Читать онлайн Спелое яблоко, автора - Льюис Пола, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Спелое яблоко - Льюис Пола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Спелое яблоко - Льюис Пола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Спелое яблоко - Льюис Пола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Льюис Пола

Спелое яблоко

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Марианна вышла из душа, на ходу обматывая голову полотенцем, и уселась на кровати. Сил совершенно не осталось ни на что. В голове полная пустота, руки и ноги как ватные, ломота в пояснице. Ну, прямо как семидесятилетняя старуха. Как будто ее заколдовала какая-то злая фея, превратив всего за четыре дня юную и цветущую красавицу в старую развалину. Даже в зеркало на себя смотреть не хочется. Страшно.
Она устало вытянулась на кровати, прямо поверх одеяла, надев только трусики. И то только лишь потому, что не могла вспомнить, закрыла ли она дверь, когда входила в комнату. Но встать и проверить было просто невмоготу. Ладно, и так сойдет. Кому она нужна в этой глуши. Не прискачет рыцарь на вороном коне с шелковой лестницей в руках, чтобы забросить ее к Марианне на балкон. И некому петь любовные серенады и баллады под ее окном от заката до восхода солнца. И даже разбойники не ворвутся, чтобы покуситься на ее честь и скудную наличность в ящике письменного стола. Совершенно одинокая, всеми забытая и покинутая. Даже плакать хочется от грусти и жалости к себе самой. И такая метаморфоза всего за несколько дней. Но зато каких!
Ровно четверо суток тому назад, в это же время, начались первые часы ее автономного плавания в бушующем море незнакомых ранее проблем и неприятных неожиданностей. Когда она вернулась из больницы в Слайго, проводив тетушку в местную городскую обитель современных Гиппократов. Мать предлагала устроить сестру в больницу в Дублине, но та отказалась. Заявила, что доверяет только знакомым врачам, у которых лечилась всю жизнь, а не столичным проходимцам, которые только деньги умеют выжимать из несчастных больных. У них много апломба и снобизма, а не практических знаний. Любой сельский лекарь – универсал по сравнению с ними, настоящая ходячая энциклопедия прикладного медицинского искусства.
И вот взошла она, Марианна, как утренняя заря, на этот застывший на берегу моря корабль пансионата, приняв на себя всю полноту власти и управления. Причем сразу и в качестве капитана корабля, и в качестве штурмана, попутно дополняя поредевшую команду матросов. Как оказалось, это был не путь к триумфу, усыпанный розами, а тернистый путь на эшафот, на крестовые муки. К тому же в комплексе с интересным психологическим эффектом. Жаль только, что наблюдать его приходится не со стороны.
Пока тетушка водила ее по пансионату с ознакомительной «экскурсией», добросовестно обо всем рассказывая и показывая, вроде все было ясно и понятно. И даже какое-то время казалось, что она с этим вполне сможет справиться. Конечно, она понимала, что это будет не просто. Знала, что придется и побегать, и попотеть, и даже поскрипеть мозгами, совмещая в одном лице обязанности строгой домоправительницы и работящей Золушки.
В принципе, с теми вопросами, по которым проводился инструктаж, действительно, можно было бы справиться самостоятельно. Даже с таким весьма непростым, нудноватым и скучным занятием, как ведение бухгалтерского учета. Во всяком случае, она надеялась, что за время отсутствия тетушки не запутает этот учет настолько, что нельзя будет потом разобраться и навести в нем порядок.
А вот на практике весьма острые и порой просто неразрешимые проблемы возникли в первый же день, даже в первые утренние часы. Причем основной удар ждал ее совсем с другой стороны, как она и предполагала. Самым трудным оказалось общение с клиентом. С Привередливым и Несносным Клиентом. С Постояльцем, на Которого Совершенно Не Действует ее Природное Девичье Обаяние и ее Милое и Разумное Щебетание. Общение с этими многочисленными и разнообразными клиентами, единой задачей которых в жизни, как представлялось, было вывести ее из себя и хорошенько покуражиться над ней, поглумиться над ее неопытностью, неловкостью, неумением и незнанием элементарных вещей в гостиничном бизнесе.
Про это коварная тетушка ее не информировала. Может быть, просто не хотела пугать и омрачать жизнь Марианны заранее. Да если бы и сказала, она бы ей не поверила. С ее профессиональными знаниями и университетским дипломом не суметь найти контакт с людьми? Нонсенс. К тому же знаменитый постулат «клиент всегда прав», с которым она была вполне согласна в прошлом, общаясь с обслуживающим персоналом в магазинах, кафе, на вокзалах и в тех же самых гостиницах, на практике, в новых изменившихся условиях, как-то сразу стал выглядеть очень сомнительным.
То есть, когда ты сама оказываешься с другой стороны прилавка, как бы по другую сторону баррикады. А главное, в положении весьма ущербном для самолюбия. Своеобразное испытание на самообладание и выдержку, на соблюдение библейских заповедей о смирении, об обуздании гордыни. Мыть ноги прокаженным и прочим сирым и убогим. Когда ударят по одной щеке, подставлять другую. Прощать обиды, ибо обидчики сами не ведают, что творят и т. д.
Интересно, до какой степени самоунижения и долготерпения может дойти человек? И ради чего? Во имя каких это идеалов и святынь? Не хотелось бы это проверять на себе. С какой это стати она должна покорно, ни свет, ни заря, выслушивать нарекания какого-то идиота по поводу того, почему его не разбудили в шесть утра, как он просил? Подумаешь, у него будильник сломался. А что, он не мог этот будильник вовремя сдать в ремонт? Или включить в работу свои биологические часы? У каждого нормального человека они существуют и исправно функционируют. Надо лишь умело ими пользоваться.
Мог бы просто вежливо обратиться за бесплатной консультацией. Она бы разъяснила. Вежливо. В популярной форме, простыми и доступными словами. Ничего сложного. Перед сном мысленно представляешь себе циферблат часов со стрелками и определяешь, в каком положении эти стрелки находятся в настоящее время и в каком будут утром, когда надо проснуться. Она сама так не раз делала, после чего просыпалась всегда точно в заказанное время, с небольшим отклонением до пяти минут в ту или другую сторону. И на ремонте будильника вредный мужичонка заодно бы сэкономил, не говоря уже о сбережении ее драгоценных нервов. Да и собственных нервов тоже.
В общем, не жизнь, а полный абсурд. Особенно когда таких коллизий за день более десятка набирается. Неужели она должна держать в голове такие мелочи и забивать мозги всякой глупостью и информационным мусором? Конечно, тетушка говорила о том, что на первых порах весьма полезным будет завести тетрадочку и записывать в нее основные данные по постояльцам. Их дурацкие запросы, причуды, фантазии и пожелания. По крайней мере, по постоянным клиентам со специфическими требованиями. Завести себе что-то вроде карманного справочника, и не лениться регулярно заглядывать в него, прежде чем вступить в общение с клиентом.
Но это легко сказать. А вот попробуй сделать на практике. Тетушка, по правде говоря, не поленилась, изыскала возможность и сделала для нее такие выписки. Но просмотреть их у Марианны совершенно не было времени. Да и особого желания не наблюдалось. Тем более, когда после разговора с некоторыми из постояльцев вообще все валилось из рук, лицо пылало, сердце кипело, и хотелось запустить в них чем-нибудь тяжелым. Или, по крайней мере, вслух высказать о них все, что ты думаешь, и указать им то место, где им бы следовало находиться. Конечно, это было бы не совсем в духе христианского милосердия, терпимости и всепрощения, но зато справедливо и по-женски правильно и разумно.
Любой психолог скажет, что обиды в себе лучше не таить и не накапливать. Ибо накопление отрицательного нервного потенциала крайне вредно для здоровья, особенно для сердечно-сосудистой системы, и весьма разрушающе действует на психику. Проще и правильнее было бы в нужный момент выплеснуть все эмоции наружу. То есть, высказаться сразу и по существу вопроса. В плане пожеланий гореть им вечно в аду и лизать там своими гнусными языками раскаленные сковородки. Вот там пусть и высказывают свои занудные претензии по поводу качества обслуживания местному рогатому и хвостатому персоналу.
Кстати, клиентура пансионата была довольно своеобразной, если не сказать больше. Довольно странная публика собралась в одном месте. Какие-то благопристойные старички, приехавшие из-за рубежа навестить родные пенаты, которые давно уже развалились и поросли мхом. В этих руинах невозможно даже переночевать на раскладушке или в спальном мешке, особенно, если вы боитесь разделить ложе с ужами и летучими мышами. Вот и приходится им на старости лет ютиться в пансионате, чтобы было кому подушку взбить и овсяную кашку сварить, естественно, на воде, чтобы не пострадать от избытка холестерина.
Рядом с ними такие же аккуратные и достаточно состоятельные старушки – божьи одуванчики, оставшиеся без родственников и без их присмотра. А вперемежку с ними экономные краткосрочные туристы «выходного дня», любители поэтичных пеших прогулок по океанскому побережью на поросших вереском пустошах. От таких даже чаевых не дождешься.
И еще заезжие нагловатые коммивояжеры, с громоздкими и потертыми чемоданами, набитыми образцами никому не нужной в глубинке продукции. Один из них, специалист по женскому белью, даже попытался с ней довольно активно флиртовать. Наверное, решил, что раз разбирается в дамской галантерее, то и с доступом к женскому телу проблем не возникнет. Пришлось даже треснуть его слегка по отечной физиономии, чтобы привести в чувство. Впрочем, похоже, он даже не понял, за что. Подумаешь, пустил в ход застоявшиеся ручонки. Хотел сделать девчонке приятное. Можно сказать, даже осчастливил.
А еще весьма специфичной категорией являлись разновозрастные, но одинаково темпераментные и увлеченные друг другом пары. Если и женатые, то явно не друг на друге. Как правило, не выходящие сутки напролет из своего номера и, судя по доносящимся оттуда звукам, занятые достаточно приятным для них делом. И так далее, и тому подобное. В общем, маленький человеческий зоопарк, миниатюрный осколок планеты людей.
Единственный интерес из временных обитателей для юной, деловой леди могли бы представить серьезные молодые люди, как правило, с мускулистыми, подтянутыми фигурами и мужественными, решительными лицами, одетые стандартно в черные кожаные куртки. К сожалению, они останавливались здесь ненадолго, видимо, рассматривая пансионат как своеобразный пересыльный пункт на маршруте из Ольстерского анклава в Ирландию, на большую землю и обратно. Они были слишком заняты своей священной миссией борьбы за права и свободу ирландской нации, чтобы обращать внимание на все остальное, тем более связанное с таким опасным и отвлекающим от дела фактором, как женщины.
Кроме того, возникли и проблемы с персоналом. Правда, в отличие от клиентов, это выяснилось не сразу. Для этого потребовалось целых два дня. Луиджи, пожилой повар-итальянец, у которого было пятеро детей, как-то спокойно и добродушно воспринял временную смену руководства. Пожалуй, его отношение к ней можно было бы оценить как снисходительное и терпеливое отношение отца к подрастающей дочери, которая иногда говорит разумные вещи, но чаще изрекает глупости. Но это не страшно и вполне понятно. Что еще можно ожидать от не совсем зрелого человека, еще не наполненного житейской мудростью, к тому же от женщины. Может быть, с возрастом и поумнеет, особенно, когда родит первых трех-четырех детей. Женщины после этого вообще более покладистыми становятся. Иначе, какой мужчина смог бы с ними ужиться так долго в одной семье и в одних стенах. Поэтому Луиджи молча выслушивал ее указания, слегка усмехаясь выразительно одними бархатисто-черными глазами, поскольку аналогичная усмешка на губах была прикрыта густыми черными усами с проседью. А потом просто делал все по-своему, так, как считал нужным.
Зато с горничной, она же по совместительству посудомойка, нередко выступавшая к тому же в роли официантки и портье, возникли проблемы уже к концу первого дня. Женщины вообще плохо уживаются друг с другом, и уж тем более при таком «служебном мезальянсе», усугубленном ко всему прочему большим возрастным различием. Не говоря уже об образовательных и культурных несовпадениях. В общем, что-то из области взаимоотношений между юной, избалованной и чрезмерно везучей городской барышней и сельской трудягой-неудачницей на закате дней. Чуть ли не на уровне классовой вражды между представителем класса эксплуататоров и класса угнетенных пролетариев.
Да еще добавился и языковый барьер. Мадам горничная демонстративно пыталась объясняться исключительно на гэльском, да еще на местном диалекте. И английский язык «молодой хозяйки» воспринимала в штыки, чуть ли не как колонизаторские замашки иностранной предпринимательницы.
Похоже было на то, что они вряд ли друг с другом уживутся. Честно говоря, скорее всего виновником этого была сама Марианна, не сумевшая сразу же найти правильный тон в отношениях с пожилой провинциалкой, проработавшей у тетушки почти с десяток лет. Мадам горничная уже намекнула, что у нее неважно со здоровьем, и что она продолжает уборку номеров и мытье посуды только из уважения к «законной владелице» пансионата, поскольку обещала ей это делать перед уходом в больницу.
Марианна легко представила себе вновь эту сцену. Обиженно поджатые губы на постном лице со скорбными складками. А из едва раскрытой узкой щели рта доносится логическое завершение фразы:
– Но у меня нет никаких обязательств перед вами, мисс. И, полагаю, они не возникнут. Так что, думаю, для вас не станет неожиданностью мое возможное отсутствие на работе по причине необходимости заняться, наконец, собственным здоровьем.
Да, в корректности формулировок ей не откажешь.
К счастью, пока еще не возникли проблемы с оборудованием. Тетушка оставила ей телефонный номер местного кудесника, мастера на все руки, который в случае необходимости чинил все, что ломалось в – доме, от водопровода до электропроводки, от протекающей кровли на крыше и до подгнивших досок в полу гостиной. Но пока его услуги не понадобились. И то хорошо, что дом целых четыре дня простоял без потребности в ремонте.
Поневоле она пожалела, что давно минула детская пора веры в сказки и волшебство. Сейчас это бы не помешало, хотя бы для повышения психологической устойчивости и возрождения присущего ей ранее оптимизма. Ибо в последнее время он как-то слишком быстро улетучился. И именно тогда, когда столь необходим. А как было бы замечательно почувствовать себя в роли феи Морганы. Взмахнула волшебной палочкой, произнесла заклинание на древнекелътском – и горничная тут же превращается в жабу. Или, в позитивном варианте, обслуживающий персонал просто становится ненужным…
Взмах палочки – и столы в столовой уже накрыты и ломятся от еды. Еще взмах – и номера все убраны. А в жабу лучше превратить не бедную горничную, и без того наказанную жизнью, а того злобного постояльца со сломанным будильником. И пусть потом весело прыгает на лужайке перед пансионатом с вытянутым языком, охотясь за комарами.
Может быть, все же раздобыть себе «Аруид Паганайд» – «Знак язычника» – древнее кельтское пособие по черной магии. В нем, кстати, и какие-нибудь любовные заклинания найдутся, а также рецепты приворотного зелья. Для решения проблем, связанных с устройством личной жизни.
Да, слава Богу, что провидение уготовило ей лишь временное испытание. Тетушка поправится, и все сразу войдет в нормальное русло. Все возвратится на круги своя. Во всяком случае, она сама вернется в родной Дублин, к друзьям и подругам, в свой круг. Найдет себе работу в точном соответствии с полученным дипломом, а после заживет спокойной и достойной жизнью, в которой будет место для развлечений и построения красивого, праздничного и счастливого будущего.
А вот здесь с личной жизнью вряд ли что получится. В первые сутки она спала всего три часа. На вторые сутки чуть больше, но зато урывками. При таком режиме ей долго не протянуть, не смотря на молодость и заложенное в нее родителями здоровье. Характерным показателем ее физически угнетенного состояния было то, что за эти двое суток она ни разу не вспомнила про Патрика. Даже поесть толком было некогда, а с пустым желудком сексуальные инстинкты не пробуждаются. Так ведь и до полной фригидности недолго докатиться.
От бессонницы и ломаного режима, от постоянного недоедания скоро начнутся необратимые процессы в мозгу. Ее будут мучить зловещие кошмары, мрачные бытовые видения и замысловатые галлюцинации с фигурами из преисподней. В том числе и с участием бывших местных подружек Патрика, с одной из которых она познакомилась в ресторане. Век бы их не видать, этих бесстыдных, наглых и бесцеремонных демонов ночи. Так называемые, «бывшие одноклассницы». Им бы только на помеле на шабаш летать в полнолуние, да плясать там в обнимку с троллями вокруг котла с колдовским варевом из пауков и прочей мерзости.
Интересно, чем это они в сельской школе на переменах занимались. Выбегали на лужок порезвиться за кустами? И с какого класса начали проявлять пикантный интерес друг к другу? Наверняка, эти переростки и дети природы, в своей первозданной простоте и наивности никогда не слышавшие о сексуальной революции, на практике давно ее уже опередили, даже не подозревая об этом.
Вообще-то странно, но, похоже, что она ревнует этого смазливого ирландско-американского плейбоя с дипломом адвоката к его далекому прошлому. Неужели настолько утратила контроль над своими чувствами, что позволяет себе мучиться из-за мало знакомого мужчины? Тем более что он ничем ей не обязан. В любви не объяснялся, перстенек с бриллиантом не дарил, клятву верности на крови, на мече и на библии не давал. Его даже к моральной ответственности не привлечешь, если застанешь в стогу сена с какой-нибудь любвеобильной синеокой красоткой из ближайшего коровника.
Да, но все же мог бы и заехать. Хотя бы на пару минут. Хотя бы из вежливости. Поинтересоваться, как идут дела, не надо ли чем помочь. Поддержать морально. Поправить какую-нибудь картинку на стене или гвоздик забить, хотя бы символически. Выпить вместе по чашечке кофе с пирожными, которые, кстати, весьма неплохо готовит ее итальянский шеф-повар. Обсудить противных постояльцев с их нелепыми претензиями. Может быть, даже зайти к одному из них, наиболее ретивому, и объяснить ему, как нужно правильно вести себя с такой красивой и такой ранимой хозяйкой.
Неужели он настолько бесчувственный, что не воспринимает ее биотоки? И не посылает навстречу свои мысленные лучи, которые где-то встречаются в пространстве и сплетаются в причудливую гармонию мужского и женского взаимного познания, понимания и влечения.
Обо всем этом она лениво размышляла, лежа у себя в комнате на кровати поверх одеяла, подложив дополнительно пару подушек под голову и закинув ноги на спинку кровати. Мысли дремотно затихали в голове и уплывали прочь, вслед за взглядом, скользившим по стене напротив, наблюдая, как смещается по ней бледный, угасающий луч закатного солнца. Стало немного зябко, и она осознала, что по-прежнему лежит в одних трусиках, позволяя телу отдохнуть от сковывающих его целый день напролет жестких объятий одежды. Да и вообще она с детства предпочитала спать в своем первозданном виде на чистых шелковистых простынях, вдыхая всей поверхностью кожи ночную прохладу и свежесть.
Ее мысли прервал осторожный стук в дверь. Боже, подумала она, кого это черт несет. Неужели опять какой-нибудь привередливый постоялец с очередной дурацкой просьбой или нелепой претензией? Может быть, промолчать, сделать вид, что в комнате никого нет? Постучит, постучит, и уйдет. Так тяжело отрываться от кровати. Да еще придется одеваться. Надо было бы завести себе халат или пеньюар какой-нибудь, поэротичнее. Побольше прозрачности и разрезов, но в продуманном порядке, оставляя место для бурной мужской фантазии и игры воображения. Только кому в этом захолустье нужна изысканная городская эротика? Тут свое понимание эстетики и правил обхождения. Чем проще и прямее доступ к женскому телу, тем оно желанней. Без всяких премудростей и околичностей. Ущипнул за попку, подмигнул многозначительно, вставил фразу залихватским тоном… Можно грубым басом или эротическим тенором:
– Крошка Молли, а не прогуляться ли нам вон к тому стожку, пока наши милые овечки сами травку щиплют.
Стук в дверь повторился, на этот раз более настойчиво. Вот же, зануда. Наверняка, так просто не отвяжется. Может быть, спросить, кто там изволит будоражить ее сон и посоветовать прийти завтра утром? Да только вряд ли это поможет. Есть же любители общения глаза в глаза. Через дверь человеческую речь плохо понимают. Им надо видеть, как у собеседника губы от злости дрожат, как щеки багровым цветом наливаются…
Да, придется все-таки вставать, решила она, когда стук повторился в третий раз. Неудобно заставлять человека колотить в дверь до утра. Негуманно. Может костяшки пальцев повредить. Или мания какая-нибудь разовьется. И еще, не дай бог, на шум и другие любопытные помощники появятся. Начнут вместе дверь выбивать. Все может быть. Народ здесь любознательный и отзывчивый.
– Подождите секунду, сейчас открою, – наконец выдавила она из себя слегка хрипловатым голосом, с трудом раскрывая рот и спуская ноги с постели.
Да, халат бы сейчас не помешал, подумала она, с трудом влезая в тесные джинсы и натягивая на голое тело свой бесформенный «рабочий» свитер. Она прошлепала босыми ногами к двери и тут же мысленно упрекнула себя. Хорошо, что клиент оказался достаточно вежливым и не стал сразу ломиться в дверь, ибо она не была закрыта на замок. Надо бы поменять запор на автоматический.
Марианна потянула дверь на себя, одновременно устало зевая, всячески подчеркивая для стоящего за дверью незнакомца крайнюю несвоевременность его визита. Однако при виде возникшего за дверью знакомого мужского силуэта она сразу забыла про сон. Марианна даже машинально встряхнула головой, как бы отгоняя от себя видение. А потом совсем неожиданно для себя самой отпрянула назад и закрыла дверь. Вот уж нелепая реакция. Кто бы мог подумать, что она на такое способна. Наверное, все-таки сказывается переутомление и нервное перенапряжение последних дней.
– Извините, Патрик, мне надо переодеться. Подождите, я быстро.
Глупая фраза, конечно, но в такую минуту что-то более умное как-то в голову не идет. Ничего, и так сойдет. Главное, не молчать и не стоять с раскрытым от изумления ртом их глупым видом. А так диалог начат, причем с ее стороны. Остается только его продолжать для поддержания контакта. Через дверь, разумеется. Пока она в лихорадке мечется по комнате, пытаясь одновременно решить сразу два важных дела.
Во-первых, во что одеться. Так, чтобы выглядеть прилично, в то же время не затмевая достоинства фигуры. Причем, с учетом возможных перспектив развития контакта.
Зря все-таки она проявила скромность и не заняла более внушительные апартаменты. По крайней мере, в такой ситуации дополнительная комната в виде примыкающей к спальне гостиной не помешала бы. Они бы чинно уселись в кресла за столом, возле торшера, пили бы чай из фарфорового китайского сервиза и обсуждали демонстрируемую по «ящику» телепередачу. Лучше всего какую-нибудь «мыльную оперу», которая как бы ненавязчиво и естественно подводила бы их к главной теме в отношениях между мужчиной и женщиной. Под такой антураж, естественно, пригодилось бы что-нибудь пикантное и одновременно домашнее. Скажем, тот самый пресловутый пеньюар. А если бы еще добавить мурлыкающую кошку, свернувшуюся клубком на диване, то совсем бы уютная и многообещающая домашняя сцена получилась.
А вот если джентльмен решил пригласить леди в ресторан или на дискотеку, то тут ему долго придется за дверью торчать. Хотя выбор не велик, ибо она не любила перегружать себя во время путешествия вещами. Но все же кое-какой есть. Спасибо отцу за автомашину, при своих «колесах» можно позволить несколько расширить понятие «минимально необходимое» во время путешествия, особенно в области текстильных изделий и обуви. Хотя выбирать еще сложнее, когда у тебя в шкафу висят наряды на все случаи жизни. Например, в диапазоне от охотничьего костюма для африканских джунглей и саванн в комплекте с крупнокалиберным ружьем на слона и носорога до бального платья из одних бретелек и алмазов для танго «с розой» на королевском приеме во дворце.
Проще было бы, конечно, спросить об этом самого виновника начавшегося переполоха. Какие у него, собственно, намерения на этот вечер. Но тоже как-то нелепо будет выглядеть. Еще возомнит о себе невесть что. Подумает, что ради него она готова разбиться в лепешку. Мол, не знает, чем и как поразить и завлечь заезжего из Штатов гастролера. Это было бы нежелательно. Весьма нежелательно. Интерес и настойчивость должны проявляться с мужской стороны. В интеллигентной, естественно, форме. Без грубых домогательств и приставаний. А она будет постепенно поддаваться его чарам, как бы снисходя и даруя ему некоторые вольности, в том числе право говорить изысканные комплименты, воспевая обаяние, ум и телесные достоинства прекрасной дамы. Извечная любовная игра всех времен и народов, всегда очаровательная и притягательная.
А вообще-то, какого черта он вообще заявился? Причем, не предупредив ее заранее, хотя телефон в гостинице имеется, и не один. И вполне исправно функционирует, когда надо. Обрывов на линии вследствие ураганов и других стихийных бедствий за время ее пребывания здесь не отмечалось. И, кстати говоря, во что же он одет? Это помогло бы сориентироваться с продолжением вечера. Черт, никак не вспоминается. Да и в коридоре было темновато. Вечная экономия на электроэнергии. Несколько неуместная в данной ситуации.
Какого черта она так мечется. Надо взять себя в руки и спокойно подумать. Трезво и холодно. В любом случае, на дискотеку она не поедет. Это абсолютно исключено, с учетом ее физического состояния. Если только где-нибудь на танцплощадке кровать поставить и сделать музыку потише. И включить в репертуар что-то колыбельное. И посетителей удалить, чтобы не мелькали перед глазами. И, само собой разумеется, приглушить освещение. Создать этакий легкий интим.
В ресторан тоже нет смысла тащиться. Наверняка она начнет сразу же клевать носом над тарелками. Так ведь можно и травму производственную получить, заснув над бокалом и ударившись об него лбом. К тому же имеется собственная кухня внизу, причем с полным холодильником и полками с крупой и консервами. А еще чуть ниже по ярусу погребок с вином.
Можно просто осчастливить джентльмена возможностью поухаживать за дамой, самостоятельно приготовив для нее какие-нибудь немудреные блюда. Надеюсь, что бутылку с вином он вполне в состоянии открыть. Заодно и проверить его готовность к семейной жизни. Это была совсем неплохая идея, особенно если учесть внезапно проснувшийся голод. Как-то сразу вспомнилось, что она еще не ужинала. Да и ланч проглотила как-то второпях, чуть ли не на ходу. Даже не могла вспомнить сейчас, что конкретно удалось впихнуть в организм за день.
Ну а что касается нарядов… Надо быть проще. Самое оптимальное – поменять джинсы на простую юбку. Чуть ниже колен, с небольшим боковым разрезом… Вот эта серо-коричневая как раз подойдет. Достаточно комфортно, слегка эротично и ни к чему не обязывает. Одежда на все случаи жизни. А к ней какую-нибудь легкую кофточку, не слишком прозрачную, с небольшим декольте. Например, вот эту, салатового цвета.
Так, теперь что-нибудь на ноги. Боже мой, за последнее время она совсем забыла о педикюре. Придется надеть туфли с закрытыми носками. Да еще лак на верхних коготках. Да, это уже никуда не годится. Совершенно облез. Что же теперь, придется прятать руки под столом? Или за спиной? Или смущенно держать их под юбкой? Ладно, ничего страшного. Пусть еще подождет, пока мадемуазель совершенствует свои ногти. Она вполне успеет это сделать всего за пять минут. Есть быстросохнущий лак, как раз для таких аварийных ситуаций. Заодно проверим выдержку джентльмена и его способность переносить резкие запахи женской парфюмерии – неизбежные спутники семейной жизни. Тоже небольшой дополнительный тест на его готовность к семейной жизни.
А прическа? Вот с этим проблем не будет. Перед покраской ногтей, естественно. Несложные манипуляции со щеткой для волос, немного лака из пульверизатора, и результаты налицо. Поднимем волосы кверху, закрепим. Несколько локонов слегка приспустим. Так пикантней и артистичней. Излишне аккуратная прическа придает вид «синего чулка» и недотроги. Или чересчур старательной секретарши.
Весьма милое лицо получилось. Правда, под глазами появились тени от недосыпания, но при вечернем освещении они почти незаметны. Даже слегка оттеняют глаза и придают ей более томный и загадочный вид. Помада, пожалуй, ни к чему. Губы и так достаточно яркие, особенно если их слегка покусать. Заодно мелькнула игривая мысль о том, что если придется целоваться, то помада, пожалуй, будет лишней. Мужчины не привыкли ее поедать ежедневно, в отличие от женщин, и плохо переносят ее специфический химический привкус.
Так, теперь займемся ногтями. Быстро, но аккуратно. Пяток минут гость еще вполне может потерпеть. Ну что ж. Пожалуй, она готова к приему посетителей. И всего за каких-то двадцать минут уложилась. Может быть, даже чуть меньше. Или чуть больше. Но это уже мелочь, детали. Надеюсь, он там не сомлел в коридоре. Что-то уж больно тихо. А какой терпеливый. Ни разу не постучал, не царапался, не скулил, как бы напоминая о себе и намекая поторопиться. Не взывал жалобно из-за двери. Ладно, пора запускать тигра в клетку. Кнут и пряники готовы.
– Entrez.
Черт, совсем сдурела от этой спешки. Машинально брякнула зачем-то по-французски. Иногда излишние познания мешают в общении. Она тут же исправилась, перейдя на родную речь:
– Входите, пожалуйста.
Дверь приоткрылась, и в проеме возник он. Само мужское совершенство, во плоти и крови. Оживший идеал. Прирожденный победитель в любовных сражениях. Почему-то вдруг в памяти всплыли давно забытые строки из кельтской литературы, которую она изучала еще в школе. Образ ирландского героя-воителя Кухулина, ставшего богом и обладавшего способностью к перевоплощению.
Кухулин надел для боя двадцать семь нательных рубах, крепко подвязанных к телу ремнями. Поверх надел он пояс из шкур семигодовалых быков, крепкий, дубленый, что прикрывал его тело от пояса до подмышки. Скользили по нему дротики, пики и стрелы, как по камню. Повязал Кухулин тонкий передник из шелка, расцвеченный золотом, прикрывающий тело ниже пояса. Поверх него надел передник из мягкой кожи годовалых бычков. Взял он меч светлоликий с рукоятью из кости, восемь малых мечей, пятирогое копье, восемь малых копий, изогнутый щит с краем заточенным, острым, разящим, разрубающим волос на воде. Водрузил на голову гребенчатый шлем. И пустился на врагов, врезался в центр их войска, разметал его…
Двадцати семи рубашек на визитере не было. Обошелся всего одной, голубого цвета, из легкого шелка. Поверх нее повязал аккуратным узлом галстук, одноцветный, темно-синий, из плотного шелка. А на рубашку и галстук водрузил костюм из тонкой шерсти, тоже темно-синего цвета, явно очень дорогой и сшитый на заказ хорошим портным. Прекрасно сидевший на нем. Просто безукоризненно. Очень выгодно выделявший широкий размах его плеч и тонкую талию. В кармашке вверху белый платочек. Жаль, что не модным стало носить цветок на лацкане. Белая или желтая чайная роза была бы в самый раз. На ногах лоснились новенькие черные туфли из прекрасно выделанной кожи. Тоже, похоже, сшитые на заказ.
Волосы на этот раз не были отброшены небрежно назад пятерней, а аккуратно зачесаны на пробор. С помощью расчески и фена. Боже, он даже подстригся. Наверняка решил, что аккуратная прическа ей больше понравится. А жаль. Утратил частичку «дикого, бойцовского» шарма. Щеки выскоблены чуть ли не до костей, скорее всего опасной бритвой, и не менее трех раз. И ногти подозрительно поблескивают. Похоже на бесцветный лак. Наверняка, не только руки с мылом сам трижды вымыл, но и позволил поработать над ногтями профессионалу.
Да, джентльмен явился при всем параде. Потратил на подготовку к визиту весь день. Теперь понятно, почему объявился только под вечер.
Во всяком случае, идея про возможное приглашение на танцы отпадает. В таком наряде на дискотеку не ходят. И, тем более, на местные сельские танцы где-нибудь во дворе фермы, под патефон. Давай станцуем что-нибудь национальное, красотка Мэри, джигу или рил! А потом сразу на сеновал.
Нет, в таком наряде ходят на прием в дипломатическое представительство или на собственную свадьбу. Поскольку до ближайшего иностранного посольства много сотен миль, а о собственной свадьбе договоренности с ним пока не было, то, скорее всего, адвокат зашел просто посвататься. Или хотя бы объясниться для начала в любви. Мол, чувства захлестывают вот уже который день, даже спать не могу без тебя. Не говоря уже о том, что аппетит на тридцать процентов упал и продолжает опасно снижаться.
Ну конечно. Вот даже кое-что символическое, приличествующее случаю достал из-за спины, скромно потупив свой горящий взор. На пятирогое копье не похоже. Более всего походит на импозантный и приятный для дамы предмет – прекрасную темно-бордовую, бархатную розу.
Пришелец как-то смешно сморщил нос при входе и даже слегка чихнул. Но деликатно промолчал. Видимо, подействовал запах растворителя для лака. К сожалению, этот самый лак, естественно, еще не успел высохнуть, так что она стояла перед ним в несколько нелепой позе, с оттопыренными локтями и расставленными пальцами. И не знала, что делать с уже протягиваемым ей навстречу символическим даром. То ли взять его аккуратно самыми кончиками пальцев? То ли предложить кавалеру самому пристроить этот природный шедевр в вазу.
Скромный воитель в костюмных доспехах как-то неловко помялся. Затем слегка сбивчивым тоном произнес:
– Извините, Марианна, что не сумел заехать раньше. Хотелось проведать вас, узнать, как идут дела. Но как-то все не получалось. Это вам.
И он протянул ей цветок.
Да, со времени совместной поездки в автомашине тональность его речи весьма заметно изменилась. И поведение уж очень робкое. Может быть, просто подустал за время ожидания в полутемном коридоре. Пар в котле успел остыть. Хотя, с другой стороны, мог бы вполне в этом самом коридоре более красивое и выразительное вступление подготовить. Импровизация в общении с дамой не помешает, конечно, но пару-тройку хороших речевых заготовок с пышными, выразительными и доступными для понимания комплиментами всегда надо наготове иметь. И постоянно их совершенствовать в свободное время.
Да и фраза какая-то слишком прозаичная, даже для начала. Нет, чтобы сразу на одно колено опуститься и, испросив дозволения, поцеловать кончик юбки или милостиво протянутую руку, после чего начать заливаться соловьем на тему об обуревающих его чувствах. В красивых и изысканных тонах поэтично излагать историю собственной любви и страданий.
А потом предложить ей свое трепещущее сердце и сильную мужественную руку, а также билет на самолет до Нью-Йорка. Конечно, в бизнес-классе. И ключ от загородного трехэтажного особняка в штате Флорида. Разумеется, с видом на пальмы и морскую даль. Второй ключ – от «пентхауза» на Манхеттене, в центре Нью-Йорка, с видом на Статую свободы. А также свободный доступ к неисчерпаемому личному счету в государственном казначействе США, под федеральные гарантии.
Пауза затягивалась. Джентльмен то ли иссяк, то ли окончательно оробел. А может быть, ждет от нее официального приглашения в сопровождении милой застенчивой улыбки и радостного блеска глаз. Его вытянутая рука с розой уже начала дрожать. Ну что ж. Артистическая пауза выдержана достаточно, как бы не переиграть.
– Извините, Патрик, что заставила вас ждать. Если бы вы как-то намекнули о своем предстоящем визите… Но у меня тоже полно дел, так что я вас вполне понимаю. Кстати, спасибо за розу. Как вы угадали? Мой любимый цветок. Если бы была возможность, я бы их сама разводила. Здесь, перед домом, они бы очень хорошо смотрелись. Вам они тоже нравятся? Ой, извините. Вы не могли бы ее сами поставить вот в ту вазу? А воду в вазу можно налить в ванной.
Джентльмен проявил догадливость, восприняв поручение как желаемое разрешение на вход и возможность продолжить приятное общение. При этом деликатно не стал комментировать ее аккуратно растопыренные пальцы, резкие запахи в комнате и получасовое стояние в коридоре.
Дама тоже проявила деликатность и не стала спрашивать о причине появления в столь импозантном виде, а не в пролетарско-бунтарских потертых джинсах и стоптанных кроссовках. И даже не поинтересовалась, когда и куда последует приглашение. Женщины тоже иногда умеют быть тактичными и терпеливыми.
После некоторой возни со стеклянной емкостью и ее водружения на стол, оба голубка пристроились на стульях за тем же столом. Завязалась легкая светская беседа на тему о здоровье тетушки, с предоставлением свежей информации, регулярно поступающей от отца Патрика, который ежедневно навещал свою привязанность в ее временной печальной обители. К своему стыду, любящая племянница так и не смогла за это время выбраться сама для исполнения аналогичного родственного долга. Хватило ее только на то, чтобы позвонить в справочное бюро больницы, да затем передать полученную информацию дальше по родственной цепочке, позвонив по телефону собственным родителям.
Затем беседа плавно перешла на вопросы управления пансионатом. Желание чисто по-женски поплакаться на свою горькую жизнь на широкой, мускулистой и волосатой мужской груди, найдя на ней же поддержку и утешение, которое накапливалось все эти четыре дня, почему-то вдруг исчезло. Может быть, при виде преуспевающего заморского адвоката не хотелось выглядеть жалкой неудачницей. Поэтому она ограничилась кратким анонсом о том, что все идет в основном благополучно, все под контролем. Есть небольшие проблемы, связанные с возможным заболеванием горничной. Она даже бодро пошутила на тему о том, что придется, видимо, самой срочно осваивать новые специальности горничной и официантки.
– Ну, надеюсь, до этого не дойдет. Профессия не слишком сложная и дефицитная. Учитывая местную безработицу, вы легко найдете замену, – тут же утешил ее собеседник.
– У меня даже есть на примете несколько знакомых, которые охотно согласятся на эту работу, хотя бы и на временной основе. Могу лично вам их рекомендовать.
– Из числа ваших школьных подруг? – не удержалась от сарказма Марианна.
– Не только.
Он посмотрел на нее долгим и серьезным взглядом, с каким то особым интересом. Явно хотел что-то спросить, но удержался от язвительных комментариев. Наверняка хотел что-то вставить насчет ее возможной ревности. Даже оттенок самодовольства мелькнул в глазах. Мол, как же. Девочка явно ко мне не безразлична. Это хорошо. Крошка созревает для более серьезного контакта. Пора переходить на более высокий уровень обработки. Куй железо, пока горячо, не откладывая на завтра.
В общем, посетитель явно начал оживать на глазах и активизироваться. Даже профессиональный дар речи стал потихоньку восстанавливаться.
– Я понимаю, что, возможно, несколько поздновато пожаловал к вам, и, не исключено, несколько не вовремя. Потревожил ваш покой. Прекрасно осознаю все те проблемы, с которыми вам пришлось столкнуться. И всегда готов оказать посильную помощь. Так что не стесняйтесь обращаться. Не знаю, как у вас, в Дублине, а у нас тут, в провинции, люди привыкли помогать друг другу. На этом и держимся. Хотя я и прожил в Америке несколько лет, но еще не утратил ирландский дух, – заверил Патрик, – вы можете в этом убедиться. Кстати, я могу даже официантом работать. Во время учебы в университете подрабатывал в студенческом баре. Умею художественно взбалтывать коктейли. И пиццу приходилось развозить по заказам.
– Ну что ж. Спасибо. Я всегда почему-то начинаю ощущать уверенность в завтрашнем дне при вашем появлении. Насколько помню, мне где-то на глаза попадался шейкер. Скорее всего, естественно, в столовой или на кухне. Так что вы сможете продемонстрировать свое искусство при случае.
– Я могу считать это предложением остаться на ужин?
– Ну, считать вы можете все, что угодно. А как бы вам хотелось?
– Конечно, неудобно напрашиваться на приглашение. Но, если честно, то я был бы не против «преломить корочку хлеба» вместе с вами, запив ее живительной влагой. Кстати говоря, я намеревался после непродолжительной легкой беседы проехаться в какой-нибудь ближайший ресторанчик. Предположил, что местная еда в пансионате вам уже приелась. Как вы отнесетесь к моему предложению?
Ага, зафиксировала поступившее предложение Марианна. Значит, объяснение в любви откладывается. Вначале даму будут кормить, обильно подливая шампанское, чтобы притупить ее бдительность и, смягчить ее жесткое сердце. Прокладывать путь к женскому сердцу через ее желудок. Плюс использовать эффект дополнительного воздействия легкой музыки, белых, накрахмаленных скатертей и горящих свечей, а также изысканного сервиса. И вот на этом фоне уже и приступить к традиционному объяснению. Нет, нас, искушенных столичных штучек, на такую тривиальную наживку не поймаешь.
– В ресторане мы уже с вами были, сэр рыцарь. Причем по вашему приглашению. Так что теперь моя очередь вас приглашать.
– Ну, какие счеты могут быть между друзьями?
– А вы уже зачислили меня в свои друзья? Я как-то не очень верю в дружбу между мужчиной и женщиной.
– А что, уже были случаи горького разочарования?
– Вы опять проявляете чрезмерную любознательность. Я же психолог. Это просто входит в мой профессиональный интеллектуальный багаж. В нем много теории и мало практики. Пока. Я ведь всего несколько недель назад закончила университет. Да, и, кстати, а на чем вы приехали?
– Я как раз собирался похвастать. Просто не успел. Пока вы тут руководили сервисным обслуживанием беспокойных клиентов, я обзавелся собственным конем. В аренду, естественно. Так что стал вполне самостоятельным на автодорогах.
– Мне, как водителю, значит, не доверяете.
– Напротив, берегу для более сложных поручений. Если будет предвидеться стрельба и скоростная погоня.
– Ага, значит, мою личную машину и меня вам не жалко? А свою арендованную бережете? Уж не «роллс-ройсом» ли обзавелись по случаю? У меня к этой модели особая симпатия. Я бы даже не отказалась на ней прокатиться.
– Нет. Боюсь, что в здешних местах это было бы несколько сложно. Нашелся только «мерседес», да и то не сразу. Пришлось проявить настойчивость. К тому же только красного цвета. Почти, как ваш «опель». Кстати, предлагали американские модели и японские. Но я гордо отказался. Мы все же европейская нация, должны поддерживать европейскую промышленность.
– Боже, какой патриотизм. Наверное, в Америке ностальгия замучила по родине? Особенно по ирландским девушкам.
– Что вы имеете в виду? – Он как-то настороженно посмотрел на собеседницу.
– Ничего особенного. У вас же здесь, как я поняла, достаточно много знакомых женского пола. Которые не смогли вас забыть за прошедшие шесть лет. Даже несмотря на замужество.
Она уже успела пожалеть о сказанном, но не могла удержаться. Ведь не хотела поначалу обострять этот разговор, но опять не удержалась. Слова вылетают, опережая сознание. Не умеет еще, как психолог, планировать и правильно направлять беседу. В теории знает, а вот как только доходит до эмоций, так сразу вся теория летит в тартарары. Никак не может вовремя остановиться или переключиться. Зря. Вон он как сразу напрягся и посуровел. Даже губы надул, как маленький ребенок. Обиделся. Сейчас, пожалуй, еще расплачется, встанет и уйдет. Или замкнется в себе и будет молчать до конца встречи. Но посуровевший посетитель все же смог мужественно преодолеть свои эмоции и, скрипнув зубами, решил внести коррективы в беседу.
– Знаете, мне бы не хотелось сейчас обсуждать эту тему. Тем более что мы не закончили предыдущую. В отношении моего предложения где-то перекусить. Которое вы, вроде бы, не то, что отвергли, но, как мне показалось, решили как-то видоизменить.
– Знаете, мне трудно решиться покинуть надолго это заведение. Такое ощущение, что что-то сразу произойдет. Поэтому у меня есть альтернативное предложение.
Какую глупость я говорю, подумала она. И в мыслях такого нет. Скорее наоборот. Сбежала бы отсюда в любую секунду. Бросив все. Сесть в машину, а через несколько часов оказаться уже дома, в Дублине. Под крылом у мамы. И готовить самой не надо. Ни завтраков, ни обедов, ни ужинов. Если бы не обязательства перед тетушкой и не самолюбие!
– Ив чем же оно выражается? – полюбопытствовал вежливо гость.
– Ничего особенного. Мы остаемся в пансионате. Организуем ужин в складчину. Мои продукты и оборудование, и ваш труд. В качестве повара и официанта. Надеюсь, это не выглядит слишком унизительно для вашего самолюбия. Я даже фартучек для вас найду. Очень симпатичный. Подберем в тон костюму. В сине-белую клеточку. Вам подойдет. Будете выглядеть в нем очень миленько.
– Для вас, мисс Очарование, я готов на любые жертвы. Даже на ношение фартука, – бодро откликнулся вроде бы, по некоторым косвенным признакам, влюбленный в хозяйку пришелец.
– Ну что вы. О жертвенности речь не идет. Конечно, мне приятна ваша готовность и самоотверженность. Это трогает даже мое уже окаменевшее от общения с постояльцами сердце. Но, надеюсь, вам не придется страдать. И я не брошу вас наедине с кухонной плитой. Мы будем трудиться рядом, плечом к плечу. Да и, откровенно говоря, я не очень доверяю мужчине на кухне. Если он, конечно, не профессиональный повар. По крайней мере, хотелось бы самой контролировать процесс приготовления пищи.
– Напрасно, мисс Марианна. Я хотя и не профессионал, но обладаю массой поварских достоинств. Умею готовить яичницу с беконом, варить сосиски, жарить картофель-фри, строить многослойные бутерброды, резать овощи для салата и т. д. Всего и не перечислишь. Я уже не говорю об открывании бутылок и банок.
– Да, я помню про ваше обещание приготовить коктейли. У вас будет такая возможность. Только учтите, я не люблю слишком крепкие.
– Ну что вы. Для вас по специальным дамским рецептам. У меня их около сотни в памяти хранится. Были бы только необходимые составляющие.
– Договорились. Решено. Возводим вас временно в ранг шеф-повара и главного виночерпия. Итак, вперед и вниз. На кухню, в наши продовольственные кладовые.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Спелое яблоко - Льюис Пола

Разделы:
Пролог1234567Эпилог

Ваши комментарии
к роману Спелое яблоко - Льюис Пола



Черти-что! Даже до четвертой главы не дошла! Слишком много рассуждений, как-то хладнокровно. Нет описания чувств, эмоций. Как будто документы составляют! 2 балла!
Спелое яблоко - Льюис ПолаАмериканка
19.01.2013, 16.45





Я согласна с предыдущим комментарием. Слишком много лишней информации.
Спелое яблоко - Льюис ПолаКошечка Джози
31.12.2014, 21.07





ужасно затянуто! просто не хватает терпения прочесть все эти словесные изыски. читала бы книгу,пропускала бы на первый раз многое,чтобы хоть сюжет не забыть. а , если бы захотелось, то второй раз уже по изыскам прошлась бы.
Спелое яблоко - Льюис Полаирина
10.06.2015, 15.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100