Читать онлайн Сделка с дьяволом, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Сделка с дьяволом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Аласдер продолжал держать Кейт за плечи. После всех тревог обнимать ее было настоящим блаженством. Аласдеру хотелось держать ее так всю оставшуюся жизнь, если не вечность. Они были одни в комнате, в затрапезной гостинице где-то в глуши. Кейт, казалось, была готова и на большее, но Аласдер просто держал ее в руках, зная, что пока еще не время. Он знал и то, что долго это не может продолжаться. Кейт задала ему вопрос, и он должен на него ответить. Наконец девушка снова заговорила. Слова ее звучали глухо, ибо она произносила их, уткнувшись лицом в грудь Сент-Эрта:
— Вы отвечаете на мой вопрос вопросом? Так не пойдет, Аласдер! Я устала от этих игр. Меня похитили, я перепугалась до смерти, боялась за свою жизнь и за свою честь — не знаю, за что больше. Правда, как оказалось, похитители обошлись со мной хорошо, но могла ли я знать, что так оно и будет? Мне кажется, поначалу они сами не были уверены, что собираются со мной сделать. В первый же день я сбежала, но они догнали меня. Мне кажется, я вела себя храбро, во всяком случае, ни разу не впала в истерику… За эти дни я стала храбрее, Аласдер.
Она подняла голову и посмотрела ему прямо в лицо.
— Вы только что сказали, что все время лгали мне, что на самом деле я была нужна вам, чтобы добраться до Скалби. Вы сказали, что сожалеете об этом. Я напрямую спросила, что же вы думаете на самом деле, и вы снова начинаете играть в словесные игры?!
— Уж лучше словесные игры, — пробормотал он, — чем игры иного рода…
Кейт отстранилась, непонимающе глядя на него.
— Вам пришлось много пережить, Кейт, — проговорил Аласдер. — Я, со своей стороны, не хочу вас вовлекать в большее. Помните наш поцелуй? Не думайте, что я о нем забыл, Кейт, не думайте, что я не хотел большего. Вас тогда охватил безотчетный порыв… он охватил и меня, но, слава Богу, я все-таки сумел вовремя остановиться, иначе это завело бы нас сами понимаете куда… Сейчас, когда вы в моих руках, Кейт, я боюсь, что это может завести нас туда же…
Он отпустил руки, и девушка отошла от него на шаг. Аласдер чувствовал такую боль, словно он потерял ее, а вместе с ней часть себя.
— Чего же вы хотите, Аласдер? — настойчиво повторила она свой вопрос. — Нужна ли я вам? Скалби, полагаю, уже известно о нашей… дружбе. Означает ли это, что теперь ей конец? Вы можете хотя бы один раз сказать мне правду? Не хочу задерживать владельцев гостиницы, они слишком долго пробыли наверху, пора бы им наконец и спуститься. Но еще минуту по крайней мере они могут потерпеть — для них не составит разницы, а для нас это важно. Когда они будут здесь, нам снова придется соблюдать светские условности, но сейчас, когда мы наедине, можем не кривить душой. И… — Кейт опустила глаза, но затем снова подняла их, — вы сказали, что сейчас уже не хотите мести Скалби. Так чего же вы хотите, Аласдер? Я знаю, что искренность нынче не в моде, но я устала от всеобщей лжи. Вы лучше, честнее их всех, хоть вы мне не лгите…
Аласдер молчал, как показалось Кейт, целую вечность. Лишь когда она решила, что он и не ответит, либо в крайнем случае отделается какой-нибудь шуткой, он наконец заговорил.
— Кейт, — Сент-Эрт пристально смотрел на девушку, но в его темных глазах она не могла что-либо прочитать, — моя мать умерла, когда мне было тринадцать, и отец едва не сошел с ума от горя. Я всегда считал его хорошим человеком, но, как мне теперь кажется, всем хорошим отец обязан был ее влиянию. После смерти матери он растерял всех своих друзей, потому что это были скорее ее друзья, чем его. Имение наше было большим, управляющий — честным малым, и поначалу оно приносило доход. У моего отца почти не было своих интересов — он жил интересами жены, она была для него всем.
Теперь Кейт наконец заметила тоску в глазах Аласдера но, кроме грусти, было в них и что-то еще, чего она все равно не понимала.
— Я был их единственным ребенком, — продолжал он. — Я тогда учился в школе, редко виделся с отцом, так что он, можно сказать, вообще был лишен какой-либо компании…
— Надеюсь, вы не казните себя за это? — Кейт увидела во взгляде Аласдера, помимо грусти, чувство вины.
Он передернул плечами:
— Я был их первым и последним ребенком… Словно я раскрыл эту дверь и тут же закрыл ее за собой…
— Что за ерунда! — не выдержала Кейт.
— Разумеется, ерунда, но бывает же так, что человек порой казнится из-за всякой им же выдуманной мелочи… Отец тоже подсознательно винил себя в смерти матери — так мне, во всяком случае, казалось, конечно, я не мог знать всего, что у него на уме. Хотя никакой его вины вроде бы в этом не было… Как бы то ни было, он отправился в Лондон — очевидно, надеясь исцелиться там от своей депрессии. По мне, лучше бы он поехал, как обычно делают в таких случаях, куда-нибудь на воды — в Швейцарию, например. В Лондоне он познакомился со Скалби, и вскоре они обчистили его до нитки и довели до самоубийства — просто так, ради спортивного интереса…
Аласдер был мрачнее тучи. Голос его стал монотонным:
— Они подружились с ним, втерлись в доверие… Отцу хотелось чем-то развеять свою тоску, а Скалби как раз были знамениты своими бездумными развлечениями… Он ходил на все их вечеринки, участвовал во всех финансовых авантюрах, считал их чуть ли не благодетелями… Вскоре, однако, начал приходить в себя и понимать, что делает. Он начал стыдиться, что бездумно прожигает жизнь. Я это знаю, он сам мне это говорил. Как правило, каникулы я проводил у кого-нибудь из друзей — Рождество, как правило, у Ли. Но когда мне было шестнадцать, я написал отцу, что скучаю и хотел бы повидаться… Он ответил: ради Бога, мол, приезжай. Я приехал и был удивлен: Скалби гостили в его доме вместе с огромным количеством народа — тогда, собственно, я их впервые и увидел. Мне эта компания понравилась — веселые, бесшабашные… Но, увидев это, отец лишь еще более укрепился в своем решении порвать со Скалби.
Да, я казню себя и за это, — продолжал Аласдер, заметив скептический огонек в глазах Кейт, — хотя опять же понимаю, что это глупо. Но если бы я тогда не приехал, отец, возможно, не захотел бы избавиться от Скалби, и, может быть, все было бы по-другому…
Сент-Эрт подошел к окну и стал смотреть в него, хотя из-за темноты не мог ничего увидеть, кроме разве что горьких воспоминаний о прошлом.
— Но Скалби, — продолжал он свою историю, — не из тех, кому понравилось бы, когда с ними хотят порвать. Они напомнили отцу о его долгах им — как оказалось, они были ( огромны. Чтобы их выплатить, отцу пришлось бы расстаться едва ли не со всем своим состоянием, и Скалби пригрозили, что, если он не заплатит, они и вовсе пустят его по миру. Он просил хотя бы об отсрочке, но они и слушать не хотели. Отцу пришлось бы расстаться не только с деньгами, но и со своим добрым именем. Такого позора он перенести не мог. В результате однажды вечером пустил себе пулю в лоб.
Кейт невольно вскрикнула.
— Как утверждали свидетели, отец покончил с собой после разговора со Скалби. Наутро они покинули его дом и, как потом оказалось, страну. В записке, которую он оставил, было всего лишь несколько слов: «Прощай — и прости меня, если сможешь».
Кейт хотелось подойти к Аласдеру, обнять его, но она не смела. Он словно забыл о ее присутствии и рассказывал все это самому себе. Она понимала, что сейчас он должен высказаться, не стоит ему мешать.
— Меня в тот вечер дома не было, — продолжал Сент-Эрт. — Вернувшись, я обнаружил себя круглым сиротой, которому отец оставил лишь долги. Имение, правда, осталось мне, но, чтобы оно приносило доход, мне опять же нужны были деньги — начальный капитал. Пришлось, воспользовавшись советом друзей, бросить школу и отплыть за море.
Он обернулся и улыбнулся Кейт кривой улыбкой:
— Да, мое образование, может быть, не блестящее, но впоследствии я пытался, как мог, исправить это упущение. После того как бросил школу, мне пришлось много работать не только руками, но и головой. Слава Богу, мне помогли знакомства — в школе вместе со мной училось несколько мальчиков из самых богатых семей. Кем мне только не приходилось работать — клерком, секретарем, обозревателем в газете, управляющим имением, одно время даже батраком на ферме… Шпионил на друзей, на врагов, а в конце концов, на его величество… Большой частью своего капитала я обязан удачам в карточной игре — впрочем, удача не улыбалась бы мне так часто, если бы я не играл с умом. Несколько раз удалось выгодно вложить деньги, получить очень неплохой доход. Короче, рано или поздно я с лихвой вернул себе все, что тогда потерял, кроме, разумеется, отца и моего доброго имени.
Аласдер помолчал с минуту. Когда он снова заговорил, вид у него был такой, словно он хотел сказать одно, но в последний момент передумал и стал говорить о другом:
— Сегодня я вполне богат, Кейт. Но это не означает, что мне удалось добиться всего, чего я хотел. Есть еще кое-что, чего добиться гораздо сложнее, чем сколотить состояние. Все эти годы я собирал компромат на Скалби. Мой отец был не единственным, кому они разрушили жизнь. Они высасывают из человека все соки и оставляют его мучительно умирать, словно находят в этом какое-то садистское удовольствие. Они не гнушаются ничем — ни шантажом, ни лжесвидетельством… Но делают все это скрытно — больше всего на свете они дорожат своим добрым именем. Но я добьюсь того, что они его потеряют. Мне удалось узнать про них много такого, о чем вы, Кейт, вряд ли захотели бы слушать. Как только весь мир узнает об этом, они будут уничтожены, и мой отец на том свете сможет наконец вздохнуть спокойно. В принципе я мог бы просто передать весь компромат куда следует, но мне хотелось самому предстать перед ними, увидеть, какие у них будут лица, когда я объявлю всю правду. Для этого, Кейт, вы, собственно, и были мне нужны.
— Почему же вы сразу не объяснили мне все?! — горячо воскликнула она. — Я бы сразу же согласилась помочь! Мне и самой не раз приходилось слышать о Скалби ужасные вещи… Не случайно мои родители, когда отправляли меня в Лондон, не советовали с ними встречаться. Но я был и без их совета держалась от них подальше. Слухи об их проделках дошли даже до нашего городка. Знаю, что в высшем свете на многое принято смотреть сквозь пальцы, но у нас в провинции, где люди попроще, такого не прощают. Я вам еще не все рассказывала о них — стыдилась, честно говоря, они мне все-таки родственники…
— Мисс Корбет — сама честность и искренность — держит какие-то секреты? — усмехнулся Аласдер.
— Я все-таки не святая… Да и у кого, в конце концов, нет секретов? Согласитесь, что, если бы мы говорили абсолютно все, это выглядело бы не менее странно, чем мир, где царит сплошная ложь. Иногда, как говорится, ложь бывает святой, во спасение… Да взять хотя бы Сибил. Леди Суонсон велит ей одеваться только в белое — так, дескать, полагается молодой девушке. Я же считаю, что белое ей не идет, она и без того бледна как смерть, здесь бы надо что-нибудь поярче… Но сказать ей это — значит обидеть. Вот почему я не все вам говорила о Скалби… Да и, собственно, зачем бы я стала?
— Действительно, зачем? — Аласдер вдруг решительно взял Кейт за плечи. — Но вы говорили мне, что ваша семья с ними почти не общается и что у вас нет желания их видеть. Этого для меня было достаточно, Кейт, если бы нет, я бы сам вас попросил рассказать что-нибудь еще. Давно охочусь за Скалби и, уверяю, знаю о них больше вашего — действительно знаю, а не домыслил или слышал из сплетен, как вы. Да, я небезгрешен, Кейт, особенно в том, что касается женщин. Нет, насильно я никого не склонял — все, кто шел, делали это добровольно… Но все это была не настоящая любовь, а простое телесное желание, в лучшем случае некая близость умов… Но с женщинами я всегда был честен, за мной не числится ни одной брошенной любовницы, которая могла бы меня в чем-то упрекнуть. Не знаю, как душой — Ли, во всяком случае, говорит, что мой план стал для меня навязчивой идеей, — но телом по крайней мере я здоров.
— Я ни в чем не виню вас, Аласдер, — тихо произнесла «Кейт. — И я вполне готова вас простить за то, что вы не все мне рассказывали. Скалби поступили ужасно, Аласдер, и у вас есть полное право добиваться восстановления справедливости. Готова простить вам и то, что вы использовали меня в своих целях, хотя и, сказать по правде, немного сержусь, что вы не совсем доверяли мне. За мое похищения я вас тоже не виню. Знаю, что за ним стоит этот самый Лолли, я слышала, как Шарки и его отец что-то говорили об этом.
— Кейт, — Аласдер по-прежнему пристально смотрел на девушку, — я рад, что вы не держите на меня зла, но, признаться, не это сейчас меня заботит. Я поведал вам свою жизнь, теперь вы в общих чертах ее знаете. Вы спросили меня, чего же я в данный момент хочу. Отвечу, но прежде я хотел бы задать один вопрос вам.
Глаза Кейт возбужденно горели, грудь взволнованно вздымалась.
— Я слушаю, — проговорила она.
— Вы знаете, о чем я, — произнес он.
Кейт уставилась на Сент-Эрта. У нее почти не было сомнений, что сейчас Аласдер сделает ей предложение, и уж совсем не было сомнений, как она ему ответит… Кейт не хотелось разлучаться с ним больше никогда. Но он продолжал молчать, и ей начало казаться, что она умрет от ожидания.
— Если бы на вашем месте был другой человек, — проговорила наконец Кейт, так и не дождавшись вопроса, — тогда, может быть, я и знала бы. Но вы, Аласдер, совершенно непредсказуемы. К тому же за эти несколько дней мне пришлось столько пережить, что сейчас я с трудом соображаю. Так что скажите все как есть.
— Поверьте, Кейт, мне пришлось пережить не меньше… — начал Аласдер и вдруг осекся. Слова здесь были не нужны — взгляд Кейт говорил гораздо больше.
Аласдер притянул ее к себе, на этот раз уже ничего не стыдясь, он видел, что Кейт шла в его объятия сознательно и охотно, как охотно протянула ему губы. Она отвечала на его поцелуй, и сердце замирало в ее груди. Губы Аласдера скользнули ниже — по щеке Кейт, по шее… Она попыталась было протестовать, но ее протест потонул в новом поцелуе Аласдера. Никогда еще она не испытывала столь восхитительных ощущений. Кейт хотелось большего, хотелось отдать Аласдеру всю себя, слиться с ним в одно существо. Аласдер, расстегнув платье Кейт, приспустил его с одного плеча. У нее перехватило дыхание, когда его рука коснулась ее левой груди. Кейт с удивлением почувствовала, как набухает сосок, отвечая на ласки. Аласдер знал, что никакая сила на свете не помешает ему дотронуться до этого соска губами, и вскоре уже упивался его сладостью. С губ Кейт слетал приглушенный стон.
— Все будет хорошо, — шептал Сент-Эрт, целуя ее шею, — все будет хорошо, родная…
Кейт обняла его обеими руками. Волосы его уже успели высохнуть от дождевой воды и блестели, словно вороново крыло. Запах их, едва уловимый, почему-то напомнил аромат соснового леса, дым костра… Губы Аласдера ласкали ее грудь, и по всему телу Кейт разливалось блаженное тепло. Она знала, что должно сейчас неминуемо произойти. Как порядочная девушка, она должна была испугаться, но Кейт совершенно не чувствовала страха. Она знала, что Аласдер — опытный, умелый мужчина, и он все-таки сумеет остановиться в последний момент, чтобы не совершить непоправимого. Но все существо Кейт противилось тому, чтобы он остановился… Все волнения предыдущих дней были напрочь забыты, сама затрапезная гостиница на окраине, в которой они находились, словно бы исчезла. Во всем мире не было никого, кроме них двоих, и ничего важнее, кроме двух сердец, бьющихся в унисон..
— Кейт!
— Аласдер!
Голоса прозвучали почти одновременно. Первый из них принадлежал лорду Суонсону, второй — Ли.
Девушка отпрянула от Аласдера. Суонсон и Ли стояли на пороге. Взгляды обоих были устремлены на обнаженную грудь Кейт. Мгновенно осознав это, девушка вспыхнула и, повернувшись к ним спиной, привела себя в порядок. Что же до Аласдера, то он, казалось, совершенно не был смущен, словно обоих мужчин и не существовало. Его внимание было обращено на Кейт. Во взгляде читался вопрос, который он так и не успел ей задать… Их взгляды наконец встретились. Теперь Кейт было предельно ясно, в чем состоял невысказанный вопрос Аласдера, как и ее ответ на этот вопрос. Лорду Суонсону и Ли тоже, в сущности, все было предельно ясно. Тем не менее они застыли на месте, вопросительно уставившись на Кейт. Она знала, что ответа в первую очередь потребуют от нее. Ситуация, в которой они с Аласдером оказались, почему-то до боли напоминала то, с чего все началось, — шантаж леди Элеоноры… Аласдер потянулся к Кейт и снова поцеловал ее — на глазах у изумленных зрителей. Это и было ответом, это было тем, чего они оба больше всего хотели.
— Поздравьте меня, джентльмены, — торжественно произнес Сент-Эрт. — Кейт только что согласилась стать моей женой.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдит



хочу нормальной любви
Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдиткатя
14.04.2013, 4.47





Пожалуй стоит отметить, что неправильный первый сексуальный опыт сказывается всю жизнью. Как возмездие за содеянное зло звучит тема сифилиса, рассплаты за распущенность на последних страницах, а потому роман оставляет определённо не приподнятое настроение
Сделка с дьяволом - Лэйтон ЭдитItis
7.06.2013, 19.19





Да нормальный роман. Меня бесило только, что во время диалога герои романа постоянно упоминали имя того, к кому обращались. Зачем же так часто? В целом почитать можно, только разочаровал тот самый секрет, я то думала, там что-то страшное с ним случилось, а он, оказывается, а оргии поучаствовал.
Сделка с дьяволом - Лэйтон ЭдитКахатанна
25.03.2015, 19.32





Супер! Читала на одном дыхании
Сделка с дьяволом - Лэйтон ЭдитНаталья
1.12.2015, 15.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100