Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Закончился второй акт, и занавес опустился под гром аплодисментов восторженной публики. Зажглись светильники, и меломаны отправились в бар за прохладительными напитками.
Стук в дверь ложи разрушил колдовские чары, навеянные восхитительной музыкой и голосами Гяурова, Паваротти, Френи и Кабалье. Антракт начался уже давно, но Мирелла продолжала пребывать в магическом оцепенении и, услышав стук, невольно вздрогнула.
Она обернулась и улыбнулась Рашиду, который в полумраке ложи казался еще более неотразимым, загадочным и внушающим опасение. Он уже давно наблюдал за ней и видел, что она находится под впечатлением от музыки – судя по ее отрешенному виду, можно было безошибочно угадать, что мыслями она далеко отсюда.
– Наконец-то ты вернулась ко мне, – сказал он и, поцеловав ей руку, пошел открывать дверь.
Два официанта внесли в ложу маленький столик, сервированный на двоих и украшенный букетом белых орхидей. Рашид приказал наполнить бокалы шампанским и ждать снаружи на тот случай, если им понадобится что-нибудь еще.
Мирелла поднялась, чтобы немного размять ноги, и стала разглядывать публику. Она заметила, что взгляды некоторых женщин прикованы к Рашиду.
– По-моему, нет необходимости спрашивать, нравится ли тебе опера. Это очевидно.
– Я знаю, что ты не любитель театров, и тем более спасибо, что привел меня сюда.
– Я и предположить не мог, что спектакль произведет на тебя такое впечатление. Ты позволишь сыграть для тебя еще один, в моем собственном исполнении?
Он прикоснулся к ее ожерелью и провел кончиками пальцев по крупным жемчужинам, не сводя с нее страстного взгляда. Мирелла сознавала, что он подавляет ее волю, приковывает к себе невидимыми цепями. Выбора у нее не было, и ответ мог быть только один:
– Конечно. Если это доставит удовольствие тебе, то и мне тоже.
Рашид протянул ей бокал, они чокнулись и пригубили шампанское. Мирелла дрожала от сексуального возбуждения, чутко воспринимая эротические флюиды, которые волнами накатывали на нее. Она вдруг поймала себя на мысли, что они действительно разыгрывают спектакль в ложе, словно на сцене, и наверняка стали объектом внимания для половины публики, сидящей в зале. Она инстинктивно отступила в глубь ложи, и Рашид усмехнулся, догадавшись, что побудило ее так поступить.
– Ты заставляешь меня чувствовать себя Маргаритой, которая влюбилась в Фауста с первого взгляда. Стоило ему взглянуть на нее, как она стала рабыней его желаний, добрых или злых – не важно.
– Разве я похож на Фауста? А ты уверена, что я не Мефистофель? Человек ли я, заключивший сделку с дьяволом, или сам дьявол, царь тьмы?
Рашид явно подшучивал над Миреллой, ему нравилось вступать с ней в словесные поединки – они обостряли чувства и давали возможность устроить разминку для ума.
– Ты хочешь сказать, что я ужинала с дьяволом? В таком случае я самая удивительная женщина на свете, потому что прошла через это испытание невредимой и не перестала обожать своего дьявола настолько, что даже купила ему кое-что в подарок на память об этом вечере. – Она достала из сумки коробку, завернутую в серебристую бумагу, и протянула ее Рашиду.
– Это мне? – Он развернул бумагу, в которой оказалась коробка белого бельгийского шоколада. – Очень мило и предусмотрительно с твоей стороны, – улыбнулся он застенчиво. Его пристрастие к сладкому всегда было у них поводом для шуток. – Ты – умная девочка. Можешь есть сандвичи, а я буду наслаждаться твоим подарком.
Они сели за столик, и Мирелла положила себе на тарелку несколько маленьких бутербродов, а Рашид стал одну за другой разворачивать конфеты.
– Знаешь, что ты только что сделала своими руками? Казанова и мадам Дю Барри, эти двое прославленных в веках любовников, считали шоколад лучшим средством для повышения потенции. Так что не удивляйся тому, что тебя ждет, когда я съем всю коробку.
Он с наслаждением впился зубами в первую конфету. Мирелла расхохоталась, когда он не удержался и тут же отправил в рот вторую.
– Очень вкусно. Пожалуй, я оставлю несколько штук, чтобы съесть их с тобой в постели сегодня ночью. Кстати, почему бы нам не отменить все дела на завтра и не провести в постели весь день? – Он развернул конфету и положил ее в рот Мирелле.
– К сожалению, это невозможно, – ответила она. – Меня завтра уже не будет в Англии. Впрочем, если ты действительно готов отложить дела на несколько дней, то можешь поехать со мной. Я отправляюсь в Турцию.
Рашид был потрясен, и неудивительно. Меньше всего он мог ожидать именно такого поворота событий. А Мирелла сознательно сделала это заявление без всякого предупреждения, поскольку считала, что их романтические отношения, хотя и продолжают оставаться волнующими, начали себя изживать.
– Я несколько встревожен тем обстоятельством, что ты можешь в любой момент просто собрать чемоданы и уехать, даже не поставив меня в известность.
– Разве я могу так поступить? Просто я решила это совсем недавно, сегодня вечером, когда принимала ванну.
– Понятно. Но откуда такая странная идея? Мне казалось, что твой единственный интерес к Турции состоит в том, чтобы поскорее продать свою собственность там. А для этого ехать туда незачем. Судя по твоим последним переговорам, продажа – дело решенное. Разве я ошибаюсь?
– Нет.
– Тогда в чем же дело? Или ты передумала продавать?
– Нет, не передумала.
– Тогда почему бы тебе не подписать все необходимые бумаги здесь и не остаться, чтобы провести время со мной? Почему ты решила ехать в Турцию?
– Прежде всего по некоторым причинам я не хочу торопиться с продажей. Я сделаю это тогда, когда сочту нужным. Несколько дней ничего не изменят. И потом, я собираюсь в Турцию не по делам, а из-за тебя. Я хочу побывать в этой легендарной стране, посетить город, который ты так любишь. Хочу прикоснуться к твоим корням и, может быть, увидеть и понять то, что сделало тебя таким, каков ты есть. Я никогда не встречала мужчин, похожих на тебя, и вряд ли встречу в будущем. Через неделю я вернусь домой, и мы оба знаем, что наши отношения закончатся. Так что я решила побывать на романтическом, загадочном Востоке прежде, чем это произойдет. Мне бы очень хотелось оказаться там вместе с тобой, чтобы понять тебя лучше, чем это возможно здесь. Кстати, коль скоро я окажусь в Турции, то не грех было бы взглянуть на то, чем я владею. Хотя, сказать по правде, еду я туда не только для этого.
За пять дней, которые они провели вместе, им впервые пришлось пережить такое откровенное столкновение чувств. И речь не о тех чувствах, которыми делятся любовники в постели. Рашид оказался в затруднительном положении. Он вдруг понял, что еще очень далек от полного подчинения этой женщины своей воле. Она была крепким орешком, и Рашид проникся к ней уважением.
Однако чего бы он точно не хотел, это чтобы она ехала в Турцию, по крайней мере до того, как подпишет документы о продаже имущества. Ему не пойдет на пользу, если она узнает, что он имеет некое сомнительное отношение к ее наследству. Он понимал, что не сумеет отговорить ее от поездки, не вызвав подозрений. Оставалось одно: ехать с ней и сделать ее своей гостьей, чтобы максимально контролировать ее передвижения по стране. И еще – ему не хотелось прерывать с ней отношения. Он верил, что ничто не помешает ему осуществить свой план.
Рашид поднялся и, обойдя кресло Миреллы, встал у нее за спиной. Он положил ей руки на плечи и, склонившись, поцеловал в шею.
– Меня глубоко тронули твои чувства. Конечно, я поеду с тобой. Я сам покажу тебе мой Стамбул. Пожалуйста, предоставь все мне, – прошептал он ей на ухо и, просунув палец под ожерелье, слегка натянул его.
Он почувствовал, как она задрожала. Это доставило ему удовольствие и еще раз убедило в том, что она находится в его полной сексуальной власти. Но эта женщина не была легкой добычей, она играла с ним на равных: в ней, как и в нем самом, торжествовал дух авантюризма.
Его руки скользнули ниже, и Мирелла вспыхнула от смущения – его ласки, сколь бы невинными они ни казались, были выставлены на обозрение всего театра. Публичная демонстрация чувств возбуждала ее все сильнее, и ее сердце радостно затрепетало.
Наконец поднялся занавес. Паваротти, исполнив арию Фауста, в которой тот молит об избавлении от Мефистофеля и от всех искушений, испустил дух. Мефистофель метался по сцене в ярости, потому что проиграл пари с Богом и не смог заполучить бессмертную душу Фауста. Бездыханное тело Фауста было осыпано розами, а поверженный Мефистофель скрылся в глубине сцены, за декорациями – впрочем, ненадолго.
Тяжелый бархатный занавес опустился, и зрители встали, чтобы наградить актеров бурными овациями. Те вышли на поклон, и вскоре авансцена у их ног была усыпана цветами. Их вызывали семнадцать раз, после чего Паваротти вышел на поклон один.
У Миреллы на ресницах дрожали слезы восторга, и это были не единственные слезы, пролитые в тот вечер в театре.
– Рашид, это было божественно! – воскликнула она, оборачиваясь к нему. – Мы должны были тоже принести цветы. Как же мы не догадались!
– А вот и цветы, – улыбнулся он, вынимая из вазы орхидеи. Перевязав их ленточкой от коробки с шоколадом, он протянул их Мирелле. – Иди сюда, ближе к краю. Я думаю, это для Паваротти?
Она кивнула в знак одобрения. Рашид больше всего любил ее именно такой: с сияющими от возбуждения глазами, когда она полностью отдавалась во власть своих чувств.
– Когда я привлеку его внимание, кидай. Целься в грудь, тогда он их поймает. Готова?
Она снова кивнула. Рашид подумал, что Паваротти и сам заметил бы Миреллу, которая сверкала, как настоящий бриллиант, среди красавиц, собравшихся в этот вечер в опере.
– Лучано, маэстро, это я, Рашид! – закричал он по-итальянски. – Спасибо, Лучано!
Тенор повернул голову на крик и улыбнулся Рашиду как старому знакомому. Мирелла бросила букет, и Паваротти поймал его. Он поклонился ей, прижав цветы к груди, а потом скрылся за занавесом.
– Ты никогда не перестанешь удивлять меня, Рашид, – проговорила Мирелла, когда они выходили из ложи. – Я понятия не имела, что ты можешь быть знаком с Паваротти. Мне казалось, ты не любитель оперного искусства.
– Так и есть. Но я знаком с Лучано. Мы встречались с ним на вечеринках. Он мне понравился, и голос у него красивый. Вообще-то я люблю хорошую музыку. Только в оперу ходить не люблю.
Он обнял ее за талию и привлек к себе. Весь вечер она одурманивала его своими обнаженными плечами, туго обтянутыми тонким шелком бедрами и высоко приподнятым лифом, отчего ее грудь казалась больше. Он не мог дольше выносить такой муки: она была слишком близко, слишком соблазнительна – и абсолютно недоступна. Положив руку ей на живот, он прижал ее к себе спиной и шагнул вместе с ней за портьеру. Когда он стал покрывать ее плечи поцелуями, она почувствовала его напряженный пенис своими ягодицами.
– Завтра ночью в Стамбуле я устрою для тебя такой спектакль, о каком ты и не мечтала. Ты увидишь то, что никогда прежде не видела, сможешь делать такие вещи, какие не снились тебе в самых фантастических снах, испытаешь соблазны, перед которыми не устоял бы даже Фауст.
Он приподнял ее волосы на затылке и сначала поцеловал, а затем осторожно укусил в шею, отчего по спине у Миреллы побежали мурашки.
– Прижми меня к себе покрепче, – прошептала она.
Он исполнил ее желание и возбудился еще сильнее. Столь полный телесный контакт произвел на Миреллу магическое действие, и она стиснула зубами его руку, чтобы не закричать в момент оргазма. Его рассказ о турецких соблазнах и опасное соседство огромного количества людей оказали на нее такое же сильное воздействие, как самые изысканные ласки наедине. У нее подгибались ноги, и, чтобы выиграть время и прийти в себя, она прошептала срывающимся голосом:
– Ты уже решил, кто ты – Фауст или Мефистофель?
Он задумчиво посмотрел на нее, и по его глазам она поняла, что его желание не уменьшилось. Его гипнотический, сексуальный взгляд приковывал ее внимание, подавлял ее волю.
– Я – Фауст, который желал и наслаждался, и снова желал, но никогда не произнес: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно», – ответил он ей цитатой из либретто. – Как там пел Лучано? «Я прикоснулся ко всем земным тайнам, к реальному и вечному, познал любовь девы и богини… Но Реальное оказалось скучным, а Идеал лишь сном». Кто знает, Мирелла! Может быть, я, как Фауст, мечтаю стать королем страны, не знающей раздоров, и посвятить свою жизнь плодовитому народу. Возможно, я кое-что перепутал, и слова эти неточны, но идея верна. Да, я – Фауст, но Фауст, который предпочитает играть роль Мефистофеля.
Рашид снова поразил ее, на этот раз способностью проникновения в суть жизненных противоречий. Ей нечего было ему ответить. Он нежно поцеловал ее в губы и открыл дверь ложи. Выходя из полумрака на свет, он шепнул ей на ухо:
– Я заполучу тебя, я не потерплю поражения, как Мефистофель. Завтра ночью в Стамбуле я овладею тобой, и ты станешь моей безраздельно.
Затем с насмешливой, лукавой улыбкой он натянул у нее на шее ожерелье, так что на мгновение оно стало тугим, как рабский ошейник. Мирелла поежилась, но он тут же выпустил ее, и они присоединились к толпе возбужденных зрителей, покидающих театр.
Машина Рашида ждала их в длинной веренице лимузинов. Шофер распахнул перед ними заднюю дверцу. Устроившись на сиденье, Мирелла открыла сумочку и достала из нее маленькие блестящие ножницы на атласной ленточке.
– Посмотри, я всегда ношу их с собой, – проговорила она. – Они рядом даже тогда, когда мы занимаемся любовью в постели. Мне очень нравится мое ожерелье, но помни, у нас обоих есть средства снять его в любой момент: ты можешь открыть замочек своим золотым ключиком, который всегда при тебе, а я могу перерезать нитку. – С этими словами она поднесла ножницы к его лицу и несколько раз в шутку пощелкала ими у него перед носом.
Они рассмеялись, и пока в темноте салона раздавался их заливистый хохот, каждый из них спрашивал себя: кому удается притворяться более естественно. Рашид поцеловал ее и извлек откуда-то на свет маленькую коробочку.
– Вот, я собирался подарить тебе это сегодня в постели. Но твое выступление с ножницами показалось мне настолько оригинальным и остроумным, что я не удержался и решил сделать это сейчас.
Мирелла бросила взгляд на бархатную коробочку и хотела было возразить, но вспомнила, что Рашид просил ее никогда не сопротивляться его щедрости, потому что таким образом она портит ему удовольствие. Ей дозволялось проявлять восторг по поводу очередного дара лишь в постели. По форме коробочки она сразу догадалась о ее содержимом.
– Вероятно, это наручники. Ты не успокоишься до тех пор, пока не закуешь меня с ног до головы в алмазные и жемчужные кандалы.
«Боже, – подумал Рашид. – Разве можно сыскать на свете вторую такую красавицу!» Вне всякого сомнения, в ее жилах текла благородная кровь Оуджи. Неудивительно, что именно такие женщины собрали в своих руках несметные сокровища. Он открыл коробочку, и в полумраке блеснул восхитительный браслет, усыпанный жемчугом и бриллиантами.
Интересно, какие страсти всколыхнулись бы в ее сердце, если бы она каким-то чудом узнала, что является не единственной представительницей своего семейства, которую когда-либо украшали эти драгоценности. Для него было жизненно важно, чтобы Мирелла никогда не проведала о том, что род Лалы Мустафы на протяжении столетий грабит семью Оуджи, самых богатых и влиятельных евреев в Османской империи.
Было полпятого утра, но Мирелле не спалось после очередного головокружительного вечера и ночи, проведенных с Рашидом. После оперы они отправились ужинать, затем оказались на вечеринке, где было полно друзей Рашида, знаменитостей, чьи имена еще недавно она знала лишь из газет. Ее мало интересовали эти люди, но все же она танцевала и развлекалась вовсю, зная, что Рашид рядом.
Она танцевала и с принцем Ахмедом Саидом Ваби, с которым ее познакомил на приеме в ООН Дональд Дэвис. Весь вечер Мирелла размышляла над тем, как долго она продержится на поверхности этого мутного светского водоворота. Ее сердце болезненно съеживалось, когда она вспоминала о совершенно ином общении с Адамом Кори, который воплощал в себе чистоту и благородство, глубину и постоянство.
Чуть раньше в тот же день она случайно подслушала его разговор с Бриндли, когда заходила к нему в контору, и испытала досаду, узнав, что он продолжает заниматься своей жизнью, очевидно, даже не вспоминая о ней. Адам приехал в Лондон всего на один день, чтобы отдать сына в Итон, поводить двух бывших любовниц по магазинам, прочитать свежую прессу, занять почетную должность в Британском музее и пообедать с Бриндли, прежде чем лететь в Стамбул. Он даже не поинтересовался у своего приятеля, как продвигается дело с наследством Оуджи.
Что бы она сделала, если бы узнала, что Адам Кори занят тем, что приводит в порядок свои личные дела, чтобы освободить в сердце место для новой женщины, для величайшей любви в его жизни?
Рашид давно ушел в свои апартаменты, чтобы заняться приготовлениями к отъезду в Турцию, и Мирелла лежала в кровати одна. Она повернулась на бок и закрыла глаза. Она очень устала, но заснуть не могла.
Она думала об Ахмеде, который произвел на нее очень приятное впечатление. У нее выработалось снобистское отношение к мужчинам за то время, пока она пребывала в состоянии так называемой любви к Полу. Вот еще одна область, в которой она сознательно отказывалась от свободы. А как бы ей хотелось встретить человека и полюбить его по-настоящему, настолько, чтобы построить с ним общую жизнь.
Она вспомнила, что Ахмед говорил что-то… что они с Рашидом не только друзья, но и партнеры. Они подшучивали над ней. Ахмед попросил Рашида продать ему Миреллу, а тот ответил, что она не продается – пока. Ее обеспокоило бы это самое «пока», если бы он не заявил, что она – свободная женщина, но если она хочет пойти с Ахмедом по доброй воле, то он не станет ей препятствовать, а, напротив, примет участие в очередной оргии приятеля. У Миреллы эта идея вызвала стойкое отвращение, но она отказалась в той же непринужденной и шутливой манере, в какой они пытались ее соблазнить. Но обаяние – это одно, а доверие – совсем другое. И если Рашиду она хоть в какой-то степени доверяла, то Ахмеду не доверяла вообще.
Мирелла попыталась успокоиться и заснуть. Но это оказалось невозможно. Она была слишком возбуждена в преддверии путешествия в Турцию. Ах, Рашид! Ведь он не меньше увлечен ею, чем она им.
Это правда, но он никогда не сможет стать для нее господином, как для других своих любовниц, потому что она его не любит. Она позволила ему себя соблазнить, и теперь имеет преимущество, потому что знает, в чем суть их отношений. Музыка вчерашней оперы все еще звучала у нее в ушах, и она живо представила себе некоторые сцены спектакля. Она никогда бы не поступила так, как Маргарита, не стала бы подливать сонное зелье своей матери по просьбе любовника. Бедная девушка, она потеряла мать и любовника и в наказание оказалась в аду.
Последняя надежда на сон улетучилась, и Мирелла поднялась с кровати. Она направилась в гостиную, взяла два тома из архивных документов и отложила их в сторону, чтобы взять с собой в Турцию. Затем выбрала несколько украшений из шкатулки, оставленной ей в наследство, и на мгновение задержалась перед портретом Оттолайн Синан, в который когда-то, на ее счастье, влюбился Бриндли. В чертах лица этой женщины было некоторое сходство с бабушкиным, а также с лицом самой Миреллы. Впервые с тех пор, как обнаружилось таинственное наследство, Мирелла почувствовала, что гордится своим происхождением от этой женщины, принадлежащей далекой, романтической эпохе. В ней вдруг пробудилось ощущение исторической связи времен, в которой находилось место и для ее легендарных предков, и для нее самой.
Мирелла вдруг ясно поняла, почему все они – Максим, Лоуренс и даже Маркус – так трепетно относятся к Уингфилд-Парку и почему никому из них никогда не приходило в голову продать часть своих владений даже в самых стесненных материальных обстоятельствах. Это поместье связывало их с прошлым, давало ощущение настоящего и вселяло уверенность в завтрашнем дне. Там были их корни, прочное основание, дающее опору в жизни.
Бедная мама, зачем она так бездарно тратит силы и время, чтобы лишить их всех наследства? Она упорствовала, но никогда не продвигалась в своем намерении ни на йоту – Маркусу чудом удавалось сохранить их имущество вопреки ее мольбам. Лишь Мирелла иногда поддавалась влиянию матери и колебалась в своих убеждениях, но полностью сломить ее Лили так и не смогла. К счастью для Миреллы, мужчины в их семействе оказались более стойкими, а дядя Хайрам вообще оказал ей неоценимую услугу, взвалив на ее плечи бремя забот о доме. И вот теперь прабабушка со своим наследством. Если бы не все эти люди, она наверняка замкнулась бы в своем маленьком мирке, который в конце концов поглотил бы ее, как это произошло с Лили.
Мирелла содрогнулась при мысли о том, какой она была всего две недели назад, как изощренно обманывала себя, убеждая, что жизнь ее безоблачна и совершенна. Ей понадобилось наследство, чтобы она решилась полностью изменить свою судьбу, заставившую ее ощутить любовь к самой себе, которая обещала быть взаимной. Такую любовь, какую она всегда испытывала к отцу, брату, Маркусу и Дине и какую хотела бы испытывать к матери.
Она вернулась в спальню и взяла со столика наручные часики: в Массачусетсе сейчас около полуночи. В Уингфилд-Парке никогда не ложатся раньше часа ночи. Мирелле вдруг захотелось позвонить Лили и сказать ей, что она ее любит, что все проблемы утрясутся. Ей хотелось сказать, что она рада представившейся теперь возможности вложить деньги в ремонт их поместья, что только сейчас она поняла, насколько важно для человека хранить связь с прошлым.
Мирелла сняла трубку и набрала прямой номер Лили. Та ответила не сразу.
– Алло?
– Привет, мама, я звоню только для того, чтобы сказать, что люблю тебя.
– Кто это? – ледяным тоном отозвалась Лили.
– Мирелла Уингфилд, твоя дочь. – Она досадливо покачала головой, подумав о том, что мать неисправима.
– Я не знаю никакой Миреллы Уингфилд, и у меня нет дочери, – процедила Лили и повесила трубку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100