Читать онлайн Классная штучка, автора - Льюис Сьюзен, Раздел - Глава 37 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Классная штучка - Льюис Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.52 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Классная штучка - Льюис Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Классная штучка - Льюис Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Льюис Сьюзен

Классная штучка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 37

— Дженнин, вам звонят!
Дженнин обернулась и посмотрела на часы.
— Я уже опаздываю в монтажную, — сказала она секретарше. — Кто там?
— Он не назвался, — ответила секретарша, возвращаясь к своему столу.
— Алло, Дженнин Грей у телефона.
— Это Мэттью.
Дженнин замерла. С того ужасного дня, когда он избил ее, Мэттью ни разу не звонил и не появлялся.
— Я хотел бы сегодня тебя увидеть, Джен. В семь тридцать, у тебя.
Дженнин изумилась — не в характере Мэттью было договариваться о встрече.
— Что ж, я очень рада, — сказала она. — Мне тоже нужно с тобой поговорить, — Вот и отлично, — сказал Мэттью. — Я тебя не задержу, так что можешь не отменять никакие свои встречи.
— Это очень мило с твоей стороны, — сухо ответила Дженнин и повесила трубку.
Поднимаясь в монтажную на пятом этаже, она почти не думала о предстоящей записи. Однако совсем не Мэттью занимал ее мысли. В последнее время их встречи с Вики участились, и Дженнин наконец впервые ощутила, что такое состояние подлинной гармонии.
Порой Дженнин все-таки с трудом осознавала, что они с Вики стали настоящими любовницами. Это до сих пор казалось невероятным. Даже сейчас, стоило Дженнин вспомнить бездонные глаза Вики, ее нежное тело, которое она покрывала страстными поцелуями, как се охватывал мучительный стыд. Впрочем, с каждым днем стыд постепенно улетучивался, и Дженнин начинала воспринимать свое новое существование все более естественно. Да, именно этого ей до сих пор не хватало. Все было правильно, чисто, нежно и красиво.
Пока она не призналась в случившемся ни одной живой душе, даже доктору Брайанту, психиатру, с которым встречалась накануне.
Войдя в монтажную, Дженнин почти сразу услышала знакомый голос. Она даже не поняла, откуда он раздается.
Оглядевшись по сторонам, она заметила небольшой монитор, стоявший рядом с соседним пультом.
— Послушайте, неужели это Боб Мак-Элфри? — вскричала она.
Видеоинженер приподнял голову.
— Да. Вы его знаете? — В его голосе прозвучало уважение.
— Знаю, — ответила Дженнин. — А что это за канал?
— Новости.
— Подождите минутку, — попросила Дженнин, исчезая в соседней кабинке. — Вы не возражаете, если я немного посмотрю?
Беседа шла полным ходом. Дженнин уже давно мучила совесть — из-за романа с Вики она несколько дней не звонила Элламарии. Ничего, решила она, глядя на Боба, она тут же позвонит подруге и скажет, как ей понравилось интервью.
Вдруг камера взяла общий план, и Дженнин оторопела: Боб был не один. Рядом с ним сидела какая-то незнакомая женщина.
Дженнин пригнулась, чтобы рассмотреть ее получше, и в это мгновение женщина сама заговорила, отвечая на вопрос интервьюера:
— Да, мне нередко приходится развлекаться в одиночку, но я уже давно к этому привыкла. Муж ведь и в молодости постоянно работал, и свободного времени у него никогда не оставалось. Верно, милый? — спросила она, обращаясь к нему.
Боб рассмеялся, и Дженнин впервые заметила, что они сидят, держась за руки.
— Скажите, а в вашей семейной жизни не возникало из-за этого трудностей? — поинтересовалась журналистка. — Тем более что вы так увлекаетесь лошадьми, а мистер Мак-Элфри часто находится в отлучке.
— Трудностей не было, — последовал ответ. — Хотя без Боба мне, конечно, бывает очень одиноко.
Журналистка обратилась к Бобу:
— Говорят, вы в пятницу летите в Нью-Йорк?
Боб кивнул.
— Это как-то связано с тем, что, по слухам, вы собираетесь снимать «Тристана и Изольду»?
Боб расхохотался, но промолчал.
— Ходят также слухи, что вы уже подобрали актрису на роль Изольды. Могу я поинтересоваться, кто это?
— Нет, еще рано, — ответил Боб. — У нас были кое-какие планы, но окончательное решение еще не принято.
— А вы, миссис Мак-Элфри, тоже летите с мужем в Америку?
— Да, — ответила Линда. — Как правило, я не сопровождаю его в поездках, но на этот раз мы решили совместить полезное с приятным. Тем более что на ближайшие годы это, по-видимому, наша последняя совместная вылазка. — И она многозначительно посмотрела на мужа.
От ошеломленной Дженнин тем не менее не ускользнула тень смущения, отразившаяся на лице Боба.
— Наверное, постоянная занятость мистера Мак-Элфри служит главным препятствием вашему совместному отдыху? — поинтересовалась журналистка.
— Как правило, да, — с улыбкой ответила Линда, снова взглянув на Боба. Затем чуть наклонилась вперед, ее щеки зарделись. — Открою вам маленькую тайну, — сказала она. — В ближайшие годы нам с Бобом некогда будет особенно разъезжать, потому что в феврале мы ждем первенца.
— О Боже! — воскликнула Дженнин, позабыв о присутствии видеоинженера. Она резко вскочила. — Господи!
Где здесь телефон?
Изумленный инженер молча кивнул в сторону главного офиса.
Не чуя под собой ног, Дженнин кинулась туда. По счастью, в офисе никого не оказалось. Дженнин поспешно набрала номер. Элламария ответила не сразу.
— Элламария! — вскричала Дженнин.
— Да, Джен, я видела, — глухо отозвалась Элламария.
— Боже мой, но что делать? — ошеломленно спросила Дженнин. — Я просто ушам своим не верю. Ты это знала?
Элламария пропустила ее вопрос мимо ушей.
— Джен, ты можешь ко мне приехать? — безжизненно спросила она. — Боюсь, сегодня мне одной не продержаться.
Дженнин метнула взгляд на монтажный кабинет, откуда видеоинженер уже давно нетерпеливо махал ей. Она прекрасно понимала, что если сейчас уйдет, то поставит под угрозу свою новую программу. Проклятие, что же делать?
Она поспешно заговорила:
— Послушай, Элламария, я примчусь, как только освобожусь. Позвони пока Кейт — пусть она к тебе приедет.
Господи, Элламария, до чего же мне за тебя обидно!
— Мне тоже, — промолвила Элламария и положила трубку.


Поговорив с Дженнин, Элламария долго сидела, глядя на телефон. Затем собралась с духом и набрала номер Кент.
Чем могли помочь ей теперь подруги? Элламария понимала: Боба ей больше не видать. И чтобы окончательно развеять ее сомнения, он позволил Линде возвестить об этом на весь белый свет. Но подруги все-таки должны помочь ей пережить этот кошмар. Иначе и быть не могло.
Голос у Кейт был озабоченный.
— Ой, я опаздываю в аэропорт, — затараторила она. — Ник меня ждет в Нью-Йорке.
— А разве Дженнин тебе не рассказала?
— Нет, я не смотрела новости. А что? Что-нибудь случилось? Ничего — ну и слава Богу. Ты иногда какая-то странная бываешь. Послушай, Элламария, я заскочу к тебе по пути в аэропорт, хорошо? Нет, время у меня есть, рейс еще не скоро. Ой, как это мило с твоей стороны, я буду просто счастлива, если ты сама меня отвезешь. Ну ладно, мне надо собираться. Увидимся! — И Кейт бросила трубку.


Кэллоуэй отомкнул дверь квартиры Кейт своим ключом. Он запирал за собой дверь, когда Кейт промчалась мимо с охапкой одежды и скрылась в спальне.
Повесив пальто, Кэллоуэй зашел туда.
— Что ты задумала? — недоуменно спросил он, увидев на кровати раскрытый чемодан.
На мгновение Кейт насторожилась, затем продолжила укладывать одежду.
— Я лечу в Нью-Йорк.
— В Нью-Йорк? — озадаченно переспросил он, подходя ближе. — Тебя в командировку посылают, что ли? Надо же, ты даже словом об этом не обмолвилась.
Кейт вытащила из ящика кипу нижнего белья и засунула в чемодан.
— Нет, папа, я лечу к Нику.
У Кэллоуэя отвалилась челюсть.
— К Нику? — тупо переспросил он.
— Да, папочка, он ждет меня.
— Но я думал… — Кэллоуэй осекся, а Кейт начала складывать платье, отчаянно пытаясь унять дрожь в руках.
Кэллоуэй хмуро следил за дочерью, затем, не выдержав, подошел к ней.
— Не хочешь же ты сказать, — сбивчиво пробормотал он, — что после всего случившегося летишь к нему? После всего того, что он тебе сделал…
Пальцы Кейт непроизвольно сжались. Вот уж не ожидала она увидеть сегодня отца. Отчаянно стараясь отогнать прочь звенящие в ушах слова Дженнин, она медленно повернулась и посмотрела отцу в лицо.
— А что, по-твоему, он мне сделал, папочка? — терпеливо спросила она.
Кэллоуэй переменился в лице.
— Как… Господи, да неужели ты сама не понимаешь? — спросил он. — Или ты уже все забыла?
Кейт посмотрела на его родное и обожаемое лицо. Даже сейчас, уже твердо зная, что он наговорил Нику, она отказывалась в это верить. Но она разговаривала с Ником — он сам ей все это подтвердил. И еще сказал, чтобы она срочно летела к нему в Нью-Йорк.
— Только Бога ради не встречайся с отцом, — настаивал он. — Садись на первый же самолет и срочно вылетай сюда — я тебя встречу.
Именно так она и намеревалась поступить. Но вот теперь отец здесь, и, несмотря на гнев и смятение, Кейт понимала: она не может его оставить просто так. Какое бы зло он ни причинил ей, он оставался ее отцом — родным и безумно обожаемым.
Кэллоуэй шагнул к ней, и вопреки своей воле Кейт обняла его.
— Папочка, папочка! — воскликнула она, прижимаясь к нему. — Что происходит? Почему все они говорят такие ужасные вещи? Скажи мне, что это не правда. Пожалуйста, поклянись, что ты ничего этого не говорил.
— Ну будет тебе, будет, — утешал дочь Кэллоуэй, любовно гладя се по голове.
— Ну пожалуйста, — взмолилась Кейт. — Скажи мне, что все это не правда!
— А что тебе сказали? С кем ты разговаривала?
Почувствовав, что отец взял ее за руку, Кейт, внезапно охваченная отвращением, отпрянула.
— Нет! — нервно крикнула она. — Не смей ко мне прикасаться. Не смей… После всего, что ты успел… — Ее голос сорвался.
— Что с тобой, родная? — озабоченно спросил Кэллоуэй, снова пытаясь обнять дочь.
— Нет! — истошно завопила Кейт. — Они сказали…
Дженнин, Ник, все они говорят… Нет, нет, не приближайся ко мне. Ты не должен… Зачем ты приехал? Господи, и что со мной происходит? Я спешу на самолет, папа. Меня ждет Ник!
Кейт в отчаянии осмотрелась по сторонам. Ее обуревало безумное желание вырваться, но вместе с тем отчаянно хотелось упасть на грудь отцу и услышать от пего, что все это просто кошмарный сон. Ведь, согласись она принять правду как она есть, и все: се отношениям с отцом неминуемо придет конец. Больше они никогда не увидятся.
— Кейт! — произнес Кэллоуэй.
Кейт заглянула в его глаза и увидела в них только обожание и любовь, любовь, которую привыкла видеть с далекого детства.
Видя ее смятение, Кэллоуэй вновь протянул к ней руки.
Медленно, словно завороженная Кейт подалась к нему и позволила взять себя за руки.
— Вот умница, — ласково заговорил Кэллоуэй. — Сейчас мы с моей маленькой девочкой упакуем вещи и поедем домой, да? У меня внизу машина.
Кейт уткнулась в его плечо.
— О, папочка! — всхлипнула она. — Как все ужасно!
— Не плачь, моя маленькая. Все будет хорошо. Просто ты очень устала, вот и все. Тебе нужно как следует отдохнуть, побыть дома. Поехали!
Кейт подняла заплаканные глаза и посмотрела па него.
Могла ли она не верить отцу? Столько лет он всегда был рядом, выручал в трудную минуту. Нет, он единственный, на кого она может положиться. Подруги обманули ее, иначе и быть не могло. Ведь они уже однажды обманули ее тогда, с Джоэлем. Ее отец не способен на то, что они ему приписывают. Это было бы слишком чудовищно.
Перехватив беспомощный взгляд дочери, Кэллоуэй испытал такой прилив любви, что, полностью утратив всякую власть над собой, нагнулся и поцеловал Кейт прямо в губы.
Парализованная почти животным ужасом, она даже не сопротивлялась, чувствуя только, как губы отца все глубже впиваются в ее губы. Его рука властно поддерживала ее снизу за ягодицы, как в далеком детстве — с той лишь разницей, что теперь она уже совсем взрослая, и внутренний голос кричал ей, что это недопустимо, кощунственно, ужасно. То, что делал с ней отец, было чудовищно. Да, ведь он отец ей, а ласкает и целует как любовник.
— Нет! — Она резко высвободилась из его объятий. — Боже, ведь это мне просто снится, да? Почему ты так делаешь?
Кэллоуэй попытался схватить ее, но Кейт отпрянула.
— Не трогай меня! — завизжала она. — Господи, мне нужно бежать от тебя! Ник, где ты? Помоги мне. Ник!
— Кейт, не делай этого. — В голосе отца прозвучала мольба.
— Прекрати! Оставь меня.
Кэллоуэй взял чемодан и попытался стащить его с кровати, по Кейт ухватилась за пего с другой стороны.
— Отпусти! — потребовала она. — Не трогай чемодан!
— Кейт, — взмолился Кэллоуэй. — Выслушай меня!
Ты не должна лететь. Ты совершаешь ужасную ошибку.
Поверь мне, он тебя не любит.
— Любит! — закричала она. — Очень любит и хочет, чтобы мы были вместе. Отпусти же! т Она рванула к себе чемодан.
Однако Кэллоуэй оказался сильнее. Вырвав чемодан из ее рук, он бросил его на пол.
— Ты никуда не летишь! — жестко заявил он. — Ты остаешься со мной.
— Нет! — завизжала Кейт.
Кэллоуэй в бешенстве посмотрел на нее.
— Кейт, — хрипло выдавил он, — ты должна меня выслушать.
— Нет, нет, я не хочу тебя слушать! Уйди и оставь меня в покое! Ты и так уже причинил мне слишком много горя!
Она попыталась проскочить в кухню, но Кэллоуэй задержал се.
Схватив дочь за плечи, он заставил ее посмотреть на него.
— Ты не смеешь так поступить со мной, Кейт, — хрипло заговорил он. — Ты не должна меня бросать. Он никогда не заменит тебе меня. Не уезжай, родная. Я люблю тебя, Кейт. Больше жизни люблю. Ты это понимаешь?
Кейт в ужасе уставилась на него.
— Кейт. — Его голос звучал уже спокойнее, и, не чувствуя сопротивления со стороны дочери, Кэллоуэй снова привлек ее к себе и прижался к ее рту губами.
— Не-е-еет! — закричала она и изо всех сил оттолкнула его. Кэллоуэй отлетел к стене.
Кейт в ужасе увидела, что он вновь надвигается на нее. Кейт попятилась, вытянув перед собой руки, словно пытаясь от него заслониться. Она всхлипывала и шмыгала носом, умоляя отца оставаться на месте и не подходить к ней.
— Кейт, не смотри на меня так, — затравленно попросил Кэллоуэй. — Все будет хорошо, вот увидишь. Только послушайся меня, поедем домой.
— Не прикасайся ко мне!
Кэллоуэй взял ее за руки и прижал спиной к буфету.
— Ты ведь любишь меня, Кейт! — жарко зашептал он ей в ухо. — Любишь, я знаю.
— Нет! Оставь меня! — Кейт попыталась высвободиться, но тщетно — пальцы отца держали ее как клещи. И вдруг, заведя руки дочери за спину, он снова впился в ее губы жадным поцелуем. Не помня себя от ярости и отвращения, Кейт сумела отвернуться. Свободная рука Кэллоуэя начала шарить по ее блузке, тиская грудь и нащупывая пуговицы.
Кейт завизжала и, судорожно дернувшись, сумела вырваться.
Отбежав в конец кухни, она разрыдалась и принялась слепо выдвигать ящики кухонного шкафчика.
— Не подходи! — кричала она сквозь слезы, когда отец вновь начал приближаться к ней.
— Кейт!
— Нет, стой на месте! Пожалуйста, стой где стоишь!
Не подходи ко мне!
Но Кэллоуэй неотвратимо надвигался на нее.
Пальцы Кейт сомкнулись вокруг рукояти ножа. Она не глядя выбросила его вперед, надеясь напугать отца, но на долю мгновения опоздала — он уже навалился на нес.
Их вмиг обезумевшие глаза встретились. Лицо Кэллоуэя вдруг медленно исказилось в смертельной агонии. Он начал оседать на пол, оставив в руке полумертвой от ужаса Кейт окровавленный кухонный нож.
А несколько секунд спустя в дверь ее квартиры громко и требовательно постучали.
Прошло два часа, но Элламария так и не дождалась Кейт.
Впрочем, скоро должна приехать Дженнин, так что паниковать еще рано. Только бы не думать о Бобе, выбросить из головы мысли об этом совместном интервью с Линдой. Об ужасных словах, которые он произнес. Закрыть глаза, не смотреть по сторонам, ведь все здесь напоминает о нем. Но, сколько ни уговаривала себя Элламария, ничего не получалось.
Куда же запропастилась Дженнин? Почему до сих пор не приехала? Да и Кейт обещала заехать по дороге…
Минуты ползли, но долгожданного стука в дверь все не было. Элламария стояла у окна и разглядывала пустынную улицу.
Наконец ей пришлось примириться с мыслью, что к ней никто не приедет и в квартире, которую она привыкла считать своим домом и которая теперь стала совсем чужой, ей предстоит остаться одной.
Она сняла трубку телефона и набрала номер.
— Мамочка?
— О, Элламария, это ты! Как ты, милая?
— Я хочу к вам приехать, мамочка.
— Увы, милая, не получится. Разве я тебе не говорила?
Нет? Мы с папой уезжаем на три недели во Флориду. Да, конечно, передам привет. Ты просто так позвонила? Нет.
Хорошо, милая, скоро созвонимся. Пока..
Элламария почувствовала, что стоит уже на самом краю пропасти.


Небрежно сунув руки в карманы брюк, Мэттью медленно прохаживался по холлу квартиры Дженнин, то и дело осматриваясь, словно был здесь впервые.
Дженнин, скрестив на груди руки, следовала за ним по пятам, останавливаясь всякий раз, когда останавливался Мэттью, словно у них была экскурсия по картинной галерее.
Мэттью пришел раньше, чем она ожидала, и Дженнин пришлось встретить его в халате, с обмотанным вокруг головы полотенцем. То и дело поглядывая на часы, она нетерпеливо дожидалась, пока он объяснит, что ему надо, и уберется вон.
Наконец Мэттью толкнул дверь в гостиную и, подойдя к столу, уселся, вытянув вперед ноги. Дженнин это удивило: обычно он направлялся прямиком к бару.
Остановившись в нескольких шагах от него, Дженнин сказала:
— Давай быстрее к делу. Я тороплюсь.
— Я не возражаю, — ответил он. — Какое дело ты имеешь в виду?
— Не валяй дурака, Мэттью, — сказала она. — Ты ведь сам мне позвонил и напросился прийти. Сколько тебе нужно? Пятьдесят? Сто? Полторы сотни?
— Ах, какая щедрость! — пробурчал он себе под нос.
— Учти, это в последний раз, — сказала Дженнин. — Больше ты из меня ни пенса не вытянешь.
— Вот как? — приподнял брови Мэттью. — Стало быть, ты наконец решилась?
— Да.
— Прекрасно.
Дженнин не понравился его тон. Да и расслабленная и небрежная манера держаться была не в его характере.
— Ну так что?
Мэттью уставился на потолок, закусив нижнюю губу, словно что-то обдумывая.
— Я рад, что ты приняла такое решение, — сказал он наконец. — Оно прекрасно согласуется с моими планами.
Кстати, как продвигается твоя новая программа?
— Все уже почти на мази, — сухо ответила Дженнин. — Впрочем, тебе это наверняка известно.
Мэттью расхохотался.
— Ты права — я в курсе.
Дженнин снова нетерпеливо посмотрела на часы.
— А как насчет работы для меня? — осведомился Мэттью.
Дженнин пожала плечами:
— Безнадежно. Еще на прошлой неделе Билл взял своего человека. Моим мнением никто и не поинтересовался.
— Ну и ладно.
Дженнин настороженно посмотрела на него — такого ответа она не ожидала. Снова скрестив на груди руки, она спросила:
— Итак, в чем дело, Мэттью?
Убрав со стола локоть, Мэттью вновь засунул руку в карман.
— Как поживает Вики? — спросил он вдруг, ехидно ухмыльнувшись.
Дженнин замерла.
— Извини, — усмехнулся он. — Надо было раньше спросить. Очень невежливо с моей стороны.
Дженнин метнула на него испепеляющий взгляд.
— Ах ты мерзавец! — крикнула она, теряя самообладание. — Шантажист проклятый! Убирайся отсюда, вонючий ублюдок!
— Извини. — Мэттью сокрушенно помотал головой. — Я не хотел тебя огорчать. Считай, что я не говорил про Вики, ладно? Кстати, я ведь и словом не обмолвился, что она лесбиянка. Не упомянул и о любовных утехах, которым вы, кошечки, предаетесь по ночам. Так что давай считать, что я ничего не говорил.
Дженнин смотрела на него с нескрываемым презрением.
— Господи, как же ты меня ненавидишь, Мэттью! — глухо произнесла она.
— Кто — я? — вскинул брови Мэттью. — Нет, Джен, ты ошибаешься. У меня ты ненависти не вызываешь. Вот Мэгги — другое дело. Помнишь малышку Мэгги? Вот она тебя ненавидит, это верно. Просто растерзать тебя готова.
И не спрашивай почему. Я все твержу ей — не бойся Дженнин, Мэгги, ты не в ее вкусе. Но она все равно просто трясется, стоит только о тебе вспомнить. Ничего. — Он снисходительно махнул рукой. — Со временем пройдет.
— Ладно, твоя взяла, — процедила Дженнин. — Да, мы с Вики любим друг друга. Да, мы с ней спим вместе. Теперь ты счастлив? Я призналась. Ты удовлетворен?
— А ты, Дженнин?
— Господи, до чего же ты омерзителен!
— А ты нет? — ухмыльнулся Мэттью. — Впрочем, Бог с тобой, я не за этим сюда пришел. Нет, Джен, я пришел, чтобы попрощаться. — Он встал, прошел к дивану и уселся. — И даже принес тебе прощальный подарочек. — Он вытащил из внутреннего кармана пиджака коричневый конверт и протянул ей. — Вот, полюбуйся.
Дженнин не шелохнулась, и он положил конверт на стол.
— Мне торопиться некуда.
Дженнин посмотрела на конверт. Все-таки любопытство пересилило, и она, подойдя к столу, взяла конверт.
Заглянув внутрь и увидев первую же фотографию, она испустила сдавленный вопль. На мгновение ей даже показалось, что она теряет сознание.
— Славный городок Брайтон, верно? — злорадно ухмыльнулся Мэттью.
Лицо Дженнин стало бледным как полотно.
Мэттью нагнулся и, забрав у нее конверт, задумчиво повертел его в руках. Потом сказал:
— Слушай, а что, если показать эти карточки Вики? Чтобы знала, как развлекается наша Дженнин. Кстати, у меня есть еще один такой набор, так что я могу оставить этот тебе, чтобы вы с Вики полюбовались ими вместе. И ответь мне, Джен, удовлетвори любопытство — вы, лесбиянки, возбуждаетесь, глядя, как двое парней трахают одну бабу?
В горле Дженнин так пересохло, что она даже не узнала собственный голос:
— На этих фотографиях ты не заработаешь, Мэттью, и ты сам это понимаешь. Ни одна газета их не напечатает.
Им просто не позволят.
— Нет, Джен, я с тобой не согласен, — вздохнул он. — Целиком, конечно, не напечатают, но фрагментами… Почему бы и нет? Есть и другие способы. Журналы, разные порнографические издания… Правда, вот беда, тираж у них невелик. А ты ведь хочешь быть знаменитой, Дженнин. Извини, но тут уж ничем помочь не могу. Точнее, не хочу.
Впрочем, так и быть, в порнографические журналы я эти снимки отдавать не стану. Лучше перешлю их по другому адресу. Собственно говоря, адрес ты можешь прочесть и на конверте, он уже надписан. — С этими словами он протянул конверт Дженнин.
Оглушенная биением собственного сердца, Дженнин лишь беспомощно посмотрела на него.
— Что ж, — пожал плечами Мэттью. — Если желаешь, я могу и сам зачитать. — Перевернув конверт, он начал:
— Холлсингер-стрит, 23, Оук-Крест, Йоркшир…
— Не-е-еет! — не своим голосом закричала Дженнин.
Тигрицей кинувшись к Мэттью, она выхватила у него из рук конверт и разорвала в клочки.
— Ничего страшного, — ухмыльнулся Мэттью, доставая из кармана другой конверт, точь-в-точь такой же, как и первый.
— Ах ты, скотина поганая! — закричала Дженнин. — Подонок! Что они тебе сделали?
— Твои родители? — переспросил Мэттью. — Насколько я помню, ничего. Просто я подумал, что им будет интересно узнать, как развлекается их обожаемая дочь в славном городе Лондоне. Или в данном случае в славном городке Брайтоне.
Кровь застыла у Дженнин в жилах.
— Откуда ты узнал адрес?
— О, Джен, для этого не нужно быть Шерлоком Холмсом, — презрительно ухмыльнулся Мэттью. — От Мэгги, конечно. От милой крошки Мэгги. Кстати, у нее тоже есть набор этих фотоснимков. Пожалуй, она отправит их своей матери. Та ведь, кажется, живет недалеко от твоих предков?
Губы Дженнин брезгливо скривились.
— Да, Вики точно тебя охарактеризовала. Ты мерзкий, подлый выродок и отъявленный садист!
— Ах, так мы снова вспомнили славную крошку Вики!
Да, про нее мамочка еще не знает. Пожалуй, нужно черкануть ей письмишко и написать про ваши шалости. — Он встал и упрятал конверт во внутренний карман. — Что ж, ты, кажется, торопишься? Тогда я пойду. Хотел просто заскочить и попрощаться. Пока, Дженнин. Желаю удачи!
— Стой, Мэттью! — прошипела Дженнин. — Замри на месте и не двигайся!
Он обернулся ухмыляясь.
— Хочешь попрощаться?..
— Конверт, Мэттью! — твердо сказала Дженнин. — Отдай его мне. — Ее пальцы, сомкнувшиеся на рукояти пистолета, побелели от напряжения.
Ухмылка сползла с физиономии Мэттью.
— Давай его сюда, Мэттью.
— Ты не посмеешь, — презрительно процедил он. — Кишка тонка. Да и потом, он почти наверняка не заряжен.
— У тебя есть только один способ это проверить, Мэттью. Давай конверт!
— Дженнин, лапочка, — издевательским тоном начал он. — Пошла ты в задницу!
— Я не шучу, Мэттью. Отдай мне конверт и можешь идти. В противном случае я тебя не выпущу.
— Ты что, взбесилась? Ты отлично знаешь, что не убьешь меня. Представляешь, как это скажется на твоем драгоценном имидже? Нимфоманка, лесбиянка и вдобавок — убийца! Да если ты меня убьешь, все выплывет наружу. Ты хоть об этом подумала?
Дженнин не шелохнулась. Черный немигающий зрачок дула пистолета смотрел в лицо Мэттью.
— Убери его, киска! Будь умницей. Ты ведь все равно не выстрелишь. Ты, конечно, извращенка, но не дура. Посмотрела бы на себя со стороны — в жизни не видел более жалкого и трогательного зрелища. Ну давай, стреляй! Хочешь, я даже руки подниму…
— Замолчи! — завизжала Дженнин.
— Стреляй, сучка! Стреляй, и мой призрак будет тебя преследовать до конца твоих дней. Давай же, стреляй!
— Дженнин, не смей! — раздался истошный крик Вики, неслышно появившейся в дверях.
Грохнул оглушительный выстрел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Классная штучка - Льюис Сьюзен



Мне книга понравилась очень, классно написана.
Классная штучка - Льюис СьюзенЛаньер
18.10.2011, 17.13





Тоже штучка и тоже классная http://magall.ru/
Классная штучка - Льюис СьюзенШтучка
27.08.2012, 19.10





Книга интересная, но ГГ заканчивает жизнь самоубийством. rnСюжет о 4-х подругах, в жизни которых разные перепитии. Она "больна" в части секса, у другой сложные отношения с отцом, у третьей есть ребенок но не мужа и она в поисках. а у Элламария (ГГ) вроде бы есть все - и работа, и мужчина женатый, НО...
Классная штучка - Льюис СьюзенЮлия
25.06.2013, 7.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100