Читать онлайн Танцуй, пока можешь, автора - Льюис Сьюзен, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танцуй, пока можешь - Льюис Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.88 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танцуй, пока можешь - Льюис Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танцуй, пока можешь - Льюис Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Льюис Сьюзен

Танцуй, пока можешь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Очень скоро я убедилась, что не могла сделать большей глупости, чем остановиться в гостинице мистера Биллингса на Бейсуотер-роуд. Правда, этот веселый и жизнерадостный человек с гордостью сообщил мне, что я являюсь счастливой обладательницей единственного номера с ванной. Зато обои и занавеси в убогой комнатке были какого-то тусклого, неопределенного цвета, и, когда за хозяином закрылась дверь, я с большим трудом удержалась от слез.
Несмотря на то, что большое кресло рядом с торшером было как будто создано для чтения, мне удалось одолеть только первые несколько строчек «Девушки с. зелеными глазами».
Я пыталась занять себя походами по магазинам и прогулками в Гайд-парке, чтобы хоть как-то отвлечься от навязчивых мыслей об Александре. Но все было тщетно. Я не могла думать ни о ком и ни о чем другом. Долгие бессонные ночи я просиживала у зеркала, проводя пальцами по губам и вспоминая свои ощущения во время того единственного поцелуя. Мне так хотелось видеть его, прикоснуться к нему, что я готова была закричать.
В рождественское утро я развернула его подарок. Однажды, когда мы с Генри и Александром болтали о том, что бы каждый из нас сделал, имей он много-много денег, я выразила желание купить дорогие французские духи «Y». Александр запомнил те мои слова. Но я так волновалась, когда разворачивала сверток, что рука дрогнула и флакон разбился. Господи, как же я хотела, чтобы он был здесь, рядом со мной! Казалось, еще немного – и это нестерпимое желание просто задушит меня. Весь этот день я проплакала в подушку, как, впрочем, и почти весь следующий.
На третий день после Рождества, ближе к вечеру, в дверь моей комнаты постучали. Наверное, я спала, потому что в коридоре наступило небольшое оживление и женский голос сказал, что я, кажется, куда-то ушла. Заставив себя встать с кровати и уронив при этом на пол так и не прочитанную книгу, я открыла дверь. На лестничной площадке стоял мистер Биллингс.
При виде меня он просиял и начал что-то говорить, но, глядя мимо него, я уже почти ничего не слышала. Нет, этого просто не могло быть! Наверное, я все еще сплю. Он же не знает, куда я поехала…
– … так приятно принимать гостей, особенно на Рождество, – завершил свою речь мистер Биллингс и, похлопав Александра по плечу, легонько подтолкнул его ко мне.
Словно в тумане, я слышала, что Александр отказывается от предложенного чая, чувствовала, как он берет меня за руку. Когда за нами закрылась дверь, он размотал шарф, повернулся ко мне и спокойно сказал:
– С Рождеством!
Мой собственный дрожащий голос показался мн-е совершенно чужим. Казалось, он доносится откуда-то издалека.
– Но как ты узнал?.. Каким образом ты здесь?..
Рука Александра закрыла мне рот, прервав этот бессвязный поток вопросов, а уже через несколько мгновений он крепко обнимал меня и его еще прохладные от зимнего ветра губы прижимались к моим. Лишь спустя некоторое время я снова открыла глаза.
– Александр…
– Просто скажи, что любишь меня, Элизабет. Пожалуйста!
Он целовал мои глаза, щеки, нос и снова губы.
– Я не мог ни жить, ни думать, ни спать, ни есть. Я должен был видеть тебя. Элизабет, скажи мне, что и с тобой было то же самое! Скажи, что любишь меня так же сильно, как я люблю тебя!
– Я люблю тебя, – прошептала я чуть хрипловатым от подступивших к горлу слез голосом.
Александр, сбросил пальто на стул, потом снова взял меня за подбородок и развернул лицом к себе. Пытаясь улыбнуться, я прошептала:
– Не хочу больше ждать.
Он стал целовать меня, дрожащими пальцами расстегивая мое платье. Не помню, как мы оба разделись. Почти все это время я боялась взглянуть в его сторону, боялась, что он будет разочарован, но каждой клеточкой своего тела ощущала его близость.
Прижав меня к себе, Александр расстегнул мой лифчик, и тот упал на пол, а я услышала громкий, судорожный вдох. Я попыталась было прикрыться, стесняясь твердых, торчащих вперед сосков, но Александр взял мои руки и, опустив их вниз, притянул к себе.
– Посмотри на меня, Элизабет, – прошептал ни. – Посмотри же туда!
Я послушно опустила глаза, загипнотизированно глядя на свои собственные, но, казалось, живущие отдельной жизнью руки. Александр начал гладить мою грудь и почти тотчас же издал странный гортанный звук. А моя рука вдруг стала мокрой. Отвернувшись и зарывшись лицом в ладони, Александр дрожал от бессильной злости на самого себя. Я же беспомощно стояла рядом, совершенно не зная, что предпринять. Но вот он сорвался с места и скрылся в ванной.
Когда я вошла туда, он стоял у умывальника и, казалось, пристально рассматривал какое-то невидимое пятнышко на его поверхности.
– Александр…
– Не надо, – буркнул он. – Мне не нужна твоя жалость.
– Я люблю тебя. – Подойдя поближе, я положила голову ему на плечо. – И совершенно незачем сердиться. Иногда такие вещи случаются в первый раз.
– Откуда ты знаешь? – огрызнулся он.
Обвив его руками, я начала целовать гладкую кожу плеча. Александр резко повернулся и снова сжал меня в объятиях.
– Я просто ничего не мог с собой поделать.
– Я понимаю.
Завернувшись в полотенце, он присел на край ванны. Я прижала его голову к груди и легонько перебирала темные волосы. Он так старался быть смелым за нас обоих! Теперь пришла моя очередь.
– Может быть, вернемся в комнату?
Александр кивнул, и я повела его за собой к постели.
Некоторое время мы просто тихо лежали рядом. Но вот, приподнявшись на локте, он первый нарушил молчание.
– Элизабет… То, что ты сказала… Ну, насчет того, что такое случается в первый раз… – Его напряженный взгляд был прикован к моему лицу. – Я просто не могу подобрать нужные слова, чтобы выразить, как много ты для меня значишь.
Закрыв глаза, я обняла его за шею, притянула к себе и начала целовать. Прошло совсем немного времени, прежде чем в нем снова проснулась страсть.
Когда Александр заговорил, его голос был хриплым от волнения.
– Ты думаешь, мы можем попробовать еще раз?
Я кивнула, и в тот же миг у меня перехватило дыхание, потому что губы Александра коснулись моей груди. Я вытянулась на кровати и всем телом прижалась к нему. Мне было так страшно, что я закрыла глаза, позволяя ему устранить последнюю преграду, разделяющую нас. Он начал осторожно ласкать меня пальцами, я невольно застонала. Никогда прежде мне не доводилось испытывать ничего подобного. Крепко зажав ногами руку Александра, я посмотрела ему в глаза и попыталась произнести его имя. Александр слегка раздвинул мои ноги и лег сверху. Я ощущала, как с каждой секундой все больше и больше открываюсь ему навстречу, пока наконец одно последнее движение окончательно не соединило нас. Коснувшись моих губ, Александр попытался войти еще глубже. Но резкая боль заставила меня вскрикнуть, и он остановился.
– С тобой все в порядке? – обеспокоенно прошептал он.
Я кивнула. И вскоре действительно все стало по-другому. Наши тела начали двигаться в унисон, меня переполняло незнакомое, почти непереносимое блаженство. Он приподнял руками мои бедра, стараясь как можно глубже погрузиться в меня. Я обвила его ногами, и Александр стал двигаться все быстрее и быстрее, до тех пор пока его учащенное дыхание не перешло в последний, долгий стон, а тело не обмякло, всей тяжестью придавив меня к кровати.
Мои руки сжимали Александра, как бы пытаясь унять бьющую его дрожь. Наши тела были влажными и липкими от пота, я чувствовала, как учащенно бьется его сердце, но хотела, чтобы он не отстранялся и оставался во мне как можно дольше. Когда же Александр снова поцеловал меня, я ощутила на его щеках соленую влагу и поняла, что он плачет.
Постепенно наши объятия разжались, и Александр вытянулся рядом. Мне вдруг показалось, что что-то не так, стало страшно. Вдруг он сожалеет о происшедшем между нами? Ведь я так легко и беспрекословно отдалась ему. Что, если он презирает меня за это? Глядя на него, сидящего теперь на краешке кровати, я несколько раз тщетно пыталась заговорить, но, казалось, страх отнял у меня дар речи.
– Не могу выразить, как я благодарен тебе, Элизабет! – прошептал наконец Александр. – Я готов ради тебя на все! – Он повернулся ко мне. – Ты так необыкновенно красива, Элизабет. А то, что ты мне сейчас подарила, это… Скажи, что я могу для тебя сделать?!
Я закрыла глаза, с трудом сдержав вздох облегчения, и протянула к нему руки:
– Просто будь со мной. Все, что тебе надо делать, – это просто быть рядом.
– Но я же знаю, что могу дать тебе больше, – продолжал настаивать Александр. – Я в этом уверен! Просто подскажи, что мне нужно делать.
– Я не знаю.
Глаза Александра впились в мои, и я увидела в них сомнение.
– Можно, я попробую? – наконец спросил он.
Я кивнула, и его руки начали гладить мое тело. Когда его пальцы вновь оказались у меня между ног, я поняла, чего именно жаждала все это время. Своей рукой я направила их туда, куда мне хотелось, и испытала нечто настолько восхитительное, что даже не буду пытаться это описать.
Я ненадолго заснула, а когда проснулась, увидела, что пальцы Александра нежно гладят мои соски. У него было странное, задумчиво-недоуменное выражение лица, как будто он никак не мог понять, что же все-таки происходит с моим телом. Почувствовав, что я наблюдаю за ним, он улыбнулся и прошептал:
– Давай снова займемся любовью.
Позднее, принеся снизу чай и бутерброды, я тщетно пыталась сделать рассерженный вид, выговаривая Александру за то, что перед отъездом из школы он заглянул в мой дневник и таким образом узнал, где я буду.
– Не надо так неубедительно хмуриться, Элизабет, – говорил он, сидя на кровати и с жадностью поедая бутерброд с индюшатиной. – Я же знаю, что ты была очень рада увидеть меня. Разве не так?
Я преувеличенно небрежно пожала плечами:
– В некотором роде.
– В некотором роде?! – чуть не подавился Александр. – Тогда мне страшно даже подумать, и каком состоянии я был бы сейчас, окажись твоя радость полной! И перестань, пожалуйста, туда смотреть. Ты же прекрасно знаешь, как это на меня действует!
– Никуда я не смотрю, – возмутилась я. – А теперь ответь мне на такой вопрос: как насчет твоих родителей. Что они думают о том, где ты сейчас находишься?
Александр небрежно пожал плечами:
– В Лондоне.
– И чем же ты занимаешься в этом замечательном городе?
– По крайней мере не тем, что сплю с младшей кастеляншей Фокстона. Уж на этот счет можешь быть спокойна!
Улыбка сбежала с моего лица.
– Не говори так. Пожалуйста, не надо!
– Извини Я сказал дома, что еду на какое-то шоу еще с несколькими ребятами.
– Так значит, ты приехал только на один день?! – Пытаясь скрыть свое отчаяние, не дать ему прорваться наружу, я совершенно бессознательно поднесла руку к груди. Казалось, сердце просто не выдержит этого потрясения.
Даже не глядя на меня, Александр мгновенно почувствовал мое состояние. Он подошел и опустился рядом на колени.
– Я не уеду сегодня, Элизабет. Я просто не могу от тебя уехать.
Он был так отважен и в то же время так юн! О Господи, что же с нами будет?
Двумя днями позже мы решили наконец куда-нибудь выбраться и отправились на утренний спектакль. «Счастливые дни» Беккета – пьеса, мягко говоря, жутковатая, но даже на ней мы ухитрились хохотать до слез. Особенно нас веселило, что Винни, зарытая по пояс в землю, коротает время, полируя ногти и перебирая содержимое сумочки.
В течение всего спектакля Александр держал мою руку, время от времени наклоняясь, чтобы поцеловать меня. Точно так же он делал, думая, что я сплю. Я тоже не удержалась и поцеловала его, когда он спал. Во сне Александр казался особенно юным и уязвимым. Ведь несмотря на показную уверенность в себе, он, как и я, боялся всего, что могло разрушить наше счастье. Казалось, временами он не верил, что все это происходит с нами наяву. Тогда он подолгу смотрел на меня и умолял сказать, как я его люблю. Я смеялась и говорила всякие романтические глупости до тех пор, пока он не начинал смеяться тоже.
После спектакля мы решили не возвращаться сразу в гостиницу, а посидеть в каком-нибудь шумном ресторанчике в районе Ковент-Гардена. Мы уже почти дошли до рынка, когда случилось нечто ужасное: Александр заметил миссис Дженкинс, шедшую нам навстречу под руку с мужем. Быстро втолкнув меня в ближайший дверной проем и закрыв собой, он прижал мою голову к своей груди.
Миссис Дженкинс проплыла мимо, даже не взглянув в нашу сторону, но мы еще долго стояли не шевелясь, оцепенев от страха разоблачения. Немного придя в себя, мы посмотрели друг на друга. В тот момент мы подумали об одном и том же – это только начало. В нашей уединенной маленькой комнатке на Бейсуотер было легко убеждать себя в том, как мужественно мы будем противостоять миру. В реальной жизни все оказалось гораздо сложнее.
Вечер был безнадежно испорчен, и мы возвращались в гостиницу в полном молчании. К тому времени, как мы дошли, я уже точно решила, что буду делать. После встречи с миссис Дженкинс я испытывала мучительный, жгучий стыд. Как я могла допустить то, что произошло между нами?! Я живо представила себе презрительные и осуждающие взгляды родителей Александра, мисс Энгрид, мистера Лоримера, мистера Эллери и всех остальных мальчиков, которые любили меня и доверяли мне. А подумала ли я о самом Александре, о том, как наши новые отношения могут отразиться на нем? Ведь он не более чем своевольный, упрямый и испорченный ребенок. Ребенок.
И если он выглядел старше. и старался вести себя, как взрослый, это еще не отменяло того факта, что ему пока не было семнадцати лет. Нет, происходящему между нами нужно немедленно положить конец, как бы больно это ни было. Продолжение наших отношений может привести к самым ужасным последствиям как для меня, так и для Александра.
Он уже собирался открыть дверь гостиницы, когда я остановила его, заставила повернуться ко мне и как можно мягче сказала:
– Александр, я хочу, чтобы ты сейчас собрал свои вещи и ушел. Нет-нет! Ничего не надо говорить. Давай не будем спорить. Я этого не вынесу. Нам необходимо расстаться, и чем скорее мы это сделаем, тем будет лучше. Иначе отношение окружающих омрачит все то светлое и прекрасное, что было между нами. Я решила не возвращаться в Фокстон в новом году и…
– Элизабет, – рука Александра закрыла мне рот, – я остаюсь здесь, с тобой. Пожалуйста, давай зайдем в гостиницу. Нам необходимо поговорить, я это прекрасно понимаю, но не надо прогонять меня подобным образом.
Горечь предстоящей потери была настолько невыносима, что у меня сдавило горло и слова выговаривались с большим трудом.
– Александр, поверь, так будет легче для нас обоих. Разговор лишь причинит лишнюю боль. Сей час я немного пройдусь, а ты тем временем собери свои вещи…
– Ты же говорила, что любишь меня.
Задыхаясь от душивших меня слез, я покачала головой:
– Это действительно так, но я не могу, не могу… – Душевные силы оставили меня и, вырвав руку, я побежала прочь.
Я бесцельно бродила где-то около часа, ни о чем не думая и не вполне осознавая, куда иду. Мне было страшно возвращаться, но я прекрасно понимала, что рано или поздно это придется сделать. Наконец, собрав все свое мужество, я вернулась на Бейсуотер и открыла дверь комнаты. Александр сидел на кровати и ждал меня.
Закрыв дверь, я молча смотрела на него опухшими и покрасневшими от слез глазами. Поднявшись, Александр взял меня за руку и подвел к кровати.
– Сядь. Я хочу, чтобы ты выслушала меня. И пообещай, пожалуйста, не перебивать.
Я кивнула, и Александр заговорил, глядя мне прямо в глаза:
– Я прекрасно понимаю: все будут утверждать, что в моем возрасте человек еще не способен отдавать себе отчет в собственных поступках, что я разрушаю свою жизнь и многое-многое другое. Но для меня это не имеет никакого значения, потому что любые слова не властны изменить мое отношение к тебе. Конечно, нам будет непросто, ведь даже ты считаешь меня слишком молодым для того, что произошло между нами. На это я могу ответить только одно – из всех моих любимых книг и фильмов следует, что в настоящей любви возраст не имеет значения. А я люблю тебя и хочу, чтобы ты и в дальнейшем была самой важной частью моей жизни. Остальное мне совершенно безразлично. Я понимаю, в будущем у меня появятся и другие важные вещи, но любить я всегда буду только тебя. Что бы ни произошло, мое чувство к тебе останется неизменным. Ты даже не представляешь, как много для меня значишь! Без тебя жизнь теряет всякий смысл. К чему я все это говорю? К тому, чтобы ты поняла: я не просто люблю тебя. Я совершенно точно знаю, что буду любить тебя всегда. И если ты не поверишь мне, вполне возможно, что нам придется ждать вечно, прежде чем ты сможешь в этом убедиться. Но как бы ты ни отнеслась к моим словам, все равно ничто не изменит моих чувств к тебе. А поэтому, Элизабет, пожалуйста, не вычеркивай меня из своей жизни.
В сгустившихся сумерках я почти не могла различить его лица. Когда он умолк, я некоторое время сидела неподвижно, а потом встала и подошла к нему. Александр протянул руки мне навстречу и усадил к себе на колени. Погладив его по лицу, я почувствовала теплую влагу и поняла, что он плачет.
– Так же, как и ты, я не знаю, что принесет нам будущее, но будем надеяться, что наша любовь окажется достаточно сильной, чтобы этому противостоять.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танцуй, пока можешь - Льюис Сьюзен



Страшнее, чем "Ребекка" Дю Морье!))Вот так им всем и надо!
Танцуй, пока можешь - Льюис СьюзенТатьяна
5.02.2013, 6.30





очень понравился роман, рекомендую прочесть!
Танцуй, пока можешь - Льюис СьюзенАнна
11.02.2013, 14.35





зачем так заканчивать книгу.герои итак уже достаточно много пережили.неужели трудно написать ''и жили они долго и счастливо''
Танцуй, пока можешь - Льюис Сьюзенвиктория
1.01.2014, 8.18





А мне кажется, что они все-таки будут вместе. Ведь все перемены происходили с ними именно после посещения этого места. Немного разочаровал Александр, слишком много несправедливо обижал Элизабет. Но ведь она старше его и поэтому всегда прощала, не требуя ни объяснений, ни извинений.
Танцуй, пока можешь - Льюис СьюзенБЭЛА
3.01.2014, 17.13





Книга понравилась, захватила сразу,конец разочаровал.Как в советских фильмах. Так и хотелось ее с утеса скинуть. Может там еще страниц не хватает...
Танцуй, пока можешь - Льюис Сьюзенанна
5.09.2016, 19.16





Книга понравилась, захватила сразу,конец разочаровал.Как в советских фильмах. Так и хотелось ее с утеса скинуть. Может там еще страниц не хватает...
Танцуй, пока можешь - Льюис Сьюзенанна
5.09.2016, 19.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100