Читать онлайн Просто идеал, автора - Лэнсдаун Джудит, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Просто идеал - Лэнсдаун Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Просто идеал - Лэнсдаун Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Просто идеал - Лэнсдаун Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэнсдаун Джудит

Просто идеал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

В Блэккасле утро шло своим чередом. Преподобный Дэмпси давно отбыл домой, многократно пообещав не рассказывать ничего матери герцога – пока, во всяком случае.
Лейтенант Эллиот провел замечательную ночь на роскошной постели с мягкими подушками – удовольствие, которое умеют ценить люди, частенько ночевавшие на земле. Он плотно позавтракал и собирался продолжить свое путешествие в какой-то забытый Богом уголок Йоркшира, где проживала его сестра. Ханна и Бериник стояли на верху лестницы у дверей замка, а бравый драгун гарцевал на лошади. Ханна, смеясь, махала ему рукой. Тут на подъездной аллее показались наши путники, добравшиеся наконец до замка. Улыбка растаяла на губах герцога, и он буркнул:
– Только этого типа тут не хватало.
– Ты о чем? – удивленно спросила Ханна и тут заметила всадников.
Эллиот как раз поравнялся с Мэллори. Мальчик, сидевший перед маркизом, смотрел на драгуна во все глаза. Лейтенанта позабавил его восторг, и неожиданно даже для себя самого он устроил для мальчишки небольшое представление: отсалютовал ему, потом заставил лошадь немного погарцевать, поднял животное на дыбы, а затем, дав шпоры, умчался прочь.
– О! – благоговейно выдохнул Джордж. – Это был настоящий солдат, да?
– Драгун. Один из лучших на службе его величества.
– Оно и видно, что лучший, – кивнул мальчик. – Он такой... такой!
– Его зовут Эллиот. Он лейтенант. Учился вместе с герцогом в школе. Еще мальчишками они стали друзьями.
– Правда? А герцог тоже драгун?
– Нет. Он не мог бы вступить в кавалерию. Он ведь хозяин замка, и у него много дел и обязанностей. Но он прекрасный наездник, и в его конюшнях много чудесных лошадей. Думаю, он позволит тебе покататься.
– Да я не умею по-настоящему ездить верхом. Папа собирался меня научить, но не успел, – сказал мальчик и печально добавил: – Он умер.
– Я не знал. Мне жаль, Джордж, – отозвался Мэллори. – Смотри, вон герцог Бериник – тот джентльмен на крыльце.
– Но... но мистер Шаттлфилд не сказал, что он пират! Сказал только, что он герцог!
Мэллори усмехнулся. Ему никогда не приходило в голову, что с черной повязкой на лице Бериник и впрямь похож на одноглазого пирата. «Это потому, что я уже взрослый, – решил маркиз. – Если бы я впервые увидел герцога в более юном возрасте, то вполне мог бы подумать, что этот тип явился сюда после того, как славно поразбойничал на просторах всех семи морей».
– Доброе утро! – Мэллори осадил лошадь у подножия лестницы и приветствовал хозяев замка, молча взиравших на него с верхних ступеней. – Прошу прощения за столь ранний визит, но я прогуливался по окрестностям и встретил этого молодого человека и вашего мистера Шаттлфилда. Их двуколка сломалась, и я счел своим долгом проводить их до замка.
– Как это мило с вашей стороны, лорд Мэллори! – Ханна улыбнулась, и сердце Мэла застучало быстрее.
Он спешился и снял мальчика с седла. Шаттлфилд тоже слез с лошади, правда, без особого изящества. Лицо его выражало тревогу.
– Прошу меня простить, ваша милость, – заторопился он с объяснениями. – Я держал его у себя сколько мог. Но тут возникло это дело с завещанием Уиттендела, и, зная, что несчастное семейство может потерять состояние, я провожу все дни в коллегии, меня почти не бывает дома...
– Назовите мне хотя бы одну причину, Шаттлфилд, – раздался ровный, но очень неприятный голос герцога, – достаточно вескую для того, чтобы я не отделил вашу голову от туловища немедленно.
– Но... но... мальчик остался без присмотра! В таком городе, как Лондон, это совершенно недопустимо. Я не знал, можно ли послать его в школу – ведь вы не дали мне никаких указаний на этот счет. Бериник-Хаус заперт, и там живет один Карсон, которому нельзя кота доверить, не то что ребенка...
– Я велел вам держать его у себя, пока я не приму решение, – резко заявил герцог.
– Да, но в тот момент завещание Уиттендела еще не было оспорено в суде, и я...
– Довольно, Шаттлфилд. Что сделано, то сделано. Итак, тебя зовут Уоррен, юноша? А дальше? Когда-то я, должно быть, знал твое полное имя, но потом позабыл.
– Д-джордж Итан Уоррен, сэр. То есть ваша милость. – Несмотря на охвативший его страх, мальчик старался держаться с достоинством.
– Джордж. Как и твой отец? Меня зовут Бериник, а это леди Ханна. С Мэллори ты уже знаком... Надеюсь, у тебя хватило ума узнать имя человека, прежде чем сесть с ним на одну лошадь?
– Д-да, сэр... ваша милость. У меня хватило ума, и я узнал имя этого господина.
– Очень хорошо. Гейне!
Мальчику показалось, что стены замка содрогнулись от этого вопля, но никто из окружающих даже глазом не моргнул, впрочем, Шаттлфилд подпрыгнул, как подстреленный заяц, но Джордж этого не видел.
– Гейне!
Джордж зажал уши руками, и леди Ханна наклонилась к нему, желая успокоить.
– Он всегда такой шумный? – спросил мальчик шепотом.
– Не всегда. Иногда он довольно спокойный и милый. Но бывают моменты, – леди Ханна чуть заметно улыбнулась Мэллори, – когда герцог действительно повышает голос. И тогда его слышно даже в деревне.
– Вы безбожно преувеличиваете его таланты, – отозвался Мэллори.
– Ну, мне всегда так казалось. А уж тот, на кого герцог повысил голос, наверняка уверен, что эти крики слышны и в Лондоне.
– Гейне!
– Да, ваша милость! Я здесь! К вашим услугам! – В дверях показался запыхавшийся слуга.
– Спальня готова?
– Спальня, ваша милость?
– Именно, Гейне. Спальня. Эллиот уехал, но прибыл новый гость. Хотя минуточку, возможно, два новых гостя? Вы останетесь на ужин, Шаттлфилд?
Поверенный покачал головой:
– Благодарю вас, ваша милость, но никак не могу. Я должен выехать в Лондон немедленно. Ближайшим дилижансом. Он отходит в два часа от трактира.
– В два? – Герцог развлекался. Бедный законник слышал грозный голос, видел хмурое лицо, но никак не мог разглядеть смешинок в пронзительно-голубом глазу Бериника. – Вы вполне успеете позавтракать с нами, Шаттлфилд! Идемте!
– Не могу... Простите, ваша милость, но я должен вернуть лошадь и объяснить хозяину трактира, где оставил двуколку...
– Гейне! Нам понадобится только одна спальня. Пошли горничных, пусть приготовят королевскую спальню. А потом прикажи Тому Хасти позаботиться о лошади и двуколке. Я дам экипаж, чтобы вы поспели вовремя, Шаттлфилд, так что вы вполне успеете позавтракать со мной.
– Вы... очень добры, ваша милость.
– Это точно. Идемте же, я просто умираю с голода... А ты, Джордж Итан Уоррен, голоден?
– Да, сэр, – услышал мальчик голос леди Ханны, шептавшей ему на ухо.
– Да, – послушно повторил он.
– Прекрасно! Тогда идем с нами... Ханна, ты ведь собиралась к сквайру?
– А я и не знала, – язвительно заметила сестра.
– О да! Конечно, ты собиралась. И возьми Дарлинг – ей нужно хорошенько побегать... И кого-нибудь из конюхов. Я не хочу, чтобы ты ездила в одиночестве. Не сегодня!
– По правде говоря, я еще не думал возвращаться в Тофер-Хаус, – сказал Мэллори, помогая Ханне сесть в седло.
– Куда же вы направлялись?
Ханна улыбалась ему, и Мэллори показалось, что день вдруг стал необыкновенно светлым и радостным.
– Я хотел просто побродить по окрестностям... Должен заметить, ваш брат умеет убеждать.
– В самом деле? – Она засмеялась, и Мэллори не попал сапогом в стремя. Тело его наполнялось странным ощущением – словно где-то внутри порхали мотыльки. Наконец он сосредоточился и вскочил в седло.
– Да, – продолжал маркиз. – Ваш брат обладает такой силой убеждения, что я уже готов был отправиться в дом сквайра, хотя это не входило в мои планы.
– Нет нужды отказываться от своих планов из-за Уилла или меня. Ведь вы собирались посмотреть окрестности? Так поезжайте. Я прогуляю Дарлинг и вернусь. Уиллу и в голову не придет усомниться в том, что я провожала вас до самого Тофер-Хауса.
– Нет-нет, – горячо запротестовал Мэллори. – Не лишайте меня вашего общества. Может быть, согласитесь сопровождать меня? Покажете ваши любимые тропинки. Этот лес выглядит весьма заманчиво... У него есть название?
– Гридвинский. Нет, Дейви, сегодня о моем благополучии позаботится лорд Мэллори. Вы не против, маркиз?
– Я польщен, леди Ханна, и готов пожертвовать жизнью по первому вашему слову.
– Будем надеяться, что такого геройства не потребуется... – Ханна покачала головой, и Ланкастер, который уже приготовился сопровождать ее, остался на месте.
– Так вот, Гридвинский лес очень старый и уже много веков пытается поглотить нас.
– Как это?
– Каждый год нам приходится вырубать и выжигать часть леса, чтобы освободить поля и не дать зарасти дорогам. Если не заботиться об этом постоянно, лет через десять чаща поглотит земли вокруг замка. Впервые придя в эти края, Торны нашли здесь только лес, холмы и болото.
– А откуда пришел ваш род?
– Из Уэльса.
– Выходит, под англосаксонской благопристойностью скрываются гордые и свободолюбивые дети Уэльса?
– Да!
– И вы тоже?
– Я дочь своего рода... – Они выехали за ворота замка, и леди Ханна придержала лошадь. – Прежде чем мы примемся исследовать тропинки, милорд, я хотела бы заняться делом. Мне нужно посетить одно место...
– Куда прикажете? – улыбнулся маркиз.
– В коттедж вдовы Тислдаун.
– Благотворительность?
– Нет, там сейчас никто не живет. Но именно в этом коттедже нашли тело бедняжки Мэг.
– И вы хотите туда поехать? – На лице Мэллори отразилось изумление.
– Да, а что? – в свою очередь, удивилась девушка.
– Молодые женщины обычно плохо переносят подобные вещи.. Падают в обморок даже при виде червяка, насаженного на рыболовный крючок. Любая женщина из тех, кого я знаю, лишилась бы чувств при одной мысли, что ей придется войти в дом, где произошло убийство.
– Должно быть, вы никогда не были знакомы с женщинами из Уэльса, с потомками рода Торн, например, – усмехнулась Ханна. – Я хочу осмотреть коттедж, чтобы убедиться, что мама и Ричард не пропустили ничего важного. Вдруг я замечу что-то, проливающее свет на причину убийства или личность негодяя?
– Девушку нашла ваша мать?
– Да, они с отчимом. Вы с ними еще не знакомы, но непременно увидите их в воскресенье.
– Вот как?
– Если собираетесь в церковь на воскресную службу. Мой отчим – приходский священник.
Брови Мэллори взлетели вверх.
– Ваша мама вышла замуж за простого пастора? – изумился он.
– Ричард во многих отношениях удивительный человек.
– Да, но, прошу прощения, это как-то необычно. Значит, вдовствующая герцогиня Бериник – жена приходского священника?
– И смею вас уверить, счастливая жена! Мне кажется, для вдовы нет ничего зазорного в том, чтобы выйти замуж за человека ниже ее по происхождению, особенно если это брак по любви.
– По любви, – задумчиво повторил Мэл, пробуя на вкус это слово, прозвучавшее совершенно по-новому, словно прежде оно не слетало с его губ в досужих беседах.
– Вы не верите в любовь, лорд Мэллори?
– Я этого не говорил. Конечно же, я верю в любовь! Я и сам испытал это прекрасное чувство, мне было тогда девять лет.
– И что же случилось?
– Я лишился своей коллекции пуговиц.
Ханна расхохоталась. На глазах ее выступили слезы, и она осадила лошадь, чтобы снять перчатки и вытереть их.
– Не вижу ничего смешного, – сурово произнес маркиз. – Я бы назвал эту историю трагичной. Это была чудесная коллекция пуговиц, но Элли Саммерс выбросила их все, прежде чем уехать и разбить мое сердце.
Сильвердейл повторил тщательно продуманные слова не раз и не два. Что значит для него, привыкшего вращаться в обществе, пустить сплетню? Игра. Слово, сказанное при выходе из бара; пара вопросов, пока он ждал у конюшни, где седлали его лошадь; несколько фраз, когда он вместе с другими джентльменами ехал по направлению к Тофер-Хаусу.
Мальчик похож на герцога, ему семь или восемь лет. А разве не восемь лет назад Бериник прочесывал Лондон в поисках какой-то не то горничной, не то камеристки? Говорят, ее нашли недавно задушенную в коттедже на земле герцога. Странное совпадение, не так ли?
– О чем это вы, Сильвердейл? – спросил его престарелый, но все еще громогласный и очень влиятельный барон Уиков. – Если вам есть что сказать, говорите!
– Да нет, я просто подумал, как все складывается: девушка исчезла, потом появился мальчик весьма подходящего возраста, а женщину убили.
Никто не произнес ни слова. Хотя все поняли, что это своего рода обвинение. Однако связываться с герцогом желающих не нашлось. Ведь от него можно было ждать чего угодно.
И все же Сильвердейл был удовлетворен. Никто не возразил. А пока этого вполне достаточно. Потом начнутся перешептывания, и сплетня заживет своей жизнью. Ехать смотреть на лошадей он счел пустой тратой времени и, сославшись на то, что ему необходимо навестить какого-то пожилого джентльмена по поручению матушки, повернул лошадь и отправился прямиком в Баррен-Уичи.
На губах лорда Сильвердейла порхала легкая улыбка человека, довольного собой. Как все удачно получилось! И не то чтобы он выдумал все эти слухи, нет, просто добавил незначительный фрагмент, соединив мальчишку с мертвой служанкой. А уж местные жители, а также любители лошадей сделают остальное. Вскоре слухи дойдут до леди Ханны, и она, как обычно, примет сторону брата. Тут-то и наступит его час. Никто из ее знакомых наверняка не рискнет публично защищать герцога. А он будет хвалить его на каждом углу. Ханна по достоинству оценит его верность и смелость. И в качестве благодарности найдет в своем сердце уголок для него.
Сильвердейл остановил лошадь и некоторое время пребывал в задумчивости. А может быть, стоит прямо сейчас отправиться в Блэккасл и сообщить леди Ханне все эти ужасные сплетни? Он вытащил из кармана серебряные часы. Скоро одиннадцать. Что ж, вполне подходящее время для визита. Все еще улыбаясь, он захлопнул крышку часов и тут заметил пропажу.
– Куда, черт возьми, он подевался? Ведь вчера я его видел... или нет? – бормотал лорд Сильвердейл, удерживая коня на месте и сжимая часы в руке. Затейливую золотую цепь часов украшало несколько безделушек. Вот золотой крокодил с изумрудными глазками, хрустальный павлин с инкрустированным хвостом... а льва нет. Серебряный лев с рубиновым глазом исчез. Чувствуя, как спина покрывается потом, лорд изо всех сил пытался вспомнить, когда видел игрушку в последний раз. «Должно быть, он в трактире... Или в Блэккасле.
Вынимал ли я часы днем в Тофер-Хаусе? Когда же он потерялся... Черт, а ведь утром я просто сунул часы в карман, не глядя на них... Нет-нет, он наверняка в гостинице... валяется где-нибудь на комоде...» И Сильвердейл, повернув коня, помчался в деревню.
– Уймите дрожь, Шаттлфилд, – лениво произнес герцог Бериник.
Со своего места во главе стола он с интересом наблюдал за мальчиком, сидевшим напротив. Тот доедал третье яйцо, вторую порцию бекона, запивая все это третьим стаканом молока.
– Не хотелось бы говорить об этом, но я знаю, что взвалил на ваши плечи тяжкое бремя, попросив заботиться о ребенке, – продолжал Бериник.
– Правда, ваша милость? – с тревогой спросил законник, сидевший как на иголках.
– Да, хотя, с другой стороны, какой толк от адвоката, если на него нельзя время от времени переложить хотя бы часть собственных забот?
Мистер Шаттлфилд промолчал. В чем-то герцог был прав, Компания, представлявшая интересы Бериника, за последние восемь лет устраивала для него самые разные дела, но только потому, что герцог категорически отказывался делать что-то сам.
– Выпейте хотя бы чаю, Шаттлфилд, и съешьте пирожок с яблоками. Ллуэллин подаст экипаж через четверть часа, и вы вполне успеете доехать до деревни и собраться. Он очень маленький.
– Ллуэллин?
– Нет, Шаттлфилд, не Ллуэллин. Мальчик.
– О да.
– Не так громко, иначе он нас услышит. Сколько ему лет?
– Восемь, ваша милость.
– Восемь? В чем же дело? Может, он эльф?
– Да что вы, ваша милость! Он просто...
– Кажется, будто он весь состоит из ног и рук. А нос! Непонятно, как на лице уместилось что-то еще... А уши...
– Эти уши слышат все, что вы говорите, ваша милость, – с неожиданной для его возраста смелостью заявил Джордж Итан Уоррен с дальнего конца стола. – Каждое слово!
– Правда? Прошу прощения, мастер Уоррен. Вы так шумно жевали – я и представить себе не мог, что вы расслышите что-то, кроме собственного чавканья.
Джордж, который как раз в этот момент допивал молоко, прыснул со смеху. Стол перед ним мгновенно покрылся множеством белых капелек.
Шаттлфилд побледнел, младший лакей бросился вытирать Джорджа и стол. Мальчик встретился глазами с герцогом. Единственный глаз герцога весело щурился, и когда он произнес: «Какой милый фонтанчик», – мальчик расхохотался.
– Джек, раз вы все равно идете в кухню, принесите мастеру Уоррену еще стакан молока, – велел Бериник. – Думаю, он пригодится, поскольку наш гость еще не пробовал пирога с яблоками.
– Да, ваша милость. – И лакей исчез.
– Похоже, вы неспроста потчуете гостей этими пирожками, ваша милость, – сказал мальчик. – Они отравлены?
– Мастер Уоррен! – Глаза Шаттлфилда за стеклами очков едва не вылезли из орбит.
– Значит, ты отважный эльф, да? – с любопытством спросил Бериник.
– Я не эльф! – запротестовал мальчик. – Я просто болезненный и поэтому плохо расту.
– Глупости! Молодой человек, который съел три яйца, две порции бекона, тост с джемом и теперь смотрит на пирожки с яблоками, не может называться болезненным, – заявил герцог.
В этот момент лакей поставил перед мальчиком третий стакан молока и тарелочку с двумя пирожками. Мальчик уставился на них с видом крайнего недоверия. Потом все же рискнул надкусить один. Потом откусил побольше.
– Похоже, с ними все в порядке, мистер Шаттлфилд, – счастливо объявил Джордж и занялся пирожком вплотную.
– Он и правда болезненный мальчик, – прошептал адвокат. – Его отец написал вам, что следует предпринять в случае, если ему станет плохо. Письмо у меня с собой.
– Так давайте его сюда. Не пойму, что нашло на Уоррена, когда он решил сделать меня опекуном своего сына. Мы даже не были близкими друзьями.
– Папа выбрал вас, потому что вы богатый, благородный, умный, храбрый и на вас можно положиться в любой ситуации, – объявил Джордж. – Он сказал, что вы именно тот человек, которому он сможет доверить меня, если умрет, как мама. А потом он умер, – едва слышно добавил мальчик. – Как мама.
– Я знаю, Джордж. – Голос Бериника звучал ровно, теперь в нем не было и тени насмешки. – Я огорчился, узнав о его смерти. Конечно, когда мы были школьниками, он вел себя со мной как последний мерзавец, но потом вырос и превратился в образцового джентльмена.
– Папа? Как мерзавец?
– Мне так казалось. Он дразнил меня пиратом и циклопом. И поспорил с другими мальчишками на два пенни, что не побоится пробраться в спальню и посмотреть на меня, когда я без повязки.
– Мой папа?
– Именно. Но потом я вырос и выбил из него эту дурь. И он оказался неплохим парнем.
Мэллори легко снял леди Ханну с седла. На секунду его руки задержались на талии девушки, но потом он призвал их к порядку и решительно засунул в карманы. Маркиз огляделся, ощутил на щеке прикосновение теплого ветерка и негромко сказал:
– Здесь так красиво.
Но в тот же момент Мэллори почувствовал зло в этом прекрасном месте и не смог сдержать дрожи. Его плечи словно свело судорогой, но он быстро взял себя в руки. Однако от Ханны это не ускользнуло.
– Что с вами, милорд? Вам нехорошо?
– Вам показалось. Все прекрасно.
– Но я видела, как вы передернули плечами...
– Мои плечи, леди Ханна, на месте, там, где им положено быть. У вас просто разыгралось воображение...
– Вот как? С воображением у меня все в порядке. Но возможно, вам неприятно мое прикосновение? – Рука Ханны выскользнула из-под локтя Мэллори. – Вы совершенно не обязаны быть столь галантным. Я, знаете ли, вполне способна передвигаться самостоятельно.
– Я знаю, – примирительно ответил Мэллори. – Видите ли, я почувствовал нечто... Есть такая поговорка: «У меня мурашки по коже – должно быть, кто-то ходит по моей могиле».
Ханна явно не слышала этой поговорки и уставилась на Мэла широко распахнутыми глазами. Губы ее тронула насмешливая улыбка.
– Ах, маркиз, но ведь это глупо! Как можно чувствовать, что кто-то ходит по вашей могиле, если вы там еще не лежите?
– Такова народная мудрость. Знаете, так и в самом деле бывает – когда мурашки по коже, я имею в виду.
– Правда? А скажите, милорд, мурашки отличаются друг от друга, когда по могиле идет, скажем, гусь?.. А потом, например, корова?
– Не задумывался, – Мэллори улыбнулся и осторожно положил ее руку себе на локоть, – но в следующий раз я проведу необходимые исследования... Этот коттедж очень красив. Мне показалось, что с той стороны есть клумбы.
– Да, это так. Один из наших садовников регулярно наведывается сюда, чтобы ухаживать за цветами. И огород каждый год сажают. А еще наши работники следят за тем, чтобы маленький прудик за домом не пересыхал и у ежиков всегда было вдоволь воды.
– Пруд для ежиков?
– О да! Их здесь множество – целая деревня. Когда-то давно Уилл привез несколько штук для Чарли и Милли.
– Ваш брат? Сам привез ежиков, и теперь по его приказанию для них содержат пруд и огород?
– Я не должна была об этом рассказывать, – огорченно вздохнула Ханна. – Лорд Мэллори, пообещайте мне, что никому не скажете, иначе репутации Уилла будет нанесен большой ущерб!
– Да что вы! Никому и никогда! Да и кто поверит, что под суровой внешностью человека, которого называют кошмаром палаты лордов, скрывается нежная душа, которая печется о благополучии семейства ежиков? Если я расскажу эту историю, меня отправят в дом для умалишенных.
Леди Ханна улыбнулась ему, и Мэллори почувствовал, как внутри разливается тепло. «Это удивительно, – думал он, глядя, как девушка идет перед ним по дорожке, – как это раньше я не обращал внимания на женские улыбки. Интересно, улыбались ли мне раньше? Наверняка. Просто я не замечал. Женщины всегда улыбаются и строят глазки, особенно когда выходят на охоту – на поиски мужа. Но леди Ханна не охотится – это я точно знаю».
Они вошли в коттедж, и в тот же миг с его губ сорвался возглас:
– Боже мой!
– Что? Что с вами, милорд?
Ханна обернулась. Мэллори застыл на пороге. Лицо его стало пепельно-серым, прекрасные зеленые глаза потускнели, он зажал ладонями уши. Все-таки он болен, подумала Ханна. Обхватила его рукой, надеясь довести до гостиной – там он смог бы прилечь на софу и отдохнуть. Шаг, еще один. Мэллори прерывисто дышал, словно ему не хватало воздуха, на лбу и над верхней губой выступил пот.
– Ну, еще немножко, – приговаривала Ханна, пытаясь увлечь его за собой. – Еще несколько шагов до гостиной, там вы сможете прилечь...
«Только бы он не потерял сознания, – с отчаянием думала она, – я не смогу нести его». Мэл остановился После нескольких безуспешных попыток заставить крупного мужчину двинуться вперед Ханна отняла его ладонь от уха и спросила:
– Вы слышите меня, лорд Мэллори? Нам надо дойти до гостиной, там вы сможете прилечь...
– Нет! – Он смотрел на нее невидящим взглядом. – Назад... На улицу...
– На улицу? – Ханна решила, что он не в себе. Зачем идти на улицу, если еще несколько шагов – и он сможет прилечь и отдохнуть. – Пойдемте же!
Она обняла его обеими руками за талию и попыталась заставить пройти эти несколько шагов.
В следующее мгновение маркиз подхватил ее на руки, повернулся и бросился вон из дома. Коридор, порог, садик промелькнули мимо, и они оказались у невысокого заборчика, где всего несколько минут назад привязали своих лошадей. Здесь Мэл поставил девушку на землю и быстро отвернулся, тяжело дыша, изо всех сил стараясь справиться с собой.
Ханна, озадаченная и встревоженная, положила руку ему на плечо.
– Посмотрите на меня, лорд Мэллори, – ласково произнесла она.
– Сейчас...
– Я понимаю: вы хотите прийти в себя.
– Мне так стыдно. – Он наконец нашел мужество встретиться с Ханной глазами. – Вы ничего не слышали?
– Что я должна была услышать, милорд?
– Крики и плач.
Желая успокоить его, Ханна коснулась пальцами его щек, откинула со лба влажные волосы. Мэл с благодарностью принял ласку. Ему нужно было ее участие, просто потому, что она здесь, такая реальная, такая живая! Он спрятал лицо в ее ладонях, потом поцеловал тыльную сторону кисти, там, где кончались перчатки, и вдруг прижал девушку к себе.
Ханна не сопротивлялась. Такая вольность возмутила бы ее при других обстоятельствах, но сейчас она молча обвила руками шею мужчины, который нуждался в ее помощи, и дружески похлопала его по спине. Так они и стояли, обнявшись. Потом Мэл отстранился и взглянул на девушку. Лицо его разгладилось и приобрело вполне нормальный цвет, зеленые глаза вновь засверкали. Он хотел что-то сказать, но колебался.
– Расскажите мне, – тихо попросила Ханна, беря его руки в свои.
– Вы, должно быть, считаете меня слабонервным идиотом, – с горечью ответил Мэл. – Если я расскажу... Вы сочтете меня еще и умалишенным, а я не вынесу этого!
– Вы забыли, милорд, что я сестра герцога Бериника и что большая часть наших сограждан считает его опасным лунатиком. Но я уверена в другом. И вам не следует опасаться предвзятости с моей стороны.
– Видите ли, есть вещи, которые я... я чувствую, а другие нет, – начал Мэл смущенно. – Я слышу и вижу то, что ну не совсем...
– Реально?
– Не то чтобы... Я-то знаю, что все это существует, но другие ничего не чувствуют. Мартин иногда слышит то же, что и я. Но гораздо реже.
Маркиз сунул руки в карманы, стараясь отгородиться на случай, если... если... она вдруг рассмеется или испугается?
– Короче говоря, то, что я слышу временами, есть отзвук неких сильных чувств. Такое бывает на полях битв, где люди умирали на пике эмоций; в старых замках – там часто сохраняются ощущения зла и насилия или вины. Но сейчас, в этом коттедже, были страх и злоба... а потом плач и мольба... и крики... Вы ведь ничего не слышали?
– Нет, я не слышала, – ответила Ханна, испытывая безмерное изумление от мысли, что этот человек, стоящий рядом, мог почувствовать что-то, недоступное ей. – Это... это был женский плач?
– Да. Вы наверняка думаете, что я все это выдумал после вашего рассказа об убийстве той бедняжки.
– Я ничего подобного не говорила.
– Это было бы вполне логично с вашей стороны. Я и сам ни за что не поверил бы в подобный рассказ. Тем более что уже все позади. Я абсолютно спокоен и ровным счетом ничего не чувствую.
Он произнес эту ложь уверенно, глядя в ее чудесные глаза. Как она заботлива и внимательна! Сочувствие этой женщины помогло ему отгородить свой мозг от того ужаса... И теперь, теперь он чувствует только безмерную благодарность и тепло, и еще – словно бабочки порхают вокруг его сердца, потому что Ханна сводит его с ума!
– Не согласитесь ли вы подождать здесь? С вами все в порядке? Мне нужно зайти внутрь и все осмотреть.
– Разве Бериник не может этого сделать?
– Разумеется, может. Он обязательно приедет. Но ведь я могу заметить нечто важное, чему он не придаст значения.
– Тогда я пойду в коттедж вместе с вами.
– Нет-нет, вы же... как же вы?
– Я справлюсь. Я научился справляться со своими эмоциями, если только они не захватывают меня врасплох, как сегодня. Нужно быстро запереть все посторонние звуки в каком-нибудь дальнем уголке мозга. Тогда они слышны, но... терпимы. Прошу вас, поверьте мне. Вам не будет за меня стыдно.
Он предложил Ханне руку. Она оперлась на нее, и они вновь пошли к коттеджу.
– Мне вовсе не было за вас стыдно, лорд Мэллори, – сказала Ханна. – Я беспокоилась, вот и все.
Она чуть коснулась кончиками пальцев его щеки, потом крепко взяла его за руку, и они вошли внутрь, пересекли кухню, потом короткий коридорчик – и оказались в гостиной.
Сильвердейл обыскал свою комнату очень тщательно. Открыл каждую дверцу, выдвинул все ящики. Потом схватил портмоне, пошарил там, перевернул и потряс хорошенько. Затем встал на четвереньки и исследовал каждый квадратный сантиметр пола, но чертов лев не показывался. Прекрасные белокурые локоны лорда Сильвердейла слиплись от пота, костюм покрылся пылью, но все усилия его оказались тщетны. Наконец он забился в угол, усевшись на пол и обхватив колени руками. Так он делал еще ребенком в минуты отчаяния. Теперь главное – успокоиться.
С чего он вообще так завелся? Игрушка непременно найдется, непременно. Может, ее нашла одна из горничных и отдала хозяину? А если он обронил льва в коридоре, его мог поднять кто-то из гостей и теперь наверняка разыскивает владельца. Видимо, так оно и было. Надо спуститься вниз, к хозяину, пообещать вознаграждение, скажем, двадцать фунтов, тому, кто вернет безделушку, которая... которая дорога ему как память. Если хозяин скажет, что ничего не знает, придется поехать к сквайру... А потом в замок... Необходимо внимательно смотреть на дорогу – вдруг лев валяется где-то на тропинке.
– Никак не могу вспомнить, был ли лев, когда я вчера собирался к Беринику? Наверняка был, иначе я заметил бы, что его не хватает! Ну конечно, он в замке. Лежит, должно быть, на каминной полке и дожидается хозяина. Поеду, пожалуй, прямо в замок, а с расспросами подожду.
Он взглянул в зеркало. Перед визитом к леди Ханне надо привести себя в порядок – почистить одежду, повязать свежий шейный платок и причесаться.
– Ну что? Подойдет тебе эта спальня? – Джордж ошарашено молчал, и герцог добавил: – Если нет, обойди с Гейнсом замок. Это огромная груда камней – можно шагать милю за милей и ни разу не войдешь в одну и ту же комнату дважды... По крайней мере мне так всегда казалось. Гейне, само собой, не будет в восторге – он уже староват для того, чтобы прыгать по всем этим лестницам... Но в конце концов рано или поздно ты найдешь комнату, которая тебе понравится.
– Весь наш лондонский дом может уместиться в этой комнате, – с благоговением произнес Джордж.
– Глупости!
– Но она такая огромная! В ней целых шесть окон.
– Кстати об окнах... Не рекомендую из них высовываться – до земли далеко.
– Но почему она такая большая? У вас все спальни такие?
Бериник стоял у двери, засунув руки в карманы, привалившись спиной к косяку, и наблюдал, как мальчик кружит по комнате. Время от времени Джордж осторожно прикасался пальцем к узору на каминной доске, резному столбику, кровати или портьере.
– Это самая просторная спальня во всем замке, – задумчиво произнес герцог. – Даже моя комната меньше. Я подумал, что тебе захочется иметь много места для игр...
– А бегать тут можно?
– Бегать, прыгать, летать – все, что хочешь. Внизу самая старая часть замка, и что бы ты ни делал – никого не побеспокоишь. И никто не потревожит тебя. Ну, что ты решил? Останешься здесь или пойдем смотреть меньшие комнаты?
– Иметь такую спальню для меня большая честь, – сказал Джордж. – А правда, что тут спал сам король Георг? Вы ведь назвали комнату королевской спальней.
– Насколько мне известно, нынешний король не бывал в Блэккасле, – нарочито небрежно ответил герцог. – Правда, несколько раз в гости наведывались королева и принцессы. Кажется, они спали в южном крыле. Но я не уверен, в то время меня не было в замке – я находился в школе. Я находился там почти все время. Но пара-тройка известных личностей здесь побывали: короли; и те, которые считали, что должны стать королями; и те, кто считал себя достойным выбирать, кто будет королем.
– А кто? – Джордж даже рот приоткрыл от любопытства.
– Сейчас, надо по порядку... Ну, что касается королей, то здесь почивали Эдуард Третий, Ричард Второй и Генрих Четвертый. Заезжал еще Карл Второй, но я точно не помню, был ли он в то время королем... Вильгельм Второй гостил у нас пару недель... И последним из настоящих королей был отец нынешнего монарха Георга. Что касается других достойных джентльменов, то здесь бывали Пирс Гавестон, Оуэн Глиндор, Генри Стюарт, Ричард Невилл. По большей части они имели титулы герцогов или эрлов... С ними интересно было общаться.
– Еще бы! И все они ночевали именно в этой комнате?
– Именно... Что с тобой, Джордж Итан Уоррен? Ты вдруг опечалился.
– Я подумал... Я, пожалуй, не стану жить в этой комнате.
– Почему же? Мне показалось, она тебе понравилась.
– Ну, потому что я самый заурядный. И даже бароном мне никогда не быть...
– Кто знает. – Герцог задумчиво покачал головой.
– Вы так думаете?
– Конечно! Всегда есть шанс попасть в милость к королю и получить пару громких титулов. И тогда на старости лет я буду хвастаться, что именно ты спал в этой комнате... А может, буду гордиться тем, что ты был моим гостем, даже если ты не получишь никаких титулов.
– Как же так?
– Потому что ты хороший парень. И когда вырастешь, из тебя наверняка выйдет незаурядный джентльмен. Стать достойным человеком – это немало, Джордж.
– А вот мистер Шаттлфилд самый лучший поверенный в Лондоне, но ведь вы не гордитесь тем, что он был у вас в гостях! Вы его терпеть не можете! – Джордж смотрел на герцога исподлобья, и на глаза его медленно наворачивались слезы. – Вы утешаете меня, потому что я самый обыкновенный... И еще жалеете, потому что я сирота.
– Еще чего! Тебе любой скажет, Джордж, что я совершенно не склонен к жалости и сентиментальности. Разумеется, было бы лучше, если бы твои родители остались живы, но что касается твоей заурядности, тут, конечно, нечем гордиться, но не о чем и жалеть. Это просто факт. – Бериник помедлил. – Что касается Шаттлфилда... Видишь ли, я ему просто завидую. Каждый раз, как вижу его, не могу думать о том, хорош ли он как поверенный, зато все время сравниваю его с собой – ведь он красивый мужчина... И рядом с ним я кажусь себе настоящим троллем. Зависть мешает думать...
– Это правда?
– Да. Я богат, а Шаттлфилд красив как греческий бог. Поэтому я все время напоминаю ему о моих деньгах и моем титуле, чтобы убедить себя самого, что он не может быть лучше меня – раз он просто очень красивый поверенный.
– А мама часто говорила, что я красивый, – заявил Джордж. – Может, вы и меня невзлюбите?
– За это можешь не опасаться. – Бериник, скрывая улыбку, смотрел на мальчика, который вертелся, обхватив рукой один из столбиков, удерживавших балдахин кровати. – А теперь нам пора отвезти самого лучшего поверенного в гостиницу. Поедешь со мной?
– Конечно! – с энтузиазмом воскликнул мальчик. – Это было бы здорово!
Герцог обнял его за плечи и повел из комнаты. На ходу небрежно добавил:
– Вот еще что – ты не должен опасаться, что я буду к тебе плохо относиться из-за твоей внешности... Потому что ты похож на эльфа, Джордж. И знаешь, я чувствую себя меньше похожим на злого тролля, когда рядом со мной эльф. И мне это нравится...




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Просто идеал - Лэнсдаун Джудит

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Просто идеал - Лэнсдаун Джудит



интересная книга, не жаль потраченного времени. легко читается. мило)))
Просто идеал - Лэнсдаун ДжудитКатрин Самира
11.08.2012, 21.32





просто бред я очень жалею о потраченнном времени
Просто идеал - Лэнсдаун Джудитлуиза
9.01.2013, 22.56





Мне не понравилось. Любви нет, один криминал.
Просто идеал - Лэнсдаун ДжудитКэт
8.08.2013, 9.58





Слабый роман. Не тратьте время.
Просто идеал - Лэнсдаун ДжудитВ.З.,65л.
25.09.2013, 14.31





роман замечательный и читать приятно !
Просто идеал - Лэнсдаун Джудиткот
21.10.2014, 17.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100