Читать онлайн Знатный повеса, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Знатный повеса - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.97 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Знатный повеса - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Знатный повеса - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Знатный повеса

Читать онлайн

Аннотация

В Бриджет Кук было все, что так высоко ценит лондонский свет, — красота, изящество, изысканные манеры, острый ум. Только могли ли все эти качества принести успех нищей компаньонке богатой дамы? Надеяться было не на что. И уж меньше всего — на то, что ухаживания самого богатого и знаменитого аристократа, лорда Эйвена Синклера, приведут девушку к алтарю. Но… становятся ли мечты и надежды явью? Порою — да!


Следующая страница

Глава 1

Девушка совсем неплохо проводила время… пока не заметила, что мужчина наблюдает за ней, и не сообразила, что не только он, но и остальные — тоже. Его-то можно было просто проигнорировать, благо что-что, а это до сих пор удавалось. Но вот с тем, что другие обратили на них внимание, — с этим компаньонка не могла не считаться. Поэтому, высоко подняв голову и повернувшись к свету, она открыто — и с достоинством — взглянула на мужчину.
Ни один мускул не дрогнул на его лице. Он не выказал ни смущения, ни растерянности и не спешил отвести взгляд. Напротив, приподняв бровь, изобразил что-то вроде короткого поклона. И продолжал смотреть… Такого на ее памяти еще не бывало.
Кровь прилила к щекам, сердце почти остановилось, но ум оставался ясен: бал продолжается. Ярко горели свечи в люстре, все так же скользили по паркету танцующие пары. Вместе с ней за этим красочным зрелищем наблюдали сидевшие рядом достопочтенные вдовы некогда важных сановников, пожилые дамы, сопровождавшие юных леди, старые девы и барышни, оставшиеся без кавалеров. Это было похоже на спектакль: одни — зрители, другие — актеры на подмостках. Присутствие на балах в качестве зрительницы стало для Бриджет уже привычным. Вот так она обычно и сидела — всегда в тени. И как его угораздило разглядеть ее здесь? Увы, как-то угораздило.
— Нечего строить глазки джентльменам! — послышался пронзительный шепот тети Генриетты.
— Это мне строят, — равнодушно ответила Бриджет. — Я только посмотрела в ответ.
— Да что ты говоришь! — ехидно заметила ее тетя, отчетливо выговаривая каждое слово. — Не глазела бы сама, так и не знала б, что на тебя смотрят. Будешь мне объяснять!
Против этого трудно было что-либо возразить, и Бриджет совсем сникла. Конечно же, ее взгляд был прикован к нему.
Едва он вошел, как в душной зале будто повеяло прохладным дыханием ночи. Она сразу увидела его, да и большинство женщин мгновенно обратили внимание на этого необычного мужчину. Но не потому, что он двигался мягкой поступью, словно хищник, подкрадывающийся к облюбованной им жертве. И не потому, что его темноволосую голову было легче разглядеть, так как он был выше многих кавалеров в зале. И вовсе не потому, что его лицо выглядело таким загорелым по сравнению с модной бледностью Лондонцев. Причина также состояла и не в том, что он был очень красив, отнюдь. Ни прямой нос, ни четко очерченные скулы, ни удлиненные, насмешливо прищуренные глаза не делали его писаным красавцем, однако придавали ему дьявольскую привлекательность.
Светский лев перехватил ее откровенный взгляд и теперь смеялся над ней. Бриджет прикусила губу.
— Это Синклер, — зашептали женские голоса вокруг.
— Виконт? Здесь? Должно быть, высматривает себе супругу!
— Синклер-то? Супругу? Интересно только знать чью!
— Не говорите ерунды! На такие мероприятия с неблаговидными намерениями не приходят. Даже Синклер знает, что это не дозволено. Я слышала, он подыскивает себе невесту.
— Неужели? — проворковала леди, сидевшая рядом с Бриджет, и принялась с интересом вглядываться в обсуждаемого мужчину. — Тогда почему он смотрит на?.. — И обратила недоумевающий взгляд на Бриджет.
Для тети Генриетты этого было более чем достаточно.
— Бриджет, — сказала она убийственно холодным тоном, — по-моему, твоя кузина озябла. Ты знаешь, как коварен ночной воздух, а она такая хрупкая. Принеси ей шаль.
Бриджет тотчас встала.
— Погоди! — остановила ее тетя Генриетта. — Только не в гардеробную. Я вспомнила, Сесилия оставила шаль в карете. Пойди в холл и скажи лакею, пусть разыщет кучера и велит принести. И дожидайся его там. Поняла?
Все было яснее ясного. Ее специально вежливо выставили. Дали понять, что она должна сидеть в холле до тех пор, пока не придет время ехать домой. И тетя, и сама Бриджет прекрасно знали, что кузина Сесилия в этот вечер не брала с собой шаль. Да и зачем? Стояла середина теплого мая.
Опустив голову и глядя под ноги, чтобы никого не видеть, бедная компаньонка быстро направилась к выходу.
Бриджет не жалела, что пропускает танцы. Вряд ли кто-нибудь пригласил бы ее. Она хоть и приходилась кузиной молодой респектабельной леди, сама была и не так молода, и не принадлежала к тому же обществу, что ее родственница. В отличие от последней, у Бриджет нет и гроша за душой, но, к несчастью, есть более чем очевидный физический изъян. Потому как невеста она совершенно не котировалась. Зато отлично годилась в компаньонки, коей и являлась вот уже семь лет.
За это время ею был почти забыт смысл злосчастного названия, обозначавшего труд, которым приходилось отрабатывать свой хлеб. Причина такого забвения заключалась в том, что все прошлые годы были напрочь лишены дружеских отношений и вообще какого-либо нормального общения. Да и сейчас она оставалась всего-навсего безликим существом, приставленным к молодой леди, чтобы сопровождать ее первые выходы в свет. Но Бриджет не имела ничего против. В самом деле, эта роль была заманчивой. Предыдущие семь лет она провела на побегушках у престарелых родственниц и поэтому сейчас чувствовала себя вступающей в новую жизнь. Отныне по крайней мере у девушки появилась возможность видеть не только сидящих за спицами, но и танцующих.
Она пробыла в Лондоне всего месяц, но уже чувствовала себя счастливой. Во всяком случае, с тех пор как она лишилась отца и оказалась на попечении его, мягко говоря, не очень отзывчивой родни, бывали времена, когда Бриджет жилось намного хуже. Удивительно, что родственники вообще согласились приютить ее у себя. Ведь отца с того самого дня, когда он женился на матери Бриджет, отлучили от дома. Однако они не оттаяли настолько, чтобы предложить кров и его вдове.
Впрочем, это не имело особого значения. Мать решила в любом случае отправиться к себе на родину, в Ирландию. А Бриджет — в ту пору ей уже исполнилось восемнадцать — не желала быть в тягость матери. Движимая надеждой и стремлением познать мир, девушка приняла предложение родственников по отцовской линии.
Бриджет никогда не была для них обузой. Первые две года ее использовали в качестве бесплатной сиделки кузины Сильвии, затем взяли компаньонкой к вечно брюзжащей кузине Элизабет, потом наступили ужасные годы в изгнании на севере, подле душевнобольной кузины Мэри. Бриджет не ушла от нее по одной-единственной причине — из сострадания. Когда знаешь, что человек не в своем уме, легче простить ему непристойности. Кроме того, с возрастом кузина Мэри теряла память и все реже говорила о тех неприличных вещах, которые любила делать в прошлом.
И наконец, поступило предложение пойти в компаньонки к кузине Сесилии. К этой хорошенькой пустышке? Да еще в Лондоне? Блеск!
За этот короткий месяц Бриджет посмотрела Тауэр и Риджентс-парк, побывала в театре. А сегодня попала на бал! Конечно, она появлялась везде лишь в качестве сопровождающего лица, зато сколько повидала. К тому же от кузины Сесилии пахло розовой водой, а не камфарой. Одно слово — блаженство!
С приездом в Лондон настал конец выговорам, назиданиям и причитаниям. Конечно, и здесь она не встретила ни дружеских, ни доверительных отношений, равно как и похвал. Общаться тоже было не с кем. У кузины был собственный круг друзей, и ей их вполне хватало, так что вряд ли она вообще помнила о своей двоюродной старшей сестре. Бриджет прекрасно понимала, что Сесилия воспринимала ее как какое-то второстепенное, но необходимое лицо, наподобие лакея, постоянно следовавшего за ней. В итоге статус ее не изменился, правда, теперь ей не отдавали распоряжений типа «принеси», «подай», за исключением… сегодняшнего вечера. Но в конце концов это было сделано в целях воспитания, в качестве урока.
Благодаря высокому, как в соборе, потолку и пышному убранству холл казался огромным. В многочисленных нишах стояли высокие вазы с цветущими растениями. Пол, выложенный черно-белой плиткой, был так гладок, что Бриджет в своих атласных туфельках могла бы прокатиться по нему как по льду. Здесь было тихо и пусто.
— Мисс? — вежливо сказал один из двух ливрейных лакеев, стоявших у двери.
— Извините, не могли бы вы позвать кучера Брикстонов? Моя кузина оставила шаль в экипаже.
— Конечно, мисс, — ответил тот, кланяясь, и дал поручение второму лакею.
Бриджет ждала, пока они отправят мальчика-слугу разыскивать кучера. Оба лакея вопросительно посмотрели на нее.
— Пожалуй, я подожду здесь.
— В этом нет нужды, мисс. Мы будем рады принести вам вашу шаль.
— Я… видите ли… — начала Бриджет. — В общем, так распорядились. Мне велено дождаться нашего кучера.
Лакеи быстро обменялись сочувственными взглядами. Это не было для нее чем-то новым. Поэтому, подняв подбородок, девушка сделала вид, что ничего не замечает.
— Мисс, не желаете ли присесть, если уж хотите ждать? — предложил слуга, указывая на боковую нишу.
Сама Бриджет вряд ли заметила бы стул в нише, рядом с мраморной колонной, поддерживающей свод.
— Как раз то, что нужно, — сказала она. — Благодарю вас.
Бриджет тихо вздохнула. Как странно устроен мир. Она не возражала бы поболтать с этими лакеями, но их работа в том и состояла, чтобы не лезть другим на глаза.
«Ну что ж, — сказала она себе, откидываясь на спинку плетеного стула, — не самое худшее место, где можно скоротать вечер». Хотя было немного досадно. Она нарядилась в лучшее свое платье — голубое, с высокой талией и темно-синими ленточками у лифа. Бриджет нервно перебирала ленточки, думая о том, что надо бы купить другие. Может, розовые, для контраста? Нет, лучше новые туфли. Она уже приподняла ногу и стала разглядывать далеко не новую туфлю, как вдруг… увидела другую ногу, в блестящем черном ботинке. Бриджет удивленно посмотрела вверх.
— Добрый вечер, — сказал виконт Синклер с кривоватой дьявольской усмешкой, из-за которой Бриджет оказалась в этой ссылке.
— Добрый вечер, милорд, — торопливо ответила она, переводя взгляд на свои руки, сложенные на коленях, и стараясь не думать о том, что у виконта нет никакого намерения извиняться.
— Неужели вы настолько скверно танцуете, что непременно хотите делать это в холле?
— Я не танцую. — Бриджет улыбнулась, сама тоги не желая.
— И не смотрите на джентльмена, когда он разговаривает с вами? Но я человек не гордый. Я пришел спросить, не соизволите ли вы потанцевать со мной.
Потрясенная, Бриджет подняла на него глаза. Что это? Злая шутка или безобидная болтовня?
Его блестящие золотисто-карие глаза смотрели на нее с живым интересом.
— Я… я не могу танцевать. Но все равно спасибо. Доброго вам вечера, милорд.
— Что значит «не могу»? — В его голосе послышалось легкое раздражение. — Неужто не умеете? Тогда я буду рад научить вас.
— «Не могу» означает то, что я компаньонка, милорд. А компаньонки не танцуют на балах! — ответила Бриджет.
Ей казалось, что джентльмен просто потешается от скуки. Она почувствовала горечь разочарования и досадовала на себя за то, что ждала чего-то большего.
— А я и не знал, что компаньонкам предписано подобное времяпрепровождение. Разве они всегда проводят вечера в обществе лакеев? Разве так положено?
— Вы должны быть в курсе, что им много чего не положено. А джентльменам не пристало заигрывать с ними. Из-за этого, между прочим, я оказалась здесь. Дело в том, что я совсем недавно в Лондоне, иначе бы не попала впросак. Но больше это не повторится. Я прекрасно знаю, что компаньонки не должны вести пустые разговоры с джентльменами наедине. Поэтому я прошу вас, милорд, оставьте меня.
— Никак не могу этого сделать. Жаль только, что здесь нет второго стула. Мне очень хочется, чтобы вы смотрели на меня, когда я разговариваю с вами.
— А мне очень хочется, чтобы вы ушли! — выпалила Бриджет. Правда, потом сильно пожалела, так как поняла, что лакеи только притворяются, будто ничего не слышат, поэтому тут же шепотом добавила: — Разговор с вами может мне дорого стоить. Я могу лишиться места, не говоря уже о репутации! Пожалуйста, уходите. Если вы хотели принести извинения, я их принимаю. А если нет, тогда не знаю… Но я надеюсь, вы сделаете это. В любом случае я вынуждена оставаться здесь, пока мои родственники не надумают ехать домой. Вы понимаете, что будет, если они застанут меня за этим разговором?
— Вы сказали — родственники?! Сурово же с вами обошлась ваша родня! Вы что у них, вроде нелюбимого пасынка или паршивой овцы в стаде?
Все ясно. Виконт просто насмехается над ней. Бриджет вздохнула. Ничего не поделаешь. Оставалось только отвечать на его вопросы и надеяться, что ему это скоро надоест.
— Нет, милорд. Не паршивая овца, скорее — бедная овечка. И вероятно, стану совсем нищей, если вы и дальше останетесь здесь.
— Ну что вы, моя дорогая, вовсе нет! Наоборот. Так значит, вы недавно в Лондоне? Тогда понятно, почему ни одна душа не знает вашего имени.
— Я пробыла здесь месяц. Для меня крайне нежелательно, чтобы вы наводили обо мне справки. Ведь вы сами понимаете, чем это чревато. А я бы хотела остаться в Лондоне.
— О, я не думаю, что с этим могут быть какие-то проблемы. Определенно, это можно уладить… уверяю вас.
«Какая жалость! — подумала Бриджет. — Столь… низменные намерения при такой обворожительной внешности. При такой-то стати!» Мужчина был высокого роста, строен и подтянут. Она предположила, что ему лет тридцать пять, и констатировала: «Замечательный экземпляр рода человеческого, мужской его половины. Эталон джентльмена».
Виконт Синклер обладал тем загадочным магнетизмом, какой в соответствии с широко распространенными представлениями полагалось иметь опытному ловеласу. Бриджет еще не доводилось встречать таких мужчин, а те немногие, что пытались флиртовать с ней, принадлежали совсем к другому типу. Они выбирали для своих игр беззащитных неискушенных женщин и вели себя трусливо и хитро, как мелкие воры. Такие норовили незаметно ущипнуть и тут же бежать наутек, подобно кузену Ховарду, из-за которого она и ушла от кузины Элизабет. Попадались и ухажеры, похожие на Ивлина. Этот верзила мог запросто сгрести ее в охапку и взять силой, поэтому Бриджет запиралась в своей комнате всякий раз, когда он приходил навестить кузину Мэри. Иногда встречались и любители распускать руки, притворявшиеся, будто все их прикосновения случались невзначай, например, викарий Хэнсон. Виконт Синклер, вероятно, был опытным обольстителем. Поэтому Бриджет никогда бы не предположила, что он снизойдет до столь недостойного измывательства над ней. Если кто и позволял себе подобные вещи, то, как правило, какие-нибудь дикари или бессердечные юнцы, И все-таки вдруг он ее и впрямь не разглядел? Решил, что это обман зрения из-за бликов от трепещущего пламени свечи.
— Конечно, я сознаю неловкость ситуации, — неожиданно сказал виконт с таким пониманием и такой обаятельной улыбкой, что Бриджет устыдилась своих дурных мыслей о нем. — В самом деле, есть от чего смутиться. Со стороны выглядит глупо, не правда ли? Озираюсь и крадусь за вами в полутемный холл, как незадачливый ухажер из дешевой комедии… но вы куда-то пропадаете, а потом заявляете, что я не могу танцевать с вами. Разве не так? Короче говоря, дорогая мисс Бриджет… Да-да, я узнал, как вас зовут, у вашей кузины. Так вот, мисс Бриджет, учитывая все обстоятельства, я хочу сделать вам одно предложение…
У нее екнуло сердце.
— Жить в компаньонках у ваших родственников, — продолжал Синклер, — не очень прибыльно. И удовольствие невелико. К тому же никакие дружеские отношения вас там не держат, насколько я успел заметить. С их стороны, разумеется.
Все, что виконт сказал, было настолько верно, что Бриджет забыла о своих подозрениях. Он подошел ближе. Положил руку на спинку ее стула и, наклонившись, произнес:
— Однако ситуация не так безнадежна. Все зависит от того, кто ваш компаньон.
«От него пахнет сандаловым деревом и чуть-чуть коньяком, — рассеянно отметила Бриджет. — Но виконт, несомненно, не пьян». Эти ароматы смешивались с запахом свежего белья, мыла и чистого мужского тела. Ее ноздри затрепетали, когда она окунулась в душистое облачко.
Синклер заметил это и слегка улыбнулся:
— Вот если б такая молодая женщина, как вы, была компаньонкой джентльмена, питающего к ней большое расположение, все обстояло бы совсем по-другому. Она не только нашла бы это более выгодным для себя, но и получила бы огромное удовольствие. Это я могу вам обещать.
Бриджет изумленно смотрела на него.
— Да-да, — тихо подтвердил Синклер. — Вы не ослышались.
— Вы предлагаете мне… — Бриджет не могла заставить себя произнести эти слова.
— Карт-бланш, — предупредительно подсказал он.
— Карт-бл… то есть стать вашей… любовницей? — едва выдохнула девушка.
— Слово «компаньонка», пожалуй, звучит лучше. И гораздо больше подходит для того положения, которое вам предлагается занять. Подумайте о преимуществах. Собственное жилье, слуга в личном распоряжении, драгоценности, модная одежда, деньги на мелкие расходы…
— Вы сумасшедший!
— Нет, моя дорогая, я просто очарован вами. И не вижу другого выхода. Скажите, пожалуйста, как еще я могу заполучить вас? Вот и приходится заниматься рекогносцировкой, как на войне. Или, как интенданту, вести учет ресурсов: амуниции, провианта и прочего.
Бриджет откинула голову назад и посмотрела ему в глаза.
— Вы, должно быть, ничего не увидели или плохо разглядели. Это не игра света или то, что можно стереть салфеткой. Это есть, есть на самом деле и является неотъемлемой частью меня.
— Да. — Виконт внимательно смотрел на ее лицо с глубокой темной линией, огибающей крыло носа и спускающейся к верхней губе. — Да, я знаю, — спокойно подтвердил он.
Его слова показались настолько оскорбительными, что Бриджет вышла из себя, совершенно забыв, что Синклер пэр, а она никто.
— Значит, вы решили, что если у меня изъян на лице, то мои устои тоже… — Она чуть не задохнулась от гнева. — Так прикажете вас понимать? Или вы подумали, что я пребываю в отчаянии без внимания мужчин и от вашего мерзкого предложения должна потерять разум? Как вам не совестно, милорд! Пусть мое лицо далеко от совершенства, но моя репутация чиста. И навсегда останется такой, могу вас заверить!
— Дорогая моя, я не вижу ничего безобразного на вашем лице. Иначе не стал бы делать предложение.
— Тогда я догадываюсь! — возмутилась Бриджет, в большей степени раздосадованная, чем шокированная. — О, я прекрасно понимаю, в чем тут дело! Вы один из тех, кого женщины с изъяном устраивают больше. Вы из тех женоненавистников, которым доставляет удовольствие лицезреть кого-то из женщин изуродованными. И так жестоко! Может быть, вы просто боитесь нас? Или таким образом сводите с кем-то счеты?
— Если вы серьезно так о себе думаете, то вам нужны очки. Послушайте, моя дорогая, вы очаровательны. Неужели до меня вам никто об этом не говорил? Шрам? Да он только подчеркивает вашу прелесть. Точно так же, как мушка. Он нисколько не умаляет вашей красоты. Скорее усиливает, как всякий контраст. Ваша кожа необыкновенно чиста. У вас удивительные глаза — серые, как сумрачный ночной туман. Маленький прямой носик и губки… таких дивных очертаний и такие пухлые. Они просто созданы для поцелуев! Вы стройны, грациозны и похожи на сочный спелый плод. Вы восхитительны! Да вам и самой наверняка это известно.
Бриджет смотрела на него со смешанным чувством изумления и горечи. Никто никогда не говорил ей таких удивительных слов, но тот, кто произносил их сейчас, был всего лишь беспутным богатым повесой. Жонглируя словами, виконт совершал с ней прелюбодеяние прямо здесь, в этом холле! Но самое ужасное заключалось в том, что Бриджет почувствовала, как в ответ на его речи тело охватила приятная дрожь. Однако она знала правду о себе, поэтому была уверена, что должна и сумеет избавиться от его колдовских чар.
Бриджет встала так, чтобы он мог видеть ее в фас, и гордо подняла подбородок.
— Да, вы правы, — с горькой иронией сказала она. — Это мушка. И такая прелестная! Мне просто повезло. Не нужно никаких ухищрений, чтобы ее рисовать: всегда на своем месте. И посмотрите, как глубока и с какими четкими границами! Некоторые женщины носят мушки в форме цветка или сердечка. А моя? Она единственная в своем роде. Похожа на змейку. Замечательно! Не правда ли? Перестаньте глумиться, милорд — дамский угодник. Мой шрам — это злая кара, отпущенная мне до гроба. Вы думаете, я не вижу, как люди, взглянув на меня быстро отводят глаза, а потом снова смотрят, словно ничего поделать с собой не могут? А разве я не слышу, как они перешептываются: «Ах, какая была бы хорошенькая, если бы не…»? Конечно же, слышу. То и дело. Лицо женщины — это ее богатство, а у меня его нет, милорд. И счастья тоже. За эти годы у меня были такие предложения, как ваше, и ни одного другого рода… Хотя нет, одно было. Но я знаю — слишком хорошо знаю! — некоторые мужчины считают, что следы увечья есть косвенное доказательство испорченности женщины.
— Неужели считают? Странно. Я никогда так не думал. У большинства куртизанок нет никаких шрамов или рубцов.
— Да, наверное, вам лучше знать, потому как вы дока по части таких женщин, — презрительно бросила Бриджет и… осеклась, оторопев.
Как же можно разговаривать в подобном духе с джентльменом? И не только. Девушка была в ужасе еще и оттого, что позволила себе обсуждать подобную тему с мужчиной.
Наконец, совладав с собой, она твердо сказала:
— Я вынуждена снова просить вас, чтобы вы ушли. Иначе придется уйти мне, хотя я получила приказание оставаться здесь. Вы видите безвыходность моего положения. У вас есть последний шанс показать себя джентльменом, каковым, я надеюсь, вы являетесь.
— Разумеется, я уйду. — Синклер сделал шаг назад. — Сейчас уйду. Но подумайте над тем, что я вам сказал. Хорошо? Предложение остается в силе. И позвольте дать вам совет: подумайте об очках. Сдается, что вы не разглядели меня как следует, а во мне не надо видеть пожирателя невинных девушек.
— О нет, — чуть слышно пробормотала Бриджет, когда виконт откланялся. — Нет, вы не людоед. Вы чудовище!
Она стояла, выпрямив спину, ее нижняя губа дрожала.
— Мисс? — послышался ласковый голос лакея, который покинул свой пост. — Храни вас Господь!
— Дважды желаю вам того же, — сказал его напарниц — Будьте счастливы, миледи!
— Нет, я не леди, — улыбаясь сквозь слезы, ответила Бриджет.
— Может, и нет, но для нашего брата самая настоящая леди.
Бриджет наклонила голову, точь-в-точь как это сделала бы какая-нибудь степенная дама, но в отличие от последней только потому, что была слишком взволнована и не могла сразу найти слова благодарности.
— В одном джентльмен совершенно прав, — с уверенностью продолжил первый слуга. — Он сказал, что вы очаровательны. Это так и есть, мисс!
Бриджет молча кивнула. Какое везение! Только что ей перепало два наивысших за всю жизнь комплимента. Один — от беспутного гуляки, другой — от слуги, проникшегося жалостью.
В этот момент распахнулась парадная дверь. Это вернулся мальчик-слуга, ведя за собой крайне удрученного кучера.
— Мисс Сесилия приехала без шали. Но я на всякий случай везде посмотрел.
— Я знаю, — сказала Бриджет, — но… давай не будем обращать внимания.
— Что нам еще делать! — вздохнул кучер. — Такая наша работа. Мы с вами люди подневольные. Верно?
— Да, — согласилась Бриджет, завидуя тому, что слуги по крайней мере работают за деньги.
Она снова направилась к нише. Несомненно, размышлять о неприличном предложении виконта безнравственно.
Но зато приятно и безопасно. Ведь то, от чего сейчас кружилась голова, было таким же несбыточным, как и любые другие мечты, которым она постоянно предавалась, чтобы как-то скрасить свое одиночество.
Карт-бланш. От такого джентльмена? Да разве позволительно, пусть даже на секунду, вообразить, что можно принять его предложение?! Чистой воды бред, превосходящий все ее прежние глупые фантазии! Например, о том, что она могла бы вдруг получить известие о кончине неведомого доселе престарелого родственника, оставившего ей огромное состояние вместе с замком где-нибудь в Испании.



загрузка...

Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Знатный повеса - Лэйтон Эдит



Ах.... Какой мужчина.........
Знатный повеса - Лэйтон Эдиттомка
22.01.2013, 18.49





Ну, о красоте Бриджет немного преувеличено! Однако действительно глубоко и детально охарактеризован виконт, так сказать, мужчина во всём и до конца! Хороша интрига з двоёженством!
Знатный повеса - Лэйтон ЭдитItis
10.05.2013, 20.25





Начало очень даже понравилось, но уже начиная с середины очень все затянуто, она просто сидит ждет и ждет, а хотелось каких-то действий от нее. Но почитать все таки разок стоит.
Знатный повеса - Лэйтон ЭдитВалентина
16.07.2013, 19.53





ПРОЧИТАТЬ МОЖНО ТОЛЬКО РАЗОК,НЕ БОЛЬШЕ.ДА И ТО ЕЛЕ-ЕЛЕ!СКУЧНО.
Знатный повеса - Лэйтон Эдиткатя
11.02.2014, 9.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100