Читать онлайн Последний курорт, автора - Льюис Сьюзен, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последний курорт - Льюис Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последний курорт - Льюис Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последний курорт - Льюис Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Льюис Сьюзен

Последний курорт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Знакомство с Кассандрой Малхолланд, американской подружкой Дэвида, буквально повергло Пенни в шок. Без сомнения, это была совершенно потрясающая женщина: блондинка с карими глазами, длинноногая, с большой грудью. Все остальное тоже было при ней…
Но если у Кассандры имелось больше двух мозговых клеток, которые боролись за жизнь, прячась за ее огромными пустыми глазами, то ей еще явно надо было научиться пользоваться ими.
Ни за что в жизни Пенни не могла представить себе, что Дэвид свяжется с женщиной, которая без всякого смущения похвалялась титулом «Мисс Техас», завоеванным в тысяча девятьсот восемьдесят каком-то году, и демонстрировала настолько большие и белые зубы, что приходилось только удивляться, как они все умещаются у нее во рту. А ее груди! У Пенни просто не было слов. Она всегда считала, что у нее самой большие груди, но груди Кассандры Малхолланд вызывали просто страх.
Однако ладить с ней было довольно легко. Треть времени Кассандра проводила у бассейна, другую треть ловила, раскрыв рот, каждое слово Дэвида, а заключительную треть, без сомнения, проводила на спине, закинув свои длинные ноги на спину все того же Дэвида. Это последнее не слишком нравилось Пенни, так как собственное сексуальное воздержание уже довольно серьезно начинало беспокоить ее.
Все эти две недели, прошедшие с момента звонка Кристиана Муро, Пенни чувствовала себя гораздо спокойнее.
Какой же извращенной, должно быть, была ее натура, если однажды чего-то добившись, она уже этого больше не хотела? Точнее, Пенни немного поостыла и теперь боялась потерять окончательно интерес к Кристиану Муро.
Возможно, причиной был нескончаемый поток дел, который не позволял ей полностью отдаться своим чувствам.
С выходом в свет первого номера «Нюанса» у Пенни было слишком мало времени, чтобы думать о чем-то ином, кроме торжественного приема по этому случаю… и, разумеется, о возможности появления на этом приеме Кристиана Муро.
Утро позднего августовского дня было прекрасным.
Пенни открыла ставни спальни и вышла на балкон. После дождя, прошедшего ночью, все выглядело свежим и чистым, природа словно омолодилась чудесным образом в течение двух последних недель, щедрых на дожди и палящий зной.
Устремив взгляд на чистое, сверкающее синевой море, подставив лицо прохладному бризу. Пенни принялась размышлять о предстоящем дне. Уже через час должны были привезти провизию, потом приедут сотрудники рекламного агентства, а затем начнется подготовка к приему.
В редакцию Пенни ехать не собиралась, об экстренных звонках ей должны были сообщать домой.
Днем она съездила в аэропорт и встретила Сильвию.
Несмотря на уверения Пенни, что у нее на вилле вполне достаточно комнат для гостей, Сильвия заказала номер в отеле «Мажестик». Вместе с Сильвией прилетел ее друг, и им хотелось побыть вдвоем.
— Похоже, все пристроились, кроме меня, — сообщила Пенни сестре, входя в кухню по возвращении из отеля, куда отвезла Сильвию.
Вместо ответа Самми протянула ей стакан лимонада со льдом.
— Что касается вон тех двоих, то они явно трахаются от души. — Самми кивнула в сторону Дэвида и Кассандры, которые сидели возле бассейна, не обращая внимания на происходящую суету. Вокруг рабочие развешивали плакаты, официанты накрывали столы, распаковывали коробки с фужерами и посудой. — Они только что появились, а сейчас, — она посмотрела на часы, — уже далеко за полдень.
— Интересно, о чем они говорят, — равнодушно поинтересовалась Пенни, устало склоняя голову на плечо. — Я понятия не имею, чем можно занять эту женщину.
— Именно поэтому они и трахаются постоянно, — предположила Самми, — Дэвид просто не знает, что ей еще предложить.
— Однако в данный момент у него, похоже, с этим все в порядке, — заметила Пенни, когда Кассандра громко рассмеялась. По какой-то непонятной причине смех Кассандры вызвал у нее раздражение. — Ты же знаешь, что у Дэвида язык подвешен будь здоров, — добавила она, прихлебывая лимонад.
Внезапно прямо возле летней кухни раздался шум, и сестры услышали крик шеф-повара:
— Oh la-la. Tu me dis que nous n'avons pas de coriandre? Tu es un imbecile! Tout Ie temps je dois travailler avec des imbeciles. Je t'ai dit que j'ai besoin de coriandre. II taut que j'aie de la coriandre.
type="note" l:href="#FbAutId_17">[17]
.
Сняв с крючка связку сушеного кориандра. Пенни вышла из кухни и отдала ее шеф-повару.
— Тебя раздражает ее присутствие? — спросила Самми, когда Пенни вернулась.
Пенни удивленно посмотрела на сестру:
— Чье присутствие?
— Сама знаешь чье, Кассандры.
— Нет. А с чего оно должно меня раздражать? — ответила Пенни, чувствуя, как невольно напряглись нервы.
Самми пожала плечами.
— Понимаешь, я подумала, что, возможно, он притащил ее сюда с целью вызвать у тебя ревность. Вот я и интересуюсь, получилось ли у него это.
Полунасмешливо-полураздраженно Пенни ответила:
— Самми, мне казалось, что мы уже давно все выяснили. Дэвид совершенно не в моем вкусе. Что касается меня, то он может трахаться с кем угодно… Мне абсолютно все равно.
Самми прищурилась.
— Это ты так говоришь. Но если честно. Пен, я в этом совсем не убеждена.
— Что ж, очень жаль, — спокойно отозвалась Пенни, — но я не собираюсь для твоего удовольствия копаться в наших с Дэвидом отношениях. И вот что я тебе скажу, — к своему удивлению. Пенни снова услышала в своем голосе злобные нотки, с которыми, казалось, уже давно справилась, — для Дэвида я всего лишь главный редактор «Нюанса» и персона, над которой он может подшучивать, когда в настроении. Вот и его я воспринимаю только как шутника. Иди ответь на телефонный звонок.
Прежде чем Самми успела возразить ей. Пенни вышла из летней кухни. Вокруг творилось что-то невообразимое.
Повсюду сновали повара; официанты и официантки бегали взад и вперед между круглыми столиками, расставленными на лужайках; организаторы приема с планшетами под мышками кричали на всех — от электриков до музыкантов. Пенни уже собралась спросить, не может ли она чем-нибудь помочь, но в этот момент из окна высунулась Самми и крикнула ей, что звонит Эстер Делани.
Когда Пенни вернулась в дом, ее сердце билось сильнее обычного. Она очень надеялась, что Эстер звонит не для того, чтобы передать извинения Кристиана Муро.
Пенни чувствовала, что если Кристиан не придет на прием, то для нее весь день пойдет насмарку.
— Привет, Эстер, как дела?
— Ох, у меня все в порядке, спасибо. Я просто звоню для того, чтобы передать, что немного задержусь. А Уолли придет пораньше.
— Очень хорошо, спасибо, что предупредили.
В разговоре возникла небольшая пауза, затем Эстер сказала:
— Кристиан рассказал мне, что ты его пригласила.
— И он будет? — спросила Пенни. Сердце ее замерло в ожидании ответа Эстер.
— Возможно. Да-да, вполне возможно.
У Пенни тут же поднялось настроение.
— Очень хорошо. Если увидите его, передайте, что я жду встречи.
— Ладно. Как говорят французы, се soir.
type="note" l:href="#FbAutId_18">[18]
.
Пенни еще некоторое время стояла с трубкой в руке, испытывая странные чувства. Разумеется, это разгулялись нервы, и не стоило слишком уж тешить себя надеждой.
Ведь Эстер всего лишь сказала возможно…
— Пен, вы в порядке?
Пенни резко обернулась и увидела стоявшего в дверях Дэвида.
— Да-да, все в порядке! — заверила она, кладя трубку на рычаг. — Просто задумалась.
— Есть какие-то проблемы?
— Нет-нет, совершенно никаких. Как раз наоборот. — Пенни заулыбалась. — Все идет прекрасно, не так ли? — «Почему он так смотрит на меня? — подумала Пенни. — Может быть, у меня только что выросла вторая голова?» — Что вам предложить? — спросила она.
— Ничего. Я зашел, чтобы переодеться. Мне надо съездить на пару часов в Канны.
— Понятно. А Кассандру вы берете с собой?
В глазах Дэвида запрыгали смешинки.
— Честно говоря, мне надо немного отдохнуть от нее.
Вы не возражаете, если я ее оставлю здесь?
Пенни пожала плечами:
— Мне все равно. — Она направилась к двери, но неожиданно обернулась. — Увидите в Каннах Сильвию, передайте ей, что лимузин заказан на семь часов. А если не увидите, я сама позвоню в отель.
— Передам. Между прочим, кто-нибудь догадался отключить на вечер систему поливки?
— Ох, черт возьми, конечно же, нет! — воскликнула Пенни и пошла к двери.
— Прежде чем вы уйдете. Пен, — остановил ее Дэвид, — я хотел бы поговорить о сегодняшнем приеме. Я надеюсь, что мы с вами выступим, как говорится, единым фронтом.
Никакой ругани, никаких подковырок, ничего такого, что могло бы навести Сильвию, или любого другого на мысль об отсутствии взаимопонимания между нами. Это не составит для вас труда?
— Нет. Я целиком «за». Пусть только кто-нибудь попробует сказать, что между нами нет единства!
Дэвид рассмеялся:
— Вы меня прекрасно поняли. Ладно, мне пора ехать.
Наслаждайтесь обществом Кассандры.
— Оно не доставляет мне такого огромного удовольствия, как вам, а жаль, — беззаботно бросила Пенни и выбежала в сад.
К восьми часам вечера собрались почти все приглашенные. «Мерседесы», «ягуары», «БМВ», «порше», еще несколько лимузинов и более скромных автомобилей разместились на площадках перед домом, позади него и даже на отдаленных лужайках. Шоферы, специально приглашенные для парковки машин гостей, сновали взад и вперед, создавая хаос. Официанты уже переоделись в аккуратную черную униформу; оркестр из пяти музыкантов, расположившийся на эстраде возле бассейна, тихонько наигрывал джазовые мелодии, а огромный плакат, изображавший обложку первого номера «Нюанса», уютно поблескивал в свете мягких, пастельного оттенка огней.
Прием изумлял своим размахом. Здесь собрались все, от редакционных курьеров до ее величества принцессы Стефании. Дэвид ухаживал за принцессой, а Сильвия дружески болтала с мэром Ниццы, как будто знала его много лет. «И может, они действительно давно знакомы», — подумала Пенни, с трудом сдерживая распиравшую ее радость.
Хотя только треть каждого номера «Нюанса» должна была выходить на французском, по грубым подсчетам Пенни по крайней мере половина гостей были французы. Все они выглядели просто шикарно! Нет, Пенни вовсе ничего не имела против шведов, датчан, немцев, англичан, итальянцев и представителей других национальностей, присутствовавших на приеме, но французы явно выделялись среди гостей. И все же они не могли затмить собой красавицу, которая улыбалась им с многочисленных плакатов.
— Это вы, — ласково промолвила Пенни, обращаясь к Полин Филдз, которая появилась рядом с ней на ступеньках террасы и оглядывала собравшихся. — Вы главная виновница торжества.
Полин улыбнулась.
— Мне приятно это слышать, но не стоит преуменьшать свои заслуги. Вы славно потрудились на благо журнала. Я слышала, что вы чертовски много работали и, конечно, заслужили, чтобы вас приветствовала вся эта публика. — Полин рассмеялась, довольная собственным комплиментом.
— Мы получили сотни просьб со всего света перепечатать интервью с вами, — сообщила Пенни.
— Да, Дэвид говорил мне.
Некоторое время они стояли молча, наблюдая за гостями и слушая убаюкивающий гул разговоров и звон бокалов. Из-за тихонько поднимавшихся вверх тонких колец противомоскитного дыма, копоти свечей, сизых струек, тянувшихся от сигар и сигарет, над толпой уже начала образовываться бледная пелена.
— А скажите, — Полин наклонилась поближе к Пенни, потому что оркестр неожиданно заиграл что-то бравурное, — кто это вон там… все время смотрит на вас?
Пенни проследила за взглядом Полин и рассмеялась:
— Это моя заместительница, Мариель Дескорт. Она очень хотела взять у вас интервью и теперь никак не может простить мне, что ей не повезло. На самом деле решение по этому вопросу принимал Дэвид, и вот, пожалуй, еще одна причина того, что она выглядит такой недовольной. Просто Дэвид пригласил сюда свою подружку из Штатов.
— Ох, я понимаю! А где подружка Дэвида?
Пенни пошарила взглядом по толпе.
— Не знаю, где она в данный момент, но если увидите бюст неописуемого размера, то не ошибетесь: это Кассандра.
Полин рассмеялась:
— А Дэвид в эти дни встречался со своей женой?
Пенни покачала головой:
— Думаю, что нет, хотя он никогда не говорил со мной о ней. Вы ее знаете?
— Довольно плохо. Мы встречались пару раз.
— Что она за человек?
— Очень красивая и, насколько я поняла, совершенно без ума от Дэвида. Я часто задавала себе вопрос, какая кошка могла пробежать между ними… Но я вас буквально оккупировала, а вы все же хозяйка этого приема. Пойдите побродите среди гостей, развлекитесь. А я, пожалуй, избавлю Сильвию вон от того старика; похоже, она явно нуждается в этом. Но прежде чем уйдете, скажите мне: это правда, что Сильвия привезла с собой любовника?
Пенни усмехнулась.
— И где же он? — поинтересовалась Полин.
— Думаю, остался в отеле. По возрасту он годится ей во внуки, только я вам этого не говорила.
— Мой рот на замке, — пообещала Полин и, легонько шлепнув Пенни по плечу, удалилась — вся в облаке духов и шифона, — чтобы присоединиться к Сильвии.
Вечер продолжался, и плохое настроение Мариель постепенно улетучилось. До прибытия сюда она изрядно выпила и сейчас, переходя от гостя к гостю, ловила восхищенные взгляды, которые вызывали ее голый живот и длинные ноги. Мариель захотелось мужчину — так всегда бывало с ней, когда она отпускала те немногие тормоза, которые еще сохранились.
Однако, прежде чем выбрать жертву, Мариель решила познакомиться с человеком, которого она только что заметила возле беседки. До этого она никогда с ним не встречалась, но если только чутье ее не подводило, этот воинственного вида мужчина эпохи Британской империи с сигарой и рыжими усами был Уолли Делани, который, кроме всего прочего, являлся ближайшим соседом Пенни.
Мариель не была уверена, заметил ли он ее. Возможно, и нет, поскольку почти все время увлеченно болтал с официантками, отвлекаясь только для того, чтобы перекинуться парой слов с кем-нибудь из знакомых бизнесменов.
Сейчас он стоял один, и едва Мариель двинулась в его сторону, как тут же заметила, что Уолли вытаращил на нее глаза, в которых явно читалось вожделение. Она немного поддразнила Уолли, пройдясь пару раз мимо него, наблюдая за гримасами его лица и позволяя ему представить, что бы он мог получить в обмен на маленькую услугу…
Прогуливаясь среди толпы. Пенни ловила обрывки разговоров, останавливаясь, чтобы поболтать с некоторыми из гостей. Она испытывала радостное возбуждение от атмосферы приема. Пила Пенни очень мало, надеясь, что сегодняшний вечер принесет ей еще массу приятных минут, а если у нее и кружилась голова, то только от мысли, что «Нюанс» завтра появится в киосках. Пенни понимала, что огромная заслуга в этом принадлежит деньгам и связям Дэвида, и все же это не умаляло ее гордости от того, что она тоже, черт побери, сыграла во всем этом уж никак не последнюю роль.
— Могу я сказать вам, что сегодня вечером вы выглядите просто потрясающе? — Дэвид, оторвавшись от разговора с Сильвией, с улыбкой смотрел на Пенни. Хотя прием был в разгаре, но почему-то они встретились только сейчас.
— Можете, — позволила Пенни, сверкнув голубыми глазами. Она предположила, что этот комплимент был сделан скорее для Сильвии — единый фронт и все прочее, — но тем не менее ей было приятно услышать такое от Дэвида. Кроме того, сейчас она сама себе нравилась.
До последнего момента Пенни не верила, что сможет втиснуться в это платье, однако для этого пришлось лишь слегка поднапрячься; а так как голубой цвет очень шел ей, то, возможно, Дэвид сказал правду — она и впрямь выглядит потрясающе.
— Вы тоже выглядите прекрасно, — сказала Пенни, обращаясь к Дэвиду, и подмигнула Сильвии. — Мужчины всегда хорошо выглядят в смокинге. Насколько я заметила, вы произвели впечатление на принцессу.
— Все дело в моем природном обаянии, — небрежно заметил Дэвид, продолжая улыбаться. — Женщинам это нравится.
Пенни перевела взгляд на Сильвию.
— Ну разве можно его не любить? — промолвила она ласковым тоном.
— Я его обожаю! — Сильвия рассмеялась. — Я обожаю вас обоих. Вы проделали просто фантастическую работу, превзошли все мои ожидания.
— В основном благодаря Дэвиду, — заметила Пенни.
— Это не правда, — великодушно возразил он.
Пенни бросила на Дэвида предостерегающий взгляд: она понимала, что он готов наградить ее каким-нибудь слащавым комплиментом, а ей в ответ захочется огрызнуться.
— Это наша общая заслуга. — Дэвид усмехнулся, он явно понял, что Пенни имела в виду.
— Ты не возражаешь, если мы с Пенни немного поболтаем наедине? — спросила Сильвия.
— Разумеется, нет, — согласился Дэвид. — Но имейте в виду, что все ее слова обо мне будут правдивы только наполовину. На самом деле она без ума от меня, как и я от нее.
«Чтоб ты провалился!» — подумала Пенни про себя, затем с улыбкой повернулась к Сильвии и предложила пройти на другую сторону бассейна, где было относительно тихо.
— Похоже, тебе здесь нравится, — заметила Сильвия, повышая голос, поскольку в этот момент они проходили мимо оркестра, который играл без устали. — И даже более, чем я ожидала, да?
— Можно и так сказать, — согласилась Пенни, улыбаясь направо и налево.
Сильвия не начинала разговор до тех пор, пока они не отошли подальше от оркестра, где не было необходимости повышать голос.
— Значит, ты рада, что приехала сюда? — спросила она.
— Очень.
— И хочешь остаться?
— Да, хочу остаться.
— Отлично! — Сильвия улыбнулась. — Это я и ожидала от тебя услышать. Ты уже со многими подружилась?
— У меня было мало времени, — Пенни поморщилась, когда они разошлись на секунду, чтобы с разных сторон обойти пальму, — но кое с кем подружилась.
Сильвия кивнула и сделала одну из своих знаменитых пауз, которую предлагалось заполнить Пенни. Но Пенни молчала.
— Может быть, ты хочешь обсудить со мной какие-нибудь дела? — предложила Сильвия.
Пенни задумалась на секунду.
— Нет, не думаю. Все идет очень гладко. Пришлось торопиться, но все в порядке.
— Ас Дэвидом у тебя хорошие отношения? — Сильвия остановилась, повернулась и посмотрела на Пенни.
— Очень хорошие. Мы с ним живем как кошка с собакой. — Пенни тут же изобразила улыбку на лице и добавила:
— В том смысле, что мы с ним прекрасно ладим.
— Он очень хвалит тебя. Честно говоря, так сильно хвалит, что я подумала: не возникли ли между вами… более близкие отношения?
«Да что происходит?» — изумилась Пенни. Почему все так настойчиво говорят о каких-то ее отношениях с Дэвидом? По правде сказать, это уже начинает смахивать на заговор…
— Между нами нет никаких отношений, кроме чисто профессиональных.
Напряженное лицо Сильвии несколько расслабилось.
— Что ж, твои слова принесли мне облегчение. — Улыбка снова заиграла на ее губах.
Пенни заморгала, не уверенная, понравились ли ей последние слова Сильвии.
— Облегчение? — переспросила она.
Сильвия задумалась на секунду.
— Ну, возможно, облегчение и не совсем верное слово, — призналась она.
Пенни готова была предложить Сильвии подыскать другое слово, но удержалась, потому что на дорожке появилась Эстер Делани, облаченная в наряд, изобилующий бахромой и перьями. Пенни поняла, что ей нужно как можно быстрее сбежать от Сильвии.
— Просто я не хочу, — продолжила Сильвия, — чтобы ты страдала — у моего крестника репутация сердцееда.
— Не беспокойтесь, его чары не действуют на меня, — держа руку на сердце, трагическим голосом произнесла Пенни.
Сильвия громко рассмеялась.
— Теперь вам все ясно? — с довольным видом спросила Пенни. — Я не влюблена в Дэвида и не думаю, что когда-нибудь влюблюсь.
— Рада это слышать. Мне бы очень не хотелось, чтобы ты вернулась в Лондон по каким-то личным причинам.
Здесь ты на своем месте, выглядишь счастливой… но один номер — это еще не журнал. Ладно, вижу, ты сгораешь от нетерпения поговорить с кем-то еще, так что можешь идти.
Надеюсь повидаться с тобой перед отъездом.
Пенни собралась было ретироваться, но любопытство взяло верх, и она задала Сильвии последний вопрос:
— Не могли бы вы мне ответить, почему все, включая самого Дэвида, считают, что я влюблена в него? Насколько я знаю, я не подавала ни малейшего повода для таких выводов.
Сильвия усмехнулась:
— Дорогая, ты же сама рассказывала мне по пути из аэропорта, как страдаешь от бессонных ночей. Плохое настроение, неспособность сосредоточиться, потеря аппетита… На мой взгляд, все это симптомы неразделенной любви. Логичнее всего думать, что предметом твоей любви является Дэвид, не так ли?
— Совершенно не так. Всему виной чрезмерная работа. Ладно, чтобы совсем вас успокоить, я скажу, что есть кое-кто, но это точно не Дэвид.
Во взгляде Сильвии появилось любопытство.
— Интересно! — промолвила она.
— Да ничего тут интересного нет. — Пенни улыбнулась. — Поскольку мсье Виллерз, похоже, направляется к нам, я исчезаю. А вы можете с пристрастием допросить его и выяснить, какие чувства он испытывает, когда видит меня.
Сильвия продолжала тихонько смеяться, когда Дэвид протянул ей бокал с шампанским.
— Мне очень нравится эта девочка, — сказала Сильвия. — В самом деле очень нравится.
— Мне тоже, — признался Дэвид, провожая взглядом Пенни, исчезнувшую в толпе гостей.
Сильвия вскинула брови и бросила косой взгляд на Дэвида.
Он усмехнулся:
— Не волнуйся, она в безопасности.
— Будь на твоем месте кто-то другой, я бы поверила.
— Будь на моем месте кто-то другой, не было бы никакой проблемы, — с улыбкой ответил Дэвид.
— Это верно. — Сильвия вздохнула. — Она не подозревает об истинном назначении этого журнала?
— Похоже, что нет. Конечно, задает время от времени разные вопросы, когда не все проходит гладко, но, по-моему, ее в целом удовлетворяют мои ответы.
— А какие ты ей даешь ответы?
— Смутные. Но, как я уже говорил тебе, она в последнее время увлечена кем-то. Тебе не удалось выяснить, кем?
— Нет. Она говорит, что есть, но не признается, кто.
Не ты по крайней мере.
— И это тебя радует, — заметил Дэвид.
— Не стану отрицать. Ты серьезно думаешь, что она увлечена тобой, или же просто дразнишь ее?
— И то, и другое, — признался Дэвид. — Ладно, а теперь, когда мы все выяснили, почему бы нам не повеселиться? — Он попытался взять Сильвию под руку.
— Нам еще многое надо обсудить, Дэвид, — напомнила Сильвия, мягко отстраняя его руку.
— Только не здесь.
— Да, вероятно, лучше не здесь. Завтра после обеда я улетаю, так что утром жду тебя в отеле.
— Я приеду, — заверил Дэвид. — Но ни слова больше о Пенни, ладно?
— Возможно, и не о ней, но определенно об этом глупом существе с ужасающей грудью, которое живет тут с тобой. Черт побери, кто она такая и что она тут делает?
— Кассандра? — Дэвид рассмеялся. — Кассандра тут по нескольким причинам. Самая важная из них та, что она привезла мне письмо от моей дорогой женушки.
— И что пишет Габриелла?
— Почему бы нам не оставить это на завтра? — Дэвид зевнул. — Сейчас мне хочется немного повеселиться. — С этими словами он решительно взял Сильвию под руку и потащил к внутреннему дворику, превращенному в танцевальную площадку.
Пробираясь за Дэвидом мимо лихо отплясывающей молодежи, Сильвия поймала взгляд Пенни, которая разговаривала с довольно странного вида мужчиной, похожим на бегемота. Сильвия решила, что это, наверное, один из местных торговцев, но не могла представить себе, почему Пенни так не терпелось поговорить с ним. Ей и в голову не пришло, что он мог быть тем самым незнакомцем, которым увлеклась ее протеже. Но тут Сильвия заметила пристальный взгляд Дэвида, устремленный в их направлении, и подумала, что о вкусах, пожалуй, не спорят. Просто иногда люди делают уж слишком странный выбор. Как бы там ни было, это личное дело Пенни, в которое Сильвия ни в коем случае не собиралась вмешиваться. Чего, похоже, нельзя было сказать о Дэвиде.
По мнению Сильвии, он явно не был готов к тому, что Пенни могла увлечься кем-то, и, судя по его виду, ему это совсем не нравилось. Но неужели Дэвид мог узреть реального соперника в этом увальне? Впрочем, так это было или нет, не имело сейчас значения: любые серьезные увлечения женщинами были табу для Дэвида, и он знал это. В противном случае его жена могла доставить ему столько неприятностей, сколько вообще не заслуживает мужчина.
Около одиннадцати часов гости постарше и те, кому было далеко ехать, начали прощаться. Все уверяли, что прекрасно провели время, обещали ни за что не забыть этот прием, и каждый, будь то мужчина или женщина, желал Пенни огромных успехов. Пенни вежливо улыбалась, благодарила и махала гостям рукой. Ей очень хотелось, чтобы они все поскорее уехали, просто убрались отсюда и оставили ее одну. Она больше не могла переносить этот парад эмоций и игру в ожидание.
Эстер исчезла, сказав Уолли, что вернется через час, но отсутствовала уже более двух часов. Единственным, что сейчас удерживало Пенни от неразумного решения отправиться на поиски старушки, была призрачная надежда на возвращение Эстер после того, как большинство гостей разъедется, и для Кристиана будет менее опасно показаться здесь.
Мариель, как могла заметить Пенни, чувствовала себя в своей стихии, крутясь среди звезд, а Самми и ее друзья с каждой минутой пьянели все больше и шумели все громче. Дэвид, оказавшийся неплохим танцором, почти не покидал танцевальную площадку и, похоже, несколько перебрал шампанского. Как всегда, он от души шутил и смеялся, вовлекая всех в бесшабашную атмосферу праздности и веселья. Наверняка Мариель поначалу сердилась на Дэвида из-за Кассандры, но сейчас обида определенно прошла: она в таком экстазе извивалась в танце вместе с Дэвидом, что Пенни стала опасаться, как бы Мариель своими грудями не вышибла ему мозги. И что в нем было такого, отчего женщины так и бросались на него грудью?
Неужели они не понимали, какими идиотками выглядят при этом? «Ox, Господи!» — мысленно воскликнула Пенни, когда Дэвид, Кассандра, Мариель, Смити и еще Бог знает кто начали раздеваться, готовясь прыгнуть в бассейн.
«Да что с тобой. Пенни Мун? — недоуменно спросила она себя. — Они просто веселятся». И не только они — веселились все, кроме нее; но винить в этом Пенни могла исключительно себя.
Едва Пенни заметила на дорожке Эстер, как выражение ее лица моментально изменилось. Она почти бегом бросилась через лужайку навстречу старушке, но, подойдя ближе, замедлила шаги — еще никогда Эстер не была такой взволнованной.
— Что случилось? — спросила Пенни, всеми силами сдерживая охватившее ее возбуждение.
— Ничего, ничего! Все под контролем, — пролепетала Эстер, поднимаясь на цыпочки, чтобы взглянуть через плечо Пенни. — Ох, Господи, сюда идет Уолли!
Пенни обернулась, заранее желая Уолли свалиться по пути замертво.
— Дорогая, мне надо всего минутку поговорить с ним с глазу на глаз, — сказала Эстер. — Ты не возражаешь?
— Разумеется, нет, — заверила старушку Пенни, хотя на самом деле ужасно возражала. Ей очень хотелось узнать, что происходит, потому как явно что-то происходило, но она не могла спросить напрямик, тем более Уолли выглядел так, словно только что проглотил дикобраза. Господи, до чего же он зол! Настолько зол, что Пенни расхотелось оставлять Эстер с ним наедине.
— Все в порядке, дорогая, — слабо улыбнулась Эстер, явно сочувствуя Пенни. — Я найду тебя, как только закончу разговор с Уолли.
Спустя десять минут Эстер действительно отыскала Пенни, которая стояла с Самми и Полин Филдз возле летней кухни. Взяв Пенни за локоть, Эстер отвела ее в сторону.
— Что происходит, черт побери? — предчувствуя самое худшее, спросила Пенни.
— Боюсь, что Кристиан не сможет приехать, — сообщила Эстер. — Сказал, что ужасно сожалеет. Что-то случилось в последнюю минуту, ты же знаешь, он такой занятой человек.
Несмотря на жуткое разочарование. Пенни почувствовала, что старушка что-то недоговаривает.
— Я хочу знать правду, Эстер! — потребовала она даже более резким тоном, чем намеревалась. — Я хочу услышать ее.
— Ох, дорогая, — промолвила Эстер с несчастным видом. Затем, обернувшись по сторонам и убедившись, что их никто не подслушивает, сообщила— Уолли все узнал, я боюсь… я сейчас в ужасном положении! Все на меня разозлились, а я не собиралась делать ничего плохого. Но понимаешь… — Она замолчала, потому что в этот момент мимо них проследовал Дэвид в сопровождении Кассандры и остальной шумной компании. Эстер проводила Дэвида взглядом и, снова обернувшись к Пенни, спросила:
— Это твой босс, да? Очень симпатичный молодой человек…
— Да-да, я знаю! — нетерпеливо перебила ее Пенни. — Продолжайте. Вы сказали, что все разозлились на вас…
Эстер нахмурилась, она явно потеряла нить разговора.
— Ах да! Господи, ну и денек сегодня! Он собирался прийти, собирался вплоть до пяти часов, но потом он сказал об этом Уолли, а Уолли посоветовал не доверять тебе, что, на мой взгляд, ужасно несправедливо с его стороны…
А потом появился еще один человек, и все, что я еще знаю, так это то, что Кристиан заказал себе билет на ближайший самолет до Парижа.
— Какой еще человек? — спросила Пенни, нахмурившись.
— Наш новый работодатель, — ответила Эстер. — Уолли сообщил ему, что Кристиан намерен прийти сюда, и они ужасно поспорили. Понимаешь, дорогая, все это потому, что ты журналистка. А Кристиан не может ослушаться его…
— Кто он такой? Этот ваш новый работодатель, — оборвала ее Пенни. — Вы никогда раньше не упоминали о нем.
— Он… ох, дорогая… боюсь, что я не знаю его имени.
Мы очень редко его видели. Но послушай, Кристиан велел передать тебе, что хотя сегодня ничего не вышло, он скоро снова позвонит, и тогда…
Слова Эстер утонули в громком взрыве смеха, донесшегося со стороны виллы. Вслед за тем из дверей вышел Дэвид. В руке он держал какой-то странный предмет и протягивал его в сторону Пенни, как бы спрашивая о его назначении.
Пенни посмотрела на предмет, потом на Дэвида, затем на глупые, хихикающие лица, окружавшие его, и внезапно поняла, что не может больше сдерживаться.
— Что вы здесь делаете? — заорала она на Дэвида. — Почему вы не можете оставить меня одну? Мне до смерти надоели ваши шуточки, которые унижают меня и заставляют всех смеяться надо мной. У меня тоже есть чувства, Дэвид! Знаю, вам это может показаться странным, но они у меня есть. И больше вас терпеть я не намерена!
Лицо Дэвида побледнело.
— Эй, — воскликнул он, — в чем дело? Это была просто шутка, Пен…
— Вот именно, шутка. Вы так и относитесь ко мне, как к большой, толстой шутке, правда? Ха-ха, как смешно, Пенни-Шутка. Давайте все посмеемся над Пенни, почему бы нет? Все, я больше не могу. Вы сами предложили выступить единым фронтом, притвориться, что у нас прекрасные отношения. Я выполнила свою часть уговора, Дэвид..
— Пенни, ради Бога, — вскричал Дэвид, — я даже не знаю, что это за чертова штука! Скажите мне кто-нибудь!
Что это, черт побери?
— Это антицеллюлитная перчатка Пенни, — радостно проинформировала всех Мариель. — Не просто обычная антицеллюлитная перчатка, а именно антицеллюлитная перчатка Пенни.
— Ох, Господи! — простонал Дэвид. — Послушайте, Пен, простите меня. Я же не знал. Клянусь вам, я бы не сделал этого… я просто взял ее в ванной…
— Какого черта вы делали в моей ванной? — завопила Пенни. — Вы не имели права заходить туда.
— Но мою ванную кто-то занял! — крикнул в ответ Дэвид.
— Все, конец. Я ненавижу вас, Дэвид Виллерз. Я вас терпеть не могу! Нет, не надо! — воскликнула Пенни, отталкивая Самми и Полин, пытавшихся успокоить ее. — Пусть хоть один раз услышит правду. Вы слишком часто делали из меня дурочку, Дэвид, теперь хватит. — Пенни заметила, как Дэвид уставился на Эстер Делани, словно пытаясь по ней разгадать истинную причину происходящего. Больше всего ее бесило то, что Дэвид по-прежнему стоял на крыльце и держал в руке эту проклятую перчатку. — Если вы завтра же не уедете отсюда, то уеду я. Не желаю жить с вами под одной крышей, и вообще держитесь от меня подальше!
— Пенни, — беспомощно бормотал Дэвид, видимо, не очень понимая, что теперь делать, — я никогда раньше не видел такую штуку. Если бы я видел…
— Да, разумеется, не видели и вообще не имеете дел с толстыми женщинами, да? Сексуально озабоченные борцы сумо не в вашем вкусе.
— Успокойтесь, Пенни, — попросил Дэвид, — это уж слишком.
— А у меня все слишком, Дэвид. Или вы еще не заметили этого?
— Нет, и кстати…
— Черта с два вы не заметили! — резко оборвала его Пенни. — Что ж, возможно, для вас я совсем не тот человек, которого стоит уважать, но…
— Все, тайм-аут! — рявкнул Дэвид, побелев от злости. — Я хочу поговорить с вами наедине.
— А я не желаю с вами говорить! — завопила Пенни. — Я только хочу, чтобы вы убрались из моей жизни туда, где я вас никогда не увижу. — Не в силах скрыть слезы, она проскочила мимо Дэвида и бегом поднялась по лестнице в свою спальню.
Спустя несколько минут раздался стук в дверь.
— Убирайтесь! — крикнула Пенни.
— Это я, — сказала Самми, просовывая голову в дверь.
Пенни, сидевшая на вращающемся стуле перед туалетным столиком, посмотрела на сестру в зеркало, промокнула глаза салфеткой, повернулась и протянула руку.
— Прости, — сказала она, когда Самми подошла и опустилась перед ней на колени. — Я выставила себя полной дурой, да?
— Я бы так не сказала, — попыталась успокоить сестру Самми.
— Ты просто успокаиваешь меня. — Пенни улыбнулась сквозь слезы. — А где Дэвид?
— Провожает гостей.
— Он разозлился?
— Трудно сказать. Но за что ты так на него набросилась? Мы все просто дар речи потеряли.
На мгновение у Пенни мелькнула мысль рассказать Самми о Кристиане Муро, но, честно говоря, ей было так стыдно… Тем более она не хотела, чтобы кто-то знал, какое сильное влияние имел на нее этот человек, даже Самми.
— Сама не пойму. — Пенни вздохнула, вытирая слезы со щек тыльной стороной ладони. — Возможно, я просто слишком много выпила. — Застонав, она закрыла лицо ладонями. — Из всех вещей в ванной он выбрал именно…
— Да в этом нет ничего страшного. У большинства женщин есть такие перчатки.
— Но явно не у тех, с которыми он общается.
Самми отвернулась на секунду, ей многое хотелось сказать сестре, но, пожалуй, момент для этого был неподходящий.
— Он собирается поговорить с тобой, — сообщила она, снова глядя на Пенни.
Пенни покачала головой:
— Нет. Я понимаю, что должна извиниться перед ним, но сейчас я просто не в состоянии. Слишком зла на него, и еще . — Пенни безрадостно усмехнулась, — возможно, он хочет сообщить мне, что я уволена. Лучше выслушать это потом. Ладно, до завтра. Ждать осталось недолго.
— Все в порядке, старушка, — сказал Уолли. — Теперь ты можешь выйти. Я больше не сержусь на тебя.
— Я ничего не делала по собственной инициативе, честное слово, — проскулила Эстер, прижимаясь лицом к двери ванной комнаты. — Только дала номер ее телефона, но он сам этого потребовал.
— Я знаю, знаю! Но послушай, старушка. Эта девица, которая работает с Пенни, она сегодня расспрашивала меня о Кристиане. Теперь ты понимаешь, дорогая, что Пенни просто гоняется за сенсацией? Они все гоняются за сенсациями. А мы не можем сейчас этого допустить, разве не так?
— Конечно, конечно… — согласилась Эстер.
— Так что завтра с утра, как нам и приказали, мы начнем подыскивать новый дом. А ты должна прекратить видеться с Пенни Мун, понятно? Я знаю, она тебе нравится, но нам следует подумать о себе, Эстер. Помни, нам очень нужна эта работа. А будет она у нас, пока Кристиан с нами.
— Но если он сам готов рискнуть и встретиться с ней.»
— Значит, мы должны спасти его от самого себя.
Эстер хотела сказать еще кое-что, но остановилась, понимая, что это только снова разозлит Уолли. Кристиан все равно встретится с Пенни Мун, Эстер не сомневалась. А когда это произойдет, они полюбят друг друга. И так будет, потому что об этом ей сказал Билли.
Это был долгий и ужасно жаркий день. Пенни молча страдала, а Мариель с довольным видом расхаживала по офису. Она, как и сама Пенни, прекрасно понимала, что прошлым вечером та зашла слишком далеко.
Утром, когда Пенни встала, Дэвид уже уехал. Она знала, что он должен встретиться с Сильвией, и эта мысль превратила весь день в сплошную муку. Сказал он Сильвии, что не желает больше работать с ней? Сказал, что не может и не будет дальше терпеть ее истерики? Сильвия, возможно, еще до него узнала о вчерашнем инциденте и, вероятно, пришла к закономерному выводу: Пенни Мун прекрасно справляется со своей работой, но не умеет контролировать свои эмоции. Она действительно не могла их контролировать, потому что, несмотря на мучительное ожидание решения своей судьбы. Пенни все же продолжала думать о Кристиане. Она уже дошла до того, что готова была буквально на все, лишь бы остаться во Франции. Это был абсурд, какое-то безумие. Но каждое новое препятствие только еще больше усиливало желание и решимость Пенни встретиться с ним прежде, чем будет уже слишком поздно.
К тому времени, когда Пенни вернулась домой из редакции, она окончательно убедила себя в том, что пора упаковывать вещи. В течение дня Дэвид ни разу не позвонил, и его молчание только лишний раз подтверждало ее худшие опасения. Поэтому, вылезая из машины, Пенни очень удивилась, обнаружив Дэвида на вилле.
Самми куда-то смылась; исчезла и Кассандра. Рабочие, наводившие порядок, давно ушли. Пенни и Дэвид, оставшись вдвоем, сидели в креслах возле бассейна, глядя то друг на друга, то в черноту ночи, начинавшуюся сразу за кругом света, падавшего на них.
Они сидели так довольно долго, наблюдая за закатом солнца и восходом луны, слушая отдаленные сигналы яхт, стрекот насекомых и бесполезные телефонные звонки, доносившиеся из дома.
И еще они говорили. Темы для разговора появлялись как-то сами собой и затем постепенно забывались, сменяясь другими, не менее интересными. Дэвид рассказал ей о своем детстве, о жизни в Америке, о смерти отца, которая произошла шесть лет назад и так потрясла его, что полностью изменила всю жизнь. Рассказал он и о своей женитьбе, о сыновьях и о том, как сильно скучает без них.
Каким-то образом Дэвиду удалось рассмешить ее, да и сам он начал смеяться, и это удивляло Пенни, полагавшую, что им обоим не до смеха. Вчерашний инцидент не был упомянут ни единым словом.
— Вам холодно? — спросил Дэвид, заметив, что Пенни дрожит.
Они впервые разговаривали так долго, и, понимая, что им все равно придется коснуться вчерашнего случая. Пенни сочла момент подходящим.
— Наверное, я просто боюсь, — ответила она.
— Боитесь? Чего?
— Вас и того, что вы можете сказать после моей вчерашней выходки в присутствии гостей.
Дэвид опустил глаза на свой почти пустой бокал.
— Я сам виноват, — жестко проговорил он. — Слишком много выпил и не соображал, что делаю. — Потом, подняв голову, посмотрел на Пенни и добавил ласковым тоном:
— Я не хотел обидеть вас. Пен, поверьте. Действительно не хотел.
— Я вела себя не лучше, — произнесла Пенни, подстраиваясь под его тон, — но поняла это слишком поздно.
Наверное, тоже слишком много выпила.
— Пожалуй.
Прошло много времени, прежде чем Дэвид снова заговорил, так много, что Пенни повернулась и посмотрела на него. В лунном свете он выглядел… Нет, она не хотела думать, как он выглядит. Пенни опустила глаза, понимая, что Дэвид заметил, как она смотрит на него.
— И что же мы теперь будем делать? — спросил Дэвид, уставившись на звезды.
— Я не знаю, — ответила Пенни. — Я знаю только, что мне хочется остаться, хочется видеть, как идет работа, но…
— Что — но?
Пенни пожала плечами:
— Я не знаю.
Их слова перемежались паузами, во время которых они ощущали ласковую интимность ночи; им было легко вдвоем, и в то же время затянувшаяся беседа как бы подталкивала к каким-то действиям.
Наконец Дэвид поднялся с кресла, подошел к краю бассейна, обернулся и посмотрел на Пенни.
— Вчерашний инцидент, — начал он, — в гораздо большей степени моя ошибка, чем вы себе представляете.
— Так почему бы вам не рассказать мне?
— Понимаете, — Дэвид опустил голову, — во-первых, я подумал… — он широко раскрытыми глазами уставился на сад, — что между нами что-то происходит…
В этот момент он снова посмотрел на Пенни, и она почувствовала, как будто у нее все обрывается внутри.
Внезапно и сам Дэвид, и его слова показались ей очень убедительными.
— Но вы же выставили меня на посмешище! — упрекнула его Пенни, надеясь в душе вызвать Дэвида на большую откровенность.
Некоторое время он продолжал смотреть на нее, затем медленно отвел взгляд.
— Ладно, я был не прав. Сейчас я это понимаю, но вчера думал иначе. Я перебрал и слишком далеко зашел…
— Почему бы нам просто не забыть об этом? — предложила Пенни.
Дэвид снова посмотрел на Пенни и кивнул:
— Да, почему бы нам не забыть? — Подняв бокал, он допил вино. — Не хотите поговорить о Лос-Анджелесе?
Вы же улетаете туда через несколько дней.
Пенни почувствовала, как екнуло сердце. Чего бы только она не отдала, лишь бы отменить эту поездку!
— Давайте поговорим о Лос-Анджелесе, — согласилась она.
— Я хочу еще вина. А вы?
Пенни не возражала. Они вдвоем уже выпили целую бутылку, но какое это имело значение?
Когда Дэвид ушел. Пенни принялась перебирать в памяти все, что было сказано сегодня, а когда он вернулся и уселся в кресло, предложила:
— Не хотите поехать со мной в Штаты?
Дэвид засмеялся, но смех его был невеселым.
— Нет, пожалуй.
— А почему? Вы же мечтаете увидеть детей, и, кто знает, возможно, вам удастся наладить отношения с женой.
Дэвид покачал головой:
— Уже поздно. И кроме того, детей нет в Лос-Анджелесе.
— А где же они?
— Во Флориде. У моей матери.
— У вашей матери?
— Да, — подтвердил Дэвид спокойным тоном. — Эта история будет вам неинтересна, так что оставим ее.
Не зная, о чем говорить дальше, Пенни поднялась с кресла и уселась на край бассейна, свесив ноги в воду. Когда она через некоторое время обернулась, то обнаружила, что Дэвид смотрит на нее и улыбается.
— У вас ошибочное мнение о себе, вы знаете это? — спросил он.
В темноте Пенни могла только видеть Дэвида, но у нее было такое ощущение, словно она может также чувствовать его.
— Что вы имеете в виду? — прошептала она.
— У вас нет уверенности в себе, и это просто безумие, потому что вы гораздо лучше большинства женщин, с которыми мне приходилось встречаться.
Пенни смущенно улыбнулась.
— Однако вы не сказали этого, когда мы с вами встретились впервые. А может, и сказали, но слишком уж иносказательно.
Дэвид нахмурился.
— Что же я тогда сказал?
Пенни собралась было ответить, но передумала. Какое сейчас это имеет значение? Зачем ворошить прошлое, если он даже не помнил о нем?
— Не важно, — сказала она. — Меня просто беспокоит мой вес и…
— Так что все-таки? — повторил Дэвид.
— Я же сказала, это не важно. Давайте лучше поговорим о моей поездке в Лос-Анджелес, ладно? Вы, конечно, знаете там очень многих и с кем-то наверняка намерены меня познакомить?
— А почему вас беспокоит ваш вес?
— Ох, ради Бога, Дэвид! — Пенни засмеялась. — Только не делайте удивленного лица…
Но лицо его было совершенно серьезным, а когда Дэвид наклонился вперед, уперся локтями в колени и внимательно посмотрел ей в глаза. Пенни почувствовала, как по телу разливается удивительное тепло, а сердце бьется в такт его сердцу.
— Почему бы вам не раздеться и не позволить мне посмотреть на вас? — тихо произнес Дэвид.
Охватившая ее волна желания была настолько велика, что у Пенни перехватило дыхание. Образ его обнаженного тела резко всплыл в ее сознании; казалось. Пенни ощущает его упругость подушечками пальцев. Если бы в этот момент в ворота виллы не въехал автомобиль Самми, Пенни наверняка выполнила бы его просьбу — ее просто переполняло желание обнять его и самой очутиться в его объятиях, почувствовать, как его сильное тело прижимается к ее телу.
Но, поскольку фары автомобиля уже осветили подъездную дорожку. Пенни сказала совсем другое:
— Очень заманчиво, но, думаю, ни вам, ни мне не нужен в постели очередной партнер для галочки, не так ли?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Последний курорт - Льюис Сьюзен



Роман просто шокировал изобилием постельных сцен , сплошная порнография! Хотя сюжет довольно- таки неплохой , но все портит откровенное , я бы даже сказала подробное , физиологическое описание интимных отношений ггероев. Пропускала эти самые места потому- что было реально противно и очень пошло . Дочитала еле-еле , просто хотелось узнать чем завершились приключения героев. Я совершенно не против постельных сцен,но если здесь присутствует некий ореол таинственности, романтики, нежности, красоты,а здесь голый секс и только секс. Герои озабочены от начала и до конца романа! Мне кажется все должно быть в меру. Сплошной кошмар, хотя как говорится на вкус и цвет........
Последний курорт - Льюис СьюзенЯна
7.02.2013, 19.20





Господи!Какая идиотка эта Пенни, слов нет!
Последний курорт - Льюис СьюзенК
7.02.2013, 21.26





бред какой-то, невозможно читать, такое чувство, что Пенни не 30, а 13
Последний курорт - Льюис СьюзенЛ
3.09.2015, 23.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100