Читать онлайн Последний курорт, автора - Льюис Сьюзен, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний курорт - Льюис Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний курорт - Льюис Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний курорт - Льюис Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Льюис Сьюзен

Последний курорт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Дэвиду удалось ускользнуть от Стерлинга, и он первым же рейсом вылетел во Франкфурт, а затем, после длительного пятичасового ожидания, сел на прямой рейс до Манилы.
Ожидая самолет в аэропорту Франкфурта, он поговорил по телефону с Сильвией, потом с Пьером и в последнюю очередь со Стерлингом. Сильвии удалось связаться с посольством Великобритании в Маниле, и там ей сообщили, что им известно об аресте Пенни, но пока они бессильны помочь ей, поскольку Пенни, по словам ее адвоката, отказывается видеть кого-либо. Уже сам этот факт страшно напугал Дэвида. Как только Сильвия начала говорить о том, что у Пенни уже есть адвокат, которым она очень довольна, Дэвида охватило непреодолимое желание, не дожидаясь рейса, захватить один из самолетов и угнать его прямиком в Манилу. Немного утешало лишь сознание того, что пресса пока ничего не знает, так как сейчас Дэвид меньше всего на свете хотел столкнуться с вездесущими и дотошными репортерами. Разумеется, довольно скоро вся эта история станет достоянием гласности, но пока он мог действовать без лишнего шума.
Пьер подтвердил соображения Дэвида: адвоката для Пенни нанял кто-то другой. Однако время пока было на их стороне. Он успеет прибыть туда до окончания срока задержания, а значит, есть шанс подкупить полицейских, которые держат Пенни в забытом Богом местечке в окрестностях Манилы, показавшемся Пьеру весьма мрачным.
В полицейский участок Пьер попасть не сумел, поэтому вернулся в отель и связался с банком, в который Сильвия перевела деньги. Теперь, когда сам Дэвид был банкротом, у него не было даже малой толики тех сумм, которыми оперировал Муро.
Наконец Дэвид позвонил Стерлингу. Разговор прошел гораздо спокойнее, чем он ожидал. Стерлинг не выказал ни удивления, ни даже малейшего недовольства по поводу бегства Дэвида.
— Это твоя забота, — буркнул он.
— Я знаю, но мне сейчас необходимо несколько дней.
— Похоже, ты получил их. Хочешь услышать мое мнение? Ты просто рехнулся. Если правда то, что ты рассказывал мне об отношениях между Муро и твоей женой, то твою задницу разнесут в клочья, как только ты подойдешь к Пенни Мун ближе чем на десять миль.
— И все же у меня есть шанс, почему я не могу воспользоваться им? — возразил Дэвид.
— А как же Пенни Мун? Ты подумал о том, что они сделают с ней, если ты примчишься туда с видом бойцового петуха?
— Я только об этом и думаю.
— Тогда послушай мой совет, парень, не делай этого.
— Хорошо, я не буду пытаться; тогда ее ждет тюрьма, и мы оба это понимаем. Ее так капитально подставили…
— Оставь это ребятам из Администрации, — оборвал Дэвида Стерлинг. — Они знают свое дело…
— Да, как же, знают! Что же тогда они так легко упустили Муро в отеле «Манила»?
Стерлинг хмыкнул:
— Несчастный случай. Кстати, как ты разыскал ее?
— В другой раз расскажу. Главное, что разыскал, и если бы эти ребята из Администрации побыстрее шевелили своими жирными задницами, они могли застать Пенни в гостинице одну и не дать опередить себя. Тогда она была бы на свободе, а не оказалась в роли заложницы.
Зато Муро сидел бы сейчас за решеткой.
— Гм, гм… — промычал Стерлинг. — Она, возможно, и была бы на свободе, а вот Муро… Сомневаюсь, что его так легко поймать.
— Ты уже выяснил, где он?
Стерлинг усмехнулся:
— Нет. Подозреваю, что ты скорее найдешь его. Вернее, он найдет тебя. А знаешь, какое у меня еще имеется подозрение? Он убьет Пенни Мун, прежде чем ты сумеешь добраться до нее. Или же помешает тебе, а ее тем временем осудят. Ей грозит смертный приговор, так что формально Муро не запачкает руки ее кровью. Но я все же склоняюсь к первому варианту. Думаю, он убьет ее в тот момент, когда услышит о твоем появлении в Маниле. А если по какой-то случайности ему это не удастся, он воспользуется смертным приговором как запасным вариантом. Похоже, позиция у него беспроигрышная.
— Но он же не убийца, — нетвердо произнес Дэвид.
Стерлинг рассмеялся:
— Он убьет и тебя, сынок, можешь не сомневаться в этом.
— Тогда почему он уже не сделал этого? У него имелась масса возможностей.
— Потому что раньше ты никогда не загонял его в угол так основательно. Если он не дурак, то обрубит все концы именно сейчас и исчезнет навсегда. Да, возможно, он так и сделает, но я бы не рискнул поставить на это свои деньги. Он увез с собой Пенни Мун, имея на это определенную причину, и, по моему мнению, эта причина гораздо больше связана с тем, что происходит сейчас на Филиппинах, чем с желанием подложить тебе свинью.
— Я в этом не убежден, — возразил Дэвид. — Он ничего не выигрывает от смерти Пенни.
— Тогда, вероятно, у него имеются какие-то другие планы в отношении нее. Нечто такое, что нам и в голову не пришло. Он умен и хитер, Дэвид. Я начинаю думать, что он даже гораздо умнее тебя. Так что будь там осторожен, сынок, и побыстрее возвращайся ко мне, потому что у нас с тобой еще много дел и мне даже нравится твое общество.
— Не могу ответить тебе взаимностью, — огрызнулся Дэвид. — Но я вернусь… и не один, а с Пенни.
— Мне бы твою уверенность, да где там. — Стерлинг вздохнул, и на этом разговор закончился.
Сидя в кресле салона первого класса, билет в который оплатила Сильвия, Дэвид перебирал в уме имена и номера телефонов, которые по прилете в Манилу следовало сообщить Пьеру. Чего бы только он не отдал, лишь бы узнать, что сейчас творится в голове Муро! Но пока оставалось тщательно готовить инструкции для Пьера и молиться, что он предусмотрел все случайности.
Ощутив новый прилив сил, Дэвид нетерпеливо взглянул на часы. В Манилу самолет прибывает в пять, но все равно он успеет — до суда еще много времени. Дэвид догадывался, что в аэропорту его будут поджидать сотрудники Администрации по контролю за применением закона о наркотиках, чтобы использовать в качестве наживки для поимки Муро. Все это время они постоянно держали Муро в поле зрения, однако ему все-таки удалось ускользнуть. Агенты ничего не могли предпринять против Муро, пока с ним находилась Пенни, потому что не хотели рисковать и подвергать ее жизнь опасности.
Интересно, понимала ли Пенни, что все это время она была заложницей в руках Муро? Однако сейчас Дэвид не собирался размышлять, о чем Пенни имела представление, а о чем не имела и что могла чувствовать, будучи, как предполагал Дэвид, ужасно напуганной. По прилете в Манилу его голова должна быть свежей, так что лучший выход сейчас — попытаться поспать.
Каким-то чудом Дэвиду удалось на некоторое время погрузиться в полудрему, однако его внезапно разбудила пугающая мысль, до этого не приходившая в голову.
Он выпрямился в кресле и принялся тщательно размышлять. До ареста Пенни Дэвид готов был согласиться с тем, что Муро действительно любит ее… Сам испытывая чувство любви, он не видел ничего странного в том, что Пенни любит кто-то еще, пусть даже это был и отпетый гангстер. Но в тот момент, когда Пьер сообщил ему об аресте Пенни, Дэвид напрочь отверг такую возможность. У него это просто не укладывалось в голове. Разве мужчина мог так поступить с женщиной, которую любит?
А что, если он ошибается? Что, если Муро действительно любит ее и… «Боже мой!» — чуть не вслух простонал Дэвид, чувствуя, как мысли начинают налезать одна на другую. Что, если он был прав в отношении чувств Пенни к нему, к Дэвиду? А вдруг она любит его, а Муро каким-то образом узнал об этом? Разумеется, не исключено, что он просто обманывает себя, хочет выдать желаемое за действительное… И все же он будет круглым дураком, если отбросит такую возможность. Ведь если он прав и Муро действительно задумал то, чего больше всего сейчас боялся Дэвид, они с Пенни скорее всего вообще больше никогда не увидятся.
Пенни пыталась подготовить себя к еще одной ночи в сырой камере, по которой свободно прогуливались крысы. Так как полицейский привел ее сюда сразу после свидания с адвокатом, то Пенни никого больше так и не видела, кроме своих сокамерниц. Весь день она ничего не ела, и хотя понимала, что ее может вытошнить, она дала себе обещание в следующий раз хотя бы попытаться поесть тюремной баланды. Еще неизвестно, как на нее подействует местная вода, однако не пить было нельзя, иначе вообще можно лишиться сил. Множество раз Пенни хотелось закричать от отчаяния и страха, однако пока ей удавалось держать себя в руках и не впадать в истерику.
Трудно было сказать, сколько еще она сможет выдержать.
Пенни посмотрела на старуху, давившую вшей в волосах, а потом на девочку, которая засовывала в трусики старую скомканную газету, поскольку у нее началась менструация.
Сгущавшаяся темнота показалась Пенни этаким колпаком, внутри которого стояло удушающее зловоние людских испражнений. От затхлого влажного воздуха волосы Пенни прилипали к скулам, постоянная возня крыс вызывала дрожь. Залитая мочой одежда издавала такой же отвратительный запах, как и ее немытое тело.
Сокамерницы весь день стирали рубашки полицейских в старом жестяном тазу, чтобы заработать по несколько песо. Как объяснила Пенни старуха, эти деньги были нужны им для того, чтобы покупать добавочные порции прогорклой жирной похлебки, которую они называли едой. Судьба этих женщин была ужасной, и, несмотря на трагизм собственного положения, Пенни жалела их.
Она давно сошла бы с ума, если бы не призрачная надежда на то, что ей удастся сообщить кому-нибудь, где она находится. За это ей придется лишиться туфель, но в данный момент у Пенни больше не было ничего ценного.
Часы с бриллиантами у нее отобрали, когда привезли в участок, а содержимое чемодана уже наверняка поделено между полицейскими, участвовавшими в ее аресте; причем львиная доля, без сомнения, досталась Жалмаско.
Это старуха, внимательно посмотрев на туфли Пенни, подкинула идею продать их. Белые кожаные туфли-лодочки от Шарля Журдана, с маленькими пряжками и золотым ободком. Пенни купила их в Гонконге во время одного из походов по магазинам, и стоили они, вероятно, столько денег, сколько старухе не заработать за месяц, а то и за год. Помня слова женщины о том, что у нее нет денег заплатить залог. Пенни предложила ей отдать туфли сыну или дочери, когда те в следующий раз придут навестить ее. В обмен Пенни хотела, чтобы сын или дочь старухи пошли в посольство Великобритании и сообщили кому-нибудь из сотрудников, что она. Пенни, находится здесь.
Затея была рискованной, и Пенни понимала это. Если бы полицейские пронюхали, что она подкупила сокамерницу, всем от этого могло стать еще хуже. Кроме того, существовала большая вероятность, что пройдет много дней, а может, и недель, прежде чем дети старухи снова придут к ней на свидание. Пенни даже не хотелось думать, в каком состоянии она может оказаться к тому времени. Сейчас она была вынуждена жить каждым часом, а если и задумывалась о будущем, то представляла, как весь этот кошмар закончится, и они с Самми встретятся где-нибудь во Франции или в Лондоне, а может, в какой-нибудь другой точке земного шара, где будут наконец в безопасности.
Откуда Пенни могла знать в тот момент, что только напрасно теряет время, пытаясь подкупить старуху и надеясь осуществить свой план. Однако теплящаяся надежда несколько успокоила ее, и Пенни погрузилась в тревожную дрему, сопровождаемую сновидениями.
Самолет Дэвида приземлился в аэропорту Ниной Акино в одиннадцать вечера. Его встречал Пьер, готовый сообщить последние новости.
— Где Пенни? — выпалил Дэвид, прежде чем Пьер успел раскрыть рот.
— Она все еще в тюрьме.
Дэвид облегченно вздохнул:
— Слава Богу! — Он направился к выходу. — А где сотрудники Администрации?
— Они поджидают тебя, хотят поговорить. Дэвид, я думаю…
— Не надо думать, — оборвал его Дэвид. — Я знаю, ты хочешь сказать, что я рехнулся, прилетев сюда, но сейчас не время — все равно я уже здесь. Мне надо побыстрее добраться до этой тюрьмы. Ехать долго?
— Час, может, чуть больше.
— А где деньги? Они поступили в банк?
— Деньги заперты в багажнике машины. Обвинение ей предъявят не раньше, чем через двенадцать часов…
— Если я все правильно рассчитал, то ей вообще не предъявят никакого обвинения. Где машина?
— Прямо возле выхода. Что значит — не предъявят обвинения? Обязаны предъявить, иначе у них будут неприятности. В посольстве Великобритании знают о ее задержании.
— Ладно, нет времени объяснять. — Дэвид вытащил из кармана блокнот, в котором делал заметки во время полета. — Возвращайся в отель и позвони этим людям.
Организуй все, включая самолет, и убедись, что он готов вылететь по первому сигналу.
Пьер побледнел.
— Дэвид, ты не можешь…
— Выполняй! — рявкнул Дэвид. — Но сперва объясни мне, как найти эту чертову тюрьму.
— Тут можешь не беспокоиться, — заверил Пьер. — В машине ожидают два агента Администрации, они составят тебе компанию. В это дело влезли еще манильское отделение Интерпола и Управление по борьбе с наркотиками.
— Ты смотри, настоящий цирк устроили!.. — заметил Дэвид язвительным тоном.
Через несколько минут он распахнул переднюю дверцу машины и уставился на сидевшего там агента.
— Кто-нибудь из ваших наблюдает за тюрьмой? — резким тоном спросил Дэвид.
— Насколько я понимаю, вы, должно быть, мистер Виллерз, — спокойно отреагировал на его вопрос агент. — Моя фамилия Форман. А его, — он указал большим пальцем на заднее сиденье, — Бертолуччи, как у знаменитого кинорежиссера. Но мы зовем его Луччи, или Луч.
— Очень рад познакомиться с вами, — усмехнулся Луччи.
— Вы поддерживаете связь с теми, кто наблюдает за тюрьмой? — рявкнул Дэвид.
— Разумеется. Вы думаете, что Муро может появиться поблизости…
— Меня беспокоит вовсе не Муро, — огрызнулся Дэвид. — А сейчас свяжитесь с ними по рации и узнайте, там ли она.
— Да, она еще там, — сообщил Форман. — И мне кажется, что будет лучше с самого начала выяснить, кто здесь отдает приказы. Уж во всяком случае, не ты, сынок.
Дэвид обошел машину и сел за руль.
— Ни в чем не повинная женщина может лишиться жизни, а вы начинаете спорить, кто тут главный. Ладно, куда ехать? Что за дьявол?.. — воскликнул Дэвид, потому что как только машина тронулась с места, он увидел в зеркале заднего вида мигалки полицейских автомобилей.
— Остановитесь, — приказал Форман и, повернувшись к Луччи, добавил:
— Иди и скажи им, чтобы отвязались, иначе мы смоемся от них и они пропустят все самое интересное.
Дэвид бросил гневный взгляд на Формана и спросил:
— Почему они здесь, а не возле тюрьмы? Насколько я слышал, это их же полицейских подкупил Муро…
— В результате чего ваша подружка снова оказалась заложницей, — напомнил Форман. — Один неверный шаг, и прощай. Пенни Мун. Во всяком случае, нам ситуация представляется именно так. Хотите возразить?
— Нет, — бросил Дэвид. — Я только хочу сказать вам: жизненно необходимо, чтобы до нашего приезда ее держали в тюрьме. Если Муро задумал то, о чем я подозреваю, то существует большая вероятность, что мы больше никогда не увидим ни его, ни ее.
— Вот как? — медленно произнес Форман, явно заинтересованный словами Дэвида. — Ты слышишь, Луччи? — обратился он к вернувшемуся в машину напарнику. — Мистер Виллерз подозревает, что мы можем больше никогда не увидеть нашего друга Муро, если его подружка не останется в тюрьме до нашего приезда. Ну, что ты об этом думаешь, Луччи?
— Я думаю, Джим, что подобное подозрение требует объяснений.
— Да, и я того же мнения. Так что вперед, мистер Виллерз, а по дороге вы расскажете нам все, что знаете.
— Но прежде чем я сделаю это, может, сообщите мне, какой юрисдикцией вы здесь обладаете?
— У нас карт-бланш, — ответил Форман. — Муро — наш человек, и филиппинцы не возражают на этот счет.
Так, направо, до следующего светофора, а там снова направо. Итак, что вы знаете такого, чего не знаем мы?
У Дэвида не заняло много времени изложение своих подозрений относительно намерений Муро, и не успел он еще договорить, как Форман уже связался по радио с агентом, наблюдавшим за тюрьмой.
— Она еще там, Тод? — крикнул он в микрофон сквозь помехи.
— Конечно, она здесь, куда же ей деваться. Сообщить тебе, если они будут увозить ее?
— Обязательно. А лучше просто не позволяйте им этого. Если они попытаются, то стреляйте. Ты понял меня?
Стреляйте!
— Вы с ума сошли? — вскричал Дэвид. — Начнется стрельба, и все погибнут, включая Пенни. Если ее попытаются увезти, надо проследить за ними. Сколько у вас человек возле тюрьмы?
— Двое, — ответил Форман. — Как, достаточно?
Не успел Дэвид открыть рот, как из динамика раздался голос агента, следившего за тюрьмой:
— Черт побери, кто это, Джим?
Форман усмехнулся:
— Это наш друг, мистер Виллерз.
— Тогда передай ему, чтобы орал потише… а то тут местная публика нервничает.
— Господи, где вы устроились? — полюбопытствовал Форман.
— Забрались к одному из этих паршивых велорикш, стоим прямо напротив тюрьмы. Мимо нас никто не проскочит.
— А задний выход? Кто наблюдает за задним выходом? — закричал Дэвид.
— Да нет там ничего такого. — Тод явно пытался от него отвязаться.
— Обязательно должен быть! — уже буквально завопил Дэвид.
— Джим, заткни ему глотку! — рявкнул Тод.
— У нас тут ситуация очень серьезная, поэтому делай так, как он говорит, и прикрой задний выход, — приказал Форман.
— Ладно, согласен. Но передай этому ублюдку, что он тут никто и пусть не распоряжается…
— Конец связи, Тод. — Форман выключил микрофон и положил его на приборную панель. — В следующий раз свяжемся с ним за пять минут до прибытия на место, но если что-то произойдет, он сам нам сообщит. Ну, довольны? — спросил он, обращаясь к Дэвиду.
— Нет, — буркнул Дэвид, отворачивая в сторону, чтобы не столкнуться со встречным грузовиком.
— Ты только представь себе, Луччи, — воскликнул Форман, — нам надо поймать Муро да еще обеспечить максимальную защиту этому парню и его подружке. — Он повернулся к Дэвиду. — Остальные так и следуют за нами?
— Да, похоже, — ответил Дэвид, бросив взгляд в зеркало заднего вида. Он ощутил прилив адреналина и обрадовался, когда в машине воцарилась тишина. Ему надо было сосредоточиться на дороге, потому что она была очень опасной — запросто можно было сорваться вниз со скалы. Яркие огни улиц Манилы остались далеко позади, а отсутствие светофоров или хотя бы луны на небе делали езду похожей на смертельный трюк.
Они мчались в ночи мимо заброшенных гаражей, полуразрушенных монастырей и убогих деревень. Чем выше машина забиралась в горы, тем гуще становился лес. Извилистая дорога сузилась, в небе сверкали молнии. Дэвид крепко сжимал руль, лицо его побледнело, ноги и руки затекали от напряжения. Мысли постоянно возвращались к Пенни, но, как ни странно, по мере приближения момента их встречи Дэвид все больше и больше нервничал. Он молился Богу, чтобы Пенни не оказалась заодно с Муро. Нет, не может быть, она ни за что не согласилась бы ради прихоти Муро позволить заточить себя в этой жуткой темнице! Еще менее вероятно, что Пенни подвергла бы риску жизнь своей сестры, отказавшись сотрудничать с агентами Администрации. И как эти олухи допустили, что первыми в гостиницу добрались люди Муро! Разумеется, потом уже не было никакой возможности сообщить Пенни, что жизни Самми абсолютно ничего не угрожает.
— Черт! — выругался Дэвид, выравнивая машину, подпрыгнувшую на камне.
— Осторожнее, — пробормотал Форман и, посмотрев на часы, взял микрофон. — Тод, ты слышишь меня?
— Да, слышу. Где вы?
— Переезжаем холм, уже видим огни. Будем у вас минут через пять. Как там дела?
— Тихо, как в могиле.
Форман отложил микрофон и посмотрел на Дэвида.
— Возможно, вы ошиблись, — предположил он, — и Муро не планирует забрать ее сегодня.
— Это уже ваша проблема, — ответил Дэвид. — Я здесь только для того, чтобы выкупить ее, после чего мы уедем. А вы, если хотите, можете сидеть здесь и ждать Муро.
— Она играет роль приманки, Виллерз, поэтому должна будет остаться.
— Скорее всего Муро уже далеко отсюда.
— Может быть. Но нам надо еще немного подержать ее в этой тюрьме.
Дэвид не стал спорить. Он понимал, что агенты помогают ему только потому, что существует вероятность поймать Муро.
— Приехали? — спросил Дэвид через несколько минут, когда машина, спустившись с холма, свернула с дороги на изрытую колеями улицу городка.
— Да, похоже, — подтвердил Форман. — Полицейский участок вон там, справа. Ищите вывеску зубной поликлиники, это сразу за ней.
Теперь Дэвид вел машину очень медленно, а Форман, внимательно оглядывая затененные фасады магазинов и пустые уличные прилавки, достал пистолет.
— Куда все подевались? — пробормотал он. — Черт побери, как будто весь город вымер!
Кровь энергично пульсировала в жилах Дэвида. Он бросил взгляд в зеркало и увидел, как на главную улицу свернули сопровождавшие их машины.
— А что, здесь не всегда так пустынно? — спросил он.
— Обычно народ толчется постоянно, однако уже почти полночь. Возможно, все разошлись по домам.
— В полицейском участке горит свет, — сообщил Луччи. — Значит, там кто-то есть.
— Хорошо бы знать, кто, — заметил Форман, снимая пистолет с предохранителя.
— А вон и наши парни. — Луччи показал на спрятанную в тени коляску велорикши.
— Деньги в багажнике, — сказал Дэвид, останавливая машину на пыльной обочине перед полицейским участком. — Я пройду прямо к камере, дам ей знать, что мы уже здесь. Платите, сколько запросят, и приходите с ключами.
Форман повернулся к Луччи:
— Скажи ребятам, пусть остаются на месте и прикрывают наши задницы. На мой взгляд, здесь слишком тихо.
Имея дело с этой шайкой бандитов, никогда не знаешь, чем все кончится.
Подождав, пока к ним подъедут машины с сотрудниками Интерпола и Управления по борьбе с наркотиками, Луччи вылез из машины и направился к велорикше, а Дэвид и Форман — к двери полицейского участка.
— Если что-то случится, нас предупредят, — тихо произнес Форман. — Но лучше бы этого не произошло. Ладно, надо посмотреть, что там внутри.
Дэвид уже собрался покинуть Формана, но в этот момент к ним подошел офицер.
— Ориель Маралит, Управление по борьбе с наркотиками, — представился он. — Камеры там, сзади.
Дэвид кивнул и молча двинулся в темный проем переулка. Маралит последовал за ним.
В дальнем конце переулка мерцал тусклый свет. Дэвид ускорил шаг, размышляя по пути о том, что, может, все же стоило взять пистолет, который ему предложил Луччи. Когда они достигли двора, Маралит включил фонарик и провел лучом по облезлым, растрескавшимся стенам.
— В дальнем углу, — прошептал он.
При свете фонарика Дэвид заметил зарешеченное окно и рванулся к нему, но едва не задохнулся от зловония. В этот момент луч фонарика упал на дверь камеры, и у Дэвида замерло сердце. Дверь была распахнута, а в камере никого не было.
Кто-то вбежал во двор, и Дэвид резко обернулся.
— Она там? — крикнул Луччи.
— Никого нет! — крикнул в ответ Дэвид дрожащим от ярости голосом.
— Наши парни тоже куда-то пропали, — сообщил Луччи и сам осмотрел камеру. — Наверное, висят у Муро на хвосте.
Дэвид бегом вернулся ко входу в полицейский участок. В этот момент оттуда как раз вышел Форман. Луччи подскочил к машине и принялся вызывать агентов по радио.
— В участке пусто, — сообщил Форман.
— Боже мой! — вскричал Дэвид и ударил кулаком по распахнутой двери. — Как такое могло случиться? Вы же всего пять минут назад говорили с ними по радио.
— Сам знаю, — огрызнулся Форман и повернулся к Луччи. — Ну, что там у тебя?
— Ничего, — ответил Луччи.
Сотрудники Интерпола и Управления по борьбе с наркотиками бросились осматривать полицейский участок, Маралит присоединился к ним.
— Никаких следов вашей подружки? — обратился Форман к Дэвиду.
— Она исчезла, — процедил Дэвид сквозь зубы.
— Ну и дела! — бормотал Форман, теребя пальцами редкие седеющие волосы. — У вас есть какие-нибудь мысли насчет того, куда они могли подеваться?
Дэвид бросил резкий взгляд на Формана, его глаза светились убийственной злобой.
В это момент из участка вышел сотрудник Управления по борьбе с наркотиками; Форман и Дэвид повернулись к нему.
— Нашли начальника, лежал связанный у себя в кабинете, — сообщил он. — Похоже, целью налета был захват девушки.
— Куда они увезли ее? — воскликнул Форман.
— Он не уверен, но предполагает, что, возможно…
Офицер запнулся, потому что в этот момент из участка выскочил Маралит и стремглав кинулся к машине.
— Я покажу дорогу! — крикнул Маралит. — Если начальник прав, то у нас осталось не больше десяти минут.
Пенни никак не могла понять, чего она боится больше — жуткой скорости, с которой мчалась машина, или неизвестности. Она понятия не имела, куда ее везут. Ночь была такой темной, что Пенни почти ничего не видела; она только чувствовала, как машину разворачивает и подбрасывает на рытвинах. Сомбильо и Жалмаско сидели по обе стороны от нее, вцепившись в ручки над дверцами. Прохладный воздух кондиционера приятно освежал кожу Пенни, но внутри ее буквально сжигал страх.
Они пришли за Пенни десять минут назад, открыли дверь камеры, приказали выходить и шевелиться побыстрее. Жалмаско держал в руке пистолет, направляя его на Пенни. Пока она слезала с нар, во двор ворвались еще несколько человек. Они что-то кричали на непонятном ей языке. Пенни подхватили под руки и потащили в темный переулок. В этот момент с улицы раздались два выстрела. Пенни пыталась сопротивляться, но Жалмаско, крепко вцепившись ей в руку, упорно тащил ее вперед.
— Мы должны забрать вас отсюда, — прошипел он, — так что поторапливайтесь.
Пока Пенни заталкивали в поджидавшую машину, она успела заметить, как из стоявшей неподалеку коляски рикши вытащили два трупа и поволокли их в темноту.
— Боже мой! — всхлипнула Пенни, наблюдая, как кто, то затирает кровавый след от трупов. — Куда мы едем?
Что происходит?
Ей никто не ответил. Водитель резко нажал на газ, и машина рванула с места, отбрасывая из-под колес грязь и камни. Затем они помчались по главной улице.
— Прошу вас, — взмолилась Пенни и вскрикнула, потому что машина резко вильнула в сторону, объезжая стоявший на улице джип. — Скажите, куда мы едем?
— Нам надо было увезти вас до того, как вам предъявят обвинение, — пояснил Сомбильо, вглядываясь в темноту.
— Но почему? Я ничего не понимаю.
— Потому что вам грозит смертный приговор, — напомнил Сомбильо. — Вы этого хотели?
— Нет. Но… О Боже! — вскрикнула Пенни, потому что в этот момент машина попала в яму, накренилась и поехала на двух колесах. — Почему мы едем так быстро?
Вы можете сказать водителю, чтобы он ехал помедленнее? — вскричала она, когда машина снова встала на все колеса.
— Мы уже почти приехали, — заверил Жалмаско, бросив взгляд на часы, когда машина промчалась мимо одинокого уличного фонаря.
— Куда? Куда мы едем?
— Я же говорил вам, нам надо было забрать вас из тюрьмы.
— Это не ответ на мой вопрос! — срываясь на истерику, завопила Пенни. В этот момент машина задела боком какую-то стену, ее развернуло, но водитель справился с управлением и свернул налево. В свете фар Пенни заметила блеск воды.
— Езжай вдоль берега, — приказал Сомбильо водителю, — пристань впереди.
Пенни лихорадочно шарила глазами по сторонам; охвативший ее ужас не давал дышать. Теперь она знала, где находится. Это была все та же деревня, с пристанью и лодками у берега. Она не успела привести в порядок свои мысли. Машина резко затормозила, и задняя дверца распахнулась.
Пенни не могла видеть в темноте лицо, но еще до того, как стоявший перед ней человек раскрыл рот, она уже знала, кто это.
— Пенни? — крикнул он, отодвигая в сторону оказавшегося между ними Жалмаско. — Пенни, слава Богу!
Взяв Пенни за руку, он вытащил ее из машины и хотел обнять, но Пенни оттолкнула его.
— Дорогая… — Кристиан даже задохнулся от изумления.
— Я хочу знать, что, черт побери, происходит?! — вскричала Пенни. — Это ты подставил меня, да? Ты подбросил мне героин! Ты подкупил…
— Пенни, выслушай меня. — Он пытался остановить ее. — Героин подбросил Бенни Лао. Я должен был предполагать нечто подобное, но думал, что он не знает, где мы. Как только я услышал о том, что произошло, то тут же сел в лодку и вернулся, чтобы вытащить тебя. Сегодня за нами придет другая лодка. Мы уедем…
— Ты лжешь, Кристиан! Это ты меня подставил, ты заплатил вон ему, — Пенни указала на Сомбильо, — чтобы он запугал меня…
— Дорогая, он пытался помочь тебе. Хотел объяснить, какая опасность…
— Неужели ты принимаешь меня за дуру? Я понимала, в какой опасности нахожусь, ни минуты не сомневалась в этом. И я видела фотографию, Кристиан, я видела ее! Ту самую, в китайских садах. За которую ты заплатил, чтобы эти ублюдки могли узнать меня. Так что не пытайся свалить все на Бенни Лао…
Кристиан повернулся к Жалмаско и заговорил с ним на тагальском языке, а затем они оба посмотрели на озеро.
— Пришла лодка, — сообщил Кристиан, снова поворачиваясь к Пенни. — Ты должна поехать со мной, дорогая. А если останешься, то лучшее, что тебя ждет, это двадцать пять лет тюрьмы.
— Нет! Я не совершала никаких преступлений…
— Но это ты так говоришь. Не будь и в самом деле дурой. Пенни. Наиболее вероятно, что они повесят тебя.
— Это мы еще посмотрим! — с ненавистью произнесла Пенни и повернулась, намереваясь уйти.
— Пенни! — Кристиан схватил ее за руку. — Сейчас не время спорить. Я люблю тебя, дорогая, и именно поэтому не допущу, чтобы ты загубила свою жизнь. Ты не сможешь тягаться с ними. Пенни. Слышишь меня? Они найдут тебя и заставят замолчать навеки.
Пенни стояла, в нерешительности глядя на озеро. Проблески молний, сверкавших во влажном воздухе, осветили приближавшуюся лодку, которая лавировала среди запруд и направлялась к тусклому огоньку в конце пристани.
А что, если она ошибается? Что, если все действительно подстроил Бенни Лао? Господи, она не хотела верить в то, что это — дело рук Кристиана… Но как тогда быть с фотографией? Он так и не дал ей вразумительного ответа по этому поводу.
Когда Пенни вновь спросила про фотографию, Кристиан повернулся к Сомбильо.
— Где ты ее взял? — спросил он.
Сомбильо пожал плечами.
— Она была в материалах дела. Я даже не понял, к чему она там.
Кристиан повернулся к Пенни:
— Дорогая, я понимаю, как тебе сейчас тяжело. Но клянусь, я не смог бы причинить тебе вред. Я так сильно люблю тебя, что поставил на карту собственную жизнь и свободу, вернулся, чтобы помочь тебе. Неужели ты действительно думаешь, что я поступил бы так, если бы сам же тебя и подставил?
Пенни посмотрела на Кристиана, затем отвернулась и снова уставилась на озеро.
— Тогда скажи, — тихо произнес Кристиан, — какой мне смысл подставлять тебя?
— Не знаю, — тоскливо произнесла Пенни. — Я уже ничего не понимаю. Я просто хочу домой.
Кристиан притянул Пенни к себе и положил ее голову на свое плечо.
— Мы вместе постараемся во всем разобраться. Для этого потребуется некоторое время, но теперь тебе по крайней мере не грозит официальное обвинение. И чтобы больше не попасть в такое ужасное положение, ты сейчас должна поехать со мной.
На глаза Пенни навернулись слезы, она поняла, что у нее нет выбора. Если она не поедет с Кристианом, то ее снова запрут в той камере… и она не сможет доказать, что героин ей подбросили.
— Только не на тот корабль с наркотиками…
— Тес!.. — оборвал ее Кристиан. — Тот корабль уплыл, когда и должен был уплыть. Пойдем, надо убраться отсюда, пока не случилось еще что-нибудь.
В то время как Кристиан вел ее по пристани. Пенни наблюдала за приближавшейся лодкой. Все внутри нее протестовало против этого отъезда, но сил повернуть назад уже не было. Она покорно брела рядом с Кристианом, ничего не слыша и не видя.
Когда они достигли конца пристани, лодка была уже всего в нескольких ярдах от них. Пенни начала всхлипывать. Ей так не хотелось уезжать с Кристианом, но она не видела другого выхода. Как бы она сейчас ни поступила, жизнь ее все равно уже разбита. И все же лучше провести остаток дней с Кристианом, чем еще одну ночь в зловонной камере, из которой она только что выбралась.
Внезапно позади возникла какая-то суматоха, и Пенни почувствовала, как напрягся Кристиан. Грудь сдавило от страха, когда она поняла, что это полиция.
— Все в порядке, — прошептал Кристиан, обнимая Пенни. — Не оборачивайся! Как только лодка подойдет достаточно близко, прыгай в нее.
Мотор лодки натужно запыхтел, кто-то из находившихся в ней людей забрался на нос, готовясь бросить причальный канат. Пенни смотрела на воду, наблюдая за дрейфующими по воле волн дохлыми рыбами, щепками, гниющим мусором.
— Все в порядке, — повторил Кристиан, отпуская Пенни, чтобы поймать причальный канат. — Ты готова?
Пенни, кивнув, напряглась, собираясь прыгнуть. Но в этот самый момент кто-то громко окликнул ее по имени.
И не успел Кристиан остановить Пенни, как она обернулась и сделала несколько шагов от края, не в силах, да и не желая верить своим ушам. Сердце ее билось без остановки, мысли путались в вихре сомнения и страха. Ночь была такой темной, что она не могла видеть противоположный конец пристани, но когда снова прозвучало ее имя. Пенни узнала голос звавшего ее человека.
— Боже мой! — воскликнула она и, спотыкаясь, рванулась вперед. Наверное, это сон, может быть. Пенни даже потеряла рассудок, но сейчас ей было на все наплевать, лишь бы поскорее оказаться рядом с ним.
Однако Кристиан успел остановить ее, схватив за руку.
— Пенни! Не прыгай в лодку! — закричал Дэвид.
Кристиан рванул Пенни к себе, и она почувствовала, как в голову ей уперся ствол пистолета.
— Не слушай его, — прошипел Кристиан. — Прыгай скорее!
Глаза Пенни округлились от ужаса. Кристиан заломил ей руку за спину, крича Дэвиду:
— Еще шаг, и я стреляю!
— Отпусти ее, Муро. Тебе нужен я, а не она. — Дэвид стоял на пристани, видно его было только при вспышках молнии.
Муро рассмеялся.
— Ты льстишь себе, мой друг, — с издевкой выкрикнул он.
— Будь мужчиной, Муро. Не прячься за женскую юбку.
Кристиан выругался, и Пенни почувствовала, что его охватила ярость.
— Кристиан, прошу тебя, — всхлипнула она, — отпусти меня.
Муро презрительно скривился:
— К нему? Никогда!
— Но почему? В чем дело? Я ничего не понимаю.
Кристиан снова рассмеялся.
— Дэвид, она ничего не понимает, — крикнул он. — Ты сам ей скажешь или мне сказать?
— Не валяй дурака, Кристиан! — крикнул в ответ Дэвид. — Все это в прошлом. Ты разбил мою жизнь, неужели тебе еще мало?
— Она поедет со мной. Скажи ему, — подтолкнул Пенни Кристиан, — что ты хочешь уехать со мной.
— Я не могу этого сделать, — ответила Пенни, морщась от боли в руке. — Я не хочу ехать с тобой. Я не люблю тебя, я люблю его. — Как только эти слова слетели с ее губ, она тут же поняла, что этого не следовало говорить, но было уже поздно.
— Дэвид, она говорит, что любит тебя! — насмешливо выкрикнул Кристиан. — Ну, что ты на это скажешь?
Ты ее любишь?
— Я не играю в эти игры, — ответил Дэвид. — Она понятия не имеет о наших делах, так что, ради Бога, отпусти ее.
— А Габриелла знает о том, что ты здесь? — поинтересовался Кристиан.
— Думаю, уже знает.
Кристиан усмехнулся:
— За это она покончит с тобой, Дэвид.
Дэвид ничего не ответил.
— Мы вместе, я и Габриелла, покончим с тобой, ты понял?
Пенни стало трудно дышать, так сильно Кристиан сжал ее руку.
— Делай что хочешь, только отпусти Пенни! — крикнул Дэвид.
— Неужели ты думаешь, что я смогу уехать без нее?
— Ты не уедешь отсюда, Кристиан.
— Да неужели? Смотри, как это делается.
Кристиан резко повернул Пенни к лодке, и она едва не потеряла сознание от боли.
— Кристиан, прошу тебя, не делай этого! — взмолилась Пенни.
— А разве у меня есть выбор? — тихо, даже как-то ласково спросил Кристиан. — А теперь прыгай… — Оглушительно прозвучал одиночный выстрел, Кристиан резко обернулся, выпустив при этом Пенни, и она, воспользовавшись этой возможностью, рванулась вперед.
— Ложись! — закричал Дэвид.
Раздался еще один выстрел, и Пенни упала на землю.
Кристиан подскочил к ней и направил пистолет прямо ей в голову.
— Вставай! — приказал он.
Пенни заставила себя подняться на ноги. Ее всю трясло от страха, глаза заливали слезы отчаяния.
— Все кончено, Кристиан, — крикнул Дэвид. — Неужели ты еще не понял этого? Разве Габриелла не сказала тебе?
— Это никогда не кончится, — возразил Муро. — Во всяком случае, между мной и тобой.
— Так давай сами и разберемся, а ее отпусти!
— И ты примешь ее, зная, что я спал с ней? — Кристиан засмеялся. — А она хороша в постели, Дэвид. Должен сказать тебе, что она гораздо лучше твоей жены. Видишь это тело? — Он усмехнулся и еще сильнее заломил Пенни руку, отчего она пронзительно вскрикнула. — Я делал с этим телом все, что хотел.
Несмотря на боль и страх. Пенни почувствовала, как вся сжалась от стыда при этих словах.
На другом конце пристани все было тихо, одна за другой текли бесконечные минуты, и Пенни охватил ужас при мысли о том, что ее все бросили.
— Зачем ты делаешь это? — всхлипнула она. — Кристиан, пожалуйста, скажи мне, что произошло между вами?
Но не успел Кристиан ответить ей, как с другого конца пристани раздался новый голос:
— Муро! Здесь два агента Администрации и целая армия филиппинцев. Тебе не удастся уйти, сынок, так что сдавайся, пока не пролилась чья-то кровь.
— Это будет ее кровь, если вы сделаете еще хоть шаг, — предупредил Муро, а затем приказал Пенни:
— В лодку!
Живо!
Пенни повернулась и раскрыла от удивления рот, увидев, как из воды вынырнул человек. Кристиан среагировал мгновенно. Он выстрелил в упор в полицейского и, схватив Пенни, потащил ее к лодке.
— Прыгай! — прошипел он.
— Стоять!
Пенни резко обернулась, не успев даже сообразить, откуда на пристани взялся этот мужчина в мокром костюме.
В руках он держал пистолет, целясь в голову Кристиана.
Кристиан оттолкнул ее, и Пенни упала, стукнувшись головой о причальный столб. Мужчина выстрелил, но одновременно с этим Кристиан ударил его локтем в живот.
Пенни, совершенно ошалелая, попыталась встать; кровь заливала ей глаза. Кристиан ударил ее ногой в грудь. Пенни рухнула на гнилые доски пристани и, теряя сознание, скатилась в липкую воду озера.
Дэвид почти добежал до конца пристани, когда увидел, что Пенни упала в воду. Он, не раздумывая, нырнул за ней. Мусор и слизь лезли в глаза, ничего не было видно. Дэвид сделал несколько энергичных гребков, опускаясь ко дну и постоянно пытаясь нащупать тело Пенни. Вынырнув на поверхность, он набрал в легкие воздух и снова погрузился под воду. Не обращая внимания на грохотавшие вокруг выстрелы, Дэвид продолжал поиски, в то время как Муро, возможно, первый раз в жизни потерявший самообладание, без остановки палил в воду. Проклятие, он не может найти ее! Дэвид крутился во все стороны, в темноте пытаясь задеть Пенни руками или ногами. Прозвучало еще несколько выстрелов; тело Дэвида дернулось раз, потом другой. А затем наступила тишина.
Форман и Луччи стояли на пристани и смотрели вниз на поднимавшиеся из-под воды пузыри. Они ждали, когда на поверхности появится Виллерз вместе с девушкой.
Прошла минута, затем вторая. Форман первым скинул пиджак, за ним следом Луччи, и оба агента бросились в воду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний курорт - Льюис Сьюзен



Роман просто шокировал изобилием постельных сцен , сплошная порнография! Хотя сюжет довольно- таки неплохой , но все портит откровенное , я бы даже сказала подробное , физиологическое описание интимных отношений ггероев. Пропускала эти самые места потому- что было реально противно и очень пошло . Дочитала еле-еле , просто хотелось узнать чем завершились приключения героев. Я совершенно не против постельных сцен,но если здесь присутствует некий ореол таинственности, романтики, нежности, красоты,а здесь голый секс и только секс. Герои озабочены от начала и до конца романа! Мне кажется все должно быть в меру. Сплошной кошмар, хотя как говорится на вкус и цвет........
Последний курорт - Льюис СьюзенЯна
7.02.2013, 19.20





Господи!Какая идиотка эта Пенни, слов нет!
Последний курорт - Льюис СьюзенК
7.02.2013, 21.26





бред какой-то, невозможно читать, такое чувство, что Пенни не 30, а 13
Последний курорт - Льюис СьюзенЛ
3.09.2015, 23.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100