Читать онлайн Знатный повеса, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Знатный повеса - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.97 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Знатный повеса - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Знатный повеса - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Знатный повеса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Бриджет снова прочитала письмо, но извлекла из него не больше, чем в первый раз. Оторвав глаза от бумаги, она увидела, что Джилли ждет, поэтому сунула листок в карман и, притворив дверь, жестом пригласила девушку сесть. И прежде чем начать разговор, села сама напротив гостьи.
— Скажи, почему ты говоришь обо мне такие странные вещи? Почему ты хочешь забрать Бетси? Ей так хорошо здесь. Ты сама могла убедиться.
— Да, но только не теперь, — сказала Джилли, теребя в руках свою шляпу.
Эти маленькие руки были красны и мозолисты, ногти на пальцах — грязны и обломаны. Было видно, что девушка привыкла к труду, тяжелому труду. Она перегнула свою злосчастную шляпу и подняла глаза на Бриджет. Теперь ее необыкновенные золотистые глаза были полны печали и гнева.
— Покамест все прекрасно, я вижу. Любой дурак заметит! Но что с ней будет через год или два?
Бриджет облегченно вздохнула и улыбнулась:
— О, я понимаю! Не стоит из-за этого беспокоиться. Мой муж уехал на время и должен вернуться со дня на день. Поэтому мы задержались здесь и пока не устроили Бетси. Но как только мы приедем в поместье его отца, мы пристроим ее в хорошую семью. Я не сомневаюсь. Не надо волноваться. С Бетси будут заниматься, она станет учиться.
— Ха! Вот этого я и боюсь, — презрительно воскликнула Джилли, после чего тяжко вздохнула, втянула голову в плечи и уставилась на свою шляпу. — Послушайте, мисс Бриджет, — тихо продолжила она хриплым голосом, — не надо больше рассказывать мне сказок. Я ведь не маленькая. В Лондоне быстро всему учишься. Вы сами знаете. Будем говорить прямо и называть вещи своими именами. Если вам нравится быть подстилкой для джентльменов — это ваше дело. Желаю успеха! Кого-то устраивает такая жизнь, но только не меня и не Бетси. Некоторые спокойно идут на это, а мне противно дотронуться даже до руки джентльмена.
Бриджет не могла вздохнуть. Джилли говорила такие ужасные вещи, что у нее заболела грудь, как после удара кулаком.
— Слава Богу, Бетси не постигла та же участь, что и меня, — неумолимо продолжала Джилли. — И она еще не лишилась важных женских качеств. Но я боюсь за нее, потому что сестренка слишком доверчивая и добрая. Я не хочу, чтобы ее использовали для забав. А вы не могли остаться с чистой душой, если согласились быть чьей-то любовницей. Чего можно ждать от вас? Вы научите ее, как ухаживать за ним. Я знаю, о чем говорю. То же самое произошло с несчастной Анной Хейнс, которая привязалась к прекрасному юному барону. Вы не слышали ее историю? О, ей завидовали все проститутки с нашей улицы. А чем кончилось? Анна наложила на себя руки, когда он передал ее своему другу. Тем более обидно, потому что она была хорошей девушкой с добрым сердцем, пока не отдала его лживому негодяю.
— Джилли! — воскликнула Бриджет, оторопевшая от чудовищного намека не менее чем от всего сказанного.
Однако гостья была полна решимости продолжить свою обличительную речь:
— Если вы ступили на этот путь, у вас должно быть холодное сердце. Вы сделали это сознательно, потому что ваш благородный покровитель платит вам хорошие деньги. Как еще можно объяснить ваш поступок? Вы очень тонко все рассчитали. Только ведь это вещи временные. Красота уходит и вместе с ней — деньги. Кому-то удается продержаться какое-то время. Посмотрите на этих женщин в Лондоне. В конце концов они оказываются на улице, а вернее, в сточных канавах.
— Джилли, — строго сказала Бриджет. — То, что ты рассказываешь, конечно, ужасно. Я понимаю твои опасения. Но у тебя неправильные представления. Я замужем. Бетси присутствовала при нашем бракосочетании. Я законная жена виконта.
— Если вы действительно так считаете, — вздохнула Джилли, — мне вас жаль, потому что это неправда. Вы не виконтесса и никакая не жена ему. Послушайте, неужели вы думаете, я ни с того ни с сего сорвалась с места, чтобы забрать Бетси? Я не хочу, чтобы она жила с продажной женщиной. Нет никакой разницы между настоящими шлюхами и теми, кто живет с богатыми любовниками, в своих собственных домах. У них хорошие условия и много свободного времени. Я думаю, поэтому они берут маленьких девочек — вместо собачек или кошечек. Сейчас у Бетси есть своя комната и мягкая постель, а я не могу дать ей ничего, кроме жалкого угла с койкой на двоих под одним одеялом. Но это не важно. Я не позволю, чтобы ее постигла моя участь, как бы ей ни было хорошо сейчас. Дети все перенимают от взрослых. Я сама работаю как проклятая и, конечно, не могу многому научить сестру. Но пусть она лучше занимается каким-никаким трудом, чем станет подстилкой для мужчин. Женщина всегда сможет найти себе достойную работу, было бы только желание. Легкая жизнь, как она ни приятна, никогда не ведет к добру.
Монолог девушки произвел на Бриджет устрашающее впечатление. Джилли хорошо изучила мир, в котором жила, — мир, который не знала миссис Синклер. Но когда совсем юная девушка успела приобрести такой жизненный опыт? Бриджет уже было открыла рот, чтобы напрямик спросить об этом, но Джилли взглядом остановила ее.
— Я не знаю, что там у вас делала Бетси с цветами, — с сочувствием сказала ока, — но это ничего не значит. Никакого бракосочетания не было. Я узнавала.
Бриджет ничего не понимала, но побледнела. Ее реакция обеспокоила девушку, и она заставила себя продолжить:
— Я понимаю, вам трудно, мисс Бриджет, но правду нужно говорить до конца. Судите сами — о вашем бракосочетании не было никакого объявления в газетах. А когда женится какой-нибудь джентльмен, об этом пишут в «Таймс». Это все знают. Я не умею читать, но есть грамотные люди. Я у многих спрашивала, и никто не слыхал, что у виконта была свадьба. И потом, люди говорят, если б он вновь женился, то это была бы женщина с таким же высоким положением, как он, или с внешностью…
Темный рубец, резко обозначившийся на побелевшем лице Бриджет, заставил Джилли замолчать. Она опустила глаза на шляпу, которую вертела в руках.
— Мисс Бриджет, — сказала она тихо и печально, — я боюсь, вам станет еще хуже, когда вы услышите всю правду. Но вы должны знать, на какие хитрости идут мужчины, чтобы заманить приглянувшуюся им женщину в постель. Вы должны это знать. Всем известно, что Синклер развратник, а это место… В общем, сюда он привозит своих женщин. Я выяснила, куда вы увезли Бетси и правду об этом доме, и мне стало очень тревожно.
— Не может быть! Это не так! Я замужем, Джилли. Моего мужа вызвали в Лондон. Поэтому я пока здесь, а не в поместье у его отца. Я только что получила от него письмо. Вот его послание. Я получаю их каждый день. — И она перевела дыхание.
«Мало ли что говорят, — успокоила себя Бриджет и еще выше подняла подбородок. — Я в нем уверена».
— Мой муж просит меня подождать, потому что рассчитывает скоро вернуться, — твердо сказала она и дрожащей рукой протянула девушке листок, забыв, что та не умеет читать.
Бриджет вдруг сообразила, что ей, нет никакой надобности кому-то что-то доказывать, и постаралась говорить как можно увереннее.
— Вот он вернется и все объяснит. Хотя мне будет крайне неприятно спрашивать мужа об этом. Я уверена, он даже обидится, что я в нем сомневаюсь. — Она засмеялась, но резко и неестественно. — Позволь Бетси остаться здесь до возвращения виконта. Подожди немного и сама во всем убедишься, забирать ее прямо сейчас — это преступление.
«Я не собираюсь никого умолять, — внушала себе Бриджет. — Все это только ради Бетси, беззащитного ребенка, и я должна сделать что-то полезное для нее». Но, внезапно представив, что может оказаться здесь одна, Бриджет пришла в ужас.
— Правда, Джилли, — поспешила добавить она, — почему бы тебе тоже не остаться? По крайней мере до его возвращения. Я уверена, здесь найдется лишняя комната, хотя, может быть, она вовсе не понадобится. — Бриджет засмеялась, надеясь, что на сей раз выглядит непринужденной и веселой. — В самом деле, виконт может приехать в любую минуту!
— Может, — покорно сказала Джилли. — Но если я останусь, то лягу с Бетси. Никакой отдельной комнаты мне не надо. Спасибо. Кто знает, может, я тоже вам пригожусь. Вдруг вам захочется уехать с нами, когда хозяин дома вернется. Если, конечно, он вернется.
В тот вечер Джилли, утомленная тяжелой дорогой, отправилась спать сразу же после ужина. Слуги на кухне, наверное, брезгливо морщились, видя за столом столь неряшливо одетое, замызганное создание, но она настояла, чтобы ее покормили именно там, а не в столовой виконта.
— Я только отскребу руки, — сказала она Бриджет. — Для настоящего мытья я слишком устала и слишком грязна, чтобы приводить себя в порядок в таких покоях. И потом, у меня нет одежды на смену. Только то, что на мне. Я выстираю ее и повешу где-нибудь. За ночь высохнет. Вот завтра вымоюсь как следует в щелоке, надену на чистое тело, и тогда можно будет обедать хоть с самой герцогиней, если у вас тут есть такие. А сейчас мне бы только подложить что-нибудь под ребра где-нибудь в уголке, чтобы выспаться и утром встать пораньше.
Бетси ушла есть на кухню вместе со своей любимой сестрой. Бриджет ужинала одна. Потом в одиночестве прохаживалась по гостиной, пока не пришло время, отправляться в свою спальню — их комнату, как она постоянно поправляла себя. Не то чтобы ей приходилось специально напоминать себе об этом — нет: просто в их спальне присутствие Эйвена ощущалось сильнее, чем в любом другом месте в этом доме.
Поздно ночью, в полнолуние, когда Бриджет лежала в постели, ей показалось, что его темная голова покоится рядом. Она даже протянула руку и потрогала прохладную подушку. Вспомнилось его горячее мускулистое тело; вспомнилось, как от малейшего прикосновения Эйвен просыпался и заключал ее в объятия; вспомнилось, как делила с ним жар чувств и экстаз наслаждения; вспомнились его учащенное дыхание у нее на шее, его голос возле уха — настоятельный, жаждущий, страстный…
Она надвинула подушку на голову. Как ей не хватало Эйвена? И еще Бриджет была очень напугана.
Джилли отмылась на диво хорошо. В утреннем свете ее волосы были похожи на шелковистые кукурузные нити, а не на грязную солому. Оказалось, что у нее нежный цвет лица. Сейчас Бриджет дала бы ей меньше лет, чем раньше, пока… не заглянула в необычного цвета золотистые глаза и не увидела, насколько они не соответствуют юному облику. Но в общем Джилли теперь напоминала вполне приличного, хоть и странного вида, паренька.
Они с Бриджет представляли собой занятную картину, гуляя по лугу. Вокруг пестрели пурпурные гвоздики, над которыми неустанно порхали бабочки. Бриджет, подтянутая и грациозная, в платье кремового цвета, шла, помахивая шляпкой. Ее волосы под лучами летнего солнца сияли каштановым отливом подобно меху норки. Джилли, похожая на хрупкого отрока с льняными волосами, двигалась рядом размашистыми шагами. А впереди прыгала веселая маленькая Бетси.
— Вот и пришлось пристроить сестренку к священнику, — закончила Джилли свой невеселый рассказ. — Или работать самой, или смотреть за ней. Других вариантов не было.
— У вас с Бетси нет родственников? — спросила Бриджет.
— Были, — грустно усмехнулась Джилли, — только постепенно все растерялись. Как я вам сказала, папа работал как вол. Он был грузчиком в порту. Он умер внезапно — упал и больше не встал. Люди говорят, отказало сердце. Отец был хорошим человеком. Это я точно помню. Мама работала прачкой, чтобы поставить нас на ноги. Она так надрывалась, что тоже не выдержала, слегла от лихорадки и вскоре умерла. Мама с папой приехали в город из деревни. Думали, что найдут здесь счастье. Но так и не нажили никакого богатства, кроме меня и Бетси.
— Разве они не поддерживали никаких связей с родственниками в деревне?
— Я думаю, скорее всего не хотели. Земли все потихоньку разобрали, а лишние рты никому не нужны.
Бриджет понимающе кивнула. Ее родители принадлежали к знатному роду, но их судьба во многом была похожа на судьбу родителей Джилли и Бетси. Теперь многие оказались лишенными своих земель. Дочери обнищавших представителей среднего класса, несмотря на хорошее воспитание и образование, находились в таком же положении, что и девушки из неимущих семей.
— Но это не может продолжаться до бесконечности, — сказала Бриджет. — Нельзя же работать всю жизнь наравне с мужчинами, тем более одеваться, как они.
— Нельзя? — присвистнула Джилли. — Еще как можно, мисс Бриджет! Мужчинам от меня нет никакой пользы. Зато меня вполне устраивает, когда я могу вести себя, как они. Я не хочу прислуживать им. А если девушке не на кого рассчитывать, как еще она может заработав себе на хлеб? Если она не угождает им в постели, как делают некоторые, — надо сказать, девушке хватило такта опустить глаза при этих словах, — то прислуживает им в таверне. Подавать еду и вино не так трудно. Во всяком случае, там не гнут спину. Работать у богатых я тоже не хочу. Мне не нравится вывозить за ними грязь. Да и рекомендовать меня некому. Богатые никогда не возьмут человека с улицы. Я не умею ни читать, ни писать, поэтому организовать собственное дело мне не по силам. Кто-то продает молоко, уголь, рыбу, кто-то занимается стрижкой, — с завистью сказала Джилли. — У меня это не получится.
— Торговать рыбой? — удивленно спросила Бриджет. — Ты считаешь, что это хорошая работа?
— Я бы ухватилась за нее руками и ногами. Быстрый оборот и хорошие деньги. Но где возьмешь рыбу? Стоять с удочкой на Лондонском мосту? Те, кто торгует рыбой, даже на улице, имеют связи. У них есть родственники или друзья с лодками. Свежую рыбу добыть не так просто.
Бриджет не считала, что торговать рыбой такое уж счастье, но теперь она начинала понимать, почему Джилли думала иначе. Ее собственные родители хоть и не были состоятельными, но принадлежали к другому миру, чем семья Джилли. Отец был грамотным человеком, мать тоже образованной женщиной. Сама она никогда не встречала таких девушек, как Джилли, хотя, наверное, подобные мужчины и женщины окружали ее всю жизнь. Бриджет никогда не думала, что принадлежит к привилегированной части общества. Теперь же вдруг поняла, что так оно и есть.
Во всяком случае, она могла зарабатывать на жизнь достойным образом. Когда эта мысль пришла ей в голову, Бриджет вдруг засомневалась. Так ли это? После того как тетя Генриетта предложила покинуть дом, ей некуда было идти и у нее не было никакого способа заработать себе на хлеб. Наверное, в такой ситуации торговать рыбой предпочтительнее, чем скитаться по улицам. Она пришла к Эйвену, потому что его дом был единственным прибежищем. Она приняла предложение виконта, потому что была заинтригована им и, может быть, потому — сейчас Бриджет признавала это, — что боялась не принять его. Поэтому, слушая Джилли, она все больше проникалась к ней уважением.
— Вот почему я так одеваюсь, — продолжала девушка — Я выполняю мужскую работу, и мне за нее платят как мужчине. Конечно, работа тяжелая, но умирать с голоду хуже. А я худо-бедно могу содержать себя и Бетси. Она тоже не сидит без дела. Бетси маленькая, хорошенькая — лучше, чем может показаться на первый взгляд. Она нащупывает свой путь. Посмотрите, как девочка торгует цветами в парке! Рано утром я отвожу ее на цветочный рынок. Там она получает свой лоток. Если девочки хорошо распродадут цветы, на следующий день им дают больше, а также расширяют ассортимент. Торговцы знают, кто из девочек справляется хорошо, а кто плохо. Если не продашь за день, то больше не получишь, потому что за ночь цветы пропадут. Тоже тяжелая работа и во многом зависит от удачи. Но если Бетси хорошо себя проявит, может получить постоянное место на перекрестке, когда подрастет. Лучшей работы для девушки не найти.
— А как же замужество, дети, собственный дом? — спросила Бриджет.
— Кто возражал бы, но где такая девушка, как Бетси, встретит порядочного человека?
— Я имела в виду тебя, — мягко заметила Бриджет.
— Меня? — Джилли казалась такой потрясенной, будто слова Бриджет относились не к ней, а к изображаемому ею молодому человеку.
— Джилли, ведь ты не можешь вечно маскироваться под юношу. Сколько тебе лет?
— Через месяц будет шестнадцать, но никто об этом не знает.
— Но узнает. — Легкий ветерок раздувал мешковатую рубашку девушки вокруг хрупкого тела, и было видно, что скоро всему этому маскараду придет конец. — У тебя женское лицо, Джилли. Твое тело тоже меняется. Станут ли тебе давать работу, когда ты будешь похожа на женщину?
— А-а, вы об этом! — воскликнула Джилли, густо краснея. — Я дома перетягиваюсь, обматываю грудь туго-туго. Кто догадается? А физиономия у меня всегда в грязи, поэтому никто ничего не заметит. Послушайте, мисс Бриджет, я не такая уж глупая. Те, кто меня знает, тоже так считают. Я ношу с собой нож и могу отомстить. Я одеваюсь таким образом, чтобы те, кто меня не знает, не лезли с вопросами. Вы хотите мне добра, но не надо мне рассказывать сказки о добрых мужчинах и счастливом замужестве. Это не для меня. Я уже говорила вам, что однажды на меня напал мужчина, когда мне было столько же лет, сколько Бетси. Я больше не хочу, чтобы мужчина даже касался меня.
— Он… что?.. — Бриджет замолчала, потому что это ее не касалось да и желание выяснять дальше вдруг пропало.
— Да, — с горечью ответила Джилли. — Он сделал это. Противный толстый коротышка получал особое удовольствие, когда маленькие девочки кричали. Я знала. Что это дурной человек. Все дети знали. Я всегда старалась держаться от него подальше. Но я была такая маленькая и не смогла уберечься. Он подкараулил меня в переулке, был очень груб и делал мне больно, а сам при этом смеялся. Но потом он заплатил за это.
— Его задержали?
— Да что вы! За то, что он поймал какую-то козявку из трущоб и что-то с ней сделал? Кто стал бы меня слушать? Кому до этого дело? Посчитали бы, что я тупица, если не потребовала с него денег. А про то, что подлец сделал, лучше было вообще молчать, потому что кое-кто стал бы приставать и предлагать делать то же самое за плату. Я не говорю о моем квартале. Кому там покупать детей для своего удовольствия? У мужчин, которые жили по соседству, на это денег нет. Защитить меня было некому. Мама болела. После того как она родила Бетси, ей стало совсем плохо. Чем она могла мне помочь, даже если бы я ей рассказала? Но в конце концов я отомстила ему. — Джилли увидела растерянность на лице Бриджет и пояснила: — Я никогда ни на кого не доносила. Никогда не имела дела с легавыми. Хотя того, что мне было известно, хватило бы, чтобы отправить на виселицу половину Лондона. Я выслеживала своего врага, ждала. И дождалась. Когда он украл кошелек, я сообщила в полицию.
— Они арестовали его?
— Да, и потом вздернули. — Судя по отсутствующему взгляду Джилли, ее мысли унеслись далеко-далеко, и она уже не воспринимала красоты деревенской природы. — Я пошла туда, чтобы знать наверняка. Видели б вы, как я прыгала, кричала и махала руками, когда он слез с тележки и пошел к виселице. Я хотела, чтобы он меня заметил. Как я радовалась, когда они накинули ему петлю на шею! Я кричала: «Трус! Подонок!», когда он попросил надеть на голову капюшон. Я следила за ним до последней секунды, пока не вышибли подставку, из-под его ног и он не закрутился как волчок. Пока он не повис, как дохлая макрель, я не переставала радоваться. В тот день там было несколько молодых джентльменов, одетых так же красиво, как ваш Синклер. Наверное, любители острых ощущений. Один из них увидел меня и засмеялся. Помню, как он закричал: «Смотрите, девчонка! Надо же, какая смелая!» И бросил мне монету. «Это тебе за отвагу!» — сказал он. Представляете, настоящую золотую монету! В придачу к тому удовольствию, что я получила от казни. — Джилли покачала головой. — Самые легкие деньги, которые я когда-либо зарабатывала.
Бриджет видела страшное смятение в глазах девушки.
— И ты их потратила? — осторожно спросила она, думая, что, может быть, Джилли захотела сохранить монету как трофей.
— А как же! В тот же вечер шикарно поужинала, чтобы отметить прекрасный день!
Бриджет ничего не ответила. Наступила неловкая тишина. Джилли первая нарушила ее.
— Я бы не сказала, что все было так уж хорошо, — призналась она, опустив худые плечи. — Дело кончилось тем, что лучшая в жизни еда попросилась наружу. Нельзя было сразу так наедаться.
— Я думаю, это не от еды, а от того, каким способом ты заработала ту монету, — утешила ее Бриджет. — Ты не такая жестокая, какой тебе хочется казаться. У тебя доброе сердце, Джилли. Хоть ты и хочешь изобразить сильного человека, ты всего лишь юная девушка.
— Я уже давно не юная, мисс Бриджет.
Она сказала правду. До сих пор Бриджет не предполагала, что у девушки была такая тяжелая жизнь и такая боль. Теперь же, узнав о ней все, попыталась перевести разговор на нейтральную тему:
— Они всегда вешают людей за кражу кошелька?
— Господи, вы еще спрашиваете! — удивленно воскликнула Джилли. — Не то что кошелька, но и носового платка. Сколько я вам рассказываю, а вы все никак не поймете! — нетерпеливо добавила она. — Вы, конечно, ученая, мисс Бриджет, но совсем не разбираетесь в жизни. И в мужчинах. Вот у кого действительно доброе сердце, так это у вас! Вы живете как во сне. Поймите, вы не замужем. И если останетесь здесь, вам будет только хуже.
Бриджет посмотрела на девушку и вдруг с удивлением отметила, что ее расстроили слова, сказанные об Эйвене. Она представила эту патетическую сцену как бы со стороны: юная девушка, переодетая в юношу, вводит ее в заблуждение. Джилли была смелой, дерзкой, неиспорченной, но еще слишком молодой и неопытной, несмотря на суровую закалку. Ее мысли были окрашены в скорбные тона из-за собственного трагического опыта.
— Джилли, — твердо сказала Бриджет, — мой муж не лжет мне. Я в этом уверена. Когда-нибудь сама убедишься в этом. Но ты настолько не доверяешь мужчинам, что тебе трудно перестроиться. Ты считаешь, что все женщины так же безнравственны или легкомысленны, как те, что торгуют собой? Нет. Конечно же, это не так. И даже из тех женщин не все такие. Поверь мне, и мужчины далеко не все грубые. Ты помнишь своего отца? Наверное, он был хороший человек?
— Лучше быть не может! — тотчас ответила Джилли и, немного подумав, серьезно добавила: — Насколько я помню.
— Тогда ты должна согласиться, что есть и другие, похожие на него. Возможно, их не много там, где ты живешь. Но я уверена, что и в трущобах живут достойные и благородные люди, даже если они бедны и незнатного происхождения. Есть мужчины, которые уважают женщин и относятся к ним бережно, с любовью. Никогда не применяют силу, а, наоборот, используют ее на благо. — Бриджет прервалась, задумавшись, как бы поделикатнее объяснить девушке поведение настоящего джентльмена и его любовные ласки, а также множество самых сокровенных вещей, которые происходят между мужчиной и женщиной во время их близости. — Тебе предстоит много узнать о мужской галантности, — продолжала она. — Для порядочного мужчины существует кодекс чести, не позволяющий ему обижать слабого или женщину, тем более любимую. Когда тебя полюбит такой человек, а ты полюбишь его, у тебя не будет сомнений. И ты перестанешь бояться его.
— Ага! — живо согласилась Джилли. — Когда хороший человек — это понятно. Но ваш виконт сделан из другого теста.
— Джилли, я сказала тебе…
— Но вы сами не понимаете, что говорите! Я же не из пальца высосала. Не ждите от него добра. Я встречалась с вашей тетей и кузиной. Они тоже так считают. Да, — подтвердила Джилли, заметив, как Бриджет судорожно вдохнула и замерла на выдохе, — я видела вашу родственницу. Она похожа на куклу, что в витрине. И матушку ее, и длиннолицую Мег тоже видела. Я не собиралась с ними разговаривать, а пришла на кухню, чтобы выяснить, куда вы уехали с Бетси. Там мне рассказали вашу историю. Но кто-то из слуг донес вашей тете. Ока и ваша кузина сразу прибежали. Я понимаю, в другое время они б вытерли об меня ноги, как о половую тряпку. А тут стали все рассказывать про вас и про виконта.
— Это из ревности. Они хотели, чтобы Эйвен женился на Сесилии. Они…
— Мисс Бриджет, они сказали, что видели виконта накануне. На каком-то большом балу — с другой женщиной.
Бриджет перестала прохаживаться. Джилли посмотрела на свои башмаки и с грустью продолжила:
— Да, он был с очень красивой леди. Настоящей леди, к тому же замужней и очень неразборчивой. У нее много любовников. Я не берусь судить, правильно ли вы сделали, что ушли от своих родных. Кто может знать об этом лучше вас? Но в одном вы ошиблись, и вы должны, знать правду. Вы — хороший человек. Об этом я тоже слышала. А он не мог добиться вас другим путем. Разве не так? Поэтому и придумал эту красивую сказку, а вы в нее поверили. Наверное, большинство женщин тоже поверили бы, потому что виконт такой красивый и так складно говорит. Но он распутник, и в этом никто не сомневается. Не он один так поступает, — сказала Джилли с видом человека, уставшего от жизненных невзгод. — Знаете, что делают некоторые мужчины? Увозят девушку в Шотландию, нанимают там ложных свидетелей и якобы устраивают бракосочетание. А когда проходит медовый месяц, то мужа и след простыл. Некоторые даже не утруждают себя ехать так далеко, а подговаривают своих друзей. Один из них изображает священника и произносит нужные слова. А за всем этим ничего нет, ни закона, ни благословения Божьего. Потом они собираются все вместе и смеются. Все, кроме новобрачной. Несчастная девушка остается как голубь, ощипанный перед жаркой. Я слышала много таких историй. Мисс Бриджет, вы думаете, я бы отпустила Бетси одну в незнакомое место? Нет. Поэтому я видела все собственными глазами. Это была только видимость бракосочетания. Что меня насторожило тогда — это отсутствие народа. Там не было никого, кроме нескольких его друзей. И те скоро ушли. — Джилли передернула плечами. — Как видите, у нас с вами много общего, хотя, если бы не судьба, вряд ли вы когда-нибудь посмотрели на таких, как я. Вы взрослый человек, вы красивы, образованны, и ваши манеры не хуже, чем у герцогини. Но вас обманул мужчина, и у вас больше нет ни семьи, ни денег. У меня хоть и нет хорошенького личика, зато есть друзья.
Рука Бриджет невольно потянулась к шраму.
— Да-да, я имею в виду вас! — с ударением сказала Джилли. — Вы хорошенькая. Даже более. Ваши глаза, волосы и фигура… они просто замечательны. А шрам ничего не значит. Нет, что-то значит. Это ваша изюминка. Он привлекает внимание людей. Вы знаете об этом? Люди начинают смотреть на вас, а когда приглядятся, видят, какая вы красивая, и уже не могут оторвать глаз. Вы прекрасны, но непохожи на других. Я понимаю, почему виконт безумно хотел вас. Но он не женился на вас. Видит Бог, не женился.
— Женился! — возразила Бриджет. Если это не так, значит, она ничего не понимает ни в жизни, ни в мужчинах, ни в любви, ни в правде. — Женился, — снова повторила она, вспоминая его голос, его лицо.
И так остро ощутила его присутствие, словно Эйвен стоял рядом, высокий, прямой, мощный, поддерживая ее своей уверенностью и любовью. Она почти слышала его грудной голос и чувствовала тепло его больших рук, обнимающих ее. Она стояла в его тени, несмотря на то, что сейчас любимый был далеко. Бриджет и в голову не приходило сомневаться в правдивости его слов. Он не способен предать ее. Бриджет не допускала мысли, что Эйвен мог оставить ее, потому что она ему надоела. Возможно, она плохо разбиралась в мужчинах, но зато хорошо знала его.
Хотя так ли уж хорошо? Эта неожиданная мысль была ей ненавистна, но, будучи человеком неглупым, Бриджет не могла сразу отмести ее. Действительно, много ли других мужчин она знала? Кроме отца, нескольких соседей и родственников, в чьих домах служила, она сталкивалась еще с небольшим числом мужчин, которые либо покровительствовали ей, либо не обращали на нее никакого внимания, либо пытались обесчестить. До Эйвена за ней, по сути дела, никто не ухаживал. Поэтому откуда ей знать, как должен себя вести распутник? А ведь Эйвен сам в первый же вечер признался, что он распутник, и потом никогда этого не отрицал. Однако также сказал, что он не подлец.
Чем отличается распутник от подлеца? Подлец злоупотребляет любовью женщины, говорит, что любит, тогда как в действительности ведет недостойную игру ради получения удовольствия. Когда такой человек добивается своего, игра ему надоедает и он с легкостью отказывается от трудно доставшейся победы. Его начинает манить другая женщина, и он устремляется за новым, более дорогим призом.
Бриджет едва не задыхалась от волнения. Нет, Эйвен не такой, не подлец. Что бы о нем ни говорили, с кем бы его ни видели, Эйвен не мог предать ее. Она знала мужа лучше других. Его глаза не могли лгать. И губы тоже. Ни в его поцелуях, ни в его словах не могло быть обмана.
Правда, перед отъездом Эйвен обмолвился: «Вот уж не думал, что мне захочется сделать такое признание. Когда все только начиналось, я не представлял, что такое может случиться со мной и тобой».
Его слова — именно то, что, по мнению Бриджет, должно было сейчас поддерживать ее дух, — снова и снова всплывали в памяти и не давали покоя.
Последний раз Эйвен также написал: «Прошу тебя, верь мне и жди».
И она верила ему.
— Он женился на мне, — сказала Бриджет, высоко подняв голову, но так и не разомкнув сцепленных рук. — Без доверия не может быть любви. Я не какая-нибудь наивная девочка, чтобы подарить свою любовь мужчине, которому не доверяю.
«А может быть, — в отчаянии подумала она, — таким образом Эйвен хочет сказать мне, что совершил ошибку и теперь ужасно раскаивается? И хочет дать знать об этом незамедлительно…»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Знатный повеса - Лэйтон Эдит



Ах.... Какой мужчина.........
Знатный повеса - Лэйтон Эдиттомка
22.01.2013, 18.49





Ну, о красоте Бриджет немного преувеличено! Однако действительно глубоко и детально охарактеризован виконт, так сказать, мужчина во всём и до конца! Хороша интрига з двоёженством!
Знатный повеса - Лэйтон ЭдитItis
10.05.2013, 20.25





Начало очень даже понравилось, но уже начиная с середины очень все затянуто, она просто сидит ждет и ждет, а хотелось каких-то действий от нее. Но почитать все таки разок стоит.
Знатный повеса - Лэйтон ЭдитВалентина
16.07.2013, 19.53





ПРОЧИТАТЬ МОЖНО ТОЛЬКО РАЗОК,НЕ БОЛЬШЕ.ДА И ТО ЕЛЕ-ЕЛЕ!СКУЧНО.
Знатный повеса - Лэйтон Эдиткатя
11.02.2014, 9.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100