Читать онлайн Возвращение графа, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращение графа - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.86 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращение графа - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращение графа - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Возвращение графа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Не уверен, что одобряю это, – сказал Хэммонд, глядя, как Джулиана завязывает ленты капора; на ней было красивое платье, на щеках играл нежный румянец.
– Спасибо за заботу, Хэммонд, но в этом нет ничего предосудительного. – Джулиана поджала губы. – И вообще тебя это не касается.
– Ничего предосудительного? Ошибаешься. Ты гуляешь одна с незнакомым мужчиной. Возможно, он выдает себя не за того, кем на самом деле является.
«А твоя невеста убьет меня, если я не пойду, – подумала Джулиана. – Не говоря о том, что я сама убью всякого, кто остановит меня, после того как всю ночь уговаривала себя пойти».
– Едва ли он станет вести себя непочтительно, если намерен доказать, что он именно тот, за кого выдает себя. И как я могу что-нибудь выяснить, не общаясь с ним? – Она едва сдерживала смех. Все, что происходило с ней, было мило и весело. После всех её горестей с души словно камень свалился. Что бы ни означал приезд Кристиана Сэвиджа, такой радости она не испытывала много лет.
Сегодня Кристиан снова поведет ее осматривать Эгремонт и обещал прихватить корзину с ленчем, чтобы устроить пикник. День для этого вполне подходящий, солнечный, ясный. В детстве она бывала на пикниках вместе с Джоном. Вспомнила свои детские годы, и душа наполнилась восторгом. А тут еще перспектива побыть с Кристианом наедине.
Но Хэммонд хмурился, словно угадал ее тайные мысли. I
– Я знаю, что тебе приходится с ним встречаться, – произнес он, – и что ведет он себя пристойно. Он умеет очаровывать и манипулировать, и тут ты бессильна. – Он искренне переживал. – Я имею к этому непосредственное отношение и не хочу, чтобы в стремлении раскрыть правду ты подвергала себя опасности. У нас есть другие способы это сделать, так что не нужно тебе с ним идти, тем более одной.
– Но присутствие служанки мешает, ведь она ловит каждое слово, – возразила Джулиана. – Ты же знаешь, слуги подслушивают. Напрасно в высшем свете их считают чем-то вроде мебели. К тому же я буду чувствовать себя неловко при служанке. Да и он тоже. А если мы останемся вдвоем, может, мне и удастся что-то узнать.
– Ладно, – сказал Хэммонд, – но если случится что-то неприятное, обещай сразу же вернуться. Можешь не брать с собой горничную, я пошлю грума, он будет находиться на почтительном расстоянии. Я на этом настаиваю, – подчеркнул он.
Она было взбунтовалась, но подумала, что он прав. Одно дело – если тебя пестуют, другое – если хотят одурачить.
– Не надоедай ей, – сказала Софи, войдя в холл.
– Я забочусь о ее безопасности, – заявил Хэммонд.
– Ты стараешься ее отговорить. Я думала, мы все решили.
– Мы решили, – подтвердил он. – Но я не обсуждал это с ней.
Джулиана нахмурилась. Они были похожи на давно женатую пару, а не на возлюбленных. Когда Джулиана только приехала, Софи и Хэммонд то и дело обменивались улыбками, а теперь все время ссорились. Джулиана гадала, насколько эти ссоры повлияют на ее судьбу и насколько велика вероятность того, что Хэммонд потеряет Эгремонт. В таком случае он может потерять и Софи. Понимает ли Хэммонд, что любовь Софи зависит от его будущего?
И словно в подтверждение, мыслей Джулианы Софи выпалила:
– По-моему, ты готов отказаться от Эгремонта и титула, если это доставит неудобство моей кузине! Не думала, что ты настолько глуп.
У Джулианы перехватило дыхание. Хэммонд замер, у него запылали уши. Софи поняла, что зашла слишком далеко.
– Извини, Хэм, – она положила руку ему на плечо, – я не хотела тебя обидеть, просто нервы расшалились. На следующей неделе мы собирались купить шелк для большого салона в Эгремонте, а теперь не знаем, – ее голос дрогнул, – не придется ли жить в съемных квартирах!
– Я не так богат, как граф Эгремонт, – с достоинством промолвил Хэммонд, – но в съемной квартире не поселил бы тебя, Софи. Давай обсудим наше будущее прямо сейчас. Ты нас извинишь, Джулиана?
– Уже ухожу. – Джулиана помахала им на прощание. Уж лучше она подождет Кристиана под дождем, чем останется с ними хоть на минуту.
Не оказалась ли она свидетельницей разрыва помолвки кузины? Только Джулиана об этом подумала, как с дороги донесся стук двухместной коляски Кристиана.
Он посмотрел на нее сверху вниз, склонив голову набок.
– Вижу, что-то случилось? Однако, надеюсь, мы все же поедем?
– О да! – Он выглядел потрясающе. Цилиндр и плащ нараспашку, из-под плаща виднелись темно-коричневый сюртук и жилет горчичного цвета. Облегающие брюки и высокие сверкающие коричневые сапоги. Модный, недосягаемый и отчаянно желанный.
– Однако есть проблемы? – Он пристально посмотрел на нее.
– Дела семейные, – ответила она со смешком. – Знаешь, как это бывает.
– Могу догадаться. Тебе приказали разоблачить меня до захода солнца, иначе оторвут уши?
– О Господи, нет! – Она улыбнулась. – Разве я смогу? Я имею в виду, разоблачить тебя?
– О да. – Он тоже улыбнулся. – Очень на это надеюсь.
С робкой улыбкой она приподняла подол платья, взяла его протянутую руку и, встав на колесо, взобралась на высокое сиденье рядом с ним.
День был мягкий, солнце хоть не блистало, но по крайней мере было на небе, что в Англии редкость для апреля. Желтые и розовые цветы на кустах по обе стороны дороги к Эгремонту были словно нарисованы пастелью. Особняк как-то вдруг показался из дымки.
– Он великолепен, – вздохнула Джулиана. – Или это клише?
– Это правда, – сказал он. Он остановил лошадей, чтобы полюбоваться видом особняка на холме. – Господи, ну надо же! Прости, я все забываю, как надо говорить с дамой. Но я никак не привыкну к тому, что скоро он станет моим. Ты только посмотри на него! Я не знал о его существовании, было только отдаленное ощущение, что есть какие-то родственники, которых я никогда не увижу. Он никогда не входил в мои планы – ни когда мы здесь жили, ни тем более когда нас вышвырнули из Англии. И даже когда мы добились освобождения. Меня пугает, что столько людей погибло, чтобы он стал моим, от всех этих совпадений голова идет кругом. Так же, как от величия Эгремонта. Но я его приму, и приму с радостью. А как бы ты поступила на моем месте?
– Так же. – Она осмелилась поднять на него глаза. Всю дорогу она рассматривала пейзаж, но за время разговора успокоилась настолько, что могла взглянуть на него. Когда она сделала это в первый раз, у нее перехватило дыхание. Ей захотелось еще раз поднять на него глаза, однако пора было приниматься за работу.
– Тебя не беспокоит, что так много смертей, причем следующих одна за другой?
Он засмеялся, тряхнул вожжами, и они снова тронулись в путь.
– Хочешь спросить, верю ли я в проклятие? Нет, и черт... будь я проклят, если оно меня остановит. Проклятия были на каждом дюйме земли, по которой я ходил, так по крайней мере говорили туземцы. Они говорили, что земля их священна. Иногда я этому верил. А уж в Ньюгейте призраков было с избытком. – Он нахмурился: – Нет, я принимаю Эгремонт, проклятия и все остальное. Единственное, что меня смущает, – это что мои родичи не верят в проклятия. Они уверены, что мы с отцом что-то сделали для устранения графов, непонятно только, каким образом, если мы находились на другом конце земного шара.
– И все-таки согласись: странно, что все предыдущие графы погибали от несчастных случаев, – настаивала Джулиана. – Кстати, если говорить о наследстве, как ты думаешь, сколько времени осталось до того момента, как вопрос о наследстве будет решен?
Он метнул в ее сторону острый взгляд, и ей показалось, будто она стоит на краю пропасти.
– А, взялась за работу. – Он засмеялся, заметив на ее лице виноватое выражение. – Прими чаевые, крошка. Три. Быть может, дня, месяца или года. Такое число невозможно отрицать. «Кстати» – раз, «если говорить о наследстве» – два и «как ты думаешь» – это слишком много и свидетельствует о том, что ты нервничаешь. Не смущайся, это хорошо. Значит, ты неопытный шулер. Я приехал из мест, где было полно мошенников. И могу сразу их распознать.
Он стал осторожнее, подумала Джулиана. Акцент оставался прежний, но он все чаще употреблял сленг. Это означало, что он может быть не только безупречным джентльменом, но и старым другом, как во времена их юности. Нет, теперь он уже не такой.
– Не волнуйся, – сказал он. – Поверь, рано или поздно ты разберешься. Чего только я не пережил, Сокровище! Я не тот мальчик, которым был. Но негодяем не стал.
Джулиана не нашлась что ответить.
Они выехали на дорогу, спускавшуюся к озеру, столь совершенному по форме, что Джулиане казалось, будто оно искусственное. Деревья и кусты по берегам добавляли ему очарования.
Они поехали к огромному строению, стоявшему на травянистом склоне. Это была копия Парфенона – мраморная ротонда с высокой колоннадой. От ее входа вниз спускалась широкая лестница. Кристиан остановил двуколку, привязал лошадей к постаменту так, чтобы они могли щипать траву, снял корзину и подал Джулиане руку, помогая сойти на землю. Она огляделась. Строение с трех сторон было окружено гигантскими кустами. Тишину вокруг нарушало лишь пение птиц и топот копыт лошади грума, следовавшего за ними. Грум завел лошадь в рощицу в сотне метров от них. Он подъехал к дереву, уселся под ним и стал глядеть на озеро.
– Твои родственники доверяют мне, это хорошо, – произнес Кристиан.
– Просто они не хотели отпускать меня одну, – возразила она, смутившись, потому что они как раз не доверяют ему, иначе не послали бы ее, и ей не следовало идти, коль скоро она это понимала.
– Знаю. Я не иронизировал. Они доверяют мне настолько, что не послали с тобой горничную.
Она не понимала, насмехается он над ней или говорит серьезно. С этим человеком постоянная проблема: она не может понять, когда он серьезен, а когда дразнит ее, что очень похоже на Кристиана и Джона.
– Я мог бы взять с собой лакея, чтобы он это тащил, – сказал Кристиан, принимая корзину, – и прислуживал нам. Но тогда завтрак получился бы официальным. Вообще-то я хотел принять тебя в Эгремонте по высшему разряду, но мне не разрешили. Там сейчас живут только слуги. Ну не абсурд ли? Слуги живут, как графы, а граф обедает на стороне. Мне приходилось есть в местах и похуже, и я приношу тебе свои извинения. – Он отмахнулся от ее предложения помочь. – Мы пойдем в летний дом, если не возражаешь. Дворецкий предложил.
Летний дом? – пробормотал он, глядя на искусственный Парфенон. – Здесь могут жить три семьи.
По мелким ступеням они поднялись в ротонду. В прохладном холле Кристиан остановился и оглядел голые каменные своды:
– Бррр. Этот дом скорее предназначен для погребения. Такое ощущение, что это мавзолей.
Она хихикнула:
– Именно так он и выглядит.
– Это не место для ленча, – заявил Кристиан. – Может, летом и ничего, когда от жары закипает озеро, но не сейчас.
Она с любопытством посмотрела на него:
– Здесь никогда не бывает жарко.
– А, изловила самозванца? Я просто забыл, что здесь совсем другой климат. Однако забавно, как память цепляется за мелочи вроде любимой собаки и счастливых мгновений, но теряет главные события. – Он нахмурился. – Мы не можем здесь оставаться, здесь холодно. Как тебе ленч на траве? В фаэтоне есть одеяло, расстелем и будем за едой любоваться озером.
– С удовольствием.
Он расстелил одеяло на солнце у стены летнего дома рядом с зарослями рододендрона. Она не без удовольствия заметила, что грум их не видит, если они сидят.
Хозяин «Белого оленя» расстарался: паштет из цыпленка, ломтики жареного мяса, сыр, хлеб, тарталетки и бутылка фруктового красного вина. За обедом Кристиан снова рассказывал о чудесах края света: зеленых птичках, животных с карманами, немного про опалы, золото и жемчуг. Но ни разу не упомянул о тюрьме, цепях, о наказаниях или заключенных.
Слушая его, Джулиана приуныла. Все, о чем он рассказывал, она читала в «Журнале для джентльменов», который нашла в библиотеке сквайра. Он не привел ни одного факта в пользу того, что он Кристиан Сэвидж. А был ли он на краю света? Об их общем прошлом он тоже ничего не сказал.
– Что-то ты притихла, – произнес он наконец. – Я не даю тебе вставить слово? И о нашем прошлом не говорю. Как же ты узнаешь, кто я такой?
Она вспыхнула.
– Не смущайся. Конечно, ты хочешь знать. Я тоже хочу, чтобы ты узнала. Наверно, ты не поверишь мне, но сейчас не так важен Эгремонт, как то, веришь ли ты мне.
Этому она действительно не поверила. Потому что они сидели на земле красивейшего имения Англии. И он знал, что ее мнение не имеет ни малейшего значения для установления права владения. Но она промолчала. Хочет она того или нет, ей необходимо выяснить, кто он.
Он сидел на одеяле – одна нога вытянута, другая согнута в колене – и, глядя на нее, болтал в стакане вино. Взгляд у него был ясный и чистый. Как мерцающее озеро.
– Джулиана, – произнес он со вздохом, – я должен рассказывать о том, как мы запускали змея и ты несколько часов выла после того, как ветер вырвал его у тебя из рук и отнес на вершину дерева? Или как мы с Джоном решили сделать невидимые чернила и перепачкали все так, что мне целую неделю не разрешали показываться в вашем доме? Или как Джон свалился в заброшенный колодец, и мы чуть не умерли со страху, пока его голова не показалась над краем и мы поняли, что там настил и он стоит на досках, а не в воде? И смеется как ненормальный, потому что нарочно скорчился, чтобы нас напугать?
– Про невидимые чернила я не помню.
– Значит, я лжец?
Она с надеждой посмотрела на него:
– Я так не думаю. Я не хочу, чтобы так было. О, что я должна думать? Вот был бы здесь Джон, он бы в минуту тебя узнал.
– Вряд ли. Все это было очень давно, я изменился. Дело не в годах, а в качестве прожитых лет. Помнишь моего отца?
– О да, – энергично сказала она. – Очень милый человек, целые дни работал с бухгалтерскими книгами и балансами, но всегда находил время поговорить с нами.
– Я еще кое-что вспомнил. Однажды он сказал, что ты сама похожа на воздушного змея: уцепишься за рукав Джона и тащишься за ним. Помнишь?
– Нет, – расстроено сказала она. – Но ты говорил, не важно, что я помню. Что до этого никому нет дела.
– Я такого не говорил, – возразил он. – Я сказал, что это не будет иметь значения на суде. Однако для меня это важно.
– Почему? – Она ожидала комплиментов, но не потому, что хотела их услышать, а потому, что обманщики всегда льстят.
– Потому что ты вызываешь приятные воспоминания, Джулиана. Потому что ты, Джонатан и та жизнь, которую мы вели, была чистой, нетронутой частью моей жизни, это одна из немногих сторон молодости, которую мне хочется вспоминать. А еще потому, что ты красивая женщина, – сказал он с ласковой улыбкой, – и мне хочется доставить тебе удовольствие.
Это было не совсем то, чего она боялась, но лесть все-таки была, и это свидетельствовало не в его пользу. Джулиана смотрела на него, желая прочесть его мысли.
Он, в свою очередь, посмотрел на нее, потом вдруг наклонился и коснулся ее губ губами. Она не шелохнулась. Только сердце гулко забилось. Кристиан отстранился и посмотрел на нее.
Она не произнесла ни слова.
Он поставил стакан, встал на колени, привлек ее к себе и страстно поцеловал.
Джулиана вздохнула, ее спутник воспользовался моментом, и язык скользнул к ней в рот и обратно. Она опять вздохнула, он засмеялся и повторил. Конечно, ее уже целовали, но ни один кавалер не позволял себе таких вольностей. А если пытался, то получалось мокро, грубо, неприятно. Но то было раньше. А сейчас? Это было приглашение, не атака, а искусительный вопрос. Все, что исходило от этого мужчины было приятно.
Сначала поцелуй показался странным, но потом она вошла во вкус и ответила на него. Кристиан приблизился к ней. Джулиана расслабилась в восторге от того, каким удивительно теплым оказалось его худое тело. Он больше не был удаленным или отстраненным, под ее ладонью билось его сердце. В отличие от других мужчин, которых ей приходилось целовать, он не медлил и не спешил, не требовал большего. Как настоящий добрый друг.
И в то же время она испытывала к этому мужчине сводившую ее с ума страсть.
Наконец он отстранился, но только для того, чтобы, осыпая легкими поцелуями подбородок, добраться до уха и прошептать: «Ну же, Сокровище, поцелуй меня так же». Потом снова поцеловал ее, и Джулиана, не раздумывая, протолкнула язык в полуоткрытый рот и почувствовала благодарный вздох Кристиана.
Он обхватил ее лицо руками, углубляя поцелуи, гладил ее по плечам и спине. Руки накрыли ее грудь. Он погладил напрягшийся сосок, поцеловал шею. Джулиана вцепилась ему в плечи и задрожала, дыхание остановилось.
Вдруг она отпрянула, смущенная и удивленная в равной мере. Кристиан ее сразу же отпустил, но нахмурился:
– Что такое?
– Ты... я... мы не должны.
– Почему?
– Ты знаешь.
– Не знаю.
– Я не могу, – сказала она, не глядя на него.
– Но почему?
– Потому что, – она устремила на него взгляд, – мы можем слишком далеко зайти.
– Да. Так оно и есть, – ответил он с улыбкой.
– Не знаю, как делается на том краю земли, но ты, конечно, помнишь, что воспитанные женщины не делают этого с мужчиной, пока не получат обещания... а я этого не жду! – быстро добавила она.
Джулиана вскочила, отряхнула юбку и беспокойно огляделась.
– Вообще-то делать это можно лишь при условии, что ты собираешься жениться. К этому обязывают даже поцелуи. О чем я только думала? – Она прижала руку ко лбу. – Господи, мне повезло, что грум спит.
Он встал вслед за ней.
– А если бы и не спал – оттуда ему не видно, я в этом удостоверился, – спокойно произнес он. – Я общался с женщинами легкого поведения, не хочешь ли ты сказать, что здесь, в Англии, парень не может прижаться к приличной женщине? Там, где я был, мужчины ведут себя свободнее, но женщины не так уж сильно отличаются от мужчин!
– Отличаются, – возразила она не слишком уверенно. Потому что знала, что многие девушки выходили замуж и рожали прекрасных детишек через пять-шесть месяцев после свадьбы. Но то были простые девушки. Нечто подобное происходило и в высшем свете. Но Джулиана знала, что она совсем другая. По крайней мере так думала. Во всяком случае, она женщина просвещенная. Но порядочная женщина не позволит себе того, что они только что делали.
– Если там, где ты был, женщины ведут себя подобным образом, что они делают, если забеременеют?
– Тогда парень берет на себя всю ответственность и поступает как положено.
Она прищурилась; к ней вернулся здравый смысл.
– И ты бы рискнул? Ведь ты меня едва знаешь. Здесь твои ставки повысились, тебе известны наши правила и мораль. Должно быть, ты шутишь. – У нее округлились глаза. – Или считаешь меня аморальной? Готовой на все, лишь бы выяснить, кто ты такой? Ни за что! Я согласилась сказать родственникам, что именно думаю о тебе. Мне также хотелось вспомнить прошлое. Но главная моя цель – выяснить правду. Сожалею, если ты неправильно меня понял.
Он протянул к ней руку, она отступила на шаг. Кристиан нахмурился.
– Я не шутил. Да, меня учили морали, но я ребенком покинул этот остров и этот мир. И забыл ее. Считал, что все это сказки для детей, чтобы воспитывать их. Пожив в совершенно другом мире, я пришел к выводу, что то, чему меня учили, – неправда. Но теперь вижу, что ошибся. Извини, если я тебя обидел.
Он опустил голову. А когда поднял ее, глаза его блестели.
– Джулиана, если после того, что между нами было, я должен на тебе жениться и если ты этого хочешь, я к твоим услугам.
– Нет! – воскликнула она. – Уж не думаешь ли ты, что я охочусь за твоим состоянием? К тому же я тебя совершенно не знаю.
Он улыбнулся:
– Я тебя совсем запутал. Мне тоже хотелось бы узнать тебя получше. И если ты не хочешь меня, пусть все остается как было. К тому же надо учитывать чувства моей жены и троих детей.
Она натянуто улыбнулась:
– Не знаю, что с тобой делать.
– Потому и пришла сюда? – дерзко спросил он и стал собирать принадлежности пикника. – Со временем все прояснится, Сокровище. – Он помолчал. – Ты дашь мне время?
Она кивнула и стала помогать ему собирать тарелки и приборы. Она не решалась заговорить. Кристиан любил шутить и насмехаться, но сейчас речь шла о важных вещах. Что бы он сделал, если бы она охотилась за богатством? Или хотела найти себе мужа? Ввязался бы в авантюру? Или он уже ввязался? У него пока нет сокровищ Эгремонта. Не исключено, что он действительно женат.
Джулиана никогда не позволяла себе ничего подобного с мужчинами. Но с ним все было легко и вполне естественно. Она прикусила губу. Кем бы ни был этот мужчина, она питает к нему сильные чувства, и ей хорошо, когда он рядом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возвращение графа - Лэйтон Эдит



Книга мне понравилась. Сюжет не замылен. И на самом деле, хотя все, вроде и понятно по законам лр, все равно в душе сомневаешься. Да и развязка неожиданная. Читайте, эта книга стоит того.
Возвращение графа - Лэйтон ЭдитВиктория
3.06.2013, 11.56





читать можно.7 из 10.
Возвращение графа - Лэйтон Эдитчитатель)
6.02.2014, 19.42





Интрига романа не ординарна, но активных действий мало - больше рассуждений и раздумий, иногда весьма занудливых, до снотворного эффекта. Автор не воспользовалась возможностями раскрутить сюжет ( Австралия, каторга, выживание в тюрьме). Какой-то куцый роман.
Возвращение графа - Лэйтон ЭдитВ.З.,66л.
12.02.2015, 10.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100