Читать онлайн Гордое сердце, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордое сердце - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордое сердце - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордое сердце - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Гордое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Гость Александры только пришел в себя, а она уже пожалела об этом. Было очевидно, что раненый испытывает невыносимую боль, и тем не менее его первые слова звучали как галантная попытка пофлиртовать. Цвет лица по-прежнему оставался серым, губы сжаты, и вокруг них виднелось белое пятно.
— Меня зовут Драмм, — с трудом выговорил он. — А вас, дорогая хозяйка?..
— Александра Гаскойн, — быстро ответила девушка. — Скажите, где у вас болит?
— Везде, — сказал раненый, потом нахмурился. — Гаскойн? Знакомое имя.
— Не думаю. Мы нашли вас у дороги и принесли сюда.
— Все-таки мы, кажется, знакомы. — Он поморщился, — я совершенно ничего не помню. Значит, мисс Гаскойн, я жив и нахожусь?..
— В моей постели, — торопливо ответила она, с удивлением заметив на его лице вымученную улыбку. — О вас надо было срочно позаботиться, а наш дом оказался ближайшим от места происшествия. Доктор сомневался, что вы придете в себя. Уверена, что сейчас вы жалеете об этом, поскольку мучаетесь от жестокой боли, — с сочувствием добавила она. — Он оставил мне болеутоляющее лекарство. Я сейчас принесу стакан воды, и вы попробуете его принять. А потом пошлю кого-нибудь из мальчиков за доктором. Он говорил, что должен выяснить характер ваших, повреждений. Пока обнаружены только синяки и царапины, ну и, конечно, неприятность с ногой.
— С ногой? — озадаченно переспросил раненый, наморщил лоб и едва удержал стон, когда попытался пошевелиться. — Конечно. Она меня не слушается. Сломана, верно?
— В двух местах. На нее наложили шину, — пояснила Александра, увидев его смятение. Потом, поколебавшись, спросила: — Вы можете пошевелить другой ногой?
Яркие глаза мужчины широко распахнулись. Он попробовал сесть. Александра быстро положила руки ему на плечи, но ей не пришлось сдерживать больного. Он вовсе не метался в бреду.
— Вторая нога работает. — Голубоглазый незнакомец опустился на подушку. — Кажется, все остальное действует, хотя лучше бы я не проверял. Голова болит больше всего, как будто разбита. — Увидев тревогу на лице девушки, он принялся беспокойно ощупывать щеки. — Что у меня с лицом?
— Все в порядке, — быстро ответила Александра, убирая руки. — Я просто беспокоюсь о вашей бедной голове. Где больно?
Мужчина улыбнулся и откинулся назад. Судя по выражению его лица, он снова собирался сказать, что везде. Но потерял сознание. Александра, взволнованно дыша, нащупала его пульс, убедилась, что пострадавший жив, и позвала Винсента. Их домик был так мал, что через несколько секунд брат уже стоял рядом, держа в руке хлеб, остальные мальчишки тотчас примчались за ним следом.
— Раненый очнулся! — возбужденно сообщила она. — Седлай Грома и езжай за доктором.
— Он похож на мертвого, — заявил Роб, разглядывая гостя.
— Сейчас снова потерял сознание, но до этого очнулся! Сказал, что его зовут Драмм.
— Что это за имя? — спросил Роб.
— Да никакое это не имя, — сказал Кит. — Наверное, он имел в виду, что в голове сплошной тарарам, или еще что-нибудь. Больной бредит, точно как предполагал доктор.
— Мечется? Хотите, я буду его держать? — восторженно предложил Роб.
— Нет, — ответила Александра. — Вы же видите, раненый не двигается. Просто человеку было очень больно, но он снова может очнуться в любой момент. Так что иди! — поторопила она Винсента.
— Нет, я останусь. Какой смысл? Я больше всех и смогу справиться с этим мужчиной, если придется. Кит тоже должен остаться. А Роб самый легкий и на Громе доскачет быстрее. Еще не темно. Роб, мчись изо всех сил и нигде не задерживайся.
Тот кивнул и выскочил из комнаты.
Гость по имени Драмм был еще без сознания, когда мальчик вернулся один и, поглядывая на лежащего в постели, доложил:
— Доктор сказал, что, пока больной не пришел в себя, ничего нельзя сделать. — Роб с несчастным видом продолжал: — Он говорит, что это хороший знак, раз раненый очнулся и попытался назвать свое имя. Но поскольку он снова заснул, то может проспать всю ночь или постоянно то приходить в сознание, то терять его. Пока сделать ничего нельзя, а доктор приедет утром, когда отдохнет. Сказал, что у него был тяжелый день. А этому человеку надо давать порошки от головной боли и следить, не начнется ли лихорадка. Я тоже должен сидеть с вами. Доктор говорит, что мы все понадобимся, потому что сумасшедшие бывают буйными.
— Да вовсе он не сумасшедший, — успокоила Александра, заметив тревогу в глазах братьев. — Просто ему очень больно. Значит, будем ждать. — Она опустилась в кресло. — Принесите мне рукоделие. А вам придется вымыть посуду, позаботиться о Громе и о лошади этого человека и еще сделать уроки. Никаких отказов. Быстренько! И перед сном придете пожелать мне спокойной ночи. — Девушка не давала братьям возможности возражать. — Если он пошевелит хотя бы пальцем, я сразу же вас позову. Но надо выполнять свои обязанности, и, кроме того, вы должны выспаться. Бессмысленно всем сидеть здесь всю ночь.
— Я подремлю и приду в полночь, — твердо сказал Вин. — Тогда ты сможешь поспать. Подежурю до четырех, потом может прийти Кит. Это ненамного раньше времени, в которое он обычно просыпается. Мы больше не дети, Алли, — уже мягче напомнил он. — Если появятся какие-нибудь трудности, мы тебя разбудим, не беспокойся.
— А как же я? — сердито спросил Роб, прежде чем сестра успела ответить.
— Ты, малыш, можешь завтра поиграть в большого, — с улыбкой произнес Вин. — Встанешь вместе с солнцем и будешь ждать доктора возле его дома, чтобы первым делом он поехал именно к нам.
— Здорово! — воскликнул Роб.
Александра почувствовала, что у нее на глаза наворачиваются слезы.
— Что случилось, Алли? — спросил Роб.
— Мои мальчики ведут себя как настоящие мужчины, — ответила девушка.
— Мы и есть мужчины, почти, — сказал Кит. — Пора тебе это заметить.
— И мы вполне можем тебе помогать, — добавил Вин. Она вытерла глаза.
— Ну что ж. Тогда занимайтесь делами. Я почитаю до тех пор, пока вы не придете меня сменить.
— Можно, мы придем, когда покончим с делами? — спросил Роб. — Ты же читаешь нам «Одиссею». Если он будет спать, сможешь еще почитать потихоньку?
Мальчики дожидались ответа. Их сестра с облегчением улыбнулась. Они не боятся брать на себя ответственность, значит, действительно повзрослели.
— Хорошая идея. Если эта беготня не разбудила его, значит, и чтение не помешает. — Александра с тревогой посмотрела на застывшую фигуру больного. — Я слышала, что спящие воспринимают голоса. Если так, то мое чтение вслух будет действовать на него успокаивающе, он поймет, что рядом люди, готовые прийти на помощь. Да, будем читать, как обычно, пока… — она запнулась, — ничего не переменится.
Незнакомец лежал абсолютно неподвижно, а вокруг него громоздились чудовища, рычали великаны-людоеды, герои сражались с бурями и злыми волшебниками, сирены околдовывали путешественников, и все эти видения, расплываясь, поднимались, словно дым, вверх, к широким балкам потолка. Александра все читала низким, волнующим голосом, а мальчики слушали, смотря в пустоту и воображая ожившую сказку. Человек в кровати не шевелился. Только раз, когда в камине треснуло полено, распадаясь от жара, легкая гримаса исказила его лицо. Может, из-за того, что он испытывал боль. А может, это была попытка вырваться из забытья, постараться понять смысл звучавших слов. Никто не заметил этого. Все были слишком поглощены рассказом.
Драмм слышал голос. Звуки пробудили его от тяжелого сна. Он напрягся, пытаясь сесть и оглядеться вокруг, но боль заставила сдаться. Ну и хорошо. Может быть, двигаться опасно. Мало ли кто за ним следит? Но тут раненый мужчина вспомнил, что находится в безопасности. Никаких выстрелов, никакого риска. У него болит нога, потому что сломана. Боль во всем теле, потому что он упал с лошади. А голова раскалывается, потому что он ударился о землю.
Драмм осторожно открыл глаза и посмотрел на тени, пляшущие на покатом потолке. Он видел потемневшие балки, грубую штукатурку. Наверняка крестьянский дом. Видимо, сейчас ночь, потому что горит лампа, и еще комнату освещает огонь камина. Драмм чувствовал, что на него давят одеяла, было жарко, он хотел бы сбросить их, но на это не было сил. Голос, звучавший в его больной голове во время сна, все продолжал произносить какие-то слова. Это был женский голос, тихий, успокаивающий, но говорящий на чужом языке.
Драмм наморщил лоб. Это Франция? Испания? Италия? Возможно. Он бывал за границей и выполнял там опасные задания. Память возвращалась. Все происходило много лет назад. До того, как маленького императора отослали на Эльбу… Эльба! Он не был там с тех пор, как Наполеон нарушил свое обещание и пошел войной на Европу. Потом бывшего французского императора сослали на остров Святой Елены. Драмм видел это своими глазами, потому что тоже был там. И знает, что сейчас находится в другом месте.
Голос говорит на греческом? Значит, он в Греции? Нет, это невозможно. Будем вспоминать дальше. Год, время года, месяц и число. Да, прошел год с тех пор, как Драмм был на острове Святой Елены. Он, конечно, в Англии. В него стреляли, он упал с лошади. Ему плохо, нога горит как в огне, болит все, от головы до пяток, особенно голова. Боль пульсировала в такт со словами, произносимыми мягким голосом, который пробудил его ото сна.
Драмм с усилием повернул голову. В комнате было еще четверо. Двое юных парнишек, один маленький мальчик. У них светлые волосы, и все они как зачарованные слушают женщину, читающую книгу. Он помнит ее, когда-то разговаривал с ней. Кажется, знает ее имя. Но это мимолетное воспоминание, иначе Драмм никогда бы ее не позабыл.
Хозяева дома дежурят у его постели? Значит, жить осталось недолго? Сердце заколотилось от этой мысли, но, приглядевшись, он понял, что никто не обращает на него внимания. Все слушали книгу. Женщина сидела у огня и читала древние слова, которые дети его круга изучают в школе. «Одиссея». Драмм ощутил невероятную гордость из-за того, что вспомнил это. Значит, снова начинает соображать. Он некоторое время наблюдал за женщиной, пытаясь собраться с мыслями, которые расползались, создавая неясные образы.
Мальчики совсем белокурые, а у нее золотисто-каштановые волосы. Но она не похожа на их мать не только внешне: девушка слишком молода. Хотя ей может быть сколько угодно лет, бывают такие женщины без возраста. Кроме того, Драмм видит ее издалека и плохо соображает. Но достаточно, чтобы чувствовать ее притягательность. Да и кто бы не ощутил этого?
Лицо незнакомки окутывают розовато-золотистые отблески огня. Она не красавица. Слишком сильный характер, несвойственный хрупким созданиям, отражается на лице. Драмму казалось, что девушка светлокожая, с выразительными глазами под летящими бровями, с прямым носом и правильными чертами лица. Рот идеальный — губы пухлые, мягкие и теплые. Удивительно, откуда он это знает?
Ему были видны ее высокая грудь, изгиб шеи, плечи и руки хорошей формы. Гладкие, блестящие волосы зачесаны назад — стиль немодный, но ей идет. Это лицо могло бы послужить моделью для создания образа вечной женственности, средневековой мадонны, женщины на картинах, которые Драмм видел в Риме. Сейчас в моде хрупкость, а она слишком крепкая, здоровая и не красавица. Просто милая.
Он улыбнулся. Не так плохо умирать в кровати симпатичной женщины. Привлекательные женщины встречались ему и раньше. Что говорил его отец?
— Слишком много женщин, Драмм. Наверное, это можно было понять и простить, когда ты был моложе. Но подумай, сколько тебе лет! Два последних года ты только и делал, что ходил на свадьбы друзей. Остался хоть один из них неженатым?
Драмм вспомнил, что ответил в тот раз:
— Один остался.
И это была правда. Он редко обманывал отца. Конечно, он не святой, но любит своего отца. Более того, уважает его.
— Ты ходил на очень много свадеб, согласись, Драмм, — продолжал отец. — Когда же ты придешь на свою собственную?
— Когда встречу женщину, которую смогу полюбить, как ты любил маму, — честно ответил Драмм.
Сейчас ему было стыдно об этом вспоминать. Высокие скулы отца побагровели, и он отвернулся. Драмм тогда чувствовал себя ужасно. Он не хотел причинять отцу боль.
— Я бы тоже хотел жениться по любви, — заговорил он, чтобы поскорее избавиться от чувства стыда. И, словно защищаясь от нападок, добавил: — Но когда мама умерла, ты не ушел в монастырь. И не страдал в одиночестве. Кстати, как поживает уважаемая миссис Дейн?
Отец внимательно рассматривал свои ногти.
— Мы расстались с этой леди, Драмм. И нисколько не переживали по этому поводу, хоть и знакомы несколько лет, — заметив удивленный взгляд сына, добавил он. — Поскольку наши отношения не были вызваны сердечной привязанностью, как подчас бывает у тебя. Но наши с тобой ситуации нельзя сравнивать. Мне пятьдесят пять, дорогой мальчик. И у меня есть наследник — ты. Я продолжил родословную. А ты нет. Наша генеалогия прослеживается до 1033 года, когда наши предки сражались на стороне короля Кнута. И теперь, после всех тяжких трудов и славных побед, после всей нашей долгой истории, неужели ты позволишь угаснуть древнему роду?
Драмм помнил лицо отца, смотревшего на него с непередаваемой грустью. Это было гораздо хуже, чем ярость.
— Ты пользуешься успехом у женщин, Драмм, — сказал он. — И тем не менее абсолютно одинок. Я хочу, чтобы это изменилось. Время пришло!
Да, отец был прав. Эти мысли занимали Драмма в ту роковую поездку верхом, при возвращении в Лондон. Из-за этого он не осознавал, что творится вокруг, и не был готов, впервые за многие годы, ни к какому нападению. Зачем беспокоиться о нападении здесь, в Англии? Затем, что человек, работавший на правительство, всегда должен быть начеку. А у него тогда сложились трудные отношения с весьма решительной дамой, и сейчас они никуда не делись. Молодой человек застонал, подумав об этом. Как он мог предложить женщине только руку, но не сердце? И почему сердце молчало?
Один за другим все его закадычные друзья повлюблялись. Драмму казалось, что это похоже на внезапное падение, когда человек, выйдя прогуляться, вдруг летит в пропасть и оказывается в каком-то новом, совершенно незнакомом мире. Сегодня один из друзей такой же, как всегда. А назавтра он смущен, захвачен новыми эмоциями и готов переменить свою жизнь из-за того, что встретил единственную любимую женщину. И каждый из них действительно изменил жизнь. Каждый стал частью пары. Нет, более того — каждый стал словно половинкой ножниц, предметом, бессмысленным без другой половинки.
Драмм чувствовал себя одиноким. Его одолевало беспокойство, желание встретить родственную душу. В чем же тайна? Как это происходит? Почему он не может влюбиться? Были женщины, с которыми приятно побеседовать, и другие, с которыми можно поразвлечься. Но ни одной он не хотел посвятить свою жизнь, а как еще можно относиться к жене. Ему нравились женщины. Нет ничего восхитительнее женской компании и ничего более волнующего, чем женское тело. Ему нравился женский взгляд на вещи, то, как женщина способна облагораживать окружающих ее мужчин, и он наслаждался женским умением пробуждать в избраннике необузданные чувства. Он дружил с женщинами и имел любовниц, но все проклятие заключалось в том, что эти две ипостаси редко совпадали. Он как-то предложил женщине выйти за него замуж, но та не приняла импульсивного предложения, сделанного наполовину из жалости, наполовину под влиянием страсти, а в целом под влиянием момента. Она вышла за другого, отдавшего ей всю душу. «Я бы тоже отдал, — с тоской подумал Драмм, — за одну секунду, на одном дыхание! Если бы только знал, что значит влюбиться!»
Сейчас его мучила физическая боль. Нога и голова. От жары становилось еще хуже. Он задыхался, горел. Попытался повернуться, чтобы сбросить одеяла. Напрягся, но не смог даже пошевелиться.
— Ну-ну, — услышал он тихий голос. — Все в порядке. Успокойтесь. Мы здесь.
Он открыл глаза. Девушка склонилась над ним. Мальчики придвинулись вплотную и держали его так крепко, что стало еще больнее. Незнакомка пристально смотрела на него, и ее лицо отражало то же страдание, которое он ощущал. Славные карие глаза. Мальчишки смотрели на него голубыми, зелеными и черными глазами. Наверное, сон продолжается. Драмм зажмурился, сжал зубы.
— Я бы лежал спокойно, — сказал он, — если бы меня не поджаривали заживо.
Девушка и мальчики испуганно переглянулись, еще крепче сжав его.
— Чертовски… ужасно жарко здесь, — удалось выговорить ему. — Нельзя ли попросить вас убрать несколько одеял, пока я не испекся окончательно?
— О! — произнесла женщина.
— Я тебе говорил, — сказал ей один из мальчиков.
— Мы его совсем задушили, — добавил второй. — Сколько на кровати одеял?
— Пять, — ответила она и запальчиво добавила: — Мы же должны держать его в тепле.
Установилось красноречивое молчание. Но Драмма теперь держали не так крепко, как раньше. Женщина убрала одеяло, потом второе, третье.
— Так лучше? — спросила она.
Он кивнул и поморщился, потому что от этого движения закружилась голова. В глазах все поплыло. Бедняга постарался собраться, ответил:
— Спасибо. — В комнате явно стало темнее. Драмм почувствовал, как нежная рука обхватила его за плечи, и ощутил запах женских духов. Жимолость, подумал он, вдыхая глубже, успокоенный и возбужденный одновременно, и почему-то припомнилось лето в самом разгаре.
— Выпейте, пожалуйста, — попросила незнакомка, склонившись к самому его уху. — Это уймет боль.
Он не поверил. Ничто не может унять боль, которая вгрызается в его тело. Его голову приподняли, а к губам поднесли чашку. Напиток был горьким, как все лекарства, однако он выпил и, измученный, опустился на подушку. Драмм уже уплывал куда-то, когда снова услышал ее голос, звучавший низко, требовательно:
— Пожалуйста, скажите снова, как вас зовут.
— Драмм, — ответил он. — Меня зовут Драмм… Драмм. Черт, голова ужасно болит. Вы уверены, что это было лекарство?
Все стало расплываться перед его глазами. Подростки, говорили девушке, что у него в голове гром и тарарам. Действительно, так и было.
— Мы можем послать за кем-нибудь? — спросила его обаятельная незнакомка. — Кто-то наверняка ждет вас? — Она пыталась объяснять так, чтобы он понял.
Раненому потребовалось много времени для ответа, думать было трудно. Лекарство отупляло его. Драмм был очень доволен собой, когда смог наконец ответить. Конечно, он вспомнил об отце. Но потом подумал, что может умереть, так и не исполнив его заветнейшее желание. Это было очень печально.
— Есть кто-нибудь, кто обеспокоится из-за вашего отсутствия? — продолжала настаивать женщина. Драмм вздохнул.
— И да и нет. Вот в чем проблема, — а потом опять стало темно, и он не услышал ответа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гордое сердце - Лэйтон Эдит



Неплохой роман.
Гордое сердце - Лэйтон ЭдитОлеся
25.10.2011, 9.53





супер мне очен понравился роман
Гордое сердце - Лэйтон ЭдитЛИКА
9.04.2013, 9.48





Ожидала большего, начало интересное, где- то даже была интрига.... Но конец сжат, чего- то не хватает! Любви вообще не вижу, мало диалогов. понравился характер гг-ни. оценка 7
Гордое сердце - Лэйтон ЭдитМаруся
10.04.2013, 22.17





Роман с такой "завязкой" когда-то читала, но "развязка" была иная и чувства глубже, а в этой книге начало многообещающе, а дальше всё как-то очень сухо и ...безчувственно.
Гордое сердце - Лэйтон ЭдитItis
10.07.2013, 19.18





Очередной великосветский мезальянс: подкидыш становится графиней. Хорошо, что главная героиня не профурсетка какая-нибудь, а достойная мисс. Намедни смотрела фильм про балерину Матильду Кшесинскую, которая спала и переходила из рук в руки почти со всеми Романовыми, включая последнего императора, с отцами и сыновьями, с дядями и племянниками. Под конец карьеры вышла замуж за юного князя Вл. Романова, а его дядю князя Сергея, оставила караулить свой дом в революционном Петрограде. И этот дурачок так и был сброшен в шахту. Так, что по сравнению с Матильдой Кшесинской, наша героиня просто ангел сизокрылый.
Гордое сердце - Лэйтон ЭдитВ.З.,66л.
10.09.2014, 19.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100