Читать онлайн Гордое сердце, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордое сердце - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордое сердце - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордое сердце - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Гордое сердце

Читать онлайн

Аннотация

Так случилось, что юной Александре Гаскойн пришлось спасать жизнь умирающего графа Драммонда, мужчины, который с первого взгляда покорил ее сердце. Однако залечить раны Драммонда — это одно, а покорить его гордое, свободолюбивое сердце и зажечь в нем пламя ответного чувства — совсем другое!
Как действовать, Александра еще не знает. Путь к возлюбленному может указать ей лишь святая, неодолимая cила ЛЮБВИ.


Следующая страница

Глава 1

Когда он очнулся, то обнаружил, что лежит на земле и ничего не ощущает, кроме сильнейшего головокружения. Он попытался сесть, но не смог из-за нахлынувшей боли. Что-то огромное придавило его и громко кричало. В это нельзя поверить, невозможно, с ним не могло случиться ничего подобного.
В голове сильно шумело, но он попытался не обращать внимания на боль и заставить себя разобраться, что же все-таки случилось. Последние воспоминания были о неторопливой скачке по дороге и о разговоре с отцом. Тот считал, что теперь придется прислушиваться к обычному потоку жалоб и требований. Всадник не обращал внимания на дорогу, поскольку не ожидал, что может вылететь из седла. Он превосходно ездил верхом, тем более по простой сельской дороге, да и погода стояла прекрасная. Он, собственно, и съехал с главного пути, чтобы отдохнуть после того, как скакал целое утро.
Место было идеальным — лужайка среди поля ярко-желтой цветущей сурепки. Алые чашечки маков покачивались над зеленой травой, словно приветствуя бегущую легкой трусцой лошадь. Слышалось пение птиц. Теплые лучи солнца согревали поляну.
Вспомнилось, что лошадь споткнулась, и это заставило его натянуть поводья, И еще послышался звук выстрела. Звук выстрела? Мысли опять расплывались. Но война же закончилась, он в Англии, дома, в безопасности. Тем не менее, выстрел был — позже, когда он уже упал на землю, ударившись всем телом.
Казалось, вокруг потемнело. Всадник протер глаза и отдернул руку. Посмотрел на нее. С ладони капало красное. У него все лицо в крови. Последняя мысль была о том, что надо встать и помочь лошади. Но животное свалилось, придавив седока, значит, встать будет трудно. Он улыбнулся такой нелепице и с облегчением погрузился в темноту.


Александра мыла после обеда посуду, когда услышала взволнованные голоса, доносившиеся от дверей. Было непонятно, о чем говорят, но она не могла не обратить внимания на странную возню. Девушка слишком хорошо знала своих братьев и поэтому, поставив тарелку, поспешила в коридор. Там мальчишки снимали дверь с петель.
— Вы что, сошли с ума?
Роб смахнул со лба прядь волос, глаза подростка блестели от волнения. Он даже не мог стоять на месте, подпрыгивая то на одной, то на другой ноге.
— Нет, Алли, но его же нужно на чем-то принести? Мы не можем просто тащить. А где достать носилки? Воспользоваться дверью быстрее всего. Здорово! Так интересно! — быстро говорил мальчик, глядя, как Винсент и Кит пытаются освободить петли. — Мы думали, что он умер. Я был уверен. Но Вин пощупал его пульс, и оказалось, что живой! Наш дом ближайший, поэтому принесем его сюда.
Вин пробормотал, не оставляя попыток открутить петлю:
— Я просил этого маленького негодяя остаться с ним, чтобы отгонять муравьев и мелких зверюшек, но Роб настоял на том, что будет помогать нам. Хотя трудно обвинить его в этом. Зрелище действительно ужасное.
Александра вздохнула. Еще одно раненое животное, о котором ей придется заботиться, когда мальчикам это надоест.
— Оставьте дверь в покое, — скомандовала она. — Идите назад и лечите беднягу там, где нашли. Если зверь большой, мы не сможем взять его в дом.
Все трое изумленно посмотрели на нее.
— Куда вы его положите? — с досадой спросила она. — В сарай? Там едва хватает места для старого Грома. И откуда вы знаете, может, животное заразное? Нельзя позволить, чтобы Гром подхватил какую-нибудь болезнь. Оставьте его в лесу, и пусть природа сама позаботится о своем детеныше.
— Это человек, — пояснил Роб. — И он едва живой.
— Лошадь там тоже есть. — Вин снова занялся дверью. — Она дрожит и вся в крови, но, по-моему, ничего страшного, просто небольшая рана, я проверил. И, кажется, еще растянуты коленные связки. Но человек уже почти покойник. Он, должно быть, ударился головой. Непонятно, где его кровь, а где — лошади.
— Боже мой! — выдохнула Александра, развязывая передник. — Что же вы сразу не сказали? Так, мальчики, снимайте дверь, а я приготовлю воду, полотенца, лекарства… Вы не подумали, что необходимо позвать врача? — Увидев выражение их лиц, она продолжала: — Роб, хватит стоять и бездельничать. Помоги хоть чем-нибудь. Седлай Грома и езжай за доктором. — И, критически оглядев дверь, закончила: — Надо принести свиного жира. Эти старые болты придется выкручивать целый год, если не смазать их чем-нибудь. Ну, где этот человек?
Раненый находился в полумиле, и Александра бежала всю дорогу, но, добравшись, решила, что уже опоздала. Человек лежал недалеко от дороги у изгороди. Девушка остановилась, тяжело дыша и держась за сердце. Человек, видимо, был высок, хорошо одет, но сейчас напоминал выброшенную за ненадобностью тряпичную куклу. Темноволосая голова откинута назад, длинное лицо посерело. Одна нога неестественно вывернута, и шея, похоже, тоже. У Александры перехватило дыхание. Поборов страх, она присмотрелась более внимательно — слава Богу, это шейный платок, завязанный кое-как и заляпанный кровью, создавал такое впечатление. Винсент заметил, с каким ужасом его сестра смбтрит на пострадавшего.
— Мне пришлось развязать платок, чтобы посмотреть, нет ли там раны, — объяснил он. — Ее нет, во всяком случае, я не нашел. Просто кровь. Может быть, лошади. — Он махнул рукой в сторону несчастного животного, которое, опустив голову и дрожа, стояло неподалеку. Из раны на боку лошади медленно сочилась кровь. Вин опустился на колени рядом с пострадавшим и тревожно посмотрел на Александру.
— Я нащупал у него пульс.
Девушка наклонилась и дрожащей рукой прикоснулась к шее мужчины. С облегчением вздохнула, почувствовав под холодной, липкой кожей слабое, но ровное биение.
— Нам надо уложить его на дверь, верно? Только осторожно, — произнесла она преувеличенно бодро.
Винсенту шестнадцать, а Киту пятнадцать лет. Они среднего роста, и поднять взрослого мужчину им не под силу, а этот человек к тому же очень высок, хоть и худощав, и, как поняла Александра, у безжизненного тела вес всегда больше. Она опустилась на колени и просунула руки раненому под плечи, чтобы поддержать его тяжелую голову. Мальчики стали по обе стороны тела, дожидаясь ее сигнала. Девушка кивнула. Братья попытались поднять мужчину, но не смогли сдвинуть его ни на дюйм.
— Придвиньте дверь к нему вплотную, — сказала Александра. — Теперь мы понемногу его затащим.
Они предприняли еще одну попытку, отчаяние прибавляло им силы. Александра с испугом ожидала, что у пострадавшего начнет кровоточить какая-нибудь не замеченная прежде рана. Но этого не случилось. Вместе, едва дыша, они смогли втащить мужчину на дверь. Девушку трясло от напряжения и волнения.
— Ладно, — с напускной храбростью проговорила она, — теперь понесем его домой.
— У нас не получится, — возразил Вии. — Нужен Гром и веревка, чтобы тащить его, как на санях. Нести мы не сможем.
— А Грома взял Роб, — печально сказан Кит. Александра огляделась.
— Давайте запряжем его лошадь.
— Но она же ранена! — воскликнул Вин.
— Она жива. И может идти, верно? — раздраженно бросила девушка. Она злилась и на саму себя, и на обстоятельства, поскольку любила животных не меньше, чем мальчишки. Но сейчас следовало прислушаться к голосу рассудка, а не проявлять слабоволие. — Нам надо привезти его домой, — продолжала она. — И лошадь тоже надо туда доставить. Поэтому лучшего выхода из создавшегося положения я не вижу.
Все посмотрели на животное. Вид запекшейся крови на блестящей шкуре был ужасен.
— Мы можем добраться до города и попросить помощи там, — сказал Вин.
— И оставить этого человека в грязи истекать кровью? — дрожащим голосом спросила Александра. — Кто знает, где сейчас доктор и сможет ли он сразу же приехать?
Кит бегом отправился за веревкой. Потом они обмотали ее вокруг двери, второй конец прикрепили к седлу и заставили лошадь тащить хозяина к дому. Когда наконец добрались до двора, все утирали пот и с трудом удерживали слезы. Рана на боку животного снова открылась. У мужчины еще больше посерело лицо.
Вин отвел лошадь в сарай. Александра омыла лицо раненого, отвела с его лба прямые черные волосы. Она все еще не видела никакой раны и решила, что надо раздеть пострадавшего прямо здесь, во дворе, и осмотреть. Кит пошел за одеялом, чтобы согреть незнакомца. Девушка боролась со слезами, думая, как несправедливо человеку умирать во дворе, словно бродячей собаке, когда совсем рядом есть кровать. Она прикоснулась к его груди, чтобы узнать, бьется ли еще сердце, и начала расстегивать на нем куртку. У Александры сильно дрожали руки.
Мальчики помогли ей снять с полуживого мужчины одежду. Они вздрагивали каждый раз, когда приходилось поворачивать беднягу. Но сам он был не в состоянии пошевелиться. Сняв рубашку, братья с облегчением вздохнули: никакой смертельной раны под ней не оказалось. И все же, когда прибыл доктор, Александра подумала, стоило ли ему так спешить.
Она взволнованно дожидалась, пока закончится осмотр пациента. Теперь тот лежал на кровати, доктор помог им перенести его в дом.
— Можно с уверенностью утверждать — это человек благородного происхождения, — провозгласил Пэйс. — Или по крайней мере достаточно богатый господин, поскольку ухожен, побрит, следит за своими зубами и ногтями. Его лошадь, одежда, и даже белье высочайшего качества. Нам следует осмотреть сумку, притороченную к седлу, чтобы узнать, как его зовут, и откуда он родом. В случае если бедняга не очнется.
Александра пристально взглянула на него. Доктор, не поднимая глаз, закрывал свой саквояж.
— Это возможно, — словно оправдываясь, произнес он. Братья всегда говорили девушке, что ее обвиняющий взгляд может любого заставить заикаться и путаться.
— Я оказал ему необходимую помощь, — продолжил медик. — Нога вывихнута. В двух местах. Я ее вправил. Хорошо, что он без сознания, иначе это была бы слишком жестокая операция. Еще есть много порезов и синяков, я их обработал. Думаю, что в основном на нем была кровь лошади. Ребята сказали, что животное ранено в бок. Мелкие раны обычно сильно кровоточат. Я проверю перед уходом. А что касается этого бедняги, ран я не нашел. Но он никак не придет в себя. — Увидев тревогу на лице Александры, доктор ответил на ее незаданный вопрос: — Почему раненый без сознания? Может быть, это временно. — Он вздохнул. — А может, его состояние гораздо серьезнее. Кто знает, что произошло с головой у человека, которого недавно придавила лошадь! Возможно внутреннее кровотечение. Когда раненый очнется, то скажет, где у него болит.
— А если не очнется? — напряженно спросила девушка. Доктор Пэйс пожал плечами.
— Тогда нужно будет отыскать его родственников, чтобы они исполнили свой долг.
— Мне не хочется рыться в личных вещах человека, — смущенно произнесла Александра. — Это вмешательство в частную жизнь.
— Смерть — тоже вмешательство в жизнь, — мрачно сказал доктор. — Если бедняга не придет в сознание, то умрет, какими бы незначительными ни были остальные повреждения. Ведь тогда он не сможет ни есть, ни пить, верно? Тяжело, когда человеку приходится умирать среди чужих.
Пэйс снова посмотрел на незнакомца в постели Александры. Осунувшийся, с пепельным лицом, человек лежал на спине, уставив длинный нос в потолок. Он выглядел так, словно уже умер, хотя было видно, что его грудь слегка вздымается и опадает. Девушка сглотнула подступивший к горлу комок.
— Пожалуйста, помогите мне просмотреть вещи. — Мальчики уже принесли кожаную сумку, которая была приторочена к седлу незнакомца. Александра неуверенно взяла ее, положила на стол у окна и отступила, глядя, как доктор расстегивает ремешки и смотрит внутрь.
— Без сомнения, богач, как я и думал. — Пейс вытащил белье, два прекрасных белых шейных платка, пару аккуратно свернутых чистых рубашек, и отложил их в сторону. Потом развязал толстый кошелек, и на минуту застыл от удивления. — Только глупец носит с собой столько денег, — откладывая кошелек, заявил он. — Или глупец, или меткий стрелок, — уточнил он, осторожно вынимая из-под пары чулок длинноствольный пистолет.
— Или преступник, — заметила Александра. — У него в кармане куртки был еще нож.
— Плюс маленький пистолет в сапоге, который мне пришлось разрезать, — задумчиво проговорил Пэйс. — И нигде никакого имени, — вытряхивая из мешочка последние вещицы, добавил он. Набор серебряных бритв, небольшой флакончик духов, расческа, зубная щетка и складной металлический стаканчик упали на кровать. В покрытой эмальью коробочке для нюхательного табака осталось немного мелкого белого порошка. Доктор, взяв щепотку, поднес ее к носу. — От головной боли, — высыпая порошок назад, объяснил он. — Нигде никаких инициалов. Только буква «Д». Такая же, как на этом удивительном перстне. — Доктор указал на тумбочку, где лежало снятое с руки незнакомца украшение. — Сапфир, если я не ошибаюсь, в оправе из оникса. Должно быть, очень дорогой. Интересное оформление. Он мог бы поведать нам о многом, если быть уверенным, что перстень не краденый. И даже в этом случае драгоценность может помочь. Я прихвачу ее с собой и попрошу викария высказать свое мнение. Преподобный отец превосходно разбирается в украшениях, картинах и других предметах роскоши, — с рассеянным видом продолжал доктор. — Вечно проповедует отречение от мирских благ, а у самого целая коллекция книг об аристократических поместьях и о жизни знатных господ. — Он опустил перстень в карман. — В переметной сумке у нашего незнакомца лежат лупа, карта и еще один пистолет. Слишком необычные вещи для прогулки в сельской местности. Зачем? Может, он вор? Или какой-нибудь шпион? Или занимается другим смертельно опасным делом? Я вовсе не уверен, что вы должны оставить этого человека здесь.
Пока доктор складывал назад вещи, которые нашел в переметной сумке, Александра смотрела на их хозяина. Теперь, когда они переворошили имущество мужчины, лежащего без сознания, он казался еще более беззащитным.
— Кем бы ни был этот незнакомец, сейчас он едва ли сможет причинить нам какой-нибудь вред, — сказала девушка. — Кроме того, переезд может убить его.
— Да, может, но я беспокоюсь о вас. — Доктор нахмурился, озабоченно глядя на Александру. — Послушай, девочка, дело серьезное. Сомневаюсь, что он сам стрелял в. собственную лошадь. Тот, кто это сделал, наверняка захочет, чтобы раненый не выздоровел. Возможно, мне стоит отвезти его в город, пусть даже это небезопасно для жизни больного. Опасность, угрожающая вам, может оказаться гораздо большей.
Александра подняла голову.
— А кто узнает, что он не умер? Никто, если мы сами об этом не проговоримся. Если я увижу каких-нибудь подозрительных людей, то сразу же сообщу вам. Думаю, этот человек должен остаться здесь. Не хочу быть причиной его смерти.
— Его смерть и так, может, стоит у порога, — с грустью констатировал доктор. — Каждый час, проведенный в бессознательном состоянии, отнимает у него все больше шансов выжить. Если больной не очнется к утру, сомневаюсь, что вообще очнется.
— Чем я могу помочь? — спросила она.
— У тебя хватит сил на целый батальон раненых, детка. Но сейчас все зависит только от него. Мы можем лишь молиться.
— И все же, кроме молитвы? — с отчаянием в голосе произнесла Александра.
— Холодные компрессы на лоб. Может начаться лихорадка — если больной выживет. Жар уничтожит инфекцию. Но в этом есть и определенная опасность. Для него и для тебя. — Девушка не шевельнулась. Доктор вздохнул, взял свой саквояж и направился к двери. Потом оглянулся. — Не спускай с незнакомца глаз. Пусть один из братьев сидит вместе с тобой. Нельзя допустить, чтобы больной бился. Нельзя также, чтобы он очнулся в бреду и принял вас за врагов. Согревайте раненого. Удерживайте на месте. Если очнется, дайте ему пить. И пошлите за мной в случае хоть каких-нибудь перемен.
За долгие часы, которые Александра провела у постели полуживого мужчины, не произошло никаких перемен. Мальчики входили и выходили, с беспокойством посматривая на него. Они становились все мрачнее, когда сгустились сумерки, и легкие тени заполнили комнату. Александра попросила Вина сменить ее, чтобы приготовить ужин. Все торопливо поели, хотя трапеза напоминала скорее пикник — хлеб и сыр, холодный мясной пирог, яблоки и орехи. Обычная веселость сменилась напряженностью, ощущением того, что наверху идет борьба жизни со смертью. Девушка поспешила к раненому. Еще не совсем стемнело, когда она зажгла лампу, села в кресло у кровати и принялась всматриваться в лицо больного, надеясь увидеть признаки улучшения.
Их не было. Словно каменный, человек лежал в ее постели. Александра вздрогнула. А что, если он умер? Сможет ли она когда-нибудь заснуть в этой кровати, зная, что здесь отлетела чья-то душа? Девушка нахмурилась, пытаясь отогнать от себя эгоистичные мысли. Бедняга не заслужил подобного отношения. Но чем она может помочь? Ничем. Что они будут делать, если незнакомец не проснется? Ужас. Умереть среди чужих людей, которые даже не будут оплакивать его, а только помнить, что чужой человек принес в их дом горе и смерть. Оставить такое страшное наследство. Александра задумалась, изучающе разглядывая длинное, костистое, серое лицо и пытаясь угадать то, чего не выдали личные вещи раненого. Будет ли кто-нибудь горевать о нем? Наверное, этому человеку около тридцати лет. Конечно, в таком возрасте уже имеют жену и детей. А может, у него нет семьи. Обручального кольца по крайней мере нет. И он некрасив. «Бедняга, — печально подумала Александра. — Такой невзрачный — длинноносый, лицо худое, скулы выпирают, а щеки ввалились».
Девушка отвернулась, чувствуя себя беспомощной, как в тех случаях, когда мальчики приносили больного зверька, которого невозможно было спасти, — птенчика или крольчонка, беззащитного малыша, потерявшегося или выпавшего из гнезда. Тогда, чтобы успокоить братьев, она укладывала страдальца в коробочку, выложенную ватой, ставила блюдечко с водой и оставляла до утра, создавая иллюзию лечения. Было обидно понимать, что для этого человека она не могла сделать ничего большего.
Александра намочила в миске с водой тряпочку, выжала ее. Прямые черные волосы мужчины снова сползли ему на лоб. Она аккуратно убрала их… и встретилась с ним взглядом. Девушка испуганно вздохнула. У него были красивые, чистые, голубые глаза, голубые, как крыло сойки, как цветы вероники. В них отражался целый мир, полный веселья, нежности и игры ума. Ясные глаза осветили длинное, худое лицо, добавив незнакомцу человечности, живости и индивидуальности. Как она могла подумать, что он некрасив? — думала Александра, завороженно глядя в прекрасную лазоревую глубину этих глаз. Он удивительно притягателен, он… Живой.
— Боже, — тихо и невнятно произнес мужчина, — это ангел. Но для меня вряд ли есть место на небесах, значит, я жив. Здравствуйте, ангел. Я не опоздал и могу пригласить вас на следующий танец?
Он явно был не в своем уме.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Гордое сердце - Лэйтон Эдит



Неплохой роман.
Гордое сердце - Лэйтон ЭдитОлеся
25.10.2011, 9.53





супер мне очен понравился роман
Гордое сердце - Лэйтон ЭдитЛИКА
9.04.2013, 9.48





Ожидала большего, начало интересное, где- то даже была интрига.... Но конец сжат, чего- то не хватает! Любви вообще не вижу, мало диалогов. понравился характер гг-ни. оценка 7
Гордое сердце - Лэйтон ЭдитМаруся
10.04.2013, 22.17





Роман с такой "завязкой" когда-то читала, но "развязка" была иная и чувства глубже, а в этой книге начало многообещающе, а дальше всё как-то очень сухо и ...безчувственно.
Гордое сердце - Лэйтон ЭдитItis
10.07.2013, 19.18





Очередной великосветский мезальянс: подкидыш становится графиней. Хорошо, что главная героиня не профурсетка какая-нибудь, а достойная мисс. Намедни смотрела фильм про балерину Матильду Кшесинскую, которая спала и переходила из рук в руки почти со всеми Романовыми, включая последнего императора, с отцами и сыновьями, с дядями и племянниками. Под конец карьеры вышла замуж за юного князя Вл. Романова, а его дядю князя Сергея, оставила караулить свой дом в революционном Петрограде. И этот дурачок так и был сброшен в шахту. Так, что по сравнению с Матильдой Кшесинской, наша героиня просто ангел сизокрылый.
Гордое сердце - Лэйтон ЭдитВ.З.,66л.
10.09.2014, 19.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100