Читать онлайн Любовь на Утином острове, автора - Лесли Марианна, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на Утином острове - Лесли Марианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на Утином острове - Лесли Марианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на Утином острове - Лесли Марианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лесли Марианна

Любовь на Утином острове

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Озеро Гурон красиво в любое время года. Оно всегда услаждает глаз своим величием и красотой.
После завтрака Алан помог Дженни одеться, и они вместе вышли из хижины. Природа возвещала о скором приходе осени. Солнце позолотило верхушки деревьев и разлило по поверхности озера жидкое серебро. Аромат сосен и кедров и запах опавшей листвы наполняли бодрящий холодный воздух.
С озера дул легкий бриз. Он играл с осенней листвой, кружа ее в воздухе, а потом бросал оземь желтые монетки-листья, которые усеивали скалистую тропу, по которой они шли.
День был окутан той же непостижимой магией, что и прошедшая ночь. Иллюзия продолжалась. Зная, что они вынуждены оставаться на острове до тех пор, пока кто-нибудь не хватится их, Дженни с Аланом решили извлечь как можно больше удовольствия из этого неожиданного уединения. Они не обращали внимания на то, что реальность может вернуться в любой момент, и искали радость в обществе друг друга.
Решив воспользоваться преимуществами со-лнечной погоды и спокойной воды, они покопались в сарае и отыскали рыболовные снасти. Правда, удилище было довольно старым, но Дженни, как знаток, заявила, что оно вполне пригодно для ловли рыбы. Порывшись еще немного среди всякого хлама, она нашла леску и с жаром стала убеждать Алана наловить к ужину рыбы.
– Только подумай! – радостно воскликнула она. – Сегодня мы сможем полакомиться жареной рыбой. Это так здорово!
Ее энтузиазм заразил и Алана, но, когда они уселись на один из камней, выступавший из воды у самого берега, он неохотно признался, что понятия не имеет, как приступить к делу.
– Я же городской житель, выросший на улицах Чикаго, – оправдывался он. – Может, ты сама все сделаешь?
Она помахала забинтованной рукой.
– Тут требуются две руки, парень. К тому же теперь моя очередь играть роль учителя. – Воспоминание о том, чему научил ее Алан этой ночью, заставило ее покраснеть. Яркий румянец разлился под смуглой кожей.
Заметив это, Алан довольно улыбнулся, прижал ее к себе и крепко поцеловал.
– Мне нравится, как ты краснеешь. Тебе идет.
– Не пытайся заговорить мне зубы. – Она рассмеялась и вырвалась из его объятий.
Он обреченно вздохнул, и Дженни стала терпеливо объяснять, что и в какой последовательности нужно делать.
Его большие руки, такие ловкие и умелые, почему-то вдруг стали неуклюжими и неуверенными, когда он попытался, следуя ее указаниям, управиться с удочкой.
– Теперь я понимаю, что означает выражение «руки растут не из того места», – поддразнила она его, когда он неловко попытался закинуть удочку в воду.
– Мне уже начинает казаться, – проворчал Алан, – что легче самому прыгнуть в воду и схватить рыбину руками, чем закинуть эту чертову удочку.
Сжалившись над ним, она решила подбодрить его:
– Для городского парня, никогда не державшего в руках удочки, у тебя в общем-то неплохо получается. Просто тебе не хватает практики. Тут нужна ловкость, а она приходит только с практикой.
– У меня большая практика в выуживании кошелька из сумки или кармана, а также по свинчиванию колес с оставленных на улице машин. Вот в этих делах я напрактиковался дай бог. Но вот в рыбной ловле, увы, нет.
– Я с самого начала заподозрила, что у тебя темное прошлое.
Он рассмеялся.
– Темнее не бывает. Однако твое маленькое сердечко может не трепетать – в более надежных руках ты еще никогда не была.
– В этом я тоже не сомневалась, – убежденно сказала она, затем добавила: – Но ты разжег мое любопытство. Чем ты занимаешься в Чикаго?
Он посерьезнел. В сказку стала проникать реальность.
– Я военный, сержант по званию. Служу в морской пехоте.
– Военный, – задумчиво повторила она, – в общем-то я догадалась об этом, когда ты упомянул про Ирак. Ну да, это многое объясняет.
– Что, например?
– Например, тот ужасный шрам на ноге и твою хромоту. Ты был ранен, да? А сейчас ты в отпуске по ранению, да? – Ее глаза потемнели от тревоги.
Он взглянул на нее, понимая, что ей все можно рассказать, но пока не был готов сделать это.
Должно быть, она почувствовала его колебания, потому что поспешила сменить тему:
– Значит, начинал ты с воровства кошельков и колес, а потом стал сержантом в лучших, элитных родах войск. Разве такое возможно?
– В жизни еще и не такое случается, девочка.
– Ты пошутил, да? Я имею в виду, воровство?
– Даже и не думал. Я и в самом деле занимался этим, да и кое-чем похуже. Ты видишь перед собой человека, на чье воспитание и образование не было потрачено много денег. В юности я был настоящим хулиганом. В девятнадцать лет меня впервые поймали.
– И после этого ты исправился?
– Не совсем. Я отбыл небольшой срок, который получил за мелкое воровство, и сразу же вернулся к прежнему занятию. Тогда мне нравилось то, чем я занимался. В глазах таких же, как я, отщепенцев я выглядел настоящим героем. В той среде другого не знали.
– А твои родители? Или ты сирота? – поинтересовалась она неуверенно, опасаясь проявить чрезмерное любопытство и причинить ему боль.
Лицо его помрачнело, затем он пожал плечами.
– Отца своего я никогда не знал. Мать родила меня в шестнадцать лет. К ее чести, надо сказать, что она никогда не упрекала меня за то, что пожертвовала ради меня своей молодостью, но ее зарплаты прачки едва хватало на скудное пропитание. В конце концов она не выдержала.
– Она ушла?
– Нет, покончила с собой. Наглоталась каких-то таблеток. Бог знает, где она их взяла. Однажды я пришел домой, а она лежит на кровати и не дышит. Ее пытались спасти, но было уже поздно. Эй, Дженни… – Алан протянул руку и стер слезинку, выкатившуюся из уголка ее глаза. – Ну-ну, не надо. – Он крепко, но с нежностью прижал ее к своей груди. Никто никогда не плакал о нем. Из-за него – случалось, а вот о нем – никогда. А эта хрупкая телом, но сильная духом девочка, которая стоически выносила все удары судьбы, не роняя слез, сейчас плачет о нем. – Ох, Дженни, не стоит обо мне плакать. В конце концов мне в жизни ужасно повезло.
Она шмыгнула носом и подняла голову.
– Правда? А как?
– Я встретил Сэма Хопкинса, точнее он поймал меня за руку, когда я пытался вытащить кошелек у него из кармана. Он мог бы отвести меня в участок, но вместо этого, узнав, что у меня нет родителей, привел к себе домой и предложил жить у него, только с одним условием – что я пойду служить в морскую пехоту, где и сам он служил в чине капитана. К тому времени он жил один. Жена его давно умерла, а сын погиб – разбился на машине.
Он очень красочно расписал, что ждет меня, если я не оставлю своего воровского промысла, и сумел убедить, что мне предоставляется прекрасный шанс стать человеком. Я согласился. Вначале служил рядовым, потом Сэм отправил меня на полгода в Нью-Йорк в учебку, из которой я вышел уже сержантом и стал командиром отделения.
Сэм заменил мне отца, которого у меня никогда не было. Он относился ко мне, как к родному сыну. Если бы он не дал мне шанс выйти в люди, я бы уже давно сгнил в тюрьме.
– А где он сейчас? Он… жив? – осторожно спросила Дженни.
Алан улыбнулся.
– О да, жив и здоров. Он в отставке, купил себе небольшой домик в пригороде Чикаго и ведет кружок по стрельбе в местной школе.
Она облегченно вздохнула, помолчала немного, потом задала следующий вопрос:
– Ты служил на Ближнем Востоке, верно? Это там тебя ранили? – Она погладила крепкое бедро, на котором был шрам от недавнего ранения, и подумала еще об одном, старом шраме, который находился в опасной близости от мошонки и с такой готовностью откликался на ее прикосновения.
Он слегка напрягся, и Дженни поспешно проговорила:
– Прости, мне не стоило об этом спрашивать.
Алан был поражен ее чуткостью и уже хотел было сказать, что все в порядке и что он готов рассказать об этом, как тишину нарушило какое-то жужжание и удочка, пристроенная на валуне, дернулась.
– Ой, Алан, клюет! Скорее вытаскивай, пока рыба не утащила удочку под воду.
Алан вовремя успел поймать удочку и залюбовался Дженни, которая, вскочив и возбужденно подпрыгивая, сыпала указаниями, как лучше вытащить рыбу, чтобы она не сорвалась. Ее восторг и возбуждение были заразительными. В конце концов общими усилиями рыба оказалась на берегу.
Это был довольно крупный лещ, и только по счастливой случайности леска не порвалась под его тяжестью.
– Ой, Алан! – кричала Дженни, прыгая вокруг улова. – Какой ты молодец! Поймать такого леща! Он очень вкусный, уверяю тебя!
Его прямо-таки распирало от гордости, которую он пытался спрятать за сдержанной улыбкой, удивляясь, почему такая малость, как пойманная на ужин рыба, переполняет его такой радостью.
– Только ты уж постарайся и не сожги ее, – сказал он, когда они возвращались к хижине.
– Я? Никогда! – Она рассмеялась и обняла его за шею. – Ты ловишь. Ты чистишь. Ты готовишь. Таков закон леса.
– Никогда про такой не слышал, – проворчал Алан. – Надеюсь, к тому времени, когда мы придем, ты передумаешь.
Несколько часов спустя Алан, сытый и довольный, лежал и с мягкой улыбкой смотрел на женщину, которая вытянулась рядом с ним.
– Поверить не могу, что ты уговорила меня сделать это. Вообще-то тут холодновато.
– Потерпи немножко, и ты не пожалеешь, – пообещала она. – Представление вот-вот начнется.
Они лежали под звездным небом, тесно прижавшись друг к другу в спальном мешке.
После того как они съели жареного леща, Дженни прикинула кое-что и поняла, что предстоящая ночь именно та, которой она ждала все лето. Ей удалось убедить Алана, правда не без труда, что не стоит пропускать волшебное зрелище, которое готовит им эта ночь.
Обняв крепче, он погладил Дженни по черным кудрям, прижался подбородком к ее голове и почувствовал, как она улыбнулась.
– Приходилось ли тебе когда-нибудь видеть что-либо подобное? – спросила она чуть погодя, глядя на усыпанное звездами черное небо. – Какая красота!
Ее шепот при этом никак не нарушал царящей вокруг тишины. Казалось, они стали частью звездной ночи. Глядя в небо, Алан неожиданно для себя заговорил:
– Я вспоминаю другую, такую же яркую звездную ночь восемь лет тому назад на другом конце света. Наше правительство проводило на Востоке операцию «Буря в пустыне». Я был в составе военного контингента в Ираке. Примерно недели через две пребывания там меня и еще нескольких парней откомандировали сопровождать грузовик с продуктами на дальнюю точку. Где-то на полпути, прямо посреди пустыни, по нашей колонне начали стрелять из противотанковых орудий. Мы не ожидали нападения, потому что вокруг миль на десять не было ничего, кроме песка. Как потом выяснилось, боевики замаскировали орудия под песчаные дюны, накрыв их и присыпав песком. Никаких шансов спастись у нас не было. Нас просто расстреляли в упор. Пятеро наших ребят погибли, а я и еще один солдат были тяжело ранены. Нашли нас только через несколько часов. Жара стояла невыносимая, и у меня начался сепсис. Меня отправили на базу в госпиталь. Врачи думали, что придется ампутировать ногу, но, к счастью, этого не потребовалось. Инфекцию удалось локализовать, правда потом я еще долго валялся по разным госпиталям уже здесь, в Штатах.
Дженни молчала, и ее молчание было ему приятнее, чем любые слова сочувствия. Рядом с ней ему было хорошо и спокойно и тяжелые воспоминания уже не казались такими ужасными.
– Тебе еще больно? – спросила она, и столько искреннего сопереживания было в ее голосе, что у него защемило сердце.
– Нет, боль давно прошла, но…
– Но?
– Но инфекция сделала свое черное дело…
– Что ты имеешь в виду? – не поняла она.
– Господи, девочка моя, неужели ты не поняла? Мы с тобой столько занимались любовью, а я ни разу не предохранялся. – Его голос звучал безжизненно. – По заключению врачей, я никогда не смогу иметь детей. Неужели ты думаешь, что я позволил бы себе это, зная, что покину тебя, а ты можешь остаться беременной?
Дженни не знала, что причинило ей больше боли: то, что Алан не может иметь детей, или напоминание о том, что он уйдет от нее. Она не будет задавать вопросов, не будет ни о чем просить. Ведь она с самого начала знала об этом и согласилась жить только сегодняшним днем, не думая о том, что принесет им завтра.
– Мне очень-очень жаль, – прошептала она и прильнула к его груди. – Жаль, что ты не можешь иметь детей. Ты был бы замечательным отцом.
Тысячи самых разных чувств охватили его. Ему хотелось вот так прижимать ее к себе всегда, хотелось пить целительный бальзам ее души, который мог залечить его душевные раны. Он вдруг поймал себя на том, что хочет держать на руках их с Дженни ребенка, и от этой мысли ему стало совсем худо. В ушах зазвучал голос Элизы:
– Я ухожу от тебя, Алан. Я хочу иметь нормальную семью, хочу детей. Извини.
– Алан, смотри! – Возбужденный шепот Дженни вернул его из прошлого в настоящее. – Начинается!
Небо цвета индиго прорезала сверкающая белая полоса. За ней еще одна, потом еще и еще. А потом несметное количество огненных шаров с блестящими хвостами рассыпалось по небу. Звезды вспыхивали в ночном небе, словно фейерверк в День независимости. Метеоритный дождь оказался потрясающим, восхитительным зрелищем, как она и обещала.
– Скажи, тебе когда-нибудь приходилось видеть что-нибудь более прекрасное? – спросила она, завороженная зрелищем.
Алан перевел взгляд на ее лицо. Блеск вспыхивающих звезд отражался в ее глазах, они светились восторженным восхищением.
– Нет… пока не встретил тебя.
А потом они неторопливо и сладостно предавались любви под звездами, и Алана не покидало ощущение, что ничего более прекрасного в его жизни не было и больше не будет. Дни, проведенные с ней, можно будет сосчитать по пальцам, поэтому он решил не терять времени даром.
По-видимому, Дженифер приняла точно такое же решение.
На следующее утро, садясь с ним рядом и протягивая чашку кофе, она сказала:
– Прекрасный день. Давай прогуляемся по острову?
Он зевнул, приподнялся на локте и посмотрел в ее светящееся энтузиазмом лицо, на котором играла дразнящая, немного вызывающая улыбка. Он запечатлел на ее устах утренний поцелуй.
Алану нравилось ее веселое, игривое настроение, и он решил ей подыграть:
– Думаю, я и без прогулки могу все тебе рассказать, чернявая, – проговорил он с ленивой улыбкой. – Справа от тебя – озеро, скалы и сосны с кедрами. Слева – озеро, скалы и березы с осинами. А прямо перед тобой – мужчина, слишком измотанный, чтобы сделать хоть шаг. Единственное, на что он еще способен, – это смотреть на тебя.
Она выслушала его и лукаво улыбнулась.
– Очень жаль. Может, есть какое-нибудь средство, способное оживить эти старые кости? – поинтересовалась она, как бы невзначай поигрывая верхней пуговицей своей рубашки.
– Пощади меня, женщина! – взмолился он, падая на подушку и закатив глаза в притворном испуге. – Еще немного подобных упражнений – и тебе придется кормить меня с ложечки.
Ее попытка изобразить огорчение вызвала у Алана улыбку. Это была уже не та застенчивая девочка, которая пришла к нему в первый раз. Перед ним сидела настоящая женщина, осознающая свою привлекательность и знающая себе цену.
– Ну что ж, – преувеличенно громко вздохнула она. – Тогда, может, стоит попробовать возбудить твой интерес по-иному?
– Я же сказал, что еще немного – и я…
Она прервала его заразительным смехом.
– Я имела в виду интригующие тайны этого острова.
Он недоверчиво взглянул на нее.
– Тайны? На Утином острове?
– Именно. Наверняка тебе интересно будет узнать, откуда взялось такое название.
– Ну, это и дураку понятно: на острове гнездятся утки, в этом нет никакой тайны.
– Совершенно верно, но это по одной версии, которой придерживаются скучные люди, лишенные фантазии.
– А есть еще и другая? Интересно какая?
– Я так и знала, что ты заинтересуешься! – ликующе воскликнула Дженни. – Так вот, слушай. Жил в начале прошлого века в этих местах один авантюрист и разбойник Дастин Клеменс по прозвищу Дак.
type="note" l:href="#n_1">[1]
Такое прозвище он получил за то, что всегда носил на шляпе украшение из утиных перьев. Говорят, он был убийственно красив и обаятелен и умело этим пользовался: очаровывал доверчивых богатых дамочек, а потом грабил их. Когда денег и драгоценностей накопилось столько, что он стал опасаться за их сохранность, он решил зарыть их где-нибудь. После долгих поисков его выбор пал на этот остров. Вскоре Дак был убит, как гласит легенда, одной из своих обманутых возлюбленных, которая застала его с другой женщиной и пристрелила из ревности. Точно неизвестно, спрятал ли он золотишко на этом острове, но с тех пор, вот уже около ста лет, время от времени здесь появляются люди, слышавшие эту легенду, в надежде отыскать клад. Насколько мне известно, до сих пор это еще никому не удалось. Хочешь попытать счастья?
– Ты полагаешь, нам повезет больше, чем остальным?
– Мы могли бы попробовать. – Она улыбнулась, и в ее глазах заплясали чертики. – Если, конечно, у тебя нет других, более интересных предложений.
– Предложения, может, и есть, но я…
– Да-да, помню. Ты жалкая, ни на что не годная развалина.
Одним молниеносным движением он опрокинул ее на кровать и прижал к матрасу, потом припал к ее губам в горячем, страстном поцелуе, от которого у нее захватило дух.
Когда он поднял голову, в ее широко раскрытых глазах плескалась смесь восхищения и возбуждения.
– Беру свои слова обратно, – лукаво улыбнулась она.
– То-то же. – Он поднялся, натянул джинсы и рубашку и снял с гвоздя куртку.
– Ну так где там ваш знаменитый Дак спрятал свой чертов клад?
Никакого клада они, естественно, не нашли. Алан начал добродушно ворчать, утверждая, будто он с самого начала подозревал, что она все придумала про сокровища. Тогда Дженни вынуждена была признаться, что действительно немного присочинила, но только в том, что касается места. Никто не знает, на каком из многочисленных островов озера был спрятан клад и существовал ли он вообще, но в том, что касается Дастина Клеменса и его авантюр, она рассказала истинную правду. А остров называется Утиным еще и потому, что с высоты птичьего полета по форме напоминает спящую утку, спрятавшую голову под крыло. А потом она бросилась бежать, и Алан, слегка прихрамывая, погнался за ней. Клад они не нашли, зато нашли уютную, залитую сентябрьским солнцем полянку. Укрытая от ветра зарослями кедров и сосен, поросшая травой и мхом, их постель была теплой и мягкой.
Они медленно, долго и страстно предавались на ней любви. И только орел, парящий высоко в небе, был единственным свидетелем слияния их тел, душ и сердец.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь на Утином острове - Лесли Марианна

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Любовь на Утином острове - Лесли Марианна


Комментарии к роману "Любовь на Утином острове - Лесли Марианна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100