Читать онлайн Последний курорт, автора - Льюис Сьюзен, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний курорт - Льюис Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний курорт - Льюис Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний курорт - Льюис Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Льюис Сьюзен

Последний курорт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Прошло более сорока восьми часов с того момента, как Пенни попыталась позвонить Дэвиду. Люди Стерлинга из посольства США в Маниле подкупили кого следует, и Дэвид получил подтверждение своим подозрениям: звонок был сделан из номера отеля 1514 в среду днем, то есть в семь часов утра по французскому времени.
В течение этих двух суматошных суток Дэвид и Стерлинг спали очень мало, они постоянно звонили по всему миру, заключали одну сделку за другой, переводили в США со счетов и отправляли наличными миллионы долларов, поскольку в обмен на свою помощь Стерлинг поставил условием разорение Дэвида. Дэвид согласился на это и теперь желал только одного — чтобы все побыстрее закончилось. Горькая ирония всего происходящего заключалась в том, что теперь у него не осталось ничего, кроме журнала Пенни. Он думал о журнале именно так — как о журнале Пенни. Но вернется ли она когда-нибудь?
Захочет ли она этого?
Дэвид едва не засмеялся. Просто невероятно, что он вообще еще мог думать, оказавшись перед лицом обрушившейся на него катастрофы. Но еще более невероятно было, что все это он делал ради Пенни. Ярость охватила Дэвида, он сжал кулаки. Кого он обманывает? Он делает это потому, что Пенни не оставила ему выбора. Он любит ее, черт побери, но если бы он увидел Пенни сейчас, то скорее свернул бы ей голову, чем заключил в объятия.
Дэвид медленно поднялся с дивана и подошел к окну.
Не было смысла переносить свой гнев на Пенни, потому что винить во всем следовало только себя. Ему надо было быть честным с ней с самого начала, надо было рассказать, кто такой Стерлинг и почему он находится во Франции. Однако Дэвид не сделал этого и поэтому вынужден был заключить сделку со Стерлингом, чтобы уберечь от позора себя и своих сыновей.
Прошлым вечером он разговаривал с Габриеллой. Разговор получился очень трудный, полный взаимных обвинений и угроз. Дэвид был уверен, что для Габриеллы деньги имеют гораздо большее значение, чем для него, хотя она и отрицала это. Габриелла клялась, что до сих пор любит его, что готова начать все сначала, если он предоставит ей такой шанс, но он не стал ничего обещать. Да он и не мог сказать ничего определенного, пока не выяснит свои отношения с Пенни. А потом он окажется в руках Стерлинга.
Дэвид посмотрел на своего столь ненавистного ему компаньона, который расположился на стуле с высокой спинкой. Уже четыре часа они ждали важный звонок, и, возможно, им придется ждать его еще столько же. Но Дэвид готов был ждать хоть всю оставшуюся жизнь, поскольку этот звонок мог помочь ему вразумить Пенни. Интересно, что она сейчас делает? Дэвид знал, что Пенни все еще находится в отеле «Манила», и при мысли о том, что она может сейчас заниматься любовью с Муро, у Дэвида все заныло внутри от ревности и отчаяния. Честно говоря, он ни на кого так не злился в жизни, как на Пенни, но это не мешало ему любить ее. И вряд ли что-то помешает, хотя он и понимает, что у этой любви нет будущего. Но нет, лучше всего вообще не думать об этом — кто знает, что может произойти в течение ближайших двух дней?
Долгожданный звонок раздался только на следующее утро и прервал неспокойный сон Стерлинга. Вскинув голову, он уставился затуманенным взглядом на Дэвида. Тот уже был на ногах и снял трубку.
— Дэвид? — раздался в трубке грубый мужской голос.
— Да, это я.
Стерлинг наклонился вперед и включил дополнительный динамик, чтобы слышать разговор.
— Мы нашли ее сестру. Она работает на чартерных яхтах на Антигуа.
— Как быстро вы сможете добраться туда? — спокойно поинтересовался Дэвид.
— За пару часов.
— Ладно, ты знаешь, что делать. Я доверяю тебе, так что не подведи.
— А разве я когда-нибудь подводил? — с усмешкой спросил звонивший. — Буду держать тебя в курсе. — На этом разговор закончился.
Когда Дэвид опускал трубку на рычаг, лицо его было белым.
— Отлично! — пробормотал Стерлинг, потягиваясь. — Это будет еще не скоро, так что я намерен что-нибудь поесть. Составишь мне компанию?
— Нет, — отказался Дэвид. Ему не очень нравилось то, что он делает, и поэтому он уже давно потерял аппетит.
Дойдя до двери. Стерлинг обернулся.
— Да не переживай ты, — хрипло бросил он. — Все .будет хорошо.
Дэвид устремил на него ледяной взгляд.
— Для кого?
Уголки рта Стерлинга растянулись в улыбке.
— Думаю, для всех нас.
Неопределенность этих слов еще долго терзала Дэвида после ухода его врага. Однако, учитывая миролюбивое настроение Стерлинга, Дэвид решил позволить себе малую толику оптимизма; но только до того момента, как снова зазвонил телефон и Дэвид услышал очень неприятную новость.
— Вчера вечером они выписались из отеля, — сообщил из Манилы агент Администрации по контролю за применением закона о наркотиках.
— Что значит — выписались? — возмутился Дэвид. — Я думал, вы следите за ними.
— Мы следили, — подтвердил агент, — но им удалось ускользнуть.
У Дэвида голова пошла кругом.
— Так куда же они делись? — процедил он сквозь зубы.
— Мы как раз пытаемся это выяснить. Как только будет дополнительная информация, я вам тут же позвоню.
Дэвид начал медленно опускать трубку, но, не донеся ее до телефона, в ярости швырнул об стену. Все, буквально все строилось на том, что они будут оставаться в отеле «Манила», и тот факт, что они сбежали, означал только одно — Муро почуял слежку.
— Эй, — Кристиан обнял Пенни, — что-то ты загрустила. О чем думаешь?
— Я думаю, — промолвила Пенни, печально улыбаясь и ловя взглядом солнечные блики на поверхности озера, — что буду скучать по тебе. Но, наверное, мне не следовало этого говорить.
— Да, — вздохнул Кристиан, — пожалуй, не следовало.
И все же приятно слышать такие слова. — Он прислонился лбом ко лбу Пенни; на некоторое время они замерли, потом Кристиан повернулся и тоже посмотрел на озеро.
Они стояли у края небольшого бетонного причала.
Отсюда было видно то место, где лагуна сливалась с рекой Пасиг. Однако оба без труда могли представить себе лодку, которая должна прийти ночью за Кристианом, чтобы под покровом темноты провезти по извилистой реке и доставить на просторы Южно-Китайского моря, где его будет ждать корабль.
— Ты уверен, что все пройдет благополучно? — спросила Пенни. — Я хочу сказать, что если в Маниле за нами следили…
— Тес, — тихо оборвал ее Кристиан, — это моя забота.
Пенни повернулась и посмотрела на него, чувствуя, как сердце сжимается от страха и неуверенности.
— Во сколько ты уедешь? — прошептала она.
Кристиан наклонился вперед и нежно поцеловал ее в губы.
— Давай не будем думать об этом. Нам осталось совсем немного, так почему бы просто не насладиться этими последними часами вдвоем?
Пенни горько рассмеялась:
— Это трудная задача. — Она взяла Кристиана за руку.
Они повернулись и пошли по причалу в направлении небольшой уединенной рыбацкой деревушки.
Светило солнце, жужжали мухи, кружившиеся над гниющими останками дохлой рыбы, плававшими в воде у разбитых краев причала. Запах сжигаемого мусора доносился с узких, убогих улочек, где тощие, с задубевшей кожей рыбаки и их семьи занимались своим привычным делом. Деревушка находилась менее чем в часе езды от шумной, переполненной людьми Манилы, но казалось, что это уже другая страна и даже другой мир.
— Трудно представить себе, как можно жить вот так. — сказала Пенни, остановившись, чтобы посмотреть, как выгружают рыбу из только что подошедшей к причалу рыбацкой лодки. Возле лодки быстро образовалась очередь, люди насыпали рыбу в корзины и относили к грузовикам. — Интересно, им часто приходится видеть европейцев?
— Думаю, что очень редко, — ответил Кристиан, отгоняя мух.
— Может, осмотрим вон ту церковь? — предложила Пенни, показывая на почерневший от времени купол маленькой испанской церковки, расположенной в конце главной улицы.
Кристиан покачал головой;
— Нет. Давай-ка лучше на некоторое время уедем отсюда куда-нибудь, где воздух почище.
Их машина стояла у самой воды, между горой ветхих бамбуковых корзин и жавшимися друг к другу угрюмыми тощими мулами. Рыбаки убрали свои весла и снасти, чтобы Кристиан и Пенни смогли забраться в машину, и жестами отогнали приближающиеся к берегу телеги, освобождая дорогу. Кристиан ехал медленно, объезжая камни и рытвины; по пути им попадались худые босоногие ребятишки, игравшие в пыли. Ленивые собаки спали в тени бесплодных деревьев и обломков автомобилей или копались в кучах мусора на обочинах дороги. На другом конце деревни навстречу попалась похоронная процессия. Люди в линялых майках и драных шортах следовали за ковылявшим на спущенных шинах авто; в руках они несли дырявые зонтики, укрываясь ими от солнца.
У Пенни, глядевшей в окошко, перемешались все чувства. Убогость жизни этих людей была столь же очевидной, сколь и непостижимой. Она повернулась и посмотрела на Кристиана. Чувствуя ее взгляд, Кристиан улыбнулся и взял Пенни за руку.
— Подобные картины помогают осознать, какие же мы счастливые, не так ли? — сказал он и прибавил скорость, Оставляя деревню позади.
— Да, — тихо промолвила Пенни, хотя сейчас она не испытывала ничего, кроме страха перед приближающейся разлукой.
Дальше машина начала подниматься по горным дорогам, петлявшим среди густых зарослей бамбука, папоротника и высоких кокосовых пальм. Выехав наконец на поляну на склоне холма, они вылезли из машины и пошли по жесткой, высушенной солнцем траве, глядя вниз, на озеро и деревню. В отдалении, сквозь дымку, виднелись смутные очертания гор.
Кристиан подвел Пенни к куче камней, уселся в тени, а ее посадил рядом, положив ее голову себе на плечо. Некоторое время оба молчали, наблюдая за маленькими зелеными ящерицами, бегавшими по камням. Пенни так же глубоко чувствовала печаль Кристиана, как свою собственную, и эта печаль настолько переполняла ее, что она не могла говорить. Ей хотелось остановить время, чтобы они никогда не предстали перед тем, что ждало их впереди.
Кристиан поднес ладонь Пенни к своим губам и нежно поцеловал.
— А ты знаешь, что самолет компании «Бритиш эйруэйз» уже прибыл в Манилу? — спросил он.
Непонятно по какой причине. Пенни охватила дрожь и странная паника. Невозможно было представить себе, что нечто такое знакомое, как самолет компании «Бритиш эйруэйз» с вышколенными стюардессами и уверенными в себе пилотами находился здесь, на этом острове.
— Он вылетает завтра вечером, в половине десятого, — сообщил Кристиан. — Билет для тебя заказан.
Глаза Пенни наполнились слезами, которые она попыталась скрыть. Как мало им осталось быть вместе!
— А что ты будешь делать, когда вернешься во Францию? — поинтересовался Кристиан, нарушая мучительную паузу.
Сердце Пенни затрепетало. Последние дни она много думала об этом, но не зная, как Дэвид и Сильвия отнеслись к ее исчезновению, так и не смогла принять какое-то определенное решение.
— Как сказать… Вполне возможно, что там у меня уже нет работы, так что вернусь в Лондон.
— Думаешь, Дэвид уволил тебя?
— Вероятно, это так.
— Но ты отсутствуешь всего две недели, — подчеркнул Кристиан. — Не такой уж это серьезный проступок.
— Да, конечно, — согласилась Пенни. Голос ее прозвучал еле слышно: она вдруг осознала, какой вечностью показался ей этот не такой уж большой промежуток времени.
— Мне кажется, что он обрадуется твоему возвращению, — предположил Кристиан и успокаивающе погладил Пенни. — А если не обрадуется, то, значит, не заслуживает, чтобы ты работала на него.
Пенни улыбнулась:
— Будем надеяться, что так оно и будет.
Они снова молча ждали и слушали, наблюдая за золотистыми отблесками начинающегося заката. Пенни повернула голову, чтобы посмотреть на Кристиана, и почувствовала, как заныло сердце от печали, когда губы Кристиана нежно коснулись ее губ.
Они не занимались любовью с того самого момента, как Кристиан сообщил, что отпускает ее, и хотя Пенни в какой-то степени было легче от этого, ей все же не хватало интимной близости. Она и сейчас чувствовала, что Кристиан хочет ее, но знала при этом, что он пересилит себя.
Словно в подтверждение ее мыслей Кристиан резко вскочил на ноги и направился к машине.
Спустя некоторое время Пенни отправилась за ним.
Кристиан сидел в машине, навалившись на руль и уронив голову на руки. Глядя на него. Пенни подумала, сколько же пройдет времени, прежде чем он встретит другую женщину, сколько ему придется ждать, пока он снова сможет обнять эту другую и заняться с ней любовью. Она могла только догадываться, почему Кристиан отвергает ее: просто его не удовлетворяло обладание только телом, в действительности сейчас ему нужна была ее любовь.
Кристиан вскинул голову, и когда Пенни вгляделась в его темные, печальные глаза, ее сердце содрогнулось. Пенни ничуть не сомневалась, что Дэвид значит для нее больше, чем Кристиан, но. Боже мой, Кристиана она тоже любит! А какое будущее может быть у них с Дэвидом, если у него есть жена и двое обожаемых сыновей? Что ожидало ее во Франции, кроме одиночества и любви к мужчине, которому она не нужна, боли и тревоги за другого мужчину, который любит ее? Что она подумает через шесть месяцев, а может, и через шесть лет, если прочитает в газетах об аресте Кристиана? Что его временная свобода закончилась и ей остается только молиться за него?
— Боже мой! — Пенни всхлипнула, отвернулась и закрыла лицо руками.
Кристиан моментально выскочил из машины.
— Успокойся, — сказал он, обнимая Пенни. — Все в порядке. Все будет хорошо.
— Не знаю, смогу ли я сделать это, — промолвила Пенни сквозь слезы. — Мне невыносима даже сама мысль о том, что я больше никогда не увижу тебя.
— Увидишь, в один прекрасный день. Я обещаю.
Кристиан обхватил ладонями лицо Пенни, поднял ее голову и с нежностью посмотрел ей в глаза.
— Если, вернувшись во Францию, ты обнаружишь, что не нужна ему… — Кристиан с трудом сглотнул слюну, — то просто сообщи об этом Лэй Линь, и я вернусь.
Пенни закрыла глаза и закусила губу, чувствуя, как щемит сердце.
— Так ты знаешь? — спросила она.
— Конечно, знаю. — Кристиан печально улыбнулся. — И всегда знал.
— Но тогда…
— Тес, сейчас это уже не имеет значения. Сейчас важно только то, что завтра ты улетишь домой и постараешься наладить свою жизнь.
— А как же…
Кристиан улыбнулся:
— Обо мне не беспокойся. Со мной все будет в порядке. Ну вот, не пора ли нам отправиться в гостиницу?
Пенни кивнула, вытирая слезы со щек. Обнявшись, они вернулись к машине.
— Ты запомнила дорогу? — спросил Кристиан.
Пенни выдавила из себя короткий смешок.
— А в чем дело? Только не говори мне, что ты заблудился.
— Нет, я знаю дорогу, но я должен быть уверен, что и ты ее знаешь.
— Почему?
— Потому, дорогая, — Кристиан повернул Пенни лицом к себе, — что здесь мы с тобой расстанемся.
Сердце Пенни сжалось, глаза широко раскрылись.
— Ох, нет! — воскликнула она. — Нет, прошу тебя, только не здесь!
— Это лучше, чем в деревне. — Кристиан улыбнулся. — Не хочу, чтобы память о нашем прощании ассоциировалась у тебя с запахом гнилой рыбы.
— Но как же ты туда доберешься?
— Да здесь всего около часа ходьбы.
— А твои вещи…
— Они здесь, в машине, — остановил Пенни Кристиан. Он чмокнул ее в лоб и подошел к багажнику, чтобы забрать оттуда свою сумку.
Когда Кристиан вернулся. Пенни внимательно посмотрела на него. Хотя он изо всех сил старался не показать, как ему сейчас тяжело, обмануть Пенни было трудно.
— Кристиан, — прошептала она.
— Не надо ничего говорить. — Он распахнул для Пенни дверцу машины.
Она послушно села за руль. Затем снова посмотрела на Кристиана и едва не закричала, что хочет остаться с ним. В этот момент Кристиан наклонился и подарил ей последний прощальный поцелуй, словно намеренно не давая этим словам сорваться с ее губ.
— Береги себя. Пенни, — произнес он голосом, полным с трудом сдерживаемых слез.
На мгновение у Пенни перехватило дыхание, она не могла говорить.
— Кристиан, — всхлипнула она, — Кристиан, прости меня! Я не хотела…
Прижав палец к ее губам, Кристиан заставил Пенни замолчать.
— Уезжай и не оглядывайся. — Он шагнул назад и стал ждать, пока она заведет двигатель. Когда Пенни уже включила передачу, Кристиан сказал:
— Следующие двадцать четыре часа будут трудными для тебя, я это знаю. Наберись мужества, дорогая, и помни, что я люблю тебя.
Пенни медленно повела машину по узкой каменистой тропе, но не смогла удержаться и оглянулась. Кристиан стоял на прежнем месте, и только ветер трепал его волосы. Одиночество их обоих казалось таким же невыносимым, как и боль в сердце Пенни.
Ей понадобилось почти два часа, чтобы отыскать гостиницу, затерянную в густых лесах Антиполо. К этому времени уже наступила ночь, и Пенни буквально тряслась от страха, боясь заблудиться.
Оставив машину на небольшой поляне, она осторожно пробиралась сквозь темноту в направлении тускло мерцавшей неоновой вывески над входной дверью, с тревогой отмечая про себя, что других машин почему-то не видно, а девственную тишину нарушает лишь звук ее шагов по гравиевой дорожке. Они сняли номер вчера, после того как Кристиана предупредили о слежке. В тот момент в гостинице находилось еще несколько постояльцев. Но сейчас она казалась совершенно пустой.
Единственная лампа со свечой отбрасывала тусклый свет на темные деревянные панели вестибюля; пахло воском и плесенью. За стойкой портье никого не оказалось, пыльные ячейки для почты были пусты. Картину оживляли только связки массивных старомодных ключей. Пенни огляделась в поисках звонка и, не найдя его, робко подала голос, который эхом отозвался в пустом коридоре.
— Эй… есть кто-нибудь? — позвала она.
Скрипнула дверь, луч света упал на конторку, и из задней комнаты появилась стройная девушка.
— Могу я получить свой ключ? — обратилась к ней Пенни.
Девушка безучастно посмотрела на нее.
— Ключ, — повторила Пенни и повертела кистью, как будто открывает дверь.
Девушка протянула руку, взяла из ячейки ключ и швырнула его на конторку.
— Спасибо. — Пенни улыбнулась, но губы у нее тихонько дрожали. Ей хотелось спросить, есть ли в гостинице еще кто-нибудь, кроме них, но поскольку девушка явно не говорила по-английски, что толку было задавать ей вопросы. А может быть, лучше и не знать ничего, ведь если в ответ она услышит, что все, кто был здесь днем, уехали, это только усилит ее беспокойство.
Номер Пенни, находившийся на третьем этаже, представлял из себя просторную, не слишком изысканно обставленную комнату с небольшим балконом, откуда открывался вид на лес. Хозяин, видимо, пытался придать комнате жилой вид — на столике между кроватями стояла ваза с муляжами экзотических фруктов. Поставив сумку. Пенни зажгла одну за другой несколько ламп, и свет помог ей справиться со страхом. В каком же забытом Богом месте она оказалась! Ах, если бы можно было оставаться в отеле «Манила», в центре цивилизации, где люди говорили на знакомых ей языках, где было много постояльцев, на этажах сидели дежурные, а номера обслуживали горничные. Но у них не было выбора. Сотрудники Администрации по контролю за применением закона о наркотиках знали, что Кристиан проживает в этом отеле, и просто тянули время, надеясь поймать его с поличным.
Не найдя, чем заняться. Пенни направилась в ванную, чтобы смыть накопившуюся за день пыль. Стоя под душем, она убеждала себя, что поводов для беспокойства нет: ей просто надо дождаться нескольких телефонных звонков, а потом можно будет беспрепятственно уехать отсюда. Внезапно у Пенни возникло желание уехать прямо сейчас, однако страх перед людьми Бенни Лао, которые могут следить за ней, оказался сильнее. Господи, только бы Бенни Лао не задумал обмануть Кристиана! Тогда он в любом случае убьет ее, чтобы исключить малейшую возможность утечки информации, даже той ничтожной, которой она теперь располагала.
Стараясь сохранять спокойствие. Пенни натянула голубые леггинсы и тонкий просторный свитер. Затем, увидев, что луна поднялась над деревьями, она открыла балконную дверь и вышла наружу. Сейчас было начало десятого, а Кристиан говорил, что первый звонок следует ждать около одиннадцати. Глядя на луну, Пенни пыталась представить, где он сейчас и что чувствует. Она знала, что нелегко переживет разлуку с Кристианом, но даже представить себе не могла, что ей будет так тяжело. Сейчас Пенни буквально слабела под гнетом ужасной потери.
Она уселась на ветхий бамбуковый стул и, облокотившись на перила, уставилась в темноту. Прошлой ночью они с Кристианом почти до утра проговорили о каких-то пустяках. И только перед тем как уснуть, Кристиан сообщил ей простые инструкции, которым она должна была следовать сегодня. Вот тогда Пенни не сдержалась и попыталась убедить его сдаться властям.
Безусловно, это был для него более благоприятный исход. Одинокая жизнь в изгнании, с которой он, похоже, уже примирился, во всем будет зависеть от милости китайцев. Но Кристиан остался непреклонен, он твердо решил следовать заранее выбранным путем.
— Сейчас я в твоих руках, — с улыбкой заметил Кристиан. — И ничто не мешает тебе выдать меня властям.
Ты знаешь, где я нахожусь, знаешь, где буду находиться завтра вечером…
— Нет, — оборвала его Пенни, покачав головой. — Я никогда этого не сделаю. Это не моя жизнь, а твоя, и я не смогу простить себе, если стану виновницей твоего ареста. Я не судья, не жюри присяжных…
— Но ты законопослушная гражданка.
Пенни вяло улыбнулась:
— Теперь я в этом уже не уверена.
Теперь, припоминая этот разговор. Пенни подумала: а не смогут ли и ее обвинить в нарушении закона? Сотрудники Администрации по контролю за применением закона о наркотиках наверняка знали о ней и, безусловно, захотят ее кое о чем расспросить. Эта мысль вновь воскресила в памяти призрак Бенни Лао. Стараясь отогнать ее. Пенни попыталась сосредоточиться на том, что будет говорить, если ее арестуют. Интересно, стало ли уже достоянием общественности ее исчезновение? С момента отъезда из Франции Пенни не читала ни английских, ни французских газет, так что не имела никакой информации на этот счет. Что же будет, когда она вернется? С чем ей придется столкнуться?
У Пенни сжалось сердце от недоброго предчувствия.
Уже не в первый раз у нее возникало ощущение грядущей катастрофы, но сегодня оно было сильным как никогда. Казалось, что где-то, вне ее досягаемости. Пенни грозили ужасные, немыслимые последствия, и страх перед тем, что может ожидать ее во Франции, постоянно возрастал. Сейчас она испытывала такую панику, что едва пересиливала желание убежать из гостиницы и улететь на ближайшем самолете куда угодно. А там будь что будет.
Внезапно Пенни вся напряглась: ей показалось, что внизу, в кустах, что-то шевелится. Пытаясь убедить себя, что это всего лишь какой-нибудь зверек, она вернулась в комнату и принялась собирать чемодан. Подумать только — в обыкновенном чемодане одежды и ювелирных украшений более чем на пятьсот тысяч долларов! Что она теперь будет делать со всем этим?
Внизу хлопнула дверь. Сердце Пенни дрогнуло, и она выронила бутылку, которую держала в руках. Потом снова наступила полная тишина. Хотя Пенни понимала, что страх ее гораздо сильнее, чем она признавалась себе, она не могла допустить, чтобы этот страх управлял ею. Господи, если бы она могла уснуть, почитать или заняться еще чем-нибудь!
Пенни взглянула на компьютер, стоявший рядом с чемоданом, и вяло улыбнулась. Вряд ли она сможет сосредоточиться, но почему бы не попытаться? Возможно, «Нюанс» для нее уже в прошлом, но разве не стоило притвориться на короткое время, что ее жизнь вновь вернулась в нормальное русло? Пенни опустила голову, остро почувствовав бесполезность такого самообмана, но затем собралась с силами, глубоко вздохнула, подняла компьютер и поставила его на стол.
В этот момент ей показалось, что откуда-то издалека доносится шум автомобильного двигателя. Пенни замерла, вслушиваясь в ночные шорохи и пронзительные крики птиц. В ванной что-то упало, и Пенни едва не грохнулась в обморок. Умирая от страха, она все же нашла в себе силы пойти и посмотреть, в чем дело. Оказалось, что это просто свалилась с полки ее щетка для волос.
Подняв щетку. Пенни вернулась к столу, пытаясь убедить себя в том, что бояться нечего. Открыв компьютер, она пододвинула стул и только собралась сесть на него, как зазвонил телефон. Из горла Пенни вырвался невольный крик.
Она бросила лихорадочный взгляд на часы. Было еще слишком рано, Кристиан говорил, что звонок надо ждать около одиннадцати, а сейчас еще только десять. Может, случилось что-то непредвиденное? Может, он хочет предупредить ее, чтобы она уезжала из этой гостиницы? Господи, только бы суметь в темноте найти дорогу в Манилу!
Стараясь не обращать внимания на отчаянно бьющееся сердце, Пенни осторожно сняла трубку и прижала ее к уху.
— Пенни? Пенни? — услышала она слабый, дрожащий голос. — Пен, это ты?
— Самми?! — прошептала Пенни, не веря своим ушам.
— Да, это я. Ох, Пенни, я не знаю, что происходит, но ты должна помочь мне!
Сердце Пенни, казалось, вот-вот выскочит из груди.
— Самми, ты где?
— Я не знаю.
— Боже мой, Самми, — пробормотала Пенни, — только этого мне не хватало! Я сама сейчас в таком положении, что не могу вытащить тебя…
— Нет, послушай. Пен, ты меня не поняла. Я знаю, где я, но пришли эти… эти люди, и они держат меня здесь. Пен, я не знаю, кто они такие, но у них есть сообщение для тебя.
Они приказали передать, что если ты… — Самми замолчала и шмыгнула носом, а может, и всхлипнула. Пенни точно не разобрала, — они приказали передать, что если ты не сделаешь то, о чем они просят, то… ох. Господи, Пенни, они сказали, что ты больше никогда не увидишь меня.
У Пенни глаза полезли на лоб от страха, она не могла унять дрожь в руках.
— Кто они такие, Самми? Они сказали тебе?..
— Я не знаю, — жалобно проскулила Самми. — Они хотят… подожди… — Пенни смогла расслышать в трубке приглушенные голоса, а когда Самми снова заговорила, голос ее уже звучал несколько увереннее, но она явно была напугана. — Они говорят, что в течение часа к тебе приедут люди, и ты должна сказать им, где находится Кристиан. А если не скажешь. Пен… они говорят, что вывезут меня в открытое море и бросят там.
— Боже мой! — воскликнула Пенни, закрыла глаза и стала лихорадочно соображать. — Самми, послушай меня. — У Пенни так сильно сдавило грудь, что она с трудом могла дышать. — А ты не можешь убежать от них?
— Нет! — вскричала Самми. — Их четверо! Они здесь, в одной комнате со мной! Пен, прошу тебя, ты должна сказать им, где Кристиан.
В памяти Пенни резко всплыл образ Кристиана, стоявшего в одиночестве на каменистой дороге на склоне холма, и это видение как бы раздвоило ее сознание.
— Скажи им, что я не знаю, где он. Кристиан сегодня уехал отсюда и не сказал, куда.
Пенни с тревогой ожидала, пока Самми передаст ее слова.
— Они не верят тебе. Пен. Они говорят, что ты знаешь… — Внезапно Самми сорвалась на крик:
— Пенни, прошу тебя, — взмолилась она. — У них пистолеты! Они убьют меня…
— Самми! Самми! — закричала Пенни. — Самми, подожди! Боже мой! — Она всхлипнула и принялась теребить телефонный шнур. — Самми! Самми! — Но ответа не последовало.
Трясущимися руками опустив трубку на рычаг. Пенни уставилась перед собой невидящим взглядом. Черт побери, что же ей делать? Выбор между жизнью Самми и свободой Кристиана был не таким уж простым, поскольку если сейчас она выдаст Кристиана, то подвергнет риску свою собственную жизнь. Господи, да о чем она думает?
Разумеется, выбор будет в пользу Самми, ведь это ее сестра, ее плоть и кровь и она не совершила никакого преступления, а была просто невинной жертвой в этой грязной игре, в которую каким-то образом оказались втянутыми даже далекие острова в Карибском море, на которых сейчас находилась Самми. Закрыв лицо ладонями, Пенни попыталась остановить рыдания. Но как же она сможет так поступить с Кристианом, если поклялась, что ни за что не выдаст его? Ведь он доверял ей, оставив одну в этой гостинице, предоставил ей свободу, несмотря на то что сам испытывал при этом мучительную боль. И она теперь должна распорядиться его жизнью! Как вообще могло случиться, что на нее свалился такой тяжкий груз ответственности?
И все же, чем бы это ни обернулось для нее и для Кристиана, она не позволит; чтобы за их сомнительное благополучие Самми заплатила своей жизнью. Кристиан наверняка поймет ее. Боже мой, просто обязан понять!
Сейчас единственная надежда Пенни заключалась в том, что люди, о которых говорила Самми, приедут до звонка Бенни Лао. Если они опоздают, то тогда она не знает, что делать. Впрочем, что она еще может сделать, кроме как передать сообщение? Может, тому, кто будет звонить, надо передать, что Кристиану угрожает опасность? Но если она сделает это, что будет с Самми?
Пенни вновь охватила паника, она встала со стула и принялась расхаживать по комнате. Черт побери, кем могут быть эти люди, захватившие Самми? Как вообще они узнали о ее существовании и о том, что она, Пенни, находится в этой гостинице? Может, им сообщил Кристиан? Но это же абсурд, ведь они явно охотятся за ним.
Боже мой, да что же такое творится? Пенни почувствовала себя абсолютно беспомощной. А вдруг ей звонили люди из ФБР или из Администрации по контролю за применением закона о наркотиках? Но это еще более абсурдно, они не стали бы ради поимки преступника брать в заложники невиновного человека. Или стали бы?
Что, черт побери, она может знать о таких вещах? Но если это не они, то остаются только китайцы. Пенни обмякла от страха при мысли о том, что Самми может находиться в руках китайцев…
— Господи! — громко воскликнула она, сжав ладонями голову. — Нас всех ожидает смерть!
Время тянулось медленно, а страх Пенни усиливался с каждой минутой. Тем не менее Пенни пыталась сопротивляться: ей надо было во что бы то ни стало сохранять спокойствие. Паническое состояние сейчас только навредило бы и усугубило опасность, которой она подвергалась. Что ж, ждать осталось недолго. Все должно произойти менее чем через час, и даже Дэвид теперь бессилен остановить это.
Пенни уселась в изголовье кровати, поджала ноги и устремила взгляд на дверь. Ей следовало каким-то образом убедить себя, что с ней и с Самми ничего не случится, иначе она совсем расклеится. Но что же будет с Кристианом? Что, черт побери, он сделал людям, которые удерживают Самми и угрожают ей таким жутким образом?
Наконец в коридоре послышался громкий топот. Ужас проник в каждую клеточку ее тела. Пенни не могла двигаться, не могла говорить, не могла дышать, и когда раздался стук в дверь, только ее глаза еще продолжали жить независимо от Пенни, наблюдая, как поворачивается ручка.
Дверь медленно распахнулась, пропуская в комнату двоих мужчин. Увидев их. Пенни едва не рухнула на кровать от облегчения. Один из мужчин был в форме, принадлежавшей полиции Манилы, другой предъявил полицейскую бляху.
— Мисс Мун? — обратился к Пенни человек в форме.
Пенни кивнула.
Полицейский повернулся к своему начальнику, коренастому мужчине с выпуклым лбом и скошенным подбородком. Тот, переведя взгляд с Пенни на какой-то предмет, который держал в руке, на прекрасном английском представился ей как старший суперинтендант Жалмаско из Управления по борьбе с наркотиками полиции Филиппин.
Глаза Пенни перебегали с одного мужчины на другого.
Внезапно ее снова охватил страх. От Кристиана Пенни знала, как легко здесь приобрести фальшивые документы, и, может быть, пришедшие вовсе не те, за кого себя выдают?
— У нас имеются основания считать, что вам известно местонахождение человека, которого разыскивает Администрация США по контролю за применением закона о наркотиках, — продолжил суперинтендант.
Пенни смотрела на него, по-прежнему не шевелясь и не смея вздохнуть. Полицейский в форме двинулся к ней, казалось, не заметив, как Пенни прижалась спиной к спинке кровати, и, пройдя мимо, стал рыться в ее вещах, вертел их в руках, а потом отбрасывал в сторону.
— Вам известно, что укрывательство преступника карается по закону? — спросил Жалмаско.
Глаза Пенни округлились, она снова посмотрела на полицейского в форме, который теперь проверял содержимое шкафа. Глубоко вздохнув. Пенни почувствовала себя ужасно виноватой, но слова сами слетели с ее губ.
— Он… он на пристани в деревне Бинангонан, — промолвила Пенни. Ей было стыдно, что она так легко раскололась, но она все время заставляла себя думать о Самми.
Суперинтендант посмотрел на Пенни, вскинув брови, а затем перевел взгляд на коллегу, вываливавшего на кровать содержимое чемодана.
— Это вы захватили мою сестру? — спросила Пенни.
Суперинтенданта, похоже, слегка удивил этот вопрос, так и оставшийся без ответа.
— Это вы захватили мою сестру? — повторила Пенни.
— Будь я на вашем месте, мисс Мун, — пробурчал Жалмаско, наблюдая за своим подчиненным, — меня бы сейчас больше заботила собственная судьба. Это ваш?
Пенни повернулась, и глаза ее расширились от ужаса.
Полицейский в форме держал в руках прозрачный пакет, наполненный белым порошком.
— Повторяю, — обратился к ней суперинтендант, — это ваш пакет?
Пенни покачала головой.
— Нет, — воскликнула она, — я его раньше никогда не видела!..
Суперинтендант кивнул. Полицейский положил пакет на кровать и вытащил из кармана небольшую белую коробочку с синей этикеткой.
Пенни, не веря своим глазам, наблюдала, как он открыл коробочку и достал из нее пузырек с прозрачной жидкостью, в которой плавала капсула. Затем он вскрыл пакет, лежавший на кровати, взял щепотку порошка и высыпал его в пузырек.
Пенни оцепенела. Это был какой-то кошмар. Такого не могло случиться. Полицейский еще не успел раздавить капсулу, а Пенни уже знала, в какой цвет окрасится жидкость, как только содержимое капсулы вступит в реакцию с белым порошком.
Как только жидкость начала окрашиваться, суперинтендант посмотрел на Пенни и удовлетворенно улыбнулся.
— Героин, — объявил он.
Пенни беспомощно уставилась на сине-фиолетовую жидкость.
Пенни охватила такая слабость, что она еле передвигала ноги. Двое мужчин подхватили ее под руки и потащили вниз по лестнице к ожидавшей на улице машине. Как только они втолкнули ее в машину. Пенни отчаянно взмолилась, прося хотя бы выслушать. Но слушать ее никто не стал, и когда автомобиль рванул с места в темноту, голова Пенни откинулась на сиденье. Однако, несмотря на страх и ощущение полной беспомощности. Пенни вдруг осознала, что эти люди на самом деле не слишком уж интересовались местонахождением Кристиана, и более того, похоже, они вообще ничего не знали о Самми. Господи, так кто же они такие и куда везут ее?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний курорт - Льюис Сьюзен



Роман просто шокировал изобилием постельных сцен , сплошная порнография! Хотя сюжет довольно- таки неплохой , но все портит откровенное , я бы даже сказала подробное , физиологическое описание интимных отношений ггероев. Пропускала эти самые места потому- что было реально противно и очень пошло . Дочитала еле-еле , просто хотелось узнать чем завершились приключения героев. Я совершенно не против постельных сцен,но если здесь присутствует некий ореол таинственности, романтики, нежности, красоты,а здесь голый секс и только секс. Герои озабочены от начала и до конца романа! Мне кажется все должно быть в меру. Сплошной кошмар, хотя как говорится на вкус и цвет........
Последний курорт - Льюис СьюзенЯна
7.02.2013, 19.20





Господи!Какая идиотка эта Пенни, слов нет!
Последний курорт - Льюис СьюзенК
7.02.2013, 21.26





бред какой-то, невозможно читать, такое чувство, что Пенни не 30, а 13
Последний курорт - Льюис СьюзенЛ
3.09.2015, 23.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100