Читать онлайн Знатный повеса, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Знатный повеса - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.97 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Знатный повеса - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Знатный повеса - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Знатный повеса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Теперь, когда она покинула тетин дом, отошли в прошлое крики, оскорбления и унижения. Настал конец ее одиноким скитаниям по Лондону; не нужно было думать, куда идти дальше, нырять в подворотню при каждом шорохе и прятаться в темноте; не нужно было совершать короткие перебежки с улицы на улицу, чтобы избавиться от навязчивых прохожих, принимавших ее за продажную девку.
Бриджет сидела в уютной гостиной, вцепившись в стакан с тем, что ей налили. Прямо перед ней в камине успокаивающе потрескивал огонь, а мужчина, о котором она думала весь день и всю ночь, стоял рядом.
— Я хотела подумать хорошенько, чтобы избежать неразумного решения, — сказала она, уткнувшись в стакан, потому что панически боялась встретиться с горящим взглядом Эйвена. — Но меня вынудили. Тетя потребовала дать ей слово больше не видеться с вами или немедленно уходить из дома. Я так и сделала. Вы понимаете, это был вопрос чести.
— А-а, значит, желания как такового у вас не было?
— Нет. То есть да… Но не таким образом. — Бриджет испытывала неловкость, произнося эти слова, но они были правдивыми.
Оказалось, что после всех колебаний и тревог в конечном счете она пришла, сюда. Пришла среди ночи, чтобы остаться наедине с мужчиной, в его доме. С мужчиной, который слыл беспутным человеком; с мужчиной, к которому ее влекло так сильно, что мысли путались, когда он находился рядом.
Что Бриджет сейчас хотелось знать, так это его мысли. Каких действий Эйвен теперь ожидал от нее? Или, вернее, чего можно было ждать от него?
Если верить общепринятым правилам, теперь она была обесчещена и отныне находилась в его власти. И не только физически. От виконта зависело ее положение в обществе. Теперь Бриджет уже не сможет сказать «нет», чего бы он ни попросил. Но самое ужасное заключалось в том, что Бриджет не была уверена, захочется ли ей это сказать.
— Видите ли, — начала она, объясняя ему и себе самой, — передо мной стоял жесткий выбор. Я вынуждена была уйти. Все равно я бы навсегда лишилась их уважения. Да и своего собственного. Я была так разгневана, что не замечала ничего вокруг. Пока я собирала вещи, у меня не прекращался звон в ушах. Когда дверь за мной захлопнулась, я почувствовала облегчение… всего на минуту. И только потом сообразила, что мне некуда идти. Я сильно перепугалась, — призналась Бриджет и, подняв голову, встретила взгляд Эйвена.
Его глаза светились таким теплом и пониманием, что у нее перехватило дыхание.
— Должно быть, произошло что-то ужасное, — спокойно сказал Эйвен. — Ваша схватка с тетушкой, по-видимому, продолжалась очень долго. — Он взглянул на каминные часы. — По меньшей мере до двух ночи.
Бриджет чувствовала себя неприятно задетой, но честно, ответила:
— О нет, я ушла перед обедом. Вероятно, это выглядит ужасно: не успели вы попросить, как я примчалась. Будто мне ждать невмоготу. Будто я какая-то беспризорная, неприкаянная девчонка, без дома, без близких, без своего угла. Вы так подумали?
Объяснять ему все остальное без слез было уже невозможно. При слове «дом» у Бриджет задрожали губы, а потом начался настоящий потоп, как она ни пыталась взять себя в руки. Эйвен присел на край кресла и заключил ее в объятия. Теперь Бриджет горько плакала у него на груди.
— Ах, как нехорошо! — сказал виконт с лукавой улыбкой. — Похоже, вы не знаете, как девушке не идет плакать. А слезам вашим нет ни конца, ни края. Наверное, хотите, чтоб они вылились все, как дождь. Учтите, у вас будет красное лицо, и ваш нос…
— Спасибо!
Бриджет быстро достала из ридикюля платочек. Эйвен улыбнулся ее энергичности и решительности. Такой она ему нравилась больше. Никакого неравенства. Только так. Пусть не считает себя слабой, ни сейчас, ни впредь. Отныне между ними не должно быть никаких недомолвок.
— И куда же вы отправились потом? После того как ушли от своей тетушки?
— Бродила по городу. Страшное занятие, как оказалось. Вечером Лондон совсем не тот, что днем. Вы даже не представляете… то есть я не представляла. Ходят мужчины, одетые как джентльмены, а ведут себя как животные. Одна такая орава увидела меня и бросилась догонять. Но я спряталась за кустами, а после не знала, куда деваться. В освещенных местах слишком бросалась в глаза, а в темноте полно женщин. Они думали, что я пришла отнимать их заработок. Наконец я забрела в церковь. Не ради службы или молитвы, а просто посидеть и подумать. Никто меня не беспокоил.
Бриджет засомневалась: продолжать или нет? И решила не говорить, что ее никто не беспокоил, кроме собственной совести, которая и вынудила в конечном счете покинуть святилище.
— Я задала себе вопрос, что я могу сделать и что должна делать. И когда я взвесила все это, от моей гордости ничего не осталось. Я поняла, что это безумие — оставаться на улице всю ночь, и вот оказалась здесь.
— Действительно, безумие, — согласился Эйвен. — Я рад, что вы пришли ко мне, Бриджет. Жаль только, вы ждали слишком долго. Я предвидел, как поступит ваша тетушка. Если помните, я так и сказал вам. Да-да! Можете и дальше морщить свой носик, но вы сами знаете, что я прав. Я вас понимаю, потому что тоже не люблю, когда мне указывают на ошибки. Скажите, она здорово разбушевалась?
— Очень, — горько вздохнула Бриджет. — Вряд ли после этого мы когда-нибудь снова станем разговаривать.
— В таком случае вам не захочется видеть ее на нашем бракосочетании?
— Мне вообще никогда не захочется ее видеть!
Бриджет вспомнила, как старательно ее тетя подбирала пристойные выражения для характеристики падшей женщины, пока наконец не поняла, что племянница действительно уходит. Только тогда тетя Генриетта решилась назвать ее шлюхой. А как омерзительна была в своем ликовании Сесилия!
— О, сомневаюсь в том, что вам не придется с ней снова увидеться, — возразил Эйвен. — Тетушка оценит преимущества вашего нового положения. И довольно скоро поймет, что значит иметь виконтессу в родне, — шутливо добавил он, хотя ему стоило немалых усилий сдерживать распиравшее его торжество: ведь Бриджет была здесь! Он победил!
— Вы правда так считаете? — с тревогой в голосе спросила она.
Эйвен понял ее.
— Бриджет, ваши плечи такие хрупкие, но я уверен, они выдержат вес моего титула. Обещаю вам, боли это не причинит. А со временем, возможно, очень даже понравится.
Каждое слово, звучавшее в его устах, приобретало интригующий смысл и навевало запретные мысли. Как ему это удается?
— Итак, Бриджет, я получаю специальное разрешение, и мы сразу же устраиваем бракосочетание. У вас есть кто-нибудь, кого вы хотели бы пригласить?
— Маму! — «Снова увидеть маму — это ли не чудо? Пусть она посмотрит, как я выхожу замуж за виконта!»
— Да, это было бы прекрасно, — согласился Эйвен. — Но, насколько я помню, она живет в графстве Клер. Боюсь, ваша матушка не успеет. Мне очень жаль, но в данном случае все упирается во время. Это очень важно.
— О да, я понимаю! — воскликнула Бриджет. — Но как вы узнали? Я никогда не говорила об этом, только упомянула, что она живет в Ирландии.
— Я же вам говорил, что заранее все выяснил. Помните? Согласитесь, было бы наивно с моей стороны не сделать .этого.
— Чего не скажешь обо мне, — ответила она, слегка встревожившись.
— Да уж! — засмеялся виконт. — Готов биться об заклад, что вы разузнали обо мне все, что только можно.
— Не совсем, — призналась Бриджет. — Слуги не считали меня за свою, поэтому не очень-то делились со мной слухами. А какая леди позволит себе снизойти до простой компаньонки? С другими компаньонками я толком и познакомиться не успела. Я всего месяц в Лондоне, вы знаете.
— Значит, подслушивали? Нехорошо!
Бриджет засмеялась вместе с ним. «Ну и хитрец! Говорит обидные вещи, а так мило. Не каждый сумеет!» Она не воспротивилась, когда Эйвен приник к ее губам легким, как перышко, поцелуем. И коротко, и сладко для обоих было то воздушное прикосновение.
— Время позднее, — сказал он еле слышно, слегка касаясь ее щеки. — Пора спать. Где вам больше нравится?
«Ну вот, приехали! — подумал он с шутливым разочарованием, увидев, как широко раскрылись ее глаза и запылало лицо. — Определенно хочет, но не готова… пока».
Бриджет прикусила губу, потому что начинала потихоньку прозревать: когда Эйвен находится рядом, ей надо бояться не его, а себя. Поэтому она сказала с показной храбростью:
— Я подумала, может, мне снять комнату в гостинице?
Бриджет твердо знала: если останется здесь на ночь, то… Оказаться в столь пикантной ситуации было безумным искушением. Пусть Эйвен благородный человек, пусть скоро станет ее мужем — все это так, но, в конце концов, она совсем не знает его.
— Женщина снимает комнату? Одна и в такой час? Дорогая моя, я думаю, вас просто не пустят в приличную гостиницу. А вот если я предложу вам комнату…
— Но если я останусь здесь, моя репутация…
Эйвен выразительно посмотрел на нее, и Бриджет опустила голову. В висках ее стучало: «Репутация? Я уже не под теткиным крылом. Пошла к джентльмену одна, без сопровождения! Нет у меня больше никакой репутации!»
— Бриджет, — ласково сказал он, — когда мы поженимся, к вам вернется ваше доброе имя. А что касается ночлега… Вы боитесь оставаться здесь? Боитесь меня?
— Смотря что вы собираетесь делать! — вырвалось у нее.
И в ту же секунду ей показалось, что она сейчас умрет, прямо здесь, в этом роскошном кресле, потому как все стало совершенно ясно и разговор был неминуем. Ей придется принимать решение немедленно… «Будто мы оба не знаем, что все уже предрешено», — с грустью подумала Бриджет.
Но она не нужна ему грустной. Он хотел ее веселой, желающей дарить радость и потому готов был подождать. Всему свое время. Кто знает толк в наслаждении, не станет наспех глотать лакомое блюдо, а надолго растянет удовольствие.
— Я хочу, чтобы вы были счастливы, — сказал Эйвен, и это была чистая правда. — А посему отправляйтесь в постель. Одна. И не беспокойтесь. У вас будет собственная комната и кровать. Пока мы не поженимся.
Это было и обещание, и предупреждение.
Бриджет кивнула. Эйвен взял ее сумку и повел по лестнице наверх.
— Слуги спят. Вам ничего не нужно? А то можно их разбудить. Или я попробую помочь вам сам.
— Нет, все замечательно, все прекрасно, — сказала она, гадая, собирается ли Эйвен снова поцеловать ее.
Однако он только кивнул и удалился, притворив за собой дверь.
То, что она увидела при свете лампы под розовым, абажуром, выглядело восхитительно. Кровать с прозрачным пологом, атласным покрывалом и горой подушек. Камин, огороженный красивой решеткой с замысловатым узором. Светлые стулья и низкий диван на изящных ножках с инкрустацией в египетском стиле — последнее веяние моды. Стены, обтянутые зеленым и желтым шелком с изображением китайского сада. Словом, роскошно и со вкусом обставленная спальня.
Бриджет зевнула. Кувшин и тазик на столе были пусты. Как бы ей ни хотелось хорошенько вымыться после скитаний по улицам, она не станет беспокоить гостеприимного хозяина. Не успела девушка надеть ночную сорочку, как в комнату тихо постучали. Бриджет неуверенно отворила дверь и выглянула в коридор.
— Попались, — сказал Эйвен с лукавой усмешкой, глядя на окутывающий ее длинный балахон из белой шерсти; такой фасон, наверное, носила его бабушка.
Действительно, было от чего покраснеть. Не мешало бы ей выглядеть чуть более соблазнительно, рассердилась Бриджет.
— Я только хотел объяснить, где удобства. Прямо по коридору, до конца. Там полотенца и все остальное. Если что понадобится или возникнут вопросы, дайте мне знать. Моя комната напротив.
Бриджет молча кивнула.
— Уже очень поздно, а вы похожи на маленького совенка, — засмеялся Эйвен. — Спокойной ночи, соня.
Жар от его ласковой интонации, сладкой и невинной, не остывал до тех пор, пока Бриджет не добралась до упомянутых удобств. Они ошеломляли. На что у тетки был прекрасный дом, но на второй этаж вода не подавалась. Помимо раковин и сосудов из великолепного фарфора, здесь имелась ванна, в которой хватило бы места для двоих.
Бриджет стыдливо подумала, кем могли бы оказаться те двое, и решила, что купание в ванне можно отложить до лучших времен, когда не будет валиться с ног от усталости. Она торопливо принялась за мытье, обходясь раковиной и губкой, но продолжая с тоской поглядывать на большую ванну. Затем на цыпочках вернулась в свою комнату и, только когда ее голова коснулась пышной подушки, поняла, насколько же она вымотана. Беспокойство не оставляло ее еще с минуту. Но простыни пахли так приятно, а кровать была настолько мягка, что Бриджет быстро уснула, оставив свою тревогу в первых проблесках рассвета.
Ее разбудил поцелуй.
Еще окончательно не проснувшись, она приняла легкое и нежное прикосновение за часть удивительного, но уже тающего сна. Бриджет потянулась и приподнялась, ища этот поцелуй и пытаясь выяснить, был ли он на самом деле.
Она открыла глаза и, увидев Эйвена, склонившегося над ней, взметнулась и, не переставая моргать от яркого света, поспешила натянуть покрывало.
Эйвен был при полном параде и выглядел замечательно. На нем были белоснежная сорочка, повязанный с небрежной элегантностью шейный платок, расшитый зеленью и золотом жилет, темный сюртук, рыжие лосины и высокие сапоги с золотыми кисточками.
— Я дал вам вволю поспать. Но сейчас мне нужно уезжать. Я не хотел, чтобы вы проснулись и увидели, что меня нет. Я мог бы послать кого-то из слуг разбудить вас, но решил не подвергать их риску. Люди по-разному чувствуют себя со сна. Некоторые по утрам очень агрессивны. Вдруг вы проснулись бы в свирепом настроении?
Теперь Бриджет окончательно очнулась.
— Действительно, это очень смело с вашей стороны.
— Я тоже так считаю. — И Эйвен сел рядом с ней на кровать.
Бриджет на мгновение оцепенела, но живо опомнилась, увидев, как вскинулась его бровь. «Как глупо? Он одет, и в Конце концов уже середина дня».
Эйвен прочитал эти ее мысли и улыбнулся про себя: «Забавно и приятно видеть, как она наивна».
— Полная свобода волеизъявления и никакого насилия, — сказал он в ответ на невысказанное беспокойство. — Можете не сомневаться. Тем более если учесть, что ждать осталось недолго. Вот только побываю в нескольких местах, и станем мужем и женой. Собственно говоря, поэтому я сейчас и уезжаю. Одним викарием нам не обойтись. Я должен получить специальное разрешение, и как можно скорее. Нужно заручиться поддержкой одного-двух политиков и пойти на поклон к кое-кому из знакомых в палате лордов. Затем, насколько я понимаю, придется посетить магистрат, чтобы ускорить прохождение бумаг, в противном случае на это дело могут уйти недели. А у нас их нет. Потом я вернусь и, пока суд да дело, займусь необходимыми для вас вещами.
— Мне ничего не нужно, Эйвен. Я все захватила с собой. Правда, пара туфель и шляпка не поместились в сумку, но они были старые, и у меня есть еще одни на смену.
— А, это хорошо! — засмеялся Эйвен. — Наконец-то мы больше не увидим угольного ведра. Замечательно, — сказал он, оглядывая ее волосы, выбившиеся из заплетенной на ночь косы.
— Нет, я имела в виду не ту, а другую шляпку, — возразила Бриджет.
Но с Эйвеном было сложно спорить сейчас, сложно даже было говорить. Своей искрометностью он сломал все ее сопротивление, лишил способности дышать.
Его темные волосы были гладко зачесаны назад, еще не, успели полностью просохнуть после утреннего туалета, и Бриджет ощущала свежий и тонкий запах, оставшийся от мыльной пены для бритья. Его зеленые глаза блестели, а рот и губы, как она теперь разглядела, были действительно идеальной формы и удивительно нежными для такого сильного мужчины.
— Вам нужна новая одежда, моя дорогая. Размышления по поводу его чувственных губ мгновенно прекратились. Бриджет не считала себя нищенкой рядом с королем.
— У меня есть одежда.
— Да, я знаю, есть, — ласково сказал он, и вы в ней, кстати, выглядите обворожительно. Иначе бы вы не понравились мне. Однако, согласитесь, ваши вещи прекрасно подходили компаньонке Сесилии, но не моей спутнице. Как говорится, положение обязывает.
«Тут уж не возразишь», — с грустью подумала Бриджет.
Он приподнял пальцем ее подбородок.
— Не стоит из-за этого печалиться. Я хочу, чтобы вы выглядели великолепно. У меня есть деньги, много денег. Как-нибудь на досуге мы с вами сядем рядышком и займемся цифирью, чтоб вы знали, сколько их, если со мной что-то случится. А сейчас позвольте мне потратить какую-то их часть на вас. Пожалуйста, не спорьте. И о шраме ни слова, я вижу, оно уже у вас на губках. А у меня для них есть кое-что получше.
И Эйвен не замедлил подарить ей это «получше». Он притянул ее к себе, хотя в этом не было нужды: сама того не замечая, Бриджет прильнула к нему, приоткрыв губы. Широкая ладонь стала ласкать ей грудь.
Девушку бросило в дрожь, когда она почувствовала себя слишком необычно, хорошо и плохо одновременно, потому что это было порочно. Эйвен уловил в ней эту перемену, прежде чем Бриджет смогла снова заговорить.
Он был готов сбросить с себя сюртук, прижать любимую к постели и утопить все ее страхи, вызвав в ней ту же страсть, что одолевала его. Эйвену хотелось повергнуть ее в изумление восхитительным открытием, показав дорогу в ожидающий их мир. Вероятно, это ему удалось бы. Она была такая теплая, сомлевшая от долгого сна, податливая и соблазнительная. Ее рот так манил. Гладкая округлость своим изящным изгибом как раз умещалась в его руке, давя кончиком в ладонь, словно крошечной галькой. Он чувствовал, как возбуждение распространяется по всему его телу. Однако ее губы вдруг сжались, и он уловил слабое движение назад. Этого оказалось достаточно, чтобы напомнить ему о том, какой сейчас день, час и… что его ждет впереди.
— Хорошо. — Эйвен опустил руки. — Мне пора. Но послушайте меня и запомните одно, Бриджет. Никаких сомнений и страхов, только желание. Желание. То, что происходит между мужчиной и женщиной, — это наслаждение, Бриджет. И в этом нет ничего зазорного.
Она прикусила губу.
— Возможно, если бы мы были женаты.
— Я понимаю. — Эйвен пристально смотрел на нее. — Если б я был вашим законным мужем и делал что-то подобное, это было бы приятно и приемлемо для вас?
— Да, — медленно ответила Бриджет, хотя с трудом представляла, что еще он может сделать и что из этого ей может не понравиться. — Так меня учили.
— Тогда вас учили всякой чепухе, — сердито буркнул Эйвен, вставая и одергивая сюртук. — Замужем вы или нет, вам должно нравиться, что бы я ни делал. Иначе никуда не, годится. Если вам по душе то, что я делаю, тогда все в порядке. Вы понимаете, о чем я говорю? Притворство меня не вдохновляет. Я не люблю жертв.
Она и не думала ни в чем притворяться, просто была жертвой своей прошлой жизни, и они оба прекрасно это понимали. Поэтому Бриджет не знала, что ему сейчас сказать.
— Не надо беспокоиться, — произнес он уже мягче, слегка касаясь губами ее щеки. — Все образуется, как только мы поженимся. Сами увидите. О, я забыл, что у вас еще нет горничной! Вам придется самой спуститься к завтраку в гостиную. Не грустите тут без меня. Я постараюсь вернуться как можно скорее.
Эйвен быстро поцеловал ее в лоб и вышел. Бриджет умылась и надела свое лучшее платье. Однако, как ни подгонял ее голод, волнение мешало ей сразу сойти вниз. «Но в один прекрасный день ты будешь здесь хозяйкой», — сказала она себе и, подняв голову, вышла из комнаты.
Дворецкий оказался крупным, убеленным сединами, благообразного вида мужчиной средних лет. Он встретил ее довольно учтивой улыбкой и проводил в утреннюю гостиную. Бриджет хотела обменяться с ним несколькими фразами, но, памятуя, как вела себя с прислугой тетушка, только кивнула и поблагодарила его.
Утренний свет, струившийся в окна, расцвечивал солнечными пятнами большой стол, за которым можно было рассадить дюжину человек. Бриджет мельком взглянула на буфет, ломившийся от всякой всячины. Рядом с большими плоскими блюдами лежали широкие сервировочные вилки-лопаточки. Тут же стояли серебряные соусницы с черпаками, чайники и кофейники. Свежеиспеченный хлеб, печенье, яичница, ветчина, овсяная каша и кофе источали такой аромат, что у нее потекли слюнки. Но Бриджет вдруг остановилась, так как увидела, что она здесь не одна.
Высокий, хорошо одетый рыжеволосый мужчина набирал себе в тарелку полный ассортимент закусок для завтрака. Мужчина повернул голову и прервал свое занятие. Вилка в его руке застыла над горкой золотистых пластов яичницы.
— Так-так! — сказал он, оглядывая девушку с головы до ног, медленно растягивая рот в улыбке.
Бриджет невольно встала таким образом, чтобы шрам оказался в тени, и потупила взгляд, как привыкла делать в обществе незнакомых джентльменов.
— Неудивительно, что Эйвен вчера был так рассеян! Сейчас мы посмотрим, кого он себе привел! Меня зовут Рейф. А вас, милая крошка?
— Меня зовут Бриджет, — холодно сказала она. — Бриджет Кук. Я невеста Эйвена.
— Неужели? Эйвен прямо так и сказал? Будущая новобрачная, значит! Голова-то не кружится в ожидании медового месяца?
— Я осталась здесь на ночь, но ничего недостойного между нами не было, — торжественно заявила Бриджет. заставляя себя поднять голову. — Эйвен проявил себя безупречным джентльменом.
— О, конечно, конечно! — едва успел воскликнуть рыжеволосый и разразился таким хохотом, что уронил вилку в яичницу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Знатный повеса - Лэйтон Эдит



Ах.... Какой мужчина.........
Знатный повеса - Лэйтон Эдиттомка
22.01.2013, 18.49





Ну, о красоте Бриджет немного преувеличено! Однако действительно глубоко и детально охарактеризован виконт, так сказать, мужчина во всём и до конца! Хороша интрига з двоёженством!
Знатный повеса - Лэйтон ЭдитItis
10.05.2013, 20.25





Начало очень даже понравилось, но уже начиная с середины очень все затянуто, она просто сидит ждет и ждет, а хотелось каких-то действий от нее. Но почитать все таки разок стоит.
Знатный повеса - Лэйтон ЭдитВалентина
16.07.2013, 19.53





ПРОЧИТАТЬ МОЖНО ТОЛЬКО РАЗОК,НЕ БОЛЬШЕ.ДА И ТО ЕЛЕ-ЕЛЕ!СКУЧНО.
Знатный повеса - Лэйтон Эдиткатя
11.02.2014, 9.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100