Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Мирелла летела в Турцию с Рашидом на его частном самолете, рассчитанном на двенадцать пассажиров и оборудованном по его вкусу. Салон был разделен на две части: столовая и гостиная, спальня с примыкающей к ней ванной.
Обстановка поражала роскошью и тонким вкусом, недаром над ней работал один из лучших итальянских дизайнеров. Стены, диваны и кресла были обтянуты мягкой кожей бежевых тонов, повсюду были разбросаны шкуры экзотических животных. Кроме них, на борту было еще четыре человека: два пилота и двое стюардов-суданцев. Как только самолет поднялся в воздух, Рашид повел Миреллу в спальню, распорядившись, чтобы их разбудили за полчаса до приземления.
Они очень устали, потому что уезжали из Лондона второпях. Рашид настаивал на том, чтобы завтракать уже в Стамбуле. Так что теперь они быстро разделись, залезли в постель и, обнявшись, заснули крепким сном.
Через три с половиной часа стюард разбудил их и подал шампанское прямо в постель. Мирелла наблюдала за тем, как Рашид высасывает сочную мякоть спелой фиги, и в очередной раз поражалась тому, сколько сексуальной притягательности в этом мужчине. Почувствовав на себе ее взгляд, он улыбнулся и поднес к ее губам разломанный плод. Вкус сладкого, пахучего сока напоминал аромат самой любви. Мирелле хотелось вобрать в себя этого мужчину, поглотить его целиком, как она только что сделала с плодом, но их сексуальные отношения были иного рода – он руководил ею в постели, и ей не на что было жаловаться, поскольку оба получали удовольствие.
Он поцеловал ее в губы, слизнул с них оставшиеся капельки сока и довольно равнодушно приказал ей смирить любовный пыл, пылающий в ее глазах, поскольку пришло время одеваться.
Она послушно вылезла из постели, а Рашид лакомился своим любимым шоколадом, пристально наблюдая за ней. Было очевидно, что это зрелище доставляет ему удовольствие. Он попросил ее надеть все украшения, чтобы ступить на землю Стамбула, как новоявленная царица. У него мелькнула мысль, что эта все еще наивная и неиспорченная американка понятия не имеет о том, что размер ее состояния действительно позволяет ей чувствовать себя в этой стране царицей.
Она закончила туалет и обернулась к Рашиду, ожидая его одобрения. Он поднялся и подошел к ней обнаженный. Приподняв ее лицо за подбородок, он ласково взглянул ей в глаза. Да, такой она ему нравилась – воплощение красоты, элегантности и богатства.
Мирелла чувствовала себя глупо полностью одетой рядом с нагим мужчиной. Она была похожа на туристку, рассматривающую в музее статую Аполлона.
– Ты прекрасна как богиня. Но мне бы хотелось видеть перед собой царицу. – С этими словами он вынул из туалетного столика коробку. – Это мой подарок в честь твоего прибытия в Стамбул.
Он достал из коробки старинное русское украшение, солнце с лучами, в центре которого сиял огромный алмаз. Приколов его на плечо Мирелле, торжественно произнес:
– Провозглашаю тебя новой царицей Турции.
Мирелла оглядела себя в зеркале и с трудом узнала в своем отражении ту женщину в строгом деловом костюме, какой всегда привыкла себя видеть. В ее облике действительно что-то безвозвратно изменилось, и она понимала, что не может совмещать в себе черты двух таких разных людей. Повернувшись к Рашиду, она заметила, что выражение его лица стало другим. Она не поняла, что означала эта перемена, но обняла его за шею и крепко поцеловала в знак благодарности.
Она почувствовала, что его язык ищет соприкосновения с ее языком, а все его тело напряглось, как туго натянутая струна. Сердце гулко заколотилось в ее груди, когда он привлек ее к себе и стал медленно опускать на колени до тех пор, пока ее рот не оказался на уровне его члена. Впервые за все время их близости он позволил ей сделать это. Он видел низменную, животную похоть в ее глазах, когда она с наслаждением сосала его член. Ее удивило то, что он заставил ее плотно сжать губы и не шевелиться, а лишь всасывать в себя его семя. Ему нестерпимо хотелось сорвать с нее одежду и высечь за то, что она вдруг превратилась из царицы в дешевую шлюху. Мирелла дрожала от страстного желания почувствовать его плоть между ног, в самой глубине своего лона. Он отступил на шаг, и она протянула к нему руку, чтобы он помог ей подняться. В ее глазах застыла немая мольба. Он испытывал необычайное наслаждение, отказывая ей в удовлетворении.
Последняя стадия соблазнения Миреллы Уингфилд началась: все шло по заранее продуманному им плану, если не считать посещения Стамбула. Но Рашид не сомневался, что даже это обстоятельство сумеет обратить себе на пользу. Он прекрасно понимал, что она жаждет ему отдаться. Он видел это в ее глазах, в движениях ее тела, слышал в модуляциях голоса.
Однако было одно обстоятельство, которое Рашид не учел. Ему самому безумно хотелось овладеть ею, заставить ее извиваться и стонать в экстазе, источать восхитительные соки любви. Ему очень хотелось проникнуть в ее эротическую глубину.
Они приземлились на небольшом аэродроме в пригороде Стамбула, где их ждал лимузин с шофером, машина для багажа и два человека, которых Рашид называл помощниками.
Миреллу поразил оливковый цвет их кожи, раскосые глаза, лысые черепа и бычьи шеи. Оба огромные, широкоплечие, изуродованные шрамами: у одного шрам проходил через глаз, у другого была багровая отметина за ухом и на шее. Они были похожи на близнецов в одинаковых черных костюмах, белых рубашках и узких галстуках. Мирелла никогда не встречала людей более угрожающего вида. Она не удивилась бы, если бы выяснилось, что Рашид нанял себе телохранителей из числа турецких борцов.
Впрочем, Мирелла не думала ни о Фуаде, который сидел впереди рядом с шофером, ни о Дауде, который сопровождал машину с багажом, пока они ехали в город.
Великолепный особняк Рашида с каменным фасадом был окружен тенистым садом и рядами кипарисов, которые высились за высокой чугунной оградой. Он располагался на самой высокой точке Месрутиет-Каддеси, где, как выяснилось, находились посольства Англии, Франции и России.
Миреллу неприятно поразило то, что телохранители неотступно следовали за ней и Рашидом даже тогда, когда они средь бела дня гуляли по саду. Стоило им войти в дом, как этих громил сменяли два других, правда, не таких страшных. По приезде их ждал великолепный завтрак из блюд национальной кухни, на котором присутствовали несколько пышнотелых турчанок, стареющий русский князек с безупречными светскими манерами и постоянно слезящимися глазами, а также два красивых молодых египтянина, которые оказались плейбоями того же ранга, что и сам Рашид.
После завтрака, когда гости разошлись, Рашид произнес:
– Пойди переоденься во что-нибудь попроще. Я хочу устроить для тебя экскурсию по Мизир-Карзизи. Это Египетский базар, который многие знают как «Рынок специй». Прекрасная отправная точка для знакомства со Стамбулом. Тебе там понравится, потому что это одно из красивейших мест в городе. На рынке до сих пор витают изысканные ароматы Древнего Востока. Оттуда мы поедем смотреть старые мечети. Мало кто из туристов их знает, а между тем это настоящие жемчужины турецкой архитектуры. Потом мы пообедаем в кругу друзей в великолепном ресторане «Пандели», который находится внутри купола, венчающего вход на рынок. А после обеда нас ждет прогулка по Капали-Карси, «Крытому рынку», самому большому и загадочному торговому месту в мире, где ты увидишь представление, которое я тебе обещал. Оно будет совсем не похоже на вчерашнюю оперу. Свою первую ночь в Стамбуле ты запомнишь на всю жизнь.
Мирелла очень удивилась, когда Рашид попросил ее не надевать дорогих украшений на эту прогулку, а жемчужное ожерелье спрятать под шарф. Это рискованное путешествие могло завести их в самые неожиданные места. Рашида очень удивил ответ Миреллы:
– Я полностью в твоей власти, но у меня есть одна просьба. Я хочу оказаться посередине Галатского моста на рассвете, когда муэдзин будет созывать правоверных на молитву.


Византия. Константинополь. Стамбул. Какая еще столица в мире была переименована трижды и сумела сохранить при этом все свои вечные символы – экзотику, эротику и восточную роскошь?
Византия. Константинополь. Стамбул. Как бы ни называли этот город, он всегда пробуждал в душах людей мириады заманчивых образов: источники самых изысканных наслаждений, азиатский образ жизни, темные кипарисовые чащи, мечети и минареты, царские сокровищницы, опасные приключения. Достаточно было услышать рассказы о сказочных дворцах, летних домах из грубо отесанных бревен, посеревших от просоленного воздуха Босфора, и воображение рисовало восхитительные картины турецкой экзотики. А что уж говорить о сладострастных одалисках, раскинувшихся на красочных коврах, об интригах гаремов, о тихо журчащих фонтанах, о легендарной реке Золотой Рог, о цветущих зарослях магнолии и жасмина, о восточных специях – соблазна для глаз, обоняния и вкуса.
Какой еще город мира стоит на перепутье двух континентов, двух миров, прочно связывая Восток и Запад? Сегодняшний Стамбул – это по-прежнему восточная столица, населенная восточными людьми, которые испытывают влияние западного мира. Впрочем, влияние это ограничено тем, что за плечами у города многовековая восточная история, ислам здесь официальная религия, а сердце и душа города пронизаны духом Малой Азии. Этот город населен людьми, живущими среди теней Византийской и Османской империй, поэтому их характеры и судьбы кажутся еще более выпуклыми, как геммы, заключенные в драгоценное обрамление.
Город окружен и поделен на секторы водой. И что это за водные артерии! Пролив Босфор, соединяющий Черное и Мраморное моря, отделяет европейский центр города от азиатских окраин. Воды Босфора и Золотого Рога сталкиваются и смешиваются, прежде чем раствориться в Мраморном море.
Берега Золотого Рога соединяет Галатский мост. На левом берегу реки расположен левантийский портовый квартал Галата, а на правом – царственный Стамбул, высящийся на семи холмах. Если встать в центре моста, можно ощутить себя в самом сердце города и почувствовать пульс его деловой жизни, а с другой стороны – прикоснуться к сокровищам Османской империи. Семь холмов, застроенных мечетями, дворцами и религиозными учреждениями. Пышные соборы с острыми, игольчатыми шпилями концентрируют такую красоту и мощь, которая против воли проникает в душу и наполняет ее мистическим благоговением. А увидеть в этих соборах мрачные, темные силуэты в лучах пылающего закатного солнца, незадолго до того как земля погрузится в ночные сумерки, а небо, перебрав все цвета палитры, остановится на чернильно-сизом, означает, что вам удалось одновременно уловить черты четырех миров: Востока и Запада, сегодняшнего дня и византийского прошлого Стамбула.
Мысль о смешении времен и культур запала в голову Мирелле, когда она стояла рядом с Рашидом в окружении двух «помощников» в центре Галатского моста. Эту мысль пытался донести до нее Адам Кори две недели назад в Нью-Йорке, когда они лежали обнаженные в объятиях друг друга.
Миреллу больше не беспокоило постоянное присутствие рядом Фуада и Дауда. Ей даже понравилось бродить по городу в сопровождении телохранителей, которым зачастую приходилось применять силу, чтобы отразить натиск уличных торговцев, пытающихся всучить прохожим свой товар, а также зазывал из кафе и маленьких ресторанчиков. Создавалось ощущение, что по крайней мере половина населения Стамбула толпится на этом мосту.
Некоторые зрелища оставили в душе Миреллы неизгладимое впечатление: например, продавцы симита – жареных пирожков, обсыпанных кунжутом, – которые проталкивались через толпу в сопровождении торговцев засахаренными фруктами. Повсюду стояли лотки с восточными сладостями: с фисташками и арахисом, жареными семенами кабачков и турецким горохом, миндалем и фундуком. Продавцы шербета с кожаными бутылями сновали туда-сюда, прокладывая себе путь локтями в безбрежном людском море.
Полчища мальчишек представляли собой особое сообщество. Они разносили чашки с кофе и стаканы с чаем на латунных подносах, демонстрируя чудеса акробатики и эквилибра, позволявшие сохранить в толчее напитки, не пролив ни капли. Существовала отдельная разновидность мальчишек – чистильщики обуви, которые вцеплялись в клиентов мертвой хваткой.
Низкорослые, смуглые и небритые люди сгибались под тяжестью грузов – бревен, картонных коробок, мотков пряжи, мешков угля, – которые они привязывали к спине и волокли вперед, криками и гиканьем расчищая себе путь. Мирелла подумала о том, что для этих тягловых животных в человеческом обличье нет ничего невозможного, когда вдруг увидела пианино, плывущее среди толчеи на двух волосатых, кривых ногах, обутых в стоптанные сандалии. В следующий момент великолепная реакция Дауда спасла ее от неминуемого столкновения с огромным сервантом с зеркальными дверцами. Она стала свидетельницей столкновения между пятифутовой горой пустых бочек и грудой металлических прутьев длиной в пятнадцать футов. Грохот, который раздался в ту же секунду, напоминал вступление ударных инструментов в симфонию криков, гогота, улюлюканья и шарканья тысяч ног.
На Миреллу вся эта обстановка произвела удручающее впечатление: все показалось грязным, серым, мрачным, люди – нищими, хмурыми и недружелюбными. Она не увидела того блеска и великолепия, которые обещал ей Адам Кори, ничего из того, что красочно описывали архивы ее предков. Она взглянула на Рашида и никак не могла увязать его образ с толпой турок, поглотившей их на мосту.
Она перегнулась через поручень и стала рассматривать суда и лодки всех возможных размеров и очертаний, бороздившие воды Босфора. Паром сновал между причалами, перевозя людей с одного берега на другой. Каики, груженные фруктами, рыбой и свежими овощами для местных рынков, играли в догонялки с танкерами и океанскими лайнерами под ливийскими, греческими, турецкими, русскими и иранскими флагами. Суета акватории примешивалась к сутолоке на мосту, и у Миреллы начала болеть голова.
И вдруг освещение изменилось. Солнце медленно перекатилось через мост и на несколько секунд окрасило все вокруг в теплые тона византийского золота. Гаснущее светило продолжало свой путь, и небо постепенно приобретало сияющий золотисто-розовый оттенок с редкими кроваво-красными проблесками.
И тогда произошло то сказочное превращение, о котором говорил Адам Кори. В сгущающихся сумерках начало таять столпотворение на мосту, а мистическое освещение пробудило в сознании Миреллы романтические образы, заставившие ее всем сердцем потянуться не к Рашиду, стоявшему рядом и не сводящему с нее влюбленного взгляда, а к Адаму Кори. Она вдруг поняла, что нет для нее на свете человека ближе, чем он, и ни расстояние, ни время не властны это изменить. Это открытие ее поразило.
Пронзительный крик муэдзина, призывающего правоверных на вечернюю молитву, разнесся над городом и проник в сердце Миреллы. Она взглянула на Рашида, и на глаза у нее навернулись слезы – так болезненно было это мгновенное осознание своего одиночества, отсутствие в жизни истинной любви, к которой она стремилась всей душой.
Магия момента, как в сказке, спасла ее и принесла успокоение. Она почувствовала себя утешенной и обласканной, как в тот день, когда впервые увидела Адама Кори. Она снова посмотрела на Босфор, и ей показалось, что по серебристо-черной водной глади уплывает прочь какая-то тень, постепенно принимающая очертания человеческого тела. Мирелла вдруг отчетливо поняла, что это покидает ее измученная, истерзанная печалью часть ее души. Она инстинктивно потянулась к ней, но тень обернулась птицей и скрылась в направлении Черного моря.
Чувство одиночества чудесным образом растаяло вместе с улетевшей морской птицей. Миреллу вдруг озарило: Адам Кори любит ее той любовью, какой она никогда прежде не знала. Сердце забилось у нее в груди, как пойманная птица, мысли смешались, и она совсем не сразу поняла, что любит его так сильно, как никого никогда не любила. Что может быть прекраснее, чем отдать половину своей души человеку, которому это необходимо!
Рашид схватил Миреллу за руку и сжал ее так сильно, как только мог. Она была теплая, почти горячая. У него вдруг возникло странное чувство, что с Миреллой что-то происходит, что она вдруг как-то изменилась и мыслями она сейчас очень далеко и, возможно, именно в этот момент он теряет ее навсегда. Чем бы ни объяснялась эта странная перемена в ней, ему это не нравилось. Она перестала смотреть на воду и повернулась к нему.
– Не оставляй меня! – требовательным тоном проговорил он.
В этот момент раздался оглушительный гудок парохода, проходившего под мостом, и его слова не достигли ее слуха. Он притянул ее к себе и пристально посмотрел ей в глаза.
– Я не слышу! – прокричала она. – Что ты сказал?
Но момент был упущен. Он уловил едва заметную перемену в ее взгляде и понял, что внутренне, духовно она уже с ним простилась. Оставалось выяснить, сохранилась ли еще между ними эмоциональная связь. Рашид решил сделать это сегодня же ночью. Однако впервые за все время их общения у него возникло сомнение в том, что ему удастся подчинить себе Миреллу. Сейчас перед ним стояла женщина, угрожающая его образу жизни, – женщина, которую ему следует опасаться. И мысль о том, что он близок к тому, чтобы в нее влюбиться, испугала его. Пароходный гудок затих вдалеке.
– Так что ты сказал? Я не расслышала, – повторила она.
– Я сказал, что нам пора идти, – ответил он, еще сильнее сжимая ее руку.
– Ты делаешь мне больно, Рашид, – поморщилась она.
Он поднес ее руку к губам и поцеловал ее, затем улыбнулся и, обняв ее за талию, двинулся по мосту. Один телохранитель расчищал им путь, другой следовал сзади.
– Стамбул подарил тебе один из своих чудесных закатов, как ты и хотела. Даже муэдзин не опоздал ни на минуту и превзошел самого себя. Ты довольна?
– Да, я счастлива. – Она прижала его руку к своей груди и тихо улыбнулась.
У дверей многочисленных кафе зажглись переносные газовые фонари, и мост украсила россыпь белых звездочек, напоминающая Млечный Путь. Шипение газа добавилось к какофонии звуков, а запахи керосина и воска смешались с ароматами пряностей. Освещенный ночными огнями Стамбул с того места, где находилась Мирелла, был похож на стоянку первобытных людей, но в то же время выхваченные из темноты огнями соборы и памятники придавали ему сходство с экзотической метрополией. У Миреллы захватило дух от восхищения, и она остановилась.
– Это очень необычный город, я так рада, что оказалась здесь. Я, наверное, никогда бы не приехала сюда, если бы ты не соблазнил меня в «Клэридже». Рашид, сейчас я переживаю лучшие моменты в моей жизни, и я всегда буду благодарна тебе за это. Впрочем, любые слова благодарности за такой дар звучат банально.
– Ты права, но они вполне меня устраивают, – ответил он, и они рассмеялись.
Стоило ей обнаружить, насколько непреодолима сила ее любви к Адаму Кори, как она попросту забыла о существовании Рашида, хотя он все время находился рядом. Тем удивительнее для нее было ощущение эмоционального тяготения к нему. Рашиду удалось снова очаровать ее, подчинить себе, вытравить из ее сознания мысли об Адаме.
Он надеялся, что еще не все потеряно, и он пока обладает сексуальной властью над ней, правда, непонятно, до каких пределов она распространяется. Он был возбужден и полон энтузиазма, поэтому ускорил шаг, подзывая коробейников, разложивших товары перед богатой, праздно прогуливающейся парочкой.
К тому времени, когда они сошли с моста и оказались в квартале Эминону, в руках у Миреллы была охапка красных и черных турецких тюльпанов, а также множество кульков с орехами, изюмом и жареными семечками кабачков. По пути Рашид потчевал ее шербетом, симитом и экзотическим блюдом под названием «соловьиное гнездо» – пахлавой в форме птичьего гнезда с фисташками и медом.
Они шли по булыжной мостовой рыночного квартала, который находился здесь с незапамятных времен, и любовались памятниками и мечетями, укрывающимися в узких лабиринтах улочек, застроенных деревянными домишками с резными решетками балконов и двускатными крышами, которые лепились одна к другой. Теперь, помимо охранников, за ними следовал старый американский «шевроле» Рашида.
Посреди одной из таких улочек Рашид неожиданно остановился и толкнул низкую дверцу на массивных чугунных петлях, едва различимую в стене дома. Мирелла сделала шаг и оказалась в крохотном внутреннем дворике, освещенном одной-единственной свечой в фонаре. Где-то совсем рядом раздавался плеск воды в фонтане. Рашид прижал Миреллу к стене, навалившись на нее всей тяжестью своего тела. Она едва могла рассмотреть его лицо, но почувствовала его поцелуй на своих губах. Он откинул ее голову назад, ухватив за волосы, и страстно поглощал сладость ее языка, шепча нежные слова. В ее поцелуях таилась не меньшая жажда. Он снял с ее шеи шарф и стал целовать одну за другой жемчужины ее ожерелья, но вдруг прервался и, приподняв ее лицо за подбородок, внимательно посмотрел ей в глаза.
Дрожащим от вожделения голосом она ответила на вопрос, который он даже не успел задать:
– Да, я пленница в твоем гареме. Я твоя рабыня и с гордостью ношу это ожерелье, которое стало символом моей рабской покорности. Я полностью в твоей власти и готова разделить с тобой самые недозволенные, извращенные удовольствия.
– Я должен был узнать это прежде, чем начнется твоя первая ночь в Стамбуле, – прошептал он.
Они еще долго осыпали друг друга поцелуями, пока их обоюдное страстное желание несколько не поутихло, после чего они покинули приютивший их дворик, и деревянная дверца бесшумно закрылась за ними.


Адам Кори завтракал с пятью турками из Каты, селения, расположенного в диком труднодоступном районе на востоке страны. Дважды в год он совершал в их обществе восхождения – одно на Арарат, другое на пик Немрут-Даги. За неделю до похода он приглашал их к себе в гости в Стамбул, чтобы обсудить маршруты и угостить на славу.
Страстной любви к восточной Турции и годами, проведенными там на раскопках, он был обязан обилию друзей, которые появились у него в этих краях. Для людей, уроженцев этих мест, было не только почетно, но и радостно разделить успех археолога, который возвращал им древние сокровища, некогда принадлежавшие их предкам.
Они, как обычно, завтракали на мраморной террасе с видом на Босфор, потому что гости чувствовали себя неловко и стесненно в огромном доме хозяина. Адам постарался сделать так, чтобы трапеза выглядела праздничной: стол ломился от яств, а поскольку гостям религия запрещала употреблять алкоголь, в их распоряжении было достаточное количество гашиша. Они вели неспешную застольную беседу о прошлых приключениях и о тех, что ждут их в недалеком будущем. И когда Адам увидел своего управляющего Турхана, спешившего к столу явно с какими-то новостями, он ни на секунду не усомнился в том, что эти новости будут хорошими.
Звонили из Лондона. Адам подошел к телефону в садовом павильоне, а когда, поговорив, повесил трубку, несколько минут просидел неподвижно в глубокой задумчивости. Бриндли Риблсдейл просил его о встрече. Он был обеспокоен некоторыми обстоятельствами дела о наследстве Оуджи, и поэтому собирался в Стамбул. Он просил Адама предоставить ему возможность проконсультироваться с ним, и они наметили время их встречи.
Когда Адам уже возвращался к гостям, телефон зазвонил снова. Это опять был Бриндли:
– Не знаю почему, но мне кажется, что тебе надо это знать: Мирелла Уингфилд в Стамбуле, в гостях у человека по имени Рашид Лала Мустафа.
Бриндли тут же повесил трубку после этого лаконичного сообщения, и Адам невольно улыбнулся, представив, какое смущение пришлось преодолеть его приятелю. Впрочем, судя по тону, у Бриндли камень с души свалился после того, как он отважился на этот звонок.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100