величины.
– Канал Дискавери отдыхает… – пробормотала Ника, наблюдая за зависшим напротив корабля большим круглым предметом, от которого исходили тёмные, извивающиеся змейкой, лучи.
Внезапно свет в её комнате стал меркнуть, и Ника вскочила, поняв, что из всех углов внутрь проникает светящийся густой туман, с тихим шипением накрывая всё вокруг.
Девушка автоматически оттянула край своей футболки, быстро плюнула на него и плотно прислонила к носу, действуя, словно при пожаре. Но эти попытки обезопасить себя оказались тщетными, и она почувствовала, как странный дым проникает в её лёгкие.
А перед тем, как потерять сознание, она увидела улыбающееся лицо Эйшера, мелькающей картинкой зависшее под потолком.
Всё будет хорошо, Эйшик спра… – последняя мысль девушки оборвалась на полуслове, и её разум поглотила темнота.
Загадочное дымовое облако, сверкающее маленькими золотистыми искорками, постепенно рассеивалось, и стали медленно проступать знакомые для Ники детали обстановки их с Алексом комнаты.
Она обнаружила, что лежит на кровати в джинсах и футболке и, повернув голову, обезумела от радости, увидев спящего Алекса, который прикорнул у изголовья, сидя на стуле, положив голову на краешек её подушки.
Резко растолкав его, Ника кинулась на шею своему возлюбленному.
– Алекс!!! Как же я соскучилась по тебе! Скажи же, что я не сплю, что я дома, что мне всё это не кажется, что я вернулась!!! – умоляла она, заглядывая ему в заспанные серые глаза.
Не дожидаясь ответа, она ущипнула себя за руку, и кольнувшую боль приняла как дополнительное доказательство того, что всё это происходит в реальности.
 – Да, милая, ты дома! – ласково произнёс Алекс, с нежностью проведя рукой по её щеке. – Всё хорошо, теперь всё в порядке. Целители уже осмотрели тебя и сказали, что в твоём теле нет никаких изменений, ты абсолютно здорова. Они просили отвести тебя к ним, когда ты проснёшься. Поэтому собирайся, нам надо спуститься вниз! – заботливо произнёс он, помогая девушке надеть обувь и плащ.
Осторожно поддерживая её за талию, он вывел её из комнаты.
– Как я вообще здесь оказалась? Что произошло за время моего отсутствия? Сколько дней прошло? – в голове девушки вихрем вертелось множество вопросов, но Алекс, к её удивлению, был немногословен.
– Тебя не было неделю. Мы нашли тело Борфа и передали его инопланетянам. А они вернули тебя нам, – лаконично объяснил он.
– Неплохой получился бартер, – задумчиво, с лёгкой иронией отметила девушка, заподозрив неладное.
Эйшер говорил ей, что с момента её похищения прошло больше месяца. Кто же из них врёт?
Сомнения в её душе нарастали, как снежный ком. Увидев приближающего к ним по коридору Дмитрия, Ника отстранила руку Алекса, поддерживающего её и, подойдя к своему другу, внимательно посмотрела на него в ожидании какой-либо реакции.
– Здравствуй, Ника! Как хорошо, что ты опять с нами! – радостно заулыбался Дмитрий. – Мы все просто с ума сходили, беспокоясь за тебя!
Ника!!! – молнией промелькнуло в мозгу девушки. – Он назвал меня Никой!!! – потрясённо уставилась она на него.
Дмитрий был единственным, кто за всё время её пребывания в Ордене ни разу не произнёс её имя сокращённо. Он всегда называл её только Вероникой!
Она была уже почти уверена: что-то здесь не так. Чтобы убедиться в своей правоте, она сделала ещё шаг в сторону Дмитрия и на глазах у Алекса, рывком прислонив его плечи к стене, впилась в его рот поцелуем.
Она хорошо помнила, как около года назад Дмитрий поцеловал её в спортзале. И если в тот раз она с трудом смогла от него оторваться, и лишь приход Марии удержал её от того, чтобы не натворить глупостей, то теперь – она не почувствовала ничего, кроме омерзения.
На мгновение ей показалось, что она целуется с какой-то мерзкой рептилией, чей рот наполнен приторной слизью с металлическим привкусом, а холодный, слегка раздвоенный язык неловко подёргивался, как будто партёр не имел представления о том, как нужно целовать девушку.
Приступ тошноты едва не вывернул её наизнанку, но, по крайней мере, теперь ей всё стало понятно. Отшатнувшись от Лже-Дмитрия, она резко развернулась и изо всех сил ударила кулаком в лицо того, кто называл себя Алексом.
 Она даже не удивилась, увидев, как из его сломанного носа потекла вязкая зелёная жидкость.
Тут же картинка с изображением коридора Ордена пошла мелкой рябью, а затем, рассыпавшись на мелкие осколки, испарилась, и Ника увидела, что она находится в точно такой же матовой комнате, в которой она пришла в сознание в самом начале пребывания у инопланетян.
Но только на этот раз она была не одна. Один лягушкоподобный  инопланетянин, тот, что чуть пониже, схватившись рукой за лицо, перемазанное зеленоватой слизью, издавал резкие похрюкивающие звуки, действуя на нервы Ники, словно ножовкой по металлу, а второй, повыше  – Лже-Дмитрий, замерев, как истукан, остолбенело смотрел на девушку.
Их настоящие, хрупкие тела на тонких ножках не представляли для Ники никакой опасности, и она понимала, что может убить их даже голыми руками, отточенными движениями свернув дистрофические шеи.
Она вспомнила, как ещё совсем недавно хотела расправиться с ними самым негуманным способом, какой только возможен. Но она понимала, что торопиться с убийством не стоит никогда, а уж на борту летающей тарелки – тем более.
– Я же говорил, что не надо торопиться! – услышала Ника мысли, раздавшиеся в голове Лже-Алекса. – Она не справилась с тестом!
– Скорее – наоборот, это мы не справились! – так же мысленно ответил Лже-Дмитрий, с хладнокровной невозмутимостью учёного наблюдая, как его собеседник пытается остановить зелёное кровотечение из разбитого лица. – Картинка с изображением Эйшера сработала как надо. Процент её веры в истинность происходящего был максимально высок. До определённого момента.
– А зачем она тебя обслюнявила? Она хотела тебя укусить? – едва справившись с ранением, с подозрением уточнил «Алекс», с опаской поглядев на девушку.
– Не думаю, - возразил его напарник. – Что это было, я так и не понял. Этот тест нужно будет повторить, – твёрдо заявил он.
Ага, разбежались! – со злорадством подумала Ника, прекрасно понимая их молчаливый диалог. – Не дождётесь!
При одной только мысли о том, что ей снова придется целоваться с этой мерзкой отвратительной рептилией, к её горлу подкатила тошнота.
– Куда мы теперь её поместим? В Зоосейфер её отводить не стоит. Хоть Эйшера там уже нет, вдруг она найдёт себе ещё каких-нибудь сообщников, – растерянно развёл руками «Алекс».
Я доставляю им проблемы? Вот и чудненько! – тихо позлорадствовала Ника.
– Но у нас нет других, подходящих для неё помещений, с земной системой жизнеобеспечения, – возразил «Дмитрий».
– Может, в оранжерею? – предложил тот, что пониже.
– Но ведь там опасно, – с сомнением отнёсся к этой идее Лже-Дмитрий.
– Ничего, она справится, не сомневайся. Этой необычной особи среди ядовитых растений – самое место! – без тени иронии или мстительности, как факт, отметил «Алекс», уставившись на Нику немигающим взглядом. – По крайней мере, там есть выход в санузел и доступ к трубопроводу, доставляющему пищу.
– Где Эйшер? – прервав их мысленный диалог, Ника громко задала вопрос, который в данный момент волновал её больше всего.
– Он изолирован. Наказан, – снизошёл до ответа Лже-Дмитрий.
Не церемонясь, инопланетянин с неожиданной силой в хрупких ручках схватил её под локоть и, протащив несколько метров по коридору, втолкнул в какой-то маленький закуток. Как только он сделал быстрый шаг назад, стены вокруг Ники пришли в движение и она оказалась замурованной в узком, шириной метр на метр, пространстве.
Уже через пару секунд она поняла, что это было ещё полбеды, поскольку из небольших отверстий в низеньком потолке повалил густой серый дым.
Ну всё, прощай, родина! – молнией пронеслось в голове у девушки, приготовившейся к самому худшему.
Но, видимо, её Судный день был отложен на более поздний срок, поскольку дым быстро рассеялся, не причинив ей никакого вреда, и одна из стен-панелей тут же отъехала в сторону, открыв девушке доступ в огромную оранжерею.
Яркий свет заставил её зажмуриться, и Ника осторожно вдохнула густой аромат покрывающих стены цветов, и даже почувствовала нежное прикосновение ветра к обнажённым рукам и лицу.
– Флора-фауна, – пробормотала она, с восторгом разглядывая буйство зелени.
При мысленном сканировании корабля она не видела этого помещения. Хотя не заметить его, наверное, было сложно: она прикинула, что оно занимает несколько сотен квадратных метров.
Присмотревшись внимательнее, она поняла, что все стены в этой оранжерее были зеркальными, из-за чего этот экзотический сад и показался ей огромным. А эффект бездонного неба достигался с помощью высокого, искрящегося голубым цветом, купола, посреди которого был подвешен большой шар, выполнявший роль солнца, и озарявший ярким  тёплым светом самые разные деревья и кустарники, с листьями всех цветов, оттенков, размеров и форм, и божественной красоты цветы, какие могут привидеться только во сне или сказке.

– Как это вообще возможно? – восхищённо подумала девушка. – Это же просто рай!

Но райские кущи вдруг зашевелились, и девушка с изумлением увидела, как многочисленные ветки и корни таких замечательных с виду деревьев и кустарников, энергично поползли к ней.
То, что они собираются разорвать её на части, она поняла сразу, как только самый шустрый корешок, принадлежащий ближайшей искривлённой пальме, крепко обвился вокруг её лодыжки и попытался утащить под землю, а второй его подоспевший собрат с другой стороны нацеливался на вторую ногу.
С трудом вырвавшись из этих цепких и совсем не дружественных объятий, девушка предусмотрительно отскочила на несколько шагов назад. Но пути к отступлению не было. С неутомимым шуршанием растения обступали её со всех сторон.
Брови Ники слегка нахмурились, а губы решительно сузились. Они приняли её за еду?
– Сейчас я объясню вам политику партии! – сквозь зубы процедила она, решительно вытаскивая из грунта нечто, отдалённо напоминающее земные вилы. – Ну, кто первый? Подползай – нашинкую!
Вилы оказались остро заточенными со всех сторон и прекрасно подошли в качестве оружия. Ника быстро разобралась, что к чему и даже вошла во вкус.
Обрывки веток, палки, шишки, куски корешков и лепестки невероятно красивых цветов, у которых оказались маленькие острые зубки, так и посыпались со всех сторон, плотным слоем оседая на земле.
– Я сейчас из вас компост сделаю! – сквозь зубы процедила Ника. – Я вам покажу, кто здесь хозяин, а кто – удобрение!
Сложнее всего ей пришлось с гибкими, прочными и довольно шустрыми корнями и ветками, но Ника смогла приноровиться, отсекая их у самой земли.
– Я… садовником… родился..., не на шутку… рассердился…. – приговаривала она, с энтузиазмом размахивая своим грозным оружием.
Она так увлеклась рубкой вечнозелёных, что не сразу заметила, как двери в оранжерею тихо отъехали в сторону, и внутрь вошёл Эйшер.
– Великие небеса! – поражённо застыл он как вкопанный, наблюдая, как Ника яростно орудует вилами, не обращая внимания на то, что в её волосах, словно чёрные рожки, запутались шишки с потрёпанной сосны, а сзади за ремень зацепилась гибкая лиана, невероятно напоминающая хвостик.
– Я всегда подозревал, что земной фольклор имеет под собой реальную основу! –  растерянно пробормотал он.
– Ты себя в зеркале видела? – громко спросил он девушку, работающую со скоростью газонокосилки.
– Нет, а что? – остановилась наконец она, переводя дыхание. – Я похожа на чёртика! – рассмеялась она, посмотрев на своё отражение в зеркальной стене.
– Да, – согласился Эйшер. – А эти бедные растения наверняка только что думали, что попали в преисподнюю! Что ты с ними сделала? – воскликнул он, окидывая взглядом влажную чёрную землю и узкую каменистую дорожку, усеянную порванными листьями и сломанными ветками.
– Они первые начали! – невинно похлопав глазками, пожала плечами Ника.
– Садовник из тебя – никакой, – вздохнув, вынес приговор Эйшер, отцепляя от её брюк извивающийся в конвульсиях «хвостик».
– Зато в пестиках и тычинках я теперь разбираюсь отлично! – с иронией парировала девушка, лёгкими движениями приводя в порядок причёску. – Хочешь салатик? – с приветливым видом домохозяйки предложила она. – Я тут где-то морковку видела, – оглянулась она по сторонам. –  Правда, бегает быстро, сволочь.
– Это был как раз пестик, – с трудом сдерживаясь, чтобы не расхохотаться, просветил её Эйшер.
– Да? А я то думала – куда он так спешит? – усмехнулась Ника. – Посмотри, как они все попрятались, – с гордостью махнула она рукой на затаившуюся в испуге зелень. – Боятся – значит, уважают!
– Тогда пойдём, ещё кого-нибудь напугаем? – с улыбкой предложил инопланетянин, кивая на выход.
– Да запросто! – с готовностью откликнулась девушка, выходя из оранжереи вслед за ним и твёрдо сжимая в руке своё грозное оружие.
– Эти зелёные уродцы сказали мне, что ты изолирован – наказан. А как ты выбрался? – поинтересовалась она у своего друга, едва поспевая за ним по коридору.
– Меня отпустили, – даже не оборачиваясь, отозвался Эйшер.
– Почему? – настойчиво уточнила Ника.
– Фертинги поняли, что в действительности я – не тот, кем кажусь на самом деле.
– В смысле? – не поняла девушка.
– Я только прикидывался неразумной зверюшкой. И весьма успешно, заметь! – похвалил он себя. – Я работал под прикрытием, – пояснил он. – Я - Советник Комитета по надзору за деятельностью в иных мирах, – признался он ничего не понимающей Нике.
– Чего? – переспросила она.
– Существует Комитет по надзору за инопланетной деятельностью на недоразвитых планетах. Это очень важный межгалактический орган, он обладает очень большой властью и влиянием. И я – один из его Советников. Министров – по-вашему, - доходчиво объяснил Эйшер. – Ты бы видела рожи лягушат в тот момент, когда они об этом узнали! – с довольным видом усмехнулся он.
– Ну и…? – нетерпеливо воскликнула девушка.
– Ну и, они были вынуждены меня отпустить. Вот только, чувствую, что сейчас они передумали и решили от меня избавиться. Они поняли, что я заметил за ними немало грешков и испугались, что доложу об этом Комитету. После этого их просто распылят на атомы, – усмехнулся он.
Интуиция подсказывала Нике, что они направляются в самый центр Корабля. Вскоре они дошли до большой овальной серебристей панели, вокруг которой стояла грозная охрана – пятеро кнорингов.
– Это – дверь в главную рубку, – быстро объяснил её друг. – Нам сюда…
– Осторожнее, земляночка, – заботливо предупредил Эйшер. Если против тебя шкаф, то скорее всего, не он упадет громко, а ты полетишь быстро....
  Есть ещё советы, Эйшик? – прикрывая его широкую спину и внимательно следя за противниками, с лёгкой иронией уточнила девушка.
Да, держись рядом. Я люблю защищать женщин!
– Ну да, мы ведь такие беспомощные! – усмехнулась она, отражая посыпавшиеся на них удары.
В руках инопланетян сверкали хромированные серповидные клинки – грозное оружие, вращающееся, словно веретено, обоюдоострое и смертельное.
Первое лезвие, рассекая со свистом воздух, описало небольшую дугу. Эйшер блокировал удар, вовремя перехватив запястье противника. Не отпуская руку, он ударил пяткой по правому колену противника, в результате чего тот зашатался и рухнул, по­теряв равновесие.
Одно ловкое, почти незаметное для глаз движение - и оружие охранника оказалось в умелых руках Эйшера.
Коротко взмахнув оружием, Советник отрубил руку другому охраннику и тут же резким ударом кулака пробил грудную клетку третьему.

Краем глаза Ника видела, как охранник отлетает на несколько метров назад, и прониклась к Эйшеру ещё большим уважением.

– Да, такой я зверёк! – подмигнул он ей.

У неё же дела шли с переменным успехом: она ловко уворачивалась от свистящих в воздухе закруглённых лезвий, но пропустила несколько ударов в корпус, которые на несколько секунд сбили ей дыхание.

Едва восстановив его, она лишилась своего единственного оружия, так как вилы, выбитые у неё из рук, разлетелись на половинки и откатились далеко по коридору.

Но, несмотря на это, она несколько раз успела спасти другу жизнь, перехватывая и отбивая нацеленные на него смертельные выпады.

Закончив со своими нападавшими, Эйшер с интересом смотрел, как Ника разбирается с последним противником, наблюдая, как вместо того, чтобы свернуть упавшему на четвереньки охраннику шею, она вырубила его сильным ударом ноги в висок.
– Гуманизм! – одобрительно качнул головой Советник.
– Женевская конвенция, – просветила его Ника.
– А мы с тобой неплохая команда! – с удовлетворением отметил он, окинув взглядом неподвижно лежащие вокруг тела инопланетян. – Кажется, я тебя недооценивал!
– Все так говорят, – снисходительно улыбнулась девушка, вытирая с виска чью-то розовую кровь.
– Ну а теперь – милости прошу – в главную рубку! – торжественно махнул перед ней рукой Эйшер. – Кто-то здесь загостился, тебе не кажется? – хитро сощурился он и издал хриплые звуки, очень напоминающие смех, когда девушка в порыве благодарности с радостным воплем кинулась ему на шею.
– Потише, земляночка, а то я ещё передумаю! – посмеиваясь, предупредил он.
Протянув руку к овальной выпуклости в стене, он с силой нажал на неё широкой пятернёй. Но, вместо того, чтобы открыться, дверь сменила цвет с серого на ярко-красный, и по всему кораблю раздался протяжный вой сирены.
Задумчиво почесав затылок, Эйшер оглянулся по сторонам.
– Амантис! – радостно воскликнул он, увидев выглядывающую из-за угла корабельную домовую. – Иди сюда, заинька, кири-кири-кири! – пальцем поманил он сильфу.
Та доверчиво подлетела к Эйшеру и свернулась клубочком на его груди.
– Я позаимствую это у тебя на время! – произнёс Эйшер, вытаскивая из пушистого загривка сильфы заколку.
– Моя заколочка! – обрадовалась Ника и протянула руку, чтобы забрать законное имущество.
– Подожди, – остановил её Эйшер. – Кноринги сюда уже бегут, их слишком много. Нам надо торопиться, – объяснил он Нике, отковыривая заколкой овальную крышку в стене, под которой обнаружилась куча маленьких проводков и непонятных выпуклостей.
Аккуратно сняв со своей груди Амантис, он нагнулся и поднял одну из секир охранников. Пара манипуляций пальцами в центре этого оружия, – и Ника с изумлением увидела, как оттуда выскочил полуметровый луч лазера, диаметром с палец.
– Ух ты! – не удержалась она от восторженного возгласа. – А почему они… - начала она фразу.
– Не использовали это в бою с нами? – закончил за неё Эйшер. – А им это запрещено. В целях безопасности. Чтобы они нечаянно обшивку корабля не повредили. Этот лучик может продырявить всё, что угодно.
Он осторожно и методично орудовал во вскрытом приборе на стене то заколкой, отковыривая какие-то кнопки, то лазером, прижигая провода.
В конце концов эти манипуляции дали плоды. Оглушительный вой сирены стих и панель, закрывающая вход в главную рубку, сменила цвет на зелёный, а затем – бесшумно отъехала в сторону.
Сунув лазерную секиру в руку девушки, Эйшер первым зашёл внутрь, за ним последовали Ника и Амантис, которая тут же затаилась в ближайшем углу, чтобы не попортить шкурку в предстоящей заварушке.
Войдя в святая святых инопланетного корабля, Ника с интересом огляделась по сторонам. Везде на стенах угадывались плоские кнопки, кнопки и ещё раз кнопки. Круглые и квадратные, в виде звёзд, эллипсов, треугольников, разных иероглифов невероятных цветов и оттенков.
Она попыталась понять, было ли всё это здесь раньше, когда она сканировала Корабль своим Даром и спасала Амантис от инопланетянина,  но так и не могла вспомнить.
Посредине помещения находился пульт управления, который Ника уже видела. Возле него в ряд стояли трое лягушкоподобных – все её похитители.
– Дежа вю, - пробормотала девушка. Перед её мысленным взором промелькнула первая встреча с этими существами в сибирском лесу. Там они выстроились перед ней и её друзьями точно так же, по росту. Вот только теперь в руках Ники была боевая секира с мощным лазером.
– Ты не имеешь права на подобные действия! – медленно и с угрозой прошипел Эйшеру фертинг, который был повыше и недавно изображал перед Никой Дмитрия. – Капитан Корабля – я, а ты, хоть и Советник, – находишься тут незаконно! Здесь ты должен подчиняться моим приказам!
Он быстро нажал на пульте управления какую-то кнопку, открывая двери и впуская внутрь тринадцать кнорингов, которые тут же окружили Эйшера и Нику плотным кольцом.
– Многовато, – мрачно подумала Ника, наблюдая, как у разъярённых охранников по частоколу рогов молниями вспыхивают яркие электрические разряды. Она интуитивно чувствовала, что многие из этих воинов жаждут поквитаться с ней за «козлов».
Девушка понимала, что размахивать лазером в рубке управления космическим Кораблём весьма чревато. Дав себе установку действовать с особой осторожностью, Ника приняла боевую стойку.
Но драться ей не пришлось.
Эйшер быстро вскинул открытую ладонь вверх и скомандовал:
– Корабль, авторизация!
С потолка на кончики его пальцев быстро опустились полупрозрачные искрящиеся голограммы, облетели его руку со всех сторон, прошли сквозь лицо и исчезли.
– Приветствую Вас, Советник! – раздался приятный, вежливый женский голос бортовой компьютерной системы. – Какие будут указания?
Услышав обращение «Советник», кноринги все, как один, рухнули на колени и сложили оружие. Ника выдохнула с облегчением и с интересом наблюдала, как грозные вспышки на их рогах постепенно бледнеют.
– Принимаю командование на себя! – громко провозгласил Эйшер.
– Принято, – отозвался компьютер.
– Отставить! – громко зашипел Лже-Дмитрий. – Этот Советник проник на борт нелегально! Я – капитан Корабля, приказываю запереть его вместе с сообщницей до выяснения всех обстоятельств!
– Ответ отрицательный, – бесстрастно возразил голос. – Директива один–ноль-один предоставляет Советникам полную свободу действий.
Ника посмотрела на Эйшера с уважением.
– Но наш Корабль выполнял задание, напрямую санкционированное Высшим Межгалактическим Советом! Один Советник не вправе менять решение целого Комитета! Мы столько сил потратили, чтобы найти Еву, а он собирается отправить её в Энроф! – не сдавался фертинг.
Ника очень радовалась тому, что хорошо понимает каждое слово, произнесённое вслух или телепатически. Услышав, что Эйшер хочет отправить её в какой-то Энроф, она слегка насторожилась, но затем вспомнила, что Хантер когда-то именно так назвал Землю.
– У вашего корабля нет разрешения отправлять в Энроф бактериологическое оружие в целях уничтожения целой популяции! – грозно сверкнул очами на фертингов Эйшер.
– Ты в своём уме?!! – воскликнул бывший капитан Корабля, растерянно захлопав большими ресницами. – Это провокация!
– Неужели? – усмехнулся шеронит. – А ярко-зелёненький тоже так думает? – с вызовом посмотрел он на притихшего инопланетянина. – Кое-кто втихаря проник в рубку и ввёл код Энрофа на бактериологическую бомбу! Верно, земляночка? – обратился он к Нике.
Девушка понятия не имела, что за код набирал инопланетянин, воровато озирающийся по сторонам, и был ли это вообще код или что-то другое, но сочла необходимым тут же поддакнуть Эйшеру:
– Верно!
– Я лишь выполнял приказ! – огрызнулся инопланетянин.
– Кто дал тебе задание? – сурово надвинулся на него Эйшер. – Отвечай!
– Советник! – попятившись назад, признался фертинг. – Это Советник Вэлфер! Не распыляйте меня, пожалуйста! – побледнел ярко-зелёный, прочитав мысли Эйшера.
– Как ты мог! – поражённо прошипели в один голос его бывшие соратники, отшатнувшись от него, как от прокажённого.
– Значит, стафферы во главе со своим Советником решили пойти наперекор Комитету! Они решили уничтожить Энроф не дожидаясь, пока дебаты в Комитете будут закончены! – помрачнев, сделал вывод Эйшер. – Вы представляете, какие будут последствия? – глухо поинтересовался он у фертингов.
 Ответа не последовало, но в повисшей тишине Ника уловила мрачные мысли всех присутствующих. Межгалактическая Война…
– Ты просчитался! – после продолжительной паузы, снова обратился к предателю Эйшер. – Амантис и Ева помешали твоим планам! Они спасли Энроф!
Нику так и подмывало заявить, что никакая она не Ева. Сколько можно её так называть?! Это имя её уже бесит. И вообще, откуда Эйшер знает о её первой встрече с Амантис? Она ведь ничего ему не говорила…
– Откуда я всё это знаю? – ответил Эйшер на недоумевающий взгляд Ники. – Прочитал в твоей голове, когда ты прилегла на моё плечо, – обезоруживающе улыбнулся он. – Я тебя тоже люблю! – хрипло рассмеялся он в ответ на гневные мысли девушки.
– Они не помешали моим планам, а лишь отсрочили их! – вдруг громко заявил ярко-зелёный. – Энроф уже не спасти. Я выполнил задание. Вы опоздали…
– Что? – Ника схватилась за пронзённое острой болью сердце, а Эйшер метнулся к пульту управления.
– Компьютер, статус! – быстро скомандовал Советник.
– С корабля была запущена ракета со штаммом вируса ХН1R2-012, – бесстрастно отозвался искусственный интеллект. – Место прибытия – Энроф. Время прибытия – через шесть мегапиксаров.
– Отменить прибытие! Сменить координаты! – скомандовал Эйшер, но услышал неутешительное:
– Ответ отрицательный. Действие невыполнимо.
– Эйшик, сделай же что-нибудь!!! Быстрее!!! – взмолилась перепуганная Ника. Неужели все, кого она знала, умрут?  И Алекс…
– Сейчас, сейчас! – заметался по комнате шеронит, нажимая на множество кнопок то на стене, то на главной панели, с максимальной скоростью, на какую только был способен.
– Сбить ракету! – отдал следующий приказ Эйшер.
– Ответ отрицательный, – снова спокойно возразил компьютер. – Действие невыполнимо.
– Место приземления ракеты? – выкрикнул шеронит.
– Определение места приземления невозможно из-за сбоя в системе, – объяснил голос.
– Компьютер, твои предложения! – воззвал он к искусственному интеллекту.
– Предложения отсутствуют. Действие невыполнимо, – раздалось в ответ.
– Великие небеса! – в отчаянии схватился за голову Эйшер. – Думай, пушистая морда, думай!
Кинувшись к ярко-зелёному виновнику случившегося, он с силой швырнул его через всю комнату кнорингам с фразой:  «Запереть его!»,  и скомандовал: – Все на выход! Очистить помещение!
– Мне тоже выйти? – тихо спросила Ника, глядя на удаляющихся пришельцев. Она едва сдерживала наворачивающиеся слёзы.
– Останься, – разрешил Советник. – Только не мешай.
– Шесть мегапиксаров – это сколько? – позволила себе озвучить вопрос девушка.
– Девять минут, – лаконично объяснил Эйшер.
- О Боже… – в шоке прошептала она.
Эйшер снова кинулся нажимать какие-то кнопки.
– Компьютер, покажи лабораторию! – потребовал шеронит.
Перед их с Никой взором, словно из ниоткуда, вырос полупрозрачный экран, и девушка увидела объёмную голограмму инопланетянина, какого она ещё не встречала, в окружении различных колбочек. Внешний вид пришельца сразу навеял Нике образ растения. Прямо под шеей расходился в стороны широкий воротник, словно лепесток, светящийся на концах двумя маленькими огоньками. Такое же свечение исходило и от отростков на голове, торчащих вверх. От одного плоского уха к другому, через носогубную впадину, тянулась небольшая полоска кожи, похожая на змеиную. А лысая макушка инопланетянина и вовсе напомнила Нике тыкву.
В его почти человеческих руках ровным светом переливался матовый камень, который аккуратно упаковывался в продолговатую металлическую капсулу.
– Йых! – обратился Эйшер к этому существу. – У нас есть антивирусы на ХН1R2-012?
– Есть, – телепатически отозвался тот.
– Пакуй в ракету! – обрадовался Эйшер так, словно с его плеч гора свалилась. – Нам Энроф спасти надо.
– На Энроф не хватит, – не выказывая каких-либо эмоций, заявил лаборант. – На Корабль хватит. На Энроф – нет.
– Сделать сможешь? – теряя последнюю надежду, уцепился за соломинку Эйшер.
– Смогу, – по-прежнему спокойно обрадовал его Йых. – Через пятьдесят тысяч мегапиксаров, – невозмутимо добавил он.
– Но ведь будет уже поздно! – воскликнул Советник.
– ХН1R2-012 – это Омега-вирус. Альфа-вирусы – зарождают жизнь на планетах. Омега-вирусы – её уничтожают. Это - вирус Апокалипсиса. Чтобы остановить его – надо время, – мысленно объяснил лаборант. – Если у вас нет времени – тогда не тратьте моё, – завершил он сеанс телепатической связи и голографический экран растаял в воздухе.
– Корабль, курс на Энроф, ускорение максимальное, – после короткого раздумья принял решение Советник.
– Выполняю, – отозвался бортовой компьютер.
– Ника, до контакта бактериологической ракеты с Землёй осталось пять минут, – тихо произнёс её друг, подходя к девушке. Он с сочувствием приобнял её за плечи. – Я испробовал все способы остановить это, ты сама всё видела. У нас остался только один, последний шанс избежать истребления твоего народа. И он со множеством «если».
– Объясни, – попросила девушка, смахивая со щеки слезу.
– Если мы успеем в гиперпрыжке вовремя долететь до Земли, если ракета с вирусами упадёт не в океан, море или реку, и если на подлёте к Земле нас не остановят Космические Стражники, – тогда лазерным лучом диаметром в несколько километров я могу выжечь место приземления этой заразы.
– А если она попадёт в реку, озеро или океан? – уточнила девушка.
– Наступит конец вашей цивилизации, – мрачно вздохнул Эйшер. – Это боевой Корабль. Но даже ему не по силам испарить океан или море. Маленькое озеро – да. Небольшую речушку с очень медленным течением – может быть.  Если не сможем спасти всех, – попытаемся забрать с собой и исцелить хотя бы некоторых. Я уже отправил сигнал SOS всем находящимся недалеко Кораблям. Они заберут с поражённой планеты около четырёх тысяч человек, эта летающая посудина вместит ещё пару сотен. Подумай, кого ты хочешь видеть рядом с собой в первую очередь, – попытался хоть как-то утешить её шеронит. ву.кожи, напоминающая змеиную, в окружении различных колбочек
– Орден! – не раздумывая, тут же откликнулась девушка. – В полном составе, –уточнила она.
– Хорошо, как скажешь, – ободряюще похлопал он её по руке.
– Может, попробовать ещё понажимать какие-нибудь кнопочки? – неуверенно предложила Ника.
– Ты хочешь из нас Тунгусский метеорит сделать? – хмыкнул Эйшер. – Я уже понажимал на все кнопочки, какие только можно.
– Слушай, а если эта штуковина упадёт в каком-нибудь мегаполисе? – вдруг побледнела Ника. – В Москве, например, или Нью-Йорке, Париже, Лондоне или Пекине? Да просто в любом городе? Ты представляешь, какая паника начнётся, когда над домами зависнет НЛО и атакует землян смертельным лучом?
– Если ракета не попадёт в воду – я выжгу это место дотла, – потупив глаза, честно ответил Эйшер. – Поэтому нам остаётся только молиться, чтобы она упала в пустыне. Как говорят у вас в Ордене, это – нелёгкая арифметика. Но я не вижу другого выхода…
– А если – рядом с ядерной электростанцией? Или военным полигоном, где ядерное оружие испытывают? Что тогда? – не унималась Ника.
– Тогда – будет детонация, – вздохнул Эйшер. –  Возможно, на вашей планете наступит ядерная зима. Но большая часть землян всё же выживет. А лекарство от лучевой болезни, рака и лейкемии я вам предоставлю, - пообещал шеронит.
– Боже, помоги всем нам… – взмолилась Ника, хватаясь руками за голову. Почувствовав, что у неё подкашиваются ноги, она облокотилась на край овального пульта управления и нечаянно нажала какую-то кнопку.
– Блокировка панели снята, – тут же раздался бесстрастный женский голос. – Ракета будет уничтожена через десять секунд… Девять… Восемь.. Семь.. – начался неумолимый отсчёт.
– Ё-моё! – девушка ошарашено уставилась на своего друга, пытаясь понять, что происходит. А тот, в свою очередь, оцепенело смотрел на неё. Ника раньше и не подозревала, что у шеронитов может отвисать челюсть.
– Как ты это сделала?!! – с трудом выдавил из себя Эйшер. – Я ведь уже нажимал на эту кнопку!!!
– Три… Два… Один… Ракета уничтожена при входе в атмосферу. Угроза для Энрофа нейтрализована. Радиационный фон в норме, – отчитался искусственный интеллект.
– Уф! – одновременно выдохнули Ника с Эйшером. Словно из-под земли перед ними вырос длинный, обтянутый мягкой серой тканью диван и они оба, не сговариваясь, рухнули на него.
– Какие будут указания? – поинтересовался бортовой компьютер.
– Дрейфуем у Энрофа, – приказал пришедший в себя шеронит. – Почему кнопка разблокировки сработала не у меня, а у Ники? – спросил он.
– Чтобы она сработала, её нужно нажать дважды, – невозмутимо ответил искусственный интеллект. – Первый раз нажал ты, второй  – Ева.
– Но почему я не был предупреждён?!! – возмутился Советник. – Судьба целой планеты висела на волоске!!!
– Был сбой в системе. Замыкание после попадания внутрь металлического предмета под названием «заколка». Сейчас неполадки устранены, – ровным голосом заверил их компьютер.
Ника открыла было рот, чтобы узнать, когда же наконец Эйшер вернёт её на историческую Родину, но осеклась, увидев замелькавшие над пультом управления серебристые искорки, которые быстро превратились в голографический ярко-голубой экран.
– Советник, Вас вызывает капитан Корабля «Провидение». Соединить? – поинтересовался компьютер.
– Сэмишер?!! – обрадовался шеронит. – Конечно!
Ника застыла в изумлении, так как в воздухе возникло объёмное изображение инопланетянина, как две капли воды похожего на того, кто был сейчас рядом с нею.
– «Эдем» на связи. Привет, Сэмик! Что новенького? – радостно-непринуждённо поинтересовался Эйшер.
– Ну ты, Эйш, даёшь! – укоризненно нахмурился его соплеменник. – Ты что творишь?!!
– На диване сижу, – пожал плечами тот. – В приятной компании. Кстати, познакомься – это Ника. Ника, это  Сэм, – представил их друг другу Эйшер.
– Ты вообще в курсе, что уничтожил целую планету?!! – воскликнул капитан «Провидения». – Распыление на атомы – это самое гуманное из всего, что тебя ожидает! На перехват твоего Корабля вылетела целая флотилия Межгалактического Совета и пять флотилий Стаффа! А Вэлфер их возглавляет!!!
– Стафферы-то тут причём? – удивился Эйшер.
– Как это причём?!! – чуть не подпрыгнул от возмущения Сэмишер. – Ты же их планету в кусок хлама превратил!!!
– Я чего-то не догоняю, – растерянно признался Советник. – Я же Энроф спас! Точнее – мы! – поправился он, кинув взгляд на Нику. – Стафф тут вообще с какого боку???
– А насчёт Энрофа – это отдельный к тебе вопрос! –  заявил Сэм. – Как ты объяснишь тот факт, что по твоему призыву «SOS» пара десятков инопланетных кораблей с нескольких Галактик пачками загружала перепуганных землян к себе на борт? А через пару минут после этого, получив твой «ОТБОЙ», выгрузили их назад, причём где попало? Космические Стражники до сих пор в шоке!!! Им не стереть память такому количеству существ!!! А про жителей Энрофа я вообще молчу!!! С какого веселящего гриба ты такую заварушку устроил?!!  
– Так, минуточку! – решительно взмахнул рукой Эйшер. – Давай по порядку! Во-первых, грибы я не употребляю! Во-вторых, стафферы подослали на борт «Эдема» фертинга, который пытался отправить Омега-вирус в Энроф, не дожидаясь решения Межгалактического Совета. Но мы с Евой, то есть с Никой, его остановили. Нам удалось уничтожить ракету на подлёте к Энрофу! Компьютер, подтверди! – воззвал он к беспристрастному свидетелю.
– Подтверждаю информацию, – откликнулся искусственный интеллект и тут же добавил: – Но вношу поправки.
– Какие тут могут быть поправки? – искренне удивился Советник. – Я же правду сказал!
– С «Эдема» были запущены две ракеты с Омега-вирусом ХН1R2-012. Обе с кодом Энрофа. Последняя была уничтожена при входе в атмосферу при обстоятельствах, верно изложенных Советником. Первая потеряла управление из-за сбоя в системе в результате замыкания от предмета под названием  «заколка». Сработал стандартный алгоритм и неисправная ракета вернулась в место своего изготовления, на Стафф, – внёс ясность в происходящее бортовой компьютер.
– Вот это ирония… – тихо прошептал в наступившей тишине Сэм.
– Кажется, земляне в таких случаях говорят: «Не рой другому яму»…. – вспомнил потрясённый Эйшер. 
– Я не понимаю, Эйш, – призналась девушка, дотронувшись до пушистой руки своего друга. – Объясни, пожалуйста, по-человечески. Для блондинок…

Я не знал, что была ещё одна ракета. Я тогда ещё не принял командование «Эдемом». Когда Амантис воткнула заколку в пульт управления, то сбила настройки первой ракеты с вирусом. Это было всё равно, как если бы ты работала на почте и поставила на посылке печать «Вернуть отправителю», попытался найти земную аналогию Эйшер. – Этот груз стафферы восприняли, как свой, и пропустили, на свою голову.

А в их специфической атмосфере, на 98 процентов состоящей из водного пара, эта ракета сработала по полной программе… задумчиво продолжил Сэм. – Всё произошло настолько быстро и неожиданно для них, что единственное, что они успели, эвакуироваться. Теперь их родина непригодна для жизни. Ещё один мертвый кусок камня в холодном океане Космоса… неожиданно поэтично завершил объяснение капитан «Провидения».

– Моя заколка стала причиной гибели целой планеты?! – ужаснулась девушка.
– Я смотрю на это иначе, – спокойно возразил Эйшер. – Твоя заколка стала причиной спасения ТВОЕЙ планеты, - отметил Советник. – В умелых руках Амантис, разумеется, – поспешно добавил он, заметив насупленный взгляд ярко-синих глаз сильфы, выплывшей из-за пульта управления.

– Твоей роли в этой истории никто не принижает! – дипломатично заверил он корабельную домовую.

Гордо фыркнув, Амантис с важностью вздёрнула маленький курносый носик, всем своим видом изображая звезду вселенского масштаба.

– Ну, слава небесам! – с облегчением выдохнул Сэм. – Сейчас разошлю эту информацию по всем кораблям, чтобы предотвратить твоё линчевание. А я-то уж было решил, что после смерти Илишер мозги тебя покинули. Хотел посоветовать скрыться на краю Вселенной…

– Чтобы спрятаться на краю Вселенной, его надо сначала найти, сынок, – мягко улыбнулся Эйшер.йебя крыша поехала. руке лежала?  программе...ения.авки. а снова материализовался

– Ты и не такое делал! – улыбнулся в ответ Сэм. – Удачи вам обоим! – пожелал он, и его изображение растаяло в воздухе.

– Сынок?!! – с удивлением уставилась на своего друга Ника.

Но Эйшер лишь загадочно подмигнул ей вместо ответа.

– Тебя не распылят на атомы? – обеспокоенно уточнила девушка.

– Нет, уже нет, – покачал головой Советник. – Но полностью проблема ещё не решена. Никто так и не смог найти ключ от запуска термоядерной боеголовки, – мрачно насупившись, признался он.

Ключ, говоришь? задумчиво произнесла Ника, нащупав в кармане предмет, о котором она почти забыла. – А как он выглядит?

– Это небольшой продолговатый предмет, с виду похожий на ваш земной пластик, но, разумеется, из суперпрочного сплава.

Знаешь, какое самое страшное слово в ядерной физике? – осторожно, издалека начала девушка.

И какое же? – с интересом вздернул холмистые брови Эйшер.

Упс!!! – виновато пожала она плечами, доставая то, из-за чего инопланетяне несколько раз перерыли всю тарелку вверх дном.

Изумлению Советника не было предела.

– Кара небесная! – не в силах сдержать эмоции, всплеснул он руками, и осторожно взял этот предмет у Ники. – Поверить не могу, всё это время он был у меня под носом!!!   произнёс он, немного успокоившись.

– Видимо, ты не все мои воспоминания просканировал, пока я на твоём плече лежала! – хитро прищурилась девушка. – Постой-ка. Кара небесная? – переспросила вдруг Ника. – Ты сказал «Кара небесная»?

Да, а что? – не понял её удивления Эйшер.

– Один человек на Земле сказал то же самое, когда впервые увидел меня, пояснила девушка. – Он называет себя Хантером, и до того, как вы меня похитили, стал новым старейшиной Ордена.

– Значит, старина Халанхантер всё же достиг своей цели, задумчиво отметил Советник. – Я рад за него. И за Орден, – одобрительно кивнул он.

– Ты его знаешь? – не могла поверить она своим ушам.

– Кто ж его не знает, снисходительно улыбнулся Эйшер. – Он тоже когда-то был Советником, что, впрочем, не помешало ему накуролесить по всей Метагалактике. Есть несколько десятков планет, на которых за его голову полагается такая награда, что можно купить целый континент, усмехнулся он. Кстати, увидишь его – передай, что Сирены из Эола до сих пор не могут его забыть. И от меня – привет, разумеется. И не хлопай так изумлённо ресницами – это меня заводит! – добавил он, провокационно подмигнув девушке.

– Ну, что ж, теперь все дела улажены, все тайны разгаданы, виновные наказаны, и всё встало на свои места. Тебе пора в путь! – подвёл он итог, подходя к пульту и протягивая руку к рычагу, запускающему процесс телепортации.

У меня остался ещё один вопрос, Эйшер, остановила его Ника, вспомнив про фиолетовые синяки на запястьях. – Скажи правду: после того, как меня похитили, надо мной ставили какие-нибудь опыты? – спросила она, приготовившись услышать самое худшее.

Я не знаю, вздохнул Советник, отводя глаза в сторону.

Что значит «не знаю»?! – воскликнула она.

После того, как панель управления закоротило, часть данных была утеряна. Если мне удастся восстановить их и получить ответ на твой вопрос, я найду тебя, где бы ты ни была, пообещал он. – Я действительно видел тебя на операционном столе. Пользуясь тем, что ты находилась в помещении одна и без сознания, я ввёл тебе за ухо, под черепную коробку небольшое устройство – мини-переводчик, чтобы ты могла понимать речь и мысли всех присутствующих на борту. Меня в том числе, разумеется.

Ты вживил в мой мозг какой-то переводчик?! – схватилась за голову потрясённая девушка. – Так вот почему инопланетяне так удивлялись, что я их понимаю! – дошло до неё.

Не волнуйся, земляночка, я сделал это очень осторожно и нежно. Я с лёгкостью мог бы вынуть его назад, но считаю, что в этом нет необходимости: он ещё может пригодиться. Язык тела мне очень приятен, но при следующей нашей встрече мне бы хотелось, чтобы ты понимала также и мою речь, с лёгкой улыбкой объяснил он.

– А у меня от него рака мозга не будет? – в зелёных глазах Ники светилось сомнение.

– А разве блондинкам нужны мозги? – подколол её Эйшер. – Шутка! – хрипло рассмеялся он, увидев, каким взглядом одарила его девушка. Это устройство никак не влияет на твоё здоровье, оно абсолютно безопасно, заверил он её. А сейчас по поводу опытов с твоим восхитительным телом я могу сказать только одно: по прибытии на Землю тебя ожидает очень большой сюрприз, хитро сощурился он.

Сюрприз?! С моим телом? – с подозрением уставилась на него девушка.

Да! Небольшой подарок от меня. Я ведь должен как-то отблагодарить тебя за помощь!

– Нет, нет, Эйшер, не надо никаких сюрпризов! – в испуге отчаянно замахала она руками, но её протесты были уже напрасны: золотистый туман наполнял помещение, растекаясь в воздухе и обволакивая всё вокруг.

Красота навсегда остаётся жить в глазах тех, кто хотя бы раз увидел её! пронеслась в голове его прощальная фраза, и сознание Ники поглотила пелена.

Жёлтые искорки постепенно рассеивались, и вокруг Ники стали проступать черты знакомой обстановки.
Она опять лежала на своей кровати, в Ордене, но на этот раз – в пижаме. А в кресле, у её изголовья, тихим сном праведника спал Алекс.

Так, кажется, мы это уже проходили… разочарованно подумала она, поняв, что история повторяется, и она опять стала главным участником психологического эксперимента зелёных человечков.

Отчаяние и депрессия навалились на неё и, обхватив колени руками, Ника понуро опустила голову. Если эти зелёные уроды думают, что она станет участвовать в их опытах – они ошибаются!
Когда же это началось? Может, перед оранжереей? Тогда, в коридоре, в маленьком закутке, куда её отпихнул один из лягушкоподобных, повалил серый дым, и она ещё мысленно с родиной попрощалась. Неужели это и было начало второго эксперимента после неудачного первого? Ведь фертинг ясно дал понять, что тест надо повторить! Лже-Дмитрий, он же Капитан «Эдема», сказал, что картинка с изображением Эйшера сработала как надо и процент её веры в истинность происходящего был максимально высок. Видимо, во второй раз они использовали образ Эйша на полную катушку! И она снова, как дура, повелась! И вся эта история с Эйшером, драка с кнорингами, спасение Земли, её возвращение домой и так далее, это всё было обманом? Именно поэтому она не видела ни оранжереи, ни кнорингов, ни Йыха с его лабораторией, когда мысленно сканировала Тарелку! Ничего этого не было! Ей всё это внушили! Она всё ещё на борту!!! Нет, даже для хладнокровных лягушкоподобных это уж слишком!!! Это за гранью добра и зла!!! Просто бесчеловечно!!!
В таких мрачных размышлениях её и застал проснувшийся Алекс.

Никусенька!!! Солнышко моё!!! Зайка любимая, ты в порядке? – кинулся он к ней. Сев рядом на кровать, он схватил её руку и прижал к своим губам. – Я так по тебе соскучился!!!

Могли бы придумать что-нибудь новенькое! – с отстранённым видом бросила она, не соизволив даже взглянуть на него.

Новенькое? – не понял Алекс. – В смысле?

Но она не собиралась ничего уточнять.

Всё хорошо милая, ты дома! – ласково произнёс он, с нежностью проведя рукой по её щеке. Целители тебя уже осмотрели и сказали, что ты абсолютно здорова. Они просили отвести тебя к ним, когда ты проснёшься. Единственное, что поставило их в тупик – это татуировка на твоей руке. Ты можешь объяснить, откуда она у тебя и для чего?

Опустив глаза, девушка только сейчас поняла, о чём он говорит: на её правом запястье действительно алел яркий овал, переходящий в крест.

Ты помнишь, кто и где тебе её поставил? – так и не дождавшись ответа, ещё раз спросил он.

Нет, безразлично ответила Ника.

Мы с Димкой перерыли всю библиотеку Ордена, чтобы узнать, что он означает. Это «Анх» или «ключ жизни» наиболее могущественный из всех иероглифов. Он имеет древнеегипетское происхождение и символизирует власть над жизнью и смертью. Состав краски тоже неизвестен – такого вещества на Земле ещё не было, отметил Алекс.

Ну же, Никуся, приди в себя! – не выдержав её ледяного спокойствия, воскликнул он. Скажи, как ты себя чувствуешь? Ты что-нибудь хочешь? Пить? Кушать? У тебя что-нибудь болит? – обеспокоено приобнял он её за плечи, с тревогой вглядываясь в её словно застывшие, устремлённые куда-то в пространство, глаза.

Я так переживал, когда тебя похитили, просто с ума сходил! – тихо признался Алекс. – Ну же, любовь моя, скажи что-нибудь!   чуть не взмолился он и, медленно переведя взгляд на его лицо, девушка с удивлением увидела в его глазах слёзы.

Алекс… Это и правда ты? – с сомнением произнесла она.

Да я это, я! – не зная, как ещё убедить её, он приблизил к ней лицо, решив, что его поцелуй будет самым лучшим доказательством.

Но Ника, посмотрев на него таким взглядом, каким смотрят на мерзкую рептилию, вдруг резко отстранилась и, недолго думая, сильным ударом сломала ему нос.

У тебя кровь! – потрясённо пробормотала она, наблюдая, как её любимый, отшатнувшись, хватается руками за перебитую переносицу. – Красная кровь!

Конечно! – подтвердил уже слегка пришедший в себя Алекс. – А ты чего ожидала? Серную кислоту? Блин, Ника, ну ты изверг! Это же так больно!!!

Вытащив из шкафа носовой платок, он приложил его к лицу, и слегка запрокинув голову, попытался своей энергетикой остановить кровотечение. Но он был настолько измотан за последнее время, что его усилия по самоисцелению оказались напрасными.

Я на Земле! – стало постепенно доходить до Ники. – Алекс!!! – кинулась она на шею любимому.

Только не надо больше драться! – заключая её в объятия, попросил он. Что бы ни случилось, я всё равно люблю тебя! – заверил он Нику. Всё будет хорошо, любовь моя, мы со всем справимся! терпеливо произнёс он, вытирая кровь с лица и списывая странное поведение своей девушки на шоковое состояние. – Ты дома, и это  главное!

– А сколько меня не было? – снова погружаясь в сомнения, задала контрольный вопрос Ника.
– Вечность! – вздохнул Алекс.
– А поточнее? – продолжила допрос девушка.
– Больше месяца. Один  месяц, одна неделя, три дня, шесть часов. До секунд уточнять? – полушутя – полусерьёзно поинтересовался Алекс.
 – Где Эйшер? – внезапно спросила Ника, глядя ему прямо в глаза.
– Кто? – удивился Алекс. – Так, Никуся, заканчивай свои проверки, пожалуйста! Твоё лицо сейчас – сама Подозрительность! – попытался он перевести всё в шутку.
Увидев, как он в очередной раз вытирает кровь платком, Ника, вдруг поддавшись порыву, и не осознавая до конца, что делает, накрыла его нос своей ладонью.
– Обалдеть! – потрясённо воскликнул Алекс, когда через пару секунд она убрала руку. С трудом веря в происходящее, он потрогал совершенно здоровый, вылеченный нос.
О кровотечении напоминали лишь розовые разводы на лице. Зайдя в ванную и умывшись, Алекс с изумлением уставился на своё отражение в зеркале. Убедившись, что со стороны тоже выглядит абсолютно нормально, он снова подошёл к своей девушке.
– Ты понимаешь, что это высший пилотаж, Никуся? На такое даже наши целители не способны!
Теперь уже он уставился на Нику так, словно пытался понять, она ли это, или её двойник.
– Я сама не знаю, как это получилось, – пожала плечами девушка. – Нереально всё это как-то! – устало произнесла она, опускаясь на краешек кровати.
– Ладно, давай собираться, – после небольшой паузы произнёс Алекс, вытаскивая из шкафа её одежду и подавая девушке. – А со всеми чудесами нам помогут разобраться старейшины и целители. Они уже ждут тебя. С большим нетерпением!
– Подождут ещё немного, мне душ принять надо, – отрезала Ника.
Зайдя в ванную, она с изумлением уставилась на большое зеркало, сплошь изрисованное сердечками. А в центре этой живописи красовалась приветственная надпись: «С вазвращением! Лублю! Цилую!». м Ника. инять надо, -
– Пирл! Мой маленький пушистый дружок! – радостно воскликнула Ника, увидев выглядывающего из-за унитаза домового, который с диким писком восторга кинулся ей на шею.
– Какой ты лохматый! – заявила она, внимательно разглядывая его макушку. – Давай, я тебе немного чёлку подровняю! – вероломно предложила она счастливому, согласному на всё домовому, не подозревающему, что это «подровняю чёлку» закончится для него обритым черепом.
Она достала из шкафчика машинку Алекса для стрижки волос и, пока Пирл неподвижно восседал на раковине, уставившись на неё немигающим, влюблённым взглядом, выполнила клятву, данную ею на борту Летающей Тарелки.
Подумав, что парикмахер – это невероятно сложная профессия, Ника сделала шаг назад и окинула критическим взглядом своё художество. Получилось немного кривовато. Лысая макушка домового поблёскивала неровно петляющим овалом.
Зато эпатажно! философски рассудила она.
– Ты теперь такой красивый! – восторженно заверила она Пирла, рот которого расплылся до ушей. – Ну, а теперь, симпатяга, иди погуляй. Мне вымыться надо!
Грустно сморщив носик, Пирл не посмел её ослушаться, и без возражений исчез из виду.
Из ванной Ника вышла, вся сияя, чувствуя себя помолодевшей лет на пять. После Боевого Космического корабля она заново оценила для себя блага земной цивилизации.
– Приятно вспомнить, что такое вода! – пояснила она Алексу свой довольный вид.
Присев на кровать, девушка взяла в руки белую кружевную футболку и зарылась в неё лицом.
– Зайка, ты чего? – растерялся Алекс.
– Она так чудесно пахнет! Чистая!!! – улыбнулась она. – А это – мои новые штанишки со стразиками!!!! – переключила она свои восторги на джинсы. – Походил бы ты целый месяц в одной и той же одежде – я бы на тебя посмотрела! – ответила она на недоумевающий взгляд Алекса.
– Кажется, ты приходишь в себя! – сделал вывод Алекс. – Хочешь, вечером по магазинам прошвырнёмся? – предложил он, желая сделать девушке приятное.
– Ещё как! – с горящими глазами тут же согласилась она.
– Узнаю моего шопоголика! – мягко рассмеялся Алекс, наблюдая, как она переодевается.
Он терпеливо ждал, пока она высушивала волосы феном, потом – наносила лёгкий макияж. А перед выходом заботливо накинул на её плечи плащ.
– Прохладно в коридоре, – объяснил он.
Выйдя из комнаты, Ника даже не удивилась, увидев приближающегося к ним по коридору Дмитрия.
Она замерла в ожидании, буравя его взглядом.
– Здравствуй, Вероника! Ну, как ты? Выспалась? Я рад, что ты опять с нами! – искренне признался Дмитрий. – Мы все очень переживали за тебя! Я сейчас на задание тороплюсь, а когда вернусь, расскажешь мне о своих приключениях,  ладно? – попросил он.
– Хорошо! – улыбнулась девушка. – Даже если все остальные замучают меня вопросами! – пообещала она.
У неё всё ещё оставались небольшие, смутные колебания по поводу своего местонахождения и, чтобы окончательно от них избавиться, она сделала решительный шаг в сторону Дмитрия и впилась в его рот поцелуем.
Почувствовав, как его горячий язык тут же проник в её рот и ощутив его прерывистое дыхание на своём лице, а сильные руки – на талии, Ника окончательно поняла: она на Земле. Она вернулась!!!
– Э-э-э-э, ребят, я вам не мешаю? – раздался у неё за спиной растерянный голос Алекса.
Развеяв наконец остатки сомнений, Ника отпрянула от Дмитрия.
– Я тоже рада тебя видеть, Дим! – поспешно ляпнула она фразу, первую пришедшую на ум.
– Взаимно, – пробормотал выбитый из колеи Дмитрий, стараясь не встречаться взглядом с Алексом.
– Так, вечер встречи старых друзей завершён, расходимся по своим делам. Мы идём к целителям, а тебя, Димон, уже заждались на задании, – решительно скомандовал Алекс.
Приобняв свою девушку за талию, он повёл её прочь.
– Она сведёт меня с ума! – судорожно глотнул воздух Дмитрий, глядя им вслед.
– Милая, тебе случайно там в еду наркотики не подмешивали? – не зная, что и подумать, предположил Алекс.
– Подмешивали! – честно ответила Ника, вспомнив вкус мерзкой манной каши.
– Тогда всё понятно, – сделал вывод её друг. – Дорогая, скажи, пожалуйста, ты будешь так приветствовать каждого сотрудника Ордена? – глухим от напряжения голосом поинтересовался Алекс. – Смотри, там вон ещё и Макс на горизонте…
– Нет, конечно, нет! – отчаянно затрясла головой Ника. – Прости меня, Сашенька, прости, пожалуйста. Но я должна была убедиться! Я только сейчас поняла, что это – не сон и не те странные опыты, что они надо мной проводили!
– Это не сон и не опыты, любовь моя, ты в безопасности, я рядом, всё хорошо! – постарался успокоить он её таким тоном, каким разговаривают с душевнобольными.
– Ну, по крайней мере, с тобой я по-настоящему понял, что такое любовь! – философски добавил он, уводя её подальше от своего лучшего друга.
– Да? И что же? – с провинившимся видом робко уточнила девушка.
– Мазохизм! – вздохнул он.
– Голова не болит? Не кружится? Не тошнит? Слабости нет? Сердце не болит? - официальным тоном медицинского работника Андрей навалил на Нику миллион вопросов, одновременно подводя её к окну и направив на её глаза небольшой, размером с ручку, но яркий фонарик, внимательно изучая реакцию зрачков.
– Как прошло пробуждение? – поинтересовался он, получив на всё ответ «нет».
– Бесподобно, – ответил за девушку Алекс. – Она уже успела взасос поцеловать Дмитрия и сломать мне нос.
– Ну, бьёт – значит, любит, – утешил его Андрей. – Но я не вижу, что с твоим носом что-то не так, – целитель с подозрением покосился на Алекса.
– Она его вылечила, – ответил тот.
– Что значит – вылечила? – не понял целитель. – Ты ведь сказал, что твой нос был сломан, я не ослышался? Но ведь на сращивание костей обычно уходит более получаса?! И я не припомню, чтобы ты обращался к нам за помощью?!
– Она сделала это за пару секунд, – с недоумением пожал плечами Алекс, и взгляды всех присутствующих с удивлением обратились на Нику.
– Я сама не понимаю, как это получилось, – растерянно развела она руками.
– Нам нужно будет исследовать этот феномен! – решительно вынес вердикт Ян.
В комнату с младенцем на руках вошла третья целительница – Ирина.
– Привет, Вероничка! – радостно заулыбалась она. – Как себя чувствуешь?
– Нормально. Вроде… - неуверенно ответила девушка и с любопытством уставилась на крошечный свёрток в руках Ирины. – Это твой? – поразилась она. – Какой хорошенький! Когда ты успела? Меня же всего месяц не было?!!
– Нет, не мой, к сожалению! – рассмеялась целительница. – Это Алекса.
– Что??? – перехватило дыхание у Ники. Ей показалось, что её ударили под дых.
– Нет, нет, Никуся, нет, это не мой ребёнок! – поспешил оправдаться Алекс, напуганный тем, как побледнела его девушка. Он подумал, что ещё чуть-чуть – и она потеряет сознание. – Я его просто нашёл! Совершенно случайно! В лесу! Ира, ну нельзя же так людей пугать!
– Прости, Ника, я не так выразилась, – поправилась Ирина. – Я имела в виду, что этот малыш обязан жизнью Алексу. Алекс не только спас его, он стал его крёстным отцом. И поэтому он – самый близкий родственник этого крохи. И он дал ему имя! – пояснила целительница.
– Я назвал его Николаем, в честь моего дедушки, – объяснил Алекс, опережая вопросы. – По материнской линии, – быстро уточнил он. – Отчество ему дали в честь меня – Александрович. А фамилию Андреев ему присвоила Мария.
– Привет, Ник Андреев! – улыбнулась ребёнку девушка, у которой отлегло от сердца. – Синеглазик! А мы ведь тёзки!
– Хочешь подержать? – предложила Ирина.
– Ой, нет, я уроню ещё! – испуганно отшатнулась девушка.
– Да не бойся ты! Главное – головушку поддерживай, – решительно подала ей ребёнка целительница.
Бережно прижав его к себе, Ника осторожно погладила нежную розовую ладошку, и её палец тут же обхватили крошечные тёплые пальчики.
– Ой, какой лапуля! – восхитилась она. – И какой сильный! – удивилась Ника, пытаясь осторожно вытащить руку из этого милого плена. – И от него так вкусно пахнет! Молочком… И вообще, какой-то малышовостью! – мягко рассмеялась она.
– Абу! Агу! – залепетал малыш, и девушка могла поспорить на что угодно, что он ей улыбнулся.
Алекс приблизился к ним и приобнял девушку за талию, с интересом разглядывая своего найдёныша.
Такую картину застали вошедшие Мария и все пять старейшин Ордена.
– Ты уже познакомилась с нашим Коленькой? – улыбнулась Мария, подходя к ним. – Он прелесть, правда?
Когда девушка увидела её покрасневшие глаза и заклеенную пластырем шею, – сразу всё поняла. Она едва не выронила ребёнка. Ирина успела взять его из её дрогнувших рук и вынесла из комнаты.
– О Боже… – в шоке прошептала Ника. – Как это случилось? Когда? Это можно исправить? Вылечить?
Она с мольбой переводила взгляд с целителей на старейшин, но на их поникших лицах читался неутешительный ответ.
– Мы сделаем всё возможное! – нарушив тягостную тишину, подал наконец голос Архангел. – Если не успеем вовремя найти лекарство до её полного превращения, то заморозим её в криокамере. А потом – найдём лекарство, разморозим её и вылечим! – решительно объяснил он план действий.
– Сколько осталось до трансформации? – печально уточнила девушка.
– Меньше, чем хотелось бы, – уклонилась от точного ответа парапсихолог. – Но давай не будем о грустном. Расскажи лучше о себе. Где, в каких мирах тебя носило столько времени? Мы все жутко за тебя переживали. И очень соскучились!
– Мы все очень рады твоему возвращению, Вероника! – от лица всех старейшин поприветствовал её Фёдор Матвеевич. – Давайте-ка присядем, и ты расскажешь нам всё по порядку! – предложил он.
Усаживаясь в самый центр быстро сооружённого полукруга из стульев, Ника бросила внимательный взгляд на Хантера. Тот расположился прямо напротив неё, сохраняя на лице абсолютно невозмутимое выражение.
– С чего же начать? – задумалась Ника.
– Начни сначала. Опиши обстоятельства, при которых тебя похитили, – предложил старейшина Андрей Викторович.
– Мария послала меня на задание – спасти девушку. Но вместо этого там оказался Редфорд. Я хотела уйти, но не успела: над поляной зависла Летающая Тарелка и затянула меня лучом внутрь. Редфорд пытался удержать меня, но не смог. Там я сразу потеряла сознание.
– Ты знаешь, с какой целью тебя похитили? И кто это сделал? – спросил Роман Алексеевич.
– Фертинги, – ответила Ника, заметив, как едва заметно дёрнулся глаз у Хантера. – Те самые лягушкоподобные, которые закинули нас в Сибирь. Они хотели Еву из меня сделать.
– В смысле? – удивлённо уточнил Алекс.
– Праматерь нового человечества, –  развела она руками. – Представляете? Я и  Праматерь…
У Хантера дёрнулся второй глаз, но он опять не проронил ни слова.
– А зачем они нам угрожали, что взорвут Землю, если мы им тело Борфа не отдадим? – поинтересовался Фёдор Матвеевич. – Мы столько времени и сил потратили впустую, разбирая обломки Особняка Ворона!
– Это был просто тест. Им нужен был повод, чтобы проверить мою реакцию. Вся эта сценка в Сибири была разыграна для меня. Решив, что у меня достаточно сильный характер и Дар высокого уровня, так как они не могли пробиться через энергетический барьер, чтобы прочитать мои мысли, – они забрали меня на Корабль.
– Они проводили над тобой опыты? – дрогнувшим голосом спросил Алекс.
– Не знаю, – вздохнула девушка. – Но, когда я очнулась в пустой комнате, на моих руках были синяки. Откуда они, я не помню, – ответила она, внимательно наблюдая за Хантером. При упоминании о синяках он чуть нахмурился и отвёл глаза в сторону.
– Если рассказывать во всех подробностях – дня не хватит, – отметила девушка. – А если коротко, – то суть в следующем. В Межгалактическом Совете обсуждается будущее нашей Земли. Они считают, что земляне слишком непредсказуемы и агрессивны.  Поэтому некоторые, во главе с Советником Вэлфером с планеты Стафф, настаивают на уничтожении людей на нашей планете и заселении её новым, улучшенным видом. Они отправили Космический Корабль под названием «Эдем» с целью найти Еву – подходящую женщину, дети которой и должны были, по их мнению, населить Землю.
– Инопланетяне вступали с тобой в контакты шестого рода? Кто должен был стать Адамом? – бесстрастным тоном учёного задал вопросы Андрей, который по ходу рассказа делал какие-то пометки в блокноте.
Ника уловила, как напрягся в ожидании ответа Алекс.
– Роль Адама должен был выполнить генетический материал в пробирках. Психологические тесты они со мной проводили, а вот интимных контактов с пришельцами я не припомню, – поспешила заверить всех Ника и тут же осеклась, подумав: а не врёт ли она сейчас? Как расценивать то, что было между ней и Эйшером? С земной точки зрения то, что он просто погладил её животик – не было сексом. Но, с другой стороны, если его вид именно так размножается?...
По тому, как загадочно улыбнулся Хантер, хитро прищурив бездонные чёрные глаза, она поняла, что он прочитал её мысли. Но он продолжал хранить молчание.
Взяв себя в руки и не дав предательскому румянцу смущения заалеть на щеках, – Ника продолжила рассказ.
– Мне повезло, что на борту оказался Советник Эйшер, с планеты Шерон. Он помог мне спасти Землю. Один из фертингов, по поручению Вэлфера, отправил на Землю ракеты с бактериологическим оружием, не дожидаясь, пока дебаты в Межгалактическом Совете по этому поводу закончатся, и будет вынесено официальное решение.
Ника заметила, как помрачнел Хантер, а уголки его губ скорбно опустились. И если до этого он читал её мысли, то теперь уже она ясно увидела то, о чём подумал он: «Межгалактическая Война грядёт»…
– С «Эдема» было запущено две ракеты с Омега-вирусом – вирусом Апокалипсиса. Первая изменила траекторию из-за того, что корабельная домовая вогнала мою заколку в Пульт управления Кораблём. Эта ракета вернулась на место своего изготовления – на Стафф. Теперь эта планета – кусок безжизненного камня в холодном океане Космоса, – вспомнила она слова Сэмишера.
Глаза Хантера ярко заблестели, и он не смог удержать расплывающуюся по лицу довольную улыбку.
– Вторую ракету мы с Эйшем взорвали уже на подлёте к Земле. В общем, на данный момент наша планета в безопасности, – успокоила она всех присутствующих.
– Завтра в течение дня подготовь мне подробный письменный отчёт обо всёх твоих космических приключениях, – дала ей указание парапсихолог.
– Хорошо, – согласилась девушка.
– Хантер, тебе привет от Эйшера. Он также просил передать, что Сирены Эола до сих пор не могут тебя забыть! – озвучила Ника послание, с интересом наблюдая за его реакцией.
– Ах они, проказницы! – довольно заулыбался старейшина, не обращая никакого внимания на то, с каким шоком и удивлением уставились на него окружающие.
– Что это значит? – потрясённо воскликнул Фёдор Матвеевич.
– Это значит, что Хантер – инопланетянин! – ответила за него Ника. – Оказывается, на множестве планет за его голову полагается награда! Как сказал Эйшер, он лихо покуролесил по всей Метагалактике!
– Ну что вы смотрите на меня, как на тень отца Гамлета?! – обиделся Хантер. – Да, я действительно не с Земли. Ну и что? Ведь Борф тоже был наполовину инопланетянином, что не помешало вам взять его в старейшины! По крайней мере, в отличие от него, я на предательство не способен! – заявил он, гордо поведя плечами. – Да, за мою поимку назначена награда на многих планетах, но это всего лишь грехи молодости. На Валиасе –  за то, что я соблазнил принцессу. А на Зоаре – целый гарем.  Ну и что? С кем не бывает? Моё место в Ордене, потому что наши с вами цели по искоренению Зла совпадают. На вашей Земле я убивал вампиров в горах Трансильвании ещё тогда, когда ваших прадедушек и прабабушек ещё и в помине не было. Не хочу хвастаться, но если бы не я, то сейчас господствующим видом на Земле были бы не люди, а вампиры! – эмоционально подвёл он итог своей речи.
– Но почему ты мне не сказал?    возмутился Фёдор Матвеевич. – Мы же знакомы столько лет!!!
– А зачем? «Во многом знании – много печали», – невозмутимо процитировал Библию Хантер. – Ну а теперь, когда вы все в курсе событий, я думаю, мне уже нет необходимости изображать из себя немощного старца, – неожиданно заявил он, видимо, решив окончательно добить всех присутствующих.
За свою жизнь они успели повидать всякого, но столь стремительное преображение произвело на всех неизгладимое впечатление.
Перед ними стояло на двух ногах и улыбалось белозубой улыбкой существо с розовой кожей, напоминающее ящерицу.
Ника подумала, что их новый старейшина похож и на фертингов, и на кнорингов одновременно. С лягушкоподобными его роднили похожий овал головы, черты лица, шарики на кончиках четырёх пальцев и небольшой рост.
Правда, глаза в обрамлении длинных пушистых ресниц были куда более выразительными и, как показалось девушке, даже красивыми.
Сходство же с кнорингами заключалось в крепкой, мускулистой фигуре якобы-старца и в воинственном частоколе рогов за спиной, начинающемся на макушке и доходящем до пояса.
– Я же говорил: никогда никого не оценивайте по внешнему виду! – назидательно произнёс он, глядя на вытянутые от удивления лица.
Он был весьма доволен произведённым эффектом.
– Хотите я покажу вам свою планету? – внезапно предложил Хантер.
Не дожидаясь ответа от застывших в ступоре людей, он дотронулся до жёлтого, в форме капли, кулона, висящего на груди, и комната целителей мгновенно преобразилась. Все увидели мрачновато-пустынный пейзаж, разбавленный кое-где яркими искрящимися шарами и разноцветными растениями круглой формы.
– Моя родная деревня! – с гордостью произнёс инопланетянин.
Ещё одним нажатием на кулон он убрал голографическое изображение, и медчасть снова обрела обычный вид.у? са.тарца, и в воинственном частоколе рогов за спиной, начинаось девушке, даже красивыми.
– Я всегда знал, что ты любишь шокировать, Хантер, но это уже слишком… – пробормотал не верящий своим глазам Фёдор Матвеевич.
– Хантер, как бы тебе это сказать… – попыталась максимально смягчить свой тон Мария. – В этом облике ты, конечно, просто великолепен, – начала она с комплимента, прекрасно зная мужскую психологию. – Но, понимаешь, твой вид несколько необычен для Земли… На тебя будут обращать внимание. Слишком много внимания, – осторожно, чтобы не обидеть его, объяснила она.
– В общем, не мог бы ты вернуться в прежнее состояние, – прямолинейно закончил за неё Архангел.
– Хорошо, я приму прежний вид! – слегка помрачнев, согласился Хантер, делая всем одолжение. – Но перед этим я хочу поговорить с этой милой леди, – кивнул он на Нику, и тоном, не терпящим возражений, добавил:
- Наедине!
– Ну, и как тебе прикосновения шеронита? – заговорщически подмигнул Хантер девушке, когда они остались одни. – Полагаю, Эйшер был с тобой очень нежен, как всегда. Он принадлежит к очень редкому, вымирающему виду, и ты даже не представляешь, как крупно тебе повезло, что ты встретилась с выходцем из Шерона, - заверил он её. – И не только встретилась, но и ощутила на себе его ласки. Поверь, я на собственном опыте знаю, насколько это приятно! – заявил он и, увидев, что у Ники округлились глаза, поспешно добавил:
– Это не то, о чём ты подумала! Я был женат на его сестре – Илишер.
– Ты был женат на его сестре? – только и смогла вымолвить удивлённая Ника. Нет, День сюрпризов явно заканчиваться не хотел.
– Женат – это самое точное определение наших отношений. Там, в тех мирах, – ткнул он перепончатым пальцем вверх, – нет понятий «семья», «муж», «жена», не говоря уже о любви. Мы с Илишер были исключением из правил. Она была особенной, – печально вздохнул Хантер.
– Эйшер сказал мне, что её убили, – с сочувствием произнесла Ника. Сердце девушки сжалось, когда она увидела, как обычно спокойные, иронично прищуренные, угольно-чёрные глаза Хантера вдруг наполнились слезами.
– Да, – с горечью подтвердил старейшина. – У неё на всё было своё собственное мнение, которое она не боялась высказывать. Она всегда выступала против силового вмешательства в развитие отстающих планет. Таких, как Земля, например, – пояснил он. – У неё было великолепное чувство юмора. И она наотрез отказалась отдавать нашего ребёнка в специальный Детский дом – инкубатор, куда поступали все дети, достигшие трёхлетнего возраста. В конце концов её признали дефектной. Я делал всё возможное и невозможное, задействовал все свои связи, всё своё влияние, будучи Советником Межгалактического Совета, но ничего не помогло. Её ликвидировали как особь, тормозящую прогресс Цивилизации…
– У вас был ребёнок? – ошарашенно уставилась на него девушка. – И где он сейчас?
– Я не знаю, – пожал плечами старейшина, постепенно снова принимая невозмутимый вид. – Наверное, я не такой хороший отец, как Эйшер. Уж он-то всегда следит за судьбой своих отпрысков. Кстати, а ты с ним предохранялась? – внезапно уточнил он у Ники.
– А надо было? – задала глупый вопрос побледневшая девушка, вспомнив, как перед телепортацией на Землю Эйшер что-то сказал насчёт её тела и сюрприза.
– Нет, – сжалился наконец над ней старейшина. – Я пошутил. Извини, просто не мог удержаться от маленькой мести после того, как ты прилюдно устроила моё громкое разоблачение.
– Прости. Я решила, что старейшины должны знать правду о тебе, – объяснила Ника.
– Правда – это понятие растяжимое, – философски отметил он. – Ну да ладно, я не сержусь на тебя. Проехали. Ты можешь рассчитывать на мою поддержку в любой ситуации, – заверил он девушку. –  Друг Эйшера – мой друг. Старина Эйш не раз прикрывал мою шкурку и спасал мне жизнь. А после того, как я сложил с себя полномочия Советника, я передал эту должность ему. Да, он стал моим преемником, – подтвердил Хантер, видя изумление в глазах Ники. – На этом посту он может принести гораздо больше пользы, чем я. Он более спокойный, уравновешенный, не такой эксцентричный, как я, но всё же очень умный. Он – ЧЕЛОВЕЧНЫЙ, – пояснил Хантер таким тоном, словно это качество было для него самым ценным во всех мирах. – А меня всё равно рано или поздно ликвидировали бы, как дефектного, – развёл он руками.
– Скажи, ты ведь в курсе, как устроены ваши Космические корабли, верно? – вдруг спросила Ника.
– А то! – важно задрал нос старейшина.
– Ты можешь мне объяснить: почему, когда я сканировала «Эдем» своим Даром, то не увидела многих вещей. Оранжереи, например, кнорингов, лаборатории? – решила выяснить она ответ на вопрос, который так и не задала Эйшеру.
– Это элементарно! – фыркнул Хантер и взял с подоконника блокнот целителя. – Вот, смотри, твоё мышление и, соответственно, твой Дар, работают в одной плоскости, в единственном пространстве, – произнёс он, для наглядной демонстрации раскрывая блокнот и кладя его на стол. – А на борту Боевого Космического корабля таких пространственных континиумов – большая куча! – заявил он, протягивая руку над блокнотом и заставляя его листики приподняться. – Иначе как на маленьком корабле уместить столько нужных вещей?! – терпеливо, словно маленькому ребёнку, объяснил ей инопланетянин.иниумов - большая го Корабля таких пространственных констранстве, - произнёс он.
– Ты чувствуешь? – вдруг перебила его Ника, с тревогой посмотрев на Хантера. Она не могла описать свои ощущения словами, но чётко понимала, что воздух вокруг них словно сгущается и всё её тело пронизывает очень сильное и острое предчувствие беды.
– Да, началось, – тоже уловив враждебные вибрации, кивнул он головой.
– Что началось? – сдерживая бешено забившееся сердце, уточнила девушка.
– Битва, – лаконично ответил инопланетянин, мысленно сканируя Орден и определяя местонахождение старейшин и всех Воинов Света, кто был поблизости.
– Ворон… – побледнев, поняла она.
– Беги к старейшинам в Тронный Зал, им нужна твоя защита! – отдал он приказ, и когда девушка уже кинулась к дверям, остановил её резким окриком:
– Стой!
Он телепортировал из своей комнаты коллекционный самурайский меч и кинул ей.
  Возьми это. И используй подарок от Эйшера! – посоветовал он напоследок, показав пальцем на её татуировку.
– Но как? – крикнула она, поймав оружие на лету и с лёгким звоном вытаскивая его из ножен.
– Сама разберёшься! – махнул рукой Хантер, не желая ничего объяснять.
– Конечно. Нет проблем! – нервно пробормотала она, выбегая в коридор.
Она успела как раз вовремя, вклинившись в ряды противников, как нож в масло.
Трое старейшин – Андрей Викторович, Роман Алексеевич и Федор Матвеевич –сидели в центре комнаты в позе лотоса, закрыв глаза в глубокой концентрации и сцепив руки. Образовав круг, они своей энергетикой пытались восстановить то, что ещё можно было спасти.
 Когда они уловили момент нападения, то сразу почувствовали, что Защитный Экран, окружающий Орден, уничтожен за считанные мгновения, и окружили себя энергетическим барьером, который, по непонятным для них причинам, слабел с каждой секундой. На большее у них просто не хватило сил: связь с Артефактом, подпитывающим их Дар, неожиданно прервалась.
Средневековый клинок, лёгкий, но невероятно прочный, идеально лежал в руке девушки, словно был создан для неё, и Ника рубила головы вампиров налево и направо, уворачиваясь от острых клыков, норовящих вцепиться ей в шею.
Вначале она удивлялась, почему противники не используют огнестрельное оружие, но потом её осенило: Ворон приказал взять их живьём.
Видимо, не удержался от соблазна пополнить ими ряды своих подданных, сделав их  новообращёнными вампирами, обладающими, к тому же, паранормальными способностями, – подумала девушка. – Если он это сделает – ни одна армия в мире не сможет его остановить, – вдруг поняла она.
Наступил момент, когда она заметила, что выдыхается, а вампиры всё прибывали и прибывали беспощадными волнами, одна за другой, окружая её и старейшин плотными рядами.
 Для Ники этот день вообще выдался не самым лёгким: совсем недавно она сражалась с растениями в оранжерее, потом – с охранниками-инопланетянами. А теперь вот битва с вампирами. Причём битва, от исхода которой зависит само существование их Ордена. А её организм, учитывая, что она почти двое суток ничего не ела, был на грани истощения.
Она держалась на чистом адреналине, двигаясь с автоматизмом машины, изо всех сил стараясь не упасть. Она не имела права быть слабой. Только не сейчас.
В данный момент она была единственной защитой старейшин и их зыбкой надеждой. А надежда, как известно, умирает последней…
Её тело уже с трудом выполняло команды, поступающие из мозга, и тут произошло что-то странное. Она так долго сжимала меч, что её рука потеряла чувствительность, но сквозь онемение вдруг стало ощущаться покалывание, затем – жжение, и, с удивлением глянув на татуировку, девушка обнаружила, что по ней проходят энергетические импульсы, словно электрические разряды, расползающиеся по всему телу.
Вещество, из которого состояла алая краска в татуировке, стало интенсивно поступать в кровь, наполняя тело Ники ощущением силы и непобедимости.
– Вот это я понимаю – второе дыхание! – весело усмехнулась она.
С утроенной энергией бросившись в бой, она увидела, что в коридоре к ней прорываются Дмитрий, Дэн и Макс.
Мёртвые вампиры уже плотно усеяли весь пол, и чтобы драться, Нике приходилось ступать по их скользким покрытым вязкой багровой кровью телам, загоняя чувство брезгливости куда подальше. Единственное, что её утешало: поток нападающих постепенно стихал, а подмога была близка.
– Держишься, детка? – спросил Дмитрий, подлетая к ней в прыжке с переворотом, и в битве не останавливаясь ни на секунду.
– Держусь, – откликнулась девушка, вместе с друзьями добивая последних вампиров, вваливающихся в комнату.
– Это всё ты сделала? – поразился он, окидывая взглядом горы трупов.
– Ты видишь здесь ещё кого-нибудь? – загадочно улыбнулась она.
– Невероятно! – с восхищением воскликнул он.
– Как интересно! – отметил Ворон, с холодным любопытством разглядывая Хантера в его инопланетном обличье. – Значит, за время моего отсутствия Орден успел превратиться в зверинец, – произнёс он с лёгкой издёвкой. – Я знал, что им не хватает людей, но набирать кадры из космического зоопарка – это уж слишком!
А когда он увидел Пирла, с воинственным видом выпрыгнувшего из угла, то его рот скривился в усмешке ещё больше.
– И это меня называют садистом! – расхохотался он, увидев бритую голову домового. – Не переживай, пушистик, я скоро избавлю тебя от страданий! – пообещал он.
– А ты, птенчик, как всегда, в сопровождении Амадея! – иронично парировал Хантер. – Мы с Тамарой ходим парой! – едко подколол Ворона инопланетянин, обнажив в ухмылке ряд белоснежных зубов.
– Амадей, займись ими! – отдал Чёрный маг приказ, и очертания его фигуры растаяли в воздухе.
– Не волнуйся, дружок! – успокоил домового Хантер. – Сейчас мы просчитаем ситуацию и найдём выход. Мой мозг работает как молния!
– Что делать будем, Господин Великий Стратег? – услышал он писк домового.
– Драться! - решительно прорычал старейшина.
– А ты не меняешься, Халанхантер, – бесстрастно отметил Амадей, сверля старейшину кроваво-красными глазами. – Всё тот же неугомонный розовый лягушонок, вечно пытающийся кого-то спасти.
– Тебя эволюция тоже стороной обошла, – невозмутимо вступил в обмен любезностями Хантер. Его, похоже, совсем не волновало, что он едва доходит противнику до подмышек. – Так и не нашёл косметолога, чтобы трупные пятна с лица убрать?
– Я как-то обращался к одному врачу. Десять лет назад, – рот Амадея расплылся в безжалостной улыбке. – Как же его звали? Ах, да, Аматор! – издевательски произнёс он, наблюдая, как лицо старейшины перекашивается от гнева.
– Не смей произносить его имя!!! – рассвирепел  Хантер. – Ты ответишь за смерть моего сына!!! – произнёс он, словно приговор, и швырнул искрящуюся серебристую молнию в своего врага.
– Почему это я должен отвечать за твои ошибки? – вздёрнул белесую бровь Амадей, спокойно отбивая энергетический удар взмахом руки. – Ведь я его не убивал! Я всего лишь сделал его вампиром. А он – поджёг себя через несколько дней, почувствовав начало трансформации, но так и не дождавшись родного папочку с нужным лекарством! Где тебя носило столько времени? Отвлёкся на шлюшек по дороге? Так что не надо на меня свои грехи сваливать! Его смерть на твоей совести! Хочешь наказать виновного в гибели Аматора? Убейся об стену!оей совести пир. вечать за твои ошибки?
Вампир чётко чеканил каждую фразу, впечатывая её в сознание Хантера так, как загоняют гвозди в крышку гроба. Он физически чувствовал, как сильно ранят Хантера эти слова и с наслаждением наблюдал за тем, как гнев в бездонных глазах старейшины сменяется отчаянием и невыразимым чувством вины.
Создав таким образом брешь в защитном поле инопланетянина, вампир пробил его ауру. Подойдя к жертве вплотную, он, как отвратительная пиявка, присосался к мощной энергетике Хантера. Силы старейшины испарялись, поглощаемые вампиром, и с каждой секундой он становился всё слабее.
Пирл, всё это время настороженно наблюдавший за происходящим, до последнего момента не сомневался в победе своего напарника.
Но, видя, как разворачиваются события, домовой встрепенулся, оскалил маленькие острые зубки и угрожающе сморщил носик. Шерсть на тельце встала дыбом, а в маленьких глазках вспыхнул огонь джихада.
Издав воинственный писк, он набросился на вампира, словно летучая мышь из ада, и вцепился когтями в мертвенно-бледное лицо.
Слегка оторопев от неожиданности и наглости этого нападения, вампир выронил любимый посох и закрутился вокруг своей оси, пытаясь оторвать домового от своей головы и ушей.
– Только не кусай его!!! – поспешно предостерёг домового получивший передышку Хантер.
Пытаясь отцепить от себя Пирла, который успешно рвал на клочки его правое ухо и норовил воткнуть острый коготок в вампирский  глаз, Амадей решил применить обычный приём. За долгую, многовековую жизнь это существо убило множество людей. И теперь, хорошо отработанным волевым импульсом, оно направило мощный поток энергии на свою потенциальную жертву.
Но этот хладнокровный пришелец из другого мира не учёл только одного: Пирл тоже не был человеком. Впрочем, как и Хантер.
Опасный энергетический капкан Амадея прошёл сквозь биополе разъярённого домового, как через лёгкую, ускользающую дымку. Уже начиная чувствовать панику в этом неравном бою, вампир в очередной раз с силой мотанул головой, и ему удалось наконец стряхнуть Пирла со своей макушки.
Приземлившись, как кошка, на четыре лапы, Пирл зашипел и снова набросился на врага. Но Амадей успел предусмотрительно отскочить в сторону, домовому удалось зацепиться лишь за широкий рукав его плаща.
Слабость Амадея заключалась в его самонадеянности, и старейшина прекрасно ею воспользовался.
Решив, что он высосал так много энергии из Хантера, что тот стал абсолютно безвреден, Амадей ошибся.
Хантер с силой вдавил жёлтый кулон в грудь, с помощью этого хитрого инопланетного устройства восстанавливая силы за считанные секунды. На кончиках его рогов угрожающе забегали электрические искры. Быстро собрав их в один поток, он швырнул их в вампира.
Чувствуя, что этим дело не ограничится, Пирл разжал цепкие лапки и предусмотрительно отбежал подальше. Интуиция его не подвела: за первой молнией последовала вторая, третья, четвёртая. Раз за разом добивая Амадея электрическими разрядами, Хантер подобрал с пола посох, по которому тут же забегали серебристые огоньки.
Понимая, что за этим последует, в тщетной надежде спастись, самый древний вампир на Земле попытался закрыться руками.
Но это не спасло его от грозного оружия Хантера, которое пронзило его, как Копьё возмездия, обратив древнее вампирское тело в прах.
Осознание опасности пришло к Алексу слишком поздно. Встреча с Вороном, возникшим из ниоткуда, пока он добивал двух вампиров в пустующей комнате Саймона, застала Воина Света врасплох.
От удара в солнечное сплетение Алекс чуть не задохнулся. Всё еще не оправившись от боли, он с трудом увернулся от поражающего удара в грудь.
– Вот и снова свиделись, сынок! И, как и прежде, наша встреча полна эмоций! – воскликнул Ворон, нанося Алексу один удар за другим.
Не успев среагировать на последовавшую за ними подсечку, Алекс рухнул на пол. Откатившись в сторону, он уклонился от тяжёлого сапога, нацеленного в лицо, и вскочив, в контратаке провёл серию ударов в солнечное сплетение Чёрного мага. Последний из ударов был настолько сильным, что Ворон отлетел назад на пару метров и приземлился на стеклянный журнальный столик, разбив его вдребезги.нацеленного на лицочив, в контратаке провёл серию ударов
– Знаешь, сейчас я понял, что соврал Марии! – заявил Ворон с перекошенным от ярости лицом, быстро отряхиваясь от осколков. – Я обещал, что позволю ей первой испить твою кровь! Но я так сильно хочу прикончить тебя лично, что мне придётся нарушить данное слово!
Игра в кошки-мышки надоела Чёрному магу и, вскинув руку вперёд, Ворон задействовал свой Дар, накинув тёмное, жёсткое энергетическое лассо на своего сына. 
Невыносимая тяжесть охватила сознание Алекса, весь мир превратился для него в хаос. Воин Света застонал, упав на колени, как подкошенный. Давление, которое он испытывал, усилилось настолько, что всё стало восприниматься им в искажённом виде. Он почувствовал неприятное ощущение сме­щения за пределы пространства и понял, что в какие-то секунды все будет кон­чено. Смерть приближалась.
– Алекс! – отчаянный крик Ники донёсся до него сквозь дымку уходящего сознания, и через секунду он увидел её саму.
Её энергетика превратилась в линию жизни в окружившем его хаосе. Она обвилась вокруг него и вытянула из бездны.
Ника видела, как лицо Ворона побелело от бешенства.
– Ты научилась телепортации? – процедил он сквозь зубы. – Похвально, похвально.
С лёгким звоном вытащив меч из ножен, Ника направила его на Чёрного мага.
Холодные, немигающие чёрные глаза буравили девушку насквозь. И она снова, как при их первой встрече, ощутила, как от этого взгляда по телу лихорадочно бегают холодные, мерзкие мурашки.
Боль шаровой молнией пронеслась по её нервным окончаниям, но на этот раз Нике уже не составило труда отразить её, создав вокруг себя и Алекса защитный энергетический барьер. Татуировка на её запястье работала в полную силу.
– Давай сюда свой Меч-кладенец, и договоримся по хорошему! – внезапно сменив тон на дружелюбный, протянул руку Ворон. – Нет? Значит, ты решила придерживаться традиционной схемы: добро победит зло, поставит его на колени и зверски убьёт? – ухмыльнулся он.
– Без вариантов! – не испытывая ни капли жалости, вынесла приговор девушка.
Загадочное вещество из татуировки пульсировало по всему её телу, вгоняя в кровь адреналин и наполняя разум ощущением непобедимости. Ей казалось, что она уже не человек, а существо высшего порядка, которому подвластны небо и земля, жизнь и смерть. И возмездие.
Наверное, так чувствуют себя те, кто считают себя богами, – внезапно пришло ей в голову.
Ворон с изумлением наблюдал, как от её тела начинает исходить сияние. Светлое переливающееся облако отделилось от её головы и вошло в грудь Чёрного мага.
Виктор чувствовал, как эта лёгкая, но одновременно сильная и беспощадная энергия замедляет биение его сердца, ломая любое сопротивление, и понял, что от смерти его отделяют секунды.
– Не думай, что ты победила! – прохрипел Ворон, задыхаясь, с ненавистью глядя на девушку. Все его попытки выстроить защитный энергетический барьер ни к чему не привели. – Это ещё не конец! Дни твоего Алекса – уже сочтены! Ты лишь отсрочила его смерть! Очень скоро его убьют на одном из заданий! И ты не сможешь предотвратить это! Это судьба! А после его смерти, когда твою душу наполнит тьма, ты ещё не раз вспомнишь обо мне! И знаешь, почему? Потому что я единственный, кто мог бы вернуть его тебе, даже с того света! – зловеще рассмеялся он, и это были последние слова Чёрного мага, главы Обители Тьмы.
Время и пространство сомкнулись над ним, и его тёмная душа отделилась от тела, отправившись в глубины ада.
Какое-то время Ника словно в ступоре смотрела на тело поверженного врага, пытаясь поверить в реальность происходящего, но потом, скинув с себя оцепенение, бросилась к своему другу.
– Алекс! – выдохнула Ника, кидаясь к любимому. – Ты в порядке? Я тебя услышала, я пришла на твой зов! Слава Богу, я успела!!!
– Я не успел! Не вылечил сына! – всхлипнул Хантер рядом с горсткой пыли, ещё недавно бывшей Амадеем. – Вампирёныш был прав. Это я во всём виноват…
Сделав шаг назад, старейшина выронил из рук посох, прислонился спиной к стене и на подкашивающихся ногах съехал вниз. Уткнувшись лицом в колени, Хантер обхватил голову руками.
– Я пытался, очень пытался! Но в тот момент, когда Аматор умирал, – я спасал Орден! – ещё раз всхлипнув, шёпотом признался Хантер. – Я надеялся, что успею… Но не смог…
Наблюдавший за этими признаниями Пирл растерянно заморгал. Он подошёл к инопланетянину, приобнял его за плечи и сочувственно уткнулся прохладным носом в розовую шею.
– Спасибо, дружок. Спасибо… – горестно вздохнув, оценил этот жест Хантер. – Я защитил Орден от ликвидации ценой жизни собственного ребёнка… Он был единственным, что осталось мне от Илишер. Больше у меня никого нет…
Пирл утешающее пискнул ему что-то на ухо.
– Да, верно. Теперь у меня есть ты… – обречённо согласился с домовым  Хантер.
Следующий писк домового прозвучал уже как вопрос.
 Где я взял лекарство от вампиризма и смогу ли раздобыть его для Марии? – повторил за Пирлом старейшина.
 – Где взял – неважно. Маше оно всё равно не поможет. В случае с Аматором оно бы сработало, ведь у него – инопланетная генетика. Была…  – добавил он с ещё одним всхлипом.
 Почему ни ты, ни Мария не помните, как я Орден спасал? – озвучил он ещё один писк.
– Я не один это делал, а вместе с Никой! Но она тоже ничего не помнит. Для неё эти события – дело будущего. А для тебя, Марии и старейшин – прошлого. Я стёр вашу память, – объяснил Хантер. – Я знаю, что ты ничего не понял. Но это не важно. Придёт время – и вы всё поймёте и вспомните. Всё, что было… – задумчиво заявил он.
– Ладно, хватит нюни распускать! – после долгой паузы встрепенулся старейшина.
Одной рукой он подобрал вампирский посох, по которому тут же забегали смертоносные для вампиров искорки. А другой – дотронулся до кулона и принял прежний, вполне человеческий, старческий вид.
– Нам ещё нечистиков добивать надо! – решительно махнул он рукой Пирлу, выходя из комнаты.
Подпрыгнув и в воздухе издав устрашающее шипение, воинственный домовой бешеной рыжей пулей понёсся на поиски врагов вслед за своим напарником.
– Милый, у тебя ещё есть родственники, о которых я должна знать? – с мрачной иронией поинтересовалась Ника.
– Вроде, нет, – в тон ей ответил Алекс, поднимаясь с пола. – Ты сама как, в порядке? – заботливо спросил он.
– В принципе – да, только голова немного болит, – пожаловалась она.
– Кажется, я снова обязан тебе жизнью… – Алекс обнял девушку.
– Сочтёмся! – коротко кивнула она, уткнувшись носом в его плечо.
– Хотел бы я, чтобы всё было по-другому… – искренне вздохнул он, глядя на безжизненное тело отца. – Чтобы он был на нашей, светлой стороне…
– Прости, Алекс. Другого выбора у меня не было, сам понимаешь…
– Да, я знаю. Знаю…  – грустно прошептал он.
– Нам пора! – с неохотой отстранилась от него Ника. – Диме нужна твоя помощь в Тронном зале, а я должна выручить Архангела, который тоже в беде, – уловила она мысли Михаила.
– Будь осторожна! – предупредил Алекс, когда они уже вышли в коридор.
 С этой штуковиной, – показала она пальцем на алую татуировку, – я могу и в огонь и в воду! – успокоила его девушка.
Эйшик – гений, – в очередной раз вспомнила она своего пушистого друга, без устали орудуя мечом и прорубаясь сквозь плотные ряды вампиров на четвёртый этаж, в комнату Марии.
А тревожные мысли о том, что сказал ей Ворон перед смертью, она загнала в самый дальний угол сознания. Она будет много думать об этом. Но позже. Не сейчас…
Момент нападения на Орден застал Марию и Архангела в их комнате. Схватив меч, Архангел ринулся было на подмогу Воинам Света, но Мария остановила его в дверях резким окриком:
– Стой!
Подойдя, парапсихолог решительно подала ему пистолет.
– Пора! – произнесла она.
Обхватив дуло оружия двумя руками, она заставила Михаила нацелить его на свой лоб.
– Нет! – с отчаянием замотал головой Архангел.
– Ты должен! – срывающимся голосом воскликнула парапсихолог. – Процесс перерождения уже начался! Сделай это, пока я кого-нибудь не убила! – с мольбой попросила она.
Приоткрыв рот, она продемонстрировала появившиеся клыки.
В её покрасневших глазах стояли слёзы. С каждой секундой ей было всё труднее сдерживать себя, чтобы не вцепиться зубами в тёплое, такое вкусное и безумно манящее горло своего возлюбленного. В каждой клеточке тела просыпалось жуткое, сметающее любые доводы разума, чувство нечеловеческого голода. Мария понимала, что ещё чуть-чуть – и она будет не в силах себя контролировать.
– Быстрее! – продолжала умолять она. – Пожалуйста! Я люблю тебя! Сделай это! Не медли…
Но Архангел продолжал стоять, словно в ступоре. Он понимал, что Мария права. Выхода, действительно, не было. Они отрезаны от криокамеры, находящейся в подвале, сотнями вампиров. Доставить туда Марию быстро, пока она окончательно не превратилась в вампира, – было невозможно.
Но, по-прежнему испытывая нереальную, призрачную, ничем не обоснованную надежду на ЧУДО, так и не нажал на курок.
Он видел, что Мария смотрит на него, как голодная львица на кусок говядины. И сделал единственное, что на данный момент было в его силах: нажав на определённую точку на сонной артерии Марии, отправил её в глубокий обморок.
Подхватив обмякшее тело, он сел на пол и положил её голову себе на колени. Когда-то он уже сидел так, с опустошённой душой и разбитым сердцем, сжимая в объятиях убитую наркоманом беременную жену. Он не переживёт, если потеряет ещё и Марию. Только не это…
– Держись, малышка… – тихо прошептал он, нежно проведя рукой по белокурым волосам. – Только держись…
Используя свой Дар, Архангел передвинул тяжёлый шкаф, забаррикадировав дверь, в которую уже ломилась нечисть. И замер в ожидании помощи, вспоминая все молитвы, какие только знал. е ряды вампиров на четвёртый этаж, в комнату Марии. не всё нипочём!
– Молитесь, нечистики! – воскликнул Хантер, энергично орудуя посохом Амадея, от которого во все стороны летели серебристые искорки. Он поставил перед собой задачу – очистить от вампиров весь четвёртый этаж, и пока прекрасно с этим справлялся.
А его воинственный пушистый напарник, похоже, уже вошёл во вкус, рыжей пантерой прыгая по вражеским головам и самозабвенно вонзая когти в страшные лица вампиров.
Слаженные действия этой парочки позволили Нике довольно быстро пробиться к комнате Марии. Прорубая себе мечом дорогу среди озверевших вампиров, нацелившихся на её горло, девушка дошла наконец до нужных дверей.
Благодаря новым сверхспособностям, Ника сквозь стену чётко увидела сидевшего на полу Архангела, который в отчаянии прижимал к себе Марию.
Силой мысли отшвырнув от дверей шкаф, Ника вбежала в комнату.
Увидев её, Архангел выдохнул с облегчением.
– Почему так долго? – крикнул он на девушку.
Она не обиделась, прекрасно понимая, в каком состоянии находится сейчас старейшина.
Вскочив с пола, он подхватил Марию на руки и быстро направился к выходу.
– Прикрой нас! – отдал он приказ девушке. – Надо в подвал, в криокамеру!
– Стой! – вдруг резким окриком остановила его Ника.
Архангел остановился и с недоумением повернулся к ней. Он заметил, что из глаз девушки исходит мягкое сияние. Это был ровный, неземной свет.
– Что? – настойчиво спросил он, видя, что Нику охватило нечто вроде ступора.
– Положи её на кровать! – тоном, не терпящим возражений, вдруг скомандовала она.
– Ника, нам сейчас не до игр, каждая секунда на счету! – попытался образумить её старейшина.
– Делай, как я сказала! – непреклонно повторила девушка. – Быстро!
Оторопев от подобного тона, Архангел всё же подчинился. Едва он отошёл от дверей, как Ника тут же волевым импульсом придвинула к ним шкаф, вновь забаррикадировав вход.
Она не отдавала себе полностью отчёта в том, что происходит, что она говорит и что делает. Всё это происходило словно с ней и не с ней одновременно.
Она подчинялась не только интуиции, но и какому-то тайному знанию, которое она ещё не осознала, но которое руководило её действиями. Она просто ЗНАЛА, что сейчас надо положить Марию на кровать, подойти к ней и взять за руку.
Отвлечённо, краем глаза, она видела, как округляются от удивления глаза Архангела, когда от руки Ники на Марию перешло нежно-голубое сияние, охватившее постепенно всё тело неподвижно лежащей женщины.
Ника чувствовала, как мощно запульсировала татуировка на её запястье и ощутила лёгкое жжение, которое становилось всё сильнее, превращаясь в обжигающее пламя.
Девушка, собрав волю в кулак, не позволяла себе отдёрнуть руку. Она отвела глаза в сторону, боясь увидеть, как её кожа покрывается волдырями от страшных ожогов, и сосредоточилась на метаморфозах, происходящих с телом её самой близкой родственницы.
Голубое сияние, окутавшее Марию, становилось всё более насыщенным, плавно переходя в небесно-синее, потом – ярко-зелёное, после чего – красное, и под конец – золотисто-жёлтое.
Кожа Марии постепенно утрачивала мертвенную бледность, на щеках появился лёгкий румянец. А когда на её шее затянулись шрамы от вампирских клыков Виктора, Ника поняла: миссия выполнена.
Словно в подтверждение этой мысли боль в руке мгновенно прошла.
Мария медленно открыла глаза, и Архангел бросился к ней.
– Зелёные!!! – радостно, и вместе с тем потрясённо произнёс он, то обнимая возлюбленную, то вновь пристально вглядываясь в её лицо. – Зелёные глаза, а не красные!!! Радость моя, я так счастлив!!!
– Она ведь теперь здорова, да? – с трудом веря в происходящее, старейшина посмотрел на Нику. Столько уважения в его глазах она не видела никогда – Это невероятно!!!
– Что происходит? – с трудом выговорила Мария, с изумлением озираясь по сторонам. – Как же хочется пить! – облизнула она пересохшие губы. – Никуся, как ты? – уточнила парапсихолог, приподнимаясь на локте и обеспокоенно глядя на отшатнувшуюся в сторону племянницу.
– Всё хорошо! – поспешила заверить её Ника. – Просто голова немного кружится…
Охватившая всё тело слабость подкосила коленки, и девушка опустилась на пол.
– Ника, золотко, тебе плохо? – кинулся к ней Архангел. Подхватив на руки, он усадил её на кровать, рядом с Марией.
– Да всё нормально, это скоро пройдёт, я ЗНАЮ! Не волнуйтесь! – успокоила их она, потирая виски. – Архангел, принеси Марии воды! – напомнила она растерянному старейшине.
– Да-да, сейчас, я сейчас! – кинулся тот к шкафу, достав бутылку с минералкой.
– Всё закончилось! – внезапно произнесла Ника.
– Головокружение? – уточнила Мария и жадно припала к бутылке с водой.
– Нет, нападение! – слабо улыбнулась девушка. – Я чувствую, что живых вампиров в нашем здании не осталось. Атака отбита!
Импровизированная баррикада в виде шкафа в очередной раз резко отъехала в сторону, и в комнату ввалился Хантер.
– Справилась? – без каких-либо предисловий кинул он Нике, внимательно буравя чёрными глазами парапсихолога. – Вижу, справилась! Молодец! – похвалил он.
– Ты знал, что я могу исцелить Марию? – удивилась девушка.
– Конечно! – хитро улыбнулся Хантер. – Ты ещё и не на такое способна! –подмигнул он ей. – Наногидрат тетрия, который закачал тебе Эйшер, по стоимости равен нескольким Галактикам, но он творит чудеса! Ты уже потратила большую часть этой волшебной смеси и, пока действие татуировки полностью не иссякло, тебе предстоит ещё немного потрудиться! – заявил старейшина.
– Что я должна сделать? – уточнила она.
Окинув взглядом запястье, Ника увидела, что символ «Анх» на её руке действительно потускнел и едва просвечивает сквозь кожу бледно-розовым цветом.
– Дорогуша, хватит тупить! – не выбирая выражений, резко упрекнул её Хантер. – Проснись! Мы нападение пережили, причём вампирское! Ты представляешь, сколько у нас раненых и заражённых? Давай мухой в медчасть! Целители уже работают, но им нужна твоя помощь!
– Иду! – отозвалась Ника, пытаясь справиться с головокружением. Встав с кровати, она поняла, что её пошатывает, но всё же пошла к дверям.
– Этому фантику больше не наливать! – сыронизировал Хантер.
– Ну, а ты чего ждёшь? Специального приглашения? – переключился он на Михаила. – Защитный Экран кто будет восстанавливать, ангелы небесные?
– Нет, ангелы небесные пускай отдыхают! – улыбнулся Архангел, не сводя счастливых глаз с Марии. – Они и так уже сегодня сделали для нас предостаточно!
– Всё, Вероничка, этого достаточно! Всех заражённых ты уже вылечила! Остальное – мы сами! – Ян мягко отстранил руку девушки от последнего раненого.
Очередь из ожидающих помощи уже иссякла, уставшим целителям осталось обработать лишь незначительные раны.
– Нет, я ещё могу! – упрямо мотанула головой Ника.
– Хватит! – непреклонно возразил Ян. – Посмотри на себя: твоя биоэнергия близка к нулю! Тебе самой помощь нужна!
Подхватив девушку за талию, он помог ей встать с высокого табурета и пересадил на стоящее у стены кресло.
Кинув быстрый взгляд на запястье, она увидела то, о чём уже догадывалась: от её татуировки не осталось и следа.
Волшебный эликсир исчерпал себя, и Ника сама не понимала, на чём она держалась до сих пор: на адреналине, на гордости, желании помочь… Она чувствовала себя совершенно разбитой. Голова кружилась с дикой скоростью, руки дрожали.
– Подожди немного, я тобой займусь! – заверил её Ян.
– Отставить! – скомандовал стремительно влетевший в медчасть Хантер. – Я сам займусь ею! Но вначале она должна исцелить от вампиризма ещё одного пациента! – заявил старейшина.
– Кого? – удивился Андрей. – Мы же вроде вылечили всех!
– Всех, да не всех! – парировал Хантер, снимая из-за спины холщёвый  мешок.
Когда целители увидели, что именно он достаёт оттуда, все ахнули.
– Бедненький! – сочувственно всплеснула руками Ирина, рассматривая замотанного в белую смирительную рубашку домового.
Пирл с шипением огрызнулся в ответ, ощерив острые клыки. В его маленьких глазках горел ярко-алый огонь безумия, изо рта стекала вязкая слюна, а рыжая, обычно такая чистая и пушистая шерсть, была испачкана бурой вампирской кровью.
– Пирл! Зайка! – испугалась за домового Ника. С трудом встав с кресла, она опустилась перед туго связанным домовым на колени. 
– Не удержался он, укусил какого-то нечистика… Я ведь его предупреждал… – мрачно объяснил старейшина.
– Хантер, боюсь, я уже не смогу исцелить его! – сдерживая слёзы, произнесла девушка. – Смотри, от моего Ключа Жизни ничего не осталось! – протянула она ему своё запястье.
- Тетрий всё ещё в твоей крови, дорогушенька, я это нюхом чую! Мало его, конечно, осталось, но на домовёнка хватит! Сейчас мы встряхнем твою ручонку, шейкер устроим, – объявил Хантер.
Сев рядом на пол, он взял ладонь девушки и принялся с силой её трясти.
– У тебя всё получится!!! Верь в себя! Не бойся, я помогу!
– Хантер, мне больно! – поморщилась девушка от невыносимого огня, растекающегося по руке.
– Терпи! – скомандовал старейшина. – Знаю я вас, женщин. У вас всегда так: вначале – больно, потом – приятно. Так что расслабься!
Вошедшие в медчасть Фёдор Матвеевич, Мария и Алекс застыли в недоумении.
– Хантер, что ты делаешь? Ты ей руку оторвать хочешь? – заступился за свою девушку Алекс. Но его вопрос так и остался без ответа.
А когда в поле зрения вошедших попал окровавленный, упакованный в смирительную рубашку домовой, который брызгал слюной и угрожающе зашипел, в медчасти повисла напряжённая тишина.
– Да не волнуйтесь, всё будет хорошо! Вылечим проказника! – поспешил заверить их Хантер.
– Ты уверен? – подала голос Ника, мысленно радуясь тому, что инопланетянин наконец-то отпустил её руку.
– Это будет сложно, но мы справимся! – оптимистично воскликнул старейшина. – Ну, а если нет – ничего страшного. У меня знакомый таксидермист есть. Он эту вредную шкурку так обработает, что домовой будет как новенький! И пакостить меньше будет…
От этих слов Пирл резко изогнулся и предпринял попытку вцепиться зубами в пятку обидчика. Но, похоже, Хантер знал толк в смирительных рубашках, поскольку домовой смог продвинуться к вожделенной цели всего на пару сантиметров.
– Лежи смирно, куклёныш! – прикрикнул на него инопланетянин.
– Ну что, будем лечить или пускай живёт? – обратился он к Нике. Не дав девушке ответить, он махнул рукой:
– Всё, давай заканчивать этот цирк.
– Алекс, Федя, идите сюда, держите зверюшку, чтобы не дёргалась! – дал он указания. – А ты, Ника, положи на него руку. Да, вот так, - одобрил Хантер. – Все молодцы! А теперь, Ника, сосредоточься! Вижу, что твоя энергия на мели, я тебе помогу.
Указательным пальцем Хантер вдавил в свою грудь жёлтый кулон, а после этого – дотронулся до затылка девушки.
Перед глазами Ники закружился хоровод из звёздочек. Лёгкий мелодичный звон в ушах и чувство невесомости вызвали ощущение полёта. Её тело наполняла тёплая, ласковая, и вместе с тем – невероятно сильная золотистая энергия.
– Я же говорил, что будет приятно! – мягко улыбнулся Хантер. Быстро сменив тон, он отдал приказ:
– Работаем!
Силой мысли собрав по венам остатки загадочной жидкости, подаренной Эйшером, Ника направила всю силу этого вещества на трепыхающееся в бесплодных попытках освободиться тельце домового. Она с удивлением поняла, что не чувствует никакой боли и с радостью наблюдала, как голубое свечение, охватившее Пирла, очень быстро сменяется ярко-жёлтым, а затем – исчезает.
Маленькие, как бусинки, глазки домового из кроваво-красных вновь превратились в чёрные, а выпирающие вампирские клыки втянулись назад, словно их и не было.
Все наблюдавшие эту сцену вздохнули с облегчением.
– Я не буду пока его развязывать, его отмыть хорошенько надо! – заявил Хантер, вставая с пола. Взяв Нику под локоть, он помог подняться и ей.
Девушка мысленно отметила, что чувствует себя уже гораздо лучше. Головокружение ушло, и ноги перестали быть ватными. Но от её татуировки не осталось ничего. Впрочем, это было уже не важно.
Пришедший в себя домовой растерянно замотал головой, пытаясь понять, что происходит. Вспомнив о способностях к телепортации, он быстро исчез из виду, оставив после себя на полу лишь скомканную смирительную рубашку. А когда через минуту он появился вновь – его мокрая шерсть уже блестела чистотой.
– Даже спрашивать не хочу, где он искупался! – покачал головой Хантер, думая при этом о своей ванной.
– Ладно, мы пойдём, нам в морг ещё заглянуть надо, опись составить, – махнул рукой по направлению к выходу Андрей. Он, как и остальные двое целителей Ордена – Ян и Ирина, – до сих пор находился под впечатлением от увиденного.
Они понимали, что ни одному из них по отдельности, ни даже вместе, не достичь такого уровня, какой им сегодня показали Ника и Хантер. Это было настоящим чудом.
Поглощённые этими мыслями, целители вышли из комнаты.
– Итак, пророчество сбылось, – улыбнулась Мария племяннице. – Ты убила Ворона и спасла Орден.
– Как-нибудь сочтёмся! – хитро улыбнувшись, Ника игриво посмотрела на Алекса: - И я даже знаю, кто именно будет оплачивать этот долг!
– Я оплачу все счета! – рассмеялся Алекс, обнимая её за плечи и крепко прижимая к себе.
– Кстати, а кто так надругался над Пирлом? – спросила Мария, с изумлением глядя на маленькую бритую голову домового.
– Я тут ни при чём! – поспешил оправдаться Хантер.
– Это я, – призналась Ника, и взгляды всех присутствующих удивлённо уставились на неё. – Не спрашивайте, так надо было! – заявила она без лишних комментариев.
Подойдя к окну, девушка устремила взгляд в бездонное ночное небо.
– Когда-нибудь ты скажешь ему «спасибо» лично, – подойдя к ней сзади, прошептал на ухо Хантер.
– Ты думаешь? – так же тихо спросила Ника.
– Я знаю! – хитро сощурился он.
– Это что у вас за секреты? – нахмурился Алекс.
– Я похвалил её духи! – невозмутимо соврал Хантер, отходя от девушки.
– Вы меня за дурака принимаете? – помрачнел Алекс.
– Хантер сказал, что у меня ещё будет возможность поблагодарить того, кто сделал мне такой подарок, – вздохнула девушка, кинув взгляд на свою руку. – И я даже не знаю, хорошо это или плохо… – задумчиво отметила она, вновь посмотрев на небо.
– Как это? – удивлённо вскинула брови Мария, краем глаза заметив, как напрягся от этих слов Алекс и решила, что поговорит с племянницей по душам при первой же возможности.
– Эйшер обещал вернуться, если он добудет доказательства того, что над моим телом ставили опыты, – объяснила Ника. – Поэтому, если я увижу его ещё раз, то не знаю, чего будет больше: радости от встречи с другом или испуга от того, что он может мне сообщить… – с горечью произнесла девушка.
– Не понимаю проблемы, – удивлённо вскинул брови Хантер. – На Космических кораблях Межгалактического Совета все результаты опытных данных скрупулёзно заносятся в файлы, несколько раз дублируются для защиты от непредвиденных обстоятельств и тщательно архивируются. Эйшер вполне мог бы развеять твои сомнения сразу, ещё на борту!
– Амантис воткнула мою заколку в панель управления, чтобы спасти Землю, и из-за этого панель закоротило, многие данные были потеряны. Постой, Хантер, – поражённо застыла она, когда до неё дошёл смысл слов, сказанных старейшиной. – Ты сказал, что все данные дублируются?!
– В обязательном порядке! – подтвердил он. – И я в растерянности, почему Эйшер не сказал тебе об этом. Впрочем, я доверяю этому проказнику на все сто процентов, и уверен, что если он что-то скрыл от тебя – значит, на то были очень веские причины!
Почувствовав, что у неё подкашиваются коленки, Ника заставила себя сделать два шага на ватных ногах и рухнула в ближайшее кресло, одной рукой схватившись за голову, а другой – за сердце, кольнувшее острой болью.
Ей уже столько пришлось пережить сегодня, что её истощённый организм стал давать сбои. А информация о том, что Эйшер ей соврал, совсем выбила её из колеи. Зачем он это сделал?! Может, он узнал, что эксперименты над ней имеют необратимый характер, и просто не захотел расстраивать? Попадись ей сейчас кто-нибудь из этих зелёных уродов!!! – с яростью подумала она и чуть не согнулась пополам от сердечного приступа.
– Ника! – испуганно крикнул Алекс, кидаясь к своей девушке. Со страхом увидев, как посиневшими губами она судорожно ловит воздух, не в силах вздохнуть, он быстро прикоснулся к ней, исцеляя своим Даром:
– Тише, тише, милая, всё будет хорошо, дыши потихоньку!
К нему тут же присоединились встревоженные Мария и Фёдор Матвеевич, взявшие девушку за руки и поддержавшие своим Даром.
– Не переживай, Никусенька, ты не одна! – по-отечески погладил её по голове Фёдор Матвеевич. – Мы все с тобой и не оставим в беде!
Домовой, подбежав к ней, положил маленькую бритую голову ей на колени, прижал острые ушки и сочувственно пошмыгал длинным чёрным носиком.
– Я знаю… Спасибо… – пытаясь скрыть накатывающие на глаза слёзы и борясь с нечеловеческой усталостью, тихо поблагодарила она.
– Я ничего не обещаю, но думаю, что могу попытаться развеять твои сомнения относительно изменений в твоём теле, – медленно и задумчиво, словно принимая какое-то важное для себя решение, произнёс Хантер. – Для этого нужно спуститься в мою комнату: мне понадобится мой кристалл, с помощью которого я тебя просканирую. Если этого окажется недостаточно – попробуем регрессионный гипноз, – предложил он.
– Я тоже думала о гипнозе, – Ника с готовностью закивала головой. – Ведь из недель моего отсутствия я помню лишь несколько дней!
– Ты уверена, что хочешь узнать правду? – уточнил Хантер таким тоном, каким можно спрашивать согласие на эвтаназию.
– Да! – без колебаний воскликнула она и после небольшой паузы твёрдо добавила:
– И я хочу, чтобы Алекс при этом присутствовал!
– Ты хочешь, чтобы у тебя от него не было секретов, или просто уже не доверяешь инопланетным сущностям? – хитро сморщившись, спросил он, довольный тем, что на губах девушки наконец появилась улыбка.
  И то, и другое, Хантер! – с лёгкой усмешкой призналась Ника, беря Алекса за руку. – И то, и другое!
– Расслабься, зайка, расслабься! Успокойся, не трясись! – ласково уговаривал Нику Хантер, помогая девушке улечься на его постель. – Тебя же колошматит не по-детски! Не волнуйся так, всё будет нежно, приятно и без последствий! – подмигнул он ей бездонным чёрным глазом.
– Алекс, не вздумай оставлять меня с этим маньяком наедине! – бросив нервный взгляд на старейшину, предупредила она.
– Я рядом! – заверил её Алекс. Пододвинув стул, он сел у изголовья кровати и ободряюще сжал хрупкую ладошку девушки в своей сильной руке.
– Пей! – потребовал Хантер, протягивая Нике какую-то мутную жидкость подозрительного цвета в прозрачном флаконе.
Наклонившись к ней, он просунул руку ей под шею, заботливо приподнял голову, чтобы она не захлебнулась, и приложил фляжку к её губам, но Ника отстранилась, бросив на него недоверчивый взгляд
– Это не «какая-то гадость» и не «мерзкое пойло»! – возмутился он, прочитав её мысли. – Да, на Силоне не такая прозрачная родниковая вода, как у вас, зато она гораздо более целебная! Твоя энергия почти на нуле, и я не хочу, чтобы во время сканирования у тебя отказало сердце! – с трудом сдерживая эмоции и стараясь подбирать наиболее мягкие выражения, объяснил Хантер.
– Ну, ты хочешь узнать правду или нет? – нетерпеливо воскликнул он, разводя руками.
– Давай сюда! – обречённо выдохнула Ника, и с отчаянной решимостью сделала глоток. То, что Хантер назвал «родниковой водой», адским пламенем опалило её рот и жгучей болью проникло во внутренности.
– Ох, мамочки, – только и смогла вымолвить девушка, схватившись за живот, и не в силах сдержать нахлынувшие слёзы. – Это что, ацетон? – в шоке уставилась она на Хантера, как на отравителя, узнав запах, ударивший ей в нос.
– Ой, прости, пожалуйста! – растерялся старейшина, быстро заморгав. – Кажется, я тебе не ту флягу дал!
– Хантер! – прорычал сквозь зубы Алекс.
– Да ничего страшного! – успокоил их инопланетянин. – Это не ацетон, а всего лишь малавийская водка. К слову говоря, на Малавии – жутко дорогая вещь! Ну опьянеет она слегка, ну звёздочки перед глазами увидит, так ведь это даже весело! Вот только если она эти самые звёздочки ловить примется или буянить начнёт – неси её ко мне, я помогу! – доброжелательно заверил он Алекса. – Кстати, секс после этой термоядерной штуки – это полный улёт! – с видом знатока подмигнул он Алексу. – Правда, всю следующую неделю её будет выворачивать наизнанку, – с виноватым видом добавил он.
– Быстро тащи противоядие, делай что угодно, но очисти её от этой дряни! – сжав кулаки, грозно потребовал Алекс, встревоженно наблюдая, как Ника откинулась назад, на подушку, и её губы растянулись в блаженной улыбке.
– Как красиво! – с просиявшим лицом прошептала девушка, потыкав рукой куда-то в воздух. – А это что за созвездие? Какое шустрое! – озадаченно пробормотала она, пытаясь пальцами поймать что-то, видимое ей одной. – Сашенька! – обрадовалась Ника, увидев склонившегося над ней Алекса. – Ты чего такой хмурый? – рассмеялась она. – И почему без скафандра? Я так люблю тебя! Иди ко мне! – схватив его за рубашку, она притянула его к себе, другой рукой стараясь расстегнуть молнию на его джинсах.
– Хантер!!! Быстрее! – рявкнул Алекс, пытаясь воспрепятствовать процессу своего раздевания.
Лихорадочно заметавшийся по комнате старейшина наконец нашёл то, что искал, и при помощи Алекса влил в рот девушки другую жидкость.
Недолгая эйфория Ники резко оборвалась, и каждую клеточку её тела пронзила жуткая боль.
– Пристрелите меня... – простонала девушка. Она дотронулась одной рукой до разрывающейся на мелкие кусочки головы, а другой – рефлекторно прикрыла рот, пытаясь справиться с накатывающей волнами тошнотой.
– Вот, выпей, выпей ещё, скорее, миленькая! – захлопотал возле неё Хантер, заставляя сделать ещё несколько глотков из второго флакона.
В этой фляжке оказалась действительно силонская родниковая вода, и через несколько минут Ника окончательно пришла в себя.
– Отравитель! Маньяк! Гад! Изверг! Садист! – выдала она всё, что думала о старейшине.
– Ладно, ладно, благодарить будешь позже! – невозмутимо отозвался на эти эпитеты Хантер. – А сейчас, если ты не передумала, начинаем процесс! – торжественно произнёс он, протягивая над телом девушки на худой вытянутой руке большой, размером с кулак, кристалл, с виду напоминающий неровно отколотый кусок хрусталя, но ярко переливающийся множеством цветов и оттенков.
– От вас требуется только одно: замереть, как в анабиозе и не издавать ни звука! – потребовал он.
Наученная горьким опытом, Ника с опаской наблюдала, как Хантер минут десять медленно водил над ней искрящимся предметом, внимательно вглядываясь в него, и внутри неё всё похолодело, когда она заметила, что лицо старейшины мрачнеет всё больше и больше.
– Что-то не так? – не выдержав наконец, робко спросила она.
– Молчать, женщина! – рявкнул старейшина, не останавливаясь. – Я же предупреждал: тишина!
Ещё пять минут этих манипуляций показались девушке вечностью.
– Твои опасения были не напрасны, – со вздохом подтвердил наконец Хантер. – Я вижу в твоём теле изменения, – кивнул он. – Но чтобы прийти к окончательному выводу и просчитать, к чему они могут привести, нужно время. Поэтому сейчас, друзья мои, отправляйтесь спать, – тоном, не терпящим возражений, приказал он. –  Как только обработаю полученные данные и всё обдумаю – я вам сообщу.
– Спать?! – вскочила побледневшая девушка. – Ты и вправду думаешь, что я смогу теперь уснуть?! Какие во мне изменения, Хантер, скажи мне прямо сейчас!!!! – потребовала она. – Я не двинусь с места, пока ты мне не ответишь! – решительно поставила она ультиматум.
– Алекс, ты же видишь – она с ног валится от усталости, – поняв, что с Никой спорить бесполезно, воззвал Хантер к её спутнику. – Хватай её и тащи в спальню. Перед этим было бы неплохо её накормить, – посоветовал старейшина. – После – развлекайтесь, как хотите, а мне, и правда, надо подумать! Обещаю, что разбужу вас даже посреди ночи!
После небольшого колебания Алекс решил, что на этот раз инопланетянин, возможно, прав. Он и сам видел, что силы Ники на исходе. Тёмные круги под глазами, бледное лицо и потускневшая аура недвусмысленно давали понять, что отдых является для неё сейчас жизненной необходимостью.
И, несмотря на то, что заявление Хантера взволновало его не на шутку, он подхватил свою девушку на руки и, преодолевая её яростное сопротивление, понёс в спальню.
Алекс!!!! Отпусти меня немедленно! Тебе что, наплевать на моё мнение? Как ты ко мне относишься?!! – возмущалась по дороге Ника, пытаясь вырваться из удерживающих её заботливых рук.
Я отношусь к тебе, как к сексуальному объекту! – заверил её Алекс.
Дойдя до комнаты, он невозмутимо уложил её на кровать.
– Лежи, отдыхай и не дёргайся! – с силой пресёк он её попытку вскочить.
– Я тебе это ещё припомню! – нахмурившись, сурово пообещала Ника.
– Конечно, милая, - спокойно согласился Алекс. – Но вначале тебе нужно немного прийти в себя. Давай снимем эту грязную футболку и джинсы и наденем мягкую шёлковую пижамку, – ласково произнёс он, уговаривая девушку, словно маленького ребёнка, и стаскивая с неё пропитанную вампирской кровью одежду.
Ника чувствовала, что у неё помимо воли слипаются глаза, разум упорно порывается уйти в отключку, но мысль о том, что над ней ставили какие-то опыты, и теперь с ней что-то не так, набатом стучала в висках, наполняя тревогой и не давая расслабиться.
– Вот так, а теперь – ложись на бочок и отдыхай, – произнёс он, закончив её переодевание. – А я быстро сбегаю до столовой, принесу тебе что-нибудь перекусить.
– Завтрак в постель? – уже более миролюбиво уточнила Ника, кинув взгляд на настенные часы.
– Что может быть в пять утра – ранний завтрак или поздний ужин – решай сама, как тебе нравится, – с улыбкой откликнулся Алекс, направляясь к выходу.
– И то, и другое. И можно побольше, – уже засыпая, пробормотала девушка, и её сознание погрузилось в глубокий, туманно-серый сон.
– Аааааааааа! – по всему зданию раздался истошный вопль Хантера. – Забери её назад, Эйшер, немедленно!!!
Разбуженная этими криками, Ника подпрыгнула на кровати, словно ужаленная. Одновременно с нею вскочил и Алекс, сидевший в соседнем кресле. Он так боялся ночью потревожить её сон, что даже не решился прилечь рядом.
– Это он обо мне? Обо мне??? – ошарашенная девушка пихнула ноги в тапочки, и прямо в пижаме пулей вылетела в комнату Хантера. Алекс выбежал вслед за нею.
– Она чудовище!!! Исчадие ада!!! Эйшер, забери её к себе, пока не поздно! Умоляю!!! – разносились по коридору отчаянные мольбы нового старейшины, грозящие вот-вот перерасти в истерику.
Ворвавшись в жилище Хантера, Ника на секунду остолбенела. Прямо под потолком, в искрящейся всеми цветами радуги, но уже тающей дымке, исчезало изображение улыбающегося Эйшера.
– Эйш!!! – крикнула Ника, вскидывая вверх руку, словно пытаясь поймать расплывающуюся картинку, но этот призыв ушёл в пустоту.
– Стучаться вас никто не учил?!!! – заорал на них Хантер. – Запри немедленно дверь, пока эта Горгона не смылась отсюда!!! – приказал он Алексу.
И без того натянутые до предела нервы Ники сдали, и она в сердцах схватила Хантера за лацканы его длинного золотистого  халата.
– Какая я тебе Горгона, прекрати обзываться, что происходит?!? – тряся старейшину, как липку, на едином дыхании выпалила ему в лицо Ника.

Эту картину застали вбежавшие в комнату Мария с Архангелом и целитель Ян.

– Ника! – воскликнула шокированная Мария. – Отпусти его немедленно! Как тебе не стыдно! Он же старше тебя!!!
– Вот именно! Причём на сотни лет!!! – проорал Хантер. – Да хва-тит ме-ня тряс-ти!!! Прекрати истерику!!! – отцепил он наконец от себя  руки девушки и опасливо отскочил в сторону.
– Всем тихо!!! Молчать!!! – громогласно рявкнул Архангел, и в комнате наступила тишина.
– А теперь объясните всё по порядку, – скомандовал дальше Архангел. – Итак, Ника, почему ты пыталась вытряхнуть душу из Хантера?
– Он обозвал меня Горгоной. И чудовищем. И кем-то там ещё, – опустила глаза в пол девушка, которой уже стало стыдно за свой поступок.
– Да не тебя, дурёха ты вселенская!!! Вот чучундра непонятливая!
– А кого же тогда? – удивился Михаил.
– Эту вредительницу! Пакостищу корабельную!!! – махнул он рукой под стол.
Оттуда неторопливо и величаво, словно смакуя всю значимость этого момента, по воздуху выплыло пушисто-белое, с оранжевым отливом существо. Задрав вверх маленький курносый носик, оно сощурило ропливо и торжественно, смакуя всю торжественность момента, выплыло ера за лацканы его халата. ярко-синие кошачьи глазёнки и подмигнуло Нике, а потом нежной розовой ручкой послало воздушный поцелуй притаившемуся в тёмном углу Пирлу.

Тот сразу разомлел от такого знака внимания, а Ника схватилась руками за голову:

О Боже! Амантис!!! Что ты здесь делаешь? Как ты сюда попала?
– Амантис? – в шоке переспросила Мария.
– Это – сильфа, корабельная домовая, - объяснила девушка.
– Крыса она корабельная, а не домовая! – заорал на пушистое существо Хантер. – Мало мне проблем с этим поганцем, – Хантер указал на смущённого приятным знакомством Пирла, ушки которого до сих пор были свёрнуты в трубочку, – так Эйшер мне ещё и это чудище подкинул! Телепортатор чёртов! Да я его за это… Я его… – Хантер яростно заколотил руками и ногами в воздухе, изображая зверское избиение, а затем - удушение своего лучшего друга.
– Да ладно тебе, Хантер, – вступилась за старую знакомую Ника. – Не такая уж она и плохая. Она довольно милая. Посмотрите, с каким обожанием смотрит на неё Пирл! – улыбнулась девушка. – Ну, есть, конечно, в её поведении и некоторые странности. Если присмотритесь, то увидите на её загривке заколку, нагло стащенную у меня. Видимо, нам с Марией придётся скрывать свой гардероб. Она, как и Пирл, любит прятать разные вещи.
– Не «прятать», а воровать! – возмущённо поправил её Хантер. – И не «разные» вещи, а чужие!!! Особенно – мои!!!
– И всё же, несмотря на все её недостатки, именно она спасла нашу планету, – заметила Ника. – Все вы, как и миллиарды остальных людей на Земле, живы лишь потому, что эта маленькая пушистая проказница вонзила мою заколку в пульт управления ракетами Боевого Межгалактического корабля. И я абсолютно уверена, что она сделала это отнюдь не случайно, а вполне осознанно.
– А она умеет говорить? Она может рассказать нам об этом поподробнее? – озвучил общий вопрос Ян, разглядывающий необычную зверушку с внимательностью учёного, открывающего новый биологический вид.
– Она попискивает что-то иногда, но даже со встроенным в мою голову переводчиком, – я её не понимаю, – призналась Ника. – Единственное, что я расслышала – её имя.
– Хорошо, что это существо такое молчаливое: закрытый рот помогает сохранить зубы, – язвительно отпустил комментарии Хантер.
– Послушай, Хантер, мы все были свидетелями того, что ты обладаешь огромным Даром. Твои силы выше, чем у всех нас, вместе взятых. Ну неужели ты боишься какой-то парочки домовых? – попытался успокоить его Архангел.
– Я не боюсь парочки домовых!!! – на эмоциях Хантер заметался взад-вперёд по комнате. – Я боюсь целого стада этих чудовищ!!! Начнётся нашествие! Это будет хуже, чем Геенна огненная! Чем язва сибирская!!!  Посмотрите на них! – махнул он рукой на Пирла и Амантис. – Они же размножаться начнут! Они уже снюхались!!!
Слово «снюхались» было подобрано абсолютно точно, поскольку новоиспечённая влюблённая парочка уже нежно тёрлась носами.
– А с какой скоростью они размножаются? – на всякий случай решила уточнить Мария. Поняв двусмысленность этого вопроса, она быстро поправилась:
– То есть, каков срок вынашивания беременности? И сколько детёнышей может появиться за раз?
– Лучше вам этого не знать! – сделал страшные глаза Хантер.
– А ты можешь отослать её обратно? – спросил Алекс.
– Если б мог – уже отправил бы! – чуть не взвыл от огорчения старейшина.
– Постойте-ка, – внезапно остановил его Ян. –  До меня только сейчас дошла одна мысль. Когда-то давно Борф рассказывал мне, что существует запрет на инородные тела в нашем мире, установленный Советниками Высшего Межгалактического Совета. Сам Борф находился на Земле по специальному разрешению этого Совета. У Ордена не будет проблем из-за нелегального нахождения здесь этой особи? И её потомства? – добавил он озадаченно, видя, с каким обожанием Амантис прижимается к Пирлу. – Нас же могут в порошок стереть за это!
– Проблемы – будут! Не-ре-аль-ны-е!!! – по слогам произнёс Хантер с таким трагизмом, с каким пророчат Апокалипсис.
– Нет, Хантер, ты слишком драматизируешь, – возразила ему Ника. – Ведь Эйшер сам является Советником! – вспомнила она. – И если он лично отправил нам этот «подарочек», – значит, всё будет в порядке! Как бы я не злилась на этого пушистого паршивца, но почему-то до сих пор ему доверяю. Я уверена, что у Ордена не будет неприятностей с Комитетом по надзору за деятельностью в иных мирах, - упокоила она коллег. – Блин! - хлопнула она себя рукой по лбу. – Я даже забыла, зачем я здесь! Ну, ты узнал наконец, что за опыты надо мной ставили? Эйшер тебе что-нибудь сказал? Ты можешь связаться с ним ещё раз, чтобы я поговорила с ним по душам?
– Далеко они уже, не получится у меня, – уже более спокойно покачал головой Хантер. – Я и сам бы ему с большим удовольствием таких трёхэтажных нагнул! – снова начал закипать старейшина, но вовремя остановился.
Сделав глубокий, шумный вдох-выдох для окончательного успокоения, он мягко взял Нику за руку.
– В общем, ничего особо страшного, – обнадёжил её инопланетянин, пристально заглядывая девушке в глаза. – Фертинги просто модифицировали, изменили твою генетическую структуру. На тебе это никак не отразится, разве что болеть будешь меньше, а вот твои дети… – загадочно замолчал он, наслаждаясь драматизмом момента.
– Что – мои дети? – не выдержав, вскричала девушка. – Хантер, ты смерти моей хочешь? Говори быстрее! – взмолилась она.
– Они будут особенными! – торжественно провозгласил старейшина. – Да нет же, глупенькая, сейчас ты не беременна, - прервал он хаотичные мысли Ники. – Я имею в виду, что, когда у тебя появятся дети, неважно когда и от кого, – они будут умнее, сильнее, выносливее, чем обычные люди. А уж об их паранормальных способностях я вообще молчу.
– Они будут похожи на лягушек? – в ужасе передёрнула плечами Ника, представив самое страшное.
– Учитывая, что они унаследуют твою внешность, – ты слишком самокритична, – хихикнул инопланетянин. – Эйшер просил передать тебе огромный привет и сказать, что он жутко сожалеет, что утаил от тебя правду. В своё оправдание он сказал, что эти опыты не имеют никакого значения: у совершенной женщины и дети будут самим совершенством. Тем более, что изменить произведённую в тебе генетическую модификацию он не в силах. Ещё он сказал какую-то странную фразу, что повесил на стену в своей каюте сломанные вилы и, глядя на них, часто вздыхает. У него там что, крыша поехала? – озабоченно поинтересовался он у Ники. – Испорченные вилы на стену вешает, монстров всяких мне телепортирует…
– Нет, крыша у него в порядке, – задумчиво возразила Ника, всё ещё пребывающая в шоке от услышанного. – Про вилы – потом расскажу, – уклонилась она от объяснений.
Медленно подойдя к окну, она оторвала от стекла кусок большого засохшего растения, прицепленного Хантером вместо жалюзи и распахнула настежь большую форточку. Девушке хотелось, чтобы свежий воздух помог ей выйти из состояния прострации, в котором она пребывала.
– Это ветер перемен! – торжественно изрёк Хантер, задумчиво глядя на развевающиеся на ветру волосы Ники.
– Каких перемен? – чуть ли не в один голос воскликнули Алекс и Ника.
– Разных, – вздохнул старейшина. – Время покажет. Иногда будущее бывает укрыто даже от тех, кто его делает…





Читать онлайн любовный роман - Кара небесная. Орден света -2 - Магдалина Анна

Разделы:
Магдалина Анна - Кара небесная


Ваши комментарии
к роману Кара небесная. Орден света -2 - Магдалина Анна



Мне очень понравилось!!!!2 года назад прочитала 1 книгу, запомнила, но не смогла найти продолжение!!! Сегодня прочитала 2 книгу!!!! Легко читается... Завтра прочитаю 3 книгу!!! Это ведь готовый сценарий фильма!!! Почему не снимают? СПАСИБО!!!!
Кара небесная. Орден света -2 - Магдалина Анналюдмила
18.02.2012, 18.23





Дорогие администраторы группы! Разместите, пожалуйста, на этом сайте продолжение серии "Орден Света"! Книга 3 называется "Ветер перемен".
Кара небесная. Орден света -2 - Магдалина АннаАнна
2.03.2016, 0.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Загрузка...