Читать онлайн Сделка с дьяволом, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Сделка с дьяволом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

— Нельзя ли еще раз, и по порядку? — нахмурилась леди Суонсон. — Кто кого видел, кто что сказал, кто еще при этом присутствовал?
— Простите, мэм, — служанка нервно теребила свой фартук, — но я вам, кажется, рассказала уже все до малейших подробностей. Не могу же я, в конце концов, запомнить каждое слово! Кто при этом присутствовал? Да их, почитай, видела половина всего народа, что был в парке!
— И ты еще смеешь так спокойно рассказывать нам об этом! — фыркнула высокая бледная девушка, сидевшая рядом с леди Суонсон. — Ты должна была увести Сибил подальше, едва заметив этих типов издалека! Убирайся вон — от тебя все равно толку не добьешься!
Трепещущая служанка покинула гостиную.
— Как тебе это нравится, мама? — произнесла бледная девушка. — Ли и Сент-Эрт! Пытались сами познакомиться с Сибил! В парке! — Она топнула ногой, от чего фарфоровая пастушка на трюмо слегка подпрыгнула. — Воля твоя, мама, но я не позволю ей выйти замуж раньше меня!
— Раньше тебя? — фыркнула другая белокурая девица, сидевшая у окна. — А обо мне ты забыла? Не позволяй ей выходить замуж, мама, ни в коем случае!
— Так мама тебя и послушает, Хлоя! — фыркнула третья, наделенная в отличие от чрезмерно худощавых старших сестер излишней полнотой, словно природа, желая компенсировать свои прежние ошибки, на этот раз перегнула палку в другую сторону. — Она же выдала замуж Мерси — а та на год моложе меня!
— А что еще маме оставалось делать? — поморщилась Хлоя. — Этот Макинтайр хотел жениться только на Мерси, а о других и слышать не хотел! Но сейчас, мама, я тебя умоляю: сделай хоть что-нибудь!
Все три пары глаз пристально уставились на мать, и леди Суонсон обреченно вздохнула. Глядя на эту хрупкую, миловидную женщину, трудно было поверить, что она произвела на свет целую ораву крупных, одна другой страшнее дочерей. Леди Суонсон порой и самой верилось в это с трудом. Тем не менее она любила всех семерых — и любила одинаково (попробуй отдай предпочтение какой-нибудь одной — остальные тебе просто проходу не дадут!). Но при всей любви, однако, особой близости между дочерьми и матерью не было. Неудивительно, если учесть, что те росли в большей степени под присмотром нянек и гувернанток, чем родительницы. Но теперь настал момент, когда леди Суонсон должна была сама выдавать дочерей замуж, не перекладывая это дело на нянек и мамок.
Еще раз окинув взглядом дочерей, леди Суонсон вздохнула. Да, нечего и мечтать о том, чтобы выдать таких «красавиц» замуж, если только не обладаешь огромным состоянием! А леди Суонсон уже успела прожить значительную долю наследства, в свое время доставшуюся ей от отца. Именно поэтому она так спешила подыскать деткам подходящих мужей. Старших; как оказалось, сбыть с рук не составило особого труда, а вот с этими тремя уже посложнее — к каждой из них уже кто-нибудь сватался, и не раз, но все как один получали от этих упрямиц отказ. Впрочем, и сама леди Суонсон не горела желанием видеть кого-нибудь из этих людей в родственниках — все они в основном были птицами невысокого полета. Такое впечатление, ей-богу, что нормальные женихи уже перевелись, остались лишь охотники за приданым! Да и тех немного — сейчас, в мирное время, люди стали жить гораздо зажиточнее, Да, нелегко быть матерью такой оравы взрослых дочерей! Хорошо еще, что они с мужем всегда любили друг друга и тот никогда не требовал от нее наследника. Как и не попрекал тем, что девицы, как на подбор, некрасивы — ничего не поделать, пошли в папашу, на зеркало нечего пенять, коли рожа крива. Зато по крайней мере можно утешаться уверенностью, что дети действительно от тебя… Впрочем, для мужчины лорд Суонсон был не так уж и безобразен. Да, он обладал крупным, тучным телом, круглым багровым лицом, но мужчина, в конце концов, и должен выглядеть солидным. Глаза лорда были неопределенного цвета, но по крайней мере не маленькими, а голову его в былые годы украшала густая каштановая шевелюра. Глаза же супруги лорда Суонсона, напротив, были ярко-голубыми, но непропорционально маленькими. Впрочем, этот недостаток не слишком бросался в глаза, ибо в остальном леди Суонсон была вполне миловидна. А вот девчонки, как на грех, умудрились унаследовать от нее лишь цвет глаз и белокурые волосы, все остальное — от отца. Впрочем, младшую, Сибил, называли копией матери, но она была немного бледной, словно оттиск с изношенной типографской формы. Впрочем, это не проблема: подкрасить, подрумянить — и можно спокойно выдавать замуж. Но этот момент, увы, должен наступить не раньше, чем родителям удастся сбыть с рук старших, а на это может уйти целая вечность. Держались хотя бы попроще, повеселее глядишь, это и сгладило бы впечатление от внешности… Так нет же, вечно мрачны, ворчливы, как старухи… Впрочем, в этом отношении они в мать — леди Суонсон сама порой «не сахар», .. А впрочем, подумала она, девчонок можно пожалеть — росли всю жизнь с твердым убеждением, что от женихов у них никогда не будет отбоя, а теперь вдруг приходится с горечью констатировать, что мужчины не спешат видеть в них свой идеал, если только не считать идеалом невесту с большим приданым… В конце концов, они же с мужем сами в какой-то степени виноваты, что у девчонок скверный характер — росли избалованными, привыкли, что родители никогда ни в чем не отказывают…
— Успокойтесь, девочки, успокойтесь! — Леди Суонсон окинула дочерей строгим взглядом. — Как вы уже слышали, Сибил не сама подошла к мужчинам. Да и что, собственно, произошло? Поздороваться с кем-то на улице — это еще не значит завести близкое знакомство…
Лица всех троих стали еще кислее.
— Ты считаешь, мама, ничего особенного? — поморщилась Генриетта. — А не кажется ли тебе странным, мама, что они вообще отправились разыскивать ее в парке, после того как все утро просидели с нами? Двое самых респектабельных джентльменов во всем Лондоне — и вдруг пошли разыскивать ее…
— Не уверена, — проговорила леди Суонсон, — что этих двоих действительно можно назвать самыми респектабельными, О Ли мне трудно судить. Он редко бывает в обществе, я мало что о нем знаю. Но Сент-Эрт с его репутацией…
— Его прежняя репутация не будет ничего значить, когда он женится, — горячо перебила мать Хлоя. — Ты сама знаешь это.
— Сибил еще не достигла брачного возраста, — заявила леди Суонсон. — Или, может быть, достигла совсем недавно, — добавила она, вспомнив, что сама вышла замуж в еще более раннем возрасте. — К тому же она не представлена свету. Но как знать, может быть, — загадочно проговорила женщина, пытаясь вселить в дочерей побольше энтузиазма, — мы должны быть рады ее знакомству с этими джентльменами — есть шанс, что таким образом они поближе сойдутся с вами или познакомят с вами кого-нибудь из своих друзей.
Три пары водянистых глаз посмотрели на нее с недоверием.
— Что-то я не заметила, — проворчала Хлоя, — чтобы Ли или Сент-Эрт заинтересовались кем-нибудь из нас. Просидели здесь все утро, а на нас даже не взглянули!
Леди Суонсон покачала головой. На сердце у нее было нелегко, но она постаралась не выдавать этого.
— Эти двое — закадычные друзья, — начала она с наигранным энтузиазмом. — Может быть, кто-то один из них пытался поближе познакомиться с вами, а другой просто оказывал другу поддержку.
Ответом на ее слова была гробовая тишина. Пожав плечами, леди Суонсон продолжала:
— Вы из знатной, богатой семьи. Ваше положение в обществе очень высоко. А Ли — единственный сын престарелых родителей. Родителей его я, правда, плохо знаю, но, полагаю, им хотелось бы умереть с уверенностью, что их отпрыск будет обеспечен, и они наверняка серьезно озабочены тем, что под венец он пока не спешит. А где еще ему найти лучшую партию, как не здесь? А что до Сент-Эрта… — Леди Суонсон прикусила губу, сама не зная, какое бы правдоподобное объяснение здесь придумать. — Он долгое время был за границей, — наконец нашлась она. — Кто знает, что за это время произошло с его капиталом? Может быть, он срочно нуждается в том, чтобы его поправить?
Леди Суонсон ужасно не хотелось убеждать дочерей в том, что женихов в них может прельстить разве что их титул или богатство. Девицам самим упорно не хотелось это признавать. Но ничего не поделаешь — приходилось смотреть на вещи реально. Если, к примеру, у Хлои была и не такая толстая шея, как у Генриетты, то природа «компенсировала» этот «недостаток» слишком крупным носом. А если у Фрэнсис нос был нормальный, то плечи не по-женски широки… Были бы девицы мужчинами, эти недостатки, пожалуй, не так сильно бросались бы в глаза, но, как говорится, если бы да кабы… Впрочем, старшие, замужние, были еще страшнее… По какой-то странной закономерности каждое новое детище Суонсонов «получалось» немного красивее предыдущего, пока младшая наконец не вышла и вовсе симпатичной. Сибил, вероятно, легче всего будет «сбыть с рук»… Девицы на минуту задумались. Но по-видимому, объяснение, данное матерью по поводу неожиданного интереса Аласдера к Сибил, удовлетворило их, ибо вскоре они уже смотрели на леди Суонсон с неподдельным интересом.
— Что ж, — неожиданно подытожила та, — почему бы, в конце концов, не облегчить этим джентльменам их задачу? Как вы, девочки, смотрите на то, чтобы закатить очередной бал?
К ее сожалению, дочери не спешили восторгаться.
— Папины балы скоро станут притчей во языцех! — наморщила свой огромный нос Хлоя.
— Он устраивает их слишком часто! — поддержала сестру Генриетта.
Леди Суонсон нахмурилась — она была готова прощать дочерям многое, но не могла терпеть, когда те начинали критиковать отца.
— Тогда, может быть, музыкальный вечер? — осторожно предложила она.
Ответом было лишь еще большее недовольство.
— Эти вечера никто не любит! — заявила Фрэнсис. — Разве что престарелые дамы. И то лишь потому, что на них они могут подремать…
— Тогда остается одно, — терпеливо произнесла мать, — самим ходить на все балы и приемы, куда ходят Ли и Сент-Эрт, чтобы они обращали на вас больше внимания.
— Уж не собираешься ли ты повести нас в мужской клуб? — фыркнула Хлоя.
— Или на бокс, на скачки? — рассмеялась Генриетта. — А как насчет игорного дома? А может, лучше сразу в бордель?
Леди Суонсон молчала.
— Остается лишь одно, — подытожила Хлоя. — Неформальный вечер в узком кругу. Ужин, танцы и больше ничего.
Это предложение наконец понравилось всем.
— Но мы должны задать Сибил несколько вопросов, — мрачно заявила Фрэнсис.
Выходя из комнаты Сибил после пятнадцатиминутного допроса, трое сестер были в гораздо лучшем настроении, чем до его начала. Сестренка была ошарашена таким натиском, но на все вопросы отвечала весьма подробно.
— Ей-богу, — говорила она, — я понятия не имею, почему эти двое вдруг к нам подошли! Как сказал виконт, он догадался, что я ваша сестра, потому что похожа на вас. С этого, собственно, и начался разговор.
Это объяснение в конце концов удовлетворило сестер — более того, было воспринято не без энтузиазма, и вскоре они уже оставили Сибил в покое, целиком поглощенные планами предстоящего неформального вечера.
— Нет, кузина, я вовсе не чувствую себя бедной родственницей, — заявила Сибил почти сразу же после того, как дверь за сестрами затворилась.
Кейт сидела на подоконнике, беспечно болтая ногами. Сестры, разумеется, устроили допрос и ей — но все их вопросы касались исключительно Сибил. Ни одной из троих и в голову не могло прийти, что мужчины могли заинтересоваться вовсе не Сибил, а бедной дальней родственницей из провинции — в их глазах Кейт по своему статусу была разве что ненамного выше служанки.
— Сама посуди, — продолжала Сибил, — на что мне жаловаться? Сыта, довольна, платьев у меня сколько хочешь… Никто меня не обижает — сестры, как правило, смотрят на меня как на пустое место. Все, что мне остается, — это ждать, пока они наконец соизволят выйти замуж. А пока следует наслаждаться жизнью и ни в чем себе не отказывать. И не нужны мне ни Ли, ни Сент-Эрт! Ли — темная лошадка, вечно молчит, а сам разглядывает все вокруг — кто знает, что у него на уме? А Сент-Эрт… он такой огромный, такой мрачный — я не понимаю, как ты вообще смогла ему что-то ответить…
— Я, собственно, и не могла отвечать ему. Я почти не проронила ни слова!
— Он просто ужасный, — поморщилась девушка, — еще хуже, чем ты рассказывала! А Ли? Как он разглядывал меня в свой лорнет, словно я какое-то чудо природы! Удивляюсь, как он еще не ходит с микроскопом! Фи! Кому могут понравиться такие мужчины? Разве что таким, как мои сестры! Нет, Кейт, — посерьезнела вдруг она, — если уж я и выйду замуж, то, во всяком случае, за мужчину, рядом с которым буду чувствовать себя спокойно!
Кузина согласно кивнула, про себя, однако, подумав, что если она и не чувствует себя спокойно рядом с сэром Аласдером, то это по крайней мере приятное, возбуждающее беспокойство — чувство, подобное тому, которое она в детстве испытывала на качелях, взлетая слишком высоко. Кейт вспомнилось и то, что для того, чтобы высоко взлететь, она обычно просила кого-нибудь ее подтолкнуть. От этих полетов так сладостно замирало в груди…
— Слава Богу, — поспешила переменить тему Кейт, — что леди Суонсон удалось убедить твоих сестер, что джентльмены на самом деле пытались познакомиться с ними.
— Да, слава Богу, что эти дурехи ей поверили. Лично я бы на ее месте не смогла бы солгать так убедительно. Знаешь, Кейт, мне даже жаль джентльменов — теперь эта свора накинется на них, как ястребы на добычу…
— Не беспокойся, — усмехнулась Кейт, — уж они-то сумеют позаботиться о том, чтобы видеть твоих сестер как можно реже! Впрочем, — добавила она, поразмыслив, — как знать, может быть — чем черт не шутит? — джентльмены и вправду заинтересовались нашими «красавицами»… Да, Аласдер говорил, что его единственной целью было отблагодарить меня, но кто может знать, что на самом деле у этого человека на уме? Что ж, как бы то ни было, для меня вся эта история, я полагаю, слава Богу, закончилась. Он отблагодарил меня, я приняла его благодарность… Что еще может быть между нами? — Последняя фраза была произнесена с уверенностью, но чуткое ухо Сибил уловило легкую грусть, проскользнувшую в голосе кузины.
— Прости меня, Кейт, — проговорила она, — за фразу о бедной родственнице. Мне не хотелось, чтобы ты принимала ее на свой счет.
— Ничего страшного, — Кейт выдавила из себя улыбку, — я не тешу себя иллюзиями — я и есть бедная родственница. Мне следует радоваться, что съездила в Лондон, повидала много достопримечательностей…
Девушка улыбнулась, подумав, что так и не призналась кузине, что самой большой достопримечательностью Лондона ей показалось не Вестминстерское аббатство, не Тауэр, не Букингемский дворец, а высокий, мускулистый джентльмен с шевелюрой цвета воронова крыла и пристальным взглядом бездонных глаз.
Виконт Ли смотрел на своего друга, повязывавшего новый белоснежный шейный платок.
— Ну и шея у тебя, Аласдер! — поддразнил он. — Мне всего лишь однажды приходилось видеть шею длиннее — в кунсткамере. Но у ее обладателя были в придачу рога, хвост, копыта и пятна по всему телу.
— Что ж, — усмехнулся Аласдер, натягивая поданный лакеем фрак, — рога, хвост и копыта я, как видишь, удачно скрываю. А вот с пятнами — правда, не на теле, а на репутации — уже посложнее…
— Не думал я, — поцокал Ли языком, — что ты решишь, что я сравниваю тебя с дьяволом! Вообще-то я говорил о жирафе… Впрочем, перейдем к делу. Ты так и не сказал, для чего ваша светлость меня сегодня пригласила.
— Я тебя никуда не приглашал. Просто спросил, найдется ли у тебя свободное время.
— Пора бы уже привыкнуть, мой друг, что у меня никогда не бывает несвободного времени, — заметил Ли.
— Что ж, постараюсь. Спасибо, Пирс, — обратился он к лакею, — ты свободен.
Кивнув, Пирс удалился.
— Вчера, — начал Аласдер, когда дверь за лакеем закрылась, — я навестил одного старого друга. Доложу тебе, это был прелюбопытнейший визит! Хотелось бы узнать поподробнее, почему виконт Норт решил вдруг выяснить, что связывает меня с его дальней родственницей, мисс Корбет? Я имею в виду ту девушку, Кейт Корбет, которую мы на днях встретили в парке, если ты еще не забыл… — Он пристально посмотрел на Ли. — Впрочем, думаю, вряд ли: такое не забывается… Видишь ли, Джейсон Норт — мой давний друг. И вдруг он заявляет, будто ты просил его и его любезную супругу взять эту крошку к себе в дом и беречь от опасностей, которые в Лондоне с его разношерстной публикой могут подстерегать ее на каждом шагу!.. Джейсон недоумевал, почему при этом было вдруг упомянуто мое имя. Мне ничего не оставалось, как ответить ему, что я и сам недоумеваю…
Ли явно чувствовал себя не в своей тарелке. Отвернувшись, он стал разглядывать трость Аласдера, стоявшую в углу.
— Уверяю тебя, мой друг, — пробормотал наконец он, — я и понятия не имел, что вы с Джейсоном, оказывается, знакомы… Если бы я знал, то, разумеется… — Он посмотрел на Аласдера. — Что ж, раз уж тебе все стало известно, придется сказать правду: да, я действительно беспокоюсь за эту юную особу.
— Не такая уж она и юная. — Аласдер повернулся к зеркалу якобы для того, чтобы поправить жабо, а на самом деле он наблюдал за реакцией друга. — Как сказал Норт, ей двадцать три года… И что же тебя беспокоит, мой друг?
— За ее честь я не беспокоюсь, Аласдер. Даже если она сама не устоит, я знаю тебя — ты все-таки не такое чудовище, чтобы воспользоваться неопытностью невинной девушки. Но во-первых, я боюсь за ее сердце. Если она к тебе слишком привяжется, то это — здесь ты, я думаю, согласишься со мной — совершенно ни к чему ни ей, ни тебе. Она, может быть, как ты сказал, не так уж и юна, но — это сразу видно — весьма наивна и неопытна, хотя по-своему очень неглупа. Во-вторых, ты, кажется, обмолвился, что она может быть для тебя полезна. Я не знаю, как именно ты собираешься ее использовать, но не кажется ли тебе, что не стоит все-таки каким бы то ни было образом вовлекать ее в твои игры?
— Понятненько… — протянул Аласдер и прищурился. — Признайся, Ли, ты к ней неравнодушен? Если это так, то уступаю ее тебе и одобряю твой выбор: пташечка действительно симпатичная…
— Нет, — поспешил ответить виконт. — Она и впрямь весьма мила, но успокойся: планов на нее я не имею. А вот ты — это разве что слепой не заметит! — смотришь на нее, как тигр на добычу…
— Тигр, жираф… Что это тебя сегодня тянет на какие-то зоологические сравнения? — усмехнулся Аласдер, застегивая фрак.
— Аласдер, — вздохнул Ли, — если тебя интересует ее связь со Скалби, то знай: они вовсе не близки. Я это узнал у Норта — окольными путями, но я умею так спрашивать, что никто не догадается, какова на самом деле моя цель. Да и зачем тебе этот полуоперившийся цыпленок? Если уж тебе так непременно нужно действовать через женщину, то избери тогда кого-нибудь из «красавиц» сестер — они к тому же гораздо ближе к Скалби. Тем более что они явно горят желанием сойтись с тобой поближе — хотя не столько потому, что их интересуешь ты, сколько потому, что это привлечет к ним внимание других мужчин…
— Они не состоят с ними в родстве. — Аласдер поправил кружевную манжету. — А вот Кэтрин Корбет — их родственница, хотя и дальняя. И если, как ты говоришь, «красавицы» сестры горят желанием со мной познакомиться, почему бы и эта пташка не горела?
— Она совсем не похожа на них. Она гораздо чувствительнее, впечатлительнее и к тому же совсем не знает город. Как сказал Норт, она и Скалби — родственники очень дальние, дальние не только по крови, но и по духу. Вряд ли через нее ты сможешь добыть какую-нибудь информацию. Так что мой тебе совет, Аласдер: лучше сразу брось эту затею!
— Вся информация о Скалби, какая мне нужна, у меня уже есть. — Аласдер пригладил рукой свою шевелюру. — У меня достаточно информации, чтобы этих придурков казнили трижды! Разумеется, я не тешу себя мыслью, что это произойдет, — с их деньгами и связями они могут позволить себе не бояться никакого суда, кроме разве что Божьего. Но я добьюсь того, чтобы эти гады навсегда стали изгоями в любом приличном обществе!
— Это уже достаточное наказание.
— Для меня — недостаточное! — Лицо Аласдера приняло такое выражение, словно он проглотил что-то мерзкое. — Я хочу самолично раскрыть свету глаза на их преступления. Я хочу видеть их лица в тот момент, когда я это сделаю! Но как мне это сделать? — Лицо Аласдера снова стало внешне спокойным. — С тех пор как они вернулись в Лондон — или по крайней мере с тех пор как я вернулся, — они укрылись за семью замками. Я не уверен, что смогу выкурить их из дома, если даже подожгу его. А сейчас, можно сказать, сама судьба вдруг преподносит мне отличный шанс. Если я буду поддерживать отношения с их родственницей, то рано или поздно, надеюсь, я все-таки встречусь где-нибудь с ними. Все, что мне, по сути дела, нужно — это встреча с ними на публике. Я не представляю, каким образом это может как-то повредить девушке…
— Ты говорил об этом Норту?
— Разумеется, нет. Но он знает меня и доверяет мне. А ты?
— А что будет после того, как ты это сделаешь? — вместо ответа спросил Ли. — Что будет с девушкой?
— Ничего. Мне от нее ничего не нужно — ни ее чести, ни репутации. Я все-таки не насильник, Ли! И я постараюсь сделать так, чтобы она в меня не влюбилась, — одному Богу известно, что она в таком случае может учудить. Хватит ей сидеть взаперти, пусть заодно посмотрит Лондон, познакомится с интересными людьми…
— А если она в тебя все-таки влюбится? — насторожился друг.
— Успокойся, я уже сказал, что позабочусь, чтобы этого не произошло. Я, может быть, не ангел, но и не безнравственное чудовище — есть для меня все-таки черта, за которую я никогда не перейду. Мне кажется, до сих пор в этом ты мне доверял…
— Она уже к тебе неравнодушна.
— Если всего чуть-чуть, то в этом нет ничего страшного, мой друг. — Аласдер сверкнул белозубой улыбкой. — Я смогу быть для нее увлекательным компаньоном. Опять же, после меня у нее уже будет некий опыт общения с мужчинами — это пригодится ей, когда она наконец встретит свою пару. Может быть, я и впрямь ей немного нравлюсь, но поверхностное чувство может перейти в бурную страсть, только если этому чувству будет чем постоянно питаться, как и огню, чтобы не погаснуть, нужны дрова. Клянусь тебе, мой друг, что не причиню этой крошке никакого зла. Какую тебе еще нужно клятву, чтобы ты перестал призывать ее дальних родственников для защиты? В последний раз спрашиваю — доверяешь ты мне или нет? С минуту Ли молчал.
— Ты мой друг, Аласдер, — проговорил он наконец. — А я стараюсь не дружить с людьми, которым не доверяю. Но скажи мне, что ты будешь делать, если Скалби так и не клюнут на твою приманку?
— Что ж, — Аласдер с улыбкой пожал плечами, — я проиграю только в одном — не смогу увидеть их лица в тот момент, когда правда откроется. Но от плана своего я все равно не отступлюсь. — Весь вид Аласдера говорил, однако, о том, что он не собирается проигрывать даже в самом малом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдит



хочу нормальной любви
Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдиткатя
14.04.2013, 4.47





Пожалуй стоит отметить, что неправильный первый сексуальный опыт сказывается всю жизнью. Как возмездие за содеянное зло звучит тема сифилиса, рассплаты за распущенность на последних страницах, а потому роман оставляет определённо не приподнятое настроение
Сделка с дьяволом - Лэйтон ЭдитItis
7.06.2013, 19.19





Да нормальный роман. Меня бесило только, что во время диалога герои романа постоянно упоминали имя того, к кому обращались. Зачем же так часто? В целом почитать можно, только разочаровал тот самый секрет, я то думала, там что-то страшное с ним случилось, а он, оказывается, а оргии поучаствовал.
Сделка с дьяволом - Лэйтон ЭдитКахатанна
25.03.2015, 19.32





Супер! Читала на одном дыхании
Сделка с дьяволом - Лэйтон ЭдитНаталья
1.12.2015, 15.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100