Читать онлайн Классная штучка, автора - Льюис Сьюзен, Раздел - Глава 35 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Классная штучка - Льюис Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.52 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Классная штучка - Льюис Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Классная штучка - Льюис Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Льюис Сьюзен

Классная штучка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 35

Положив телефонную трубку, Эшли посмотрела на стену. Ее взгляд остановился на картине, подаренной тремя ее подругами. «Маленький пустячок для украшения твоего нового пристанища» — так выразилась о нем Элламария.
Вскрыв упаковку и обнаружив внутри изумительную репродукцию картины Клода Моне, Эшли не смогла сдержать слез умиления. Господи, как ей недоставало ее подруг!
Покосившись на Кита, она вздохнула — его лицо было по-прежнему искажено гневом.
— Это Конрад, — пояснила она, мотнув головой в сторону телефона. — Мы должны в восемь утра встретиться у него в кабинете перед поездкой к Дэвиду Берджессу.
— Понятно, — процедил Кит. — Стоит только боссу свистнуть, и Эшли несется со всех ног.
— Но он ведь и в самом деле мой начальник, — сказала Эшли. Ей уже не терпелось остаться одной. День выдался на редкость утомительный, а Кит все еще не собирался возвращаться к себе в отель.
— Только начальник, Эшли? Или уже нет?
— Я даже не хочу отвечать тебе.
— И теперь так будет всегда, да? — продолжил Кит. — Стоит ему свистнуть, и ты помчишься к нему на всех парах? Учти, Эшли, если это так, то ты совершаешь большую ошибку. Ты хоть подумала об Алексе? Какую жизнь ты ему уготовила? Предупреждаю: не вздумай даже мечтать о том, чтобы забрать его из школы и перевезти сюда. Поняла?
— Между прочим, мне решать, где ему учиться! — запальчиво возразила Эшли, не зная, как побыстрее закончить этот разговор. — Или ты забыл о решении суда?
— Не забыл, но сделаю все возможное, чтобы его изменить, — процедил Кит. — Уж будь уверена.
Эшли слегка побледнела.
— Послушай, если все пойдет по намеченному плану, то мне здесь работать еще лет пять, а то и больше. Я не хочу, чтобы мальчик рос без матери.
— Какая же ты все-таки эгоистка! — покачал головой Кит. — Значит, без отца ему расти можно, да?
— Ты ведь всегда можешь с ним видеться, сам знаешь.
— Вообще-то Нью-Йорк — это не Вест-Энд, — усмехнулся Кит.
— Мы с ним сами будем прилетать, — напомнила Эшли. — Навещать бабушку и дедушку.
— Господи, Эшли, ну почему ты никогда не думаешь обо мне?
— Не кричи, Кит, разбудишь Алекса.
— Эшли, но ведь он англичанин! Он родился и вырос в Англии. Неужели тебе безразлично, что станется с ним здесь?
— Ну конечно, небезразлично, хотя я не придаю этому большого значения. Главное, чтобы он был здесь. Со мной.
— С тобой! — выкрикнул Кит. — Да ты только и думаешь что о работе и своем паршивом агентстве! У тебя и времени-то на него не остается!
— Не правда!
— Вот как? И сколько же времени ты можешь ему уделять? Какой-то жалкий час вечером раз или два в неделю, если не задерживаешься на работе? А по ночам, когда ты шляешься где-то со своим Конрадом Фрезером, ты тоже думаешь об Алексе?
— Ни с каким Конрадом Фрезером я, как ты выразился, по ночам не шляюсь. Это случилось один-единственный раз, в прошлый четверг, в связи с совершенно официальным мероприятием.
— А как насчет бейсбольных матчей, на которые твой драгоценный Конрад таскает вас с Алексом? — прошипел Кит. — Моего сына и мою жену!
— Я не твоя жена, — возразила Эшли.
— Вот как? — ощетинился Кит. — А почему тогда ты до сих пор носишь мое обручальное кольцо?
Эшли кинула взгляд на свою левую руку. Она и сама толком не знала, почему продолжала носить кольцо. Возможно, ради Алекса. Только теперь она поняла, насколько это нелепо: какая разница, носит она кольцо или нет? Осознав это, Эшли молча сняла кольцо с пальца и протянула Киту.
— Спасибо, — криво усмехнулся тот. — Можешь оставить его себе. Или ты освобождаешь место для подарка от Конрада Фрезера?
Глаза Эшли засверкали.
— Замолчи, Кит, прошу тебя!
— Крепкий оказался орешек этот Фрезер, да? — не унимался Кит. — Даже тебе не по зубам. По сравнению с ним Джулиан — жалкий провинциал.
— Господи, да сколько же надо тебе повторять: между мной и Конрадом никогда ничего не было и не будет!
— Ага, значит, он по чистой случайности нагрянул к нам на уик-энд и увез Алекса кататься верхом?
— Кит, прекрати! — Эшли не собиралась больше с ним пререкаться. Обсуждать будущее Алекса и его грядущий переезд в Нью-Йорк было неизбежно, но вот беседовать с бывшим мужем о Конраде Фрезере она не собиралась. Как, впрочем, и с кем-либо еще.
— В общем, так, Эшли, — отчеканил Кит. — Заруби себе на носу: Алекс сюда не приедет и в Нью-Йорке жить не будет. Это мое последнее слово.
— Твое — возможно. Кит, — твердо сказала Эшли. — Но не мое.
— Я подам в суд, чтобы тебя лишили родительских прав, — заявил Кит. — С такой матерью мальчик оставаться не может.
— Не говори глупости. Кит, — поморщилась Эшли.
— Я просто хотел честно тебя предупредить, — сказал Кит. — Сразу же по возвращении в Англию я затеваю процесс. В Америку я Алекса не отпущу. И тебе придется пересекать Атлантику, когда ты захочешь его увидеть, а не мне.
Эшли побелела. По изменившемуся лицу Кита она поняла, что он вовсе не шутит. При мысли о судебном разбирательстве она похолодела. Господи, только этого ей недоставало!
— Тебе никогда не победить, — сказала она. — Вспомни свое прошлое. Ни один судья в здравом уме не присудит тебе ребенка. Не говоря уж о том, что ты психически неуравновешен..
— А ты, что ли, устойчива? — презрительно фыркнул Кит. — Едва пришла пора принять решение — и ты удираешь в Америку! А куда ты побежишь потом, когда Конрад бросит тебя, выпотрошив наизнанку? Со мной Алекс хотя бы получит нормальное образование, да и жить будет в человеческой обстановке — среди родных и близких. А что ты ему можешь предложить? И после этого ты можешь называть себя матерью?
— Он мой сын! — запальчиво выкрикнула она. — И никому не отобрать его у меня! Вбей это в свою дурацкую башку!
— Он и мой сын, Эшли, — вкрадчиво возразил Кит. — И никому, и уж тем более тебе, не отобрать его у меня! Вот так-то.
— Господи, неужели ты и в самом деле хочешь, чтобы та грязная история снова выплыла наружу? Чтобы на судебном заседании вновь вспоминали отца — пьяницу и бабника, который в тот самый день, когда ребенок появился на свет, бросил семью и отправился по шлюхам? А ведь Алексу уже восемь лет, Кит. Ты хочешь, чтобы он все это слышал? Чтобы он понял, каков ты на самом деле? А ведь он поймет, Кит, он уже большой.
— Ах ты, гадина! — взревел Кит. — Ты на все готова, чтобы своего добиться, да?
— Да, если хочешь знать, я не желаю, чтобы он рос рядом с тобой! — вскричала Эшли. — Ты… ты не то, что ему нужно. Кит. Ты неудачник!
Кит занес руку, чтобы ударить ее, но Эшли даже глазом не моргнула.
— Валяй, бей меня, Кит. Покажи, на что ты способен.
Сам видишь — ты ни капли не изменился. Горбатого могила исправит. Я костьми лягу, но не отдам тебе ребенка!
— Ты об этом пожалеешь, Эшли. — процедил он. — Горько пожалеешь!
— Ничего у тебя не выйдет, — устало вздохнула Эшли. — И ты это отлично знаешь.
— Лучше позаботься о том, чтобы он побыстрее вернулся в Англию. Пока не поздно. И запомни — в Нью-Йорке жить он никогда не будет. Никогда, поняла?


Элламария понуро бродила по опустевшему театру. С пятницы она не только не видела Боба, но он даже ни разу не позвонил ей. Они договорились, что в субботу, поговорив начистоту с женой, он вернется. Ну, в крайнем случае в воскресенье. Однако сегодня уже был понедельник, а от Боба по-прежнему не было ни слуху ни духу.
Элламария много раз звонила ему домой, но там не брали трубку. В загородный же дом Мак-Элфри, как ей этого ни хотелось, Элламария звонить не стала. И вот теперь, не зная, куда деваться, она пришла в театр. Она и сама не ожидала увидеть здесь Боба, но тем не менее, услышав от его секретарши, что Боб не показывался, Элламария окончательно пала духом.
С каждой минутой се страх возрастал. Неужели он передумал? Или что-то случилось с Линдой? Может, ей стало плохо и он за ней ухаживает? Успокаивает ее? Может, она пригрозила свести счеты с жизнью? Тогда понятно, почему он задержался. Элламария отчаянно терзалась, не зная, что и подумать.


Ник не ожидал от этой встречи ничего хорошего. Более того, он ее смертельно боялся. И вот теперь, оказавшись лицом к лицу с отцом Кейт в его домашней библиотеке, он понял, что его худшие опасения подтверждаются.
Лицо Кэллоуэя казалось непроницаемым, но Ник, опытный актер, видел, что за холодным взглядом таится враждебность. Кейт куда-то скрылась, оставив мужчин с глазу на глаз, а миссис Кэллоуэй вообще не выходила из своей комнаты.
— Присядьте, — холодно предложил Кэллоуэй, кивком указав на кресло.
— Благодарю.
Обогнув стол. Ник прошел к камину, по обеим сторонам которого стояли вычурные кресла в стиле неорококо, и сел. Кэллоуэй устроился напротив.
— Наверное, вы знаете, почему я приехал, — начал Ник.
Кэллоуэй склонил голову набок, но не ответил.
— Это насчет Кейт.
— Да.
— Мы с ней хотим пожениться.
В который раз Ник поразился очевидной нелепости своего приезда — в его-то положении и возрасте ездить свататься! Но Кейт на этом настояла.
— Понимаю, — сказал Кэллоуэй.
Ник неловко заерзал в кресле. Кэллоуэй, несомненно, понимал его затруднения, но не собирался ему помочь. Ник прокашлялся и добавил:
— Кейт хотела, чтобы мы с вами об этом поговорили.
Кэллоуэй кивнул.
— Думаю, — продолжал Ник, — что вы хотели бы знать, на какой день назначена свадьба.
Чуть помолчав, Кэллоуэй ответил:
— Не очень.
Ник всмотрелся в него, надеясь прочесть его мысли, но лицо отца Кейт Оставалось непроницаемым.
— Значит ли это, что вы на нее не придете?
Кэллоуэй, казалось, задумался. Затем сказал:
— Да, наверное, вы можете это понять именно так.
— Надеюсь, вы понимаете, насколько ваше присутствие в такой день важно для Кейт?
И снова лоб Кэллоуэя омрачился.
— Возможно, — сказал он наконец. — Скажите, мистер Гоу, верно ли я понял: вы спрашиваете разрешения на брак с моей дочерью?
— Да, — кивнул Ник.
— А что, если я откажу вам?
— Кейт уже вышла из того возраста, когда дети нуждаются в родительской опеке.
— Понимаю. — Кэллоуэй встал и медленно подошел к стоявшему в углу бару. — Хотите выпить, мистер Гоу? — спросил он. — Виски?
Если бы не Кейт, Ник бы, поблагодарив, поднялся и ушел. Однако в данной ситуации…
— Чуть-чуть, пожалуйста.
Кэллоуэй налил виски и передал стакан Нику.
— Насколько я понимаю, Кейт уже дала согласие? — спросил он.
— Разумеется, — ответил Ник.
— Что ж, это вполне объяснимо, — вздохнул Кэллоуэй, снова усаживаясь в кресло.
— Мы любим друг друга, — ляпнул Ник, но тут же проклял себя за глупость.
— Не сомневаюсь, — сухо произнес Кэллоуэй.
— Так вы не дадите своего согласия?
Кэллоуэй поднес стакан к губам, осушил его почти наполовину и ответил:
— Да, ничего другого мне не остается.
— Могу я поинтересоваться почему?
— Можете.
Кэллоуэй снова встал и, подойдя к окну, остановился, глядя на зеленую террасу сада. Несколько минут он стоял неподвижно, не произнося ни слова. Ник терпеливо ждал.
— Вы многого не знаете о нашей семье, мистер Гоу, — сказал Кэллоуэй.
В самом тоне его был? нечто такое, отчего по спине Ника побежали мурашки.
— Не знаю даже, — продолжил Кэллоуэй, — стоит ли вам об этом говорить.
— Что бы это ни было, — храбро заявил Ник, — ничто не изменит моего желания жениться на Кейт.
Кэллоуэй вернулся к своему креслу и, усевшись, уставился в пустой камин.
— Вам, должно быть, кажется, что вы уже хорошо знаете Кейт, — произнес он. — Верно? Вы считаете, что вам уже все о ней известно.
— Самое главное я знаю, — сказал Ник.
— Вот как? — Кэллоуэй приподнял брови. — Что именно?
— То, что я люблю ее. Вам этого достаточно?
— Нет. — Кэллоуэй медленно покачал головой. — Совершенно недостаточно.
Терпение Ника лопнуло:
— Я пришел сюда не для того, чтобы выслушивать ваши туманные размышления, а лишь потому, что Кейт настояла на этом. По мне, мы давно бы уже поженились.
— Еще виски? — спросил отец Кейт.
— Нет, благодарю.
Кэллоуэй тем не менее взял с камина его стакан, прошел к бару и, наполнив его, протянул Нику.
— Возьмите, — сказал он.
Не найдясь, что возразить, Ник принял из его рук виски.
— Итак, как я уже упоминал, — произнес Кэллоуэй, усаживаясь, — вы многого не знаете о нашей семье, мистер Гоу. Но теперь, поскольку иного выхода у меня нет, я должен вам рассказать.
Ник пристально посмотрел на него, но лицо отца Кейт оставалось бесстрастным. Чуть помолчав, Кэллоуэй произнес:
— Мистер Гоу, вы не можете жениться на моей дочери.
Ника как током ударило. Подавшись вперед, он твердо заявил:
— А я говорю, что женюсь на ней!
— Желание и возможности — разные понятия, мистер Гоу, — сказал Кэллоуэй. — Я утверждаю, что вы не можете жениться, а вы говорите, что женитесь. Сейчас я объясню вам эту разницу. Дело в том, что Кейт и в самом деле может выйти за вас, тогда как вы жениться на ней не сможете. Дело в том, что Кейт причину знает, тогда как вам она неизвестна.
— Мистер Кэллоуэй! — заговорил Ник, отчаянно стараясь сдерживаться. — Меня, признаться, немного утомили ваши шарады. Ближе к делу, пожалуйста.
— Пожалуйста, — вздохнул Кэллоуэй, глядя на свой стакан. — Вы не можете жениться на Кейт, потому что она влюблена в меня.
Кровь отхлынула от лица Ника. Он ошалело уставился на сидящего напротив мужчину.
— Вы спятили!
— О нет, — криво усмехнулся Кэллоуэй. — Я в здравом уме, однако то, что я вам сказал, к величайшему сожалению, чистая правда.
— Вы лжете! — взорвался Ник, уже не скрывая отвращения. — Кейт не может быть влюблена в вас, это вы в нес влюблены! В собственную дочь. В свою плоть и кровь. Я знал это, но отказывался верить. Я просто не мог даже заставить себя поверить, что такое возможно, но теперь…
Боже, какая мерзость! Это ведь вы ей названивали все время, да?
Кэллоуэй, казалось, смешался.
— Названивал?
— Ну да! Звонили ей домой и наговаривали всякую похабщину. Раскрывали свои самые низменные желания.
Превратили се жизнь в настоящий ад.
— Это она вам сказала? — вздохнул Кэллоуэй. — Что ж, наверное, решила, что так будет лучше.
— Что вы несете! — закричал Ник. — Она даже не подозревала, что это вы!
— Прошу вас, не надо так громко, — поморщился Кэллоуэй. — Она прекрасно знала, что это я. Просто иногда я звонил в присутствии ее подруг или знакомых, вот и приходилось прикидываться.
— Это ложь! — вскричал Ник. — Я сам при этом присутствовал. Я видел ее лицо. Она была в полном ужасе.
Она просто затравлена.
— Да, она панически боялась, что кто-нибудь узнает правду.
Ник соскочил с кресла и нервно заходил по комнате.
— Видит Бог, Кэллоуэй, вы просто ненормальный. Ведь Кейт, безусловно, даже об этом не догадывается, верно?
Она и не подозревает, что ее собственный отец таким образом удовлетворяет свои сексуальные прихоти. Нет, я должен во что бы то ни стало спасти ее от вас.
Кэллоуэй улыбнулся:
— Я вам не советую. Не говоря уж о том, что она сама не согласится уйти от меня. Возможно, вам легче будет это осознать, если я раскрою вам подлинную причину ее согласия на ваш брак. Законный муж придаст ее жизни то прикрытие, которое ей так необходимо. Точнее, нам с ней.
Хотя лично я считаю эту предосторожность излишней.
— Господи, кошмар какой-то! — вскричал Ник. — Я просто ушам своим не верю!
— А напрасно, — пожал плечами Кэллоуэй. — Надеюсь, теперь вы сами понимаете, что не можете жениться на Кейт?
Ник молча уставился на него. Ему вдруг показалось, что он утратил дар речи.
— Задайте себе вопрос: согласны ли вы жить с женщиной, которая любит другого? — продолжил Кэллоуэй. — Можете ли принять женщину, которая спит с собственным отцом? Разумеется, нет. Такое просто немыслимо.
— Вы подлый, низкий лжец! — Ярость душила Ника. — Кейт — чистая душа!
— Мистер Гоу, — вздохнул Кэллоуэй. — Кейт — моя.
Она уже давно принадлежит мне. Чего у нас с ней только не было! Никто не в силах помешать нашей любви, даже вы. Если желаете, можете проверить, хотя предупреждаю — этот урок будет вам дорого стоить. В ваших же интересах пощадить психику Кейт и избавить ее от этих мучений. Ей и так слишком тяжело, бедняжке. Только знайте: все, что она делает, — это ради меня. Надеюсь, вы уже и сами это осознали. Даже тот трагический роман с Джоэлем Мартином — и на это она пошла ради меня. Она хотела, чтобы у нас с ней был ребенок. Очевидно, что своего ребенка мы иметь никак не могли, поэтому и понадобился Мартин.
Кто-то ведь должен был признать себя отцом, чтобы отвести от нас подозрение. Вот почему она потом дошла до того, что сама похитила чужого ребенка. — Лицо Кэллоуэя казалось опечаленным; он не отрывал глаз от камина. — После печальной истории с Мартином я пообещал ей, что рано или поздно у нас будет свой ребенок, вот она, бедняжка, и решила ускорить то, о чем так мечтала. — Он поднял голову и посмотрел на Ника. — А теперь согласилась выйти за вас. По одной-единственной причине, чтобы вы подарили ей этого ребенка. На этом ваш брак и оборвется. Она уйдет от вас и принесет ребенка мне.
— Я вам не верю, — срывающимся голосом сказал Ник.
Несмотря на всю чудовищную абсурдность, было в сказанном нечто, придававшее словам этого человека какую-то извращенную достоверность.
— Хотите, я позову ее сюда? — предложил Кэллоуэй. — Я надеялся, что сумею и сам убедить вас и избавить Кейт от этого испытания, но если вы мне не верите…
Ник устремил на него испепеляющий взгляд.
— Интересно, вы понимаете, что за такие вещи сажают в тюрьму? — спросил он.
Кэллоуэй печально покачал головой.
— Напомнить вам, из-за чего завязался этот разговор? — осведомился он.
Ник отвернулся и уставился на стену.
— Все это не правда, — неуверенно сказал он. — Не может такое быть правдой.
Он обращался скорее к себе, нежели к Кэллоуэю. Ник и сам не заметил, как очутился у окна. Кейт он увидел в — конце сада; она сидела на берегу ручья и смотрела на воду.
Ее лицо было прекрасным и невинным как у младенца.
— Вы уж извините меня, — сказал Кэллоуэй. — Я понимаю, каково вам. Я ведь тоже люблю ее.
— Замолчите! — закричал Ник. — Я не хочу ничего слышать! Вы — чудовище! Я не верю и никогда не поверю этим бредням! Позовите ее сюда — пусть она сама мне это скажет. Если это правда, я уйду и никогда не вернусь. Но только в том случае, если Кейт сама подтвердит сказанное вами.
— Что ж, — вздохнул Кэллоуэй, вставая. — Дело ваше.
Вы уверены, что хотите этого?
Ник заставил себя кивнуть.
— Тогда подождите здесь.
Стоя у окна. Ник смотрел, как Кэллоуэй идет по саду к ручью. Его сердце колотилось, словно птичка об оконное стекло. Он увидел, как Кейт подняла вверх руки и отвернулась. Затем снова обернулась и закричала на отца. Потом забарабанила кулаками по его груди, а Кэллоуэй попытался обнять ее. Тогда Кейт оттолкнула его и решительно направилась к дому; Нику казалось даже, что он видит, как по щекам ее катятся слезы. Кэллоуэй двинулся следом за дочерью.
— Почему? — услышал Ник возглас Кейт. — Почему?
Больше Ник ничего не слышал — отец с дочерью были еще слишком далеко. Кэллоуэй пытался что-то сказать — Кейт, очевидно, не желала его слушать. Потом она упала на колени и принялась в отчаянии колотить по земле кулаками.
Кэллоуэй опустился на землю рядом с ней и снова попытался заключить Кейт в объятия, но она оттолкнула его.
Однако слова отца, похоже, уже начали доходить до нее — Кейт смотрела на него во все глаза. Потом она легла на спину, а Кэллоуэй уселся рядом, загородив Кейт от Ника И вдруг прямо на глазах у Ника руки Кейт взлетели вверх, обвили шею отца, и Ник словно зачарованный увидел, как губы отца и дочери слились в глубоком поцелуе.
Этого он уже вынести не мог. Пулей вылетев из дома, Ник вскочил в машину и на бешеной скорости умчался прочь. Во рту у него стояла горечь, а к горлу подступила нестерпимая тошнота. Он был потрясен до глубины души.
А в саду, уткнувшись заплаканным лицом в отцовское плечо, Кейт с разрывающимся сердцем выслушивала сбивчивые объяснения Кэллоуэя — убитый горем отец и сам не понимал, почему Ник наотрез отказался жениться на его дочери.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Классная штучка - Льюис Сьюзен



Мне книга понравилась очень, классно написана.
Классная штучка - Льюис СьюзенЛаньер
18.10.2011, 17.13





Тоже штучка и тоже классная http://magall.ru/
Классная штучка - Льюис СьюзенШтучка
27.08.2012, 19.10





Книга интересная, но ГГ заканчивает жизнь самоубийством. rnСюжет о 4-х подругах, в жизни которых разные перепитии. Она "больна" в части секса, у другой сложные отношения с отцом, у третьей есть ребенок но не мужа и она в поисках. а у Элламария (ГГ) вроде бы есть все - и работа, и мужчина женатый, НО...
Классная штучка - Льюис СьюзенЮлия
25.06.2013, 7.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100