Читать онлайн Великосветский переполох, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великосветский переполох - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великосветский переполох - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великосветский переполох - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Великосветский переполох

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Майлс улегся в постель рядом со своей женой. Ее глаза были все еще закрыты.
— Очень добродетельно, — прошептал он ей в ухо. — Это моя ошибка. Полагаю, мне следовало пробраться в постель, укрыться покрывалом с головой и только тогда, извиваясь, выползти из своего халата. Но я подумал, что это может оказаться еще более пугающим.
Она хихикнула. Он внимательно посмотрел на нее. Какой странный звук она издала. Смешок? Хихиканье? Эта светская дама? Да, подумал Майлс, как мало он еще знает о своей жене.
То, что он знал, ему нравилось. Помимо внешности, у нее были ум, умение вращаться в обществе и положение, которым должна была обладать его жена. Все внешние составляющие он прекрасно знал. Собственно, большего и не требовалось. Строго говоря, им обоим и не нужно было знать большего. Не нужно ни для брака, ни для того, чем они собирались сейчас заняться. Но это осложняло его положение в данный момент, в первую их брачную ночь.
Он не был бесчувственным или бездушным человеком, как утверждала его сестра Камилла. Он был практичным, или, скорее, тревога за семью заставляла его быть практичным. Майлс вернулся в Англию, скопив приличное состояние, и обнаружил, что здесь скопилось не менее приличное количество забот. Ему нужен был кто-то, кто взялся бы устроить жизнь сестры, помог ей найти место в обществе и не допустил, чтобы она погубила себя, как это сделала в свое время его мать. Ему нужна была жена, которая помогла бы матери вновь занять положение в обществе, нужна была живая душа, к которой потянулся бы его негодник брат, нужна была светская дама, которая смогла бы отшлифовать его манеры.
Майлс считал, что сам он дважды был влюблен. Первый раз это было в университете; тогда он потерял голову от любви к подавальщице из местного бара, он даже строил какие-то неясные, но обязательно драматические планы ее спасения. Все закончилось, когда она напрямик сказала ему, что у него недостаточно капиталов для того спасения, на которое она рассчитывает. Во второй раз это была Кларисса. Она была вынуждена выйти замуж за человека, выбранного ее отцом. Но любовь не была слишком сильной, и после ее измены он пьянствовал всего лишь несколько недель. Изредка он вспоминал ее, но это совсем не означало, что он тосковал по ней, ведь он был, по словам сестры, рациональным человеком.
Возможно, он не всегда был таким рациональным, но откуда ему было знать об этом? Мать оставила его и вышла замуж за Питера Проктора. А теперь все его представления о любви были принесены в жертву чувству долга. Сейчас ему было уже тридцать два года, и он уже вполне обоснованно начал сомневаться, что сильное чувство может захватить его. Но к счастью, не нужно терять свое сердце, чтобы найти удовольствие. И леди Аннабелла, соответствуя всем его требованиям, предъявляемым к жене, еще и доставляла ему несравненное удовольствие своей красотой.
Ведь нет ничего плохого в том, что и для него найдется утешение, в то время как он будет восстанавливать положение своей семьи, не так ли? Он жил один слишком долго, и теперь ему хотелось разделить свою жизнь с другим человеком. Если уж ему необходимо жениться, то семейная жизнь должна быть максимально приятной. Его раздражали молоденькие барышни. Он содрогался при мысли о любовных утехах с какой-нибудь пустоголовой девчонкой. Но и светские вдовушки, с которыми он знакомился, подыскивая себе жену, тоже были совсем не в его духе.
Когда осенью он вернулся в Англию и обнаружил, в каком затруднительном положении находится его семья, то тут же начал искать себе спутницу. Особы, ум и взгляды которых вполне соответствовали его идеалам, были или слишком старыми, или уже замужними. Он не располагал такой роскошью, как время, и не мог дожидаться, когда встретит настоящую любовь — если такое вообще возможно. Камилла говорила, что готова согласиться на что угодно, хоть на какого-нибудь «черта из табакерки», — может быть, и не намеренно, а лишь потому, что была слишком открытой и простодушной. Но это было так же дурно, как и хитрые уговоры отчима, который подталкивал ее к столь же губительному браку. Ее выход в лондонский свет и так уже был отложен, и Майлс не мог допустить, чтобы ей пришлось ждать еще один год.
А если матушка будет продолжать лить слезы, то она просто утонет в этом море. Но еще хуже становилось, когда она пыталась держаться стоически. К сожалению, она была слишком одинока. Если бы его жена смогла вернуть ее в свет, она вновь начала бы улыбаться.
А ведь у него был еще брат Бернард, заканчивающий школу, ему тоже нужно имя, которым он мог бы гордиться.
Майлс решил жениться, и как можно быстрее. Он выбрал утонченную, искушенную, понятливую во всех отношениях — за исключением одного, как выяснилось. Теперь он должен научить ее доставлять и испытывать удовольствие, поскольку, если они смогут разделить свою страсть, это только укрепит их брак. Он полагал, что у него все получится.
Он знал свои физические достоинства так же хорошо, как и финансовые, и с успехом пользовался и тем и другим. Он не обладал необыкновенным атлетическим сложением, подобно олимпийцам Древней Греции. Ни в малейшей степени не был записным щеголем; он также ничуть не напоминал современных поэтов — изящных и задумчивых, полностью поглощенных своим талантом. У Майлса все было в порядке, он лишь казался себе чересчур обыкновенным.
Тем не менее, начав с нуля, он сумел составить капитал, и та же самая тактика всегда помогала ему добиваться расположения женщин, которые ему нравились. Человек, достоинства которого не столь уж многочисленны, должен компенсировать их недостаток. И насколько ему было известно, ни одной из женщин, с которыми он имел любовную связь, не пришлось пожалеть об этом. Он был почти уверен, что и его жене не придется об этом сожалеть. И чем быстрее он сможет доказать ей это, тем будет лучше.
Майлс повернулся на бок и, опершись локтем на подушку, подпер голову рукой. Он улыбался.
— Вы обычно спите сидя?
В ответ раздался удивленный смешок.
— А мы что, собираемся спать?
— В конце концов — да, — мягко произнес он.
Она промолчала. Затем все так же молча, покорная, но холодная, она легла на спину — сейчас Аннабелла выглядела в точности как деревянная статуя женщины, лежащая на надгробии.
Сдержанно вздохнув, он протянул руку и начал играть с черными завитками ее волос, медленно вытягивая ленту из прически. Освобожденные локоны, черные как смоль, рассыпались по подушке. Осторожно, но требовательно Майлс запустил в них руку, и волосы заскользили между его пальцами.
— Аннабелла? — позвал он. И не дав ей времени ответить, поднялся над ней и коснулся губами ее губ. Ему потребовалось все его самообладание, чтобы подавить нахлынувшее желание и проверить, превратится ли в жаркое пламя та легкая электрическая дрожь, которую он ощутил. Он слегка отодвинулся назад. Ждал.
«Он ждет от меня каких-то слов?» — спрашивала себя Аннабелла.
Что можно сказать? Это какой-то новый вид пытки. Она никогда не оказывалась в таком затруднительном положении, всегда знала, что нужно сказать и что сделать. Конечно, она знала, что он собирается делать сейчас.
Аннабелла выросла в деревне и часто видела, как ведут себя животные. И когда ей случалось проезжать в своем экипаже по пользующимся дурной славой районам Лондона, она краем глаза замечала в темных уголках переулков переплетенные человеческие тела. Однажды во время бала-маскарада она натолкнулась на парочку, которая, как оказалось, не слишком хорошо укрылась от посторонних глаз. Невозможно дожить до ее лет и не знать, чем занимаются мужчина и женщина.
Всего несколько дней назад мать давала ей советы, касающиеся супружеских отношений, — для нее это было непосильной обязанностью, ведь она говорила о том, что для нее самой являлось, очевидно, неприятным. Аннабелла, испытывая смущение, отделалась шуткой и перевела разговор на другую тему. Они с матерью были достаточно близки, но не как подруги. У Аннабеллы с девичества не было подруг. Мать объясняла это завистью других девушек к ее красоте. Но это не имело значения. Она знала достаточно.
В лучшем случае все это представлялось неловким или недостойным занятием. Но она была женщиной чести и всегда оплачивала свои долги. Это было частью сделки. Куда сложнее было испытывать светские неудобства.
Он коснулся губами ее губ, и она поняла, что Майлс ожидает ответной реакции.
Она лежала покорно, позволив ему делать все, как он хочет.
Но он не делал.
— Моя жена не в обмороке, не потеряла сознание? — удивленно поинтересовался он, слегка отстранившись.
— Я пыталась быть уступчивой и сговорчивой, — резко выпалила она, поскольку терпеть не могла, когда над ней подсмеивались. Но затем, когда его губы коснулись ее уха и она почувствовала на своей коже легкое дыхание, трепет прошел по ее телу, одаривая новым, необычным ощущением.
Она раньше позволяла мужчинам целовать себя, поэтому представляла свои ощущения и свою реакцию. Но ей казалось, что ничей поцелуй не может сравниться с поцелуем Деймона, и поэтому перестала экспериментировать. Тем не менее бывали минуты, когда от нее этого ждали, и она позволяла это. И Майлс целовал ее, но это были редкие, нетребовательные поцелуи, скорее церемониальные, чем страстные. Сегодня ночью все было по-другому. Его губы словно задавали вопрос, и это трогало ее как никогда. Она закрыла глаза, чувствуя, как происходящее увлекает ее.
Наверное, все дело в том, что время такое позднее, подумала она. Такая глубокая ночь и близость мужчины, который, она знает, имеет право делать это. Он был теплым, от него исходил приятный чистый запах: смесь мыла, красного вина и каких-то новых, более сладких, специй. Она испытывает любопытство, призналась самой себе Ан набелла, и это было вполне естественное чувство после всех этих лет.
По ее телу снова пробежала дрожь. Он не пытался ни обнять ее, ни прижать к себе, он всего лишь нежно касался своими губами ее губ, проводил ими по гладкой коже тут и там, но казалось — повсюду.
— Уступчивой и сговорчивой — это хорошо, — выдохнул он ей в шею. — Я не жалуюсь относительно уступчивости, — шептал он, касаясь своими губами внутренних извилин ее уха. — Но сотрудничество устроило бы меня куда больше, — произнес он, а его губы вновь легко, почти воздушно скользнули по ее губам.
Она широко распахнула глаза:
— Сотрудничество? Чего вы от меня ждете?
Она действительно не понимала. В ее представлении «это» делал мужчина, а женщина лишь позволяла делать. Но ведь она и позволяет, не так ли?
Он отпрянул и, слегка нахмурившись, взглянул на нее.
Она была обещана Деймону Райдеру, проводила время в обществе графа Драммонда и Рафа Далтона, встречалась и с другими мужчинами светского общества. И она не знает, чего он хочет от нее? Если она лжет, то вскоре это откроется, тогда какой в этом смысл? Он вновь был очарован.
Существуют мужчины, для которых имеет значение лишь сам акт — торопливое действие в течение нескольких минут. Такие мужчины гордятся тем, как быстро у них все получается. Говорят, что к числу таких мужчин относится сам принц. Но Майлс считал, что занятие любовью, так же как и эпикурейское наслаждение хорошей едой и вином, совершенно необходимо продлевать. По крайней мере он это чувствовал именно так и предполагал, что мужчины, с которыми встречалась Аннабелла, относились к этому также. В конце концов, были вещи, которые женщина может делать, оставаясь девственницей. А есть ли у нее вообще какой-либо опыт занятий любовью? У него была дюжина вопросов, которые он хотел, но не мог задать ей — пока не мог.
Она может и притворяться. Слова не могут рассказать ему о том, о чем он хотел знать больше всего. И будь он проклят, ему казалось это неловким.
— Что ж, вы здесь. И вы достаточно обходительны… — Майлс замялся. Если она лжет, ему не хотелось бы говорить что-либо, что может показаться смешным. Если нет, ему не хотелось ее пугать. И тут его осенило. — Несомненно, некоторых мужчин вполне устроила бы и уступчивость. Но мне всегда казалось, что физическая близость похожа на танец. Если один из партнеров движется под музыку, совершает различные па и пируэты, следит за тактом и так далее, а второй лишь позволяет ему себя вести, это ведь не слишком большое удовольствие для двоих, верно?
Она выглядела озадаченной.
— Ну, например, — продолжил он, развивая свою мысль. — Даже в танце дама держится к своему партнеру почти вплотную. Итак, для начала попробуйте представить, что это своего рода «горизонтальный вальс». — Майлс изо всех сил старался не улыбнуться. Во многих случаях смех снимает напряжение, но теперь — если Аннабелла искренна — это было бы не совсем уместно.
Ему показалось, что она слегка покраснела, но ведь это могла быть всего лишь игра света. Аннабелла положила одну руку ему на плечо, вторую на предплечье. Очень легко и весьма условно, но и это прикосновение дрожью отозвалось в его теле.
— Да, — прошептал он. — А теперь если вы попробуете «ответить»… — Вот подходящее слово, но это было совсем не то, о чем ему когда-либо приходилось просить женщину. На самом деле в этот момент или, скорее, в такой позе соглашение достигалось всегда, и страсть неминуемо проявляла себя. Майлс изо всех сил пытался сохранить контроль и вдохновение. — Дайте волю своим чувствам, — произнес он. — Это похоже на танец, моя дорогая. Но также и на плавание, — сказал он уже с некоторой безнадежностью, а Аннабелла по-прежнему просто лежала, не сводя с него пристального взгляда. — Вы ведь умеете плавать?
— Отец научил меня, — ответила она тихим голосом, глядя на него так, словно у него выросла вторая голова.
— Великолепно. Итак, если вы просто освободите… я имею в виду освободите свои чувства, не меня, это будет очень хорошо, — сказал он, еле сдерживая готовый вырваться смех, когда она, словно ожегшись о его кожу, отдернула руки. — Да, спасибо, так лучше, — мягко сказал он, когда она вновь положила руку ему на плечо. — Держать меня — это хорошо, прикасаться — еще лучше. — Он почувствовал, как она напряглась всем телом, и быстро добавил: — Только если вам этого хочется. И поверьте, я не позволю вам совершить ничего постыдного или дурного. Попробуйте почувствовать, что мы делаем, — это все равно что слушать музыку, когда танцуешь, — сказал он и коснулся губами ее щеки. — Словно парить свободно, — шептал Майлс, а его губы скользили по щекам Аннабеллы, в то время как рука ласково дотронулась до ее груди. — Словно ощущать полную свободу, — пробормотал он и, чуть сдвинув ее в сторону, притронулся губами к внезапно заострившемуся соску, который почувствовал под своей ладонью.
Аннабелла затаила дыхание. Ощущение было острым и прекрасным. Ей и раньше доводилось испытывать краткие прикосновения мужчин. Но это! Это невозможно было выразить словами. Она была шокирована своей реакцией и довольна произведенным на него впечатлением. Потому что ее муж, казалось, испытывает такой же трепет, как и она. Но он, конечно же, не рассчитывает, что она будет повторять его действия?
Было трудно думать о том, что он имеет в виду или что она должна ощущать, поскольку его губы и руки продолжали двигаться, и все ее мысли полностью подчинились охватившему ее новому чувству. Все это явно доставляло ему удовольствие, потому что он шептал:
— Да, как приятно, да, вот так, как прекрасно, ведь правда, Аннабелла?
И это было прекрасно. Его тело было таким сильным, его прикосновения такими легкими, но такими обжигающими. У него были широкие плечи, сильная грудь и мускулистые руки. Ощущать прикосновение его рук к своей коже было странно и возбуждающе. Ее глаза были плотно закрыты, она старалась не видеть, что он делает или сделал с ней, чтобы не смутиться и этим все не испортить. Кроме того, закрыв глаза, она могла сфокусировать удовольствие и больше сосредоточиться на нем. Она не испытывала чувства вины, потому что они были женаты и не делали ничего предосудительного, но то, что они делали, превосходило все ее предыдущие фантазии.
Ночная рубашка мягко соскользнула с плеч; Аннабелла вдруг осознала, что гладит его по лежащей у нее на груди голове, по этим волнистым, ставшим неожиданно мягкими волосам. Было так чудесно ощущать его губы на своем соске, его язык заставлял буквально взлетать все ее чувства. Это было потрясающе, и это было восхитительно. Она изогнулась, чтобы помочь ему еще больше спустить рубашку со своих плеч, затем повернулась, пытаясь стянуть скатавшуюся на талии тонкую ткань. Наконец она приподнялась, чтобы можно было снять рубашку, убрав единственное, что разделяло их в этот момент. Он сказал, что это будет похоже на плавание, на танец. Но это было не так. Это было не похоже ни на что, испытанное ею раньше. .
Когда его рука опустилась ниже, она открыла глаза. Он смотрел на нее, его глаза были прищурены, голос был мягким, но напряженным.
— Я не сделаю тебе больно, — сказал он. — Это не испорченность. Доверься мне, чуть-чуть подожди, и ты убедишься в этом.
Она крепко зажмурилась.
Он попытался сдержать улыбку. Потребовалось еще несколько минут не пугавших ее ласк, прежде чем Майлс решился повторить попытку, и его рука, скользнув по телу Аннабеллы, снова опустилась не ее лоно. Аннабелла ненадолго напряглась, затем вновь расслабилась, теперь ее дыхание сбивалось уже не от страха. Мысленно он прикидывал: как долго еще нужно медлить, как далеко можно зайти, прежде чем переходить к более активным действиям, ведь очень скоро может наступить момент, когда он не сможет остановиться, даже если она этого захочет.
Такая гладкая и округлая, она почти бессознательно двигалась в его объятиях, а ее горячая кожа пахла пионами. Их неугомонные теплые и влажные тела скользили, все больше распаляя друг друга. Он чувствовал огромное облегчение и невероятное волнение. После всей своей нерешительности она оказалась наполненной настоящим огнем, чувственной, чуткой, принимающей все, что он делал, и лишь изредка издавала слабые возгласы удивления. Очень скоро он понял, что уже не сможет остановиться… Все говорило о том, что она готова принять его.
Она еще не осознавала, что готова к этому и уж тем более — что готов он.
Когда его дыхание участилось и он приподнялся над ней, она, открыв глаза, вдруг поняла, что распростерта под ним, как шлюха, расстелена, как простыня, на которой они лежали Поэтому когда Майлс наконец приблизился к ней. она напряглась от смущения и стыда за свое распутное поведение Когда он вошел в нее, ее словно что-то кольнуло, но он продолжил движение, и ей стало больно. Она лежала потрясенная и растерянная из-за странной перемены ощущений, а он все двигался и двигался, захваченный восторгом, который он не хотел разделить или знал, что она еще не может разделить с ним.
Она смотрела на него, и в ее взгляде сквозило разочарование и даже раздражение, она уже злилась и на себя, и на своего мужа. Потому что он причинял ей боль и потому что он вел ее, а она лишь следовала за ним, пока не потеряла ритм движения и больше следовать не могла. Теперь она уже сомневалась, надо ли продолжать то, что причиняло ей боль, или стоило все прекратить, поскольку относилась к тем женщинам, которым необходимо знать, что именно следует делать и как именно поступать правильно.
Наконец, с несколькими последними глубокими волнами и стонами удовлетворения, он закончил. Потом он лежал неподвижно. Когда к нему вернулась способность соображать, он приподнялся, опершись на локоть, и посмотрел на нее. Она лежала отвернувшись, с закрытыми глазами. Майлс подавил еще один стон — на этот раз не имевший ничего общего с экстазом. Упав рядом с ней, он сжал Аннабеллу в своих объятиях.
— Мне очень жаль, — пробормотал он. — В первый раз это всегда трудно.
— Это необходимо было сделать, — ответила она. Он нахмурился.
— Это не было хирургической необходимостью, хотя, возможно, ощущалось как что-то подобное. Если это может утешить, обещаю, что больше так больно не будет.
— Да, конечно, именно это мне и говорили.
— Аннабелла, — сказал он тихо, — мне очень жаль.
— Да, — отозвалась она.
Он погладил ее по волосам, но это не возымело действия — она по-прежнему неподвижно лежала в его объятиях. Поэтому он ослабил их, а затем и отодвинулся.
— Хорошо, — произнесла она отрывисто, села и, подтянув к себе покрывало, прикрыла им грудь. — Думаю, мне лучше пойти привести себя в порядок.
Он не знал, что сказать, поэтому, когда она выскользнула из кровати, по-прежнему хранил молчание. Нагнувшись, она схватила свою ночную рубашку, прижала ее к телу и, тихонько прикрыв за собой дверь, пошла в комнату для переодевания, к умывальной раковине и кувшину, которые она там видела.
Когда она привела себя в порядок и, снова надев рубашку, вернулась в спальню, то увидела, что он лежит неподвижно и тихо дышит, пребывая в блаженном сне. В любом случае она не знала, что могла бы сказать, поэтому даже обрадовалась и, забравшись в постель, осторожно устроилась на расстоянии от мужа.
Что ж, думала она, дело сделано. После всех успехов и поражений она достигла своей цели. Замужество, первая брачная ночь — все свершилось, даже если и произошло не совсем так, как ей хотелось бы.
Бесполезно было плакать, да и особого смысла в этом не было. Если она не могла заполучить того мужчину, который ей был нужен, она будет довольствоваться привлекательным и доброжелательным мужем. Майлс очень неплохой человек; его никак нельзя назвать жестоким или невнимательным. Он именно супруг — хозяин дома. Она не испытывала к нему любви, и то, чем они занимались, не принесло ей удовлетворения, которое получил он. Он был явно доволен. И если она чувствовала себя разочарованной или обманутой, то в этом не было его или ее вины, просто так обстоят дела.
Она глубоко и как-то судорожно вздохнула. Оказывается, в замужестве не так много свободы, как она себе представляла. Интимные отношения казались ей неловкими и смущающими, и более того, теперь она находилась в его распоряжении для этого или чего-либо еще, что он может потребовать. Тем не менее она постарается быть ему хорошей женой, поскольку это будет честно, а она во всем старалась быть честной. Он ведь действительно не сделал ничего, чего она бы сама не позволила. И теперь, когда она представляет себе, что это такое, она, конечно, сможет терпеть все это.
У нее болела голова, в горле стоял какой-то комок, который она никак не могла проглотить. Она отказывалась жалеть и унижать себя: рыданий не будет. Ей следовало этого ожидать, но оказалось, что физическая близость без настоящего духовного единства причиняет страдания не только телу, но и сердцу. В этом не было его вины. Аннабелла верила, что Майлс постарался сделать все как можно лучше. Ноу нее было ощущение, словно холодный ветер проносится по замерзшей душе. Она страстно желала, чтобы понятие «доброжелательность» означало, что он будет следовать светским приличиям, а значит, будет для нее «отсутствующим» мужем.
Аннабелла со вздохом повернулась на бок и наконец заснула, отвернувшись от него.
Майлс подождал, пока не услышал ее ровное дыхание, и только потом открыл глаза. Он притворился спящим, потому что не знал, что ей сказать. Он старался сделать все как можно лучше. Наверное, получилось не совсем так, как бы ей хотелось, но ей не на что жаловаться: он по крайней мере старался.
Он уставился в потолок. Ему следовало быть более чем довольным. У него красивая и очень милая жена, она доставила ему истинное удовольствие. Прелюдия была потрясающей, ему могли бы позавидовать многие мужчины в Лондоне. Если ему повезет, он и в дальнейшем во время их совместной жизни сможет рассчитывать на подобное.
Но почему же он чувствовал себя одновременно виноватым, обманутым и опустошенным?
Он ощущал некоторую подавленность и испытывал разочарование гораздо более сильное, чем «маленькая смерть», испытанная им после того, как все закончилось. Ему бы следовало чувствовать себя выжатым и торжествующим, а он чувствовал измотанность и беспокойство. Но раньше он никогда не занимался любовью с собственной женой, и ему казалось, что хотя он предусмотрел все аспекты и повороты этого брака, в его голове и в сердце затаились юношеские романтические мечты.
Глупо было думать, что целомудренная, хорошо воспитанная девушка сможет в постели получить такое же удовольствие, какое получают профессионалки или опытные женщины. Но Майлсу казалось, что она могла бы больше насладиться произошедшим. С другой стороны, занимаясь с ней любовью, он по крайней мере мог любоваться ее красотой, а их дети, без сомнения, будут умными и любимыми. Это тоже очень важно.
Напомнив себе, что он человек практичный, Майлс повернулся на бок, закрыл глаза и решительно отбросил все мысли. Пора спать. Это чувство, несомненно, пройдет со временем, сказал он себе, то же самое он говорил Аннабелле насчет боли, сопровождавшей потерю девственности.
Но заснуть ему удалось не сразу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Великосветский переполох - Лэйтон Эдит



Книга по крайней мере не забывается по прочтении. ГГ нежно ухаживает за ГГ во время ее болезни. Нежно и трогательно.Ведь это все произошло сразу после свадьбы.Читайте.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитВ.З.-64г.
17.07.2012, 12.02





О чувстве отвественности и долга, моментами увлекательно и нежно, не слишком романтично, но реалистично - такими выглядят события и герои
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитItis
7.06.2013, 19.11





Хорошая книжка. Безупречный до кончиков ногтей главный герой, эволюционирующая героиня, хорошо прописанные второстепенные герои. Очень много забавных моментов, но еще больше таких, от которых наворачиваются слезы. Есть несколько постельных сцен, но они настолько целомудренны, что вовсе не смущали мой пуританский вкус (я всегда выступаю против пространных и подробных порнографических сцен, ибо любовные романы являются для меня эмоциональной отдушиной, а в интимной сфере мне не надобны стимуляторы). Интересно наблюдать за гордой и ослепительно-дерзкой Аннабеллой, которая с развитием сюжета превращается в милую, любящую, искреннюю Беллу. Редко попадаются книги, где никто никого не выкрадывает, где милорды не совращают и не женятся на гувернантках.. Здесь все довольно реалистично и применимо к настоящей жизни, вне страниц: это история о выборе и ответственности, заботе и сомнениях, надежде и боязни непонимания, о дружбе, поддержке и откровенности. Вердикт однозначен: читать. И, что вовсе не характерно для меня касательно этого жанра, - перечитывать. 10.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитЛилу
20.12.2013, 10.48





Действительно хорошая книга, я бы даже сказала качественная. Похожа на классическую литературу. Конечно, это все же любовный роман, но он написан очень и очень хорошо. Сюжет развивается, проблемы реальные, а не надуманные, герои адекватные. Автор хотела рассказать нам историю и у ее это действительно получилось. 10\10.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитК
20.12.2013, 20.39





Замечательный роман!!!я в восторге.этот роман уж точно не забуду.полностью согласна с комментарием Лилу.Г.герой очень понравился.Читайте!!!!!!!!!!!!!!!!
Великосветский переполох - Лэйтон Эдитчитатель)
17.01.2014, 9.59





Майлс просто потрясающий мужчина!!! О таком только мечтать:нежный, заботливый,понимающий и любящий!!!
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитСуЧкА
17.01.2014, 16.02





Майлс просто потрясающий мужчина!!! О таком только мечтать:нежный, заботливый,понимающий и любящий!!!
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитСуЧкА
17.01.2014, 16.02





Роман неплохой, гл. герои интересные, сильные личности, сестра гл. героя хорошая девушка, а вот его мать настолько раздражала, что испортила все впечатление от романа.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитТаня Д
6.02.2015, 17.35





Шикарно! Давно не получала такого удовольствия! Из этого мог бы получиться замечательный фильм, если б книга попалась талантливому режиссеру. 15 из 10 ;)
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитКахатанна
10.02.2015, 15.34





Шикарно! Давно не получала такого удовольствия! Из этого мог бы получиться замечательный фильм, если б книга попалась талантливому режиссеру. Идеальный ГГ, что, как известно, относится к разряду фантастики. 15 из 10 ;)
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитКахатанна
10.02.2015, 15.34





Шикарно! Давно не получала такого удовольствия! Из этого мог бы получиться замечательный фильм, если б книга попалась талантливому режиссеру. Идеальный ГГ, что, как известно, относится к разряду фантастики. 15 из 10 ;)
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитКахатанна
10.02.2015, 15.34





Мне больше понравилась Белла, чем самовлюбленная Аннабелла. Но Майлс, конечно, супер! Он не только нежный, заботливый, самое главное - он очень терпеливый. Прочла с удовольствием. Насчет фильма не согласна, потому как лучше плохая книга, чем хороший фильм, снятый по этой книге.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
25.09.2015, 19.53





Повелась на отзывы о романе! мне не понравился, сюжет до безобразия прост, на 17 главе нет сил одолевать его. Роман не по мне, слишком пресно, нет интриги, и мужчина слишком правильный( люблю про очаровательных подлецов), кому интересны такие герои - читайте!
Великосветский переполох - Лэйтон Эдитэля
17.10.2015, 16.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100