Читать онлайн Спелое яблоко, автора - Льюис Пола, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Спелое яблоко - Льюис Пола бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Спелое яблоко - Льюис Пола - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Спелое яблоко - Льюис Пола - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Льюис Пола

Спелое яблоко

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Час спустя Марианна уже сидела за рулем рядом с Прекрасным Принцем. Некоторая натянутость, возникшая было в начале общения, быстро исчезла. Патрик оказался прекрасным собеседником, живым и остроумным, знающим, о чем лучше всего говорить с девушкой, чтобы не казаться занудой. Его не надо было тянуть за язык. Он у него оказался достаточно хорошо подвешенным, как и подобает преуспевающему адвокату. Профессия обязывает.
Хотя начало знакомства было своеобразным. Когда она вышла, Прекрасный Принц стоял к ней боком, картинно опершись на капот одной рукой и вперив взор во что-то отдаленное впереди. Как адмирал на мостике корабля, рассекающего своим форштевнем океанскую волну, в ожидании появления на горизонте первой полоски земли. То есть, как бы демонстративно не замечая ее приближения.
За это время он успел переодеться, сменив американизированный наряд на джинсовый костюм, причем достаточно потертый. При этом поскромничал и не стал надевать ковбойские сапоги, хотя потом успел похвастать, что дома, то есть в США, они имеются. Полный техасский набор для родео. Сапоги с высокими каблуками и острыми носками, обшитые кожей джинсы с бахромой по бокам и индейская куртка из замши, тоже отороченная бахромой по рукавам и полам внизу. И, соответственно, высокая и широкополая техасская шляпа. Вот, правда, парой кольтов «франтирер» в открытых кобурах по бокам пояса еще не успел обзавестись. Но ведь вся жизнь еще впереди, так что некомплект не поздно будет восполнить.
Поначалу, увидев Патрика замершим на фоне машины, Марианна интерпретировала его молчаливое позерство как желание предоставить инициативу разговора даме. Причем ей было неясно, с чем это было связано. То ли господин младший адвокат на американской почве стал излишне самоуверенным, привыкнув к тому, чтобы поклонницы сами бросались на него. То ли, наоборот, он чрезмерно застенчив от природы, боится первым рот раскрыть. То есть, ощущает примерно то же, что и она сама в данный момент.
Стыдно сказать и кому-либо признаться. Когда она вышла к машине и увидела уже знакомый мужской силуэт, то тут же почувствовала аномалию сердечной деятельности и даже легкую дрожь в руках. Вот уж чего совсем не ожидала. Даже появилась какая-то скованность в движениях и, похоже, начало сохнуть и першить в горле. Этак, не дай бог, еще и дар речи потеряешь.
Весьма непривычно и странно. Симптомы какой-то загадочной, еще не изученной болезни. И это с ней, с девушкой, которая всегда, даже в их весьма раскованной девичьей компании, отличалась особой бойкостью и порой даже показным цинизмом в отношениях с мальчиками. Да. Такого предательства от собственного организма она никак не ожидала.
Как говорится, с этим надо что-то делать. Прежде всего, взять себя в руки, и, во всяком случае, не показывать свою слабость представителю иного пола. Восстановить полный контроль и самообладание. Потом будет время проанализировать все эти метаморфозы.
Ну что ж, решила она, несколько восстановив самообладание после пары глубоких вдохов и выдохов с закрытыми глазами и нескольких встряхиваний кистями рук для расслабления мышц. Проведем для начала эксперимент. Пусть потенциальный противник в традиционном противостоянии мужчина-женщина первым раскроется и проявит себя. Дадим ему такую возможность. Уж что-что, а в эти игры мы тоже умеем играть, еще с начальной школы. Отчего бы не разложить житейский пасьянс? Посмотрим, у кого карта лучше. Пусть сдает первым, а козыри и крапленые карты все будут у нас.
Сказано – сделано. Она, как бы не замечая приткнувшийся к капоту мускулистый силуэт, обошла машину сзади, постучала слегка носком туфли по колесам, проверяя накачку шин, и подошла к дверце машины со стороны руля. Все в нарочито замедленном ритме, давая «американцу» возможность проявить себя и легализовать свое присутствие.
Тот, видимо, правильно понял маневры дамы, и, развернув туловище и лицо в ее сторону, слегка откашлявшись, первым вступил в беседу.
Добрый день, мисс. Полагаю, отец уже представил меня. Но, на всякий случай, хочу продублировать. Меня зовут Патрик. А вы, если не ошибаюсь, Марианна. Весьма рад встретить столь прекрасную юную леди в этой глуши. Извините за банальность, но это как найти жемчужину в груде торфа. Будем считать, что мне, наконец, хоть в чем-то повезло.
– С моим именем вы угадали. А вы что, невезучий по природе? – сдержанно-холодноватым тоном осведомилась юная леди.
– Да нет, не думаю. Просто за последние дни не попадалось ничего интересного.
– В плане знакомств с женским полом? Не на ком было продемонстрировать свой богатый американский опыт? – съехидничала Марианна.
– Странно. Насколько я знаю, как раз с девицами здесь перебор. Вот парней не хватает, это точно. Так что вы зря волнуетесь. Потерпите, девушки сами вас найдут. Ирландки всегда отличались смелостью и расторопностью в личных делах.
Парень несколько смутился и даже покраснел.
– Ну что вы. Я совсем не это имел в виду. Некоторый опыт общения с дамами у меня есть, хотя богатым я бы его не назвал. И я не за этим сюда приехал.
– Да. А зачем же?
– Просто давно не был на родине. Долго учился, потом осваивался на работе. В общем, был очень занят. Теперь вот, наконец, появилась такая возможность. Кстати, вы здесь впервые?
– Нет, приезжала в детстве несколько раз. Но это было давно. Во всяком случае, вас я не помню.
Она выразительно окинула его взглядом, как бы измерив сверху донизу, и насмешливо добавила:
– У меня хорошая зрительная память. Я бы запомнила. Хотя вокруг меня увивалось тогда много местных парней. Вы могли среди них просто затеряться.
– Я бы не затерялся. Я и в детстве был достаточно высоким и привлекательным. И весьма популярным среди девушек.
Он ухмыльнулся, и уже более легковесным тоном, заметно оправившись от смущения, продолжил пикировку:
– Кстати, вы говорите так, как будто это происходило еще до нашей эры. Судя по вашему виду, о молодости в прошедшем времени говорить еще рановато. Меня здесь не было всего шесть лет.
– Не всего, а целых шесть лет. Это весьма большой срок. За это время здесь многое изменилось, – нравоучительным тоном произнесла Марианна. – И чем же вы занимались там, в Америке, так долго?
– Да так, ничего особенного. Учеба и работа, – как-то суховато, но с легкой усмешкой в глазах произнес джентльмен, как бы слегка поддразнивая и проверяя степень ее любопытства и заинтересованности.
Что тут же породило ответную насмешливость.
– Вы говорите так таинственно и скупо. Наверное, на шпиона учились? А сюда прибыли секретное задание выполнять? Вам не нужна помощница на время? Я могла бы поработать в качестве новой Мата Хари. Совершенно бескорыстно. Просто из-за любви к приключениям и от скуки. Но только при условии счастливого финала.
– Мне нравится ваш юмор. Я тоже не сторонник мелодрам и трагических концовок. Тем более, если речь идет о судьбе дамы. Но, боюсь, придется вас разочаровать. Я привык выполнять задания в одиночку. Хотя, пожалуй, нет. Мне как раз нужен водитель с машиной, поскольку своей пока не обзавелся. Система проката машин до этой глуши еще не добралась, а в большой город все никак не могу выбраться. У отца выпрашивать транспорт тоже как-то неудобно. Так что все надежды на вас, на ваш гуманизм или коммерческую заинтересованность. Кстати, раз уж вы претендуете на роль Мата Хари… Вы достаточно опытны в вождении автомобиля? Сумеете уйти от погони? Не боитесь, если начнут стрелять?
Как-то незаметно во время этой болтовни они переместились в машину, и пришелец уже уверенно, как дома, восседал рядом с ней на переднем сиденье. Но и то хорошо, что не сел на заднее сиденье, как пассажир в такси. Проявил должный такт? Или просто, чтобы удобнее было в ходе движения как бы случайно потрогать ее за коленки? Ну, хотя бы поглазеть на них. Что ж, посмотрим в процессе движения. Леди решила перейти в наступление.
– Вы так рьяно принялись меня вербовать, мистер новоявленный Джеймс Бонд, что даже не ответили на мой вопрос, Я спросила вас, где вы учились.
– Хотите заполнить личное досье на меня? Ну что ж. Мне нечего скрывать от вас, мисс Очарование. Кстати, я правильно угадал ваш титул? Мне показалось, точнее, я просто уверен, что вы не раз участвовали в конкурсах красоты. По крайней мере, у себя в Дублине. Ну и, наверное, помимо золотой короны победительницы, у вас имеется приз зрительских симпатий. Во всяком случае, я бы отдал свой голос только вам.
– Спасибо, мистер Мюррей. Хотя у вас какие-то тяжеловесные и однообразные комплименты. А когда же будет ответ на мой прямой вопрос? Я просто изнываю от любопытства.
Она кокетливо посмотрела на него и даже слегка облизнула язычком губы, почти на грани традиционного эротического послания.
Собеседник, в противовес этому, легко изобразил переход на строго деловой тон.
– Я вас понимаю. Я все и всегда помню, леди. Не сомневайтесь. Секундочку, сейчас сосредоточусь и выдам ответ. Просто пытаюсь покороче его сформулировать, чтобы не утомлять ваши ушки избытком информации. Итак, вначале об учебе. Кстати, а почему мы все еще стоим на месте?
– А вы что, куда-то торопитесь? Мы ведь еще не обговорили условия нашего автомобильного контракта. И я ничего не знаю о потенциальном работодателе.
Марианна демонстративно достала из кармана ключ от замка зажигания с красивым брелком в виде маленького кельтского воина и принялась крутить его на пальце.
– Так я жду.
Во время посадки в машину ее мини-юбка заметно сдвинулась кверху, но она не стала ее поправлять. Еще примет за попытку привлечь внимание. Он тоже демонстративно закинул нога на ногу, повернулся лицом к ней, окинул оценивающим взглядом ее округлые колени и даже слегка облизнулся.
– Я могу говорить и на ходу, леди. Или вы боитесь, что я могу прикусить язык во время движения?
– Нет, ваш язык меня не волнует. Если что, я его заштопаю. Или перебинтую. Или хотя бы смажу йодом. Y меня в автомобильной аптечке есть и бинт, и йод, и лейкопластырь, и даже иголка с ниткой. Я умею оказывать первую помощь пострадавшим пассажирам. Кстати, а вы умеете ремонтировать машину? Или у вас в Америке личный шофер и автомеханик этим занимаются?
– А что, машина уже не заводится? Придется толкать ее под горку? Или тащить на себе?
– Ну, я полагаю, что до этого не дойдет и запрягать вас вместо лошади в мой лимузин еще рановато. Машина еще не слишком много наездила и не очень устала. Сама нас довезет. Но мало ли. Как говорится, «береженого бог бережет».
– Ладно, не волнуйтесь. Личного водителя у меня пока нет, так что за своей машиной я ухаживаю сам. В случае не слишком серьезных неполадок, думаю, что справлюсь с ремонтом собственными силами. Если, конечно, дефицитные запчасти и сложные инструменты не потребуются. Хотя по специальности я все же юрист, а не автомеханик. Прошу это учесть при оценке моих трудов.
– Ну, хорошо. Про юриста я помню. Будем считать, что вы меня убедили. Пока. В процессе поездки будет видно, насколько ваша похвальба соответствует вашим делам. На вас, молодой человек, возлагается роль штурмана, а также начальника квартирмейстерской службы нашего экипажа. То есть будете отвечать за прокладку маршрута, а также питание машины и водителя.
– Насчет питания – это очень своевременная мысль, мисс водитель. Это подсказывает мой желудок. Так что предлагаю выехать на трассу, в сторону Донегола. Там по дороге есть несколько симпатичных ресторанчиков. Но я все же осмелюсь прервать наш интересный диалог, который все больше начинает напоминать игру в пинг-понг. Полагаю, что обе стороны достаточно поупражнялись в искусстве красноречия и продемонстрировали отточенность языка и мыслей. Тем более что, как говорится, профессия обязывает. Я – адвокат, вы – психолог. Думаю, что друг друга мы этим не удивим. Поэтому я предлагаю прекратить пикировку и вернуться к нормальному разговору двух интеллигентных людей. Надеюсь на взаимную симпатию и взаимное понимание.
Во-первых, деловая часть беседы. Извините за прозу жизни, но я временно остался без «кареты для парадных выездов», а ходить помногу пешком в Америке как-то быстро отвыкаешь. Иногда использую при необходимости машину отца, но это не очень удобно. Например, сегодня, как вы понимаете, как истинный джентльмен, он будет возить в своей машине вашу тетушку. Надеюсь, вас не смущает их «осенний роман». У пожилых людей тоже иногда пробуждаются чувства, и порой не менее сильные, чем у молодежи. Конечно, они не Ромео и Джульетта. Но, по-моему, вполне заслужили капельку личного счастья. В общем, хотел бы вас просить временно потерпеть мое присутствие в качестве пассажира в вашей машине. Я отработаю потом свой долг.
Марианна неопределенно пожала плечами, молча завела двигатель и плавно тронулась с места. Уже через несколько минут они выехали за пределы городка и вырулили на трассу, ведущую на север, в соответствии с пожеланием клиента. После нескольких минут молчания она возобновила беседу.
– Ничего не могу обещать заранее. Все будет зависеть от моей загрузки делами. Но я обдумаю вашу идею о долге, и о том, как и чем его можно будет оплатить. Что касается взаимоотношений тети и вашего отца, то они взрослые люди и, разумеется, сами разберутся. Что касается меня лично, то в этом плане, Патрик, я вполне разделяю ваш подход. Моя мать, кстати, тоже.
– Вот и прекрасно. Это что касается романтической стороны дела. Но я не закончил насчет машины. Я планировал взять ее в аренду, но в местном захолустье мне до сих пор не попалось на глаза ни одной конторы по прокату автомобилей.
– Естественно. А вы что ожидали? Здесь не Нью-Йорк. Но, думаю, что вы зря так уж черните свою родину. Не думаю, что в сельской глубинке США в каждом поселке можно найти прокатную контору. Вам просто надо съездить в ближайший город, например, в тот же Донегол, или в обратную сторону, в Слайго. Скорее всего, там и найдете то, что вам нужно. Могу отвезти вас туда прямо сейчас. Заодно и окрестности посмотрим. А в ресторан заедем на обратном пути. Или в самом городе что-нибудь приличное найдем.
– Спасибо за заботу. Я сразу понял, что у вас доброе и отзывчивое сердце. Но я не готов к такой поездке с ходу. Лучше перенести ее на завтра. Кстати, по дороге к Донеголу можно будет заехать на один хутор, где живут мои дальние родственники. Причем по старинке, с соблюдением гэльских традиций и обрядов. Полагаю, вам будет интересно увидеть это своими глазами. Дома, в семье, они говорят на гэльском. Так что у вас будет хорошая возможность освежить свои школьные знания. Своеобразный туристский аттракцион. Кстати, они как раз подрабатывают на заезжих туристах. На одном овцеводстве здесь особо не проживешь.
– Я не против, с удовольствием. Но вот насчет завтрашнего дня… Я не уверена. Тут многое зависит от тети. От ее планов. Мне надо будет предварительно с ней переговорить. Тем более что я уже начала постепенно принимать от нее хозяйство, а это требует много времени и труда. Давайте решим так. В принципе, я согласна. А конкретные сроки обговорим позднее.
– Ладно, договорились. В устной форме. Письменный документ, полагаю, не потребуется?
– Конечно. Я же вижу, что имею дело с джентльменом.
– Я тоже сразу понял, что вы настоящая леди.
– Вот и отлично. Приятно встретить человека, которому можно доверять.
– Но все же не обольщайтесь чересчур. Я все-таки мужчина, а вы очень красивая женщина, против очарования которой трудно устоять. И мы одни в машине.
– Я поняла ваш намек, адвокат. Учту. Буду постоянно держать большой гаечный ключ в своей дамской сумочке. Кстати, газовый баллончик у меня уже есть. Я его замаскировала под помаду. А в пудренице лежит мини-пистолет с глушителем. Так что теперь ваша очередь опасаться. Вдруг мне захочется на ком-нибудь попрактиковаться. Да, и еще одна пикантная деталь. Чуть не забыла вас предупредить. Через несколько дней начнется полнолуние, и я уже чувствую, как у меня прорастают клыки. Не бойтесь, это временное явление. Съем кого-нибудь живьем, свежей мужской крови попью, и тут же проходит. До следующего полнолуния.
– А какие симптомы? Чувствуете зуд в полости рта? Тягу к сырому мясу?
– Нет, больше к жареному, С гарниром из свежих овощей. Можно и тарелочку спагетти с помидорами и пармезаном. И со стаканчиком «Кьянти». Я не боюсь избытка холестерина и атеросклероза. Я молода, изящна, и голодную диету мне держать еще рано. Кстати, вы мне напомнили, что подошло время ланча. Я, конечно, могу просто напиться вашей крови, с учетом нахождения в полевых условиях. Но вы явно заслуживаете более гуманного обращения. Пожалуй, я довольствуюсь чем-нибудь более традиционным при выборе еды. Никаких змей, лягушек, жуков и скорпионов. Итак, куда поедем на ланч? Полагаю, что вы все же лучше знаете местные окрестности. И вам легче будет сделать выбор.
– Вы правильно сделали, что доверились мне в этом вопросе, мэм. Я как раз знаю одного местного фермера, который превратил свою разоряющуюся усадьбу в ресторан. Взял заем в местном банке, переоборудовал свой дом и амбар под ресторанные залы. По-моему, неплохо получилось. Да еще место удачное. Весь комплекс расположен недалеко от довольно оживленной трассы. Есть хороший съезд с дороги. В общем, бизнес у него пошел. Отец как адвокат ведет его коммерческие дела. Так что мы можем рассчитывать на приличную скидку.
– Ну вот, а говорили, что ничего здесь не помните и не знаете. Все-таки вы, наверное, шпион, и вас специально готовили к заброске. Изучили заранее все местные достопримечательности.
– Нет, просто заранее готовился к вашему приезду. Я его предчувствовал. У нас была установлена незримая телепатическая связь. А вы разве это не чувствовали? Не слышали биение моего сердца?
– Как сказать. Приближаясь к городку, когда он уже показался на горизонте, я, кажется, ощущала нечто подозрительное. Как будто кто-то посторонний копошится в голове. Ползет, как клоп-черепашка, по извилинам моего мозга. Так это, оказывается, вы их просматривали. Без разрешения дамы. Да вы просто монстр какой-то. Где же ваше воспитание? Где соблюдение приличий? Впредь прошу проводить любые эмпирические и телепатические сеансы связи только после предварительного согласования со мной. А сердцу трепетать и рваться из груди еще рано. Вы еще не произвели на него должного впечатления. Так что давайте вновь вернемся к вашей биографии. Лучше в более подробном изложении. Женщины любят детали и пикантные подробности. Поэтому не скупитесь на слова, и заодно вкладывайте в них побольше эмоций и выразительности. Попробуйте очаровать меня своим красноречием. Насколько я помню, от рыцарей в прошлом требовалось умение не только владеть конем, копьем и мечом, но и развлекать дам.
– Хорошо, вы меня убедили. Я превращусь в фонтан красноречия. Но при условии взаимности. Информация в обмен на информацию. Напоминаю основные детали своей биографии. Окончил Принстонский университет. Специалист в области корпоративного права. Имею также степень бакалавра по экономике. С работой повезло. После университета меня пригласили в одну крупную юридическую фирму, в Нью-Йорке. В Америке крупные корпорации специально охотятся за перспективными выпускниками, отлавливают юные таланты еще во время учебы и незадолго до выпуска заключают трудовой контракт.
– Про Принстон я слышала. Весьма престижный и дорогостоящий вуз. Так, значит, насколько я поняла, я имею дело с настоящим талантом, да еще с миллионером?
– А у вас были сомнения в отношении моей талантливости?
– Ну что вы. Только в отношении ваших миллионов. Я просто из вежливости спросила. Я же психолог по образованию. Умею читать мысли и вижу людей насквозь.
– И где же вы получили столь полезную специальность, позволяющую видеть меня насквозь? Я даже как-то неловко себя чувствую. Интересно, насколько насквозь? Неужели и все мои потаенные мысли читаете? И даже то, что я думаю о вас в данную минуту?
– Вы неправильно строите беседу. Задаете слишком много вопросов одновременно, мистер Почемучка. Это у вас просто не изжитые детские привычки. Пора взрослеть.
– Так вы специалист по взрослой или по детской психологии?
– По взрослой, естественно. А детская психология – это из личного опыта. Как ни странно, но я тоже была когда-то ребенком.
– Так, теперь моя очередь проявить настойчивость. Смена ролей. Теперь вы уклоняетесь от ответа.
– Разве? Никогда не замечала за собой такого недостатка. Я всегда была прямой, открытой и правдивой, как палка от швабры. Просто вы все время сбиваете меня своими репликами. Итак, я закончила, естественно, весьма успешно, Тринити-колледж. Вы видите перед собой ходячий образец ума и красоты, гармонию разума и внешности, обаяния и деловитости. Как уже говорилось, я психолог, со степенью бакалавра. Но вот поработать еще не успела, ибо церемония вручения диплома состоялась всего пару недель назад. Шелковая мантия выпускника и академическая шапочка с кисточкой еще не успели полинять и покрыться пылью в домашнем шкафу. Просто мой семейный, точнее, клановый долг позвал меня в дорогу. Ваш отец, полагаю, рассказал вам хотя бы вкратце мою одиссею.
Собеседник как-то двусмысленно и уклончиво пожал плечами.
– Так, кое-что, в самых общих чертах. Хотелось бы услышать от вас самой, из первоисточника. Более точно и детально.
– Питаете интерес к моей личной жизни, мистер адвокат?
– А вы любите задавать провокационные вопросы, мисс психолог?
– А отвечать вопросом на вопрос невежливо, особенно в отношении дамы. И своими вопросами вы отвлекаете меня от вождения. Это может плохо кончиться. Я не могу сосредоточиться на главном. Могу совершенно утратить контроль над дорожной обстановкой. Последствия сами можете представить.
– Боюсь, что у вас архаичные представления о поведении в отношении дамы. В наш век эмансипации и равных возможностей…
– Это у вас в Америке век эмансипации, – оборвала его Марианна.
– А у нас в Ирландии еще не закончился романтический и рыцарский период. Во всяком случае, мне бы этого не хотелось.
– Ну что ж. Пожелание прекрасной дамы для меня закон. Будем считать, что мы вернулись на время нашего общения во времена короля Артура.
– Вот и прекрасно. С вами приятно иметь дело. Хватаете все на лету. Но вы не полностью ответили на мои вопросы. Как же насчет миллионов?
– Боитесь прогадать? – насмешливо заметил пассажир.
– Да уж, не хотелось бы зря время тратить, – не менее насмешливо отпарировала водитель.
– Ну что ж, это вполне разумный подход. Но, к сожалению, придется вас разочаровать. Свой первый миллион я еще не накопил. Говорят, это самое трудное дело, дальше само пойдет. Учеба в Принстоне, действительно, дорого обходится. Но мне повезло. Продержался за счет комбинированных источников инвестиций. Часть необходимых средств высылал отец, часть я зарабатывал сам, особенно во время каникул. А главное, за успехи в учебе получил стипендию от Фонда Форда. В принципе, можно было получить еще банковский заем на учебу, но для иностранца это сложнее. Кстати, мы уже почти приехали. Сейчас будет поворот направо, не пропустите, мисс водитель. Как раз возле вон того указателя.
Они съехали с трассы возле рекламного указателя «Ресторан «Лаки Милз» – «Удачная трапеза». Проскочив еще пару сотен метров по узкой, мощеной гравием дорожке, въехали в большой двор, огороженный живой изгородью в половину человеческого роста, и вырулили на парковку, где стояло уже почти с десяток машин.
– Давайте, вначале пройдемся, – предложил Патрик.
– Разомнемся слегка, и я покажу вам, как при наличии творческой фантазии и предприимчивости, при сравнительно небольших инвестициях можно переоборудовать обычную сельскую усадьбу во вполне приличный загородный ресторан. Точнее, создать целый ресторанный комплекс из ресторанчиков нескольких типов, с учетом самых разных вкусов. Мы пройдемся по всем, и вы выберете тот, который вам больше понравится. Посетителям обычно импонирует эта возможность свободного выбора. Обратите внимание вначале вон на то здание слева от нас.
Он повел рукой в сторону легкого, какого-то воздушного с виду одноэтажного деревянного строения на высоком каменном фундаменте.
У здания была необычная для здешних мест архитектура. Чем-то оно напоминало пряничный домик из сказок братьев Гримм. Впечатление еще больше усиливалось веселой, светло-розовой окраской стен под голубоватой черепичной крышей, сливающейся с таким же голубым, почти безоблачным небом. Казалось, домик вот-вот начнет подниматься ввысь, как воздушный шарик, оторвавшись от своего тяжеловатого фундамента.
– Внутри тоже все выдержано в легких, розовато-голубых тонах, с примесью белого, естественно. Создает романтичное и слегка легкомысленное настроение. По себе знаю. Посуда и блюда тоже призваны усилить этот настрой. При большом наплыве посетителей здесь часто играет небольшой Оркестр. Не знаю почему, но этот ресторан особенно любят одинокие женщины и пожилые супружеские пары. Вы психолог, вам легче разобраться в этом феномене. Поэтому здесь часто празднуют различные свадебные юбилеи и круглые даты рождения уже пожившие на этом свете люди. Хотите пройти во внутрь, посмотреть?
Марианна отрицательно покачала головой.
– Нет, пожалуй. Что-то не хочется. Наверное, отпугивает ваша фраза о пожилых посетителях. Хотя домик, конечно, очень симпатичный. Действительно, какой-то легкий, ажурный. Но во внутрь нет необходимости заходить. Вы так все красочно описали, что я легко могу представить все происходящее там, внутри. И потом, – насмешливо добавила она, – мы с вами еще пока не пожилая супружеская пара.
Патрик сделал вид, что не заметил слово «пока», и, взяв ее под руку, направился к другому зданию, низкому, приземистому, с небольшими оконцами, вытянувшемуся во всю свою немалую длину. Он продолжил свои пояснения, при этом как бы машинально перенес свою руку ей на талию и даже слегка спустил ладонь вниз, скользнув по верхнему изгибу бедра.
– Теперь обратите внимание на это сооружение. Сразу видно, что в прошлом это был либо хлев, либо амбар. Сохранена нарочитая грубость отделки, этакий примитивно-первобытный стиль. Стены облицованы тесаным камнем, крыша покрыта соломой. Давайте все же зайдем…
Не снимая руки с талии Марианны, новоявленный гид слегка подтолкнул ее вперед, в сторону окованной тяжелыми бронзовыми полосами входной двери, другой рукой предупредительно приотворив ее для своей прекрасной спутницы.
Его рука столь уверенно и прочно покоилась на ее бедре, вызывая ощущение спокойствия и надежности, что Марианна не стала жеманничать и сопротивляться, спихивая эту тяжелую мужскую длань. Это никогда не поздно будет сделать потом, если экскурсовод начнет переходить границы. Границы дозволенного, которые каждая женщина определяет сама для каждого конкретного мужчины, на каждый конкретный случай. И вносит свои коррективы по мере необходимости. Или эти изменения происходят сами, зачастую вне ее желания и воли, а она лишь следует ходу событий.
Ведь очень многое зависит и от самого мужчины. Всегда можно дозволить больше, чем планировалось, если это тебе приятно и если он того заслуживает. Например, как награду за его деяния во славу любви и своей возлюбленной. Или поддавшись искушению. Или мимолетному слепому капризу. Но бдительность, как говорит мамочка, никогда нельзя терять. Этим мужикам только дай волю, покажи свою слабость и увлеченность ими. Вмиг съедят, как кот мышку, вместе с хвостом и ушами, даже не умывшись предварительно.
Внутри «амбара», как она определила для себя это помещение, во всю длину по центру зала стоял огромный, грубо сколоченный деревянный стол, с расставленными по нему оловянными тарелками и кубками. С обеих его сторон тянулись столь же грубо вытесанные деревянные лавки. У стены был огромный очаг, над которым на цепях висел огромный железный котел. Длинный стол перед очагом заканчивался коротким поперечным столом. Как бы для президиума собрания, или для размещения вождей, чтобы видели всех своих подчиненных и подданных. На стенах висели старинные воинские доспехи времен набегов викингов: круглые деревянные щиты, обитые по краям железом или бронзой, копья, мечи, боевые топоры и секиры. В помещении царила мрачная, грубоватая и утилитарная простота древнего быта.
Все помещение явно имитировало пиршественный зал в жилище какого-нибудь конунга викингов или вождя кельтского племени. Быт, и оружие и у гэлов, и у англо-норманнов были примерно одинаковыми. Только говорили на разных языках. Для полного антуража прошлых времен не хватало только бочонков с пивом на столах, огромных туш кабанов и лосей, зажаренных или запеченных на вертеле целиком, и блюд с луком, чесноком и яблоками. Ну и еще, естественно, самих мускулистых и свирепых викингов или кельтов, обрызганных чужой и своей запекшейся кровью, обнявшихся за плечи и качающихся в такт своим диким боевым песням. И их столь же необузданных подруг, пытающихся вытащить из-за стола своих дружков хотя бы на время, чтобы тут же, в углу, предаться буйному разврату во славу Одина или Кухулина, а скорее, просто из-за нестерпимого зова похоти.
Она вдруг представила Патрика в этом зале, за этим столом, среди шумной толпы, в старинном боевом наряде, с огромной кружкой пива в правой руке, покрытой шрамами. И себя на его коленях, бесстыдно обнаженную по пояс и столь же пьяную, как ее возлюбленный и повелитель, удерживаемую от падения его сильной левой рукой. Она пытается обеими руками расстегнуть его широкий боевой пояс, украшенный связкой черепов побежденных в поединках противников, чтобы добраться до многообещающего содержимого, упрятанного внутри его просторных полосатых штанов. Выпустить на свободу его заждавшегося, рвущегося наружу красавца, чтобы дать ему поработать во всю природную мощь и прыть внутри своего сочного и ароматного естества…
Воображаемая греховная сцена высветилась столь отчетливо и зримо в ее сознании, что она даже испугалась. Что-то ее заносит совсем не туда. Слишком быстрая и острая реакция на знакомство с мужчиной, которое состоялось всего пару-тройку часов назад. Обычно появление элементов эротизма в ее контактах с мужчинами происходило значительно позднее. Причем вначале бессознательно, в ночных снах, а уж потом наяву, в трезвом уме и рассудке. И к тому же довольно редко. Ее всегда отличало в этом плане самообладание и трезвый расчет. Хотя, конечно, во фригидности ее никто бы не обвинил. Она не ледышка, не сосулька и не Снежная королева. Темперамента у нее вполне достаточно для любого мужчины, даже из самых жарких краев. Но вот расходовать его надо разумно и в отношении достойного объекта. Подумав предварительно о последствиях и возможных перспективах, прежде чем поддаваться зову природы.
Надо бы поостыть и присмотреться к спутнику внимательнее. Может быть, джентльмен увлекается гипнозом и магией? И уже успел пустить в ход свои колдовские чары? Интересно было бы узнать, для чего. А вдруг это что-то из обрядов черной мессы? И как бы не попасть потом в полубессознательном состоянии на языческий алтарь в виде искупительной жертвы какому-нибудь козлоногому и рогатому божеству. Может быть, сразу подсказать ему, что козлинообразные предпочитают девственниц, а она под эту категорию уже давно не подходит?
Шутка, конечно, но подумать над своим странным восприятием малознакомого «чужестранца» не помешало бы. Несколько попозже, наедине, вне воздействия его флюидов и ферромонов. А то его эротические запахи, столь зримо преследовавшие и подсознательно будоражившие ее во время поездки, усиленные замкнутым пространством машины, будут слишком забивать ноздри и мешать трезвой работе мозга.
Во всяком случае, из «амбара» надо срочно выбираться. А то ожившие призраки мрачного средневековья могут окончательно столкнуть ее с праведного, разумного и хорошо просчитанного пути современной городской девушки с университетским дипломом.
– Послушайте, Патрик, что-то здесь мрачновато. Явно не для современных дам. Давайте лучше ознакомимся с оставшимися возможностями.
– Как скажете, леди. Мне здесь тоже несколько неуютно. Тяжеловатый комфорт. Больше подходит для мужских компаний, возвращающихся с охоты или рыбалки. Или с войны. Собственно, для осмотра остались только индивидуальные «хижины» для влюбленных пар или небольших компаний, желающих развлечься без посторонних глаз.
– Что вы имеете в виду?
– Сейчас увидите.
Он провел ее к группе домиков, стоявших поодаль от основных строений, оформленных в староирландском стиле. Домики были небольшими по площади, в одну комнату, с конусообразными или четырехскатными крышами, покрытыми соломой или тростником, с незаштукатуренными и небелеными каменными стенами круглой или квадратной формы.
Оки зашли в ближайшую хижину. Каменный пол, покрытый самодельными плетеными ковриками, В центре вместо очага, дым из которого выходил в старину через дверь, а позднее через трубу, располагался круглый деревянный стол для трапезы, окруженный деревянными резными креслами. Почти как в рыцарском замке у короля Артура, только уменьшенного формата. У стен, явно вне рамок традиционной кельтской культуры, в угоду гостям, располагались диванчики с продолговатыми подушками, набитыми шерстью, покрытые овечьими шкурами, как бы призывая к отдыху и расслаблению утомленных или перегруженных спиртным гостей. Л может быть, и к другим плотским радостям. На каждом домике, над входом, висела табличка с его названием, в котором обязательно фигурировало название цветка. Видимо, чтобы добавить цветочный аромат в общую атмосферу телесной и эстетической приятности и чувственности.
– Ну, так на чем остановимся? – прервал ход ее мыслей змей-искуситель. – Посетители пока не кишат, так что у нас огромный выбор. Насколько я понял, «старина» нормандских времен отпадает. Розовый домик вас тоже не прельстил. Остается выбрать хижину.
– Насколько я поняла, весь выбор сводится к тому, чтобы остаться с вами наедине в комнате с закругленными или угловатыми стенами.
– Не стоит драматизировать ситуацию. Есть еще один вариант. Перекусить под навесом, на свежем воздухе, напоенном ароматом свежескошенной травы и пеньем птиц. В этом комплексе предусмотрен и такой вариант. Расположен этот навес несколько поодаль, на берегу ручья. Там есть жаровня и гриль. Можно самим мясо и сосиски поджарить. Или грибы. Мы будем есть картофель, запеченный в костре, прямо с кожурой, и запивать его холодной ключевой водой, от которой ломит зубы.
А еще можно просто корзинку с продуктами с собой захватить и отправиться прямо отсюда на берег моря. Будем вкушать яства под крики чаек и игру дельфинов. Правда, морскую воду я принципиально не пью. В детстве один раз попробовал во время купания, когда чуть не утонул. С тех пор больше не тянет.
– Да вы поэт, сэр. У вас образное мышление и развитая творческая фантазия. Однако я не люблю смешивать запахи еды и травы. И морскую воду тоже не пью. Здесь наши вкусы совпадают. Так что придется выбрать меньшее из зол. Или остаться с вами наедине, или остаться голодной. Итак, я выбираю хижину и еду. И чтобы далеко не ходить и не подвергать себя дальнейшим мучениям, давайте останемся в этой. Мне нравится ее название – «Нарцисс». Надеюсь, вы помните греческую мифологию, что-то там про самовлюбленного юношу, которого восхищал только он сам. Такая аналогия меня вполне устраивает. Вы будете целиком заняты самолюбованием, и я буду чувствовать себя в безопасности.
– Ну что ж. Я рад, что победил здоровый прагматизм. Вы не пожалеете, мисс, о сделанном выборе. Вы в надежных, рыцарских руках. Так что ничто здесь не угрожает вашему целомудрию, вашей безопасности, вашему аппетиту и вашей красоте. Хотя от прямых аналогий в этой жизни я бы воздержался. Они не всегда срабатывают. Я имею в виду самолюбование. Я бы предпочел любоваться вами. Если вы не против, конечно.
– Отнюдь. Почему бы не доставить спутнику такую простую житейскую радость. Признаю свое обаяние, хотя в целом я просто до удивления скромна и самокритична. С зеркалом почти не общаюсь. Карате не занимаюсь, но способна защитить себя от мужских посягательств. Мой аппетит и красоту своими взглядами вы не испортите. А как мы вызовем официанта?
– Боюсь, что телефон или звонок в хижину они еще не провели. Так что, если не боитесь побыть немного в одиночестве, я оставлю вас здесь, а сам быстренько сбегаю в «розовый домик». Там штаб-квартира всего этого заведения.
– Хорошо, я вас отпускаю, благородный рыцарь. Рассчитываю на быстроту ваших ног и сообразительность. Постараюсь не умереть от голода и тоски до вашего возвращения.
Надежды оказались не напрасны. Уже через несколько минут он вернулся в сопровождении довольно смазливой официантки, одетой в стилизованный национальный костюм – короткую зеленую юбку с удлиненной жилеткой того же цвета и белую кофточку, с легким зеленым шарфиком, повязанным узлом на шее, В руках она держала две огромные папки в оранжевом кожаном переплете, которые тут же положила на стол напротив гостьи.
В папках на двух языках – английском и гэльском – содержался перечень весьма соблазнительных и экстравагантных блюд, в широком диапазоне от старинной ирландской до современной французской кухни, но тоже с налетом кельтского привкуса. Все же общие исторические корни у обоих народов присутствовали до вторжения латинян и германцев на их коренные земли и в их генетику.
Да, с меню все было в порядке, прямо слюнки текли. А вот с официанткой было хуже. Почему-то, при одном ее виде у гостьи как-то сразу пропал аппетит. Местная дива чересчур бойкого нрава, с нахальными голубыми глазами и ярко-рыжими кудрями как-то уж слишком плотно липла к клиенту мужского пола, нарушая элементарные нормы приличий. Чуть ли не залезала рукой к нему в брюки. Тем более, позволяла себе эту вольность в присутствии посторонней дамы. Интересно, а что бы было, если бы мисс О'Нил в данный момент отсутствовала? Скорее всего, обе особи уже перекочевали бы на диван, напрочь забыв про меню в яркой обложке. А еще через пяток минут оглашали бы окрестности мерзкими воплями, как стая диких обезьян в джунглях Амазонки в период течки.
Причина неприличного поведения обслуживающего персонала тут же разъяснилась. Патрик повернулся к Марианне и как-то небрежно пробубнил:
– Извините, что сразу вас не представил друг другу. Это Молли, моя бывшая одноклассница. А это Марианна, племянница тетушки Бреннан. Приехала помочь ей с управлением пансионатом. Слушай, Молли, – он тут же отвернулся от гостьи, как будто исчерпав официальным представлением потенциал своей вежливости и галантности, – я очень рад тебя видеть, и мне бы хотелось встретиться с тобой позднее, поговорить. Мы это еще обсудим. А пока не могла бы ты нас покормить?
Он повернулся к Марианне.
– Вы можете выбрать то, что вам самой захочется. А я предпочитаю довериться специалисту.
Он опять развернулся лицом к красотке и продолжил:
– Выбери для меня сама то, что у вас лучше всего получается. На свой вкус. Я на него рассчитываю. Ну, и чтоб не пришлось слишком долго ждать.
– Как скажешь, дорогой. Для тебя я на все готова. Буквально на все. Сервис будет по высшему разряду.
Она раздвинула свой слишком большой рот в плотоядной улыбке и многообещающе подмигнула. Да еще у нее хватило наглости при этом пренебрежительно посмотреть на Марианну. Как бы демонстрируя свои права и предостерегая от покушений на чужую собственность.
– Да, кстати, – продолжила красотка, – я могу отпроситься сегодня пораньше, и мы сможем прекрасно провести вместе вечерок.
Она оценивающе, пристально и не спеша оглядела Марианну, видимо, прикидывая степень опасности с ее стороны в возможной конкурентной борьбе, а также характер ее отношений с Патриком.
Патрик, как опытный адвокат, тут же уловил подтекст ее заявления и назревающий конфликт, отчего почел своим долгом, словно судья на ринге, развести по разным углам драчливые стороны. Он улыбнулся и слегка шутливым тоном произнес:
– Молли, не увлекайся. Я помню, что ты моя первая школьная любовь, и всю жизнь, как ангел-хранитель, бережешь меня от ошибок в личной жизни. Но, насколько я слышал, у тебя самой достаточно увлечений, особенно в последнее время. Меня уже успели проинформировать.
Красотка как-то сразу увяла и, скромно потупившись, пояснила:
– Я не совсем понимаю, о чем идет речь. Но ты же знаешь людские языки. Да и я про тебя тоже кое-что слышала. Про твою встречу с Хелен сразу по приезде. В твое отсутствие она уже успела выйти замуж и овдоветь. Так что, как я понимаю, она теперь строит большие планы на будущее в связи с твоим приездом. Тем более что от первого брака детей у нее нет. Наверное, рассчитывает на ренессанс вашего прошлого. У вас ведь весьма крепкий роман тогда завязался. Только твой отъезд помешал ему завершиться у аналоя. Так как же прошла ваша первая встреча после долгой разлуки? Наверное, с трудом расстались на рассвете?
Последние фразы были явно предназначены для слуха гостьи. Убедившись, что они попали в цель, официантка довольно усмехнулась и тут же перешла на деловой тон:
– Ну, хорошо, не буду вас больше томить и морить голодом. Хотя с тобой, Патрик, мне надо поговорить. Но это терпит, – тут же добавила она, заметив отблеск протеста в его глазах. – Не бойся, ничего для тебя страшного. Никаких обязательств и последствий. Мне просто нужен твой квалифицированный совет. Ты же адвокат, и это твоя работа. Будем считать, что я твой потенциальный клиент.
Вспомнив, что посторонняя мисс еще не сделала свой заказ, она демонстративно достала блокнотик из кармашка жилетки.
– Будете заказывать сами или доверитесь мне, как Патрик?
– Ну, если у вас так принято, то не буду нарушать традиции, – миролюбиво заметила Марианна, решив не обострять ситуацию. – Присоединяюсь к пожеланиям своего спутника. И учтите, что я не страдаю отсутствием аппетита и не сижу на диете. Моей талии пока что ничто не угрожает.
– Не сомневаюсь, мисс. Не беспокойтесь. Стол будет просто ломиться от обилия еды, после которой вы вообще забудете о здешних мужчинах.
С этими словами официантка гордо удалилась, отчаянно вихляя широкими бедрами. Организовывать работу она, правда, умела, и уже через десять минут на столе появились напитки, холодные закуски и первое горячее блюдо из запеченной семги с картофелем и зеленью. А также столовые приборы, бокалы и даже торт. Весьма красивый, со взбитыми сливками и свежей клубникой. Как раз такой, какой любила Марианна.
Нахальная однокашница принесла все это не сама, а спихнула черную работу на официанта-мужчину. Точнее, на молодого восемнадцатилетнего парня, судя по ухваткам, деревенского происхождения и совсем недавно работающего на ниве ресторанного сервиса. Видимо, решила, что чрезмерное общение с соперницей в унизительной роли обслуживающего персонала не прибавит ей шансов в конкурентной борьбе и может спровоцировать преждевременный взрыв. Да и расшалившиеся нервы поберечь никогда не помешает.
Ну и бог с ней, подумала Марианна, лишь бы отравы или слабительного в блюда не подсыпала. Но каков ловелас, этот Патрик. К тому же умеет укрощать бунтующих красоток. Если побыть с ним еще пару дней, то весьма много нежелательных для него личных секретов раскроется. Судя по его внешности и повадкам, парень явно не промах, и до своего отъезда в США наверняка успел тут наследить. Ни одну красотку оставил в слезах. Может быть, даже сынишка где-нибудь внебрачный подрастает. Ну что ж, вопрос интересный, не мешает его задать прямо в лоб. Это обеспечит ей защиту на будущее, а также избавит от лишних иллюзий и хлопот.
– Послушайте, Патрик. Вот о чем я подумала. После вашего разговора с этой прелестной официанткой у меня сложилось впечатление, что вам предстоит еще не одна столь же увлекательная беседа на ту же тему с другими местными дамами. Видимо, как увлекающейся натуре, вам было трудно в свое время остановиться на одной избраннице. И не будет ли мое присутствие вам мешать? У ваших поклонниц может сложиться неправильное впечатление о наших взаимоотношениях. И мне бы не хотелось, чтобы это осложняло мое пребывание здесь. Я даже не спрашиваю при этом, кто такая Хелен.
– Простите, Марианна. Хотя я и католик, но не люблю исповедаться прекрасным дамам. В жизни у каждого мужчины, как и у женщины, может быть что-то глубоко личное, чего не стоит выносить на обсуждение других лиц. Я же не прошу вас рассказать мне о своей личной жизни в Дублине. Хотя, не сомневаюсь, вам есть что поведать. В жизни всегда остаются какие-то осколки от прошлого. Я не собираюсь оправдываться. Поэтому давайте сразу установим рамки наших взаимоотношений. Мне почти тридцать лет, и, естественно, я уже успел повидать кое-что в этой жизни. То, что я могу рассказать, я расскажу. При том условии, конечно, если это вас будет интересовать.
– Извините, что перебиваю, Патрик. Но я женщина, и интерес к копанию в чужой жизни заложен во мне самой природой. Так что, если вам нужно будет с кем-то поделиться самым сокровенным, то не стесняйтесь. Я люблю чужие тайны. Просто обожаю. Так что при первом же порыве идите сразу ко мне на исповедь. В любое время. Кроме, конечно, того времени, когда я сплю. Я не люблю, когда прерывают мой сон.
– Спасибо за любезное согласие принять мои словесные излияния. Не беспокойтесь. Я знаю кое-что о соблюдении приличий в отношениях с дамой. Я не буду вторгаться в вашу спальню с 11 вечера до 7 утра. Такой временной диапазон для комендантского часа, надеюсь, вас устроит. Пока могу только сказать, что я чист перед вами. За мной нет прошлого, которого я мог бы стыдиться, и у меня нет серьезных моральных обязательств перед женщинами ни здесь, ни в США. И потом, не слишком ли рано мы начинаем обсуждать личные вопросы? Мы ведь, собственно, только-только познакомились и заехали в ресторан просто потому, что проголодались. И мы вполне можем насладиться хорошей едой и легкой, приятной беседой, не затрагивая серьезные проблемы. Или, если хотите, мы можем придать нашей беседе деловой характер, хотя я лично предпочитаю вести деловые разговоры после еды. Не хочется портить себе аппетит и вызывать язву желудка. У нас еще будет возможность перейти к обсуждению серьезных тем. Я это предвижу. Как только ваша тетушка ляжет в больницу, а вам придется заниматься всем ее хозяйством. Вот тогда и воспользуетесь моими профессиональными услугами как юриста и как человека, имеющего здесь кое-какие полезные связи.
– Хорошо, Патрик. Вы меня почти убедили. Хотя, как вы понимаете, я повторюсь, некоторые вопросы были вызваны чисто женским любопытством. Ничего личного. Да и, безусловно, я должна знать хотя бы, за что на меня могут напасть местные дамы. Если страдаешь, то надо знать, за что страдаешь. И как от этого можно защититься. А еще лучше, как этого можно избежать. Заранее принять какие-то меры. Я не люблю ненужные скандалы. Да и вам они, пожалуй, ни к чему. Хочу просто прожить спокойно те несколько недель, которые понадобятся для завершения процесса лечения тетушки. Тем более что вы правы – проблем и без того предвидится очень много. Особенно в хозяйственной сфере. Для этого не надо быть великим провидцем. Дай бог с ними хоть как-то справиться. Какая уж тут личная жизнь. Это вы здесь на отдыхе, а не я. Я тут уже с тетушкой прошлась по пансионату. Прикинула, что мне без нее предстоит делать. И, честно признаюсь, просто в ужас пришла.
– И что же вас так напугало?
– Не объем и сложность физического и умственного труда, как ни странно, хотя и это тоже. Больше всего меня пугают будущие отношения с людьми. С постояльцами пансионата. Мне кажется, они уже заранее смотрят на меня как на глупую и неумелую девчонку, с которой и говорить серьезно не о чем. И это притом, что я, была вместе с тетушкой. Когда они вынужденно сдерживались в своих словах и эмоциях. Просто смотрели на меня как-то слишком выразительно, когда тетушка рассказывала им о том, что я вскоре должна ее временно заменить. С таким откровенным сожалением и недоверием на меня смотрели, что никаких слов не надо.
Хотелось после этого просто упаковать свой чемодан и отправиться восвояси, назад, в Дублин, к папе с мамой. У меня сложилось такое впечатление, что они уже тоже пакуют свои чемоданы. И как только тетушка ляжет в больницу, все постояльцы тут же разбегутся. А если даже и останутся, то после моего недолгого правления о пансионате пойдет такая дурная слава, что тетя после больницы не скоро найдет новых клиентов. И потом, мне кажется, что я слишком самолюбивая и агрессивная для такой работы. Я бы не смогла работать официанткой и постоянно выслушивать чьи-то нарекания. Я сразу же переругаюсь вдрызг, особенно, если почувствую, что клиент не прав.
– Скорее всего, это просто возрастное. Со временем пройдет. Станете более уживчивой и покладистой, когда жизнь обкатает. Да и вообще, с возрастом становишься более терпимым к чужим недостаткам. Начинаешь понимать, что все люди не идеальны. Молодости вообще свойственен максимализм в оценках и суждениях. Требуешь от людей больше, чем они могут дать. От того и постоянный конфликт внутри человека, от несовпадения ожиданий и реальности.
– Да. В ваших речах сразу чувствуется адвокат. Я понимаю, что в своей работе вы постоянно сталкиваетесь с изнанкой жизни, с ее теневыми сторонами, которые вам приходится раскрашивать перед общественностью в более приемлемые цвета. А потом, мужчинам проще. У них более философский взгляд на многие вещи. И более огрубленное восприятие.
– Не буду оспаривать это суждение. Я все же не профессиональный психолог и не женщина. Нет соответствующей теоретической подготовки. Но зато я хороший практик. Ведь человек постоянно сталкивается в своей жизни и с хорошим, и с плохим. А вот выбор окраски мира зависит от него самого. Можно быть оптимистом в оценках, и пессимистом. Каждый выделяет в первую очередь свое, исходя из собственных критериев, пропуская все происходящее через призму собственных ощущений и ценностных ориентиров. Отсюда и взгляд на жизнь – через черные или через розовые очки. Или вперемежку. А некоторые видят ее в сумеречной, серой зоне спектра. Как унылый скептик.
– А как вы думаете, я произвожу впечатление человека, поменявшего розовые столичные очки на местные черные?
– Да нет, по первому впечатлению. Во всяком случае, мне бы этого не хотелось. Неужели местная жизнь успела всего за несколько дней внушить вам абсолютный пессимизм? Неужели до сих пор не удалось увидеть никаких розовых просветов? Видимо, это моя вина. Придется взять над вами шефство и показать, что не все так плохо в этом мире, по крайней мере, в пределах западного побережья. Если вы, конечно, не возражаете против моей опеки.
– При условии, что мне не придется эту опеку делить с другими, – не удержалась от колкости Марианна.
– Неужели вы ревнуете? – притворно удивился Патрик. – Не слишком ли рано? Да и я, вроде бы, еще не давал для этого повода. Я же сказал, если что и было, то все давно в прошлом. Там и останется. Во всяком случае, я постараюсь, чтобы не было накладок, – шутливо заверил он.
И серьезно добавил:
– Я ведь однолюб и человек серьезный. Если уж увлекусь кем или чем, то надолго и по-настоящему. И никакого раздвоения и метаний между половинками.
– И как долго может продлиться это ваше «надолго»?
– А это зависит от другой стороны. Я человек целеустремленный. Полагаю, что способен сохранить свои чувства на всю оставшуюся жизнь.
– К женщине?
– Именно. Как сказано в Библии, «пока не разлучит смерть». Но это в теории, умозрительно, – тут же на всякий случай отыграл назад оппонент.
– Причем на основе взаимности. То есть, не к любой. Пока мне такого рода «единственная в мире» и «на всю жизнь», женщина, предназначенная судьбой только для меня, еще не попадалась. Но я не теряю надежду. – И он выразительно посмотрел на собеседницу, как бы посылая ей, вызов. По крайней мере, именно так Марианна восприняла его взгляд.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Спелое яблоко - Льюис Пола

Разделы:
Пролог1234567Эпилог

Ваши комментарии
к роману Спелое яблоко - Льюис Пола



Черти-что! Даже до четвертой главы не дошла! Слишком много рассуждений, как-то хладнокровно. Нет описания чувств, эмоций. Как будто документы составляют! 2 балла!
Спелое яблоко - Льюис ПолаАмериканка
19.01.2013, 16.45





Я согласна с предыдущим комментарием. Слишком много лишней информации.
Спелое яблоко - Льюис ПолаКошечка Джози
31.12.2014, 21.07





ужасно затянуто! просто не хватает терпения прочесть все эти словесные изыски. читала бы книгу,пропускала бы на первый раз многое,чтобы хоть сюжет не забыть. а , если бы захотелось, то второй раз уже по изыскам прошлась бы.
Спелое яблоко - Льюис Полаирина
10.06.2015, 15.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100