Читать онлайн Знатный повеса, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Знатный повеса - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.97 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Знатный повеса - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Знатный повеса - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Знатный повеса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Лучше б он откусил себе язык! Никогда еще Бриджет не выглядела такой скованной.
Но Эйвен не мог не спросить ее об этом, хоть и сомневался, надо ли вести подобные разговоры с девственницами. Он уперся взмокшим лбом в подушку, содрогнулся несколько раз и снова сделал глубокий вдох. Не так просто было прерваться, и теперь Эйвен едва не умирал в результате этой вынужденной паузы, но и помыслить не мог о продолжении, потому что придавал слишком большое значение интимному общению мужчины и женщины.
— Может, я: не ясно выразился, Бриджет? — неуверенно спросил он. — Вам действительно нравится то, что я делаю?
— Да, конечно…
Ему даже захотелось оставить ее в покое, укротив на время свою плоть, которая так жаждала действия! Но Эйвен хорошо знал, чего хотел, и еще лучше, что от него требовалось, дабы эта сторона их жизни имела будущее.
— Если да, то вы должны учесть, что это процесс обоюдный. Не годится, когда только один делает что-то для другого. Бриджет, ваш поцелуй восхитителен. Вы позволяете мне делать с собой все, но сами даже не прикасаетесь ко мне. На то есть причина?
— О! Но я же обняла вас.
— И за это вам спасибо. Но я о другом.
Бриджет подняла к нему серьезное лицо. Наверное, в чьем-то представлении выглядело смехотворным вести беседу в такие минуты. Но Эйвена интересовало, что она думает по этому поводу.
— Вы хотите знать, почему я не веду себя так, как вы? Предполагается, что я должна делать то же самое?
— Не совсем. — Он проклинал себя за то, что устраивает дебаты, тогда как плоть трубит о своей потребности, а тело превратилось в струну, натянутую до предела. — Я просто хочу знать, почему вы вообще не дотрагиваетесь до меня.
Бриджет забавно наморщила лоб, задумавшись над его словами.
— Видите ли, я… Наверное, просто от недостатка смелости. Я не знала, захочется ли вам… И потом, Эйвен, мне казалось, между нами слишком большая дистанция. Вы такой… особенный. Утонченный, сдержанный, независимый, с чувством собственного достоинства. Да-да, это так, ваша светлость, виконт Синклер. Видимо, причина в этом. Как вам еще объяснить? Я и думать не смела…
— О, тогда посмейте, пожалуйста!
Бриджет робко положила ладонь ему на грудь и услышала, как он шумно втянул воздух.
— Да! О да, — прошептал Эйвен, когда Бриджет осторожно пробежала рукой вниз к его подтянутому животу, затем еще ниже.
Она пришла в изумление от твердых мышц и не сразу поняла, что нащупала ее рука — теплое, гладкое, похожее на стремительно расправившуюся пружину. Бриджет быстро убрала руку, пристыженная своей выходкой. Сколь бы интригующей ни казалась ей интимная близость, содеянное выходило за все мыслимые и немыслимые рамки. И без того она зашла слишком далеко. В голове до сих пор не укладывалось, как она могла лежать голой в объятиях мужчины и наслаждаться этим.
Она вдруг встревожилась и засомневалась: ей долго твердили, что муж может делать все, но ничего не говорили о том, что дозволено женщине.
— Бриджет, ведь вам нравятся мои ласки, — продолжал увещевать Эйвен. — Так что плохого в том, что вы подарите мне свои? Почему это должно вас беспокоить?
Его слова, казалось, немного вразумили ее. Если он этого хочет, то почему бы и нет? Ведь он ее муж. А если так, она тоже может позволить себе свободу действий. В конце концов, интимные отношения между супругами касаются только их. И ей самой так хочется этого!
Она набралась храбрости и снова принялась касаться его тела, сначала — урывками, но становясь раз от разу смелее. Так она истязала Эйвена до тех пор, пока его дыхание не сделалось частым и прерывистым.
Робкие, неопытные ласки казались ему изысканной новинкой. Он собирал по крупицам все силы, чтобы выстоять как можно дольше, но вскоре удовольствие сделалось для него невыносимой, хоть и сладкой пыткой.
Бриджет гладила его по спине и даже пробегала пальцами по его тугим, твердым ягодицам. «Невозможно вообразить! — в испуге думала она. — Всегда такой холодный и насмешливый!» Неожиданно Эйвен стал для нее откровением.
Когда она наконец решилась вторгнуться в запретную зону, из его горла вырвался сдавленный стон. Повинуясь его настоятельному шепоту, Бриджет осмелилась сначала задержать руку, а затем стала ласкать более уверенно, по мере того как ей отвечала удивительная мужская плоть. «Чудеса! — подумала она. — Так много, а всегда скрыто. Но только не теперь. Сейчас вряд ли и простыня спрячет. Такая гладкая и сильная, но в то же время такая чувствительная к моим легким прикосновениям, как и сам Эйвен».
Его тело сделалось горячим и слегка влажным. Бриджет никогда еще не чувствовала, чтобы в ней так нуждались. Сейчас Эйвен был охвачен огнем и снова навис над ней, легонько раздвигая ее ноги. Она сразу притихла.
— Не волнуйтесь, я буду осторожен. Я не обманываю. Больно бывает только в самом начале, но потом — никогда. За это я ручаюсь.
Больше Эйвен уже не мог говорить. Он страстно хотел ее и вдруг снова остановился, поражаясь своей нерешительности.
Что с ним случилось? Бриджет околдовала его, заставляя пренебречь многолетними привычками.
Эйвен понимал, что она не готова. Хотя, несомненно, ей доставляло удовольствие экспериментировать. Но этого было мало. Он знал, что так не добьется желаемого.
— Сейчас моя очередь, — прошептал он, прильнув губами к ее шее и кладя ладони ей на грудь.
— Но я так поняла, что этим нужно заниматься вдвоем.
— Все верно. Совершенно верно. Вы правильно поняли. Не надо останавливаться…
Эйвен был уже так распален, что не мог ни ждать, ни остановиться, даже если бы она попросила. Но Бриджет и не просила: она была готова принять его, покорная, разомлевшая, повергнутая в изумление его ласками. И вот наступил болезненно жгучий момент. Но боль быстро прошла и забылась, сменившись восхищением их близостью и радостью за Эйвена, которому эта близость, несомненно, доставляла наслаждение.
Однако ее насмешливый любовник в эти минуты испытывал нечто большее, чем наслаждение. Он вдруг стал сосредоточенным, серьезным и напористым, но все равно нежным. Бриджет ухватилась за него и не отпускала до последней секунды, пока Эйвен, содрогнувшись в экстазе, наконец не замер.
Бриджет дотронулась до его влажных волос.
— Муж, — с гордостью прошептала она, В пылу любовных утех ему доводилось слышать от женщин много разного, в том числе непристойного. Иной раз его временные подруги предъявляли повышенные требования. Однако чаще выражали удовольствие и хвалили, на такого Эйвен не слышал никогда. Слово, произнесенное ею, вызвало странные чувства — сожаление и триумф одновременно.
— Бриджет, — только и произнес он, растроганный, и поцелуем предупреждая любой ответ.
Эйвен не мог уснуть сразу. Обычно он предпочитал спать один, но сейчас все еще обнимал Бриджет.
— Знаешь, как хорошо, когда тебя обнимают, — сонно призналась она.
Его удивили эти слова. Бриджет вообще много чем удивляла его, в том числе скромностью. Это тоже было для него в диковинку. Бриджет оказалась неповторимой. Несмотря на робость и нерешительность, потом она перестала бояться и волноваться.
Теперь стоило немалого труда дождаться того времени, когда он сможет дать ей больше, когда научит жену получать истинное наслаждение от его ласк.
Эйвен был уверен, что взамен получит ее изумление, радость и удовлетворение. Эта женщина оказалась тем идеалом, какой он искал долгие годы. Расслабленный и умиротворенный, Эйвен начинал вместе с ней погружаться в сон, чувствуя себя безмерно счастливым. Оставалось только надеяться, что и Бриджет была счастлива с ним.
Веки ее затрепетали, и через секунду она открыла глаза. Эйвен шутливо укусил ее е оголившееся плечико и быстро поцеловал в губы.
— Доброе утро! Я предпочел бы разбудить тебя другим способом, но нам сегодня уезжать. Ты не забыла? Нет, нет, зачем же так прыгать! У тебя есть час на сборы. Я взял на себя смелость и велел камердинеру упаковать твои вещи. Так что от тебя ничего не требуется. Господи, перестань так смотреть на меня, иначе мы никогда отсюда не выберемся!
Когда Эйвен выпрямился и встал, Бриджет увидела, что он уже умыт, выбрит и, как всегда, безукоризненно одет.
— Сейчас соберусь, — пообещала Бриджет. — Много времени мне не понадобится.
Она прижала простыню к груди и соскочила с высокой кровати, но через несколько шагов поморщилась.
— Вот видишь, я прав, — виновато сказал Эйвен. — Мне очень жаль. Но ты не беспокойся. Боль пройдет. И потом ты привыкнешь.
— Я знаю, — сказала она, отводя глаза и чувствуя, как начинает гореть лицо. — Говорят, что вначале ощущение такое, будто только что слезла с лошади.
Эйвен засмеялся:
— Ничего себе комплимент! Надеюсь, езда не напоминает путешествие на старой кляче, как в известном анекдоте? В противном случае придется что-то предпринять. Некоторое время спустя, разумеется. А сейчас, пожалуйста, собирайся.
С этими словами он, направился к выходу.
— Эйвен! — тихо позвала Бриджет. — Этой ночью было так, как… то есть я была… такой, как ты хотел?
Он вернулся и заключил ее в объятия.
— Лучше, чем я хотел. Больше, чем я заслуживаю. Ты была восхитительна! Сплошной восторг. Я глупец, что не сказал тебе об этом. Обычно я не делаю подобных ошибок. Вот тебе и доказательство! Теперь ты понимаешь, насколько я ослеплен тобой? Ты заставила распутника забыть свои порочные привычки. Но что мне следует сделать, — сердито пробормотал он скорее самому себе, — так это перестать без конца повторять тебе, к чему я привык! Прости меня, Бриджет. Это было замечательно. Не сомневайся! Я бы с великой радостью остался здесь, чтобы убедить тебя. Но есть ряд неотложных дел, и я должен идти. Завтрак ждет, поторопись, пожалуйста.
— Сейчас приду! — пообещала она и танцующей походкой направилась в ванную.
У камердинера Эйвена был неплохой вкус. Мадам Бло прислала часть вещей из нового гардероба, и слуга по собственному усмотрению отобрал одежду для дороги, упаковав все, кроме одного прелестного темно-розового платья. Бриджет тотчас скользнула в него, подколола волосы повыше и, набросив на плечи шаль в тон платью, заспешила по лестнице вниз.
В утренней гостиной она завтракала одна, пока в середине трапезы не появился дворецкий.
— Мисс, — сказал он и тут же поправился: — Простите, миледи. — Однако едва заметная тень недовольства так и осталась на его челе, а слова прозвучали так, словно он изъяснялся на чужом языке. — К вам пришли. Я не решился отправить этих людей обратно, потому что вчера они добились, чтобы их приняли. Проводить их сюда?
— Конечно, — согласилась Бриджет, так как ей стало любопытно.
— Или, может, вам угодно встретиться с ними в кабинете?
Бриджет и знать не знала, где находится кабинет. Но теперь она стала хозяйкой этого дома, значит, надо вести себя подобающим образом.
— Пришлите их сюда, пожалуйста, — ответила она, но уже менее уверенно, так как спохватилась, что не знает имени дворецкого.
Он впустил Бетси, маленькую цветочницу, и ее старшую сестру Джилли.
— Мэм, — сказала Бетси, делая книксен, но глядя на стол.
Она была в своем новом платье, ее старшая сестра — по-прежнему в мужской одежде.
— Доброе утро, миледи, — решительно начала Джилли. — Не удивляйтесь, что мы пришли. Мне нужно спросить у вас одну вещь. Только я прошу вас выслушать меня.
— Хорошо, спрашивай, но я не уверена, что могу гарантировать что-либо. Ты не хочешь подождать, пока вернется виконт… мой муж?
Бриджет с особым удовольствием произнесла последние два слова.
— Не-е, — сказала Джилли. — Давайте не будем ждать его. Мы как раз хотели поговорить без него. Если честно, мне не очень нравится иметь дело с мужчинами. И потом это такая вещь, которую может понять только леди.
Бриджет хотела предложить гостьям перекусить. Обе были такие худые. Однако теперь Бриджет была виконтессой. «Ты человек прежде всего, — напомнила она себе. — Стыдись! Тоже мне, аристократка новоиспеченная! Всего полдня леди, а уже ничем не отличаешься от кузины Сесилии».
— Хорошо. Вы, наверное, не завтракали? Может, сначала съедите что-нибудь?
Бетси было побежала к буфету, но сестра положила руку ей на плечо и вернула на место.
— Малышка, запомни: леди есть леди. Ты не можешь садиться за стол вместе с ней. Будешь хорошо себя вести, я разрешу тебе взять угощение с собой. А сейчас пойди в уголок и посиди тихо. Я тоже не сяду за стол, миледи, — сказала она Бриджет. — Это было бы неуместно, но спасибо за приглашение.
Бетси направилась через всю комнату к стулу возле окна;
— Вот что я хочу сказать, миледи. Пожалуйста, выслушайте меня. — Девушка стояла с высоко поднятой головой, сжимая в обветренных руках шляпу. «У нее действительно замечательные глаза, — подумала Бриджет. — Золотистые, как у тигра. Она была бы хорошенькой, если б не чумазое личико, если б не жила впроголодь, не носила мужскую одежду и не глядела букой». — Утром я работаю на цветочном рынке, — сказала Джилли, — а после обеда на арене для петушиных боев. Кто-то должен ухаживать за птицами. А по ночам промышляю чем придется. Разумеется, я говорю о приличной работе! Я зарабатываю только честным трудом. Спросите у любого. Вам все подтвердят. Кое-кто, конечно, знает, что я женщина. Но я ни за что не стану торговать тем, что не продается, сколько бы некоторые ни домогались. Меня на приманку не возьмешь! А если кто-то начинает сильно приставать, я знаю, что делать. Вы, вероятно, удивляетесь, к чему я все это говорю? Помимо работы нужно еще присматривать за Бетси, и это становится все труднее. Она подрастает. А некоторым джентльменам нравятся девочки ее возраста.
— Ей, наверное, еще нет и семи! — едва не поперхнулась Бриджет.
— Все так, но мне было столько же, когда один из таких положил на меня глаз. Но сейчас речь не обо мне. Я говорю об этом только потому, что не хочу, чтобы то же самое случилось с моей Бетси. Я скорее умру, чем допущу это. Клянусь Богом! У меня нет никого, кроме нее. Наша мама умерла, и мне не на кого ее оставить. А что я? То здесь, то там. Вы видите, мне не поспеть во все места. Вот я и подумала о вас. Вы такая добрая леди и как раз сегодня уезжаете из Лондона… Конечно, мне будет недоставать сестренки, но я уверена, что так лучше для нее. Миледи, не могли бы вы взять Бетси с собой? Она такая хорошенькая. Чистая, как новенькая монетка. Настоящее золото. Наверняка для нее найдется какое-нибудь дело в деревне. В любом случае там ей будет безопаснее, чем в Лондоне, где такие же негодяи, что охотились за мной, могут добраться и до нее. Вы понимаете?
«Мужчины, совращающие маленьких девочек? Какая грязь!» — ужаснулась Бриджет.
— Конечно, мы возьмем ее! — воскликнула она и тут же осеклась. — Но я должна поговорить с мужем. Все-таки он хозяин в этом доме.
— Поговорить со мной? — спросил Эйвен, ленивой походкой входя в гостиную. — О чем?
Бриджет увидела, как отошла назад Джилли, подняв подбородок и широко расставив ноги, словно приготовившись отражать удар. Бриджет в двух словах объяснила Эйвену, в чем дело.
Он внимательно слушал ее, а сам тем временем оглядывал девушку с головы до ног.
— Я понял, мисс, но с чего вы взяли, что мне можно доверять?
Бриджет судорожно глотнула воздух. Рассерженная хрупкая девушка и Эйвен, не замечая ее, мерили друг друга взглядами.
— О, вы не позволите шалостей с малолетками, — наконец сказала Джилли. — Этого о вас никто не говорил! И вы не станете заниматься такими вещами, даже когда Бетси подрастет. У вас есть своя леди. И если даже она вам надоест, вы все равно никогда не потащите в постель служанок. Я знаю, в Лондоне можно выяснить все. Вы увлекаетесь дамами, об этом все говорят. Но никто не слыхал, чтобы вы кого-то — принуждали. А про детей и речи не было. Поэтому я не боюсь за сестренку. И вполне вам доверяю. В этом смысле вы джентльмен, — нехотя добавила она напоследок.
Эйвен рассмеялся:
— Вежливо и рассудительно. Ваше счастье, что я падок на лесть. Но коль уж мы заговорили о слухах, можете теперь известить весь город, что я пальцем ни к кому не прикоснусь, кроме одной леди. Той, что принадлежит мне. Вы просите взять вашу сестренку? Хорошо. Мы увезем ее сегодня же. У миледи пока нет собственной горничной. Конечно, для этой работы Бетси еще мала, но при желании может быть чем-нибудь полезна во время нашего путешествия. А приедем в поместье — посмотрим. К тому же, я уверен, там найдется место еще для одной девушки. — Эйвен замолчал и вопросительно посмотрел на Джилли. — А ведь это мысль! Как насчет вас обеих? Не хотите испробовать себя там на какой-нибудь работенке?
— Я? — удивленно спросила Джилли. — Не-е. В деревне я буду что рыба без воды. Мой дом — Лондон. Здесь для меня в самый раз. Но Бетси заслуживает лучшей жизни. Спасибо, если возьмете ее.
В то же утро от городского дома виконта Синклера отъехали два экипажа: один — с виконтом и его супругой, другой — с багажом, слугами и трепещущей от восторга Бетси. Следом за каретами скакали два всадника с парой запасных лошадей.
— О девочке можешь не волноваться, — сказал Эйвен жене. — Слуги за ней присмотрят. И вообще не беспокойся ни о чем. Я специально взял всадников для охраны. Сейчас на дорогах грабят редко, но подстраховаться все равно не мешает. Теперь я везу драгоценный груз, ты понимаешь.
Бриджет наградила его сияющей улыбкой.
— Ну да, — насмешливо продолжал Эйвен, — одни мои вечерние туалеты стоят целое состояние! Разве тебе еще никто не говорил? Ой-ой! — И засмеялся, когда она ущипнула его. — Бриджет, виконтессы не делают таких вещей.
— А что они делают?
— Вот это, — сказал Эйвен, целуя ее. — Ты даже не представляешь, дорогая, как я изменился. Ты веришь, Бриджет?
— Ты сказал, что будешь правдивым, так же как и я, — серьезно ответила она. — Поэтому я верю тебе.
Он помолчал.
— Иногда мне кажется, — сказал он наконец, — что ты слишком легко поверила мне. И тем не менее то, что я говорил, правда.
— Ты считаешь, что я слишком доверчива? Ты думаешь, я вела себя как наивная девочка, так быстро согласившись выйти за тебя замуж? Или ты решил, что от отчаяния мне было все равно?
— Нет, Бриджет, нет.
Ее глаза сверкали, как расплавленный металл, но стиснутые руки неподвижно лежали на коленях.
— В таком случае могу вам признаться, милорд, — сказала она, — это было нелегкое решение для меня. Я думала и думала о возможных последствиях. Я все тщательно взвесила и поступила так, как мне подсказывали чувства, а не так, как следовало сделать. Я положилась на себя, на свою интуицию. В любовных делах вы просто превосходны, но не это меня покорило! Может, вы думаете, ваше богатство или титул? — крикнула она, щелкая пальцами у него перед носом. — Я…
— Хватит, хватит! — засмеялся Эйвен, поймав ее руку: — И почему меня влечет к таким людям? Что друзья, что возлюбленная — все на одну колодку. Я такой миролюбивый человек, а вокруг меня одни смутьяны. Я знаю, знаю, знаю, Бриджет, что ты скажешь, — произнес он, поднося ее пальчики к губам. — Я счастлив, что ты вышла за меня замуж. Вряд ли я заслуживаю тебя. Я знаю, что ты действовала по наитию. И правильно делала. Но легко ли мне понять твою душу? Она чиста и прекрасна. А я далеко не безупречен во многих отношениях и так недавно ступил на путь добродетели. Поэтому я беспокоюсь за тебя и ничего не могу поделать с собой.
Давно уже о ней никто не заботился. Но не только поэтому у Бриджет не нашлось слов. Он затронул больной вопрос. Она все еще пребывала в недоумении: как быстро вышла замуж, как легко оказалась в его постели и потеряла голову…
Эйвен обнял ее за талию и настойчиво привлек к себе. Она повиновалась и молча положила голову ему на плечо. Тем временем экипаж через главные лондонские ворота выехал на дорогу и, покатил на север.
Эйвен смотрел в окошко на ряды распустившегося кустарника вдоль обочин, волнистые зеленые луга и отливающие желтизной поля цветущей горчицы.
— Целую вечность не приезжал в Англию летом. Возможно, нам придется задержаться у отца на какое-то время. Увидел эти места и вспомнил. Кстати, как ты относишься к деревенской жизни? Я с удовольствием отправляюсь в эту поездку. Всегда приятно побывать там, где родился. Сейчас, когда у меня есть ты, я подумал, что больше нет нужды жить в Лондоне. Конечно, время от времени я буду наезжать в город. Наверное, можно проводить там и часть сезона, если тебе захочется. Как ты считаешь?
— Я не думала об этом. Я тоже выросла в провинции. Я полюбила Лондон за новые впечатления, но кто не полюбил бы? А вообще, — задумчиво добавила Бриджет, — пожалуй, я согласна с тобой. И моему сердцу деревня ближе.
Эйвен улыбнулся и поцеловал Бриджет. Затем выпрямился, взял трость и легонько забарабанил в крышу.
— Я думаю, мне лучше прокатиться верхом, — отрывисто сказал он. — Соблазн сильнее благих намерений, а целомудрие не входит в число моих добродетелей. Так что я тебя покидаю. Увидимся во время остановки на ленч. Хотя, если что, в любое время выгляни в окошко и увидишь меня.
Около полудня они свернули с главной дороги и подъехали к таверне.
В большой общей комнате сидели несколько человек из местных и потягивали эль. Кроме них, там же находились двое хорошо одетых мужчин, которые шумно приветствовали Эйвена. Вернувшись к столу, он застал Бриджет притихшей, в каменной позе.
— Я сознательно не стал представлять тебя, — поспешил объяснить Эйвен. — Мне не хотелось, чтобы ты встретилась с ними. Это не те люди, С кем стоит общаться. Беспутные годы платят мне сторицей. Куда ни пойди, почему-то не попадается ни одного достойного человека. Наверное, потому, что их вообще немного среди моих знакомых. Но ты не беспокойся, это дело поправимое. Смотри, они уже уходят! Я тоже отлучусь на минутку. Мне нужно обсудить с кучером и охранниками маршрут и все остальное.
В такой небольшой таверне, как эта, другой комнаты, кроме общей столовой, не было. Поэтому Бриджет обрадовалась, увидев хихикающую Бетси за одним столом с лакеем и камердинером Эйвена. После ухода сестры девочка расплакалась, но слуги умело отвлекли ее, и вскоре она уже смеялась. А теперь эта малявка спокойно плела веревки из двух уже немолодых мужчин. Бриджет улыбнулась, увидев, как ловко она обвела их вокруг пальца, заставив заказать для себя гору еды. Вряд ли малышка смогла бы съесть все сразу. Оставалось только уповать на разум мужчин, а также на их осмотрительность в будущем.
— Ну вот, все в порядке, — объявил Эйвен, подсаживаясь к жене. — Сейчас перекусим и поедем дальше. К заходу солнца должны быть на месте.
— Такие быстрые лошади? — удивились Бриджет. — Я думала, до Шропшира не меньше двух дней.
— Примерно так, — сказал Эйвен, рассматривая, нарезанное ломтиками холодное мясо, которое хозяин поставил на стол. — Если б мы ехали туда.
— А разве нет? Ведь мы собиралась к твоему отцу в Шропшир. И я поняла, что нам нужно быть там как можно скорее. Из-за этого мы так быстро поженились, из-за этого мы…
— Тише, — сказал Эйвен, накрывая ладонью ее руку. — Все правильно. Куда собирались, туда и едем. И будем ехать дальше. Но я хочу по пути заглянуть в одну укромную обитель. Это недалеко. Есть такой славный уголок, мое любимое местечко! Добираться удобно. Вроде близко от Лондона и в то же время достаточно далеко от городской суеты. Несколько часов, конечно, будет потеряно, но ничего, потом наверстаем. Это лучше, чем ехать дальше на ночь глядя и останавливаться в незнакомой гостинице. Более подходящего варианта просто не придумать. Дорогая, не можем же мы все время нестись как угорелые! А насчет отца не беспокойся. Я каждый день получаю депеши из дома. Последнюю неделю его состояние стабильно. Поверь, эта остановка окупится и будет совсем нелишней для тебя. Ты не представляешь, какие здесь гостиницы… — Неожиданно он задумался. — Военные действия, и те легче перенести, чем останавливаться там! Одному Богу известно, какое это было мучение. Чего я только не хлебнул! Помнится, в Кале в номере оказалась какая-то искореженная кровать. Напоролся впотьмах — и с тех пор у меня рубец. А ведь шести месяцев прошло! Как-нибудь покажу, если будешь хорошо себя вести. Только если очень, очень хорошо, — добавил он с лукавой улыбкой.
— Ты был в Кале полгода назад? Но мы же тогда еще воевали.
Бриджет наморщила лоб, пытаясь вспомнить, когда именно закончилась та долгая война.
— Действительно воевали, — подтвердил Эйвен. — Во всяком случае, я уж точно. Правда, воевал не как солдат. Скорее, как… Теперь уже об этом можно сказать. Официально это называется — заниматься сбором сведений для министерства обороны. Но я добывал их негласно и незаметно.
— Шпионил?! — изумленно воскликнула Бриджет.
— Не самое приятное слово. Но лучше, чем все остальные, какими меня награждали. Я имею в виду, что говорили люди, когда выясняли, чем я занимался во время войны.
— Я ничего этого не знала.
— А что же, по-твоему, я делал все годы на континенте? Ах да! Конечно, ты поверила всем россказням. Бессовестный развратник, околачивающийся в дамских будуарах! Искатель приключений, не вылезающий из игорных домов! Авантюрист, исколесивший всю Европу! Видимо, такой тебе представлялась моя жизнь? Да, стремление к удовольствиям было мне не чуждо. Но не это главное. Сейчас, когда мои дела там закончились, я не вижу смысла лгать или скрывать.
Эйвен криво усмехнулся. Но ей было не до смеха. Она была в шоке — от самой себя. Совсем ничего не знать о своем муже!
Бриджет посмотрела на его лицо. Сплошные углы, за которыми прячется ликование. Дьявольски привлекателен! Да. Но собран, целеустремлен и так быстро достиг полного триумфа над ней. Сколько же еще секретов скрывается за этим обворожительным фасадом? Она уже знала, как сладко ее муж может целовать, как умеет очаровывать, как способен ошеломить необыкновенным Вниманием и заставить забыть обо всем на свете… А что еще?
Разве они когда-нибудь говорили о чем-нибудь серьезном? Нет. Только болтали о каких-то пустяках, смеялись, выражали друг другу симпатию и занимались любовными утехами. Бриджет знала, что он любит музыку, серьезные книги, породистых лошадей, спаниелей, отменную говядину и бокал хорошего красного вина. Но ей не было известно ни имя его отца, ни первой жены, ни вообще что-либо о его семье, о прошлой жизни мужа; — тоже, а о планах на будущее и говорить не приходилось.
После этих открытий Бриджет сидела как оглушенная. Эйвен очаровал ее, вызволил из плена и отлучил от всех и вся. Но несмотря на их близость, он по-прежнему оставался для нее загадкой.
— Я ничего этого не знала!
— Но ты не спрашивала, — мягко ответил Эйвен. С досады она кусала губы. Он сказал правду, и от этого ей стало только хуже. Вероятно, существовало еще много такого, о чем ей даже в голову не приходило расспросить его. Бриджет охватило чувство вины и раскаяния. «Сознайся, — укоряла она себя, — ведь ты по-настоящему не задумывалась, как будешь жить с ним. Не глядела дальше дверей его спальни».
Наконец Бриджет выпрямилась, взглянула на него и вдохнула поглубже, пытаясь собраться с мыслями. Она уже лучше представляла, что ей нужно узнать, и немного волновалась в ожидании предполагаемых ответов, хотя прекрасно понимала, что, каковыми бы те ни оказались, предпринимать что-либо уже слишком поздно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Знатный повеса - Лэйтон Эдит



Ах.... Какой мужчина.........
Знатный повеса - Лэйтон Эдиттомка
22.01.2013, 18.49





Ну, о красоте Бриджет немного преувеличено! Однако действительно глубоко и детально охарактеризован виконт, так сказать, мужчина во всём и до конца! Хороша интрига з двоёженством!
Знатный повеса - Лэйтон ЭдитItis
10.05.2013, 20.25





Начало очень даже понравилось, но уже начиная с середины очень все затянуто, она просто сидит ждет и ждет, а хотелось каких-то действий от нее. Но почитать все таки разок стоит.
Знатный повеса - Лэйтон ЭдитВалентина
16.07.2013, 19.53





ПРОЧИТАТЬ МОЖНО ТОЛЬКО РАЗОК,НЕ БОЛЬШЕ.ДА И ТО ЕЛЕ-ЕЛЕ!СКУЧНО.
Знатный повеса - Лэйтон Эдиткатя
11.02.2014, 9.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100