Читать онлайн Последний курорт, автора - Льюис Сьюзен, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний курорт - Льюис Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний курорт - Льюис Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний курорт - Льюис Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Льюис Сьюзен

Последний курорт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Пенни так резко остановилась на пороге офиса, что следовавшие за ней Самми и Джеффри — дизайнер, которого они только что встретили в аэропорту, — столкнулись друг с другом, а затем с любопытством выглянули из-за ее плеча, чтобы посмотреть, что же стало причиной этой небольшой катастрофы.
Четырехметровый производственный стол не был сюрпризом для Пенни, она знала о его доставке, но количество компьютерных дисплеев, на которых высвечивались меню входа в информационные файлы, оказалось столь же неожиданным, сколь и впечатляющим. Однако в данный момент наибольшее удивление Пенни вызвало количество людей, которые стояли и сидели, потягивая кофе, лениво болтали, вероятно, ожидая ее прибытия. По правде говоря, если бы Пенни не заметила в дальнем конце комнаты Мариель, то могла бы подумать, что просто ошиблась адресом.
Взяв себя в руки. Пенни пробралась к Мариель сквозь толпу и, не обращая внимания на человека, с которым та разговаривала, спросила:
— Не потрудитесь ли вы объяснить мне, что все это значит?
— А, Пенни!.. — приветливо откликнулась Мариель и наградила свою начальницу таким снисходительным взглядом, что Пенни почувствовала, как краснеет. — Доброе утро. Мы ожидали вас немного раньше. — Отвернувшись, Мариель захлопала в ладоши, требуя полной тишины.
— Дамы и господа, — начала Мариель, когда все головы повернулись в ее сторону. — Разрешите представить вам Пенни Мун. Она будет проводить совещание, на которое я вас сюда пригласила, и если у кого-то имеются вопросы, замечания или стоящие предложения, то прошу не стесняться. Прежде всего я бы хотела, чтобы каждый из вас представился мадемуазель Мун, сообщив свое имя и то, чем вы будете заниматься в нашем новом журнале. Если вы сядете за стол, то вся процедура пойдет по часовой стрелке. С Клотильдой мы уже знакомы, поэтому, Селин, начнем, пожалуй, с вас.
— Bonjour, mademoiselle.
type="note" l:href="#FbAutId_5">[5]
, — начала симпатичная женщина, когда Пенни остановила на ней ошеломленный взгляд. — Меня зовут Селин Минодьер. Я специализируюсь на кулинарии, поэтому буду предоставлять обзоры ресторанов и рецепты.
— Bonjour, mademoiselle, — с улыбкой поздоровался мужчина средних лет, сидевший рядом с Селин. — Et bienvenue en France.
type="note" l:href="#FbAutId_6">[6]
Меня зовут Барнабе Монрей, я помощник редактора.
— Salut.
type="note" l:href="#FbAutId_7">[7]
— Следующим был парень с веселым лицом. — Я англичанин, зовут Пол Смит, я внештатный автор.
Уже было собрался представиться следующий из присутствующих, но в этот момент Пенни наконец вышла из ступора и, всеми силами скрывая свое недовольство, вскинула вверх руку.
— Так, достаточно! — воскликнула она. — Я не совсем понимаю, что здесь происходит, но, думаю, скоро разберусь. Поэтому, перед тем как мы продолжим, хочу сообщить, что какие бы обещания ни дала вам Мариель, все они недействительны, поскольку она не имеет права принимать кого-либо на работу. Однако я с удовольствием встречусь с каждым из вас лично в процессе предстоящего собеседования. — Повернувшись на каблуках, Пенни посмотрела на Мариель и сказала:
— А сейчас прошу вас ко мне в кабинет.
Уже почти на пороге Пенни услышала за спиной голос Мариель:
— Мсье Виллерз одобрил каждого…
— Ко мне в кабинет! — резко оборвала ее Пенни, распахнула дверь и прошла внутрь, вся дрожа от ярости. — Закройте дверь! — рявкнула она вошедшей вслед за ней Мариель.
Испустив печальный вздох, Мариель толчком захлопнула дверь. В белой блузке и костюме цвета морской волны Мариель до кончиков ногтей выглядела редактором.
Она неторопливо проследовала к столу Пенни, скрестила руки на груди и выставила одну ногу вперед, перенеся тяжесть тела на другую.
— Где Дэвид? — сняв пальто и швырнув его на кресло, потребовала ответа Пенни. — А это еще что такое? — тут же спросила она резким тоном, рассматривая разбросанные листы на своем столе.
— Мои бумаги, — безмятежно ответила Мариель, словно это Пенни незаконно вторглась в ее владения. — Вчера я работала здесь допоздна…
— Так уберите их и больше не пользуйтесь моим кабинетом без разрешения! — оборвала ее Пенни. — Я повторяю, где Дэвид?
— Боюсь, что не знаю этого, — ответила Мариель, подперев подбородок пальцем, невольно привлекшим взгляд Пенни своим безукоризненным маникюром.
Глаза Пенни сверкнули.
— Предлагаю вам разыскать его и сообщить, что я хочу увидеться с ним до конца рабочего дня. И если вы еще раз попытаетесь поставить меня в такое неудобное положение, как сегодня, я тут же уволю вас!
Все ясно?
Мариель только ухмыльнулась вместо ответа.
Отведя взгляд в сторону. Пенни бросила на кресло свой портфель.
— Так, мне нужны анкеты, рекомендации и образцы публикаций каждого, кто сейчас ожидает в офисе. Если кто-то позабыл про это, пусть отправляется домой и возьмет все, что требуется. Каждому сотруднику я уделю ровно двадцать минут, а вы составьте расписание собеседования. Те, с кем нет необходимости говорить прямо сейчас, могут прийти в другой день или связаться со мной по телефону и договориться о встрече. А теперь уберите мой стол, пожалуйста.
Не проронив ни слова, Мариель неспешно сложила бумаги в аккуратные стопки, собрала их и понесла к двери.
— Найдите там мою сестру Саманту, — сказала ей вслед Пенни. — С ней дизайнер. Пригласите их обоих ко мне в кабинет.
Когда за Мариель захлопнулась дверь. Пенни обхватила голову руками и закрыла глаза. Кровь стучала в висках, лицо покрылось испариной. Пенни не привыкла разговаривать с людьми таким тоном, но она никогда раньше и не была в роли начальника. Ну о какой власти можно было говорить, если этот несносный Дэвид Виллерз выделывает за ее спиной такие штучки? Ноздри Пенни раздувались от возмущения. И где, черт побери, этот проклятый трус?
Услышав, как открывается дверь, Пенни подняла голову: в кабинет с чашкой кофе в руках осторожно входила Клотильда. Только тут Пенни обратила внимание на свежевыкрашенные стены, дополнительные кресла и столы и подумала, что теперь ее рабочее помещение выглядит гораздо солиднее и уютнее.
— Вы моя спасительница. — Пенни улыбнулась Клотильде, поставившей чашку на стол. Следом за Клотильдой в кабинет вошли Самми и Джеффри. — Нет, останьтесь, — попросила Пенни, заметив, что Клотильда собирается уйти.
На лице Самми блуждала довольная ухмылка, выражавшая явное одобрение.
— Ну и сучка! — хмыкнула она. — Ты ее уволила?
— Пока нет, — отозвалась Пенни. — Но, вероятно, придется уволить. Клотильда, это моя сестра Самми, а это Джеффри, дизайнер.
В глазах Джеффри, в два раза увеличенных толстыми линзами очков, засветилась ласковая улыбка, и он галантно пожал руку Клотильде.
Заметив, как изменились лица присутствующих. Пенни пришла в хорошее настроение. Приветливость Джеффри передалась не только Клотильде, но и Самми, тоже поздоровавшейся с Клотильдой за руку. На мгновение у Пенни мелькнула мысль попросить Клотильду предупреждать ее, если Мариель снова позволит себе своевольничать, но вносить раскол в ряды собственной гвардии на этой стадии, пожалуй, было неразумно.
— Клотильда, — обратилась к ней Пенни, — не могли бы вы уже сегодня до обеда подобрать мне секретаршу, хотя бы временно? Надо было подумать об этом раньше, но у меня голова постоянно забита массой других дел.
Морщинистое лицо Клотильды расплылось в улыбке.
— Между прочим, могу порекомендовать вам свою племянницу Бриджит. Она приехала из Нанта и живет у нас. На следующей неделе ей исполняется девятнадцать.
— А у нее есть какой-нибудь опыт этой работы?
Клотильда усмехнулась:
— Боюсь, что нет. И честно говоря, ее английский оставляет желать лучшего. Но она смышленая девушка, очень энергичная и могла бы помочь, пока вы не найдете кого-то более подходящего.
— Благодарю вас. — Пенни улыбнулась. Она с удовольствием предложила бы самой Клотильде должность секретарши, но у той было постоянно полно домашних дел; вряд ли она сможет работать в том ритме, который Пенни намеревалась предложить своим сотрудникам. Отдых им уж точно не светит, по крайней мере в течение нескольких ближайших месяцев. — А сейчас, если можно, помогите Мариель: нужно составить список тех, кто будет проходить собеседование, — попросила Пенни.
— Ты собираешься разговаривать с каждым из них? — удивилась Самми, устроившаяся в одном из стоящих напротив стола Пенни потертых кожаных кресел с обитыми железом ножками.
— Было бы безумием не сделать этого, — ответила Пенни, прихлебывая кофе. — Они сейчас все здесь, и, насколько я понимаю, среди них могут оказаться прекрасные сотрудники. А если их прислал тот, на кого я рассчитываю, то хороших специалистов окажется много.
— А кто, ты думаешь, их прислал? — поинтересовался Джеффри, снимая твидовый пиджак и демонстрируя отличные красные подтяжки поверх яркой желтой рубашки.
— Я дала Мариель список, который мне любезно предоставил редактор «Утренней Ниццы». И еще этот человек пообещал сделать несколько звонков от моего имени.
Я полагаю, он не забыл своего обещания. Мариель тоже звонила от моего имени, и это хорошо, но она не имела права что-то гарантировать и тем более принимать на работу хоть кого-то без моего одобрения.
— И Мариэль действительно заручилась одобрением Дэвида? — продолжала расспрашивать Самми.
— Так она говорит, и думаю, что не лжет. Но об этом мы еще с ним потолкуем… когда он соизволит объявиться. А пока надо провести собеседование, и мне бы хотелось, чтобы вы оба помогли мне.
— Я тоже? — удивился Джеффри. — Но…
— И ты тоже, — подтвердила Пенни тоном, не допускающим возражений. — Мне понадобятся дополнительные мнения и интуиция, вот я вас и послушаю.
К шести часам вечера, ошалевшая от пестроты тем, которые ей пришлось обсуждать почти без передышки, Пенни успела провести собеседование с пятнадцатью из примерно двадцати претендентов. Большинство из них были сразу приняты на постоянную работу, остальные — в качестве внештатных сотрудников. Теперь у журнала имелись директор по рекламе, директор по торговле и маркетингу, редактор раздела моды и два помощника редактора. Как выяснила Пенни, только директор по рекламе и директор по маркетингу лично беседовали с Дэвидом.
Длинный список авторов включал специалистов буквально во всех областях — от французской бюрократии до головоломок и кроссвордов, что, как с усмешкой подумала Пенни, в сущности, было одно и то же.
И все же Пенни немало удивил тот факт, что за столь короткий период времени, пусть и с помощью редактора «Утренней Ниццы», на этом небольшом участке побережья удалось отыскать так много талантливых сотрудников.
— У меня такое ощущение, как будто я что-то не учитываю, а у вас? — обратилась Пенни к Самми и Джеффри, когда они снова остались одни в кабинете. — Я имею в виду, что слишком уж все оказалось чертовски просто.
Я думала, что на подбор штата уйдет по крайней мере месяц или два. А сейчас я могу назначать производственное совещание в полном составе хоть на завтра.
Джеффри пожал плечами:
— На твоем месте я бы не волновался: это всего лишь означает, что у тебя появился шанс выпустить первый номер журнала в конце августа. Кстати, рискну высказать банальную мысль: тебе еще надо найти хорошую типографию.
— Да, я не забыла, — заверила Пенни. — Мы вернемся к этому сразу после завтрашнего совещания. — Бросив ручку на лежавший перед ней блокнот, она повернулась и, устраиваясь поудобнее, закинула ноги на подлокотник стоявшего рядом кресла, в котором сидела Самми. — Ты что-то совсем затихла, детка, — обратилась Пенни к сестре.
— М-м, я просто думаю, что, если бы здесь работала Сильвия… Понимаешь, она бы пригласила своих проверенных любимых сотрудников, пустила бы в ход свои связи… Как ты считаешь?
— Вполне возможно, — ответила Пенни, сладко потягиваясь. — И никто не посмел бы упрекнуть ее в этом. В конце концов это ее деньги. Ладно, не знаю как тебе, а мне срочно требуется подкрепиться, прежде чем начать подготовку к завтрашнему дню. Джеффри, можешь идти.
Ты, должно быть, устал, ведь самолет прилетел утром, да и в отель тебе надо устроиться, так?
— А разве он не у нас будет жить? — спросила Самми, повернувшись к Джеффри. — Места ведь полно.
Джеффри улыбнулся.
— Пенни предложила, но я нелюбезно отказался. Со временем найду себе где-нибудь небольшую квартиру со студией, а пока и отель сойдет. Ладно, если ты уверена, что я тебе больше не нужен, то я пошел.
— Сообщи Бриджит свой номер телефона в отеле, — предупредила Пенни. — Возможно, мне понадобится позвонить тебе вечером. Если не застану, то оставлю для тебя сообщение. Да, и еще, пока ты здесь, попроси Бриджит принести нам с Самми что-нибудь поесть.
Почувствовав, что пора немного размяться. Пенни вышла из кабинета вслед за Джеффри. В офисе еще оставалась Мариель, которая сидела за своим столом и занималась неизвестно чем. Подождав, пока за Бриджит и Джеффри закроется дверь. Пенни поинтересовалась, удалось ли Мариель связаться с Дэвидом.
— Да, — ответила та, не поворачивая головы.
— И что? — Пенни устало вздохнула.
— Он будет на завтрашнем совещании.
— А где он сейчас?
— Не сказал.
Пенни бросила многозначительный взгляд на Самми.
— Что ж, тогда дайте мне номер телефона, по которому вы звонили ему.
— Он сам мне звонил.
— Понимаю. И когда это было?
— Несколько часов назад.
— Так почему вы не соединили его со мной?
— У вас было собеседование, — напомнила Мариель.
Подождав несколько секунд. Пенни неожиданно звонко шлепнула ладонью по столу Мариель, отчего та подскочила.
— Благодарю. — Пенни улыбнулась, когда Мариель наконец-то соизволила посмотреть на нее. — Полагаю, вы уже знаете, что я приняла на работу большинство из тех, с кем беседовала, но две кандидатуры я отклонила. Первая — кинокритик, — потому что у меня другие планы относительно этой рубрики, и вторая — редактор раздела «Страдания и муки», — потому что этим будет заниматься Саманта.
Мариель покосилась на Самми.
— Семейственность разводите? — равнодушным тоном поинтересовалась она.
— Именно так, — согласилась Пенни. — А теперь вернемся к вопросу о кадрах. Я бы хотела знать, как вам удалось подобрать всех этих замечательно талантливых людей за такой короткий промежуток времени?
Мариель пожала плечами:
— Это было нетрудно. Я знаю многих из них.
Пристальный взгляд Пенни встретился со взглядом Мариель, и хотя та явно не собиралась признать, что ее заслуга в подборе сотрудников была не столь уж велика, она все же смутилась и покраснела.
Пенни быстро перевела взгляд на Самми, которая наблюдала за ними из дверного проема, и предложила, изо всех сил стараясь, чтобы ее тон не показался ледяным:
— Давайте-ка пройдем в мой кабинет: я думаю, пришло время разобраться наконец в наших отношениях.
Мариель с интересом посмотрела на Пенни, и уже второй раз за этот день в ее взгляде промелькнула снисходительность.
— Так больше продолжаться не может. — Пенни с огорчением чувствовала, что опять заводится. — Я искренне готова считать вас неотъемлемой частью нашей команды, но и вы, в свою очередь, должны признать, что я ваша начальница.
— Уточним: мой начальник — Дэвид, — спокойным тоном заметила Мариель.
Пенни глубоко вздохнула, закрыла глаза и принялась считать до десяти, но не успела она снова заговорить, как Мариель опередила ее своим вопросом:
— Не могли бы вы сказать мне, какой квалификацией обладает ваша сестра, чтобы возглавить рубрику «Страдания и муки»?
Пенни посмотрела на Самми, и та легонько покачала головой.
— Квалификация Самми известна мне, — ответила Пенни, — и будет известна также Дэвиду. А вам следует знать только то, что Сильвия Старк с удовольствием одобрила мое решение. И откровенно говоря, Мариель, если вы не измените свое поведение, то следующим моим шагом, который с удовольствием одобрит Сильвия Старк, будет решение о вашем увольнении.
Мариель с гордым видом поднялась из-за стола, глаза ее сверкали злобой. Не говоря ни слова, она собрала вещи в портфель, подошла к вешалке и надела пальто.
— Уже второй раз за сегодняшний день вы угрожаете мне, — произнесла она ледяным тоном. — Больше я не доставлю вам неприятностей. Я ухожу сама. — Распахнув дверь, Мариель вышла из офиса.
— Да пошла ты!.. — пробормотала Пенни.
— Скатертью дорога, — поддержала Самми.
Пенни повернулась к сестре и покачала головой.
— Как бы мне ни было больно, но я должна признать, что она нужна нам. Перед нами стоит ужасно сложная задача, а ее знание региона и умение все устраивать, как это она продемонстрировала сегодня, слишком ценны для меня, чтобы позволить Мариель уйти из журнала.
— Так что же ты собираешься делать? — удивилась Самми.
— Сейчас? Собираюсь начать подготовку к завтрашнему совещанию. А рано утром я проглочу свою гордость и позвоню ей.
Хотя накануне ей пришлось трудиться почти до полуночи, в семь часов утра Пенни уже вновь сидела за своим рабочим столом. До восьми, пока не пришла Клотильда, она находилась в кабинете одна. Сестра осталась дома изучать вопросы современной психологии. Вечером Пенни поставила перед Самми еще одну задачу — отыскивать информацию обо всех происшествиях на побережье, особенно в портовых районах. У Пенни имелись определенные соображения по поводу новой рубрики, и если все получится как задумано, то будет совсем неплохо.
Она еще раз перечитала план предстоящего совещания и убедилась, что не упустила ни одного вопроса из длинного списка, который она составила заранее. В этот момент дверь ее кабинета распахнулась, и вошел Дэвид Виллерз.
Пенни моментально охватила нервная дрожь, но, решив вести себя любезно и по крайней мере попытаться наладить партнерство, так необходимое им обоим, Пенни изобразила на лице радушную улыбку.
— Привет. — Дэвид усмехнулся. Похоже, он нашел теплый прием с ее стороны столь же забавным, сколь и неожиданным. На его волнистых белокурых волосах поблескивали капли дождя, а утонченное лицо было все таким же симпатичным и самоуверенным. Пенни даже не очень поняла, что вызвало у нее большее раздражение в тот момент, когда Дэвид вошел в кабинет, — то ли выражение лица, то ли исходившая от него властность, которая, как ей показалось, сводит на нет весь ее авторитет. На Дэвиде были светло-голубые джинсы и такая же рубашка под выцветшим синим свитером. Развалившись в кресле для посетителей, он, казалось, чувствовал себя в этом кабинете даже более свободно, чем сама Пенни.
— Ну, как дела? — поинтересовался он.
— Спасибо, отлично, — ответила Пенни. — Очень любезно с вашей стороны почтить нас сегодня своим присутствием.
— Ладно, не берите в голову. — Дэвид небрежно махнул рукой. — Между прочим, я собирался быть здесь раньше, но возникла парочка вопросов, поэтому я прилетел только поздно вечером.
— Понимаю, — промолвила Пенни, не трудясь даже поинтересоваться, где же все-таки он пропадал. — Вчера я весь день беседовала с будущими сотрудниками журнала, — продолжила она, возвращая взгляд на лежавшие перед ней бумаги и таким образом давая Дэвиду понять, что у нее есть более важные дела, чем общение с ним. — Это кажется просто невероятным, но мы почти полностью укомплектовали штат. И все же я буду очень благодарна вам, если в дальнейшем вы не станете принимать такие важные решения, не посоветовавшись со мной.
— Договорились, — любезно согласился Дэвид.
— Еще меня интересует, — Пенни уставила на Дэвида подозрительный взгляд, — откуда в такой короткий срок появилось столько талантливых сотрудников?
Дэвид рассмеялся:
— А вы не думаете, что это ваша заслуга? Ведь именно вы нанесли визит редактору «Утренней Ниццы» и так очаровали его, что он предоставил вам список, с которым и работала Мариель. А я… Что ж, я тоже очень рад: вы одобрили и пару моих кандидатур.
Пенни не спускала с него прищуренного взгляда, но мгновенно опустила глаза, как только заметила, что Дэвид тоже прищурился.
— Похоже, здесь много всяких пунктиков. Вам так не кажется? — спросил он, разглядывая потолок.
Пенни нахмурилась:
— О чем вы говорите?
— У Мариель пунктик по поводу вас, а у вас, похоже, пунктик по поводу меня…
— Дэвид, у меня нет никаких пунктиков по поводу вас, — заверила Пенни, сама удивляясь своему необычайному терпению. — У меня есть только желание наладить работу журнала — с вашей помощью или без таковой.
Дэвид усмехнулся:
— Эй, уж не собираетесь ли вы и меня уволить, а?
— Если вы имеете в виду Мариель, то я ее не увольняла, она уволилась сама.
— Ладно, если вам так больше нравится. — Дэвид пожал плечами. — Но если вы прислушаетесь к моему совету, то постараетесь ладить с ней, поскольку в течение нескольких следующих месяцев она будет просто незаменима.
Глаза Пенни округлились.
— Должна ли я понимать ваши слова так, что вы восстановили ее на работе? — едва сдерживаясь, спросила она.
Раздумывая над ответом, Дэвид склонил голову набок.
— Да, пожалуй, можете понимать именно так.
— Значит, вы действовали через мою голову? — Голос Пенни дрожал от гнева.
— Ох, ох!.. — Дэвид покачал головой. — Все, что я сделал, так это от вашего имени принял ее извинения.
Пенни вскочила на ноги.
— Как вы посмели! — вскричала она. — И что вы, черт побери, возомнили…
— Ну-ну, — Дэвид засмеялся и вскинул вверх руки, — успокойтесь. Я имею в виду, что принял ее извинения за нелюбезное отношение к вам, и уверен, вы сделаете то же самое. Она готова лично просить у вас прощения.
— Но вы уже восстановили ее на работе, — сбавила тон Пенни.
— Да, но я подумал, что на самом деле вы, как и я, не желаете ее увольнения. Если вы категорически против нее…
— Не делайте из меня дуру! — огрызнулась Пенни. — Я отлично понимаю, что пока ее некем заменить… Если она готова извиниться, я приму ее извинения. И все-таки не потрудитесь ли вы объяснить, какой случай привел вас сюда и как часто мы будем иметь сомнительное удовольствие лицезреть вас?
В глазах Дэвида появились веселые огоньки. Он поднялся с кресла и, направляясь к двери, спросил:
— Сомнительное, да?
Взгляд Пенни засверкал такой яростью, что, казалось, должен был моментально испепелить этого наглеца; кроме того, ей ужасно захотелось запустить в него чем-нибудь, и если бы Дэвид в этот момент притворно не уклонился, как будто в него уже что-то летело, вероятно, она бы так и сделала. Однако забавный жест Дэвида не только моментально охладил Пенни, но и вызвал у нее невольный смех.
Быстро взяв себя в руки. Пенни постаралась сосредоточиться на главном:
— Надеюсь, Мариель уже пришла? Я хотела бы увидеть ее прямо сейчас, до начала совещания.
— Разумеется. — На несколько секунд лицо Дэвида стало серьезным. — Еще один небольшой совет. Пен, — добавил он, огорчив Пенни таким фамильярным обращением, — старайтесь ладить с мужчинами — это очень важно.
Через полчаса, выслушав скупые извинения Мариель, Пенни уже стояла в конце длинного стола, просматривая свои последние записи, пока Клотильда и Бриджит раздавали присутствующим размноженнный план совещания. Нестройный шум голосов вывел ее из состояния задумчивости, и Пенни решила, что в офисе наконец возникла атмосфера общей концентрации. Она очень надеялась, что, облачившись в строгое, благодаря сочетанию черного и белого тонов, платье и завязав сзади волосы аккуратной бархатной резинкой, гораздо более выглядит главным редактором, чем это кажется ей самой. И еще Пенни ужасно злилась на себя за то, что в такой момент размышляет о подобных пустяках.
Присутствующие на совещании авторы и сотрудники разместились на высоких стульях вокруг стола, и Пенни подумала, что до выхода первого номера они вряд ли уже соберутся в таком полном составе. Завтра она начнет работать с ними индивидуально, а параллельно придется подбирать еще авторов для заполнения оставшихся вакантными тем.
Когда Клотильда и Бриджит закончили свою работу, Пенни подняла взгляд на присутствующих, чувствуя себя не лучше, чем начинающая молодая актриса в момент ее первого выхода на сцену. Все просматривали лежавшие перед ними планы совещания, и на какую-то секунду Пенни подумала, не сходит ли она с ума. Что, черт побери, она делает здесь, что собирается объяснять этим людям?
И чего они ждут от нее? Неужели она могла думать, что это ей по плечу?
На секунду Пенни задержала взгляд на Дэвиде, который сидел на противоположном конце стола, закинув локоть на спинку кресла и положив ступню на колено, ожидая, когда она начнет. Мариель, сидевшая рядом с ним, что-то писала в блокноте. С другой стороны от Дэвида сидел низенький, болезненного вида мужчина в больших очках, с аккуратно причесанными темными волосами, которого Пенни никогда раньше не видела. Мужчина несколько смахивал на азиата, но, пожалуй, мог быть и итальянцем Ладно, вскоре она это выяснит… Может, это врач, готовый надеть на нее смирительную рубашку!
Снова переведя взгляд на план совещания. Пенни дала себе еще несколько секунд, стараясь собраться, затем оглядела всех и, улыбнувшись, чтобы скрыть неуверенность, начала:
— Сначала я хотела бы высказать несколько замечаний общего характера. Во-первых, отныне подобные совещания, — и тут Пенни перешла на французский, — будут проходить на французском. Если у кого-нибудь имеются с этим проблемы, — говоря это, она посмотрела на Дэвида, — то ему не место в нашей редакции. — Пенни замолчала, запоздало вспомнив, что он отлично говорил по-французски в тот вечер, когда они ужинали в ресторане. Никто не признался в своем незнании французского, да Пенни и не ожидала этого, так как владение французским уже проверяла на собеседовании. Хмыкнув, она продолжила:
— Я бы хотела, чтобы по ходу совещания вы делали заметки, которые с удовольствием рассмотрю позже, во время беседы с глазу на глаз. Детальное углубление в суть каждого вопроса будет только затягивать совещание, и сейчас оно неуместно. Сегодня я хочу ознакомить каждого из вас с тем, что происходит в журнале, и с нашими основными задачами. Разумеется, когда мы закончим с темами, которые у нас в повестке, вы получите ответы на все свои вопросы.
Думаю, вы уже знаете, что я намерена создать возможно более привлекательный и остроумный журнал. Никакой интеллектуальной напыщенности и скучных, самохвалебных репортажей. У нас есть два прекрасных помощника редактора, и это будет их главнейшая задача. Наиболее серьезными статьями, пока мы полностью не встанем на ноги, будем заниматься я и Пол Смит. Могут возникнуть проблемы со скрытой рекламой…
— Скрытая реклама? — переспросил Дэвид.
— Реклама, замаскированная под редакционные статьи, — пояснила Пенни, оглядывая присутствующих. Удовлетворенная тем, что все ее поняли, и одновременно удивленная, что ее еще никто не освистал, она продолжила:
— Как я уже говорила вам всем вчера, журнал будет выходить два раза в месяц на пятидесяти двух страницах и будет продаваться по цене, которая пока не определена.
— Двенадцать франков, — вмешался Дэвид.
— Спасибо. — Сцепив вместе дрожащие от волнения руки. Пенни наградила Дэвида благодарной улыбкой. Это был небольшой, но очень важный вклад с его стороны в работу журнала, показывавший, что по крайней мере он воспринимает ее серьезно. Пенни бросила взгляд на свои записи. — Еще один небольшой вопрос. Нам требуется новое название для журнала, и подобрать его надо до конца следующего месяца, чтобы Джеффри смог начать работать над оформлением. Да и рекламным агентствам, которые будут заниматься раскруткой первого выпуска, не помешает знать, как будет называться журнал. Так что, повторяю, буду рада любым вашим предложениям.
Пенни выжидательно посмотрела на присутствующих, но никаких предложений не последовало.
— Ладно. — Пенни поставила ногу на сиденье стоявшего рядом с ней высокого стула и только попыталась перенести на него всю тяжесть тела, как стул выскользнул, и, к своему ужасающему стыду. Пенни оказалась под столом.
Все разом засуетились, сидевшие рядом помогли ей подняться и собрали рассыпавшиеся бумаги. Не зная, смеяться ей или плакать, желая вообще испариться. Пенни пробормотала что-то вроде извинения. Когда она наконец собралась с духом и посмотрела на Дэвида, то тут же пожалела об этом: ее соредактор сморщился, словно от боли, всеми силами пытаясь удержаться от смеха.
— Теперь о регулярных колонках… — пытаясь сделать вид, что ничего не произошло, продолжила Пенни.
Лицо ее оставалось пунцовым, а голос звучал напряженно из-за титанических усилий, которые ей пришлось приложить, чтобы сдержать смех. Она прочистила горло и мысленно поблагодарила Господа за то, что подготовила для себя подробнейшие записи, которые могла просто читать, одновременно приводя в порядок мысли.
— Начнем с раздела «Страдания и муки», которым будет заниматься Саманта Мун, моя сестра. Для первого номера я бы порекомендовала использовать несколько якобы полученных от читателей писем, содержащих подходящие проблемы. Далее, для колонки писем мне нужен дотошный читатель, мнение которого будет представлено во втором выпуске. Под дотошным я понимаю человека, который резко, даже яростно, критиковал бы редакционные статьи. Если у кого-нибудь из вас есть желание выступить в роли такого читателя или вы знаете подходящую кандидатуру, то не забудьте сообщить мне.
Пенни оглядела спокойные, внимательные лица присутствующих, на этот раз умышленно пропуская Дэвида: она понимала, что если он все еще смеется, то и ей уже не выдержать.
— Так, пойдем дальше. — Пенни надеялась, что говорит не сумбурно, но внезапно план совещания показался ей не совсем правильным. — Наши эксперты по Франции — Дидье Ферон и Элизабет Роббинс, американская репатриантка, которая живет на Ривьере уже более двадцати лет.
Уверена, у них не будет проблем с темами для первого выпуска. Все благополучно с материалами у ресторанных и гостиничных критиков и у обозревателя местной культурной жизни. Мари-Кристин Гюнтер, которую, я уверена, некоторые из вас уже знают, владеет магазином международной книги в Сент-Лорен-дю-Вар. Она будет снабжать нас литературными обзорами. Как и во всех других случаях, ее колонка будет выходить попеременно на французском и английском. Не сомневаюсь, что все мы постараемся помочь ей с обзорами. Вопросами текущей политики, особенно касающимися Европейского сообщества, я буду в основном заниматься сама.
— Вы решили, какую политическую позицию мы будем занимать? — спросил Дэвид, уже явно справившийся со своим весельем.
— Центристскую, с небольшим уклоном вправо, — ответила Пенни, слегка надеясь в душе, что Дэвид вызовет ее на спор по этому вопросу. Она гораздо более уверенно чувствовала себя в ходе дебатов, чем в обстановке вот такого заготовленного монолога. Но Дэвид только кивнул, и Пенни, вернувшись к своим записям, продолжила. — Я также беру на себя интервью со знаменитостями, — сообщила она, ожидая увидеть недовольство на лице Мариель, что та и продемонстрировала, к полному удовлетворению Пенни.
— Так, теперь посмотрим дальше… — Пенни пробежала глазами по странице, надеясь, что никто не уловил момент, когда она потеряла нить своего монолога. — Ах да, слухи! Этот раздел появится в дальнейших выпусках — после того, как я съезжу в Лос-Анджелес и проверю парочку появившихся у меня идей. Обзоры кинофильмов мы также будем получать прямо из Лос-Анджелеса, но станем придерживать их до того времени, когда эти фильмы появятся во французском прокате. Недавно я слушала по радио местного обозревателя. Он рассказывал о кинофильме «Царство теней» и сначала перепутал инициалы Льюиса, а затем заявил, что история не правдоподобна, хотя большинство из нас знает, что она реальная. Эта передача убедила меня в необходимости найти кого-нибудь покомпетентнее, а учитывая тот факт, что, насколько я знаю, фильм «Царство теней» вышел на экраны Франции более полугода назад, считаю, что лучше всего будет получать информацию прямо из Голливуда.
Не услышав возражений. Пенни взглянула на страницу и подождала, пока это сделают все присутствующие.
— Рубрика «Здоровье и красота» пока не занята, — продолжила она, — то же самое и с рубриками «Культурные мероприятия и развлечения», «Дизайн интерьера», «Спорт и досуг». Но для этих рубрик материала здесь полно. В течение нескольких следующих недель я переговорю с некоторыми известными европейскими карикатуристами, надеюсь, они с удовольствием будут сотрудничать с нами. Что касается вопросов конкуренции, представительских подарков, спонсорства и тому подобного, то их по мере возникновения мы будем решать вместе с Дэвидом Виллерзом. Если вам захочется попробовать себя в написании коротких рассказов, то все они будут прочитаны и некоторые, надеюсь, опубликованы.
На сегодняшнем совещании не смог присутствовать наш эксперт по средиземноморскому садоводству, но тут говорить особо не о чем, так как он действительно настоящий эксперт. Информацию об автомобилях и автоспорте будем публиковать в том случае, если возникнет необходимость. Рубрикой особо важных событий будем заниматься я, Мариель и внештатный автор, а мода, как мужская, так и женская, — это исключительно епархия Бабетты Лонгшанс, нашего редактора соответствующего раздела, чье имя некоторым из вас может быть известно еще со времени ее работы в журнале «Она». Бабетта будет пристально следить за мировой модой, но основное внимание сосредоточит на местной модной, одежде, которую предлагают как супермаркеты, так и наиболее эксклюзивные бутики Канн и Монте-Карло.
Пенни замолчала, чтобы отхлебнуть глоток спасительного кофе, только что поставленного перед ней Клотильдой, затем продолжила:
— Я бы хотела уделить страничку парусному спорту, но без всяких технических характеристик судов, поскольку это в полном объеме освещают специализированные журналы. По моей задумке это будет нечто вроде тайного подглядывания за тем, как богачи развлекаются на своих яхтах. Уверена, в здешних портах ходит масса сплетен по этому поводу, но называть конкретные имена я не намерена. Просто легкомысленный взгляд на жизнь среди океанских волн, возможно, с некоторыми косвенными намеками, чтобы подразнить тех, о ком пойдет речь, но зато без всякого риска быть привлеченными к суду за оскорбления. Моя сестра Саманта поищет информацию в портах, но если вы уже знаете кого-то, кто желает снабжать нас такими сведениями, то дайте мне знать. Пусть даже он или она не умеют писать как надо, за этим дело не станет.
Быстро пробежав глазами несколько следующих пунктов, касающихся внештатных фотографов, художников, распространения и торговли. Пенни решила, что обсудит их позже с Мариель и Дэвидом, и перешла к вопросу, вызвавшему улыбку на лицах присутствующих.
— Приемы. Я планирую, что раз в месяц журнал будет устраивать вечерний прием с аперитивами, на который будут приглашаться все авторы, рекламные агенты и самые активные читатели. — Пенни подождала, пока утихнет одобрительный гул, и продолжила:
— В этой связи предлагаю вам разобрать с подноса чашки с кофе и поблагодарить за него Клотильду, а потом мы приступим к дискуссии по вопросам, которые, как я заметила, некоторые из вас горят желанием обсудить.
Закрыв свой блокнот. Пенни не удержалась и бросила-таки взгляд на Дэвида. Тот смотрел на нее, вскинув брови, словно говоря, что очень доволен происходящим, даже несмотря на комическое падение главного редактора со стула. Пенни отвернулась, стараясь больше не злиться. Что с того, что она почувствовала себя увереннее, ощутив его одобрение? Это вообще не его дело — одобрять или порицать ее.
Следующие полтора часа прошли интересно и чрезвычайно продуктивно. После обмена мнениями, в ходе которого Пенни совершенно успокоилась и даже с удивлением и некоторым упоением подумала, что действительно справляется с предназначенной ей ролью, она заметила, как некоторые из присутствующих тайком поглядывают на часы. Была уже почти половина второго, тогда как по всей Франции перерыв на обед начинался в половине первого, если не в двенадцать. Поэтому, решив в дальнейшем довести до сведения сотрудников, что обеденный перерыв будет длиться два с половиной часа только в торжественных случаях. Пенни объявила совещание закрытым.
— Ax! — воскликнула она, словно вспомнив что-то, и, вернувшись к столу, посмотрела на Дэвида. — Если только, разумеется, мсье Виллерз не захочет что-нибудь добавить.
Полагая, что ее самоуверенный партнер совершенно не готов к выступлению. Пенни рассчитывала поставить его в тупик, но тот только вскинул брови, словно удивленный тем, что она вообще вспомнила о его присутствии.
— Честно говоря, — начал Дэвид, когда взгляды присутствующих обратились к нему, — пока мне добавить особо нечего. Разве что, — он повернулся к сидевшему рядом с ним мужчине, — я бы хотел представить вам Пьера Клеменса. Пьер будет работать вместе со мной и замещать меня в случае необходимости. — Дэвид замолчал, казалось, окончательно, но стоило только Пенни повернуться, чтобы уйти в кабинет, вдруг принялся кратко излагать принцип распределения бюджетных денег; за этим последовали некоторые на удивление привлекательные идеи относительно реализации тиража, впечатляющий список возможных рекламодателей — от «Рено» до «Мальборо», названия юридических и бухгалтерских фирм, которые будут работать на журнал. В конце своей речи Дэвид объявил, что тот, кто придумает самое лучшее название для журнала, получит какой-нибудь приз.
— У кого есть предложения по поводу приза? — спросила Пенни, скрывая свою досаду за радушной улыбкой.
Черт побери, хотела бы она знать, как ему удалось проделать такую работу всего за две недели.
— Как насчет роскошного обеда в «Золотой пальмовой ветви» в Каннах в обществе нашего выдающегося главного редактора? — склонив голову набок, подал голос Дэвид. — Об одном хочу предупредить победителя: не позволяйте ей заказывать десерт.
Щеки Пенни моментально залились румянцем — ну конечно, теперь все подумают, что он насмехается над ее полнотой.
— Пусть победитель сам выберет, с кем ему пойти в ресторан, — холодно заметила Пенни и, бросив: «Воn appetit!»
type="note" l:href="#FbAutId_8">[8]
, — проследовала в свой кабинет, сопровождаемая Самми, которая потихоньку улизнула с середины совещания и теперь появилась неизвестно откуда.
— Не смейся, — предупредила ее Пенни, хотя на самом деле сама едва сдерживалась — так ей хотелось рассмеяться, то ли оттого, что все прошло гораздо лучше, чем она могла предположить, то ли… она и сама не знала отчего.
— Извини, но, по-моему, ты только что получила хорошую оплеуху. И все потому, что никак не поладишь с этим Дэвидом, — заметила Самми.
— Да уж, точно, — согласилась Пенни, никак не желая замечать серьезности сестры и улыбаясь невпопад. — А что ты вообще думаешь о нем?
Самми пожала плечами.
— Ну, я бы сказала, что у него порочные, приглашающие в постель глаза и в джинсах тоже нечто многообещающее. — Теперь уже она рассмеялась, поймав на себе взгляд сестры, который разом потерял свою приветливость. — Вообще-то мне он кажется хорошим парнем.
Какую речь произнес, а? Коротко и по делу. Господи, да у него уже весь журнал под контролем! Интересно, где он отыскал этого чудика Пьера Клеменса?
— Не знаю, меня это не волнует. Если Клеменс хорошо разбирается в своем деле… — Пенни размеренно чеканила слова, одновременно роясь в бумагах на своем столе. — Кстати, вот и выясни это в качестве первого задания, пока у тебя нет других. И потом тебе следует подумать над псевдонимом, — добавила она, поворачиваясь к компьютеру.
— А ты не собираешься пообедать? — просительным тоном поинтересовалась Самми. — Я умираю от голода.
— У меня нет времени, — безжалостно ответила Пенни, чувствуя при этом, что ее желудок яростно протестует против таких слов. — Принеси мне кофе, ладно?
Часам к четырем часть сотрудников вернулась с обеда, а авторы, напротив, отправились домой ожидать звонка Пенни с приглашением обсудить их личные идеи и проблемы. Пенни взяла документ, который только что распечатала, и отнесла его Бриджит.
— Это предварительный список газет и журналов, на которые я хотела бы подписаться. Если ты не знаешь точно, как это делается, то я могу подождать до четверга, когда Клотильда выйдет на работу.
— Не беспокойтесь, я все исполню, — заверила девушка, робко улыбаясь.
— Ты молодец. — Пенни похлопала ее по плечу, бросила взгляд на пустой стол Мариель и отправилась поговорить с Марио — директором по рекламе. Не то чтобы она не поверила заявлению Дэвида — наверное, ему и вправду удалось привлечь в их скромное издание рекламу всех этих знаменитых компаний; просто Пенни хотела услышать подробности еще раз, а заодно выяснить, как же все-таки люди достигают таких сногсшибательных результатов.
Нескольких минут беседы с Марио вполне хватило, чтобы Пенни убедилась в справедливости своих подозрений.
Оказывается, Дэвид начал работу по созданию журнала задолго до того, как Сильвия предложила ей возглавить его.
И эта работа, судя по списку рекламодателей, уже сделавших заявки на размещение рекламы в их журнале, была еще более колоссальной, чем об этом говорил Дэвид.
Пенни, сидевшую за столом Марио, вывел из задумчивости стук в дверь. Подняв голову, она увидела Пьера Клеменса, который в растерянности стоял в дверном проеме, теребя в руках портфель, как будто не знал, куда ему идти и к кому обращаться.
— А, Пьер! — воскликнула Пенни, моментально поняв причину его нерешительности. — Думаю, вам хочется узнать, где ваш кабинет?
Пьер наградил ее благодарной и какой-то смущенной улыбкой.
— Мы ведь еще толком не познакомились, не так ли? — Пенни подошла к нему и протянула руку. — Я Пенни Мун, это вы уже наверняка знаете, и я рада встрече с вами — Я тоже очень рад, — заверил Пьер, обхватывая ее ладонь короткими костлявыми пальцами.
— Так, давайте посмотрим. — Пенни оглядела комнату, в которой находилась. Молодой, талантливый автор Пол Смит разговаривал по телефону. Редактор раздела моды Бабетта слушала пояснения Бриджит на тему «как обращаться с компьютером», а Марио и помощник редактора Барнабе обсуждали достоинства ведущих футбольных команд. — Может быть, вы хотите работать здесь? Или предпочитаете небольшой отдельный кабинет? У нас есть два кабинета, — продолжила Пенни, указывая на закрытые двери. — Думаю, Дэвид займет правый, так что, если хотите занять второй…
— Я воспользуюсь кабинетом Дэвида, — живо откликнулся Пьер. — Обычно ему не нравятся персональные кабинеты, при необходимости он работает в моем.
— Хорошо, — согласилась Пенни, решив, что это их личное дело, где и как работать, и провела Пьера в небольшую, скромно обставленную комнату с маленьким, аккуратным камином в углу. На столе лежал план сегодняшнего совещания, а все висевшие вдоль одной из стен полки были абсолютно пусты.
— Я собиралась не откладывая обсудить с Дэвидом некоторые вопросы, — обратилась Пенни к Пьеру, водружавшему на стол свой портфель. — Он вернется?
— Гм, не думаю, — ответил тот, отводя глаза Мариель тоже отсутствовала, поэтому Пенни быстренько сложила два и два и решила, что у них «сиеста»
Она спросила себя: должна ли она терпеть эту парочку дальше или следует вмешаться в их счастье сразу, для чего придется затеять заведомо бесполезный разговор с Дэвидом?
— Может, я смогу вам чем-то помочь? — предложил Пьер.
Пенни несколько секунд оценивающе смотрела на Пьера Он ей определенно нравился, но она понимала, что сколько-нибудь близкие отношения между ними абсолютно невозможны.
— Да, пожалуй Давайте пройдем в мой кабинет.
Вернувшись в знакомую обстановку, Пенни подождала, пока они уселись за стол друг против друга, сложила руки перед собой и спросила:
— Я хочу знать, как долго вы работаете с Дэвидом Виллерзом?
— Уже более восьми лет, — последовал ответ.
В выразительных голубых глазах Пенни отразилось скорее любопытство, чем удивление.
— Значит, вы приехали вместе с ним из Соединенных Штатов?
— Да, — подтвердил Пьер.
— Понятно. А не могли бы вы сказать мне, чем вы там занимались?
— Главным образом делами Дэвида.
Пенни подняла брови:
— Какими делами?
— Которые он поручал мне.
— Например?
— Трудно сказать конкретно, у него всегда какие-то новые дела. И прошу простить, может быть, мои слова покажутся невежливыми, но если вы хотите знать что-то о Дэвиде, то, думаю, лучше спросить об этом у него самого.
— Да-да, разумеется, — поспешно согласилась Пенни, слегка покраснев. — Скажите только, если я правильно понимаю, он уже не в первый раз занимается созданием журнала?
— Насколько мне известно, в первый.
— А давно он занимается нашим журналом?
— С середины прошлого года.
— Да? — Пенни плотно сжала губы. Значит, все началось задолго до того, как Сильвия приобрела компанию «Филдстоун паблишинг», в которую входит, вернее входило, «Побережье», — ведь все они теперь принадлежали «Старк».
— Такие вещи не делаются за один день, — пояснил Пьер. — Сперва Сильвия некоторое время просто следила за делами «Филдстоун».
— И все эти обширные связи Дэвид получил через Сильвию?
— Дэвид и сам знаком со многими в этом мире, — вежливым тоном заметил Пьер.
— Это очевидно, — пробормотала Пенни. — А не может случайно одним из этих людей быть мсье Коваль, редактор «Утренней Ниццы»?
— Боюсь, что вам следует задать этот вопрос Дэвиду.
Пенни кивнула и, решив, что вряд ли сможет вытянуть из Пьера больше того, что уже узнала, попросила напоследок помочь найти хорошую типографию.
— Подождите минутку. — Пьер с неожиданным проворством поднялся из-за стола. — Я уже проделал некоторую работу именно по этому вопросу и составил небольшой список, но он остался у меня в портфеле.
Как выяснила Пенни в течение следующего часа, общение с Пьером больше походило на урок строгого самоконтроля. Он не позволял себе выражать хоть какие-либо эмоции, и даже каверзные вопросы и подковырки Пенни его нимало не смущали, а спокойный, логический подход к любой ситуации и исключительный ум, способный, похоже, решать любые проблемы, поневоле вызывали у нее острую зависть. Пенни догадывалась: Пьер понимает, что она испытывает его, но он не выказывал ни малейшего неудовольствия по этому поводу и даже, казалось, приветствовал подобное испытание. Пенни понадобилось некоторое время, чтобы осознать: Пьер старается продемонстрировать ей, что она может полностью полагаться на него в отсутствие Дэвида и что на самом деле ей придется гораздо чаще иметь дело с ним, с Пьером, чем с его хозяином.
Когда Пьер покинул ее кабинет. Пенни решила, что все это очень интересно. Нельзя сказать, что постоянное отсутствие Дэвида в редакции было для нее неожиданным сюрпризом, однако оно значительно усилило подозрения по поводу настоящей роли крестника Сильвии в их предприятии.
Решительно отбросив посторонние мысли. Пенни сняла трубку телефона и набрала номер Дэвида. Пусть у него свои планы, ей надо заниматься журналом. Помимо всего прочего, многие дела требовали безотлагательного присутствия Мариель, и Пенни ничего не оставалось, кроме как проявить наконец твердость, что она и вознамерилась сделать.
Слушая телефонные гудки. Пенни повернула голову и посмотрела на расположенный через дорогу пансионат, который в этот угрюмый день выглядел еще более мрачным. Хватит ли у нее храбрости, да и вообще, имеет ли она на самом деле право так поступать? Но черт побери, а почему же не имеет? В конце концов она главный редактор!
— Да? — послышался сонный голос Дэвида.
— Дэвид, это Пенни, — начала она стремительно. — Если Мариель у вас, то я прошу прямо сейчас отправить ее в редакцию. Здесь очень много работы.
— Разумеется, — ответил Дэвид таким тоном, как будто для него было вполне естественным развлекаться дома с заместителем главного редактора в разгар рабочего дня.
Положив трубку. Пенни повернулась к компьютеру с намерением занести в него все записи, сделанные во время совещания, но вместо этого поймала себя на том, что думает о Дэвиде. Ее частично удивила, частично разозлила та легкость, с которой Дэвид признался, что Мариель находится у него. И не создаст ли эта связь дополнительные проблемы для нее самой? С одной стороны, вроде бы не должна, но с другой… Пенни откровенно спросила себя: зачем ей сейчас так срочно потребовалась в редакции Мариель, если вопросы, которые следовало обсудить с ней, могли подождать и до завтрашнего утра? Ответ пришел сам собой, когда спустя полчаса Пенни увидела, как Мариель неторопливой походкой идет к ней через офис. Просто Пенни снова потребовалось показать, кто здесь начальник, и она была намерена без колебаний сделать это.
Пенни молча стояла у открытой двери своего кабинета, пропуская Мариель, и испытывала ужасное ощущение, как будто она школьная директриса, готовящаяся высечь провинившегося ученика. Затем прошла к своему столу и подождала, пока Мариель сядет напротив.
— Мариель, чем вы занимаетесь в свободное время, — любезным тоном начала Пенни, — это, разумеется, ваше личное дело. Но буду вам очень признательна, если ничего подобного не будет происходить в часы, которые вы должны посвящать работе.
Мариель выразительно посмотрела на Пенни. Но красивое лицо оставалось спокойным и безмятежным, как море в середине лета, под поверхностью которого — подумала Пенни — таятся смертельные опасности.
Пенни повернулась к своему компьютеру.
— Ладно, теперь об указателе развлекательных мероприятий. Я не нашла…
— Я займусь этим! — оборвала ее Мариель.
Пенни покачала головой:
— У вас полно других дел, а учитывая, как много еще надо охватить городов на побережье, эту работу следует поручить как минимум шестерым. Но, разумеется, если вы хотите сами обрабатывать информацию по мере ее поступления…
— Об этом я и говорю, — вновь перебила Мариель и надменно поджала губы.
— Тогда извините. Я просто не поняла вас, подумала, что вы намерены проехать по этим городам. — Пенни вздохнула. — Ладно, проблему с ответственным за указатель мы решили. Теперь, наверное, надо обсудить вопрос подбора людей, которые будут снабжать нас информацией.
— Завтра утром на вашем столе будет список.
Пенни опять вздохнула. Мариель, как всегда, ограничивалась короткими фразами, а нормального разговора, в ходе которого они могли бы с увлечением обсудить новый проект, опять не получалось. И, наверное, уже никогда не получится.
— Ладно, делайте, как считаете нужным.
Мариель встала и направилась к двери, но перед тем, как открыть ее, обернулась:
— Если Дэвид желает, чтобы после обеда я работала у него дома, я обязана подчиняться.
Брови Пенни взлетели вверх.
— Пристойные слова вроде «работать» и «обязана» здесь неуместны, Мариель. — Пенни не могла упустить такой момент. — Если вы желаете трахаться в разгар рабочего дня, то советую вам поискать работу на бульваре Круазетт. А пока вы получаете заработную плату Здесь, ограничьте свою любвеобильность нерабочим временем.
Это мое последнее слово, и больше обсуждать данную тему я не намерена. Если пожелаете обсудить сей вопрос с Дэвидом, то лучше сделать это прямо сейчас.
— Будьте уверены! — огрызнулась Мариель.
Как только за ней захлопнулась дверь. Пенни схватила трубку телефона и позвонила Дэвиду.
— Я думаю, нам надо вместе поужинать сегодня вечером, — предложила она, глядя на часы.
— Отлично, я отложу все дела. Где желаете?
Пенни задумалась на секунду, затем, решив, что их ужин наверняка не обойдется без каких-либо сцен, сказала:
— Приглашаю вас к себе домой.
— Звучит заманчиво. — В голосе Дэвида послышались веселые нотки. — Говорите адрес и во сколько приехать.
Назвав адрес и время. Пенни продолжила:
— Еще кое-что. Думаю, что сразу после нашего разговора вам позвонит Мариель. Я прошу вас поддержать меня в отношении моих претензий к ней.
— Какие претензии?
— Я предупредила ее, что недопустимо заниматься любовью в рабочее время, и, кроме того, как заместитель главного редактора она должна подчиняться мне, а не вам.
— Хорошо, в обоих случаях я на вашей стороне, — уже откровенно смеясь, согласился Дэвид и положил трубку.
Пенни сидела, уставившись на телефон; брови ее поднялись так высоко, как, пожалуй, им еще не доводилось взлетать, что свидетельствовало о крайней степени изумления. Она подумала: «Это невероятно, но, похоже, я добиваюсь всего, чего хочу».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний курорт - Льюис Сьюзен



Роман просто шокировал изобилием постельных сцен , сплошная порнография! Хотя сюжет довольно- таки неплохой , но все портит откровенное , я бы даже сказала подробное , физиологическое описание интимных отношений ггероев. Пропускала эти самые места потому- что было реально противно и очень пошло . Дочитала еле-еле , просто хотелось узнать чем завершились приключения героев. Я совершенно не против постельных сцен,но если здесь присутствует некий ореол таинственности, романтики, нежности, красоты,а здесь голый секс и только секс. Герои озабочены от начала и до конца романа! Мне кажется все должно быть в меру. Сплошной кошмар, хотя как говорится на вкус и цвет........
Последний курорт - Льюис СьюзенЯна
7.02.2013, 19.20





Господи!Какая идиотка эта Пенни, слов нет!
Последний курорт - Льюис СьюзенК
7.02.2013, 21.26





бред какой-то, невозможно читать, такое чувство, что Пенни не 30, а 13
Последний курорт - Льюис СьюзенЛ
3.09.2015, 23.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100