Читать онлайн Неукротимый огонь, автора - Льюис Сьюзен, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неукротимый огонь - Льюис Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неукротимый огонь - Льюис Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неукротимый огонь - Льюис Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Льюис Сьюзен

Неукротимый огонь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

В лагерь они вернулись в начале десятого и сразу поспешили к завтраку, туда, где вокруг столиков уже толпились проголодавшиеся люди, а на тарелках аппетитно дымилась яичница с ветчиной. Толкучка, судя по всему, не прельщала Энди – он предпочел присоединиться к прочим сотрудникам заповедника и, щелкнув пальцами, подозвал официантку, которая поспешила подать ему кофейник и меню.
Отвернувшись от этой сценки – какой-то деспотизм в миниатюре! – Рианон положила себе на тарелку хорошую порцию яичницы, подождала, пока Лиззи последует ее примеру, и устроилась за столиком, где, как ей показалось, их не потревожат посторонние.
– Так что он тебе там наговорил? – спросила Рианон, посолив яичницу.
– Да не помню, – отмахнулась Лиззи. – Не будем об этом.
Рианон задумчиво посмотрела на подругу, потом отправила в рот кусок яичницы и принялась жевать. Не в привычках Лиззи было отказываться обсуждать что-либо, но сегодня на нее явно не стоило давить.
– Ладно, – сказала она. – Но если тебе захочется поставить этого подонка на место, я – за. Это не единственный заповедник в парке Крюгера, и…
– Не надо, оставим это, – перебила ее Лиззи. – Я повела себя как б… и получила свое. Все. Переживу.
– Да прекрати ты! – взорвалась Рианон. – Вас было трое, все взрослые люди, а ты почему-то обращаешься с ним как с…
– Риан, перестань! Мы с тобой обе достаточно пожили на свете и знаем, что мужики не страдают от… – она запнулась, подыскивая слово, – от бабуинства. Так что нечего нам заниматься словоблудием. Я уже сказала тебе, что переживу. – Лиззи помолчала и вдруг улыбнулась. – Кстати, еще предстоит встретиться с Дугом. – Улыбка на губах Лиззи увяла, и она оттолкнула от себя тарелку. – Послушай, какой же идиоткой я себя чувствую. Короче, хватит об этом. Я хочу еще кофе. Ты как?
– Нет. – Рианон подцепила вилкой кусочек ветчины. – Если ты не хочешь, я доем твою яичницу. Лиз, – добавила она, когда та уже встала из-за стола, – у тебя совершенно нет причин чувствовать себя идиоткой.
Лиззи только усмехнулась.
Вернувшись с чашкой кофе, она спросила Рианон:
– Да, ты в курсе, что Элмор пригласил Мелани в гости к своему старику?
Рианон выронила вилку.
– К зулусскому вождю?
– К нему самому. Она мне сама сказала утром, перед тем как мы выехали.
Рианон взглянула на Мелани. Девица Симпсон, сидевшая за столиком с Джеком и Хью, уплетала за обе щеки.
– Она спала с Элмором?
Лиззи пожала плечами:
– Понятия не имею.
– Боже мой, что же я скажу ее родителям? – пробормотала Рианон. – Ну как объяснить людям, что их девятнадцатилетняя дочь взбунтовалась и теперь принадлежит зулусскому племени? Господи Боже мой, и во всем обвинят меня. Всего сутки в Африке, и уже…
– Рианон! – Лиззи захохотала. – Он же только предложил ей познакомиться с отцом, а не попросил ее стать женой наследника зулусского престола! Кстати, если она таки войдет в зулусское племя, это же будет потрясный сюжет для программы!
Глаза Рианон вспыхнули.
– Идея! – воскликнула она. – Слушай, но как мы ее на это уговорим?
– Может, просто оставим ее здесь? – предложила Лиззи. Рианон рассмеялась.
– Честное слово, это здорово, – сказала она, допивая кофе. – Ну, пора. Надо попасть в охотничий домик, пока не приехал этот Ховард или как его там. Хью! Джек! Идем? – крикнула она.
– Уже готовы, – откликнулся Хью, поспешно потушив сигарету.
– Энди! – крикнула Рианон. – Мы вас ждем.
– На кой он нам нужен? – запротестовала Лиззи. – По-моему, у нас обычная рутинная работа.
Рианон сочувственно взглянула на нее:
– Можешь меня за это убить. Только потом. Я попросила его дать тебе интервью в постели. Ну надо же нам с ним поговорить про охотничий домик, – поспешила она добавить, увидев, как сузились глаза Лиззи.
– Но в постели!
– А почему нет? Лиззи, как-никак он шикарный мужик, и несколько кадров, где вы с ним в постели, – то, что нужно. Зрителям, – пояснила она. – Считай, что это эксплуатация.
– Я так и считаю, – жестко произнесла Лиззи.
– Тогда подумай об Англии, – настаивала Рианон.
– Джудит Чалмерс наверняка такими вещами не занималась, – проворчала Лиззи, поднимаясь из-за стола.
– Джудит Чалмерс наверняка не знает, что такое menage-a-trois* с близнецами! – рявкнула Рианон. – Ой, прости. Пожалуйста, прости! Сама не знаю, как у меня вырвалось. Клянусь тебе, я больше об этом ни слова не скажу.


* Menage-a-trois – здесь: любовь втроем (фр.).


Лиззи, сама того не желая, рассмеялась, взяла блокнот, закинула сумку на плечо и направилась со всеми к огороженной территории, на которой располагался охотничий домик.
Снаружи, по крайней мере на первый взгляд, он не слишком отличался от прочих коттеджей: новенькая черепичная крыша, обширная терраса, окна затянуты сеткой от комаров. Но охотничий домик был значительно просторнее других домов и отделен от территории лагеря бамбуковой изгородью. Внутри помещение оказалось неожиданно роскошным. Неправдоподобно высокие потолки, натертые деревянные полы, смешение африканской экзотики и европейской старины. В гостиной – окно во всю стену, открывающее вид на бассейн, за которым ухоженная дорожка вела к лесу. Смежная с гостиной спальня была обставлена настолько романтически – кисейный балдахин над кроватью, украшенной ручной резьбой, атласные шторы на окнах, – что, казалось, могла существовать только на киноэкране, но не в реальной жизни.
– Как красиво! – прошептала Лиззи, погладила спинку кровати и прошла через залитую солнечным светом комнату к окну. Рианон знала, что в эти минуты Лиззи опять подумала о погибшем муже.
– Да, мило, – согласилась она. Внимание Рианон привлекли развешанные на стенах местные пейзажи. – Ну, что еще скажешь?
Она достала из шкафа пробковый шлем и примерила его. Лиззи распахнула окно и обернулась.
– Стиль Карен фон Бликсен, – прокомментировала она. Рианон невольно прислушивалась к сонному бормотанию голубей, щелканью и свисту каких-то экзотических птиц и к доносившемуся из соседней комнаты гулу голосов Джека, Хью и Энди.
– Здесь так славно, – вздохнула Лиззи. – Мы в другой стране, да, но я все равно вспоминаю “Далеко от Африки”. Помнишь, какие там были кадры? Мне кажется, я вижу в небе самолет Роберта Редфорда*, какие он фигуры выписывает!


* Роберт Редфорд – знаменитый американский киноактер.


Рианон с улыбкой оглянулась. В комнату как раз входил Энди.
– Не пора ли принимать горизонтальное положение? – Он потер руки и ухмыльнулся.
Лиззи вздрогнула и быстро отвернулась. Она страшно досадовала на себя, что не могла хладнокровно воспринимать его хамство.
Энди посмотрел на Лиззи, на Рианон, снова на Лиззи. Обе молчали, и его ухмылка стала менее уверенной.
– Между прочим, – почти смущенно добавил он, – пары любят проводить тут медовый месяц. – Энди извлек из кармана посвященный заповеднику рекламный буклет и перечень тарифов на услуги. – Эти апартаменты обходятся молодоженам примерно в тысячу… – он сделал паузу, – британских фунтов.
– Как? – ахнул появившийся за его спиной Джек. – Сколько?
– Столько, сколько у нас оператор зарабатывает за день, – строго сказала Рианон. – А теперь займемся делом, пока вы, ребята, не успели разрушить наше романтическое настроение.
Съемка началась, и Рианон в который раз поразилась умению Лиззи скрывать свои чувства. Они с Энди лежали на огромной кровати под муслиновым балдахином, непринужденно заложив руки за головы, и весело болтали, умудряясь при этом выдавать зрителям небесполезную информацию. Поскольку Рианон было отлично известно, как на самом деле сложились их отношения, она не могла не изумляться тому, насколько мастерски оба изображали перед камерой, что они наверху блаженства.
– Хорошо, – сказала Рианон, когда беседа стала наконец выдыхаться. – Теперь попрошу несколько уточнений и пару слов о таинственном госте, который должен вот-вот появиться, и можно считать, что на сегодня все.
– Что я должна говорить? – осведомилась Лиззи. Рианон на мгновение задумалась.
– Ну, мол, мы никак не можем выяснить, кто он такой… Можно еще про твоего Редфорда и высший пилотаж. Намекни, что наверняка ожидается какая-нибудь знаменитость. Поняла?
– Заметано, – откликнулась Лиззи, вставая с кровати.
Через двадцать минут вся группа сидела в шезлонгах на террасе, потягивала прохладительные напитки и обсуждала, предпринять ли новую прогулку, которую предложил им Элмор, или отложить ее на другой день.
– Элмор, скажите, что именно мы увидим, если пойдем с вами? – спросила Рианон.
Небрежным жестом она положила руку на плечо Лиззи.
– Я бы рассказал вам о деревьях, – ответил Элмор. – Вообще о растениях. И о птицах. Может быть, нам попадется скарабей или золотой паук.
– Он эти леса знает лучше, чем многие из нас знают собственный сад, – вставил Энди. Он развалился в шезлонге прямо напротив Лиззи. – Элмор вам покажет такое, чего вы больше нигде в мире не увидите. Только предупреждаю. – Он взглянул на часы. – Те, кто идет, должны быть здесь самое позднее через два часа, а на солнце уже сейчас тридцать семь градусов.
– Просто удивительно, насколько тяжелее переносить жару в нашем влажном климате, правда, Рианон? – сказала Лиззи. – Здесь хотя бы воздух сухой.
Рианон отозвалась невразумительным “м-м-м”. Она смотрела на подъезжающий джип.
– Лично я за то, чтобы пойти завтра, – объявил Хью и подлил себе ледяного лимонада.
– Присоединяюсь. – Джек зевнул. – Я уже, собственно говоря, готов. Когда выезжаем?
– Собираемся в четыре, – сказал Энди, тоже зевая. – Отъезд в четыре тридцать. Обед в час – для тех, кто решится.
– После такого завтрака? – протянула Рианон. – Я пас.
– Чувствую, большинство предпочитает сиесту, – подытожил Энди и повернул стул так, чтобы оказаться лицом к лицу с братом, который уже приближался к ним в компании вновь прибывшего гостя, той самой важной персоны, чье имя до сих пор не называлось. На нем были длинные брюки цвета хаки и зеленая рубаха с распахнутым воротом, а также солнечные очки, скрывавшие выражение глаз и на вид не менее дорогие, чем золотые наручные часы. Длинные темно-русые волосы зачесаны назад. Двигался он с небрежной грацией человека, знающего дорогу как свои пять пальцев, поскольку бывал здесь прежде не раз и не два.
– Вот и Дуг, – воскликнул Энди. – А с ним наш загадочный гость. Выходит, вы с ним все-таки встретились.
Рианон не сводила глаз с мужчин, приехавших в джипе, и ее улыбка становилась все шире и шире.
– Не может быть, – проговорила Лиззи, когда вновь прибывшие поднялись на террасу.
– Приветствую всех, – сказал Дуг.
Рианон как ненормальная метнулась мимо него и повисла на шее Оливера.
– Привет, – сумел выговорить тот, не прерывая поцелуя. Потом он отстранился и посмотрел на нее сверху вниз.
– Что ты тут делаешь? – спросила она, невольно улыбаясь в ответ его смеющимся глазам.
– По тебе соскучился, – ответил он и подмигнул.
– Я тоже соскучилась, – тихо произнесла Рианон.
– Итак, насколько я понимаю, в моих представлениях никто не нуждается, – заключил Дуг. Он уже наливал прохладительное для себя и Оливера.
– Добрый день, Оливер, как поживаете? – Энди пожал бизнесмену руку и хлопнул по плечу. – Как вам у нас нравится?
– Здесь хорошо. – Оливер принял от Дуга стакан.
– Привет, Оливер, – сдержанно сказала Лиззи, целуя его в щеку.
– Лиззи, привет, – отозвался он. – Привет, Хью, Джек, Мелани. – Он повернулся к Рианон: – Ну, как тут у вас?
– Да ничего, – ответил за всех Хью. – Рад тебя видеть. Без тебя она тут зверствовала.
– Продохнуть не давала, – поддержал его Джек.
– Это все от воздержания, – усмехнулся Хью. Оливер и Рианон от души расхохотались.
– А ты-то, Лиззи, что скажешь? – спросил наконец Оливер. – Развлекаешься?
Лиззи вспыхнула – она пыталась понять, успел ли Дуг рассказать Оливеру что-нибудь о прошлой ночи.
– Так развлекаюсь, что в жизни бы не поверила, – отозвалась она.
Ей даже удалось заставить себя улыбнуться.
Оливер кивнул, чмокнул Рианон в лоб и поспешно сказал:
– Если я мешаю, могу присоединиться к вам позже.
– Не мешаешь, – уверила его Рианон. – Ты приехал как нельзя вовремя: мы только что постановили, что нам нужна сиеста. А потом опять отправляемся в путешествие.
Он поднял брови, и Рианон снова рассмеялась. Еще смеясь, она вдруг подумала о том, почему Лиззи так странно держится. До нее не сразу дошло, что Лиззи еще не видела Дуга с утра, а Дуг, в точности как и Энди, совершенно ее не замечал. Братья наперебой рассказывали Джеку и Хью, в каких невероятных красках расписали Оливеру приключения этих двух дней.


Лиззи наблюдала за счастливой парочкой и старалась понять, почему испытывает такую антипатию к Оливеру, тогда как он неизменно был с ней приветлив и внимателен настолько, насколько мог быть, сохраняя верность Рианон. Улыбчивый, кареглазый, русоволосый, он был именно тем, кем казался: почти школьник, весь обаяние и успех. Ему тридцать два (на три года старше Рианон), и до недавнего времени он почти безвыездно жил в Нью-Йорке. Там он учился, там началась головокружительная карьера в алмазном бизнесе. После знакомства с Рианон он учредил отделение в Лондоне, чтобы иметь возможность проводить с ней больше времени. Иными словами, до сих пор его жизнь походила на сказку. И Лиззи не могла понять, только ли в этом дело – в их кричащем счастье и ее болезненной ревности, или же есть здесь что-то более сложное.
Оливер перехватил взгляд Лиззи и улыбнулся, а у нее вдруг что-то сжалось внутри, она почувствовала, что не может послать ему ответную улыбку, и поспешно наклонилась за сумкой.
– Ладно, ребята, до встречи в четыре. – Лиззи надела солнечные очки. Никто так и не заметил, что на глазах у нее вдруг выступили слезы.
Дуг и Энди проводили ее взглядами и быстро переглянулись. Молчание прервал Джек:
– Она, наверное, часок вздремнет. Хорошо, что приехал, Оливер.
– Да, мы все тебе рады, – подхватил Хью. – Ладно, увидимся.
– Вас понял, – откликнулся Оливер, пожав обоим руки.
– Домик для вас готов, – сказал Дуг, когда Рианон вновь обняла Оливера. – Попрошу кого-нибудь перенести вещи Рианон сюда.
Когда они остались наедине, Рианон заглянула в глаза Оливеру.
– Не могу поверить, что ты здесь. Неужели только чтобы быть со мной?
Оливер пожал плечами.
– Положим, у меня намечена пара встреч в Йоханнесбурге. – Ласково поцеловав ее в губы, он добавил: – Просто удалось выкроить время, чтобы повидать тебя. Что ты на это скажешь? – Он обвел взглядом лагерь.
– Скажу, что это место, пожалуй, самое романтическое из всех, где я бывала, – призналась Рианон. – Здесь есть что-то волшебное. Здесь все, буквально все влюбляются и совершают сумасбродные поступки, на которые в других условиях ни за что бы не решились.
– А ты? – Он взъерошил ей волосы. – Ты, надо полагать, тоже влюблена?
– О да, – прошептала она.
Губы их слились, она тесно прижалась к нему.
Он постоянно доказывал и уверял ее, что любит, но прошлое все еще тяготило ее, и она порой не осмеливалась верить своим чувствам.
– Мне нужно побриться. – Оливер чуть отстранился, чтобы еще раз взглянуть на нее.
– А мне нужно в душ, – улыбнулась она.
Он рассмеялся и развернул ее лицом к охотничьему домику.
– Идем. Ты уже посмотрела дом?
– Да, час назад мы снимали там интервью. Скажи лучше, откуда ты про этот дом узнал?
– Я же тебе говорил: я несколько раз останавливался здесь, когда у меня бывали переговоры в Йобурге или Дурбане. И партнеров сюда привозил.
– Партнеров или партнерш? – усмехнулась она. Он ответил ей насмешливым взглядом.
– Партнеров.
У порога дома Рианон опять посмотрела на Оливера. Он был прав, ему действительно необходимо побриться. И у него усталые глаза.
Она не преминула сообщить ему об этом, и он ответил:
– Из Нью-Йорка лететь долго. И там у меня был довольно-таки напряженный день.
– Как идут дела? – поинтересовалась Рианон, входя в дом. Оливер глубоко вздохнул.
– Неплохо. Но боюсь, мне скоро придется возвращаться. Господи, ты только посмотри, – выдохнул он, обнял Рианон за плечи и склонил голову к ее голове.
Рианон улыбнулась, наслаждаясь его восхищением при виде просторной гостиной и окон, из которых открывался живописный вид на бассейн.
– Ты точно не сердишься, что я свалился как снег на голову? – осторожно спросил Оливер. Они оба подошли к окну. – Может, я нарушил рабочую атмосферу?
– А ты сам как думаешь? – Она рассмеялась.
Они вышли на террасу. Оливер прислонился к деревянной колонне, развернул Рианон к себе и пристально посмотрел ей в глаза.
– Я люблю тебя.
– Я тоже тебя люблю, – отозвалась она.
Он улыбнулся, взял ее за подбородок и нежно поцеловал в губы.
– Ты, кажется, говорила, что тебе надо в душ? – произнес он. Его пальцы уже принялись расстегивать ее юбку.
– М-м-м… – последовал ответ.
– Боже, какой аромат, – простонал Оливер, сдернул с нее юбку и отшвырнул в сторону. За юбкой последовала блуза. Не прерывая поцелуя, он потянулся, чтобы расстегнуть ее бюстгальтер.
Он невнятно застонал, уткнувшись в нее, и голос его слегка задрожал, когда он справился с этой задачей и сжал в ладонях ее тяжелые груди.
Ее пронзил острый прилив желания, когда он чуть укусил ее в губы, а потом начал массировать ее груди и с силой, до боли сжимать отвердевшие соски. Она чувствовала на макушке его жаркое дыхание. А пение птиц за окном и монотонный шум леса, казалось, погружали ее в гипнотический транс, удесятеряя наслаждение от прикосновений Оливера.
– Дай посмотреть на тебя, – прошептал он.
Рианон послушно сделала шаг назад. Оливер распустил ее волосы по плечам и отдался созерцанию великолепной груди. Пальцы его зарылись в густые волосы подруги, он наклонил голову, втянул в рот один сосок, выпустил его, захватил губами другой и стал ласкать его языком. Затем положил руки на ее бедра, полюбовался ею, взял ее руку и положил туда, где у него затвердело.
– Душ здесь есть, – сказал он хрипло. Она сжала ладонь, и у него перехватило дыхание. Он указал ей в окно на душевую возле бассейна и прошептал на ухо: – Раздевайся скорее. Я найду мыло.
Через несколько минут оба уже стояли под струей прохладной воды, намыливали друг друга и думали о том, что вот-вот настанет минута, когда они не смогут больше сдерживаться.
Когда он наконец уложил ее на площадку около бассейна и накрыл собой, из-за деревьев бесшумно скользнула Рэнди Тикстон. В руке у нее была видеокамера, и автоматическая перемотка пленки уже началась.


Лиззи еще не успела открыть глаза, но уже поняла, что в комнате кто-то есть. Или только что вышел, и шаги ее разбудили.
Она лежала, не шевелясь, и прислушивалась к неумолчному гудению за окном; солнце согревало ее, а с потолка от вентилятора шла струя прохладного воздуха. Было слышно, как в ванной капает вода, как шелестит легкий летний ветер.
Наконец Лиззи решила, что пора открыть глаза, и увидела над собой только колеблемую ветерком противомоскитную сетку. Приподнявшись на локтях, она огляделась. Как будто ничего не сдвинуто, но здесь точно кто-то был, она готова поклясться.
Лиззи села на край кровати, спустила ноги на пол и вдруг почувствовала, что что-то не так. Ей не сразу стало ясно, что именно. Конечно, призрачный гость ни при чем. Ее мозг еще не проснулся, причина ощущения вот-вот всплывет из глубин на поверхность сознания.
Она и всплыла, словно некто невидимый резким движением сдернул покрывало. Лиззи напряглась, пытаясь побороть острую боль одиночества. Но прошлое и настоящее уже накатили на нее, уже подавили ее сопротивление. Ричард умер. Так внезапно появился Оливер. Энди она не нужна. Осталась растерянная, несчастная дуреха, которая позволила использовать себя как шлюху. Ее жизнь ничего не значит без Ричарда. Почему Бог послал ей такую судьбу? Почему Энди обошелся с ней так жестоко? Зачем Оливер вторгся в их жизнь?
Она несколько раз глубоко вдохнула, чтобы успокоиться, усилием воли подняла голову и попыталась отогнать горькие мысли. Когда она просыпается, всегда одно и то же. Через несколько минут она будет в норме.
Лиззи крепко зажмурилась. Пальцы с силой вцепились в край кровати. Она презирала себя за то, что так сильно завидует счастью Оливера и Рианон. Теперь внимание Рианон безраздельно принадлежит Магиру, а ведь целых два года, с тех самых пор, как Ричард погиб в автокатастрофе, подруги были неразлучны. Обе всегда были готовы прийти друг другу на помощь, подставить плечо, они делили пополам все удары судьбы и триумфы, они делали программу, работали бок о бок и радовались растущей известности и доходам. И вот три месяца назад, когда они на фирме “Де Бирс” снимали сюжет об особом мире алмазного бизнеса, в один прекрасный день открылись двери лифта, и в их жизнь вошел Оливер Магир, подхватил Рианон и украл у Лиззи право называться ее лучшим другом.
Лиззи вскочила, набросила на себя полотенце и подошла к зеркалу. Волосы еще не высохли после душа. Она взяла гребень и попыталась распутать их, хотя на сердце у нее было так тяжело, что рука дрожала. Бывают минуты, когда все на свете дается с таким трудом, что хочется спросить себя: а стоит ли мучиться? Прошло два года, а она все еще тоскует по Ричарду, чувствует себя такой заброшенной, как будто его похоронили вчера.
Глядя в зеркало, она заставила себя изобразить улыбку, хотя в горле стоял ком. Сколько раз друзья советовали ей найти другого человека и начать новую жизнь. Эти советы казались донельзя пошлыми, но несколько раз она все же пересиливала себя и соглашалась встретиться с мужчинами, с которыми ее знакомили. И каждое свидание было настоящим бедствием. Как будто она оказывалась в чужой стране, где язык и нравы ей неизвестны, где окружающим некогда или неохота вникать в ее положение, и всякая попытка приспособиться только усиливает тоску по родине. Но так не может продолжаться вечно, ей придется распроститься с прошлым и каким-то образом убедить себя в том, что жить можно и без Ричарда.
На веранде что-то скрипнуло. Лиззи быстро обернулась к огромному, до пола, окну, инстинктивно запахнувшись в полотенце. Она ничего не разглядела, так как жалюзи ослепительно сверкали на солнце. Зато заметила, что одна из дверей слегка приоткрыта, и на цыпочках прокралась туда. Теперь ей стало ясно, что непонятный скрип периодически повторяется.
На порог легла тень, и Лиззи быстро отпрянула от двери. Сердце колотилось, но скорее от любопытства, чем от страха. Она осторожно подобралась к другому окну и выглянула сквозь тонкую газовую занавеску.
Отсюда ей было видно деревянное кресло-качалка, которое все еще раскачивалось. Скрип теперь прекратился, и тень с порога исчезла, но кто-то, вне всякого сомнения, еще здесь.
Лиззи выждала несколько секунд, потом приподняла занавеску.
На краю веранды спиной к коттеджу стоял и курил Энди. Лиззи едва не ахнула и хотела было поскорее отступить от окна, но он почувствовал на себе ее взгляд и обернулся.
– Значит, ты проснулась, – сказал он.
Она подошла к двери и встала на пороге, скрестив на груди руки и прислонившись к косяку.
– Мне и самой так показалось.
Несколько секунд оба молчали.
– Я могу быть тебе чем-то полезна? – наконец спросила Лиззи.
Энди скривил губы и отвел взгляд. Казалось, он размышляет над ответом.
– Послушай, – заговорил он и вновь посмотрел на нее, – мы оба понимаем, что ничего серьезного между нами не будет, поэтому мне не хотелось бы в тебя влюбиться. Но чувствую, дело идет к тому.
Лиззи равнодушно смотрела на него. Где-то в груди вскипал гнев.
Энди опять отвел глаза. Засунул руки в карманы брюк.
– Я знаю, – он все еще не смотрел ей в глаза, – что должен перед тобой извиниться за утреннее. Когда я сказал, что тебе не нужно знать, что я думаю, я имел в виду… В общем, что тебе не захочется это услышать.
– Не лги, не трудись, – перебила его Лиззи.
Когда Энди, наконец, посмотрел ей в лицо, глаза его расширились от удивления, а потом в них вспыхнула ярость.
– Что с тобой, черт возьми? – почти выкрикнул он. – Я стараюсь тебе объяснить…
– Что со мной?
Она издала иронический смешок.
– Да, с тобой! Ночью тебе было хорошо, ты получила то, за чем приехала, так какого черта устраиваешь сцены?
Лиззи открыла рот, но он не дал ей говорить:
– Все вы одинаковые, все вы, бабы, приезжаете сюда специально, чтобы вас завалили, верно? Так в чем проблема? Ты не ожидала, что будет настолько хорошо? Или тебе нужно еще больше? Здесь, в лагере, полно парней, они все за честь почтут… А меня – меня нечего принимать за кретина, которого интересует только, что у него между ног. У меня есть и другие занятия.
Лиззи еще не пришла в себя от унижения и гнева, но все же она почувствовала, что обида уходит. Этот тип просто не заслуживает, чтобы она из-за него страдала, на самом деле он всего лишь ноль без палочки.
– Пожалуйста, оставь меня в покое, – тихо попросила она и пошла в комнату, прочь от него. За ее спиной на веранде раздались шаги. Она села на край кровати и закрыла лицо руками.
– Ричард, – прошептала она сквозь слезы. – Боже мой, Ричард…
– Лиззи!
Она подняла голову и увидела, что Энди стоит в дверях.
– Я думала, ты испарился, – процедила она сквозь зубы.
– Прости меня, – хрипло проговорил Энди. Лиззи отвернулась.
– Да что там, не стоит. – Она рассеянно смахнула слезу со щеки.
Он стоял перед ней, чем-то похожий на смущенного подростка.
– Как ты думаешь, можно начать все сначала? – выдавил он наконец.
Голос ее дрожал, когда она очень тихо сказала:
– А какой смысл?
Еще сколько-то секунд Энди молчал и только мял пальцами подбородок.
– Знаю, ты подумаешь, что я полную ахинею несу, только поверь, устаешь быть “богом секса”, надоедает обеспечивать оргазмы по служебной необходимости. Но мне показалось, что тебе тоже именно это и нужно, и я готов признать, что в твоем случае мне было нетрудно работать. Я хочу сказать, далеко не все клиенты такие, как ты, чаще всего я делаю свое дело и думаю про себя: ну какого хрена она приехала?
Энди умолк. Лиззи повернула голову и посмотрела на него.
– Ай, ладно, не умею я такие вещи объяснять, – добавил он раздраженно. – Имей в виду, я не вижу ни с твоей, ни с моей стороны причин для обид.
– Обид? – повторила Лиззи.
Энди набрал воздух в легкие и внезапно понял, что понятия не имеет, что сказать.
– Как меня только угораздило? – пробормотал он.
– Никто тебя тут не держит, – пожала плечами Лиззи.
– Верно, – согласился Энди. – Так ведь и тебя никто ночью не заставлял выделываться. К черту! – Он вдруг злобно поморщился. – Ничего не могу сказать!
– И все-таки: что ты пытаешься сказать?
Он взглянул на нее, скривил рот, вздохнул и начал снова:
– А вот что. Я по многим причинам рад, что ночью мы делали то, что делали, но снова проделывать это не хочу.
– Думаешь, я хочу? – парировала Лиззи. – Так вот, к твоему сведению: этой ночью я впервые в жизни “выделывалась”, как ты изволил выразиться. Я тоже не могу отрицать, что получила удовольствие, но у меня нет ни малейшего желания повторять опыт. Может, тебе придет в голову возложить эти обязанности на брата?
– Конечно, я ему скажу, – ответил Энди. – А я – в отставке или на подхвате? Может, ты осмелишься утверждать, что тебя хватит на все время до отъезда?
Лиззи запустила пальцы в волосы и потрясла головой, стараясь придать ясность мыслям.
– Прости, – произнесла она, – но или у меня сегодня мозги не в порядке, или ты так же непоследователен, как отец наш небесный. Если мне память не изменяет, ты только что старался меня убедить, что у нас ничего не выйдет, или, выражаясь еще точнее, что ты не хочешь больше со мной спать.
– Ясно, я хочу спать с тобой, но не хочу вновь делить тебя с братом, а еще я хочу, чтобы мы оба не лгали себе, будто у этих отношений есть будущее, – мы оба знаем, что его нет.
Лиззи пожала плечами и отвернулась.
– Напомни мне, будь любезен, – сказала она, – когда это я тебе говорила, будто у наших отношений есть будущее? Я что-то подзабыла.
– Женщины всегда считают, что есть какое-то будущее, – ответил Энди.
Она подавила в себе мгновенно возникшее желание разбить вдребезги его самомнение.
– То есть ты всерьез считаешь, что я готова бросить дом, работу, родных, друзей, не говоря уж о родине, и зажить тут с тобой припеваючи в африканской глуши…
Она умолкла, потому что заметила, к своему удивлению, огоньки в его глазах.
– А ты это сделаешь?
– Что именно?
– Переедешь сюда, чтобы жить со мной?
От неожиданности рот Лиззи раскрылся.
– Не торопись. Подумай, – сказал Энди и, повернувшись на каблуках, вышел из комнаты.


Дуг как раз открыл холодильник, чтобы достать оттуда банку пива, но рука его повисла в воздухе, и он обернулся к брату, уверенный, что ослышался.
– Ты что, серьезно? – воскликнул он. Дверца холодильника захлопнулась. – Предложил ей переехать сюда насовсем? Господи, ну а она-то что?
Энди пожал плечами:
– Я не дал ей времени. Просто сказал ей, чтобы она подумала, и вышел.
Дуг не мог отвести глаз от лица брата.
– А что ты будешь делать, если она согласится? – выдохнул он.
– То есть как – что я буду делать? А ты сам как думаешь?
– Не знаю, старик. Потому и спрашиваю, что не знаю.
Энди кивнул на холодильник, напоминая Дугу про пиво. По-прежнему глядя на брата, Дуг снова открыл дверцу, достал пару банок и протянул одну Энди.
– Так ты всерьез? – все еще не веря, сказал он. – Хочешь жить с ней?
Энди пожал плечами и отхлебнул из банки.
Ошеломленный Дуг покачал головой.
– Ты же ее знаешь всего двадцать четыре часа. Энди, да пойми ты, она – такой же клиент, как и все. Она потрахалась с нами обоими вчера и сегодня нас впустит…
– Забудь, – оборвал Энди. – Вчерашняя ночь не повторится.
Дуг моргнул.
– Ничего не понимаю, – признался он, запустив пятерню в шевелюру. – То есть я должен понимать так, что ты в нее влюбился? Так или нет?
– Возможно.
– Да как, ответь ради всего святого! Когда ты успел? Не вчера же ночью! – Он помолчал, но ответа Энди не последовало. – Может, ты вчера ночью успел влюбиться?
– Может быть, – ответил Энди. Дуг опять покачал головой.
– Ну, если так, выставил бы меня…
– Давай раз и навсегда забудем, что ты там был, – оборвал его Энди. – Мы с тобой много раз обслуживали женщин вдвоем, но на этот раз ошиблись. Как и в случае с Леандрой.
Лицо Дуга мгновенно потемнело.
– Это было давно, – сказал он.
– Верно, и я до сих пор ни разу об этом не упоминал. Я хочу, чтобы ты так же молчал о Лиззи – если она согласится.
У Дуга едва не сорвалось с языка все, что он думал о безумном поступке брата, но какое-то шестое чувство подсказало ему, что лучше пока оставить свое мнение при себе. Он сделал основательный глоток пива, все еще не сводя глаз с лица Энди.
– Да что случилось? – заговорил он снова. – То есть когда ты принял решение? По-моему, при последней встрече ты собирался ей сказать, что у нее не слишком остроумным вышло замечание насчет бабуинов. Кстати, а этим чего ты хотел добиться?
Энди рассмеялся.
– А я уже об этом забыл. Понимаешь, я решил, что она объявила нам войну из-за того, как я повел себя утром. Именно потому к ней и пошел. – Он опять рассмеялся. – Только представь себе, иду, чтобы извиниться, если оскорбил ее, а в результате не только оскорбляю снова, но в середине разговора вдруг понимаю…
– Что? – встрепенулся Дуг.
– Ну что отношусь к ней серьезнее, чем мне до сих пор казалось.
Дуг скривил рот (гримаса была характерна для обоих братьев) и прищурился.
– Неужели ты на самом деле думаешь, что тебе удастся уговорить такую умную женщину перебраться сюда, к черту на рога?
Энди спокойно взглянул на него.
– Да не может быть, Энди! – завопил Дуг, с размаху брякнув банку с пивом на стол. – Ни одна баба, если только она в здравом уме, не согласится бросить все, что у нее есть, и играть тут с тобой в Тарзана и Джейн! Особенно такая, как она.
Вместо ответа Энди поднялся из-за стола и медленными шагами подошел к окну кухни.
Жили братья на краю лагеря в крытом тростником бунгало, и сейчас Энди, оглядев немудрящее хозяйство, мысленно признал, что у брата есть некоторые основания для скепсиса. Впрочем, ему показалось, что Лиззи Фортнам не из тех женщин, которых смутит убогая обстановка на кухне. К тому же у него достаточно монет, чтобы обеспечить такую обстановку, какую она пожелает.
Он угрюмо глядел на свою банку пива и вспоминал те несколько минут, которые провел в коттедже Лиззи. Черт возьми, разумеется, не для того он туда отправился, чтобы делать ей предложение. Такому закоренелому холостяку, как он, сама мысль об этом показалась бы бредом! Если честно, он пошел потому, что захотелось еще разок ее помять. Конечно, после того как он обломал ей рога утром, сразу она бы ему не согласилась дать, но он рассчитывал, что справится: жизненный принцип “у сурового мужика все бабы шелковые” еще ни разу его не подводил. Но здесь что-то по-другому, и он до сих пор еще не разобрался, что именно. Знает он другое: если он действительно обошелся с Лиззи настолько по-свински, как ему теперь видится, он готов сию же секунду прострелить себе башку. С другой стороны, а вдруг она согласится жить с ним здесь… Ах черт, что же он будет делать, если она скажет “да”? Нет-нет, Дуг прав – такая женщина, как Лиззи, всерьез воспринять его предложение не могла, может, она уже замужем или просто живет с кем-то, просто приехала сюда развеяться, как почти все телки, что тут бывают. Но ведь ясно как день, что Лиззи Фортнам несчастлива, этого только слепой не увидит, по крайней мере он, Энди, это видит слишком хорошо, а ведь он – парень, которому вообще-то на несчастненьких плевать с высокой колокольни. Дуг закинул ноги на стол и заговорил:
– Вот тебе мой совет: проведи-ка с ней еще ночку, один, и посмотри, как будешь себя чувствовать наутро. Может, поймешь тогда.
Энди усмехнулся, отхлебнул пива, подошел к столу и уселся в точно такой же позе.
– Не мог посоветовать что-нибудь поумнее?
Дуг помолчал секунду и ответил:
– Поумнее не мог. Больше тебе скажу: если ты, старик, на самом деле веришь, что она будет жить с тобой, значит, у тебя не все дома.
Энди рассмеялся и убрал со стола ноги.
– Ставлю тысячу рэндов* на то, что она примет предложение.


* Рэнд – денежная единица ЮАР.


Дуг с шумом выдохнул.
– Ну-ну, старик, принято. Ставлю тысячу, что в глаза ты ее…
Раздался стук в дверь, и в кухню вошла Лиззи.
– Извините, может быть, я не вовремя, – неуверенно сказала она, увидев ошеломленного Дуга и слегка смущенного Энди.
– Нет-нет, все нормально, – поспешил возразить Дуг. – Пожалуйста. Чего изволите, мэм?
– Ну, вообще-то… – Лиззи страшно досадовала на себя за то, что так волнуется, и они оба это видят, но ничего не могла с собой поделать. – Я пришла только… – Она взглянула на Энди и улыбнулась. – Пришла, чтобы поблагодарить тебя за цветы. Я нашла их на веранде. Они очаровательные.
Глаза Дуга буквально выскочили из орбит.
– Цветы? – с трудом выговорил он.
Энди, не обращая на него внимания, улыбнулся Лиззи:
– Я рад, что они тебе понравились. – И, обернувшись к Дугу: – У тебя нет сейчас срочного дела?
– Нет, – отозвался Дуг.
– А я уверен, что есть, – настаивал Энди.
– Честное слово, старик, я совершенно свободен, – заверил его Дуг.
Энди перевел взгляд на Лиззи и увидел, что она улыбается. Не поворачивая головы, Энди прорычал:
– Убирайся отсюда к чертовой матери!
– А, так ты хочешь, чтобы я ушел! – воскликнул Дуг. – Ну, старик, так бы и сказал.
Когда дверь за ним закрылась, Лиззи и Энди стояли друг против друга по разные стороны стола. Если бы кто-нибудь увидел их в эту минуту, то, пожалуй, затруднился бы ответить, кто из них выглядит более самоуверенно. И вдруг оба, не говоря ни слова, одновременно расхохотались.
– Не стану спрашивать, насколько серьезно ты предложил то, что предложил, – начала Лиззи, – потому что не уверена, хочется ли мне это знать. Я только хотела… – Женщина умолкла; щеки ее вспыхнули, а весь задор куда-то подевался. – Мне понравились цветы, – тихо добавила она.
Энди обошел вокруг стола, обнял ее и нежно поцеловал в губы.
– Начнем? – прошептал он.
Ему хотелось бы знать, чувствует ли она, как сильно бьется его сердце.
– Да.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неукротимый огонь - Льюис Сьюзен



Читайте обязательно! Невозможно оторваться! Лондон-Перлатонга-Лондон-Маракеш-Лондон-Лос-Анжелес...Настоящие американские горки! И мужчины, ломающие копья из-за женщины, ревность, страсть, убийство, безумие!!! И огромная любовь!!!
Неукротимый огонь - Льюис СьюзенТатьяна
1.02.2013, 20.08





то, что нельзя оторваться - это факт! сюжет превосходный, бурное развитие событий, множество персонажей. но с другой стороны, до ужаса раздражали многочисленные постельные сцены. люди категории от 29 лет и старше просто одержимы сексом и путают его с любовью. или автор запуталась, я так и не поняла. первую половину романа не могла ничего понять, главный герой появился только во второй части. и любовным романом книгу можно назвать с натяжкой. с оценкой не могу определиться... временами напоминало Ассасина Вероники Мелан
Неукротимый огонь - Льюис СьюзенРита
4.02.2013, 3.20





Это точно сериал какой-то, много главных героев,но интрига есть.
Неукротимый огонь - Льюис СьюзенМарго
5.02.2013, 9.08





Боже ж мой! Ну и наворочено)
Неукротимый огонь - Льюис Сьюзенинна
29.03.2016, 13.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100