Читать онлайн Сделка с дьяволом, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.94 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Сделка с дьяволом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Аласдер посмотрел на Кейт, идущую рядом. Девушка едва доставала ему до плеча, смотреть приходилось сверху вниз, и он чуть было не оступился. Он уже успел забыть, о чем рассказывал, над чем, собственно, она так смеялась. Ему было легко с ней — что бы он ни произнес, она, казалось, готова была встретить это с безумным восторгом.
— В самом деле? Боже мой! Ужасно! — всплескивала руками Кейт. — Как здорово! — возбужденно говорила она. — Как вам удается, сэр Аласдер, обычную прогулку по парку превратить в настоящий праздник?! Вы прекрасный рассказчик — дело даже не в том, что вы рассказываете… впрочем, это тоже важно… ужасные вещи, но в то же время такие смешные… Не подумайте, что я напрашиваюсь вам в друзья, сэр Аласдер, но время, проведенное с вами, запомнится на всю жизнь! Как я рада, что вы предложили мне свою компанию и что я приняла это предложение! Иногда в жизни нужно совершать маленькие безумства — это так восхитительно…
Аласдер улыбнулся в ответ, сам удивляясь тому, как приятна ему милая болтовня этой девочки. Удивляло потому, что в его планы это не входило — меньше всего на свете Аласдер любил всякого рода непредвиденные обстоятельства. Они просто шли через парк, но никогда еще ему не было так хорошо, хотя на своем веку он видел тысячи женщин — от изысканных великосветских дам до потрепанных проституток, готовых продаться за грош… Кейт даже не столько разговаривала сама, сколько восторженно слушала его рассказы или остроумные комментарии по поводу того, что им попадалось на глаза, — и не только смеялась звонким, заразительным смехом, но и заставляла смеяться его — не изображать смех, а действительно смеяться от души. Ни от одного проходящего мимо не могло укрыться, как им весело. Девушка была восторженной, бесхитростной, может быть, еще не очень хорошо знающей жизнь, но уж никак не глупой и наивной. Да и с чувством юмора у нее было все в порядке: Кейт умела находить веселые стороны в жизни и в то же время остро чувствовала суету того, что в насквозь неискреннем и прагматичном высшем свете считалось важным и ценным. Наделенная острым чувством справедливости, она горячо возмущалась тем, что сам повидавший жизнь Аласдер находил лишь забавным. Сент-Эрт мысленно поздравил себя — пока все складывается как нельзя более удачно. Совесть Аласдера была чиста: даже если его план провалится, Кейт ничего не грозит, напротив, она только выиграет — теперь ее заметили в обществе, ее популярность растет едва ли не с каждым часом, она, если можно так выразиться, входит в моду. Теперь поклонников у нее будет хоть отбавляй, глядишь, чем черт не шутит, и найдет себе какого-нибудь подходящего жениха… Единственным «проколом» Аласдера было то, что, как он ни старался, ему не удавалось скрыть своего слишком пристального интереса к девушке, и все проходившие мимо это замечали. Это, пожалуй, было перебором. Спасало лишь то, что они были не одни — с ними были Ли и Сибил, составлявшие вторую пару, и служанка. Если раньше мало кто подозревал о самом существовании Сибил, то теперь все могли видеть, что из семерых сестер младшая — самая красивая. Разумеется, тот факт, что Сибил видели с виконтом Ли, тоже обрастет сплетнями, но чем больше внимания к Аласдеру и к его друзьям, тем лучше. Аласдер с удовольствием провел бы с Кейт и вечер, но это было бы уже чересчур — достаточно и утренней встречи. Слишком увлекаться этой игрой тоже не надо — это могло бы повредить репутации девушки.
— Боюсь, Кейт, — произнес он, — вам пора домой, а то ваш дядя, вероятно, уже разыскивает вас с фонарем!
— Домой? Уже? — Кейт наморщила носик.
— В вашей компании, Кейт, время летит быстро. Но мы вполне можем встретиться завтра вечером — где-нибудь на публике. Пусть все эти сплетники узнают, что мы делаем вечерами! Пусть рассказывают о нас что хотят — я надеюсь, вы ничего не боитесь?
Покраснев, Кейт смущенно опустила ресницы — шутка Аласдера немного выходила за рамки приличия.
— Нет, не боюсь, — проговорила она. — Вот только что они будут говорить, когда мы расстанемся? Нет, я не боюсь и этого — просто интересно…
— Что ж, все будут говорить, какая вы смелая, искренняя девушка, что не побоялись презреть светские условности.
Кейт рассмеялась — говорить будут, разумеется, совсем не это…
— А меня, — усмехнулся он, — будут жалеть — все будут думать, что вы меня бросили. Но не волнуйтесь, Кейт: ни вы, ни я ничего не потеряем — только выиграем… Что ж, пора прощаться. Спасибо за чудесную прогулку, Кейт.
— Не за что, — смеясь проговорила она.
Приближалась ночь — любимое время Аласдера. Раньше он никогда не раздумывал, чем бы заняться в это время, но теперь, к собственному удивлению, Аласдер мерил шагами свой кабинет. Ему хотелось чем-то заняться, но чем? Аласдер перебирал в уме одно занятие за другим — и все, как ему казалось, было не то. Казалось бы, причин для беспокойства не было — все прошло как надо, теперь он со спокойной совестью может расслабиться… Аласдер устало опустился в кресло, уставившись невидящим взглядом в не зажженный камин, силясь понять, что же все-таки его так гнетет. Все складывается как нельзя успешно, его победа уже совсем близка… Прогуляться, что ли, развеять тоску, а то так, чего доброго, совсем закиснешь! Лучше всего, конечно, было бы снова встретиться с Кейт, но уже поздно, ни один джентльмен не заявился бы в порядочный дом в столь поздний час. Но Бог свидетель, как хочется видеть ее, говорить с ней, дотронуться до ее руки, видеть, как загораются от восторга ее янтарные глаза, улыбаются сочные алые губки… Откинувшись на спинку кресла, Аласдер запрокинул голову. Кейт здесь ни при чем — ему просто хочется женщину. Просто все это время он думал о Кейт, вот и… Конечно, нельзя сказать, что она ему не нравится — напротив, даже очень… Но объяснение сему факту, в сущности, простое: здесь сработали контраст и новизна — ведь Аласдер привык к дамочкам совсем другого типа. Он уже достаточно давно не имел дела с женщинами — фактически с тех пор, как вернулся в Лондон. Его дело, близкое к завершению, захватило его целиком, заставив на время забыть о потребностях плоти. Но теперь они неумолимо напомнили о себе. Аласдер вдруг решительно поднялся с кресла. Немного аналитического мышления — и все оказалось на редкость легким: проста проблема — просто и решение. А уж найти то, что ему сейчас нужно, в Лондоне — и вовсе пара пустяков. Аласдер решительно направился к двери, но вдруг остановился. Отношения с женщинами никогда не составляли для него проблему — легкий, ни к чему не обязывающий флирт, одноразовые приключения с какой-нибудь уступчивой вдовой или искусной в своем ремесле проституткой… Но Аласдер вдруг почувствовал, что ни то ни другое сейчас невозможно. Можно, конечно, разыскать какую-нибудь прежнюю подружку — но этот визит вряд ли останется незамеченным, не говоря уже о том, что та, может быть, за это время вышла замуж, поменяла адрес, или, возможно, ее уже нет на свете… Вернувшись в Лондон, он даже не наводил справок, как поживают его прежние пассии. А других знакомых женщин у него не было. Не собирается же он, в самом деле, разыскивать старых приятельниц по всему Лондону ночью, стучаться в чужие двери… А для того, чтобы завести какую-нибудь новую подружку, сейчас момент явно неподходящий. Можно, в конце концов, пойти в бордель — не лучший вариант, но есть ведь профессионалки своего дела, так хорошо умеющие изображать дикую страсть, что на какое-то время действительно им поверишь… Однако что-то по-прежнему заставляло Аласдера в нерешительности. Посещение борделя бывает небезопасным — можно подхватить какую-нибудь болезнь. Но в сомнительные бордели Аласдер никогда бы не пошел — как никогда бы не стал иметь дела с женщиной, встреченной на улице. Стоит ли подвергать себя опасности сгнить заживо от сифилиса во цвете лет ради пары часов сомнительного удовольствия? Вот их сколько на улице — этих несчастных, с провалившимися носами, изуродованными болезнью конечностями, просящих милостыню… Впрочем, Аласдеру приходилось встречать подобное и среди высшего света — дамы, искусно запудривающие «узоры», выведенные болезнью на лице, джентльмены, чей разрушающийся мозг заставляет их забывать простейшие вещи вплоть до собственных имен… Что до Аласдера, то он собирается сохранить и здоровое тело, и ясный ум до старости. Если он пойдет в какой-нибудь бордель высшего разряда, поход наверняка не останется незамеченным. Можно не дорожить своей репутацией, закрывать глаза на то, что весь свет шушукается за твоей спиной, но не в том случае, когда твое имя уже прочно начинают связывать с именем порядочной незамужней женщины. Так что же остается делать? Провести весь вечер у камина, с книгой в руках? Напиться до бесчувствия и завалиться спать? Пойти в клуб? Но что делать там? Играть в карты? Слушать сплетни, разговоры о политике? Что-то у него сегодня нет настроения для этого… Аласдер чувствовал себя словно в ловушке. Слишком поздно, чтобы идти к кому-нибудь в гости, слишком поздно, чтобы пойти просто бродить по улицам, — разгуливать по Лондону пешком иной раз опасно и днем, что уж говорить о ночи! — слишком поздно, чтобы менять свою беспорядочную, бестолковую холостяцкую жизнь… Но можно заняться делом… Аласдер вдруг воспрянул духом. Как он мог забыть, что у него есть дело всей его жизни? Чтобы убедиться, что его план действительно начал работать, следует разузнать, если, конечно, это удастся, что обо всем этом думают Скалби. Надев плащ и шляпу, Аласдер решительно покинул дом. Сердце его билось ровно, спокойно. Знаменитая таверна «Старый кот» — на окраине города, у реки, — была, пожалуй, самой старой в Лондоне. Умудрившись каким-то образом избежать великого лондонского пожара в «апокалиптическом» 1666 году и просуществовав все последующие века, покосившееся и почерневшее от времени неприметное деревянное здание тем не менее было, пожалуй, не менее знаменитой «визитной карточкой» города, чем, скажем, Вестминстерское аббатство или Тауэр. Путешественники стремились непременно посетить это заведение — быть в Лондоне и не побывать в «Старом коте»? Таверна была излюбленным местом встреч лондонского рабочего люда, но и знатные господа порой не гнушались ею. «Кот» был одним из немногих мест, где бедняки могли почувствовать себя равноправными со знатью, а господа, если им было надо, пообщаться с людьми из низов, не боясь уронить собственное достоинство. Поэтому достопочтенный Фредерик Лоуч, которому по роду занятий приходилось иметь дело с самыми разными людьми, был одним из завсегдатаев таверны. За время пути к «Старому коту» мрачное настроение Аласдера успело развеяться, и в тот момент, когда он стучался в дверь таверны, к нему вернулось обычное расположение духа. В таверне стоял крепкий запах эля и сигарного дыма, но этот запах нельзя было назвать неприятным. Несмотря на полумрак, Аласдер довольно быстро разыскал среди сидевших за столиками лицо старого знакомого.
— Добрый вечер, Аласдер! — Фредерик кивнул на стул рядом с собой, приглашая садиться. — Не думал увидеть тебя так скоро после нашей прошлой встречи!
— Я просто шлялся по городу, — соврал тот, садясь, — дай, думаю, зайду… Как твои дела, Фред?
Достопочтенный Фредерик Лоуч — тонкий как спичка человек с едва заметной улыбкой и тихим голосом — происходил из благородной семьи, но с юности связался с людьми, мягко говоря, не очень благородными, что стало одной из главных причин того, что вскоре он лишился значительной части тех денег, что оставил ему отец. Тем не менее в особо порочащих его делах Фредерик замечен не был, репутацию имел неплохую и был принимаем в лучших домах. Лоуч всегда был в курсе всего и с выгодой пользовался этим, продавая информацию любителям всякого рода сплетен и журналистам из бульварных газетенок — гоните только денежки, господа…
Порывшись в кармане, Аласдер извлек несколько монет и бросил их на стол.
— В прошлый раз, — произнес он, — я, кажется, запамятовал тебе заплатить. Так вот, не думай, старик, что Аласдер Сент-Эрт не отдает долги!
Рука Фредерика мгновенно «слизнула» деньги, словно язык хамелеона — муху, не успели слова Аласдера растаять в воздухе.
— Спасибо, мой друг! — произнес Лоуч. — Я никогда не сомневался, что ты — человек слова.
Аласдер откинулся на спинку стула. Глаза его были прищурены, чтобы Лоуч не заметил в них слишком заинтересованного блеска.
— Мне известно, мой друг, что ты встречаешься с мисс Корбет, племянницей Суонсона. — Фредерик говорил так тихо, что Аласдеру приходилось прислушиваться, хотя сидел он совсем рядом. — Об этом уже весь город судачит! Что ж, прелестно, воистину прелестно, мой друг! Сестры-страхолюдины, как я понимаю, в восторге от того, что благодаря тебе потенциальные женихи вдруг повалили к ним валом. А уж какая отрада младшей, Сибил, — еще пару дней назад ее никто не знал, а сегодня — одна из самых популярных девушек Лондона! Кстати, слыхал стишки, что сложил некий доморощенный рифмоплет?
Раз пошел я погулять, Свежим воздухом дышать. Захожу в один я двор — Там я вижу семь сестер. Все одна страшней другой, За исключением одной. Кто такая эта Сибил? Правда ли, что всех красивей? Если нету в этом фальши, Не дивлюсь я, что подальше Спрятали от грешных нас Ее и держат про запас.
Стишок, конечно же, не бог весть, но, по-моему, забавный!
— Может, и забавный, — Аласдер повысил голос, — но нет ли у тебя, приятель, чего-нибудь посерьезнее?
Взгляд Фредерика стал острым как бритва. Разумеется, он знал с самого начала, что в первую очередь желает знать гость.
— Ты хочешь спросить об этих? — проговорил он. — Будь уверен, они знают — узнали, фактически почти сразу же. Они готовы заплатить любые деньги за информацию о тебе. Но ты, разумеется, желаешь знать, как они среагировали на новость. Что я могу тебе сказать, мой друг? По выражению их лиц было невозможно что-нибудь понять. Не сердись, Аласдер, я сделал все, что мог. Не могу же я, в конце концов, притаиться у них под кроватью!
— Они по-прежнему никуда не выходят, ни с кем не видятся?
— Сами они из дома не выходят. Но кое-кто к ним заходит. Я знаю этих людей, но нельзя сказать, что все они мои близкие друзья. К тому же не уверен, что, расспрашивая их, я добился бы толка — эти типы зарабатывают себе на хлеб тем же ремеслом, что и твой покорный слуга, и, возможно, Скалби платят им и за то, чтобы они помалкивали. Одно могу гарантировать — несмотря на то что Скалби последнее время живут затворниками, они в курсе всех событий, что происходят в свете.
Сделав паузу, Фредерик отхлебнул эль. Аласдеру не терпелось «выудить» из Лоуча всю информацию, которой тот обладал, но он знал, что торопить Фредерика бесполезно.
— Кое-кто из этих осведомителей, — продолжил наконец тот, — работает, в свою очередь, на других осведомителей, рангом повыше. Видишь, например, того прыщавого типа вот за тем столиком? Ты можешь смотреть на него в упор и все равно не заметишь — одному Богу известно, где этот шельмец научился так хорошо маскироваться. Так вот, к твоему сведению, он работает на одного твоего старого приятеля.
— Да я уже заметил его. Маскируется и впрямь неплохо, но все же не настолько, чтобы я не смог припомнить, что где-то я его уже видел…
Фредерик молчал, глядя в свою кружку.
— И это все, приятель, чем ты можешь мне помочь? — прищурился Аласдер. В голосе его звучала угроза. — За что я тебе должен платить, скажи на милость? Не за твой же дурацкий стишок!
— Разумеется, не все. Так вот этот прыщавый невидимка работает на некоего Лолли Лу. А Лу — некоронованный король лондонского преступного мира — всегда работал только на себя. Не советую тебе, Аласдер встречаться с Лолли на узенькой дорожке — этот приятель не остановится ни перед чем.
— Я знаю Лолли, — кивнул Аласдер. — Этот тип действительно отца родного убить за грех не сочтет, если только сможет поиметь с этого хотя бы грош. Ему что родину продать, что жену…
— Я вижу, — поцокал языком Лоуч, — ты осведомлен, пожалуй, не хуже нас, грешных! Конечно, тебе наверняка приходилось встречаться с этим типом за время твоих похождений — скорее всего во время последней войны…
Фредерик вдруг осекся и побледнел — глаза Аласдера горели адским огнем. Наклонившись к Фредерику так, чтобы никто, кроме него, не слышал его слов, Аласдер прошептал:
— Заруби себе на носу, приятель, — о том, чем я занимался во время войны, ни слова!!! Ты понял? Дело касается не только меня и тебя, Фредерик, — добавил он через минуту, немного остыв. — Сплетни о моих любовных похождениях — одно, но совсем другое — домыслы по поводу моей верности родине. Одно неосторожное слово — и… Еще раз спрашиваю: ты все понял?
— Вполне. — Лоуч схватился за горло, словно Аласдер его душил. — Будь спокоен, приятель: я буду нем как рыба!
— Ну вот и славно — я всегда знал, что ты понятливый малый. — Аласдер поднялся из-за стола. — Если узнаешь что-нибудь новое — ты знаешь, где меня найти. А я знаю, где найти тебя, — где-нибудь между небом и землей. Добрый вечер, Фредерик.
Выйдя из таверны, Аласдер с облегчением расправил плечи. Зайдя за угол, он притаился в тени и начал ждать. Прошла, как показалось, вечность, прежде чем худощавый человечек появился наконец на пороге. Оглядевшись вокруг и никого не заметив, Лоуч быстро зашагал по улице. Выждав, когда Фредерик отдалится от него на достаточное расстояние, Аласдер осторожно последовал за знакомым, хотя не был уверен, что за ним, в свою очередь, никто не следит. След Фредерика Аласдер потерял в ночном тумане, но он и без этого знал, куда следует держать путь. Пройдя по темной набережной, спустившись несколько шагов по полустершимся от старости ступенькам, Аласдер открыл тяжелую дубовую дверь. Вывески над ней не было — те, кому надо, и так знали, что скрывается за этой дверью. По тому, как напряженно замерли при его появлении все присутствующие, Аласдер понял — он не ошибся. В ноздри шибанул резкий запах немытых тел — многие посетители этой маленькой грязной пивной не выходили отсюда неделями, ночуя прямо на полу. Две-три коптящих плошки едва давали света, но, зажги хозяева огонь посильнее, пивная, чего доброго, сразу взлетела бы на воздух — настолько он здесь был пропитан парами спиртного. По первому взгляду на жалкое «убранство» сего «богоспасаемого заведения» сразу же становилось ясно, птицы какого полета собирались здесь. Никто не захотел бы повстречаться с кем-нибудь из завсегдатаев пивной, как сказал Фредерик, «на узенькой дорожке». Опухшие, испитые лица мужчин и женщин, давно утративших малейшие следы женственности, красноречиво говорили о том, что этим людям нечего терять, кроме собственной жизни. Если бы некий досужий «коллекционер жизни» вознамерился вдруг провести классификацию этих субъектов, он бы, пожалуй, разделил их на три категории: люди, питающиеся чужими объедками как в прямом, так и в переносном смысле; люди, беззастенчиво ворующие все, что плохо лежит, и люди, торгующие собой, чтобы купить то, что иной побрезговал бы и своровать. Были здесь и те, кто рылся в помойках в надежде отыскать что-нибудь, что можно продать. Были проститутки. Эти две категории хотя бы зарабатывали себе на жизнь, остальные же были просто ворами и грабителями всех мастей. Впрочем, встречались экземпляры, одетые вполне прилично, — это были те, кто обладал некоторым искусством гипноза. Заговаривая вам зубы, они заставляли «добровольно» расстаться с некоторой суммой. Их «коллегам» попроще не нужно было столь рьяно заботиться о приличии своего костюма, ибо немаловажную часть их искусства составляло умение оставаться незамеченным — без этого умения трудновато, подкравшись к джентльмену сзади, ловким движением «выудить» из кармана кошелек или, дождавшись, когда хозяин дома заснет, влезть через дымоход и, обчистив дом, покинуть его тем же путем.
Взгляды всех, кто еще не окончательно «отрубился», тотчас же устремились на высокого джентльмена, возникшего в дверях. Гость был явно не беден и кого-то искал — такой господин не появился бы в подобном месте просто так, если только не предположить, что он не в своем уме. Что ж, в таком случае этот красавчик не успеет и глазом моргнуть, как останется без кошелька, если таковой при нем, без своего роскошного фрака и без штанов. Кое-кто поспешил на всякий случай ретироваться в дальний угол, опасаясь драки. Лолли Лу, напротив, увидев джентльмена, широко заулыбался. Аласдер заметил Лолли сразу же, как только возник в дверях. Приземистый и толстый настолько, что казался квадратным, с огромной, как пивной котел, лысой головой, Лолли восседал за одним из столиков поближе к заднему выходу. Коренастая фигура короля воров была облачена в кургузый фрак, «пытающийся» изображать собой костюм приличного джентльмена, но слишком грязный и старомодный для этого. Худощавый человечек, по чьему следу шел Аласдер, как и ожидал он, был рядом с Лолли, но при виде Аласдера поспешил укрыться в темноте. Сидевшие поблизости от короля последовали примеру Фредерика, но мрачный верзила, стоявший за спиной Лолли со скрещенными на груди могучими руками, и не шевельнулся. Вид великана говорил о том, что он, не задумываясь, готов был размозжить голову любому.
— Смотрите, кто пожаловал! — Физиономия Лолли снова расплылась в улыбке. — Ну что ж, заходите, сэр Аласдер, коли вы пришли с миром. Если нет — боюсь, вашу светлость придется выносить отсюда вперед ногами. — Он покосился на верзилу. — Верно я говорю, Хатч?
— Умерь свою прыть, Лолли! — Аласдер спокойно направился к столу. Гигант тут же занял место за его спиной, но Аласдера, казалось, сие нисколько не смущало. — Не родился еще тот человек, что меня убьет! К тому же я пришел с миром и хотел бы, — он кинул взгляд на стоявшего за его спиной громилу, — поговорить с тобой, Лолли, с глазу на глаз.
— А я хотел бы, — прищурил тот поросячьи глазки, — мешок червонцев! Люблю золото — оно так приятно звенит… Вот что я тебе скажу, Аласдер: у тебя, может быть, и есть твоя власть, деньги, но в данный момент все это тебе не поможет. Здесь мои друзья, так что совет: веди себя поскромнее, тогда, может быть, и поладим… А теперь к делу — так что у тебя?
— Твои люди шпионят за мной, Лолли! — Схватив толстяка за грязное жабо, Аласдер мощным рывком заставил его подняться из-за стола. — Я это точно знаю, Лолли. Не знаю лишь почему, но ты мне это скажешь, будь я проклят!
Лолли молчал. На первый взгляд его, казалось, мало волновало то, что Аласдер держит его за грудки, но от пристального взгляда Аласдера не укрылся едва приметный сигнал, которым толстяк обменялся со своим телохранителем. Рванув Лолли на себя, Аласдер успел в последний момент отскочить, и «король» врезался в живот своего телохранителя. Гигант был на целую голову выше Аласдера и, казалось, заполнял собой едва ли не все небольшое помещение. Шея громилы была толщиной с добрый дуб, бычьи' глаза смотрели скорее с тупым презрением, чем с яростью. Будь на месте Аласдера кто-нибудь другой, он наверняка бы решил, что будет убит, и, будучи вышвырнут за дверь, был бы несказанно рад, что отделался только этим. Алас-дер же лишь отступил назад на один шаг, готовясь отразить атаку надвигавшегося на него гиганта.
— Хатч научит тебя хорошим манерам, приятель! — рассмеялся уже успевший прийти в себя Лолли. — Не бойся, Аласдер, он тебя не убьет, но, помяни мое слово, отделает так, что мама родная не узнает!
Гигант, ухмыляясь, продолжал наступать. Вокруг собралась целая толпа любопытных зрителей. Когда великан приблизился, Аласдер, резко выбросив руку, нанес ему удар в челюсть. Верзила никак не отреагировал — лишь глаза его пару раз моргнули. Рука же Аласдера заболела так, словно удар был нанесен по железным воротам. Тогда он ударил своего противника другой рукой, на этот раз в живот. Иной бы от такого удара отлетел к противоположной стенке, но для Хатча он был все равно что комариный укус для бегемота. Зрители уже заключали пари, но не о том, кто победит, — в этом ни у кого из завсегдатаев пивной не было ни малейшего сомнения, а о том, останется ли Аласдер в живых. Хатч ударил Аласдера в висок, и у того зазвенело в ушах. Аласдер уже успел подметить, что у противника есть один недостаток, типичный для таких верзил, — силы Хатчу, может быть, и не занимать, но слишком крупные габариты ограничивали подвижность и мешали слаженности движений. Это, собственно, и следовало знать Аласдеру. Он стоял, ожидая новых ударов. Во взглядах публики красноречиво читалось, что они думают об идиоте, который не только не в силах нанести новый удар, но даже слишком глуп, чтобы убежать. От взглядов публики не укрылось и то, что плечи джентльмена, может быть, и могучи, но сшитый по последней моде фрак узковат и стесняет движения владельца. Словно прочитав их мысли, Аласдер расстегнул фрак и жилет, но шею по-прежнему стягивал туго повязанный платок. Хатч же был облачен в старую, мягкую от долгой носки, мешковатую одежду, не стесняющую движений. Верзила замахнулся было для нового удара, но вдруг почувствовал, как пальцы Аласдера сцепились на его запястье. Не ожидая подобного, Хатч замешкался — всего на мгновение, но и этого хватило, чтобы взять над ним верх. Зайдя за спину гиганта, Аласдер заломил его руку чуть ли не до самого затылка, подставив одновременно подножку. Гигант рухнул на пол, словно подрубленный под корень могучий дуб. Поднявшись, рассвирепевший Хатч снова двинулся на Аласдера, но получил новый удар — на этот раз в нос. Удар был таким внезапным, что публика даже не успела заметить, был он нанесен рукой или ногой. Еще один удар — и «непобедимый» верзила застонал… Вне себя от ярости, Хатч бросился на Аласдера, но тот ловко увернулся, и гигант по инерции врезался головой в стену. Новая атака верзилы… Каким образом Аласдеру удалось поднять единым махом тяжелейший дубовый стол, да еще швырнуть его изо всех сил, для публики осталось загадкой, но стол полетел в Хатча, и гигант рухнул на пол. Из его носа текла кровь.
— Хватит! — остановил поединок Лолли. — Ты победил, Аласдер!
Хатч сел на полу, держась за разбитый нос, явно недовольный приказом прекратить борьбу, но не смея ослушаться хозяина.
— Надеюсь, Лолли, — усмехнулся Аласдер, — теперь ты наконец удостоишь меня аудиенции? Можно здесь, можно на улице — мне, собственно, без разницы…
— Считаю своим долгом предупредить, — проворчал тот, — у меня есть еще друзья, кроме тех, кого ты видишь здесь.
— А у меня, — Аласдер был невозмутим, — как ты сам, Лолли, уже успел упомянуть, есть власть и деньги. Драка один на один — это честно. А вот убийство — это уже преступление. Вокруг тебя много свидетелей…
— Не бойся, Аласдер, у Лолли Лу тоже есть кое-какие понятия о чести! Так что выкладывай, что там у тебя, — можно прямо здесь. Эй вы, — прикрикнул он на толпившихся вокруг зевак, — чего уставились? Цирк закончен!
Те покорно разбрелись по своим столикам и демонстративно занялись разговорами, давая Лолли понять, что они не слушают и не смотрят.
— Нет, — невозмутимо процедил Аласдер, — так все равно не пойдет. Я сказал «наедине», да ты, видно, не понял…
Лолли был слегка удивлен подобной дерзостью, но виду не подал.
— Хорошо, — кивнул он, — здесь есть одна темная аллейка…
— Я похож на сумасшедшего, чтобы идти с тобой в темную аллейку? — усмехнулся Аласдер. — Но на улицу все-таки выйдем.
Полуслепой фонарь над входом в пивную позволял Аласдеру видеть выражение лица Лолли.
— Ну, что там у тебя? — с деланным безразличием спросил тот.
Аласдер молчал.
— Ты сам знаешь, приятель, почему я шпионю за тобой, — неохотно проговорил Лолли. — Эта парочка мне хорошо платит — деньжат у них столько, что они могли бы купить самого короля. Почему бы мне не работать на них?
— Только ради денег? — прищурился Аласдер. — А других причин на это у тебя нет?
— Разве этой причины недостаточно? Я малый не гордый, мне все равно, чем заниматься, лишь бы платили…
— Рассказывай это другим, Лолли! — ухмыльнулся Аласдер. — Будь уверен, приятель, — я знаю тебя вдоль и поперек… Ты не забыл еще, часом, как «отдыхал» тогда в тюрьме? А ведь это я тебя туда «устроил», старик, по нашему старому знакомству. Мог бы, между прочим, и сказать мне «спасибо» — тебя не повесили лишь благодаря тому, что у меня не хватило доказательств…
Лолли хотел было что-то ответить, но Аласдер не дал ему раскрыть рот:
— Я знаю, судьи тогда поверили тебе, что тот француз был всего лишь контрабандистом, снабжавшим тебя вином, но я в это никогда не верил. Я знал, что ты сам его, в свою очередь, кое-чем снабжаешь, но прямых улик у меня было маловато. Измена родине, братишка, это тебе не шутки — твоя жизнь, идиот, тогда висела на волоске. Дружкам твоим я тоже не стал рассказывать о твоих проделках, иначе бы они разделались с тобой гораздо менее гуманным способом, чем власти. Да, они бандиты, но это не значит, что для них нет ничего святого, — измену Англии не простили бы и они. Многие из них потеряли на этой войне руки, ноги, сыновей, друзей… Не думай, что я пощадил тебя тогда из благородства, — просто не хотелось марать руки о такую заразу. Но если ты думаешь, Лолли, что я все еще не забыл эту старую историю, спешу успокоить — для меня это давно дело прошлое…
— Ей-богу, Аласдер, то, что я шпионю за тобой, никак не связано с этой историей! Я на тебя не в обиде, старик, — у тебя, как и у меня, была своя работа, свои хозяева… Кто старое помянет…
— Что ж, — усмехнулся Аласдер, — на этот раз поверим. Но я хотел бы заключить с тобой одну маленькую сделку: ты, Лолли, шпионь за мной, но знай меру — тогда и я не вспомню про ту историю. А то ведь могу и вспомнить, а твои дружки, Лолли, как я уже сказал, — это тебе не цивилизованные служители закона… Надеюсь, мои условия тебя не затруднят?
Не дожидаясь ответа, Аласдер поправил кружевную манжету, шутливо галантно раскланялся с Лолли и растворился в ночи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдит



хочу нормальной любви
Сделка с дьяволом - Лэйтон Эдиткатя
14.04.2013, 4.47





Пожалуй стоит отметить, что неправильный первый сексуальный опыт сказывается всю жизнью. Как возмездие за содеянное зло звучит тема сифилиса, рассплаты за распущенность на последних страницах, а потому роман оставляет определённо не приподнятое настроение
Сделка с дьяволом - Лэйтон ЭдитItis
7.06.2013, 19.19





Да нормальный роман. Меня бесило только, что во время диалога герои романа постоянно упоминали имя того, к кому обращались. Зачем же так часто? В целом почитать можно, только разочаровал тот самый секрет, я то думала, там что-то страшное с ним случилось, а он, оказывается, а оргии поучаствовал.
Сделка с дьяволом - Лэйтон ЭдитКахатанна
25.03.2015, 19.32





Супер! Читала на одном дыхании
Сделка с дьяволом - Лэйтон ЭдитНаталья
1.12.2015, 15.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100