Читать онлайн Просто идеал, автора - Лэнсдаун Джудит, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Просто идеал - Лэнсдаун Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Просто идеал - Лэнсдаун Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Просто идеал - Лэнсдаун Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэнсдаун Джудит

Просто идеал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

– На этой маленькой ферме есть лошади, которых можно по праву назвать лучшими в Англии, – с гордостью сказал сквайр Тофер. – Ну, и еще у нас есть Снуп.
– О да, Снуп – это настоящее чудо! – подхватил Мартин. Сел рядом с Мэллори, который клевал носом, и ткнул его локтем в бок.
– Пей чай и смотри не вылей его себе на штаны, – прошипел он и уже в полный голос продолжал: – Если увезешь его с собой, Мэл, будешь самым счастливым человеком на свете.
– Несомненно, это весьма ценное приобретение. Хотя последнее время мне кажется, что именно ты, Мартин, и есть самый счастливый человек на земле. А все потому, что рядом с тобой Энн. И это навсегда.
– Как мило с вашей стороны, милорд! – Щеки Энн залил нежный румянец.
– Я просто констатировал факт. – Мэллори изо всех сил боролся с дремотой. – По правде говоря, я бы очень хотел видеть Снупа в своих конюшнях. Всегда мечтал приобрести потомка знаменитого Турка. Мартин говорит, он отлично сложен и обладает добрым нравом.
– Гейзенби так сказал? – Брови сквайра поползли вверх.
– Мэл не любит упрямых животных, – быстро проговорил Мартин.
– Это так, – кивнул Мэллори. – Вынужден признаться, я несколько эксцентричен в этом вопросе. Мне уже представлялась возможность приобрести потомков Турка, но оба раза я отказался от сделки, так как животные были не в меру норовисты. Если есть риск, что конь выбьет кому-нибудь мозги, его родословная не имеет особого значения. По крайней мере для меня.
– Должен заметить, лорд Мэллори, – протянул сквайр, изумленно поглядывая на зятя, – что Снуп не всегда бывает дружески расположен к людям. Честно говоря...
– Честно говоря, – перебил его Мартин, – я сам удивляюсь, как это Снуп еще никого не укусил. День за днем вокруг него толчется масса народа. Неудивительно, что он стал немного нервным последнее время.
– Ты берешь назад свои слова о его покладистом характере? – спросил кузена Мэллори.
– Ничуть не бывало! – горячо отозвался Мартин. – Просто последнее время ему уделяли слишком много внимания, вот он и стал немного возбужденным, иногда шарахается от людей. Но от тебя, Мэл, он шарахаться не будет, уверен.
– Правда? – спросил маркиз, с трудом преодолевая дремоту.
– Конечно! Я просто уверен: если ты протянешь ему яблоко – он спокойно возьмет его. Непременно почувствует, как ты жаждешь обладать им, как будешь холить И лелеять его!
Мэллори кивнул и с трудом подавил зевок:
– Завтра, да?
– Уже половина одиннадцатого, и вы ужасно устали, милорд, – негромко произнесла Энн. – Допивайте скорее свой чай и идите спать.
– Энни! Как можно указывать маркизу, когда идти спать! – воскликнула миссис Тофер.
– Мама, еще немного, и милорд заснет прямо на диване, – решительно заявила молодая женщина. – Лорд Мэллори, – вновь обратилась она к гостю, – вы достаточно долго были вежливым и благодарным гостем, и никто на вас не обидится, если вы пойдете к себе в спальню. У вас был на редкость трудный день, и вы, несомненно, устали. Да и папа привык ложиться не позже десяти.
– Должен признать, я действительно немного утомлен, – протянул маркиз.
– Конечно, это вполне естественно, – поддакнул Мартин.
– Но не настолько утомлен, чтобы не заметить, что здесь кое-что не так.
– Что ты имеешь в виду? – растерялся Гейзенби.
– Видишь ли, все, кроме тебя, Мартин, держатся со мной слишком официально. А ведь мы теперь родственники, милая Энн, уже целых два года. Вы должны звать меня Мэл. И вы, миссис Тофер, тоже. Брак моего кузена и вашей дочери сделал нас членами одной семьи, не так ли? И для вас, Тофер, я вовсе не милорд. Если будете звать меня просто Мэллори, буду очень рад.
– Вы очень добры, – пробормотала миссис Тофер.
– Нет-нет, доброта тут ни при чем, – быстро возразил Мэллори. – Просто я считаю соблюдение формальностей между членами одной семьи излишним. Теперь, если вы позволите, миссис Тофер, я все же пойду и поищу свою спальню, – добавил он.
– Эмили. Тогда вы должны звать меня Эмили. – Миссис Тофер даже раскраснелась от волнения. Не каждый день услышишь свое имя из уст маркиза.
– Я благодарен за оказанную мне честь, Эмили, – серьезно ответил Мэллори. – Мы продолжим разговор о Снупе завтра, если не возражаете, Тофер. С нетерпением жду встречи с ним.
Гейзенби нырнул в кровать и нежно обнял жену.
– Неужели твой кузен действительно может отказаться от участия в торгах, если решит, что Снуп обладает дурным нравом? – задумчиво спросила Энн. – Что же будет, когда они встретятся? Ведь ты прекрасно знаешь, что этот конь с норовом. И завтра Мэл, которому ты все расписал в самых радужных тонах, войдет в стойло и протянет ему яблоко. В лучшем случае жеребец просто проигнорирует его, в худшем – откусит пальцы вместе с яблоком. А потом маркиз будет стоять в сторонке и наблюдать, как Снуп пытается лягнуть одного конюха и втоптать в пол другого. И тогда он поймет, что ты просто-напросто солгал ему. Скажет: «Спасибо, но такой жеребец мне не нужен», вернется в дом, прикажет упаковать чемоданы и уедет. И у Ханны не останется ни единого шанса познакомиться с ним поближе!
– Напрасно волнуешься, – беспечно ответил муж.
– Но, Мартин, ему незачем задерживаться в нашем доме, если он не захочет дожидаться аукциона. Да, маркиз испытывает к тебе дружеские чувства, но если поймет, что ты его обманул, дружба его не остановит. И тогда нам придется признаться ему, что мы заманили его в Шропшир, чтобы познакомить с леди Ханной. Думаю, узнав о нашем маленьком заговоре, он сбежит в Йоркшир, как лис, за которым гонится свора охотничьих собак.
Гейзенби приподнялся на локте и, нежно глядя на жену сверху вниз, насмешливо сказал:
– Ты у меня самая большая паникерша в Англии.
– Ничего подобного! Просто я реально смотрю на вещи. Он рассердится и уедет.
– Ты так думаешь, потому что не знаешь о моем тайном оружии. – С этими словами Мартин поцеловал жену в кончик носа.
– Перестань, ну же, Мартин! О чем ты говоришь? – В волнении Энн села и принялась тормошить мужа.
– Я пустил Лидди в спальню Мэла.
– Что? Что ты сделал? – Недоумение быстро сменилось улыбкой, и Гейзенби получил возможность полюбоваться ямочками на нежных щечках жены. – Мартин! Ты просто гений!
– Да, знаю.
– А это сработает?
– А почему бы и нет? Снуп обожает эту кошку. Сколько раз мы видели, что он готов следовать за ней куда угодно. Они друзья не разлей вода. Вот я и подумал, что если Лидди проведет ночь в спальне Мэла, на нем останется ее запах. И тогда Снуп отнесется к нему вполне благосклонно. По крайней мере я очень на это надеюсь.
– И тогда Мэл наверняка захочет участвовать в аукционе! – восторженно подхватила Энн. – Ах, Мартин, ты такой умный! Мне тоже кажется, что Мэл и Снуп могут поладить. Этот жеребец вовсе не злой, просто задиристый и...
– И обожает кусаться и лягаться, – закончил за нее Гейзенби. – Лично я не взял бы этого жеребца в свою конюшню, даже если бы мне его подарили. Другое дело Мэл. Он всегда хотел иметь у себя потомка Турка. Кроме того, у него есть подход к лошадям. Я это знаю – иначе не стал бы все это затевать. Главное, чтобы Снуп принял его в первую минуту встречи. И тут, я надеюсь, поможет запах Лидди. Потом Мэл заговорит с ним, примется гладить по носу, и между ними возникнет понимание, своего рода связь. Конечно, этого недостаточно, чтобы получить жеребца – надо еще перекупить его на торгах, но если Снуп пойдет на контакт, у Мэллори появится повод остаться до аукциона. И чем больше времени он здесь проведет, тем больше шансов, что они сблизятся с Ханой и полюбят друг друга.
– Ты так думаешь? – Энн коснулась светлого локона мужа. – Веришь, что Мэл полюбит Ханну?
– Да, а ты?
– Верю... по крайней мере надеюсь. В Лондоне мы видели множество джентльменов, но ни один из них не был достоин Ханны. А Мэл ей очень подходит.
– Я тоже не встречал женщины, достойной стать женой моего кузена и лучшего друга. Однажды – мы тогда были еще подростками – он мне очень помог. Я ведь тебе рассказывал. Именно он проследил, чтобы имение в Кентервилле досталось нам. Мама оставила его мне, но мой старший брат претендовал на эти земли. И мы с тобой, милая, никогда бы не встретились, не отправь он меня в Лондон. Он предоставил в мое распоряжение свой дом, лошадей и экипаж, написал рекомендательные письма, чтобы меня приняли в аристократическом кругу... А ведь я был провинциалом, без связей и знакомств. Я обязан ему своим счастьем, и теперь моя очередь помочь Мэлу. Пусть благодаря мне получит и Снупа, и леди Ханну. Не смейся, милая, я действительно перед ним в долгу. Он ни разу не намекнул, что я мог бы взять жену более высокого происхождения, а после того как я познакомил вас, сказал, что ты само очарование и мне по-настоящему повезло.
– Как это мило с его стороны! – живо откликнулась Энн. – Не всякий маркиз благосклонно отнесся бы к появлению в его семье дочери сквайра, правда? Мы и в самом деле многим ему обязаны.
– Знаешь, – вдруг нахмурился Мартин, – не стоит уповать на удачу в столь важном деле. Ночью тихонько проберусь в комнату Мэла и хорошенько потру Лидди о его вещи, рубашки, штаны. Тогда, какой бы костюм он завтра ни выбрал, на нем обязательно сохранится запах кошки.
– И шерсть.
– Нет. Лейкерби, знаешь ли, очень добросовестный слуга. Он непременно все вычистит, и на сюртуке Мэла не будет ни шерстинки. А запах останется.
– Лейкерби, на моей постели лежит кошка, – устало произнес Мэллори.
– Да, милорд.
– Убери ее, сделай милость. Я устал и хочу поскорее лечь. Кошка в кровати мне совершенно ни к чему.
– Я не могу убрать это животное с вашей кровати, милорд.
– Что за чушь? Как это ты не можешь? Просто сгони ее на пол.
– Я неоднократно пытался прогнать это создание, сэр, но она лишь таращится на меня и шипит.
– Шипит? – Маркиз не смог сдержать усмешку.
– Да, милорд. И таращится.
– Боже, ну и ночка выдалась, – вздохнул Мэллори. – Сначала свирепые собаки, потом беспардонная кошка. Что за места здесь! Мартин должен был меня предупредить... А ну-ка брысь! Давай, кот, убирайся из моей постели и из моей спальни!
– Это не кот, милорд, – негромко сказал Лейкерби. – Это кошка.
– Откуда ты знаешь?
– Мне сказал мистер Нортон, сэр, дворецкий мистера Тофера. Он сказал, что это кошка преклонных лет. Дворецкий приходил сюда, пока вы, милорд, пили чай в гостиной. Он пытался выставить животное вон.
– Но, судя по всему, не преуспел в этом.
– Нет, милорд. Животное его укусило.
– Боже мой, какая нелепость! Дай мне сюртук, Лейкерби. Тебе все равно его чистить, так что мы попользуемся им еще немножко. Я наброшу его на кошку, заверну ее и выкину в коридор.
Взгляд Лейкерби выражал неодобрение, но он молча подал хозяину сюртук, после чего отошел на несколько шагов назад, скрестил руки на груди и принялся вздыхать в ожидании неблагоприятного развития событий.
Мэллори решительно приблизился к кровати, набросил сюртук на кошку и, наклонившись, подхватил ее на руки. В то же мгновение наружу высунулась когтистая лапа и на руке маркиза появились длинные царапины. Пока Мэллори засовывал лапу обратно, появилась вторая.
– Лейкерби, открывай поскорее дверь! – приказал маркиз, сражаясь с шипящим и дергающимся свертком.
Ему все же удалось вынести кошку из комнаты. Сделав несколько шагов по коридору, Мэл опустил сверток на пол и бегом вернулся в комнату.
– Ну и что в этом было сложного? – насмешливо спросил маркиз, стремительно шагнул к кровати и едва не упал. Лейкерби, торопясь отрезать кошке путь к возвращению, поторопился закрыть дверь и защемил ночную сорочку, в которую уже успел облачиться хозяин.
– Боже мой, сэр, я не нарочно! – Лакей бросился к двери.
– Чуть-чуть приоткрой ее, – быстро сказал Мэллори, – не то кошка вернется.
– Нет-нет, милорд, ни в коем случае! Ужасное животное!
Вышеупомянутое животное, которое к этому моменту выпуталось из сюртука, сидело посреди коридора, громко выражая свое возмущение.
– Похоже, Мэллори нашел Лидди и выставил вон, – пробормотал Мартин, заключая жену в объятия. – Надеюсь, она не убежит далеко.
– Хочешь, я принесу ее, – предложила Энн. – Тогда тебе не придется разыскивать ее по всему дому. Скажи, как тебе удалось завести ее к Мэлу в комнату?
– Говоря по правде, я просто сунул ее в мешок. И она меня здорово оцарапала. Вот, смотри...
– Мой бедный! Давай я поцелую, чтобы скорее зажило.
– С удовольствием. Вообще-то она расцарапала меня всего. Так что учти это, когда будешь целовать.
Смеясь, Энн с готовностью занялась исцелением ран, но вдруг остановилась.
– Что? – воскликнул разочарованный муж.
– Я вдруг подумала, что кошка может послужить для маркиза своеобразным предупреждением.
– О чем ты говоришь?
– Подумай, ведь Лидди очень похожа на Уилла.
– На герцога? Старая драная кошка похожа на герцога Бериника? В чем же их сходство?
– Она вовсе не драная. Лидди милая. Просто с ней плохо обращались, и она выросла немного упрямой и нелюдимой.
Гейзенби рассмеялся:
– Что ж, в этом она, безусловно, похожа на нашего герцога. Только вряд ли ему понравится такое сравнение.
– А я уверена, он не стал бы возражать. Ведь тогда, на пожаре, именно он спас из огня Лидди и ее котят... и меня. И он по-настоящему привязался к ней. Каждый раз, приходя к моему отцу, приносит Лидди подарок.
– Бериник приносит кошке подарки?
– Ну, я имею в виду всякие мелочи. Кусочек жареного фазана или игрушку, сделанную из фазаньих перьев. А один раз подарил маленький мячик и научил Лидди приносить его по команде, как делают собаки.
– Бериник? Неужели ты говоришь о герцоге, с которым я знаком?
– О нем самом. Только Бериник, которого я знаю и люблю, совсем другой.
– Ты его любишь?
– Я с детства обожала его и собиралась выйти за него замуж, когда вырасту.
Гейзенби даже подскочил и уставился на жену. Глаза ее смеялись, но все же...
– Вот как? Значит, ты собиралась замуж за герцога Бериника? Тогда позвольте узнать, мадам, как я сюда попал?
– Даже не знаю... – Энн улыбнулась. – Возможно, ты меня очаровал... И покорил своей красотой.
– Красотой?
– Да, мистер Гейзенби.
– Очаровал?
– Конечно, мистер Гейзенби.
– Да ты смеешься надо мной!
– Вовсе нет. – Энни нежно поцеловала мужа и прошептала: – Знаешь, Лидди вполне может подождать. Я хочу, чтобы ты вновь очаровал меня, Мартин Гейзенби. Обними меня и унеси на вершину блаженства. Прямо сейчас. Только ты один можешь это сделать.
– Я... Ты ведь не представляешь на моем месте герцога, правда? – с надеждой спросил Мартин.
– Нет, милый. Мне не надо ничего представлять. У меня есть ты, мой любимый... И знаете, мистер Гейзенби, я счастлива, что вы снизошли со своих аристократических высот и выбрали в жены меня – дочь простого сквайра. Я счастлива, потому что ты мой...
Мартин обнял жену и, зарывшись лицом в ее пышные волосы, пробормотал:
– Лидди придется долго ждать.
Мэллори приоткрыл дверь, чтобы выпустить Лекерби. Кошка, отчаявшись вернуться в спальню, замолкла. В коридоре ее видно не было, и маркиз, вздохнув с облегчением, пожелал Лейкерби покойной ночи. Он закрыл дверь и наконец улегся в кровать. Ложе оказалось на редкость удобным.
Немудрено, что эта мяукающая тварь решила здесь заночевать, подумал Мэл, натягивая перину. Кто бы мог подумать, что в жилище какого-то сквайра есть такая замечательная кровать.
– Пора перестать думать о Тофере как о каком-то сквайре, – сказал себе маркиз, с наслаждением чувствуя, как прохладный лен касается усталого тела. – Этот джентльмен теперь тесть Мартина и соответственно член моей семьи, о чем я ему и сказал сегодня. Так что не стоит задирать нос.
«Мартин всегда был славным парнем, – думал Мэллори, закрывая глаза. – Пожалуй, я люблю его даже больше, чем кровных братьев и сестер. И в том, что он женился на девушке низкого происхождения, я виноват больше, чем он. Я послал его в Лондон одного, и рядом не было друга, который мог бы предостеречь молодого человека от ошибки. Надо же было такому случиться: впервые приехать в Лондон – и вернуться домой с дочерью сквайра. А ведь он мог сделать прекрасную партию! Мартин принадлежит к древнему роду, владеет поместьем в Кентервилле и значительным состоянием – даже дочери эрла не зазорно было бы выйти за него. Так нет, он влюбился в мисс Энн Тофер. И все произошло так быстро, что никто даже не успел воззвать к его здравому смыслу.
Хотя, раз уж все сложилось именно так, стоит вспомнить, что Энн действительно милая девушка и без ума от Мартина. И это хорошо... Просто замечательно. Так не все ли равно, чья она дочь... Хотелось бы знать, от кого без ума леди Ханна?»
Глаза маркиза распахнулись, и он уставился в потолок, по которому бродили призрачные тени.
– Почему эта мысль вдруг пришла мне в голову? – прошептал он.
Так и не найдя ответа на этот вопрос, Мэл вновь закрыл глаза. Спать. Сегодня он смертельно устал: долгая дорога верхом, потом эта кошмарная погоня на пустоши... Если бы Мартин не ткнул его локтем в ребра, он заснул бы прямо в гостиной, с чашкой чая в руке. Он устал, устал... Почему же вместо благословенного сна в голову лезут всякие глупости? У Ханны чудесные глаза. В свете факелов они казались восхитительно бездонными.
Без двадцати двенадцать Ханна открыла карты.
– Я выиграла, – заявила она. – И мое желание таково: расскажи, что ты скрываешь от мамы, Уилл. Что за секрет?
– Нет.
– Это нечестно! Ты сам сказал, что будем играть на желание. Я выиграла, и ты должен исполнить мое желание.
– Желание желанию рознь! Ты же знаешь, что обычно загадывают в таких случаях – чтобы я принес тебе чай или купил какую-нибудь безделушку.
– Значит, это что-то страшное, – прервала его Ханна, и в ее карих глазах заметались золотистые искры. – Ты сделал что-то ужасное, да? И теперь тебе грозит расплата, а ты не хочешь говорить об этом маме.
– Ничего ужасного я не совершал. По крайней мере в последнее время, – спокойно ответил Бериник. – Можно сказать, являл собой образец благонравия.
– Ну же, Уилл, я твоя сестра и люблю тебя. Почему ты не хочешь мне довериться? Думаешь, от меня будет меньше толку, чем от Мартина Гейзенби, с которым ты едва знаком?
– А ты не расскажешь маме?
– Конечно, нет! Только с твоего разрешения. И ты это хорошо знаешь.
– Да.... Однако ей все известно обо мне.
– Сплетни. Таково местное общество: жить не может без чая и сплетен. Но мама никогда не верила сплетням.
– И слава Богу.
– Уилл, ты ведь сам хочешь поделиться со мной.
Бериник задумчиво кивнул. Темные локоны упали на лицо и почти скрыли шрамы, которые тянулись из-под прикрытой черной повязкой правой глазницы. Левый глаз – цвета полуденного неба – смотрел на Ханну с обескураживающей пристальностью. После продолжительного раздумья герцог произнес:
– Пока я ничего не стану рассказывать. Сначала приму решение. А уж потом поделюсь им с тобой.
– Уилл!
– Ханна, поверь, к тебе это не имеет никакого отношения. По крайней мере в данный момент. Все зависит от моего решения. Сыграем еще, или ты отправишься спать?
– Сыграем. И если я снова выиграю, пожелаю что-нибудь очень дорогое и совершенно бесполезное.
Бериник собрал карты и начал тасовать.
– Каково твое мнение о Мэллори? – спросил он равнодушным тоном.
– Я тебе уже говорила.
– Ты рассказала, как он выглядит. А меня интересует, что он за человек. Ты ведь была рядом, когда он встретился с Тофером. Как он держался: высокомерно, снисходительно или был добр со сквайром?
– Он выглядел очень усталым и был благодарен за то, что в конце концов добрался до Тофер-Хауса. Я не заметила в нем ни заносчивости, ни высокомерия. Вообще он вел себя как джентльмен.
– Джентльмены тоже бывают разные, – заявил Бериник, сдавая карты.
Уже перевалило далеко за полночь, когда Вероника Дэмпси вышла из парадных дверей дома священника прихода Святой Милбурги. В ночной сорочке и домашних туфлях было зябко, но муж уже некоторое время стоял на крыльце, вглядываясь в ночь, и она забеспокоилась. Взяв его за руку, жена спросила:
– Ты что-то услышал, Ричард?
– Мне показалось, я слышал крик. Он прозвучал где-то далеко, но у меня буквально кровь застыла в жилах.
– А я ничего не слышала.
– Увлеклась чтением.
– И сейчас тоже ничего не слышу.
– Может, мне просто померещилось.
– А вдруг это был крик одного из привидений Харви Лэнгтона? – Вероника лукаво улыбнулась мужу.
Дэмпси усмехнулся и обнял жену. Они жили вместе уже девять лет, и за это время в пышных волосах Вероники прибавилось серебряных нитей, на лице появилось несколько новых морщинок, и она немного пополнела. Но карие глаза сияли тем же теплым светом, что согрел его девять лет назад. Как же он был тогда счастлив! «Господи, – подумал он, – спасибо, что длишь для меня этот рай».
– Не нужно насмехаться над Лэнгтоном, – мягко сказал он. – В наших местах не он один верит в духов.
– Но он единственный, кто в этом признается. – Ей было так уютно в кольце его рук и совсем не хотелось спорить. – Остальные не могут ничего сказать с уверенностью, вот и стараются шутить.
– А ты, Верни? Ты тоже сомневаешься?
– Да. Раньше я не верила в подобные вещи. Но потом вышла замуж за Джулиана, стала герцогиней Бериник и поселилась в Блэккасле. А через некоторое время заметила, что там происходят странные вещи. Подумала и решила, что может быть есть нечто влияющее на разум.
– Но твой сын фыркает при одном упоминании о привидениях.
– Это ничего не значит. Знаешь, я наконец научилась его понимать. Понадобилось много лет, но, мне кажется, теперь я могу заглянуть за все ограды и стены, которые он возвел вокруг собственного сердца. Если он чувствует, что какая-то вещь – или человек – может навредить ему, причинить боль, он начинает безжалостно высмеивать ее. Обрушивается с насмешками на саму идею существования духов и привидений и на каждого, кто осмелится защищать эту идею.
– Думаю, так и есть... Если следовать твоей логике, он, вероятно, видит потенциальную угрозу в претендентах на руку Ханны. Согласись, весь сезон, проведенный ими в Лондоне, он только и делал, что безжалостно издевался над каждым, кто осмеливался приблизиться к ней. Обращал их в бегство. Может быть, Уильям не хочет, чтобы она вышла замуж?
– Но он ведь не возражал, когда ты решил жениться на мне?
– Видимо, подумал, что я со странностями, а потому отнесся ко мне благосклонно. Кроме того, с нами случилось нечто необыкновенное, а приключение, пережитое вместе, сближает.
– Напрасно тревожишься. Уилл сам мне сказал, что он не против замужества Ханны.
– Это хорошо. Особенно сейчас, когда сюда съехалось множество достойных джентльменов для участия в аукционе...
– Неужели продажа Снупа привлекла много людей?
– Толпы. Еще немного – и они начнут вываливаться из окон «Трех столбов». По улицам Баррен-Уичи невозможно пройти! И мне почему-то кажется, что кое-кто из этих господ приехал сюда не только ради Снупа, но и надеясь засвидетельствовать свое почтение Ханне... Вот!
Ночь разорвал слабый крик.
– Я слышал такой же несколькими минутами раньше. Нет, этот был еще громче.
Вероника, вздрогнув, крепче прижалась к мужу.
– Звук шел со стороны коттеджа вдовы Тислдаун. Может быть, это ее дух плачет... Вдруг он узнал, что Чарли и Милли уехали к ее брату в Херефордшир, а Мэг много лет назад затерялась где-то на темных лондонских улицах?
Крик повторился – мучительный, душераздирающий – и оборвался резко, на высокой ноте.
Дэмпси разомкнул объятия и печально произнес:
– Это не привидение – ты ведь ни на минуту не верила в это, Верни? Кто-то живой есть в доме – или совсем рядом. И там что-то происходит.
Он сделал шаг в сторону конюшни.
– Я с тобой, – решительно заявила Вероника.
– Со мной?
– На конюшню. Ведь ты именно туда собрался, разве нет? Хочешь оседлать Норвилла и съездить к коттеджу.
– Да.
– Ну так я поеду с тобой. Оденусь быстро. Уверена, ты позабыл, что на тебе только ночная сорочка. Пойдем скорее!
Мэллори наконец погрузился в сон. Мысли о леди Ханне, Снупе, диких собаках переплелись между собой, но не тревожили утомленный мозг. Дыхание его постепенно выровнялось, и последние обрывки дневных впечатлений растаяли. Тени на потолке танцевали в неверном свете луны, но любоваться ими было некому – маркиз спал.
Однако сон его, как всегда, был чуток. Вот и теперь – стоило чуть повернуться дверной ручке – Мэллори мгновенно проснулся. Всего за несколько секунд чувства полностью вернулись к нему, давая возможность справиться с чем-то, что вполне могло оказаться смертельной опасностью. В комнате было совершенно темно, и, даже изо всех сил вглядываясь в темноту, маркиз не мог ничего разобрать.
Какого черта? – подумал он. Это не может быть Лейкерби. Он никогда так тихо не заходит. Да и темно. Видимо, утро еще не наступило. Снова скрип и тихие шаги. А это? Хихиканье? Он слышал совершенно четко! К тому же был уверен, что смеялась женщина.
Он сердито рявкнул: «А ну стойте!», рывком сел и быстро зажег лампу около кровати. На несколько секунд она ослепила его, и, жмурясь, Мэллори слушал знакомые голоса.
– Ой!
– Вот тебе и раз! Пойманы на месте преступления.
– Мартин? Энн? – Мал во все глаза глядел на полночных гостей. – Какого черта вы делаете ночью в моей спальне? Ошиблись дверью?
Супруги явно находились в затруднении и медлили с ответом. Но тут раздался еще один голос:
– Мьяу-у!
И маркиз увидел на руках у Энн ту самую кошку. Нахальное животное орало в голос и таращило на него огромные желтые глаза.
При виде кошки Мэллори собирался кое-что сказать, но, взглянув на жену друга, передумал.
– Слушай, Мэл, давай ты ляжешь и сделаешь вид, что нас тут нет. Мы быстренько закончим и уйдем.
– Черта с два! Что вы собираетесь тут делать?
– Да ничего особенного, – вмешалась Энн. – Мартин хотел... ну, осмотреть твой гардероб.
– Что?
– Ну да! – подхватил Гейзенби. – Просто убедиться, что ты взял все необходимое из одежды... и главное, не забыл ту замечательную сорочку, что подарила твоя матушка – помнишь, сплошь кружева...
Мэллори ушам своим не верил. Глаза его округлились, а рот приоткрылся. Наконец, он пробормотал:
– Мартин, ты, должно быть, сошел с ума. А жена последовала твоему примеру. Теперь вы оба не в себе.
– Ничего подобного! – запротестовал Гейзенби.
– Мартин, посмотри на себя со стороны! Ты стоишь в моей спальне в ночной сорочке и домашних туфлях и пялишься на мой гардероб. И твоя супруга рядом, в том же наряде, да еще с кошкой на руках... Нет-нет, не надо ее отпускать! Я достаточно намучился, выгоняя ее отсюда, прежде чем лечь спать.
– Ну хорошо, – решительно сказала Энн, передавая кошку мужу и обнимая себя за плечи – все-таки стоять перед маркизом в одной сорочке было как-то неловко. – Конечно, Мартин залез в ваш шкаф не для того, чтобы проверить одежду. Ума не приложу, почему он так сказал.
– Потому что Гейзенби сошел с ума, – терпеливо повторил Мэл. – И вы тоже, хоть и выглядите вполне нормальной.
– Да нет же! – Энни захихикала. – Ох, кузен Мэл, посмотрели бы вы сейчас на себя! У вас глаза полезли на лоб от удивления!
– Вы тоже будете выглядеть не лучшим образом, если, проснувшись среди ночи, увидите двух лунатиков с кошкой, которые потихоньку пробрались к вам в спальню.
– Да, я понимаю... но мы не пробирались... то есть мы просто старались не шуметь, чтобы не разбудить вас, милорд.
– Не надо меня так официально называть, Энни. Это смешно, особенно если учесть, что вы в ночной сорочке.
– Простите... Но сейчас вы говорите скорее не как кузен, а как лорд... Ах, не хмурьтесь! Честное слово, мы вовсе не собирались вас убивать. Просто... хотели посмотреть, нет ли тут котят Лидди.
– Котят? Эта кошка еще и котят приносит? Но Лейкерби сказал, что она старая!
– Старая, но не настолько, – заявила Энн.
– В этом шкафу ничего нет, – сказал Мартин. – Позволь проверить твой дорожный сундук, Мэл! Ты же не хочешь, чтобы Лидди всю ночь устраивала концерты у тебя под дверью?
– Конечно, нет... И котят с матерью разлучать не годится. – Мэллори проводил Гейзенби, который бодро направился к его сундуку, задумчивым взглядом.
Энн поторопилась отвлечь на себя его внимание.
– Может быть, она оставила котят где-нибудь в другом месте, – сказала Энн. – Бедняжка, иногда она забывает, куда спрятала свой выводок, и очень расстраивается.
– Забывает, куда дела котят?
– Ну... она все же довольно пожилая.
– И здесь тоже нет! – Мартин с шумом захлопнул крышку сундука. – Придется поискать в другом месте. А может, просто запереть Лидди в нашей комнате, а поиски продолжить утром?
– Прекрасная идея! – бодро отозвалась Энн. – Кузен Мэл, мы сожалеем, что потревожили вас. Вы нас прощаете?
– Э-э, конечно.
– Тогда покойной вам ночи. – Энн кивнула и, отобрав у мужа кошку, выскользнула из комнаты.
– Прости, что побеспокоили, Мэл, – бормотал Гейзенби, отступая вслед за женой. – Сам знаешь, если женщине что-нибудь взбредет в голову...
– Само собой.
– Утром хорошенько выспись. Завтрак тут без формальностей. Как проголодаешься, так и покормят... – Наконец он плотно закрыл за собой дверь и повернулся к жене: – Ты у меня просто молодец! Мне бы в голову не пришло соврать про котят.
– Ты ее хорошенько потер о все вещи?
– Конечно! Она даже не возражала. Наверное, решила, что это такая игра. Надеюсь, Снуп завтра примет Мэла за своего.
Кто-то барабанил в парадную дверь замка. Гейне торопливо шаркал через холл, держа в дрожащей руке лампу. Волосы у него были всклокочены, ночная сорочка заправлена кое-как – стук испугал его, и он очень торопился. Пристроив лампу на столик, он принялся возиться с замками.
– Сейчас, сейчас! – крикнул он. – Этот чертов замок... Ну вот... Как, ваша милость? И мистер Дэмпси? У вас пожар? Церковь обрушилась?
– Нет, Гейне, с церковью все в полном порядке, – нетерпеливо сказала Вероника. – Герцог спит? Впрочем, это не важно. Мы все равно должны поговорить с ним немедленно. Ступай разбуди его.
– Да, ваша милость. Он недавно ушел наверх, так что должно быть, еще не спит... Ступайте в Золотую гостиную... А я схожу за его милостью... Свет, вам же нужен в гостиной свет... – Дворецкий бестолково топтался на месте. В конце концов вспомнил, что принес с собой только одну лампу, и растерянно улыбнулся Веронике: – Позвольте, я провожу вас, зажгу свет в гостиной, а потом поднимусь за герцогом.
Вероника кивнула.
– И пусть он поторопится, – добавил Дэмпси. – А потом, Гейне, велите оседлать лошадь его милости и подать к крыльцу.
– Что... что он натворил? – вырвалось у дворецкого, но он тут же опомнился. – Ох, простите! Я не должен был... Я не это хотел сказать! Да и не мог он ничего учудить: его милость весь день провел дома.
– Нет-нет, Гейне, лошадь не для того, чтобы спасаться бегством, – быстро проговорил Дэмпси. – Нам нужна его помощь.
– О, конечно, мистер Дэмпси. – Дворецкий не мог скрыть своего облегчения. – Вы уж простите... но с нашим герцогом никогда не знаешь...
– И попроси Тома Хасти тоже поехать с нами, – сказала Вероника.
По одному из бесконечных коридоров замка они наконец добрались до Золотой гостиной. Гейне зажег свет и поспешил за своим хозяином.
Минут через десять герцог появился в дверях. Он одновременно пытался застегнуть куртку и натянуть перчатки для верховой езды.
– Что случилось? – воскликнул он. – У вас пожар?
– Ну почему люди всегда задают именно этот вопрос? – грустно спросил Дэмпси. – Нет, наш дом цел и храм тоже...
– Произошло убийство, Уильям, – решительно сказала Вероника. – В коттедже вдовы Тислдаун убита молодая женщина. И хотя прошло уже девять лет, я почти уверена...
– Что? – Бериник не мог поверить, что расслышал правильно. – Что ты говоришь?
– Молодую женщину убили в коттедже, Бериник. И мы с вашей матерью думаем, что это Мэг Тислдаун, – сказал преподобный Дэмпси.
– Я уверена, что это она. Конечно, она постарела, но к ее одежде была приколота брошь... Ханна подарила ее Мэг после первой поездки в Лондон.
– Я побоялся оставить Веронику в коттедже, – подхватил Дэмпси. – Вдруг этот сумасшедший все еще неподалеку. И отпустить ее одну за помощью тоже не мог...
Вероника уже отдавала распоряжения:
– Пусть Том Хасти поспешит в Баррен-Уичи и расскажет констеблю Льюису о том, что произошло. А ты поедешь с нами, Уильям... В окрестностях Блэккасла давно не случалось ничего столь ужасного! Почему никто из нас не знал, что Мэг вернулась? Что она делала в коттедже одна, ночью...
– Возможно, она не знала, что Милли и Чарли там больше не живут, – сказал герцог, выходя из гостиной. – А вы уверены, что она мертва, Дэмпси? И зачем вас вообще туда понесло?
– Мы услышали крик... – пробормотал священник. Все трое уже спускались по лестнице к дверям.
– Было два крика, – поправила мужа Вероника. – Нет, даже три – один ты слышал без меня. А еще два мы вместе.
– Мы взяли лампы и поехали в сторону коттеджа, – продолжил Дэмпси. – На дороге было пусто, но... вы скоро сами все увидите, Бериник.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Просто идеал - Лэнсдаун Джудит

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Просто идеал - Лэнсдаун Джудит



интересная книга, не жаль потраченного времени. легко читается. мило)))
Просто идеал - Лэнсдаун ДжудитКатрин Самира
11.08.2012, 21.32





просто бред я очень жалею о потраченнном времени
Просто идеал - Лэнсдаун Джудитлуиза
9.01.2013, 22.56





Мне не понравилось. Любви нет, один криминал.
Просто идеал - Лэнсдаун ДжудитКэт
8.08.2013, 9.58





Слабый роман. Не тратьте время.
Просто идеал - Лэнсдаун ДжудитВ.З.,65л.
25.09.2013, 14.31





роман замечательный и читать приятно !
Просто идеал - Лэнсдаун Джудиткот
21.10.2014, 17.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100