Читать онлайн Последний курорт, автора - Льюис Сьюзен, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний курорт - Льюис Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний курорт - Льюис Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний курорт - Льюис Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Льюис Сьюзен

Последний курорт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Череда призрачных лиц медленно проплывала перед глазами Пенни. Они расплывались, колеблясь волнообразно, словно в какой-то вязкой жидкости, потом исчезали неизвестно куда, а затем возвращались в виде огромных, туманных пятен. В ушах стоял несмолкающий гул. Пенни слышала, как ее называют по имени… Вибрирующий звук этого голоса доносился сначала издалека, потом все ближе, ближе, вот он уже где-то совсем рядом… Но гул в ушах не смолкает. Потом Пенни увидела Дэвида, ей захотелось дотронуться до него, но он исчез. Она попыталась произнести его имя, но язык, казалось, приклеился к небу, и губы не размыкались. Пенни увидела Самми. Потом незнакомую женщину с темными, проницательными глазами, которые как будто дрожали от гула. И снова Дэвид. А затем Пенни увидела свою мать. Глаза Пенни наполнились слезами. Мама улыбалась. И тут все погрузилось в темноту…
Автомобиль ожидал на взлетной полосе. Легкий самолет сделал круг над островом, а затем начал снижаться, сверкая в оранжевых бликах восходящего солнца. Рябь раскинувшегося внизу Южно-Китайского моря напоминала ожившие языки пламени.
Пассажиры вылезли из самолета, пересели в автомобиль и быстро уехали. Только когда машина въехала в лес, состоявший из пальм и нескончаемого разнообразия кактусов, водитель сбавил скорость. Казалось, все вокруг замерло — ни малейшей зыби на глади водоема с лилиями, ни малейшего шевеления тростника, ни единого звука из небольших уютных домиков, спрятанных среди тропического великолепия острова. В воздухе стоял запах соли, смешанный с тонким ароматом цветов.
Машина подъехала к одному из домиков. Пассажиры вышли из нее, не произнеся при этом ни слова. Вместе с тихим плеском моря сюда донесся первый шелест утреннего бриза. Как только дверь отворилась, Дэвид, державший на руках Пенни, занес ее внутрь дома и осторожно уложил на кровать. За ними в дом вошла медсестра.
Прошло два часа, прежде чем медсестра вернулась. Перед тем как сесть в машину, она обернулась и оглядела необычное жилище. Дом состоял из двух просторных комнат треугольной формы, покрытых слегка наклонными красными черепичными крышами, и был укрыт пальмовыми листьями. А над ним во всем своем великолепии простиралось утреннее небо. Медсестра села в машину, и та покатила обратно на взлетную полосу.
Уже некоторое время Пенни ощущала, что постепенно выбирается из туманных, липких объятий сна, который казался ей каким-то бесконечным путешествием. Наконец окончательно проснувшись. Пенни приоткрыла глаза. Она повернула голову и тихо застонала оттого, что дневной свет проник ей в глаза, разорвав царившую до этого темноту. Пенни заморгала, открыла глаза шире, потом снова закрыла их, позволяя чувствам пробудиться от мертвого оцепенения сна. Она ждала, когда в голове наступит просветление и она вспомнит, кто она такая и откуда.
Долгое время в сознании Пенни ничего не происходило. Она полностью проснулась, но глаза оставались закрытыми, и в памяти всплывали только сновидения. Дэвид и Самми. Незнакомка и мама. И ужасный, монотонный гул. Но гул давно прекратился, и сейчас вообще не было слышно ни единого звука. Пенни слегка нахмурилась, вспомнив сцену на пристани: Дэвид и Кристиан. Что-то произошло между Дэвидом и Кристианом.
Пенни снова открыла глаза. У нее слегка кружилась голова, но откуда-то появилась уверенность, что она сможет двигаться. Сев, облокотившись спиной на большие пуховые подушки, лежавшие в изголовье кровати, настолько огромной, что, казалось, на ней можно заблудиться, и осторожно переводя глаза с одного предмета на другой, Пенни попыталась оглядеться.
Просторная, необычной треугольной формы комната была роскошно обставлена. Две боковые стены почти полностью занимали окна, сквозь которые Пенни могла видеть деревянную террасу, небольшой сад с тропическими растениями, а дальше… Пенни приподнялась повыше… белоснежный пляж, омываемый блестящим под солнечными лучами аквамариновым морем.
Пенни нахмурилась, подумав, что, наверное, уже мертва и попала прямо в рай. Или, может быть, это всего лишь новый сон?
Откинув простыни, она поднялась с кровати и подошла к одному из окон. За ним снаружи стояли две деревянные лежанки, накрытые матрасами, цвет которых сливался с цветом песка на пляже. Пенни обернулась и с удивлением оглядела темное бамбуковое изголовье кровати, прекрасно отполированный деревянный пол, красивый мраморный стол и глиняные вазы с живыми цветами. Пройдя через комнату, она раздвинула двери позади кровати и попала в другую, не менее прекрасную комнату, достойную, наверное, египетской царицы или мавританской принцессы. В постамент из кремового мрамора была встроена ванна, из окна открывался вид на манящую синеву моря. В другом конце комнаты находился туалетный столик, выполненный из такого же мрамора. Огромное зеркало окружали матовые лампы. Отодвинув в сторону деревянную дверь. Пенни обнаружила туалет и выложенную мраморной плиткой душевую кабинку. Посредине комнаты стоял изящный круглый стол, на котором ярким пятном выделялась белая орхидея.
Пенни вернулась к зеркалу и посмотрела на себя. Интересно, откуда на ней эта одежда? Белая мужская рубашка, помятая, потому что она спала в ней, но в то же время безупречно чистая. Волосы и лицо оставляли не столь приятное впечатление. Пенни пригляделась повнимательнее и заметила синяк на лбу. Она дотронулась до него, поморщилась от боли, а затем смущенно улыбнулась, почувствовав, как в животе урчит от голода.
Пенни вернулась в спальню и вышла на деревянную террасу. Здесь ее встретил теплый, наполненный непривычным ароматом воздух. Постепенно в памяти начали оживать мелкие детали ужасной сцены на пристани. Интересно, как давно это было… или, может, ей все просто приснилось? В какой-то момент так сильно захотелось увидеть Дэвида, что она все это выдумала?
И тут Пенни охватил страх. Что, если Кристиану удалось затащить ее в лодку и это он привез ее сюда? А весь этот роскошный дом — их убежище, спрятанное от закона и изолированное от остального мира?
Взгляд Пенни наткнулся на гамак, тихо покачивавшийся на ветру. Она спустилась по ступенькам, затем прошла по короткой песчаной тропинке и через заросли какого-то экзотического кустарника вышла на пляж. Здесь Пенни обнаружила два шезлонга, укрытых зонтиком от слепящего солнца. Материал на них был того же матово-белого цвета, что и песок, деревянные каркасы отполированы до блеска. В отдалении Пенни увидела еще два шезлонга и зонтик, приветливо покачивавшие листьями пальмы, а далеко в море, над яркими сапфировыми волнами, виднелся маленький остров.
Это был самый настоящий рай, но не во сне, а наяву.
Интересно, как она попала сюда? Пенни попыталась вспомнить, но голову словно сдавило обручем. Казалось, страх уже стал неотъемлемой частью ее жизни; Пенни понимала, что он порожден ее полным неведением. И все-таки почему она здесь? Что это за место? И почему, кроме нее, здесь больше никого не видно?
Пенни в задумчивости шла назад, рассеянно глядя на свои ступни, утопавшие в песке. Подойдя к террасе, она вскинула голову и посмотрела на дом. Лучи солнца, отражавшиеся от окон, ослепили ее, но все же ей показалось, что там кто-то стоит.
Пенни замерла в ожидании, и вдруг сердце ее дрогнуло.
— Привет, — услышала она.
Попытка что-то сказать не увенчалась успехом: губы ее только дрожали, а глаза затуманились от слез. Пенни не знала, верить ли ей себе самой. Он выглядел невероятно привлекательно: белокурые волнистые волосы взъерошены, проницательные голубые глаза глядели на нее слегка насмешливо, как бы дразня. Прилив чувств оказался настолько силен, что Пенни с трудом могла дышать. Она почувствовала себя робкой, до смешного бессловесной, глупой женщиной.
— Вышла прогуляться? — с улыбкой поинтересовался Дэвид.
Пенни наклонила голову, пытаясь спрятать порозовевшее лицо, но губы ее сами собой растянулись в ответной улыбке.
— Дэвид, я… — Голос предательски дрожал, и когда Пенни подняла голову, чтобы посмотреть на Дэвида, в ее глазах можно было прочитать всю силу так долго сдерживаемых чувств.
Дэвид спустился по ступенькам, обнял Пенни и сказал:
— Я тоже очень-очень люблю тебя.
— Боже мой! — пролепетала Пенни, смеясь сквозь слезы. Ее мысли и сердце погрузились в какой-то бурный поток сомнений. Неужели это правда — она чувствует его, чувствует его силу, дурманящий запах волос и кожи?
— Ты именно это собиралась мне сказать, да? — с кажущейся легкостью спросил Дэвид.
— Нет, — рассмеялась Пенни.
— Разве? — В голосе Дэвида послышались удивление и разочарование. — А мне показалось, что именно это.
Пенни больше не могла сдерживать слезы. Нет, она не забыла его юмор, просто слишком боялась, что может больше никогда не услышать этот знакомый, родной голос.
— И все-таки, — Дэвид поднял лицо Пенни к своему лицу, поглаживая большим пальцем ее подбородок, — что же ты собиралась мне сказать?
Глядя на Дэвида, Пенни чувствовала, как сила любви переполняет ее, не давая произнести нужные слова.
— Я не знаю, — прошептала она. — Но ты прав, я… я действительно…
— Любишь меня?
— Да. — Пенни кивнула, еле сдерживаясь, чтобы не разрыдаться окончательно.
— Слава Богу, — пробормотал Дэвид и уткнулся лбом в лоб Пенни, — потому что, если ты меня не любишь, значит, я зря, черт побери, привез тебя сюда.
Неожиданно рассмеявшись сквозь слезы. Пенни вскинула голову и посмотрела на него.
— А где мы? — спросила она.
— Понимаешь, — промолвил Дэвид, глядя в небо и как бы задумываясь на секунду, — мы с тобой в Аманпуло.
Это, можно сказать, один из самых роскошных в мире отелей.
Пенни повернулась, и на лицо ей упали первые волшебные лучи заката.
— Значит, мы все еще на Филиппинах?
— Ага.
Пенни недоверчиво покачала головой.
— А как мы сюда попали?
— На самолете.
Она удивилась:
— Почему же я этого не помню?
— Наверное, потому, что ты была без сознания. К тому же медсестра, летевшая с нами, напичкала тебя разными лекарствами. — Дэвид повернул лицо Пенни к себе и с тревогой заглянул в ее глаза. — Как ты себя чувствуешь? Знаешь, ты пробыла в этом озере довольно долго.
Пенни нахмурилась.
— Я была в озере?
Дэвид вытаращил на нее глаза:
— Вот это да! Я, рискуя своей жизнью, спасаю ее, а она ничего об этом не знает! — Опустив голову, он потерся носом о нос Пенни. — А ты вообще хоть что-нибудь помнишь из всей этой чертовой передряги?
— Мало что, — призналась Пенни, — наверное, еще не отошла от шока. Я совсем не ожидала увидеть тебя там.
Сейчас все это кажется несколько нереальным, но… Боже мой! — Пенни начала задыхаться. — Самми! Что случилось…
— Успокойся, с ней все в порядке.
Пенни раскрыла рот, словно рыбка, вытащенная на песок, но тут же, выдохнув воздух, рассмеялась. Если Дэвид говорит, что с Самми все в порядке, значит, так оно и есть.
— Никак не могу прийти в себя, — пожаловалась она Дэвиду. — Так много всего произошло, но я пока не вижу никакого смысла в этих событиях.
— Ошибаешься, смысл есть, и мы поговорим об этом позже.
— Ты и Кристиан, — задумчиво промолвила Пенни, глядя на переносицу Дэвида. — В чем…
— Тес!.. — оборвал Дэвид, прижав палец к ее губам. — Как насчет того, чтобы сначала поесть? Подозреваю, что ты ужасно голодна.
Пенни действительно была голодна, но ей не терпелось услышать ответ на главный вопрос.
— Только скажи мне, — попросила она. — Все кончено? Он в тюрьме?
— Да, — ответил Дэвид. — Завтра его самолетом увезут в США.
Относительно того, закончилось все или нет, Дэвид и сам до сих пор не был уверен. На самом деле он очень боялся, что это далеко не так, но не хотел сейчас говорить об этом Пенни.
— Пойдем. — Он взял ее за руку и повел на террасу.
Прежде чем войти внутрь, они остановились, чтобы полюбоваться потрясающей красотой заката. Лазурный цвет неба медленно сменялся красным, и это пылающее великолепие постепенно захватывало все пространство над морем. Дэвид поднял ладонь к затылку Пенни и принялся нежно поглаживать его. Пенни закрыла глаза и прижалась к Дэвиду, ощущая, как все тело мало-помалу охватывает желание. Пальцы Дэвида ласкали ее волосы; вот они опустились к плечам, затем поднялись к щекам. Как только большой палец коснулся губ Пенни, Дэвиду передалась охватившая ее дрожь, и, повернув Пенни лицом к себе, он внимательно посмотрел ей в глаза.
В наступавших сумерках они стояли и молча глядели друг на друга. Губы Дэвида медленно скользнули к губам Пенни, нежно коснулись их, раскрывая и лаская. Потом ладони Дэвида переместились на спину Пенни, и он прижал ее к себе, позволяя ощущать его восставшую плоть — явное свидетельство возникшего желания. Дэвид тихонько просунул язык в рот Пенни, и она почувствовала, как растворяется в его силе, которая проникала сквозь нее прямо в сердце и еще глубже, в самую душу.
Дэвид поднял голову, и Пенни, посмотрев ему в глаза, почувствовала, что слабеет.
— До сих пор не могу в это поверить, — промолвила она дрожащим голосом.
— Может быть, пора превратить сон в реальность? — предложил Дэвид, снова целуя ее. Когда его язык нашел язык Пенни, Дэвид крепко сжал ее в объятиях.
Ладони Пенни чувствовали крепость его мускулистого тела, ощущали гладкую кожу, волосы на руках. Удивительный запах его тела проникал в Пенни, возбуждал ее. Она словно оживала от его прикосновений.
Дэвид провел Пенни в дом, где снова заключил в объятия и сжал так крепко, что она громко застонала; испытывая сладостную боль. Ей было нелегко сказать Дэвиду, как она любит его, но найдя внезапно нужные слова, она снова и снова повторяла их, лихорадочно целуя это такое родное лицо. Слезы Пенни капали на рубашку. Она торопливо расстегнула его джинсы и, обхватив пальцами член, задохнулась от неистового желания.
— Боже мой. Пенни! — простонал Дэвид и запрокинул голову, чувствуя, как пальцы Пенни все сильнее сжимают его. Пенни опустила взгляд на набухшую, полную жизненных сил плоть, и каждая частичка ее тела заныла от желания ощутить ее в себе. Но как только пальцы Дэвида нащупали пуговицы на ее рубашке. Пенни внезапно отскочила назад и отвернулась.
— Пенни? — воскликнул Дэвид, пытаясь притянуть ее к себе. — Пенни, что случилось? Я обидел тебя? Пенни, посмотри на меня…
— Я не могу, — промолвила Пенни, задыхаясь. — Я просто . — Она не в силах была продолжать. Внезапно вспомнились слова Кристиана, сказанные прошлой ночью, и ей стало ужасно стыдно Пенни ненавидела себя за то, что позволила этим воспоминаниям встать между нею и Дэвидом. Неужели она так боялась, что Дэвид тоже станет сравнивать ее с Габриеллой? А если станет сравнивать и сравнение обернется не в ее пользу? Пенни не смогла бы перенести такого унижения. Грудь ее тяжело вздымалась от отчаяния, она понимала, что не в силах объяснить свое поведение Дэвиду. Ей не хотелось, чтобы он тоже вспомнил о словах Кристиана.
— Прости. — Пенни глубоко вздохнула и вытерла слезы. — Я люблю тебя, Дэвид. Я очень сильно люблю тебя, но…
— Но — что?
Пенни попыталась улыбнуться, затем закрыла лицо ладонями.
— Боже мой, какой ужас! — всхлипнула она. — Я не могу так. Не могу, когда ты смотришь на меня… Я не хочу, чтобы ты…
— Эй, эй, — оборвал ее Дэвид шутливым и вместе с тем серьезным тоном. — Если я правильно понимаю все, что происходит, то ты малость опоздала со своей стыдливостью.
— Не смейся надо мной, Дэвид.
— А кто над тобой смеется? — Ласково глядя на Пенни, Дэвид погладил ее по щеке. — Кто, по-твоему, купал тебя в ванной? Кто мыл твои волосы и одел в одну из своих рубашек?
Пенни подняла взгляд на Дэвида. Несмотря на легкую насмешку в его глазах, ей ужасно хотелось узнать, что он на самом деле почувствовал, когда увидел ее обнаженной.
Губы Дэвида растянулись в улыбке, и Пенни, глядя на него вытаращенными глазами, рассмеялась:
— Как тебе постоянно удается заставлять меня чувствовать себя полной дурой… даже в такие моменты?
— Черт возьми, понятия не имею, — смущенно усмехнулся Дэвид. Он взял ладонь Пенни и положил ее на свой член.
— Давай выключим свет, — попросила Пенни, понимая, как нелепо звучат ее слова.
Дэвид покачал головой:
— Я хочу смотреть на тебя. Хочу видеть тебя, когда ты…
— Но, Дэвид…
— Молчи! — отрезал он.
Руки Дэвида двигались медленно и осторожно, он снял с Пенни рубашку, потом трусики, лаская ее при этом и целуя повсюду, где дотрагивался до ее тела. Когда Пенни осталась совершенно обнаженной, Дэвид скинул джинсы, подвел Пенни к постели и осторожно уложил на нее.
— Я люблю тебя, — прошептал он, ложась рядом с Пенни.
Пенни не сводила с него глаз, но сердце ее настолько было переполнено чувствами, что она не могла говорить.
Дэвид приподнялся на локте. Убедившись, что глаза Пенни открыты и смотрят на него, он медленно перевел взгляд на груди Пенни, потом на пупок, затем на бедра…
После этого его взгляд проделал тот же путь в обратном направлении.
— Я люблю тебя всю, — прошептал он, — и я хочу убедить тебя в том, что ты просто прекрасна.
К горлу Пенни подкатил комок, и она отвернулась. Из головы у нее не выходили слова Кристиана, а мысли о красоте Габриеллы заставляли чувствовать себя униженной. Ненавидя себя за эти воспоминания, она не в силах была отогнать их.
— Послушай меня. — Дэвид повернул лицо Пенни к себе и нежно поцеловал ее в губы. — Я люблю тебя, Пенни Мун. Люблю так сильно, что не знаю, как выразить свою любовь словами. И желаю тебя так, как не желал в своей жизни ни одну женщину. Но если ты не хочешь нашей близости, то ее и не будет. Ладно?
Пенни долго смотрела в глаза Дэвида, ожидая в душе, что он сейчас засмеется, но он не засмеялся. Внезапно Пенни показалось очень странным, что она вот так лежит рядом с ним. Все произошло слишком быстро, и она еще не отошла от случившегося. Но все же Пенни желала его — желала со всей силой проснувшейся страсти.
Глядя Пенни прямо в глаза, Дэвид убрал волосы с ее лица.
— А как ты смотришь на то, чтобы заняться любовью без совокупления? — прошептал он.
Пенни невольно рассмеялась:
— Но это же невозможно!
— Нет, возможно. Хочешь, продемонстрирую?
— Да, — промолвила Пенни, чувствуя на своих губах губы Дэвида.
Дэвид медленно повернул Пенни на спину, как бы готовя себе поле деятельности для ласк. Его пальцы медленно, дразняще проскользили от шеи Пенни к ее груди. Дэвид по очереди поднял каждую грудь, сжал их в ладонях, полизал языком соски, а потом крепко обхватил один из них губами.
— Смотри на меня, — прошептал он, сунул руку под спину Пенни и приподнял ее. — Смотри, как мои руки ласкают твое тело.
Слова Дэвида воспламенили в Пенни такой огонь желания, что все сомнения отлетели прочь. Сейчас ей хотелось только одного — чтобы он делал с ней все, что ему заблагорассудится, и пусть это продолжается до тех пор, пока ее не оставят последние силы. Пенни смотрела на его смуглые руки, ласкавшие ее белое, мягкое, бархатистое тело, и, когда пальцы Дэвида коснулись сосков, она громко застонала от наслаждения.
— Ты хочешь кончить вот так? — пробормотал Дэвид.
Пенни тихонько покачала головой. Она не сомневалась, что Дэвид может ласками довести ее до оргазма, но она еще не была готова к этому.
Убедившись, что Пенни продолжает смотреть на него, Дэвид опустил ладонь на подрагивающий холмик ее живота, поглаживая его круговыми движениями и слегка вдавливая пальцы в мягкую плоть. Затем его пальцы скользнули на бедра, и в этот момент Пенни уже нисколько не волновала мысль о том, что они у нее слишком полные.
Она хотела, чтобы Дэвид продолжал гладить и гладить ее не останавливаясь.
Ладонь Дэвида вернулась на лицо Пенни, он повернул его к себе и поцеловал в губы.
— Раздвинь ноги, — прошептал Дэвид.
Пенни послушно сделала то, что он просил. Она увидела, как пальцы Дэвида двинулись к темному треугольнику волос на лобке. Дэвид смотрел в лицо Пенни, а она следила за его пальцами, которые скользнули между ее ног, затем снова вернулись к лобку. Палец Дэвида нащупал ее самую чувствительную точку, и когда он начал ласково массировать ее. Пенни задохнулась и уткнулась лицом в шею Дэвида.
— Хочешь, чтобы мои пальцы вошли в тебя? — спросил Дэвид голосом, полным желания.
— Да, — простонала Пенни. — О Боже, да!
— Действительно хочешь?
— Да, и как можно глубже. — Чувствуя, как пальцы Дэвида входят в нее. Пенни еще шире раскинула ноги. — Господи, Дэвид! — вскричала она, когда его пальцы целиком вошли в нее.
Пенни лежала не шевелясь, оцепенев от желания. И тут она почувствовала, как дрожит ее тело, готовое взорваться в оргазме.
— Тебе хорошо? — пробормотал Дэвид.
— М-м-м… — только и смогла ответить Пенни.
— А хочешь, чтобы вместо пальцев там оказался язык?
— О Дэвид! — простонала Пенни, изнывая от желания.
— Так как?
— Да-да, хочу.
Дэвид встал на колени между ног Пенни. Она так сильно хотела его, что, как только язык Дэвида коснулся ее, Пенни ощутила первые признаки оргазма. Голова Пенни металась из стороны в сторону, раскинутые руки вцепились в простыни. Невероятное блаженство охватило все тело, она не могла больше сдерживать себя.
— Дэвид, — пробормотала Пенни. Глаза ее затуманились, она села, приникла к Дэвиду, ища губами его губы.
Они слились в поцелуе, и в этот момент рука Пенни нащупала его член. Пальцы Пенни обхватили его… Он был настолько возбужден, что, казалось, готов в любую секунду извергнуть семя. Дэвид застонал, не отрываясь от раскрытого рта Пенни, и попытался снова повалить ее спиной на подушки, но она уклонилась, и вот уже ее губы оказались там, где только что были пальцы. Они сжимали его член, сосали, пытались забрать в рот целиком, но он был слишком большой… Ласки Пенни доводили Дэвида до безумия. Он опрокинулся спиной на кровать, не в силах ни чувствовать, ни думать, но ощущая все, что она делает с ним.
Буквально за несколько секунд до того, как стремительно и мощно изверглось семя. Пенни выпустила член изо рта и посмотрела на Дэвида.
Глаза его, глядевшие на Пенни, были полны любви и желания. Дэвид поднял руку и медленно погладил груди Пенни.
— Ты сводишь меня с ума, — еле слышно произнес он.
— Это и есть любовь без совокупления? — улыбаясь, спросила Пенни.
— Это и есть любовь, — ответил Дэвид.
Взгляд Пенни упал на его член, который оставался возбужденным, затем вернулся на лицо Дэвида.
— Я хочу войти в тебя. Пен, — прохрипел он.
— Как ты хочешь?
— О Боже! — простонал Дэвид. Внезапно Пенни оказалась в его объятиях, он опрокинул ее на спину, лег между ног Пенни. — Я хочу видеть твое лицо, хочу видеть его, когда ты будешь кончать, — прошептал Дэвид, когда ноги Пенни обвились вокруг его талии.
Почувствовав, как он входит в нее. Пенни прошептала его имя.
Глядя на нее, Дэвид промолвил:
— Я люблю тебя. Пенни. Боже, как сильно я люблю тебя!..
— Я тоже люблю тебя. — Ресницы Пенни затрепетали, она закрыла глаза, наслаждаясь каждым мгновением совокупления. Пенни, обнимая Дэвида руками и ногами, как бы вбирала его в себя, и это ощущение было просто потрясающим. Дэвид ждал, когда Пенни откроет глаза, медленно двигая бедрами взад и вперед. Ему показалось, что Пенни не чувствует его. Внезапно он навалился на нее всем телом, проникая как можно глубже. Пенни вскрикнула, выгибая спину. Ее руки еще крепче обняли Дэвида, ноги стиснули его талию. Тело Дэвида напряглось, мускулы напоминали сталь, бедра двигались все быстрее и быстрее. Пенни откликалась на каждое его движение, прижимая Дэвида к себе и ища губами его губы.
— Я люблю тебя, — повторил Дэвид, впиваясь губами в губы Пенни. Его ладони скользнули под ягодицы Пенни, прижимая их к себе. Затем, приподнявшись на руках, он опустил взгляд туда, где сливались их тела, и теперь уже они вместе смотрели, как его член входит в Пенни.
Пенни перевела глаза на лицо Дэвида. Увидев, как он стиснул челюсти, она принялась гладить ладонями его крепкие, сильные руки. И тут он внезапно изменил ритм своих движений. Пенни вскрикнула, Дэвид припал губами к ее губам, проникая в нее все резче и резче, все быстрее и быстрее.
— Дэвид, — простонала Пенни в исступлении. — Боже мой, я больше не могу!.. — Она вдавила плечи в подушки и раскинула руки. Сейчас Пенни испытывала такую слабость, что даже не могла обнимать Дэвида, ее подавила неистовая сила всего происходящего с ней. Дэвид нащупал ее ладони, их пальцы крепко переплелись. Неиссякаемый прилив чувств, казалось, довел Пенни до безумия, тело ее содрогнулось от оргазма, а сознание заполнила ослепляющая пелена блаженства.
— Дэвид! — воскликнула она, задыхаясь. — Боже мой, Дэвид!
Пенни казалось, что их тела слились в одно целое. У Дэвида тоже начался оргазм, теперь их тела содрогались вместе, отчего Дэвид все глубже и глубже проникал в нее.
— Дэвид! Дэвид, я не могу!
— Подожди, — попросил Дэвид, задыхаясь. — Подожди немного.
Пенни выгнула спину, Дэвид крепко обнял ее, извергая последние капли спермы.
— Не останавливайся, — взмолилась Пенни. — Дэвид, прошу тебя, не останавливайся!
И тут Дэвид осознал, что Пенни снова готова кончить, испытав один оргазм за другим. Он перевернулся на спину, усадив ее на себя, и продолжил двигать бедрами, одновременно лаская ее пальцами.
Наконец, когда лихорадочные спазмы начали утихать, Пенни упала рядом с Дэвидом, тяжело дыша от усталости и ощущая бешеное сердцебиение. Дэвид обнял ее, гладил и целовал, ожидая, пока восстановится собственное дыхание и стихнет сердцебиение.
Их тела купались в лучах лунного света, конечности сплелись в объятиях удовлетворенной любви. Они лежали рядышком, глядя в глаза друг другу и молча удивляясь тому, как долго шли к этой минуте. Им следовало понять с самого начала, что все закончится именно так.
Обоим сейчас было очень хорошо. Тела и движения их настолько гармонировали друг с другом — можно было подумать, что они до этого уже много раз занимались любовью. Глядя на лицо Дэвида, Пенни удивлялась тому, как она вообще могла вообразить себе, что любит кого-то другого — ведь только глубина его голубых глаз и знакомый запах кожи могли по-настоящему заставить ее сердце трепетать от любви. Чувство обретенного счастья до такой степени переполняло Пенни, что сердце с трудом вмещало его. Дэвид был первым мужчиной, которого она по-настоящему любила, но только сейчас Пенни осознала, насколько незащищенной может сделать ее столь сильная любовь. Она закрыла глаза, вспомнив о жене Дэвида, но тут же отогнала от себя эту мысль. Если бы он все еще любил Габриеллу, то сейчас наверняка был бы рядом с ней.
— О чем ты думаешь? — тихо спросил Дэвид.
— Я думаю, — промолвила Пенни, открывая глаза, — что ты вовсе не умеешь заниматься любовью без совокупления.
Дэвид понимающе усмехнулся, а Пенни с улыбкой добавила:
— Ты заставил меня кончить два раза.
Прижавшись губами к губам Пенни, Дэвид шутливо предположил:
— И ты хочешь попробовать в третий раз?
Тело Пенни моментально затрепетало, а когда язык Дэвида проник в ее рот, она почувствовала, что начинает растворяться в нарастающей теплоте страсти. Но как только Дэвид лег на нее, в животе у Пенни заурчало от голода, отчего они оба рассмеялись.
Дэвид поднялся с постели и взял Пенни за руку.
— Вставай, нам пора поесть.
— А где здесь ресторан? И потом, у меня ведь нет никакой одежды, — напомнила Пенни, следуя за Дэвидом в ванную.
— Ресторан имеется, — ответил Дэвид. — Чтобы пойти туда, тебе и правда понадобится одежда — ты найдешь ее в шкафу. Я кое-что купил в магазине отеля, так что всегда можно поменять, если тебе что-то не понравится. — Он поставил Пенни перед собой, развернул ее лицом к зеркалу, обнял за талию и посмотрел в зеркало. — Но есть еще служба сервиса, и если мы будем ужинать здесь, то одежда тебе не понадобится… Господи, как же я люблю тебя!
Пенни, улыбаясь, положила голову ему на плечо и наблюдала, как его ладони ласкают ее обнаженное тело. Свет в ванной был такой мягкий и приятный, что Пенни почувствовала себя наверху блаженства от этого полумрака и нежных прикосновений Дэвида. Через некоторое время она подняла голову и, посмотрев на его лицо, обнаружила, что Дэвид тоже смотрит на нее. Пенни повернулась в его объятиях и потянулась губами к его губам, но, осознав внезапно, что он может видеть в зеркале ее зад, тут же повернулась боком.
Дэвид понял, в чем дело, рассмеялся и шутливо шлепнул Пенни по ягодицам. К своему стыду. Пенни почувствовала, что при этом они мелко затряслись.
— Привыкай, я теперь все время буду видеть твои прелести, — с усмешкой сказал Дэвид, повернул Пенни задом к зеркалу и погладил ладонями ее ягодицы.
— Могу же я хоть что-то прятать иногда? — взмолилась Пенни, но тут ее голос дрогнул. Она почувствовала, как Дэвид снова возбуждается.
— Гм… — промычал Дэвид, качая головой. — Нет, не можешь. А что, не принять ли нам ванну перед едой?
Пенни кивнула. Выпустив ее из объятий, Дэвид открыл краны и, присев на край ванны, вылил в воду из пузырька гель.
— Иди сюда, — позвал он.
Невероятная радость охватила Пенни при виде того, с каким восхищением Дэвид смотрит на нее.
— Знаешь, — прошептала она и положила ладони ему на плечи, — я так хочу, чтобы ты купал меня и разговаривал со мной.
Поднимавшийся от воды пар окутал их. Дэвид встал, наклонился к Пенни и поцеловал. Возбужденный член Дэвида терся о тело Пенни, но когда она попыталась плотнее прижаться к Дэвиду, он обнял ее и повернул к себе спиной. Затем, обхватив Пенни одной рукой, а другую положив ей на затылок, Дэвид наклонил ее над ванной.
— Раздвинь ноги, — прошептал он.
Сделав, как он просил. Пенни почувствовала, что ладони Дэвида нежно сжимают ее пухлые ягодицы.
— Мне нравится это зрелище, — проворковал он, вводя в нее пальцы, а свободной рукой лаская ее груди. Затем Дэвид убрал руки и сделал шаг назад.
— Дэвид, — робко запротестовала Пенни.
— Ты хочешь меня? — спросил он, снова глубоко погружая в нее пальцы. — Хочешь почувствовать мой член там, где сейчас пальцы?
— Да, — задыхаясь, промолвила Пенни, слова Дэвида еще больше возбудили ее.
— Тогда сама скажи мне об этом.
— Я хочу принять твой член, — пробормотала Пенни, — войди в меня. Войди глубоко… О Боже! — вскричала она, когда Дэвид внезапно резко слился с ней. У Пенни задрожали колени, когда руки Дэвида возобновили свои ласки.
— Скажи мне, что любишь меня! — воскликнул Дэвид, без остановки двигая бедрами и крепко обнимая Пенни за талию.
— Я люблю тебя.
— Повтори.
— Я люблю тебя, Дэвид. Я люблю тебя!..
Зачерпнув из ванной пены, Дэвид принялся намыливать груди Пенни. Затем он вышел из нее, повернул Пенни лицом к себе и припал губами к ее губам, просунув язык в рот. Рука Пенни нащупала его член, она приподнялась на цыпочки, пытаясь снова ввести его в себя, но Дэвид поднял ее и поставил в ванну. Затем он сам залез туда, поцеловал Пенни, а потом сел на широкий мраморный край ванны и усадил Пенни к себе на колени. Войдя в нее, Дэвид откинулся назад, опираясь на локти, и посмотрел на Пенни. И тут они оба рассмеялись, осознав, что ни один из них не в состоянии двигаться.
Пенни сдавила член Дэвида внутри себя. Улыбка исчезла с его лица, он откинулся на спину, полностью отдавая себя в ее власть, а она встала над ним на колени и начала двигаться вверх и вниз.
Дэвид лишь глядел на Пенни и гладил ладонями ее груди.
— Никогда больше не прячь от меня ни единой частицы своего тела, — приказал он. — Я люблю тебя, люблю каждую клеточку. — Просунув пальцы между ног Пенни, Дэвид начал вздымать и опускать свои бедра. Он смотрел, как поднимаются и опускаются груди Пенни, в то время как голову она запрокинула назад от наслаждения.
— Дэвид, я сейчас кончу! — вскричала Пенни, когда пальцы и бедра Дэвида начали двигаться быстрее.
— Я знаю, я это чувствую. — От внезапной вспышки ее оргазма Дэвид оцепенел. — Боже мой, Пенни, — простонал он, — что ты делаешь со мной?
— Только не останавливайся, — взмолилась Пенни, — прошу тебя, не останавливайся.
Через несколько секунд и Дэвид почувствовал приближение оргазма. Резко поднявшись, он крепко обнял Пенни, и, дрожа всем телом, изверг семя, испытывая невероятное наслаждение.
Спустя некоторое время Дэвид поднял голову, посмотрел в глаза Пенни и ласково улыбнулся.
— Тебе хорошо? — спросил он.
— Да, — ответила Пенни, тоже улыбаясь.
— А тебе не кажется, что надо закрыть воду?
Смеясь, Пенни повернулась и закрыла кран. Затем она осторожно поднялась с Дэвида и плюхнулась спиной в теплую пенистую воду.
— Знаешь, что я сейчас намерен сделать? — спросил Дэвид, положив локти на колени и глядя вниз на Пенни.
— Нет, не знаю.
— Я намерен заказать ужин, потому что если я не сделаю это и если мы будем без конца продолжать свои занятия, то так никогда и не поедим. Что касается меня, то я чертовски голоден.
— Мне нравится твоя идея, — похвалила Пенни, погружаясь на дно ванны.
Дэвид наблюдал, как она барахтается под водой. Вынырнув, Пенни вскинула голову, отбрасывая волосы назад, и он смотрел на изгиб ее шеи, на полные груди. Когда их глаза встретились, Дэвид улыбнулся и потянулся к Пенни, чтобы поцеловать ее. Она выглядела невероятно счастливой и, слава Богу, не знала, какую ужасную цену ему придется заплатить за эти дни, проведенные ими вместе. Дэвид просто не мог заставить себя сказать ей об этом.
Во всяком случае, пока не мог.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний курорт - Льюис Сьюзен



Роман просто шокировал изобилием постельных сцен , сплошная порнография! Хотя сюжет довольно- таки неплохой , но все портит откровенное , я бы даже сказала подробное , физиологическое описание интимных отношений ггероев. Пропускала эти самые места потому- что было реально противно и очень пошло . Дочитала еле-еле , просто хотелось узнать чем завершились приключения героев. Я совершенно не против постельных сцен,но если здесь присутствует некий ореол таинственности, романтики, нежности, красоты,а здесь голый секс и только секс. Герои озабочены от начала и до конца романа! Мне кажется все должно быть в меру. Сплошной кошмар, хотя как говорится на вкус и цвет........
Последний курорт - Льюис СьюзенЯна
7.02.2013, 19.20





Господи!Какая идиотка эта Пенни, слов нет!
Последний курорт - Льюис СьюзенК
7.02.2013, 21.26





бред какой-то, невозможно читать, такое чувство, что Пенни не 30, а 13
Последний курорт - Льюис СьюзенЛ
3.09.2015, 23.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100