Читать онлайн Просто идеал, автора - Лэнсдаун Джудит, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Просто идеал - Лэнсдаун Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Просто идеал - Лэнсдаун Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Просто идеал - Лэнсдаун Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэнсдаун Джудит

Просто идеал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Ханна третий раз заглянула под диван, все еще надеясь найти ответ на вопрос, почему Мэг оказалась дома после стольких лет. Почему вернулась домой, чтобы умереть здесь.
– Не имею ни малейшего понятия, что искать, и не могу придумать, где бы еще посмотреть, – донесся голос девушки.
– Я тоже, – ответил Мэллори, любуясь изящными коленками и стройными лодыжками, затянутыми в розовые чулочки: Ханна, желая передвигаться по комнате свободно, приподняла юбку своей амазонки. – Придется нам сдаться, леди Ханна, в надежде, что вашему брату и констеблю Льюису повезет больше.
– Может, да, а может, и нет. – Ханна вылезла из-под дивана и протянула руку Мэлу, чтобы он помог ей встать. – Что, если нам еще разок обыскать верхний этаж? – задумчиво спросила она.
– Нет. Лучше как можно скорее покинуть это место.
– Ах, как же я забыла? Вы снова слышите крики?
– Пока нет. Но прошло уже довольно много времени, и я не знаю, сколько еще смогу удерживать свой мозг закрытым.
– Тогда мы уходим немедленно! – Ханна схватила его за руку и чуть ли не бегом кинулась к выходу.
Когда они оказались на безопасном расстоянии от дома, она спросила:
– Не хотите ли взглянуть на сад? Здесь чудесные цветы, милорд, надеюсь, приятное зрелище поможет вам успокоиться... то есть не успокоиться, а... э, изгнать призраков... то есть...
– Вы хотите сказать, что сад, с одной стороны, красив, а с другой – находится достаточно далеко от коттеджа и там я ничего не услышу? – предположил Мэл.
– Да! Насколько я знаю, среди этих клумб не было совершено ни одного убийства и даже дуэли не случались, а потому вам не придется бороться с чужими эмоциями... Разве что с вашим собственным восхищением чудесами, которые являет нам природа.
– Понимаю, – заулыбался маркиз. – Вы любите цветы?
– Конечно! Мне кажется, все люди обожают их, разве нет?
– Ничего подобного.
– А вы, лорд Мэллори?
– Не могу сказать, что не люблю, – протянул Мэл, подсаживая девушку в седло. – Смотреть на цветы приятнее, чем на морковку или на репу...
– Но? – с улыбкой подсказала Ханна, удивляясь про себя, как этот джентльмен, родом из Йоркшира, ни разу не бывавший в их местах, так точно повторяет мысли и даже интонации речи, которую она слышала как-то из уст Уилла.
– В каком смысле «но»? – Мэллори, в свою очередь, вскочил в седло. – А, я должен объяснить, что именно мне не нравится в цветах? К сожалению, ничего определенного сказать не могу. Просто мне никогда не придет в голову куда-то пойти или поехать лишь для того, чтобы полюбоваться цветами; а уж тем более тратить огромные деньги и выращивать их в оранжереях, как делают некоторые. Я их даже никогда не покупаю – только бутоньерку в петлицу или букет для дамы, если того требуют правила хорошего тона.
– Ну, раз вы не испытываете к цветам особой неприязни, следуйте за мной. – И Ханна, улыбаясь, повернула коня в сторону сада. – Мы медленно проедем мимо, и цветы вас совершенно не побеспокоят, – пообещала она. – Можете даже закрыть глаза, если хотите.
Кони шли шагом. Ханна любовалась цветником, а Мэл некоторое время молчал. Наконец он заметил:
– Сад производит приятное впечатление. Что это там – каменная скамья?
– Да, милорд.
– А в той стороне? Статуя?
– Да, милорд. Кажется, это Купидон... А вон та растрепанная штука с листьями называется дерево. А маленькие существа с прыгучими лапками и острыми крыльями – ласточками.
Мэллори засмеялся:
– Как мило с вашей стороны просветить меня!
– Я не была уверена, что вам это интересно, но рада, что вам понравилось!
Герцог Бериник сидел в библиотеке, водрузив ноги в сапогах для верховой езды на шикарный стол резного дерева. Он откинулся назад, и кресло его балансировало на двух ножках, но, судя по умиротворенному выражению лица, Бериник чувствовал себя вполне сносно.
– Этот человек такой странный, – сказала Ханна, появляясь на пороге кабинета. – Еще более странный, чем ты, Уилл.
– Кто?
– Лорд Мэллори.
– В самом деле? Это непорядок. Мне придется повысить степень своей эксцентричности.
– Ох, пожалуйста, не надо! – Ханна протестующе подняла руку. – Ты и без того достаточно эксцентричен, уверяю тебя.
– Но лорд Мэллори все же превзошел меня! Как это ему удалось?
– Видишь ли, он... чувствует нечто, недоступное другим. И слышит голоса, которые, казалось бы, не должен слышать!
– С этим у меня все в порядке, – заявил Бериник. – Я тоже много чего слышу.
– Правда? И это слышишь только ты?
– Нет, тут все по-другому. Я слышу вещи, не предназначенные для моих ушей, но все остальные слушают их с восторгом. Мы с Джорджем Итаном Уорреном только что вернулись из Баррен-Уичи. Там-то я и узнал, что Мэг вовсе не исчезла в Лондоне несколько лет назад. Я сделал ее своей любовницей, а когда она надоела мне – отослал прочь. Недавно она вернулась, чтобы заставить меня признать незаконнорожденного сына. И тогда я убил ее – или приказал убить... Они еще не решили, как было на самом деле.
– Уилл! – Глаза Ханны округлились от изумления. Но через несколько секунд растерянность сменилась гневом, и она воскликнула: – Да как они смеют! Ты делаешь столько добра жителям деревни, и вот благодарность – они распространяют о тебе отвратительные сплетни!
– Да ладно, Ханна. Они придумывают что-то новенькое, как только портится погода и всем становится скучно. Честно говоря, мне это даже на руку. Ведь человеку, пользующемуся ужасной репутацией, не обязательно на самом деле быть чудовищем.
– Все равно, Уилл, всему есть предел! Кому могла прийти в голову мысль обвинить тебя в смерти Мэг? Думаю, мне стоит съездить в деревню прямо сегодня.
Бериник медленно покачал головой:
– Не нужно меня защищать, сестра. Кроме того, эту сплетню пустили не местные жители. Мне показалось, она их даже рассердила в какой-то степени. Все эти слухи распространяют приезжие джентльмены. Их тут целая куча собралась для участия в торгах, если помнишь. Мэллори ничего тебе не говорил?
– Ни слова.
– Должно быть, он еще не знает. Но ему расскажут, нет сомнения! Как ты думаешь, он поверит? И вообще, он тебе нравится?
– Что? – рассеянно спросила девушка, поглощенная своими мыслями. – Лорд Мэллори? Наверное, нравится... Но не это сейчас важно. Уилл, ты не можешь проигнорировать такую гнусную ложь! Эти разговоры надо прекратить!
– Каким образом?
– Найти негодяев, которые распространяют столь недостойные слухи, и... и...
– И что? Вызвать их на дуэль – на пустоши в предрассветный час? Всадить каждому по пуле в лоб?
– Можно закопать их в землю по самую шею, и пусть жители деревни забросают их камнями, – послышался тонкий, но полный энтузиазма голос.
– О! – Ханна буквально подскочила от неожиданности.
– Что с тобой, дорогая? Ты забыла, что мы обзавелись эльфом? – поинтересовался брат.
– Нет, просто не заметила его, когда вошла... Да и сейчас не вижу. Где же он?
– Вылезай, эльф, – приказал Бериник.
– Не-а. Вы сказали, что если еще раз увидите мое лицо, то возьметесь за рубанок, чтобы исправить ошибку природы.
– Ладно, беру свои слова обратно. Просто меня несколько огорчили слухи о нашем с тобой предполагаемом родстве. Вылезай.
Сияющая рожица Джорджа появилась над спинкой кресла. Оно было повернуто к окну, поэтому мальчика не было видно, зато он мог любоваться чудесным видом на сад, поля, стада овец и дома в отдалении.
– Привет! – Джордж улыбался Ханне. Девушка заметила в руках мальчика томик в зеленом кожаном переплете. Пальцем он держал место, где закончил читать.
– Как тебе в голову пришла такая ужасная мысль, эльф? – В голосе герцога звучал нескрываемый энтузиазм. – Закопать людей в землю по самую шею!
– Я знал, что вам понравится! Так поступали американские индейцы со своими врагами. Об этом сказано в книге.
– Не верь всему, что написано в книгах, мой мальчик, – задумчиво произнес Бериник. – Сомневаюсь, чтобы кто-то – пусть даже американские индейцы – совершил подобную жестокость... Впрочем, звучит вполне заманчиво...
– Уильям!
– Да ладно, Ханна, он прекрасно понимает, что я шучу! Наш эльф вообще на удивление сообразителен. И он стойкий – Джордж Итан Уоррен не будет распускать сопли и слезы, если кому-то вздумается немножко подразнить его или отпустить грубоватую шутку.
– Слава Богу! – сердито ответила Ханна. – Иначе он рыдал бы не переставая с того самого дня, как переступил порог нашего дома!
– Что ты хочешь этим сказать?
– Она хочет сказать, что вы все время дразнитесь и отпускаете грубые шутки, – с готовностью пояснил мальчик.
– Неправда! – с негодованием возразил герцог. – Я часто бываю вежлив и даже дружелюбен.
– В самом деле? – удивился Джордж.
– Часто? – усмехнувшись, переспросила Ханна.
– Ну ладно-ладно! Иногда! Иногда я бываю вежлив и дружелюбен. Когда меня к этому вынуждают. Кстати, скоро это случится. Пока тебя не было дома, сестрица, заезжали Мартин и Энн. Они попросили меня оказать им услугу, и я согласился. По доброте душевной.
– Что за услуга? – с подозрением спросила Ханна.
– В ближайшую субботу устроить в Блэккасле бал.
– Бал? В ближайшую субботу? Но, Уильям! Ты понятия не имеешь, что значит устроить бал! Это... это совсем не просто и требует подготовки!
– Ну, это не будет обычное формальное мероприятие. Скорее небольшое развлечение для господ, собравшихся на аукцион. Думаю, дамы тоже не станут возражать – им представится возможность лишний раз пощеголять в вечерник платьях и потанцевать. Разве это плохо?
– Учти, что нужно разослать приглашения, причем заранее, чтобы у людей было время ответить; затем проветрить и привести в порядок зал, украсить его.
– Энн и Мартин займутся приглашениями и прочими делами, обещали сделать все как полагается, – заверил сестру герцог. – Гейне уже открыл зал и отправил слуг наводить порядок. Мы с Элфом займемся украшениями.
– Ты и Джордж?
– Точно! – с энтузиазмом отозвался мальчик. – Мы собираемся засесть за планы и эскизы.
– Так что тебе решительно не о чем беспокоиться, сестрица, – жизнерадостно подытожил Бериник. – Сделаем все самым лучшим образом.
– А музыка? – воскликнула Ханна. – Где мы найдем музыкантов?
– Среди наших людей и соседей! Хасти и Белоуз обещали поспрашивать народ, когда пойдут к «Хромому псу». Первис играет на скрипке, а младшая мисс Комптон – на арфе. Но если тебя это не устраивает, я готов сыграть на фортепьяно.
– Неужели вы умеете играть на фортепьяно? – изумился мальчик.
– Умею. И без ложной скромности могу сказать, что я играю очень неплохо.
Ханна, все еще пребывавшая в состоянии, близком к шоку, упала в кресло и, приложив руку ко лбу, простонала:
– Поверить не могу!
– А в чем дело?
– Но ведь ты собираешься устраивать праздник для тех самых людей, которые распространяют о тебе отвратительные слухи, фактически обвиняют в убийстве!
– Думаешь, они не придут? – обеспокоено спросил герцог.
– Конечно, придут! Хотя бы для того, чтобы посмотреть на тебя и позлословить.
– Ну, это им не удастся! Я объявлю во всеуслышание, что мы с эльфом не родственники.
– Да, – подтвердил Джордж. – Его милость сообщит всем, что он мне не отец, а всего лишь опекун. Я бы не против быть его сыном, но я из другого рода. Я – Уоррен и горжусь этим.
Мэллори шел по дорожке мимо обширных конюшен сквайра Тофера. В дальнем конце находились стойла, их дверки открывались не во внутренний коридор, а во двор, так что их обитатели могли наслаждаться пейзажем. В одном из таких комфортабельных стойл находился Снуп, и Мэллори заглядывал во все по очереди, пока не добрался до нужного. Снуп жевал сено, предоставив любопытным обозревать его круп. В углу на подстилке лежала кошка, и Мэл подумал, что она выглядит подозрительно знакомой. Кошка потянулась, зевнула, обнажив острые зубки, и он понял, что это Лидди. – Лидди, это ты?
Услышав свое имя, кошка подняла ушки и посмотрела на мужчину. Жеребец на минуту перестал жевать сено и подозрительно покосился на Мэллори блестящим коричневым глазом. Кошка встала, неторопливо проскользнула меж копытами коня и вспрыгнула на створку двери. Она осторожно обнюхала рукав маркиза, потом замурлыкала и начала тереться о него.
– Это ведь ты, Лидди? – с недоумением бормотал Мэл, внимательно разглядывая животное. – Какого черта Гейзенби искал котят у меня в спальне, если ты живешь на конюшне? Твой выводок должен быть где-то здесь. Если он у тебя есть. Что-то ты не похожа на кормящую мать.
– М-р-р, – ответила кошка.
Снуп тоже решил принять участие в разговоре: он подошел к двери и потыкался бархатным носом в кошачий бок. Кошка, словно отгоняя надоедливого котенка, шлепнула его лапой по носу.
– Так-так, – сказал Мэллори, – теперь все ясно. Вы двое – старые приятели. И Мартин надеялся, что если я буду пахнуть, как Лидди, то ты, дружок, отнесешься ко мне благосклонно.
Мэллори погладил жеребца по носу, и тот тихонько заржал.
– Но если это действительно так, то ты, приятель, и есть то самое злобное и упрямое животное, которым меня пугали. А Мартин хотел, чтобы я увидел тебя совсем другим и принял участие в торгах. Но почему? Никогда бы не подумал, что он способен на подобные уловки. И Энн тоже. Неужели из-за денег? Не может быть – тут полно состоятельных покупателей и прекрасных лошадей. Да и дела у сквайра идут просто блестяще. Тогда в чем же дело? А может, Мартин просто хотел порадовать меня? Ведь я много раз говорил ему, что мечтаю купить жеребца, происходящего от Турка. И поскольку последнее время я, должно быть, производил довольно мрачное впечатление на окружающих, Гейзенби решил подарить мне немножко счастья. Он добрый друг, правда, Снуп? Жаль, что он не любит Гарри, и я не мог сказать ему, как опечален тем, что не получаю от него вестей. Ведь Гарри в Индии, а там опять война...
Снуп встряхнулся и боднул Мэла головой в плечо. Мэл принялся обшаривать карманы, но не нашел ничего съедобного.
– Прости, Снуп, обещаю принести тебе подарок, только чуть позже. Мне не хочется никого видеть, пока я не приведу в порядок мысли. Видишь ли, я свалял дурака прямо на глазах у леди Ханны.
Лидди, некоторое время бродившая по стойлу, вернулась на створку двери, и теперь маркиз адресовал свои жалобы ей:
– Ханна – необыкновенная женщина. Она не испугалась и не стала насмехаться надо мной даже после того, как я на ее глазах чуть не лишился чувств и сбежал из того страшного дома так, словно за мной гнались черти. А потом рассказал ей о голосах, которые слышу, но и тогда она не назвала меня сумасшедшим и даже позволила помочь ей в поисках. В беседе она рассмешила меня, хотя после того, как я выставил себя трусом, мне было не до смеха.
Ханна приветствовала Сильвердейла, слегка склонив голову, приняла букет полевых цветов и отдала Гейнсу, приказав поставить в вазу.
– Не желаете ли чаю, лорд Сильвердейл? – тоном учтивой хозяйки спросила девушка.
– Да, благодарю вас.
– Я вас не ждала.
– Я знаю.
– Садитесь, пожалуйста.
Сильвердейл подождал, пока Ханна устроилась на оттоманке в Голубой гостиной, и лишь потом сел на краешек стула напротив. Спину он держал очень прямо, тщательно расчесанные волосы сияли золотом, шейный платок был безупречной белизны, а сюртук модного в этом сезоне кроваво-красного цвета, сшитый известным портным, сидел просто идеально.
– Когда-то вы звали меня Кристофером, – печально произнес Сильвердейл.
– Это было до того...
– Да-да, понимаю! Просто я... мне не хватает той искренности и простоты, которая была когда-то в наших отношениях. Я надеялся вымолить ваше прощение, доказать вам, что раскаяние мое чистосердечно. Именно это я и хотел сказать вчера вечером, но Мэллори помешал мне.
– Нет нужды снова извиняться, лорд Сильвердейл, – возразила девушка. – Я ведь уже сказала, что прощаю вас.
– На словах, а в вашем сердце по-прежнему живет обида.
– О нет! Я считаю, что жизнь слишком коротка, чтобы носить в себе обиды так долго. Да и чувство это тяжелее для жертвы, чем для обидчика. Кроме того, я не семнадцатилетняя девочка и знаю, чего ждать от мужчины.
– Да, я помню: это был ваш пятый сезон в Лондоне. Поверите ли, я четыре года не смел приблизиться к вам! Лишь наблюдал со стороны и страдал.
– Что-то не верится.
– Напрасно!
– Из-за чего же вы были столь нерешительны? Может, боялись моего брата?
– Вовсе нет! Просто я считал себя недостойным. С того момента, как я впервые увидел вас, я точно знал, что желаю одного – чтобы вы стали моей женой и мы были вместе до конца жизни, но... но я не богат и боялся, что вы и Бериник сочтете меня корыстолюбцем.
– Как вы могли подумать, что деньги имеют для меня или брата какое-либо значение! – сердито воскликнула Ханна.
– Я не знал вас так хорошо, как знаю теперь! Я был глуп, откладывая знакомство, а потом совершил еще большую глупость. Понял, что вы самая необыкновенная девушка на свете, и потерял голову! Испугался, что вы отвергнете меня, и предпринял ту безумную попытку скомпрометировать вас.
Щеки Ханны покрылись румянцем, и она сердито сказала:
– Вы вели себя не глупо, а скорее беззастенчиво!
– Я был в отчаянии! Жаждал жениться на вас, но боялся, что Бериник никогда этого не допустит.
– В отчаянии или нет, но вы не имели права говорить со мной так, прикасаться ко мне. А главное – вы пытались похитить меня!
– О нет!
– Именно так. Ведь ваш экипаж ждал у ограды. Еще немного, и вы просто перекинули бы меня через стену, посадили в карету и увезли. Если бы я не ударила вас.
– Да, в живот. А потом по ноге. И еще по голове сумочкой! Это было ужасно. И я бежал, но нашел в себе смелость вернуться, и вот я снова здесь, перед вами. Так же безумно влюблен и так же отчаянно хочу жениться на вас, но теперь стал умнее. Поверьте мне, Ханна, лорд Сильвердейл повзрослел за тот год, который ему пришлось прожить без вас. Я хорошо усвоил урок, о моя леди Ханна! Прошу вас, дайте мне еще один шанс завоевать ваше сердце!
В этот момент вошел Гейне с подносом, и Ханна мысленно возблагодарила Бога, ибо его появление прервало неприятный для нее разговор. Вскоре пришел герцог Бериник. Он прислонился спиной к камину и небрежно сказал:
– Налей мне чаю, Ханна. Не откажусь и от пряников. Не ждал вас сегодня, Сильвердейл. Это визит вежливости или у вас ко мне дело?
– Пустяк, но для меня это важно. Видите ли, я потерял брелок и думаю, что обронил его где-то в замке вчера вечером. Может быть, кто-то из слуг заметил безделушку? Право, мне неудобно беспокоить вас из-за такой мелочи, но эта вещица мне дорога.
– Не заметил ничего такого. А вы уверены, что потеряли брелок именно в замке? Впрочем, узнаю у Гейнса, или ты уже спрашивала его, Ханна?
– Нет, – ответила девушка. – До твоего прихода мы говорили о других потерях. Лорд Сильвердейл, насколько я помню, вы любите чай с одним кусочком сахара и со сливками. Ваши пристрастия не изменились?
– О нет, я никогда не меняю своих пристрастий! – ответил Сильвердейл, сопроводив эти слова томным взглядом своих прекрасных глаз, чтобы Ханна не усомнилась в истинном смысле сказанного.
– Представь себе, эти господа, приехавшие из Лондона, сплетничают, как настоящие деревенские кумушки. Утверждают, будто Бериник сам увез куда-то ту пропавшую горничную, а когда она начала отстаивать права ребенка, просто убил ее. Кстати, приехали еще несколько человек с такими же тугими кошельками, как у тебя, так что торги обещают быть интересными.
– А что ты им ответил, Мартин? Насчет герцога?
– Сказал, что они сильно ошибаются. Бериник никогда не сделал бы ничего подобного.
– Да, я тоже так думаю. Кстати, я видел мальчика. Некий джентльмен по имени Джордж Итан Уоррен выбрал герцога опекуном для своего сына. Мальчик носит то же имя, и он достаточно взрослый, чтобы знать и помнить, кем были его покойные родители. Не так быстро, Мартин, прошу тебя! Я не расположен сегодня к прогулке вприпрыжку.
– Ты и правда выглядишь усталым. Далеко ездил?
– До Блэккасла, потом к коттеджу вдовы Тислдаун, затем проводил леди Ханну обратно в замок и вернулся сюда. Но не поездка измотала меня. Кое-что случилось в коттедже.
– Ты что-то почувствовал?
– Что-то – мало сказать. Я слышал предсмертные крики молодой женщины и плач. На секунду мне показалось, что я схожу с ума.
– И леди Ханна была с тобой?
– Да, она сама захотела поехать к дому, поискать какие-нибудь улики. Но мы ничего не нашли.
– Однако тебе мерещились крики и плач.
– Да, там осталось зло. Думаю, мне надо съездить туда еще раз, только без леди Ханны. Я хочу, чтобы ты поехал со мной, Мартин.
– Думаешь, я тоже могу услышать?
– Пообещай, что попробуешь.
– Хорошо, хотя не уверен, получится ли что-нибудь. Я не так талантлив, как ты, Мэл.
– Талантлив? Неужели ты считаешь это проклятие талантом?
– Да, и весьма редким. Но сегодня мы никуда не поедем. Вернее, поедем, но в другую сторону, выполнять поручение. Но сначала отдохнем и перекусим. И знаешь, Мэл, не говори ничего Энни о том, что я тоже иногда чувствую и слышу нечто.
Маркиз понимающе улыбнулся:
– Ты так и не рассказал ей? Что ж, я понимаю тебя. Не всякую жену такая новость обрадует. Но знаешь, леди Ханна поверила мне, когда я поведал ей о голосах. Я чувствовал себя донельзя глупо, когда просто сбежал из коттеджа, но она не смеялась надо мной и не сказала, что все это выдумки.
– Что же она сделала? – с интересом спросил Гейзенби.
– А вот это не твое дело, друг мой! Кстати, что за поручение нам предстоит выполнить?
– Мы должны купить гончую.
– Гончую? Собаку? Да их полно на пустоши – зачем сквайру еще одна?
– Это не для сквайра. Видишь ли, деньги на собаку собирало множество людей, потому что это подарок.
– Кому? |
– Преподобному Дэмпси. Энни говорила, что когда-то у него была гончая, но несколько лет назад пес умер от старости, и вот прихожане решили подарить ему щенка.
– А может, стоит его спросить, хочет ли он собаку?
– Нельзя. Мы должны хранить секрет до воскресенья.
– Только не это! Опять секрет! Что происходит в этом доме?
– О чем ты?
– О том, что кругом одни тайны, и я это чувствую. А ты, Мартин?
Преподобный мистер Дэмпси сидел в гостиной и смотрел в остывший камин. Чело его было омрачено нерадостными думами.
Жена, некоторое время наблюдавшая за ним, отложила в сторону вязание и сказала сочувственным тоном:
– Тебе нет нужды так переживать, Ричард. Никто не ждет от тебя каких-то особенных слов – ты ведь едва знал эту девушку.
– Нет, Верни, я думал не о речи на похоронах бедной Мэг.
– А о чем же?
– Видишь ли, дорогая, это секрет! Впрочем, ты все равно скоро узнаешь, что происходит. Однако я обещал Беринику, что ничего тебе не скажу.
– Уильям тебя об этом просил? – Темные глаза Вероники вспыхнули гневом, а потом затуманились.
Заглянув в глаза жены, пастор беспокойно задвигался в кресле.
– Не надо так на меня смотреть, Верни. У меня мысли путаются. Хочется зацеловать тебя до смерти.
– Этот взгляд должен был внушить страх твоей душе, Ричард Дэмпси.
– Знаю. Но я почему-то не столько пугаюсь, сколько прихожу в возбуждение и хочу любить тебя немедленно.
– Не смей!
– Нет?
– Не сейчас! Скажи лучше, что за секрет?
– Не могу, милая, я обещал мальчику.
– Черт бы тебя побрал!
– И не говори. Но знаешь, я тут подумал – мы могли бы пойти в кухню и выпить с миссис Лэнгтон по чашечке чаю. Как по-твоему, она не очень сейчас занята?
Вероника улыбнулась:
– Ты же знаешь, что она печет хлеб. Я уже чувствую запах!
– Скоро этот восхитительный запах распространится по всему дому и проникнет в конюшню, – подхватил пастор. – И Харви тотчас явится на кухню. Он не знает, что я дал Беринику обещание не посвящать тебя в то, что происходит. Думаю, они с Эли не упустят случая еще разок все обсудить.
– Хочешь сказать, что мистер и миссис Лэнгтон знают секрет, который ты от меня скрываешь?
– Так и есть.
– В таком случае я хочу чаю и свежего хлеба с маслом, – заявила Вероника, поднимаясь. – Идем, муж мой, послушаем, что расскажут хозяйке кухарка и работник.
Миссис Дэмпси подобрала подол светло-зеленого платья и пошла к двери. Муж двинулся следом. Взяв его под руку, она прошептала:
– Перестань улыбаться! Эли и Харви подумают бог знает что!
– Я знаю, что они подумают, – ответил пастор. – Что мы с тобой идем не из гостиной.
– Ричард!
– Да-да, милая! У тебя глаза пылают, как у бешеной кобылицы, а я по-идиотски улыбаюсь и ничего не могу с этим поделать. И раз уж так получилось, почему бы мне не отнести тебя в спальню? Хлеб не скоро остынет.
– Только посмей, Ричард Дэмпси, и ты увидишь, какова я в гневе!
День потихоньку собирался превратиться в вечер, когда темноволосый молодой человек с широкими плечами и ангельским лицом покинул комнату, которую снимал в домике миссис Диринг. Хозяйка провожала постояльца, и, прощаясь, тот небрежно заметил, что друзья ждут его у «Хромого пса». Миссис Диринг, дожившая до семидесяти лет и ни разу не усомнившаяся в том, что люди всегда говорят правду, поверила.
Молодой человек, однако, направился в «Три столба», и пока конюх седлал его коня, ждал, сунув руки в карманы и прислонившись к столбу у ворот. Но даже эта небрежная поза не могла скрыть горделивую осанку и тот особый шик, который выдавал в нем подлинного аристократа.
– Это кто? – шепотом спросил мальчишка, прислуживавший на конюшне, буквально пожирая глазами элегантного мужчину у входа. Особенно Дэнни восхитили небрежно сдвинутая на затылок шляпа и темный локон, упавший на лоб.
– – Эй, Дэнни, ну-ка за работу. – Дональд Хок вел лошадь джентльмена. Он взъерошил мальчишке волосы, проходя мимо, и подмигнул.
Но лицо его тут же приняло подобающее выражение почтительности, и он подвел господину лошадь, за что и был вознагражден монетой.
– Благодарю вас, милорд, – сказал Дональд.
Джентльмен кивнул, вскочил в седло и не спеша поехал по главной улице. Когда деревня осталась позади, он свернул на тропинку, проехал мимо ферм, через лес, и направился к церковному кладбищу. У ограды господин задержался и несколько минут внимательно разглядывал свежевырытую могилу, насвистывая старую-старую песенку о молодой женщине, которая погибла от любви. Потом вдруг оборвал мотив и двинулся дальше. Неторопливо проехал мимо церкви, цепким взглядом окинул дом священника. Затем, выбрав тропинку среди множества, пустил лошадь в галоп. Солнце садилось, окрасив облака в праздничные желтые, оранжевые и розовые цвета.
– Когда солнышко садится, можно с девкой порезвиться, – смеясь, пробормотал господин.
Вскоре впереди показалась заброшенная ферма Хаттера. Здесь, посреди невозделанного поля, стоял небольшой дом. Молодой человек остановил лошадь и некоторое время сидел, погруженный в раздумье. Затем запустил пальцы в карман жилета – нужно заметить, что жилет был сшит из лучшего шелка в голубую и зеленую полоску, – и вынул оттуда серебряного льва с рубиновым глазом. Он крепко зажал безделушку в кулаке, внимательно огляделся по сторонам и, убедившись, что окрестности безлюдны, подъехал к дому. Спешившись, джентльмен привязал лошадь у крыльца и уверенными шагами пошел к двери. На стук никто не отозвался, тогда он просто толкнул дверь и вошел.
Гейзенби хохотал.
– Мне что-то не смешно, – сердито сказал Мэл. Он пытался удержать на руках вертлявого щенка, сидя верхом на Саймоне, который осторожно нес всадника по лесной просеке.
– А мне смешно, потому что со стороны ты презабавно выглядишь, – отозвался Мартин. – Хочешь, я снова повезу его?
– Глупости. Если ты смог удержать этого чертенка, то и я справлюсь. Еще несколько минут назад, непрерывно чертыхаясь, ты выглядел не таким веселым! О! Я придумал! – С этими словами Мэл расстегнул сюртук, засунул щенка за пазуху и быстро застегнул пуговицы.
Теперь пониже подбородка маркиза торчала маленькая мордочка с живыми темными глазами и длинными ушками, которые хлопали в такт шагам Саймона.
– Клянусь, это самый нескладный щенок на свете, – заметил Мэллори. – Скажи, ты уверен, что паства хорошо относится к преподобному? Судя по подарку, они его терпеть не могут.
– Ошибаешься, Мэл. Во-первых, все очень любят и уважают мистера Дэмпси. А во-вторых, щенок как щенок. Для гончей таких чистых и благородных кровей он просто красавец.
– Стой-ка, мне показалось. Нет, я бы почувствовал. Что ты сказал?
– Вот увидишь, леди Ханна полюбит его с первого взгляда.
– Я думал, он предназначен для преподобного.
– Но преподобный – ее отчим. Она наверняка будет много времени проводить в его доме, играя со щенком.
– Думаешь?
– Уверен. А может, стоило купить еще одного?
– Для леди Ханны?
– Для тебя, недоумок!
– Пожалуйста, не называй меня так, дружище Мартин, а то я расквашу тебе нос. Зачем мне покупать гончую?
– Тогда леди Ханна приходила бы каждый день в дом сквайра Тофера играть с тобой и твоим щенком.
– Гейзенби!
– Да ладно. Ведь она тебе нравится.
– Не отрицаю. Но я уже говорил тебе и повторю еще раз. Меня совершенно не интересуют эти игры, и я не желаю связывать себя какими-то дурацкими обязательствами. Прекрати елозить, чертов пес!
Мэл сердито посмотрел на щенка, но не успел опомниться, как тот поднял мордочку, кротко взглянул на маркиза и принялся быстро-быстро лизать его лицо розовым шершавым язычком. Мэл усмехнулся, но промолчал.
– Ясно, – откомментировал Мартин. – Ты терпеть не можешь этого щенка – сразу видно! И так же очевидно, что у тебя нет никаких планов в отношении леди Ханны! Знаешь, Мэл, я же не слепой и не дурак. Да ты влюбился по уши! И не надо меня уверять, что ты никогда не пойдешь к алтарю, потому что это ловушка. Ты не пойдешь – ты побежишь, если только леди Ханна согласится пойти вместе с тобой. А это не исключено.
– Не думаю, – мрачно произнес маркиз, сражаясь со щенком, рвавшимся наружу. – В конце концов, она сестра герцога, к тому же знает, что я со странностями.
– А при чем здесь Бериник?
– Я просто хотел сказать, что вряд ли ее устроил бы брак со мной. Ей не нужен титул и тем более деньги. Бериник богат, как Крез. Она...
Мэл вдруг осекся. Глаза его расширились, взгляд стал отсутствующим. Поводья выпали из рук, и он упал на холку жеребца. Саймон остановился, а щенок, под тяжестью потерявшего сознание Мэла, разразился пронзительным визгом.
– Мэл? Мэллори! Что с тобой? – Мартин остановил лошадь, потянулся к приятелю и тут заметил кровь. Волосы на затылке уже намокли, и теперь красное пятно быстро расплывалось на кипельно белом шейном платке маркиза.
Мартин поддержал друга, не позволяя ему свалиться с лошади, и стал озираться. Какое-то движение за кустами, вспышка света – и больше ничего. Он снова сосредоточил внимание на потерявшем сознание друге. Ему удалось выпрямить Мэла, расстегнуть пуговицы на его сюртуке и вытащить трепыхающегося щенка. Мартин осторожно опустил пса на землю, сел позади Мэллори, обнял его одной рукой, другой схватил поводья Саймона и погнал его вперед. Конь шел тяжело, вес двух седоков был весьма ощутим, но Мартин то и дело поторапливал его, видя, как увеличивается кровавое пятно. Лошадь Гейзенби бежала следом, прекрасно зная, что эта дорога ведет к конюшне, где ее ждут уютные стойла и полная мера овса.
Щенок бежал изо всех сил, перебирая маленькими лапками и стараясь не отстать, но вскоре лошади и люди скрылись из виду, и тогда он сел на тропинке и разразился жалобным щенячьим визгом, чувствуя себя брошенным и никому не нужным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Просто идеал - Лэнсдаун Джудит

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Просто идеал - Лэнсдаун Джудит



интересная книга, не жаль потраченного времени. легко читается. мило)))
Просто идеал - Лэнсдаун ДжудитКатрин Самира
11.08.2012, 21.32





просто бред я очень жалею о потраченнном времени
Просто идеал - Лэнсдаун Джудитлуиза
9.01.2013, 22.56





Мне не понравилось. Любви нет, один криминал.
Просто идеал - Лэнсдаун ДжудитКэт
8.08.2013, 9.58





Слабый роман. Не тратьте время.
Просто идеал - Лэнсдаун ДжудитВ.З.,65л.
25.09.2013, 14.31





роман замечательный и читать приятно !
Просто идеал - Лэнсдаун Джудиткот
21.10.2014, 17.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100