Читать онлайн Великосветский переполох, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великосветский переполох - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великосветский переполох - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великосветский переполох - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Великосветский переполох

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Майлс только что торопливо покончил с ужином и теперь расположился в удобном кресле рядом с постелью жены. Он читал. До разговора с Гарри он был не в состоянии сконцентрировать свое внимание ни на единой строчке, но теперь, когда не было необходимости сидеть в напряжении, прислушиваясь к судорожным вздохам Аннабеллы, он наконец вновь мог читать. Это казалось настоящей роскошью. Но все его чувства оставались напряжены.
Услышав шорох, он насторожился и поднял глаза: в комнату, чтобы зажечь лампы, на цыпочках входила горничная. Майлс улыбнулся ей и снова расслабился. Долгие сумерки закончились. Горничная окинула взглядом постель, в которой лежала Аннабелла, и улыбнулась Майлсу в ответ мягкой и грустной улыбкой. Вышла она так же тихо, как и вошла. Он вновь со вздохом удовольствия взялся за книгу.
Сначала он не мог понять, что изменилось. Он лишь почувствовал, что никакие может сосредоточиться на чтении. Он поднял голову. Лампы горели, комната была залита розоватым мерцанием, небольшой огонь в камине прогонял вечерний холодок. Но было что-то новое в атмосфере. Определенно ощущалось, что в комнате произошли некие изменения.
Майлс отложил в сторону книгу, поднялся и, несмотря на странно возникшее нежелание, подошел поближе к кровати и взглянул на Аннабеллу.
Она ответила взглядом.
Он попытался заговорить, но горло перехватило, и лишь со второй попытки голос повиновался ему.
— Аннабелла? — позвал он мягко.
— Я была больна, — произнесла она. Он кивнул.
— Очень больна.
Он потрогал лоб. Жара не было.
— Я помню немногое. Как долго я болела?
— Слишком долго, — ответил он.
— Я поправляюсь?
— Думаю, что да. А как вам кажется?
Она попыталась облизнуть иссохшие и потрескавшиеся губы.
— Хочется пить.
— Конечно-конечно, — сказал он. — Я сейчас.
Он бросился к кувшину, стоявшему у постели, и, поражаясь тому, что руки у него совсем не дрожат, только бешено колотится сердце, быстро смочил салфетку. Потом вернулся к жене и слегка смочил ей губы.
Она удивленно посмотрела на него:
— Это очень мило. Но я хочу пить. Можно мне стакан воды?
— Я не знаю, — растерянно ответил он. — Я должен спросить, — добавил он, затем подошел к двери и крикнул: — Она очнулась! Она разговаривает!
— Я была так серьезно больна? — спросила она, когда Майлс вновь подошел к кровати. Ее глаза были широко раскрыты.
Слава Богу! Хоть глаза у нее остались прежними, подумал он, и его захлестнула растущая волна радости. Голубые, с легкой тенью испуга, они, казалось, стали еще больше. Пытаясь скрыть охватившее его чувство, он взял ее руку в свои ладони, тут же ощутив ее хрупкость.
— Вы были серьезно больны, — сказал он.
— Но воды-то мне можно?
— Хоть целое ведро, если доктор позволит.
Она попыталась сесть, но вновь откинулась на подушки и нахмурилась.
— Как кружится голова!
Стараясь ничем не выдать своей жалости, он обнял ее, ощущая в своих объятиях остроту худеньких плеч и болезненную хрупкость тела.
— Ничего, это вполне естественно. Ведь вы так долго не вставали с постели.
Она провела рукой по голове и нахмурилась:
— Ночной чепец? Я же их не ношу.
— Сейчас носите, — ответил он и посмотрел на дверь, подумав, не позвать ли еще раз. Ей предстояло кое о чем узнать, но не сейчас и не от него. Возможно, даже и не от доктора. Где же миссис Фарроу?
Он увидел, что Аннабелла облизнула губы, и вновь смочил их.
— Так скоро можно будет попить? — спросила она.
— Скоро, — ответил он.
Она взглянула ему в лицо и, видимо, что-то прочитав в его взгляде, вновь нахмурилась. Аннабелла провела рукой по своему лицу.
— Можно мне зеркало? Он ничего не ответил.
— Можно? — повторила она.
— А! Вот и миссис Фарроу, — произнес он с огромным облегчением. —Аннабелла, это миссис Фарроу, добрейшая женщина, которая за тобой ухаживает. Она живет по соседству и занимается травами — весьма удачное стечение обстоятельств. Нам повезло. Миссис Фарроу, теперь я могу должным образом представить вам свою супругу, леди Пелем. А рядом с миссис Фарроу доктор
Селфридж, известный врач и мой старинный приятель, мы вытащили его из самого Лондона и, если я не ошибаюсь, прямо из-за обеденного стола. Гарри, позволь представить тебе мою супругу. Миссис Фарроу, Гарри, моя жена хотела бы получить стакан воды.
Ни один из них не пошевелился. Они стояли и смотрели на Аннабеллу, смущаясь собственных глуповатых улыбок.
— Стакан воды, — подтвердила Аннабелла. — И зеркало, — добавила она.
Их улыбки несколько увяли.
— Сначала первое, — оживленно проговорила миссис Фарроу, овладев собой. — Если вы не возражаете, доктор Селфридж, я думаю, что леди, очнувшейся после столь долгого «сна Спящей красавицы», необходимо хорошенько помыться, не так ли? Вы сразу же почувствуете себя лучше, миледи.
— Именно так, — с воодушевлением ответил Гарри, — но сначала, миледи, позвольте мне осмотреть вас и послушать сердце. Затем миссис Фарроу поможет вам привести себя в порядок, а уж потом мы побеседуем.
— Как долго я спала? — спросила Аннабелла после того, как Гарри прослушал ее сердце, посмотрел язык и осмотрел глаза.
— В общей сложности десять дней, — ответил Гарри, отойдя от постели.
Аннабелла резко села, ее взгляд переметнулся на Майлса.
— Моим родителям сообщили?
— Нет, — ответил он, — я не хотел их пугать. Вы иного мнения?
— Я вам очень благодарна, — ответила она, вновь откинувшись на подушки.
— А теперь я попрошу вас удалиться, джентльмены, — сказала миссис Фарроу. — Я приглашу вас, когда миледи будет готова к общению с вами.
Но когда миссис Фарроу наконец вышла из комнаты Аннабеллы, она плотно притворила за собой дверь. Женщина направилась в холл, где стояли и беседовали Майлс и Гарри, и покачала головой.
Майлс побледнел.
— Нет-нет, — торопливо произнесла она, — с ней все в порядке. Но она так измучена, бедняжка. Она чуть не уснула, пока я мыла ее. Она мило меня поблагодарила, сказала, что чувствует себя прекрасно, и тут же снова уснула. Целебным сном, — сказала она Майлсу. — Не волнуйтесь, я проверила, прежде чем оставить ее.
Майлс повернулся к Гарри:
— Кризис позади?
— Думаю, что да. Она страдала от лечения, назначенного вашим доктором, в той же мере, как и от инфлюэнцы, но нет никаких осложнений. В легких все чисто, сердце работает отлично.
Майлс кивнул.
— Как скоро она окончательно поправится? Я имею в виду, станет такой же, как до болезни?
— Думаю, что все пойдет обычным путем, — сказал Гарри. — Вы согласны со мной? — спросил он миссис Фарроу.
Она согласно кивнула:
— Думаю, что так. Прошу меня извинить, джентльмены. Полагаю, что на сегодняшнюю ночь я со спокойной душой могу оставить ее, я не была дома уже несколько дней.
— Миссис Фарроу, — сказал Майлс, — надеюсь, вы понимаете, как я признателен вам за вашу помощь. Я прикажу, чтобы заложили экипаж.
Она улыбнулась:
— Благодарю вас.
— А теперь все-таки ответь мне, — сказал Майлс, повернувшись к Гарри. — Сколько времени пройдет до окончательного выздоровления?
— Ей потребуется два-три дня, чтобы набраться сил, и тогда она, как говорит миссис Фарроу, уже не будет такой кроткой. Майлс, насколько я знаю, твоя супруга может быть настоящим ангелом, но, уверяю тебя, когда леди Пелем почувствует себя в состоянии двигаться, но в действительности будет еще весьма слаба, чтобы делать это, она станет обидчивой и раздражительной. Это естественно. После этого — если только вы окончательно не разругаетесь, поскольку наступит критический период выздоровления, по крайней мере для родственников больной — при соответствующем уходе, я полагаю, через несколько недель она опять станет прежней.
Майлс помрачнел.
— Понятно. А когда ей можно будет дать зеркало?
— Это тебе решать, Майлс, — сказал Гарри. Лицо Майлса исказилось.
— Если хочешь знать мое мнение, я бы позволил по истечении этих недель. А до тех пор, будь моя воля, я бы убрал из дома все зеркала.
— Похоже на то, как в доме Спящей красавицы спрятали все веретена, — сказал Гарри. — Только ведь это не помогло, верно?
Майлс рассмеялся:
— Верно. Но я на самом деле пытаюсь понять — не станет ли для нее слишком большим потрясением, если она сейчас увидит свое отражение?
— На мой взгляд, больше вреда принесет ей беспокойство по этому поводу, — сказал Гарри. — Но если ты хочешь, можно тянуть, пока она этого настоятельно не потребует, но имей в виду, Аннабелла изведется от беспокойства. Я бы не советовал ей вставать, пока она достаточно не окрепнет. Как только она почувствует себя лучше, то и оптимизма у нее прибавится.
Гарри замолчал. Затем, сняв очки, он подышал на стекла и, вытащив носовой платок, начал их протирать, не глядя на Майлса. Когда он снова надел очки, его голос звучал бесстрастно и ровно, но он избегал взгляда своего друга.
— Я знаю, что она была необыкновенной красавицей, Майлс. Но думаю, что ты придаешь этому слишком большое значение. Впрочем, если тебя самого это так сильно волнует, тогда совсем другое дело. В этом случае я бы посоветовал тебе изыскать причину уехать, пока ее внешность не восстановится. У тебя ведь, несомненно, может возникнуть в Лондоне некое неотложное дело, требующее твоего обязательного присутствия. В ее нынешнем нестабильном состоянии отрицательные эмоции могут оказать на нее очень сильное воздействие, что, безусловно, губительно скажется на ее здоровье. Лучше пусть она думает, что тебя вызвали по делу, чем поймет, что ты находишь ее непривлекательной.
Майлс сжал кулаки.
— Гарри, ты полный осел, если мог так обо мне подумать, — произнес он.
Доктор сделал шаг назад. Миссис Фарроу испуганно смотрела на друзей.
— Не стану вновь оправдываться, — продолжал Майлс невыразительным голосом. — Если ты мой друг, то в этом нет необходимости. И ей-богу, не стоит защищать меня только потому, что являешься моим другом. Выслушай меня. Может быть, я не знаю, что у нее на уме, но я знаю ее привычки. Я волнуюсь только потому, что именно она, из-за своей изменившейся внешности, захочет уехать. А от себя убежать трудно.
— Но ведь она же не настолько тщеславна? — воскликнул Гарри.
— Я не настолько хорошо знаю миледи, — вступила в разговор миссис Фарроу, — но я достаточно знаю женщин. Даже жена фермера будет переживать из-за своей внешности. И это не потому, что мы, женщины, так глупы или тщеславны. Это скорее объясняется тем, что нас убеждают в том, что наша внешность — наше главное достоинство. — Она улыбнулась, чтобы смягчить язвительность своего замечания, затем продолжила: — Я думаю, что такое убеждение сохранится у нас до тех пор, пока вы, джентльмены, не начнете увиваться за дурнушками, отдавая должное их уму, а не внешности.
— Чепуха, — сказал Гарри. — Как мы можем оценить их ум, пока не познакомимся с ними достаточно хорошо?
— Абсолютно верно, — сказала миссис Фарроу самодовольно. — А часто ли мужчины приглашают на танец гадкого утенка? Или страшную старую курицу, если уж на то пошло? И часто ли вступают с ними в разговор, чтобы составить представление об их блестящем уме!
Гарри открыл рот, собираясь возразить, но Майлс опередил его. Он, очевидно, не обращал внимания на этот разговор.
— Я думаю, — сказал он смущенно, — лучше будет, если я останусь при ней в течение нескольких дней. Мы, конечно, будем спать отдельно. Я устроюсь в гостиной, чтобы быть поблизости на тот случай… на всякий случай. Я хочу быть поблизости.
Майлс проснулся и лежал не двигаясь. Спать в гостиной было не слишком удобно, но ему доводилось спать и в гораздо менее комфортабельных условиях. Сквозь окна в комнату струился ранний утренний свет. Вчера вечером он не стал плотно занавешивать окна, поскольку приказал горничной, в обязанности которой входило поднимать шторы по утрам, не беспокоить его. Теперь, когда появилась возможность хорошо выспаться, он больше не хотел отказывать себе в одном из самых приятных удовольствий. Отбросив одеяло и со вкусом потянувшись, он ощутил тепло солнечного луча на своем обнаженном теле и почти замурлыкал от удовольствия. После того как в течение многих лет на борту корабля ему приходилось спать в одном помещении с другими мужчинами, спать обнаженным казалось ему большой роскошью.
Он зажмурился, глядя на свет, и решил, что уже рассвело, по меньшей мере уже шесть склянок. Он прислушался, но услышал лишь пение птиц. Майлс поднялся, подошел к окну и распахнул его. Еще одна причина, чтобы спать здесь, подумал он, делая глубокий вдох. Он мог сколь угодно наслаждаться свежим воздухом, не переживая, что это может быть вредно для Аннабеллы.
Аннабелла. Нужно пойти проведать ее, убедиться, что вчерашний вечер не был всего лишь сном. Он провел рукой по подбородку. Может, повременить, сначала побриться и привести себя в порядок? Он не мог ждать. Ополоснув лицо и прополоскав рот, Майлс набросил халат на обнаженное тело и прошел в комнату, смежную со спальней Аннабеллы. Он осторожно открыл предательски скрипнувшую дверь.
В голубой спальне царил полумрак, но на одном из высоких окон штора была немного отодвинута, и поэтому ему все было видно. Среди вороха одеял на большой кровати он так и не смог разглядеть изящную фигурку Аннабеллы. Майлс тихо вошел в комнату.
И чуть не упал, споткнувшись о скорчившуюся у самой двери Аннабеллу.
Она сидела, сжавшись в комок, прямо на полу перед туалетным столиком. Дыхание Майлса остановилось, он опустился на колени рядом с ней. Свернувшись в клубок, Аннабелла не двигалась, уткнувшись лицом в свои колени и обхватив голову руками.
— Аннабелла, — прошептал он, — Аннабелла. Она отвернулась от него.
— Аннабелла, — позвал он, тронув ее за плечо. Она вздрогнула.
Он взял ее на руки, поднял, совершенно не ощущая ее веса, и понес к кровати. Она никак не хотела разжать свое тело, поэтому он сидел, крепко держа ее в своих объятиях. Он был слишком напуган, чтобы взглянуть ей в лицо раньше, но теперь он посмотрел на нее. И почувствовал, что его сердце сжалось сильнее, чем ее тело.
Она сняла свой чепец; теперь, увидев, что он смотрит на нее, Аннабелла уткнулась лицом ему в грудь. Он смотрел на бледную розоватую кожу головы, покрытую слабой порослью вновь отрастающих волос, которые сейчас походили на щетину у него на подбородке. Что-то жесткое вдавилось в его ребра. Он опустил руку и обнаружил, что она держит небольшое зеркальце в серебряной оправе. Он попытался осторожно высвободить его из судорожно сведенных пальцев.
— Отпустите, пожалуйста, — сказал он тихо. — Оно врезается мне в грудь, — добавил он, понимая, что ей это зеркальце причинило еще большую боль.
Она разжала пальцы, и Майлс бросил зеркало на кровать.
— Ах, Аннабелла, — сказал он, — мне так жаль. Все изменится. Все пройдет, и ваша красота вернется. Совсем скоро. Вот увидите.
Он хотел погладить ее, но когда рука скользнула по ее спине, под тонкой тканью ночной рубашки пальцы ощутили каждый позвонок. Поэтому он просто обнял ее. Наклонив голову, Майлс попытался заглянуть ей в глаза.
— Это ведь не так важно, — продолжал убеждать он. — Это только здесь и сейчас. Вы были больны, и мы даже бо-ялись,что можем потерять вас. Все, что вы потеряли, — это ваша внешность, но это временно.
Она вскинула голову.
— Что же еще мне нужно было потерять? — воскликнула она.
Он пытался ответить, но не мог найти нужных слов. Он не настолько хорошо знал ее, чтобы представить себе, чем еще она обладала. Может, она гордится своим голосом? Игрой на фортепьяно или на арфе? Может быть, она превосходно вышивает? Может, ей нравится выращивать розы или орхидеи? В чем она преуспела помимо того, что была красавицей и умела великолепно держаться в обществе?
— Свою жизнь, — наконец произнес он. — Вы могли потерять свою жизнь.
— Теперь я никто и ничто, — потерянно произнесла она.
— Вы — Аннабелла, — произнес он твердо. — Вы — леди Пелем. Умная женщина, обладающая чувством юмора и стилем. Причем в такой степени, что я не сомневаюсь, что вам удастся превратить отсутствие локонов в достоинство. Не удивлюсь, если через неделю все дамы в Лондоне начнут брить себе головы!
Он надеялся вновь услышать ее неподражаемый, неожиданный смешок, но Аннабелла молчала.
— Правда, — быстро добавил он, — ко времени нашего возвращения в Лондон вы уже сможете продемонстрировать другой образец для подражания — короткую стрижку.
Она подняла голову и посмотрела ему в глаза.
— Дело не только в моих волосах, — произнесла она печально. — Посмотрите на меня, Майлс, если вы можете это вынести.
— Вы бледны, — сказал он, внимательно разглядывая ее, — но и это тоже пройдет.
— Я стала совсем другой, — вяло возразила она. — Я бледная, как рыбий живот. Если бы дело этим и ограничивалось, я бы могла смириться. Но посмотрите на меня, — повторила она, ее голос зазвучал громче. — Разве вы не видите? У меня под глазами черные круги, губы серые и шероховатые. Мои руки покрыты какими-то черно-синими пятнами и круглыми сморщенными шрамами, на запястьях — порезы, на внутренней стороне локтей — синяки. А вся грудь и живот в жутких темно-красных кругах!
Он крепче обнял печальную, мерно раскачивающуюся фигурку и с деланной живостью произнес:
— Моя дорогая, подумайте, что вы говорите. Сначала вы жалуетесь, что слишком бледны, теперь вы говорите, что вы черно-сине-красная. На мой взгляд, это потрясающая цветовая гамма.
Она не улыбнулась. Ее глаза, эти прекрасные голубые глаза, единственное, что пощадила болезнь, смотрели прямо на него.
— И мое тело… оно уже ни на что не годное.
— Не беспокойтесь, думаю, что оно вам еще пригодится, — сказал он.
Она пристально смотрела на него.
— Вижу, что и чувство юмора вы утратили, — сказал он грустно. — Аннабелла. Я смотрел. Я видел. Я вижу. Но поверьте мне, я настолько рад, что вы здесь и в состоянии жаловаться, что ваш внешний вид едва ли имеет какое-либо значение. И поверьте хоть этому, если вы не верите, когда я говорю, что ваша красота вернется. Вы живы. И это для меня важнее всего.
— В вас говорит чувство вины и чувство долга, — произнесла она бесстрастно. — Какая еще у вас может быть причина радоваться тому, что я жива, по крайней мере с такой внешностью, как сейчас. Да и разве должно быть по-другому? Вы ведь едва знаете меня.
Это было настолько верно, что на мгновение он потерял дар речи. Она сказала все то, о чем он думал и о чем сожалел в течение всех этих прошедших дней. Но со своими матросами он попадал и в худшие ситуации и знал, как преодолеть шок.
— Благодарю вас. Но я не окончательный глупец, — сказал он. — И я бы не женился на женщине только потому, что она красива. Вы умны, и у вас есть — или было — чувство юмора. Это я знаю.
Он погладил ее по голове, но сразу понял, насколько трудно ему делать это. Тогда Майлс обнял ее за плечи. Она не ответила, но он почувствовал, что ее тело стало менее напряженным. Она вновь спрятала лицо у него на груди.
— Мне стыдно, что вы видели меня такой, — прошептала она.
Он сделал вид, что не понял ее.
— Не стоит. Ведь даже самые лучшие, самые храбрые моряки могут дрогнуть под огнем или пасть духом, когда их корабль идет ко дну. Поэтому не беспокойтесь. Я позабуду о том, что вы утратили веру в меня, пусть даже на мгновение.
Теперь он услышал ее смешок. Слабый, но явный… Наконец-то Майлс смог вздохнуть с облегчением.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Великосветский переполох - Лэйтон Эдит



Книга по крайней мере не забывается по прочтении. ГГ нежно ухаживает за ГГ во время ее болезни. Нежно и трогательно.Ведь это все произошло сразу после свадьбы.Читайте.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитВ.З.-64г.
17.07.2012, 12.02





О чувстве отвественности и долга, моментами увлекательно и нежно, не слишком романтично, но реалистично - такими выглядят события и герои
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитItis
7.06.2013, 19.11





Хорошая книжка. Безупречный до кончиков ногтей главный герой, эволюционирующая героиня, хорошо прописанные второстепенные герои. Очень много забавных моментов, но еще больше таких, от которых наворачиваются слезы. Есть несколько постельных сцен, но они настолько целомудренны, что вовсе не смущали мой пуританский вкус (я всегда выступаю против пространных и подробных порнографических сцен, ибо любовные романы являются для меня эмоциональной отдушиной, а в интимной сфере мне не надобны стимуляторы). Интересно наблюдать за гордой и ослепительно-дерзкой Аннабеллой, которая с развитием сюжета превращается в милую, любящую, искреннюю Беллу. Редко попадаются книги, где никто никого не выкрадывает, где милорды не совращают и не женятся на гувернантках.. Здесь все довольно реалистично и применимо к настоящей жизни, вне страниц: это история о выборе и ответственности, заботе и сомнениях, надежде и боязни непонимания, о дружбе, поддержке и откровенности. Вердикт однозначен: читать. И, что вовсе не характерно для меня касательно этого жанра, - перечитывать. 10.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитЛилу
20.12.2013, 10.48





Действительно хорошая книга, я бы даже сказала качественная. Похожа на классическую литературу. Конечно, это все же любовный роман, но он написан очень и очень хорошо. Сюжет развивается, проблемы реальные, а не надуманные, герои адекватные. Автор хотела рассказать нам историю и у ее это действительно получилось. 10\10.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитК
20.12.2013, 20.39





Замечательный роман!!!я в восторге.этот роман уж точно не забуду.полностью согласна с комментарием Лилу.Г.герой очень понравился.Читайте!!!!!!!!!!!!!!!!
Великосветский переполох - Лэйтон Эдитчитатель)
17.01.2014, 9.59





Майлс просто потрясающий мужчина!!! О таком только мечтать:нежный, заботливый,понимающий и любящий!!!
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитСуЧкА
17.01.2014, 16.02





Майлс просто потрясающий мужчина!!! О таком только мечтать:нежный, заботливый,понимающий и любящий!!!
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитСуЧкА
17.01.2014, 16.02





Роман неплохой, гл. герои интересные, сильные личности, сестра гл. героя хорошая девушка, а вот его мать настолько раздражала, что испортила все впечатление от романа.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитТаня Д
6.02.2015, 17.35





Шикарно! Давно не получала такого удовольствия! Из этого мог бы получиться замечательный фильм, если б книга попалась талантливому режиссеру. 15 из 10 ;)
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитКахатанна
10.02.2015, 15.34





Шикарно! Давно не получала такого удовольствия! Из этого мог бы получиться замечательный фильм, если б книга попалась талантливому режиссеру. Идеальный ГГ, что, как известно, относится к разряду фантастики. 15 из 10 ;)
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитКахатанна
10.02.2015, 15.34





Шикарно! Давно не получала такого удовольствия! Из этого мог бы получиться замечательный фильм, если б книга попалась талантливому режиссеру. Идеальный ГГ, что, как известно, относится к разряду фантастики. 15 из 10 ;)
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитКахатанна
10.02.2015, 15.34





Мне больше понравилась Белла, чем самовлюбленная Аннабелла. Но Майлс, конечно, супер! Он не только нежный, заботливый, самое главное - он очень терпеливый. Прочла с удовольствием. Насчет фильма не согласна, потому как лучше плохая книга, чем хороший фильм, снятый по этой книге.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
25.09.2015, 19.53





Повелась на отзывы о романе! мне не понравился, сюжет до безобразия прост, на 17 главе нет сил одолевать его. Роман не по мне, слишком пресно, нет интриги, и мужчина слишком правильный( люблю про очаровательных подлецов), кому интересны такие герои - читайте!
Великосветский переполох - Лэйтон Эдитэля
17.10.2015, 16.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100