Читать онлайн Великосветский переполох, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великосветский переполох - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великосветский переполох - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великосветский переполох - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Великосветский переполох

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Гости танцевали. Сначала сельские танцы, потом менуэт и польку. Они кружились, прыгали, величаво ступали в такт музыке, энергично двигая руками и ногами. В отличие от лондонских званых вечеров здесь танцевали все: молодые и пожилые, даже старые и хромые, компаньонки, и приживальщики, и бедные родственники, выполняющие обязанности слуг. Все, за исключением самих слуг и совсем немощных. Кроме леди Пелем и ее мужа.
— Вы хорошо себя чувствуете? Может, хотите уехать домой? — спросил Майлс, когда Аннабелла вновь ответила отказом на его приглашение потанцевать.
Они сидели в креслах, поставленных у стены, и наблюдали за танцующими. Этим они занимались с тех пор, как приехали на бал.
— Я чувствую себя прекрасно, — твердо ответила она, — и уезжать нам не следует. Ваша матушка куда-то исчезла, поскольку знает, что мы присмотрим за Камиллой.
— Это-то и странно, — пробормотал Майлс, нахмурившись, осматривая зал. — Она обычно не занимается пересудами и не играет в карты, как это делают многие дамы на подобных сельских вечерах. Она не слишком-то общается с местной публикой — обычно сидит и, как ястреб, следит за Камиллой.
— Да, но сейчас она знает, что ее могут заменить два зорких ястреба, — произнесла Аннабелла, и он вновь посмотрел на нее с улыбкой, отвлекшись от своего наблюдения. — Кстати, посмотрите вон туда. Ваш брат не сводит взгляда с прелестной девушки в желтом. Не может же он подпирать стену весь вечер, наверняка скоро он наберется смелости и пригласит ее на танец. А посмотрите на Камиллу! О, Майлс, почему вы скрывали это от меня? Ей не нужна моя помощь, ей вообще не нужна чья-либо помощь. Она пользуется необычайным успехом!
Они оба смотрели, как Камилла резво танцует польку в объятиях долговязого, неуклюжего юноши. Завитки волос упали на ее сияющее, разгоряченное и раскрасневшееся лицо. Она без устали танцевала с момента прибытия, а неподалеку стояла группка молодых людей, ожидающих окончания польки, чтобы пригласить ее на следующий танец.
— Она пользуется успехом, — сказал Майлс. — Я никогда не говорил обратного. Но это лишь часть проблемы. Она столь же дружелюбна, сколь и честна, и матушка приходит в ужас от мысли, что Камилла может прогадать при замужестве. Мама хочет, чтобы Камилла нашла себе самого лучшего мужа, то есть человека более богатого и с более высоким положением, чем она может найти здесь. Наверное, это возможно, но я не хочу, чтобы в процессе этого поиска лондонские хлыщи испортили ее характер. Моей сестре нужен кто-то, кто мог бы подсказать ей, как сохранить свою индивидуальность и не прослыть среди завистливых мамаш сумасбродной или безнравственной. А завистниц хватит. Мужчины так и вьются вокруг моей сестры.
Аннабелла кивнула. Она встречала таких девушек раньше, вернее, видела их, поскольку не была с ними знакома. Во-первых, потому, что у нее не хватало для них времени. А во-вторых, потому, что они проводили в городе только один сезон, а затем выходили замуж. Их нельзя было назвать красавицами. На самом деле среди них встречались даже по-настоящему невзрачные. Но во всех этих девушках было что-то не поддающееся описанию, что заставляло мужчин терять голову. Именно такой и была Камилла — открытая и общительная. Возможно, подумала Аннабелла, это и есть одна из причин. Она никогда не встречала более искреннюю, дружелюбную и добрую девушку, чем Камилла. Вероятно, некоторые мужчины ценили в женщинах такие качества не меньше, чем внешность.
Майлс наблюдал за выражением лица своей жены с удовольствием, которого он не испытывал в течение нескольких последних недель. Она возвращалась. Аннабелла больше не была необыкновенной красавицей, это правда. Она больше не напоминала великолепную картину, роскошные краски, фактура и формы которой притягивают взгляд. Сейчас ее можно было сравнить с эскизом к портрету, с быстрым наброском мастера, в котором он показал лишь основу ее красоты, предоставив воображению дописывать остальное.
Но эти необыкновенные глаза. Не только потрясающий цвет придавал им неповторимость. Теперь, когда все остальные ее черты будто подернулись тенью, Майлс смог увидеть в них страсть и ум, которые делали эти лазурные глаза столь чарующими.
Он не испытывал больше страстного желания обладать ею, вместо этого ему неистово хотелось защищать ее. Болезнь сгладила ее резкость, хотя по отношению к нему Аннабелла никогда не была резкой или жестокой, скорее, она бывала беззащитной. Он думал, что со временем его жена станет более спокойной и рассудительной, но эта новая Аннабелла производила впечатление укрощенной. И это ему не нравилось. Быть укрощенным и быть битым — эти понятия, на его взгляд, были слишком ассоциативны, а он хотел видеть рядом гордую женщину — ту женщину, на которой он женился. Его не очень волновало, будет ли она той же красавицей, какой была раньше, в конце концов, ничто не вечно. Для счастья ему достаточно было и меньшего, но он хотел видеть ее счастливой.
— Белла? — обратился он к ней, поднимаясь. — Может, вы удостоите меня чести и позволите пригласить вас на танец?
Она посмотрела на него снизу вверх, в ее замечательных глазах читалось сомнение.
— Пора, — сказал он. — Танцуем или едем домой. Да, я деспот, но они играют вальс, поэтому вы сможете держаться за меня, если у вас вдруг закружится голова. Мне бы хотелось потанцевать с моей женой.
Он протянул ей руку.
Она приняла приглашение.
Танцующие освободили пространство для новой пары. Публика зашепталась, пытаясь выяснить, кто они такие. И если кто-то начал нашептывать о том, что это известная красавица, превратившаяся в маленькую, бледную, ничем внешне не примечательную женщину, выражение лица ее мужа заставило этот шепот стихнуть, по крайней мере до них он не доносился.
Продолжали играть вальс, и Аннабелла танцевала с Майлсом. Он оказался чудесным партнером, одинаково чутким и к музыке, и к движениям ее тела. Ей доводилось танцевать с ним и раньше. Но тогда она мало внимания уделяла своему партнеру, поскольку была слишком озабочена тем, чтобы, вытягивая шею, видеть тех, кто смотрел на нее, или делать вид, что не замечает тех, кто не смотрел.
Сейчас он был ее якорем, ее спасительной гаванью, и все внимание Аннабеллы было обращено только на него. Майлс тоже, казалось, не замечал вокруг ничего и никого, кроме своей жены. Они кружились в такт музыке, а он улыбался ей, заставляя вновь почувствовать себя настоящей и живой.
Музыканты прибавили темп, и они с Майлсом также ускорили свой темп, от восторга Аннабелла откинула голову и громко засмеялась. Комната вокруг нее кружилась, она улыбнулась своему мужу… и чуть не сбилась, увидев выражение его лица.
— Я думаю, — сказал он, направляя ее к краешку танцевального зала, — что нам следует остановиться и перевести дыхание.
— Но я чувствую себя великолепно!
— Не сомневаюсь, так и должно быть, но, полагаю, вам необходимо поправить…
Она повиновалась, поскольку выбора у нее не было — он быстро уводил ее от танцующих, стараясь обойти зрителей. Вдали от яркого света канделябров она наконец взглянула мужу прямо в лицо, исполненная решимости высказать все, что она думает по этому поводу. Но тут Аннабелла лучше рассмотрела выражение, застывшее на его лице.
— Что такое? — спросила она в тревоге, позабыв о своем раздражении. — Что случилось? — Она огляделась по сторонам. — Что-то не так с Камиллой? С вашей матушкой? С Бернардом?
Целый сонм чувств она читала на его лице: смятение, беспокойство, жалость, впервые она увидела сочетание всех трех.
— Белла, — произнес он мягко, — ваша шляпка… или как вы ее там называете… съехала. Вместе с волосами.
Ее рука метнулась к голове. Она ощутила скользкую ткань шляпки и от удивления открыла рот. Шляпка съехала. Сейчас бахрома черных локонов, прикрывавших лоб, сдвинулась к правому уху; кудри, которые так красиво выглядывали у этого уха, почти лежали на спине. Аннабелла дотронулась до левого виска и нащупала короткие жесткие завитки своих собственных волос, они явно были видны. Она торопливо натянула атласный ток на место, но, по-видимому, не слишком удачно — это Аннабелла поняла по лицу Майлса, который изо всех сил пытался сдержать смех и смятение.
— Вам придется быть моим зеркалом, — коротко сказала она. — Я не могу пойти в дамскую комнату, поскольку придется пройти через переполненный зал со свернутой головой.
Но когда, несмотря на такое затруднительное положение, она увидела, как изогнулись его губы, она вдруг осознала всю комичность этой ситуации.
— Боже мой! — вырывалось у нее между приступами смеха, который она старательно пыталась подавить. — Должно быть, я выгляжу так, словно у меня отваливается голова!
— Нет. Всего лишь отваливается ваш скальп. Не волнуйтесь. Половина присутствующих здесь людей некогда брили головы, чтобы носить парики, поэтому даже если они вас и увидят, это для них не будет в диковинку. А теперь, вместо того чтобы использовать мои глаза в качестве зеркала — что доставит мне удовольствие, но может не сработать, — не доверите ли мне эту честь?
Она нагнула голову. Майлс поднял руки.
— Вот вы где! — внезапно раздался громкий голос. Аннабелла вскинула голову. К ним подходила ее свекровь, ведя за собой группу людей.
— Аннабелла, догадайся, какой сюрприз я тебе приготовила! — соловьем заливалась Элис. — Это твои друзья! Я увидела, что вы вышли из танца, и поэтому привела их сюда.
Пять изысканно одетых людей стояли, уставившись на Аннабеллу. Пять человек, которых она никак не ожидала встретить в этой глуши и которых она не видела со дня своей свадьбы. Высокий, элегантный, но апатичный граф Драммонд и его супруга. Белокурый великан Эрик Форд. И Деймон. Невероятно красивый Деймон Райдер и его столь же обаятельная жена. У всех на лицах было одинаковое выражение изумления, которое они тщетно пытались подавить. Дамы старались не показать свое смятение и сочувствие, мужчины пытались изобразить на своих лицах обычную радушную приветливость.
Аннабелла оцепенела. Во время своей болезни в ночных кошмарах ей представлялось, как она появляется на публике, на нее смотрят, и она счастлива, пока не обнаруживает, что на ней нет никакой одежды. Она просыпалась от стыда и унижения. Но думала, что все это последствия лихорадки. Сейчас все обстояло намного хуже. Она не могла проснуться.
Деймон? Ее первая и, возможно, единственная любовь. А насмешливый и умный Драммонд? И их милые прелестные женушки. И красавец Эрик Форд, который некогда обманул ее, притворившись, что попал под действие ее чар, лишь затем, чтобы спасти мужа своей сестры от ее знаков внимания.
Все они были искушенными светскими людьми, но даже они, оказавшись в такой ситуации, стояли молча, очевидно, не находя нужных слов для того создания, в которое превратилась леди Аннабелла, самая красивая женщина Лондона.
— Мы можем подойти попозже, — мягко произнес граф Драммонд.
— Да! — слишком оживленно подхватила Джиллиан Райдер, красивая блондинка, которая вышла замуж за Деймона. Она повернула голову. — Слышите! Заиграли польку. Мой любимый танец. Пойдем, Деймон.
Поскольку леди была беременна и едва ли могла танцевать польку, за ее неловкой попыткой дать Аннабелле возможность уединиться последовало неловкое молчание. Оно было прервано испуганным возгласом Элис.
— Боже мой! — выдохнула Элис, поднося руку к губам. — Бедняжка Аннабелла. Ваши волосы! Что случилось с вашей милой шляпкой? Какая неприятность, так все испортить! — Она бросила взгляд на сына. — Я же не знала, почему вы уединились. Но я так хотела удивить Аннабеллу встречей с друзьями, что последовала за вами. Я знала, что поместье графа находится неподалеку, и у меня была надежда, что сегодня вечером он тоже будет на балу. Я была так рада встретить его, и к тому же оказалось, что его гости тоже знакомы с нашей Аннабеллой! Я была в таком восторге, что просто не могла ждать. А подождать следовало, теперь я это понимаю! Аннабелла, конечно же, не хотела, чтобы ее застали в таком виде. Ты меня простишь, дорогая?
— Все в порядке, мама, — терпеливо произнес Майлс, поскольку его матушка уже начала заламывать руки.
— Нет, не все, — заявила она. — Мы должны позволить Аннабелле привести себя в порядок. Мы сейчас уйдем.
— Нет, — сказала Аннабелла, сделав глубокий вдох. — Добрый вечер, — спокойно произнесла она, приветствуя подошедших легким реверансом. Когда она выпрямилась,
Майлс положил ей руку на плечо и встал поближе к жене. Аннабелла знала, что он единственный, кто может почувствовать ее дрожь, поэтому смотрела на остальных, улыбаясь самой ослепительной улыбкой, на которую была сейчас способна. — Да, — сказала она, — вы застали меня в несколько затруднительной ситуации. Но нет никакой необходимости убегать. Я была больна и не знаю, какой дьявол сыграл со мной такую шутку, но когда я была совсем плоха, мне остригли волосы, чтобы легче было переносить лихорадку. — Она положила руку на свою «заблудившуюся» шляпку. — И вот посмотрите на меня! Или лучше не смотрите! Я не совсем лысая, как новорожденный младенец, но привлекательного в этом мало, если только вы не любители стриженых овец. — Она бросила взгляд на Майлса. — Некоторым нравится, но это не совсем изящно. — Потом она повернулась к компании. — Но что бы ни сделали с моими волосами, язык мне не подрезали, а я не видела никого из вас с моей свадьбы. Поэтому, пожалуйста, не убегайте, лучше расскажите, как у вас дела?
Майлс смотрел на нее с гордой и нежной улыбкой.
Жена Деймона, Джилли, просияла.
— Браво! — воскликнула она. — Вы молодец, леди Пелем! Вашему характеру можно позавидовать! Но знаете, эта шляпка так хорошо сидит на вас, что я подумала, что вы специально сбрили волосы, чтобы завести новую моду. И черт возьми, вы на это способны!
Остальные рассмеялись.
— Джилли! — сказал ее муж, качая головой. — Ты единственная женщина из всех, что я знаю, которая способна вызвать скандал, пытаясь замять его. Но она права, Аннабелла. Эта голубая шляпка вам очень идет.
— Даже набекрень? — спросила Аннабелла. Она все еще продолжала улыбаться, хотя от напряжения мышц у нее начало болеть лицо.
— Особенно набекрень, — сказал граф. — Можешь не сомневаться, леди Аннабелла введет новую моду, — сказал он своей жене.
Аннабелла перевела взгляд на графиню. Когда-то она соперничала с этой женщиной из-за графа и проиграла в этом соперничестве, но все это, казалось, происходило в другой жизни. Стараясь подавить истерический смех, Аннабелла вдруг подумала, что пыталась заполучить каждого из этих мужчин и каждый раз терпела неудачу. По сравнению с этим нынешняя неприятность становилась ничего не значащей пустяковиной.
Действительно, все в конце концов было не так ужасно.
— Этот головной убор не должен сидеть так криво, — объяснил Майлс. — Я, пожалуй, слишком энергично вальсируя, ненароком сдвинул его. Когда я увидел, что натворил, я тут же увлек свою молодую жену в укромный уголок, чтобы мы могли поправить шляпку. Я надеялся, что со стороны это будет выглядеть так, словно нам захотелось побыть наедине, — сказал он, бросив взгляд на мать. — Мы ведь молодожены, вы же понимаете. Если говорить откровенно, я хотел воспользоваться возникшей ситуацией и в этом смысле, — добавил он с шутливым недовольством, вызвав новый взрыв смеха. — Но в конце концов и до шляпки дошло дело, и именно в этот момент вы подошли. Теперь вы знаете, насколько я неловок, похоже, я только все испортил.
Супруга Драммонда склонила голову набок и посмотрела на Аннабеллу.
— У вас чудесные вьющиеся волосы, миледи, правда, немного короткие. Я думаю, что через несколько недель вы уже сможете расстаться с этой шляпкой. А пока, если вы не против, я бы могла помочь поправить ваш головной убор.
— Хорошая мысль, — заявила Джилл. — Я помогу. Эрик, если вы встанете перед нами, никто ничего не увидит.
— Если он встанет перед вами, — бесстрастно заметил граф, — никто не увидит, даже если мы построим здесь амбар.
Они с женой обменялись улыбками, а остальные рассмеялись.
— Совершенно верно, — сказал Эрик, кланяясь. — Рад услужить. Я всегда хотел служить вам, — серьезно сказал он Аннабелле. — Итак, вы простите, что я поворачиваюсь к вам спиной? Я отвлеку любопытных, а заодно и себя покажу во всей красе. Вы ведь всегда хотели увидеть, как я ретируюсь, не так ли?
Аннабелла кивнула, пытаясь улыбаться вместе со всеми, но с трудом сдерживая чертовы слезы, которые после болезни всегда были такими близкими. Эти люди видели ее в ужасный момент, но они были сама доброта. А плакать ей хотелось из-за неожиданного осознания того, что эти люди, не раз видевшие ее в наихудшие моменты жизни, сейчас искренне поддержали ее, и нынешний эпизод в конечном итоге оказался не таким уж и страшным.
— Все закончилось хорошо, не так ли? — спросил Майлс, входя в спальню поздним вечером.
Аннабелла наблюдала за ним, лежа в кровати. Не было нужды объяснять, что он имеет в виду.
— Лучше, чем я рассчитывала. Лучше, чем я заслуживаю, — добавила она тихо. — Я была… не слишком-то добра к ним в Лондоне. У них мало причин любить меня. Но они вели себя замечательно.
Улыбаясь, Майлс неторопливо пошел к кровати, чтобы погасить лампу, и в этот момент Аннабелла медленно произнесла:
— Поразительно, какими добрыми могут быть люди, когда они жалеют тебя.
Он повернулся и посмотрел на нее.
— Хватит, — вдруг резко сказал он.
Его жена подняла голову и удивленно посмотрела на него.
— Единственная жалость, которую я вижу, — это твоя собственная, Белла. Ты была тяжело больна, я делаю на это скидку. Но ты поправляешься и выглядишь гораздо лучше, чем ты думаешь. Если сейчас ты еще не стала прежней, то это произойдет достаточно скоро. Никто не собирается бросать тебе пенни в шляпку и жалеть тебя.
Она смотрела на него, прищурившись. Его волосы были влажными после ванны, кожа блестела, даже при слабом свете он выглядел сильным, здоровым и мужественным. Что ему было известно о болезни? Или о том, как теряешь уверенность, вдруг потеряв красоту. Она вспомнила, какой защищенной она почувствовала себя в его объятиях сегодня вечером, и поняла, что ужасно сердита на него из-за этого.
— Возможно, они не подают мне милостыню, — процедила Белла сквозь зубы, — но и комплиментов в мой адрес они не отпускали. Они лишь говорили: «О! Вы не так плохо выглядите!» Не могли же они сказать: «Бог мой! Что с вами произошло?»
— Жизнь заключается не только в том, как ты выглядишь.
— Разве? Значит, ты бы сделал мне предложение, если бы я была некрасивой или с бельмом на глазу? Я так не думаю. Ты женился на женщине, с которой едва был знаком, но тебе приятно было смотреть на нее.
Он стоял молча, поскольку то, что она говорила, было неоспоримо.
— Спросите любую женщину, как много в ее жизни значит внешность, милорд. А еще лучше, — продолжила она сердито, — спросите любого мужчину. Он может быть кривым, как посох странника, и толстым, как барсук, но можно поспорить: для своей постели он ищет красавицу.
— В таком случае, — легко сказал Майлс, — мне повезло. У меня она уже есть.
С горящими глазами она приподнялась, опираясь на локти, готовая сражаться.
Ему воевать не хотелось. Она сказала абсолютную правду, и ему нечем было гордиться. Он должен был отвлечь от этих мыслей ее… и себя.
Майлс дотронулся до кушака своего цветастого длинного ночного халата и замер.
— Боже, было уже так поздно, и мне так хотелось поскорее лечь, что я забыл, — сказал он. — Я не надел ночную рубашку.
Это было действительно так, и если бы он не хотел отвлечь ее, то совсем не обязательно было обращать на это внимание. Но никакой другой способ не пришел ему в голову.
— Ты не возражаешь, если я лягу в том виде, в каком Бог создал меня? — спросил он. — Такая роскошь — спать раздетым после всех этих лет на корабле, когда мне приходилось спать в штанах, чтобы в любой момент быть готовым вскочить и броситься в бой, если это было необходимо. Тебе это не помешает?
— Ни в малейшей степени, — выпалила она, все еще в раздражении. — Ты спишь, так далеко отодвинувшись от меня, что я бы не обратила внимания, даже если бы ты лег в броне.
Он хихикнул.
— Лгунья, — сказал он и скинул свой халат. Майлс лег в кровать и обнял ее. — А может, недавняя болезнь ухудшила твою память?
Она пробормотала что-то неразборчивое, потому что его нагота обезоружила ее. Но она не сопротивлялась и робко положила голову ему на грудь. Это было непривычно и возбуждающе. Он обнажался перед ней полностью только один раз — в ту первую ночь, когда они занимались любовью. С момента ее болезни он ложился в постель в ночной рубашке, целомудренный, как монах. Но не было ничего целомудренного в том ощущении, которое вызвало у нее прикосновение к его теплой обнаженной коже.
Аннабелла старалась лежать неподвижно. В конце концов, она была на него очень сердита. Но его тело было таким теплым, таким твердым, таким влекущим, что она не могла не пошевелиться. Ей не приходило в голову, что он задерживает дыхание. Она подняла голову. Он наклонил свою.
Его рот обхватил ее губы, и их поцелуй был сладким и успокаивающим. Это было именно то, чего она хотела, может, даже не осознавая этого. Она потянулась к нему вновь. Прикосновение языка и пьянящее ощущение вкуса его губ наполнили ее чувства и заставили желать большего. Они прервали поцелуй, чтобы сделать вдох, и вновь поцеловались. И вновь.
Она испытывала радость, чувствуя себя желанной и способной наконец хоть что-то дать ему. Но это было выше всех ожиданий, она, казалось, загорелась от одного его прикосновения. Она попыталась придвинуться ближе, неловкая в своих попытках освободиться от ночной рубашки, пока он не помог ей. Затем обнаженная, как и он, она вздохнула, пытаясь обхватить его широкие теплые плечи, и прильнула к нему — кожа к коже. Она наслаждалась обаянием его сильных рук, чувствуя своим животом, как поднимается его естество. Она ощущала себя уязвимой и в то же время сильной, ее груди упирались в него, а в ее лоне началась медленная продолжительная пульсация. Жизнь вновь проснулась в ней.
Он ласкал ее, гладил, его губы двигались от ее губ к груди. Он проводил ладонями вдоль ее тела, вызывая в нем дрожь. Он обхватывал ее груди словно чаши, он касался ее, он искал ее, и она, раскрывшись, подалась к нему…
Он отпрянул и опустил руки.
— Слишком скоро, — сказал он, лежа на спине рядом с ней.
— Что?
Он сел и провел рукой по своим волосам.
— Слишком скоро. Нам не следует… Мне определенно не следует.
Она тоже села, глядя ему прямо в глаза.
— Я чувствую себя отлично.
— Мы не можем рисковать, ведь ты можешь забеременеть, Белла.
— О! — сказала она и упала на подушки, чувствуя себя глупо и приниженно — ошарашенная своим собственным поведением и смущенная тем, что он может подумать о ней, ведь он понял, что она желает его.
— Но, — сказал он задумчиво, глядя на нее, — есть разные способы…
Майлс снова схватил ее в свои объятия и вновь лег рядом с ней.
Он поцеловал ее. После секундного колебания Белла ответила ему. Их поцелуи стали глубже, и скоро он уже ласкал ее, словно их ласки и не прерывались. Его рука двинулась между ее бедрами, но на этот раз он не остановился. Он раздвинул ее ноги и продолжал ласкать, шепча нежные, поощряющие слова. Она напряглась, потом расслабилась, затем задержала дыхание, когда внутри ее начало подниматься медленное, странное, почти незнакомое возбуждение. Она пыталась отстраниться.
— Нет, — прошептал он. — Позволь. Позволь себе почувствовать это. Это будет чудесно, это будет для тебя.
Она едва понимала, что он говорит, потому что вся была охвачена захлестнувшими ее ощущениями. Его рука нырнула глубже, она тяжело задышала. Затем его пальцы двинулись выше, потом обратно, поддерживая ровный ритм, который заставлял двигаться и ее. Приятная неясная пульсация начала по спирали подниматься вверх, и в этом месте сосредоточились все ее чувства, все это было совершенно не сравнимо ни с чем, что она когда-либо испытывала. Когда восхитительное нарастание закончилось бурным взрывом чувств, она изумилась.
— Вот, — прошептал он ей в ухо, когда она выгнулась дугой и тяжело задышала. — Вот что я имел в виду.
Он держал ее в тесных объятиях, когда пульсирование медленно затихло и возбуждение сменилось нежным жаром удовлетворения.
Несмотря на боль неудовлетворенного желания, Майлс улыбался, довольный тем, что поступил правильно. Это не было благодеянием, даже несмотря на то что он все еще испытывал потребность физического удовлетворения и ему приходилось всячески изворачиваться, чтобы его требующий обещанного орган не смущал ее. Она не только была утешена — когда он держал ее в объятиях, ощущая в своих руках ее живую плоть, он чувствовал, как сильно отвечают ее губы на его поцелуи. Его возбудило само осознание того, что она — гордая леди Аннабелла — страстно желала его. Он чувствовал облегчение, несмотря на то что его тело все еще ныло. Впереди у него было время. Теперь — целая жизнь.
Он попытался расслабиться, но продолжал чувствовать ее беспокойное шевеление. Пришла мысль, что он все-таки нарушил ее покой. Но вот Аннабелла приподнялась и, опираясь на локоть, посмотрела мужу в лицо. Ее лоб был напряженно сморщен.
Может быть, он ее шокировал? Он должен будет объяснить ей, что в этом не было ничего постыдного, подумал он. Ему придется научить ее тому, что у мужчин и женщин существуют разные способы доставить удовольствие друг другу, и этими способами пользуются вполне приличные люди. Он пытался подыскать слова, чтобы объяснить это, когда она заговорила.
— Но для тебя, — сказала она, — в этом не было ничего для тебя. Что я могу сделать?
Она не переставала удивлять его. То, что она думала о его удовольствии, доставило ему еще большее наслаждение.
— О, ты можешь делать много разных вещей, много восхитительных вещей, — сказал он, проводя пальцем по ее носу. — Но не сегодня, как мне кажется. Ты устала, и уже поздно. В любом случае я бы предпочел, чтобы мы одновременно получали удовольствие. Иначе я буду чувствовать себя школьным учителем, который дает уроки, и речь пойдет просто о предмете, а не о предмете желания.
Она вновь положила голову ему на грудь.
— Да, — пробормотала она, дотронувшись до его груди. — Как это часто ощущают женщины.
Он накрыл ее ладонь своей и улыбнулся. Значит, она не забыла или не простила их спор о мужчинах и женщинах, тот, с которого все и началось. Молодец. Она вновь пошевелилась, пытаясь устроиться поудобнее, и он вновь почувствовал возбуждение.
— С другой стороны… — начал он медленно, — поскольку следующий раз будет не совсем скоро, мы могли бы передумать и начать этот урок прямо сейчас.
— Не совсем скоро? — спросила она, неожиданно насторожившись.
— Да, — пробормотал он, а его рука скользнула по нежному изгибу ее ягодиц. — Когда я вернусь из Лондона и…
— Когда ты вернешься из Лондона? — пискнула она и села.
Он вздохнул и попытался подавить свое возникшее желание. Он сказал кое-что лишнее или по крайней мере выбрал для этого не то время и теперь понял, что сегодня урока не будет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Великосветский переполох - Лэйтон Эдит



Книга по крайней мере не забывается по прочтении. ГГ нежно ухаживает за ГГ во время ее болезни. Нежно и трогательно.Ведь это все произошло сразу после свадьбы.Читайте.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитВ.З.-64г.
17.07.2012, 12.02





О чувстве отвественности и долга, моментами увлекательно и нежно, не слишком романтично, но реалистично - такими выглядят события и герои
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитItis
7.06.2013, 19.11





Хорошая книжка. Безупречный до кончиков ногтей главный герой, эволюционирующая героиня, хорошо прописанные второстепенные герои. Очень много забавных моментов, но еще больше таких, от которых наворачиваются слезы. Есть несколько постельных сцен, но они настолько целомудренны, что вовсе не смущали мой пуританский вкус (я всегда выступаю против пространных и подробных порнографических сцен, ибо любовные романы являются для меня эмоциональной отдушиной, а в интимной сфере мне не надобны стимуляторы). Интересно наблюдать за гордой и ослепительно-дерзкой Аннабеллой, которая с развитием сюжета превращается в милую, любящую, искреннюю Беллу. Редко попадаются книги, где никто никого не выкрадывает, где милорды не совращают и не женятся на гувернантках.. Здесь все довольно реалистично и применимо к настоящей жизни, вне страниц: это история о выборе и ответственности, заботе и сомнениях, надежде и боязни непонимания, о дружбе, поддержке и откровенности. Вердикт однозначен: читать. И, что вовсе не характерно для меня касательно этого жанра, - перечитывать. 10.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитЛилу
20.12.2013, 10.48





Действительно хорошая книга, я бы даже сказала качественная. Похожа на классическую литературу. Конечно, это все же любовный роман, но он написан очень и очень хорошо. Сюжет развивается, проблемы реальные, а не надуманные, герои адекватные. Автор хотела рассказать нам историю и у ее это действительно получилось. 10\10.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитК
20.12.2013, 20.39





Замечательный роман!!!я в восторге.этот роман уж точно не забуду.полностью согласна с комментарием Лилу.Г.герой очень понравился.Читайте!!!!!!!!!!!!!!!!
Великосветский переполох - Лэйтон Эдитчитатель)
17.01.2014, 9.59





Майлс просто потрясающий мужчина!!! О таком только мечтать:нежный, заботливый,понимающий и любящий!!!
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитСуЧкА
17.01.2014, 16.02





Майлс просто потрясающий мужчина!!! О таком только мечтать:нежный, заботливый,понимающий и любящий!!!
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитСуЧкА
17.01.2014, 16.02





Роман неплохой, гл. герои интересные, сильные личности, сестра гл. героя хорошая девушка, а вот его мать настолько раздражала, что испортила все впечатление от романа.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитТаня Д
6.02.2015, 17.35





Шикарно! Давно не получала такого удовольствия! Из этого мог бы получиться замечательный фильм, если б книга попалась талантливому режиссеру. 15 из 10 ;)
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитКахатанна
10.02.2015, 15.34





Шикарно! Давно не получала такого удовольствия! Из этого мог бы получиться замечательный фильм, если б книга попалась талантливому режиссеру. Идеальный ГГ, что, как известно, относится к разряду фантастики. 15 из 10 ;)
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитКахатанна
10.02.2015, 15.34





Шикарно! Давно не получала такого удовольствия! Из этого мог бы получиться замечательный фильм, если б книга попалась талантливому режиссеру. Идеальный ГГ, что, как известно, относится к разряду фантастики. 15 из 10 ;)
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитКахатанна
10.02.2015, 15.34





Мне больше понравилась Белла, чем самовлюбленная Аннабелла. Но Майлс, конечно, супер! Он не только нежный, заботливый, самое главное - он очень терпеливый. Прочла с удовольствием. Насчет фильма не согласна, потому как лучше плохая книга, чем хороший фильм, снятый по этой книге.
Великосветский переполох - Лэйтон ЭдитЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
25.09.2015, 19.53





Повелась на отзывы о романе! мне не понравился, сюжет до безобразия прост, на 17 главе нет сил одолевать его. Роман не по мне, слишком пресно, нет интриги, и мужчина слишком правильный( люблю про очаровательных подлецов), кому интересны такие герои - читайте!
Великосветский переполох - Лэйтон Эдитэля
17.10.2015, 16.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100