Читать онлайн Неукротимый огонь, автора - Льюис Сьюзен, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неукротимый огонь - Льюис Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неукротимый огонь - Льюис Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неукротимый огонь - Льюис Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Льюис Сьюзен

Неукротимый огонь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Когда Рианон, закончив разговор, убрала мобильный телефон в сумочку и застегнула молнию, Лиззи закинула ноги на стул, повернула голову так, чтобы солнце падало на лицо, и спросила:
– Оливер, как я понимаю?
– Он самый, – кивнула Рианон. – Только что прилетел.
– Как мило, что он поспешил сообщить тебе об этом, – съязвила Лиззи.
Рианон посмотрела на нее. Глаза Лиззи были прикрыты, майка надета так, что одно плечо оставалось открытым, тонкая юбка распахнута и солнце освещало загорелые ноги.
– Следовательно, на сегодня съемки отменяются? – сладким голосом поинтересовалась ведущая.
Рианон подождала, пока Лиззи откроет глаза, но, поскольку этого так и не произошло, перевела взгляд на Джека, затем на Хью. На лицах обоих было явственно написано, что в эту минуту они страстно желали бы очутиться где-нибудь в другом месте.
Вся компания находилась в районе виноградников Франсука в восьмидесяти километрах от Кейптауна. Четверка телевизионщиков устроилась под мощным двухсотлетним дубом. Перед ними стоял круглый стол, покрытый белой скатертью. Посуду после обеда еще не успели убрать. Сорванный ветром дубовый лист мягко опустился на стол перед Рианон. Она посмотрела на лист, перевела взгляд на ослепительно-белый домик, в котором жила семья владельца виноградника. Вечером друзья собирались купить у этого человека еще вина; Рианон обмолвилась, что в жизни не пила ничего вкуснее. Одним словом, во Франсуке все было замечательно – и экзотические цветы, красные, бордовые, розовые, и гостеприимные хозяева, и еда…
– Ну, что скажешь? – спросила Лиззи, откидывая назад волосы.
– Нет, – отрезала Рианон.
Наступило молчание, довольно-таки тягостное. Прервал его Хью:
– Что слышно о Мелани?
– Вчера вечером она прилетела на Антигуа, – ответила Рианон.
– К нам еще приедет? – поинтересовался Джек, подливая себе вина.
Никто ему не ответил.
Рианон застыла со стаканом в руке. Лиззи старалась спрятать нарастающую досаду под блаженной улыбкой. Так прошло несколько минут. Наконец Хью подлил Рианон вина и обратился к ней с вопросом:
– Сколько бутылок думаешь купить?
– Я пока не решила.
Рианон взяла у Хью бутылку и взглянула на этикетку.
– Позвони Оливеру и спроси, сколько надо брать, – предложила Лиззи.
Рианон посмотрела на Хью. Черные кудри, выбившиеся из-под шляпы защитного цвета, прилипли к вискам, а в курчавой бороде блестели капельки пота. Глаз не было видно за стеклами темных очков, но у Рианон не было сомнений, что оператор чувствует себя неуютно. Она едва заметно кивнула ему, улыбнулась Джеку, допила вино, после чего Хью с Джеком поднялись и, не дожидаясь женщин, пошли вперед, мимо столов, расставленных на просторном газоне.
– Лиззи, так не пойдет, – сказала Рианон вполголоса. Лиззи криво усмехнулась:
– Итак, пресвятая дева Рианон ни за что не выйдет из себя.
– Да пошла ты, – отмахнулась Рианон. Лиззи нахмурилась.
– Значит, ты полагаешь, что мы во всем этом играем какую-то роль? – насмешливо спросила она. – А я-то считала, что наша командировка – только предлог для того, чтобы вы с Оливером хорошо провели время в Южной Африке.
Губы Рианон побелели от гнева.
– Я понятия не имела, что он сюда приедет, и тебе, кстати, об этом прекрасно известно, – отрезала она.
– Неужто?
– Да, кому-кому, а тебе известно. И может быть, ты наконец соизволишь мне объяснить, с какой стати придуриваешься? Учти, если Энди после нашего отъезда не связался с тобой, мы здесь ни при чем. Ни я, ни Оливер.
– Придуриваюсь я, как ты выражаешься, дорогая, – процедила Лиззи сквозь зубы, – совсем не из-за Энди, а всего лишь потому, что ты оплачиваешь путешествия Оливера, и еще потому, что ты не видишь, как нагло он тебя использует.
Рианон сделала глубокий вдох, чтобы взять себя в руки и не взорваться.
– У него, – с деланным спокойствием ответила она, – сперли кредитные карточки. Как прикажешь поступить в такой ситуации?
– Как правило, – парировала Лиззи, – кредитные карточки можно восстановить за сутки. Ему это в голову не пришло?
– Не исключено, что он не глупее тебя. Вполне возможно, что новые карточки уже прибыли в Кейптаун и лежат в отеле, – зло бросила Рианон. – Такой возможности ты не допускаешь?
Лиззи повернулась к подруге:
– А ты сама уверена, что они там лежат?
– Между прочим, так оно и есть.
Лиззи пристально посмотрела Рианон в глаза. Та даже не моргнула.
– Скажи, пожалуйста, – не унималась Лиззи, – он хоть когда-нибудь возвращал тебе долги?
– Лиззи, какого черта? – воскликнула Рианон и рубанула воздух ладонью.
– Так возвращал или нет?
– Да, возвращал.
– Полностью?
– До копейки, если тебя это так интересует.
Лиззи продолжала пристально смотреть ей в глаза.
– Значит, ты мне не веришь? – сказала Рианон. Она очень разозлилась, но в то же время почувствовала смущение.
– Если скажешь, что говоришь правду, я тебе поверю, – отчеканила Лиззи.
– А зачем мне лгать? – быстро отозвалась Рианон. – Тем более тебе? Неужели ты полагаешь, что если бы Оливер занимал у меня деньги и не возвращал их, у меня самой в мозгу не прозвенел бы звоночек? И что я не поделилась бы своими сомнениями с тобой? С кем еще, в конце концов, я могла бы посоветоваться?
Даже эти слова не заставили Лиззи взглянуть на подругу более дружелюбно. Тогда Рианон чуть склонила голову набок и тепло и искренне улыбнулась, словно предлагая растопить лед, вдруг возникший в их отношениях.
– Ну ладно, прости. – Лиззи вздохнула. – Наверное, дело в том… – Она вдруг замолчала и закусила нижнюю губу. – Похоже, я старею и с годами становлюсь циничнее. Ты совершенно права, Энди не связался со мной после Перлатонги, и от этого я чувствую себя гадко. Да, я надеялась, что он позвонит.
– Может, позвонишь ему сама?
Лиззи сразу поджала губы, но все же призналась:
– Позавчера вечером звонила. Его не было на месте.
– Не сомневаюсь, что ты оставила ему сообщение.
– Оставила, – кивнула Лиззи. – И между прочим, очень об этом жалею, потому что в итоге этот мерзавец так и не перезвонил. Дрянь такая. Зато мистер Оливер Магир названивает тебе и сообщает, что благополучно сошел с трапа самолета. Отсюда я делаю вывод: если человек хочет с тобой поговорить, он найдет возможность, чего бы ему это ни стоило. А если он не звонит, то можно плевать на все его гребаные оправдания. И какого хрена, спрашивается, я так себя извожу, если мы были знакомы с Энди двое суток, не больше, и скорее всего уже никогда не увидимся. Что, кстати сказать, меня вполне устраивает.
В глазах Рианон блеснули насмешливые огоньки.
– Как будто ты во всем права, – заметила она.
Лиззи быстро взглянула на нее и тут же отвернулась. У нее не было настроения веселиться.
– Давай подведем итоги, – сказала Рианон. Ей в самом деле хотелось окончательно расставить все точки над i. – Тебе не позвонил Энди, и по этой причине ты считаешь Оливера мошенником или альфонсом. Так я должна понимать?
Лиззи скорчила рожу и улыбнулась.
– Честное слово, я беспокоилась, потому что думала, что он не возвращал тебе деньги.
– Возвращал.
– Прекрасно.
Рианон выжидательно смотрела на Лиззи, а та, криво усмехнувшись, отвернулась.
– Ты не все сказала, Лиззи. Давай выкладывай до конца.
Лиззи кивнула:
– Знаешь, почему-то у твоего друга постоянно что-то пропадает. То кредитные карточки, то машины, то роскошно обставленные квартиры… Здесь что-то не так. Либо твой парень – фокусник и устраивать исчезновения вошло у него в привычку, либо…
– Либо?
Лиззи с трудом выговорила:
– Либо кто-то проявляет к нему особый интерес.
Прежде чем ответить, Рианон помолчала, собираясь с мыслями.
– Должна признаться, мне такая мысль тоже приходила в голову, – наконец сказала она.
– А с ним ты этот вопрос обсуждала?
– И да и нет. – Рианон почувствовала, как что-то у нее внутри болезненно сжалось. – Ну, я знаю, что его самого все это беспокоит…
– Он обращался в полицию?
– Да, он заявил о том, что у него обчистили квартиру и угнали “БМВ”. Что касается кредитных карточек – честно, не знаю.
– М-да, – пробормотала Лиззи. – Ну а сам Оливер что думает? Он не предполагает, что за всей этой фигней кто-то стоит?
Рианон пожала плечами:
– Если и предполагает, то мне об этом ничего не говорил.
Лиззи удивленно взглянула на подругу:
– Хочешь сказать, что он от тебя что-то скрывает?
Рианон покачала головой и задумчиво огляделась вокруг.
– Не знаю. Наверное, так: он подозревает, кто устраивает все эти штуки, но не хочет никому говорить, пока нет неопровержимых доказательств.
Лиззи взяла бутылку, вылила остатки вина в свой стакан и осушила его одним глотком.
На загорелом лице Рианон вдруг появилось странное для нее выражение неуверенности.
– Послушай, ты серьезно думаешь, что он водит меня за нос? – спросила она. – То есть интуиция подсказывает тебе, что он во что-то влип, или…
– Продолжай, дорогая. – Лиззи взмахнула рукой. – Не надо недомолвок. Если человек заявляет тебе, что у него утащили кредитные карточки, обокрали квартиру и угнали машину, то… – Лиззи опять посмотрела Рианон в глаза. – Я сначала хотела сказать, что не имею в виду ничего серьезного, потом подумала, что если бы лично мне заявили такое, я бы просто перепугалась.
– Неплохо сказано, – заметила Рианон скорее себе самой, чем Лиззи. Но почти сразу же в ее глазах опять мелькнула усмешка. – Ну да, ты права, – добавила она. – Мы-то очень легко можем сделать из мухи слона.
Лиззи пожала плечами.
– Возможно, это нам действительно свойственно. Поэтому не исключено, что вон та дама отнюдь не расистка.
Рианон подняла взгляд, увидела женщину-африканерку* и сразу вспомнила, что совсем недавно они с Лиззи слышали, как эта особа говорила мужу, что если негры (трое или четверо чернокожих в тот момент оказались поблизости) сядут за стол, она немедленно встанет и уйдет.


* Африканеры, или буры, – представители белого населения ЮАР, потомки голландских поселенцев.


Рианон и Лиззи не сговариваясь молча дождались, пока эта дама (кстати, на ней были дорогие туфли и безупречно сшитый светло-голубой костюм) сядет, встали и удалилась в сторону автостоянки.
– Хорошо, – сказала Лиззи, – так что у нас сегодня на повестке дня?
Рианон расстегнула сумочку на поясе, достала блокнот, заглянула в него и ответила:
– Только виноградники. Еще снимем несколько пейзажей – на обратном пути.
– А интервью в Стелленбосе?
– Его отменили.
Лиззи весело улыбнулась:
– Тогда ты можешь сказать, что встретишься сегодня с Оливером скорее рано, чем поздно.
– Такие высказывания не в моем стиле, – парировала Рианон. – Кстати, раз уж мы вернулись к этому сюжету, я должна тебе признаться, что вчера ночью совершила самый дикий и безумный поступок за всю мою сознательную жизнь.
– То есть?
В карих глазах Рианон заиграли веселые огоньки.
– Предложила ему жениться на мне.
– Что?
По тону Лиззи невозможно было понять, изумлена она до крайности или готова расхохотаться.
– Я предложила ему жениться на мне, – повторила Рианон. Глаза ее сияли.
После паузы Лиззи спросила:
– И что он ответил?
– А ты как думаешь?
– Ну, судя по твоему поведению, сказал, что он готов, – ответила Лиззи. – Елки-палки, что ж ты раньше молчала?
– Потому что ты, моя милая, весь день была в таком идиотском настроении.
– Послушай, да какого черта ты ему предложила? То есть… А в общем-то почему бы и нет… Но, Рианон, ты мне даже не говорила, что у тебя есть такие планы.
– А у меня и не было таких планов, – возразила Рианон. – Просто вырвалось. Мы говорили по телефону, и вдруг… Черт подери, я уже и не помню, что именно я ему сказала. Наверняка что-нибудь оригинальное, вроде: “А давай поженимся”.
– А он?
Рианон рассмеялась. Она вдруг вспомнила, что сказал Оливер, и сердце ее учащенно забилось.
– Сначала молчание в трубке, – ответила она, – и за это время я несколько раз почувствовала, что умираю. А потом… потом он сказал: “Я не думал, что ты об этом заговоришь”.
Лиззи рассмеялась, стараясь скрыть от Рианон свою тревогу.
– Ну, Рианон, ты и выдала! – воскликнула она. – Нет, чтобы спросить: “Оливер, что все-таки с тобой творится и не впутался ли ты в какое-нибудь грязное дело?” Вместо этого ты говоришь: “Оливер, ты на мне женишься?” Молодец!
Глаза Рианон чуть сузились.
– Зря ты так катишь на него бочку, – ответила она. – Ты ему нравишься, сама знаешь, и, раз я собралась за него замуж, для меня важно, чтобы вы с ним поладили.
– Поладим, – кивнула Лиззи и поднялась. – Только очень тебя прошу: выясни, что происходит. Причем выясни прежде, чем брать на себя обязательства. Обещаешь?
– Лучше потом, – ответила Рианон, поправляя прическу. Лиззи, чуть поколебавшись, решила, что может позволить себе еще раз пристально взглянуть подруге в глаза.
– Хочешь сказать, – начала она, – что вы уже назначили дату регистрации?
– Ну, честно говоря, нет. – Рианон хихикнула. – Но должна тебе сказать, что ни он, ни я не хотим никакой шумихи, и поэтому мы решили, что зарегистрируемся при первом удобном случае, как только оба окажемся в Челси.
– Ах, мать твою, – сказала вполголоса Лиззи, – вы с этим типом не теряете времени даром. – Неожиданно глаза ее вспыхнули. – Значит, ты беременна!
– К черту. – Рианон искренне рассмеялась. – Я влюблена, вот и все.
Лиззи поморщилась.
– Ну, раз так, то давай поскорее отстреляемся, все отснимем, и тогда ты окажешься в его распоряжении.
Внезапно Лиззи охватил ужас перед перспективой, что Рианон, связав себя постоянными узами, станет для нее чужой. Она почувствовала и другое – совершенно необъяснимую тоску по Энди. Впрочем, это чувство она тут же постаралась от себя отогнать.
И только когда они с Рианон вошли в прохладный бар, где их поджидали Хью и Джек, Лиззи вдруг осознала, что тоскует действительно по Энди, а не по Ричарду.
* * *
Когда Рэнди Тикстон открыла застекленную дверь, в комнату ворвался рев прибоя – сегодня Атлантический океан был неспокоен. Рэнди на секунду задержалась у порога, осматриваясь. Она так волновалась, что не могла унять дрожь в руках.
Окна изящно обставленного номера в кейптаунском отеле выходили на песчаный пляж и залив Кампс-Бэй. Ветерок раскачивал ажурные занавески, а яркий солнечный свет придавал особый оттенок светло-зеленой и персиковой обивке мягкой мебели.
Из-за стены слышался плеск воды, это означало, что Оливер Магир принимает душ. Рэнди знала, что в ванной именно Магир, так как всего несколько минут назад сама видела, как он входит в отель, регистрируется, получает ключи. После этого она вслед за ним поднялась в лифте. По словам портье, Рианон и все остальные находились на съемках и должны были вернуться не раньше, чем часа через два.
Медленно, очень медленно поворачивая голову, Рэнди внимательно осматривала комнату в поисках портфеля. Если в портфеле алмаз, то замок почти наверняка заперт, но Строссен сообщил ей шифр, так что теперь ее беспокоило только то, что у Строссена неверная информация.
Сердце ухнуло куда-то вниз, когда на стуле возле телевизора она обнаружила портфель. Тикстон шагнула вперед, при одной мысли о том, что вот-вот предстоит к нему прикоснуться, почувствовала, что у нее вспотели ладони. Вдруг до нее дошло, что она перестала следить, по-прежнему ли льется в душе вода. Она застыла на месте и прислушалась. Все в порядке. Теперь надо действовать очень быстро…
Она вновь замерла и чуть не вскрикнула: где-то зазвонил телефон. Рэнди мгновенно спряталась за шкаф. Звонки прекратились, и с колоссальным облегчением Рэнди услышала голос Оливера, донесшийся из ванной.
За пару секунд она вся взмокла.
Потом она подскочила к портфелю, раскрыла его, набрав шифр (это удалось не сразу), принялась рыться среди бумаг, галстуков, коробочек…
Услышав, что в ванной Оливер закончил телефонный разговор, она была готова захлопнуть портфель, не исполнив своей миссии, как вдруг взгляд ее упал на небольшой кожаный “карман” на внутренней стороне крышки. Рэнди запустила туда пальцы… Есть!
Захлопнув крышку, она торопливо повернула колесики с цифрами и бросила взгляд на шкаф. На полке для багажа лежал открытый чемодан Рианон, из него высовывались джинсы, платья, белье… Рядом с чемоданом Тикстон заметила черную дамскую сумочку, украшенную бисером, и уже протянула к ней руку, как вдруг ручка на двери ванной стала поворачиваться. Глаза Рэнди округлились от ужаса, сердце как будто перестало биться, а рука непроизвольно сжала обшитый кожей футляр так, что его углы врезались в ладонь. Чтобы добраться до входной двери, ей придется пробежать мимо двери ванной. Ускользнуть незамеченной невозможно.
Она застыла на месте. Мозг в эти мгновения не работал, инстинкт самосохранения не подсказывал верного решения. Необходимо убраться отсюда прежде, чем Магир ее увидит. Дверь осталась полуоткрытой; наверное, Магир забыл что-то в ванной и вернулся. Значит, появился шанс. Она схватила сумочку, рывком расстегнула молнию, бросила внутрь футляр и быстро и бесшумно помчалась к двери. Замок щелкнул, и в следующую секунду Оливер вышел из ванной, вытирая полотенцем голову.


Исчезновение алмаза Магир обнаружил около семи часов вечера. Рианон уже спустилась к бассейну, где ее и остальных ждал вечерний коктейль, а он задержался, чтобы позвонить. Закончив разговор, он взял в руки портфель, чтобы просмотреть факс, пришедший из гонконгского филиала фирмы. Едва подняв крышку, Оливер понял, что в вещах кто-то рылся.
Его пальцы мгновенно скользнули к кармашку, в котором он хранил алмаз. Камня не было. Лицо Оливера посерело, сердце заколотилось. Его трясло. На лбу выступил холодный пот. Стоимость этого алмаза – больше пятидесяти тысяч долларов, и он, по крайней мере на данный момент, не застрахован.
Лишь через несколько минут Магир вновь обрел способность соображать. Прежде чем звонить в службу безопасности отеля или в полицию, он должен подумать, как следует подумать и вычислить, что же произошло. Он взял телефон, чтобы срочно вызвать Рианон в номер, но раздумал.
Видит Бог, он не хотел подозревать, Рианон, но с момента их поселения в отеле в номере, кроме него самого, была только она. Впрочем, она не знала, что алмаз в портфеле. Во всяком случае, он ей об этом не говорил.
К горлу вдруг подступила тошнота, и Оливер закрыл лицо руками. Неужели Рианон обманывает его? Однако как ни крути, это возможно. Все ее поведение могло быть мастерским притворством, а истинные намерения состояли в том, чтобы бросить на него тень, унизить, а потом… Разум его противился тому, что возлюбленная могла так поступить, но дыхание захватило от страха.
Нельзя недооценивать Строссена, мрачно подумал Оливер и спросил себя, как же теперь быть. Он не сомневался, что пропажа алмаза – яма, вырытая специально для него, хотя глубину этой ямы он не мог себе вообразить.


– Что она сказала! – завопил Хью, обводя взглядом Джека, Лиззи, Оливера. Рука оператора застыла в воздухе. – Я могу верить своим ушам?
Рианон засмеялась.
– Я серьезно, – ответила ома. – Такова наша программа па завтра.
– Мисс продюсер сошла с ума, – объявил Хью, вскрыл лангуста и стукнул Джека по рукам, когда тот потянулся к лакомству.
– Мне повторить? – спросила Рианон, придвинувшись ближе к столу, чтобы освободить проход.
– Не знаю, выдержу ли я это, – хмыкнул Хью, извлек из раковин двух мидий и бросил их в рот одну за другой. – Хочешь сказать, старушка, что сажаешь меня в такую лужу?
– А вот я теперь выдержу, – отозвался Джек и махнул пустой бутылкой, подзывая официанта.
Вся компания сидела в уютном ресторанчике, расположенном прямо на причале. От ударов волн о берег стекла ходили ходуном. В открытые окна со свистом врывался морской бриз. Если прибавить к этому гам клиентов, звяканье ножей, вилок и тарелок на мойке и время от времени доносившиеся с моря гудки пароходов, то можно понять, что друзьям приходилось почти кричать.
– Вы пробовали стейк из кальмаров? – встряла в перепалку Лиззи. – Божественно. Хью, ты сожрал трех лангустов, а я еще ни одного.
– Попробуйте омаров, – посоветовала Рианон. Она только что случайно задела нарезанный лимон, и теперь вытирала пальцы о салфетку. – Больше не хочешь? – обратилась она к Оливеру, который откинулся на спинку стула и почти не проявлял интереса к предмету разговора.
Тот покачал головой и допил вино.
Рианон смотрела на любимого. Ей очень хотелось бы сидеть сейчас не напротив него, а рядом, чтобы иметь возможность шепнуть, что она по горло сыта его настроениями. Если они хотят отпраздновать то, что договорились пожениться, им следовало бы побыть вдвоем, – но в Кейптауне группа пробудет всего два дня, а работы навалом!
Рианон снова взглянула на Оливера, и неожиданно у нее пересохло в горле. Может, он сейчас жалеет о своем согласии жениться на ней? Она быстро отвергла эту мысль, не желая поддаваться проклятой неуверенности в себе, которая, по-видимому, все-таки гнездится где-то в глубине ее личности. И тут же почувствовала облегчение, когда Оливер, поймав ее взгляд, подмигнул и потянулся через стол, чтобы взять ее за руку.
– Ну ладно, Рианон, – сказал Хью, прикрывая рот салфеткой, чтобы не рыгнуть. – Совсем меня заездили. Так какая, выходит, у нас программа на завтра?
Рианон, с трудом отведя глаза от Оливера, взяла устрицу, окунула ее в шалотовый* уксус и ответила:


* Шалот – разновидность лука.


– Значит, завтра вот что. – Она проглотила устрицу и вытерла руку. – В семь часов берем интервью у министра культуры в Маунт-Нельсоне. Потом едем в Кирстепбош – там пас интересуют какие-то редчайшие и необыкновенно красивые цветы. Нас встречает человек из турбюро, ведет по блошиным рынкам, потом к зданию парламента. Как ни странно, мне сказали, что это типично коринфская архитектура. Потом, если до обеда еще останется время, мы отправимся на лодке к Эллис-Айленду, где содержался Мандела, когда сидел в тюрьме. А может быть, съездим туда сразу после обеда. Мы предупредили, что появимся, так что проблем не будет, и, очень возможно, еще успеем поснимать Столовую гору. Когда вернемся, проведем мини-опрос среди туристов на пляже. С нами будут местные знаменитости – владелец винодельческого завода, известный телеведущий и один рок-певец. О нем, между прочим, даже “Пентхаус” писал. Потом поднимаемся на Столовую гору, снимаем ландшафт, даманов и…
– Кого-кого? – переспросил Джек.
– Даманов. Это такие кролики. Они живут в горах. Было бы здорово еще снять оттуда закат. Да, хорошо, что вспомнила. – Рианон полезла в сумочку за записной книжкой. – Необходимо точно выяснить, когда садится солнце. Надеюсь, пока все понятно?
– Пока? Еще будет продолжение? – ужаснулся Хью.
– Ну, несколько кадров. Вечер на побережье, – равнодушно отозвалась Рианон, роясь в сумочке в поисках ручки. – И вот еще что, я совсем забыла: если останется время…
– Нет, это невозможно! – воскликнул Хью.
– Если останется время, – повторила Рианон и запнулась: ее рука наткнулась в сумочке на какой-то кубик, и она взглянула на него, чтобы понять, что это такое. – Если останется время, мы проедем к мысу Доброй Надежды и вернемся через Саймонстаун: там на пляжах пингвинов больше, чем людей, после чего…
Рианон замолчала, стараясь открыть обтянутую кожей коробочку.
Когда она увидела алмаз, у нее перехватило дыхание. Она непроизвольно взглянула на Оливера. Как ни странно, его лицо было совершенно спокойным. Она снова посмотрела на кольцо с алмазом, и мысли завертелись в голове с бешеной скоростью. Она смутно уловила, что коллеги издали какие-то восклицания, по-видимому, означавшие изумление и испуг одновременно. Наверное, луч света упал на алмаз, и тот сверкнул так, словно ожил.
– Оливер, – наконец проговорила Рианон и вынула из футляра кольцо. – У меня… Это же… – Она вдруг расхохоталась. – Боже мой! Я потрясена!
– Надень немедленно, – строго велела ей Лиззи. Рианон вновь посмотрела на Оливера. Она не понимала, почему он даже не улыбается. А в следующий миг ей передались его недоумение и шок. Еще до конца не поняв, что происходит, она явственно видела: Оливер понятия не имел, что кольцо в ее сумочке. Однако это кольцо, несомненно, как-то связано с ним. По крайней мере так подсказывал ей здравый смысл… Рианон приложила ладонь ко лбу. Ощущение такое, будто у нее жар. Откуда-то издалека донесся голос Лиззи:
– Может, кто-нибудь соизволит объяснить мне, что это такое. Я сама как-то не могу догадаться.
– Похоже, – сказал Оливер, – Рианон не понравилось ее обручальное кольцо.
Рианон подняла на него глаза.
– Либо, – продолжал Оливер, – она слишком потрясена находкой.
Он взял кольцо и надел его на ее безымянный палец.
Рианон вымученно улыбнулась, глядя на Оливера. Тот, в свою очередь, пристально смотрел на нее. А потом неожиданно улыбнулся. Рианон моргнула и попыталась совладать со своими мыслями. Да в чем же дело, черт возьми? Только что, судя по выражению его лица, Оливер подумал, что она это кольцо украла, – и вот уже улыбается, как будто сам приготовил ей прекрасный сюрприз.
– Может, пойдем? – предложил Оливер.
– Да. – Рианон кивнула. Она едва смогла заговорить. – Да, думаю, что пора.
Когда Оливер и Рианон оказались у себя в номере, он не стал медлить:
– Прежде всего мне хотелось бы узнать, как оно оказалось у тебя.
– Я уже сказала тебе, – выкрикнула Рианон, – что понятия не имею! Все произошло на твоих глазах. Я полезла в сумку…
– Все так. – Он жестом прервал ее. – Я просто размышляю вслух. Я понимаю, что положила его туда не ты. – Он взглянул женщине в глаза и саркастически усмехнулся. – Это было более чем ясно по выражению твоего лица в тот момент, когда ты его обнаружила. Но могу тебе признаться, я тоже был весьма и весьма удивлен.
– Откуда же он взялся? – Рианон почему-то избегала смотреть на алмаз, но она явственно ощущала тяжесть перстня на пальце. – Выходит, он твой?
Оливер прищурился.
– Нет, дорогая, ты забыла, он твой.
– Ты же знаешь, о чем я говорю. – Рианон подняла руку и все-таки посмотрела на перстень. – Господи, Оливер, – прошептала она, – это прекрасно.
Оливер взял ее пальцы в свои и принялся рассматривать крупный, изумительно ограненный алмаз. Он напоминал искристое шампанское.
– Если я понимаю правильно, – заговорила Рианон, глядя в глаза Оливеру, – ты полагаешь, что кто-то пробрался к нам в номер, вытащил перстень у тебя из портфеля и положил в мою сумочку?
Оливер взглянул на нее.
– Ты именно так думаешь?
– Не знаю, – вздохнул Оливер. – Наверное, так оно и было. А что еще можно предположить, если мы точно знаем, что ни ты, ни я его туда не клали? Кому ты собралась звонить? – резко спросил он, когда Рианон взяла в руки телефон.
– В службу безопасности, – ответила она. – Если кто-то побывал в нашем номере, мы должны по крайней мере сообщить об этом. Алло! Будьте любезны, соедините меня со службой безопасности. – Повернув голову, она сказала, обращаясь к Оливеру: – Не понимаю, почему ты не сообщил им сразу, как только обнаружил пропажу. Конечно, я не знаю, сколько стоит кольцо, но…
– Чуть больше пятидесяти тысяч долларов, – сообщил ей Оливер, взял у нее телефонную трубку и отключил связь. – Незачем впутывать сюда службу безопасности. Это только усложнит дело.
– Ты серьезно? – Она отвела недоуменный взгляд от лица Оливера и опять посмотрела на перстень. – Да у меня ноги подкашиваются. Из твоего портфеля исчезло кольцо стоимостью в пятьдесят тысяч, и ты никому не стал сообщать? – Она снова подняла глаза. – Бога ради, Оливер, – тихо произнесла она, – скажи мне, что его не украли.
Оливер рассмеялся:
– Нет, его не украли. Но в этой стране оно находится незаконно.
Рианон моргнула, начиная осознавать, что происходит нечто чрезвычайно странное.
– Будь добр, дай мне выпить, – попросила она.
– Виски?
Оливер открыл дверцу бара.
– Бренди. Что значит – в этой стране оно находится незаконно?
– Я не платил за него пошлину, – объяснил Оливер. – В Англии заплачу, просто не хотелось нести двойные расходы.
– А иначе пришлось бы платить дважды.
– Да, вероятно.
– Как же оно сюда попало?
– Мне его привезли из Австралии пару дней назад.
Оливер отошел от бара с двумя бокалами в руках, протянул один Рианон и сел на обитый полосатой тканью диван. Женщина заворожено смотрела на него. Она не могла отогнать смутное предчувствие чего-то дурного. Ей хотелось увидеть его глаза. Так и не дождавшись ответного взгляда, она присела на краешек кофейного столика напротив Оливера.
– Мне хотелось бы кое-что прояснить.
Наконец он поднял голову и слабо улыбнулся. Затем осушил стакан, поставил на пол и подпер голову рукой.
– Помнишь, я рассказывал тебе про Тео Строссена? Помнишь, кто это такой и чем я ему обязан?
Голос Магира звучал ровно, в движениях не чувствовалось ни малейшей нервозности, но Рианон заметила, что он буравит ее взглядом, ожидая ответа.
– Да, – тихо проговорила она. – Он твой наставник. Помог тебе встать на ноги, обрести связи.
Он кивнул и глубоко вздохнул.
– Вот уже какое-то время я ищу возможность отделиться от него, стать самостоятельным бизнесменом.
Рианон нахмурилась.
– Я думала, ты давно независим.
– Пока нет. – Оливер покачал головой. – Я по-прежнему очень много работаю на Строссена. Уже который месяц предпринимаю попытки отойти от него, но некоторые наши отношения разорвать почти невозможно; если это произойдет, я скорее всего разорюсь.
Глаза Рианон округлились.
– И все-таки, – почти шепотом проговорила она, – ты пытаешься.
Он кивнул.
– У меня нет другого выхода. Нет, если я хочу остаться чистым.
– Ничего не понимаю, – воскликнула Рианон. – Мне казалось, что вы – почти как отец и сын.
На губах Оливера появилась горькая усмешка.
– Не совсем так. – Он сжал руками виски, словно для того, чтобы подавить ярость. – Верно, Тео Строссен – мой наставник, он устроил меня в Нью-Йорке, открыл передо мной двери, которые никогда не открылись бы для меня без его поддержки. Ему я обязан всем, что у меня сегодня есть. Да, Тео Строссен вращается в высоких сферах, занимается благотворительностью, материально помогает синагоге… Все так, но это не меняет сути дела.
– А в чем суть?
Мрачно улыбаясь, Оливер медлил с ответом.
– Он – гангстер.
Рианон не верила своим ушам.
– Ну, собственно к бандитским группировкам он не принадлежит, – продолжил Оливер. – Он ведь еврей, а у евреев своя мафия, и он там является одной из самых влиятельных фигур. – Магир вздохнул, глядя куда-то в сторону. – Не буду врать, будто я этого не знал, когда начинал свои дела со Строссеном. Я знал, что он собой представляет и какого рода структурами заправляет. Но в его руках были ключи от того мира, в который я страстно стремился. – Он взглянул на Рианон и поспешил пояснить: – Я имею в виду алмазный бизнес, а не криминальный мир. И вот человек, которого я, собственно, едва знал, устроил мне встречу со Строссеном. Раза два магнат приглашал меня к себе домой, а потом, когда мне уже стало казаться, что я ему надоел, он сделал мне такое предложение, от которого я не смог отказаться. – Он издал сухой невеселый смешок. – Честно говоря, это было потрясающее предложение. Он давал мне все, о чем я мечтал в жизни, а взамен требовал только одного: чтобы я не совал кое-куда нос. Ему нужно было прикрытие в виде кошерного, законного бизнеса, и его абсолютно устраивало появление во главе его алмазных предприятий приличного, надежного англичанина с хорошими связями. Короче говоря, мы заключили сделку, беспроигрышную, по крайней мере на первый взгляд. Такой она и оказалась. Дела в нашем бизнесе шли как нельзя лучше, и Строссен все в большей степени доверял мне управление. При этом не подвергался сомнению тот факт, что я – его человек. Мне это надоело. Но ты же понимаешь, что в подобные отношения куда легче ввязаться, чем развязаться с ними. Мне, я считаю, повезло, что я сам захотел порвать с ним, потому что, если бы ему вдруг пришло в голову отделаться от меня… – Оливер пристально посмотрел в глаза Рианон. – Впрочем, речь сейчас не об этом. Строссену стало известно, что я пытаюсь обрести самостоятельность, и он дает мне понять, что его это не устраивает.
– Хочешь сказать, что эти кражи у тебя в квартире, пропажа кредитных карточек…
– Всего-навсего мелкие неприятности, – прервал ее Оливер, – и цель их в том, чтобы я знал: Строссен не спускает с меня глаз. А почему кольцо оказалось у тебя в сумочке? Думаю, чтобы я начал подозревать тебя. Это попытка вбить клин между нами.
Рианон не сразу осознала, что имеет в виду Оливер.
– Объясни мне, ради всего святого, зачем ему это понадобилось? – воскликнула она.
– Наверное, дело в том, что я не спросил у него позволения на интимную связь с тобой, – резко ответил Оливер. – Мистер Строссен не любит, когда его люди принимают самостоятельные решения. Он любит, чтобы его люди считались с его мнением. Но я о таких вещах советоваться с ним не намерен. Все, что у меня есть, мое положение – все милостиво даровано мне Тео Строссеном, но моя жена дарована мне не им, что бы он там ни думал. У меня достаточно денег, чтобы выкупить свою долю и начать собственное дело. Это непросто, но другой вариант, который больше понравился бы Строссену, совершенно немыслим.
Рианон прикрыла глаза. Она не могла сразу переварить все, что рассказал ей Оливер. Наконец она снова открыла глаза и взглянула на Оливера, вернее, на его смутный силуэт в наступивших сумерках. Опустившись перед ним на колени, она взяла его руки в свои. Он смотрел на нее. У нее защемило в горле, когда она увидела, как доверие и неуверенность борются между собой в его взгляде.
– Чего же теперь ожидать? – прошептала она. Он покачал головой:
– Не имею представления.
– Но ты полагаешь, будет хуже? Он кивнул:
– Да, дела пойдут все хуже. Пока я не соглашусь плясать под его дудку. – Пальцы любовников переплелись. Оливер невесело улыбался. – Я не очень-то боюсь, – сказал он, погладив ее по щеке. – Больше всего волнуюсь за тебя. Ты, наше будущее, в котором все, что принадлежит мне, будет принадлежать и тебе, все, ради чего я трудился, все, что мне дорого… Все это должно быть нашим. Пусть Строссен и Нью-Йорк останутся в прошлом, а мы с тобой пойдем вперед, и пусть нам будет хорошо.
Оливер умолк. Рианон обняла любимого, он прижал ее к себе, и в голове у нее пронесся последний вопрос: о скольких же обстоятельствах он умолчал, чтобы не напугать ее еще сильнее?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неукротимый огонь - Льюис Сьюзен



Читайте обязательно! Невозможно оторваться! Лондон-Перлатонга-Лондон-Маракеш-Лондон-Лос-Анжелес...Настоящие американские горки! И мужчины, ломающие копья из-за женщины, ревность, страсть, убийство, безумие!!! И огромная любовь!!!
Неукротимый огонь - Льюис СьюзенТатьяна
1.02.2013, 20.08





то, что нельзя оторваться - это факт! сюжет превосходный, бурное развитие событий, множество персонажей. но с другой стороны, до ужаса раздражали многочисленные постельные сцены. люди категории от 29 лет и старше просто одержимы сексом и путают его с любовью. или автор запуталась, я так и не поняла. первую половину романа не могла ничего понять, главный герой появился только во второй части. и любовным романом книгу можно назвать с натяжкой. с оценкой не могу определиться... временами напоминало Ассасина Вероники Мелан
Неукротимый огонь - Льюис СьюзенРита
4.02.2013, 3.20





Это точно сериал какой-то, много главных героев,но интрига есть.
Неукротимый огонь - Льюис СьюзенМарго
5.02.2013, 9.08





Боже ж мой! Ну и наворочено)
Неукротимый огонь - Льюис Сьюзенинна
29.03.2016, 13.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100