Читать онлайн Цель жизни, автора - Лэннинг Салли, Раздел -

в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цель жизни - Лэннинг Салли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цель жизни - Лэннинг Салли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цель жизни - Лэннинг Салли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэннинг Салли

Цель жизни

Читать онлайн

Аннотация

Уезжая из родного города, Дэйв Хаммонд испытывает ненависть к Кэтти Максвел, из-за которой его жестоко избили. Но через десять лет, встретив ее снова, он понимает, что на самом деле любил эту женщину всегда.
За эти годы многое произошло, и им обоим будет нелегко преодолеть препятствия на пути к счастью.




Дэйв Хаммонд стоял посредине тротуара на одной из самых шумных улиц Портсмута. Ярко светило июньское солнце, и, казалось, всем нужно только радоваться и улыбаться. Но Дэйва просто трясло от злости.
Мимо него сновали люди, спеша на ланч. Они обходили Дэйва, не слишком обращая на него внимание, только разве что некоторые женщины бросали заинтересованные взгляды на широкоплечего высокого черноволосого молодого мужчину.
Дэйв смотрел на большую фотографию в рамке, выставленную в витрине фотостудии. На ней была запечатлена женщина с двумя девочками
Все трое были одеты одинаково — в голубые комбинезоны, белые рубашки с закатанными рукавами и бейсболки. Три блондинки, взрослая и две девчонки, стояли в смешных позах. Они, похоже, дурачились перед камерой и весело смеялись. Сходство между ними поражало.
Старшей из девочек, с длинными прямыми волосами, было на вид примерно лет девять, а младшей, с копной золотистых кудряшек, — пять-шесть.
Но взгляд Дэйва был прикован к лицу их матери. Он жадно всматривался в него, разглядывая каждую черточку… Вот если бы она сейчас оказалась здесь… Он не слышал ее голоса уже десять лет…
Дэив сразу узнал Кэтрин, дочь Эдгара Копланда, очень богатого человека. Когда он влюбился в нее, ей было шестнадцать, а ему двадцать. Тогда на него словно затмение нашло…
Теперь она стала женой Фрэнка Максвела, преуспевающего бизнесмена и владельца крупного предприятия, человека, которого Дэйв возненавидел при первом же знакомстве, а это было лет одиннадцать назад.
Да, Кэтрин изменилась за эти десять лет. Она стала зрелой женщиной, не потеряв при этом своей привлекательности — высокий лоб, аккуратный прямой нос, голубые глаза с пушистыми ресницами…
А вот взгляд стал другим, да и волосы, роскошные светлые волосы, которые Дэйв помнил длинными и прямыми, как у ее старшей дочери, сейчас были завиты в блестящие игривые локоны. Да, Кэтрин довольна своим замужеством, это точно. Фрэнк богат, и она может вести тот образ жизни, к которому привыкла, общаясь с людьми своего круга.
Для Дэйва она всегда была недосягаема.
Невероятным усилием воли он заставил себя вернуться к реальности. Это же только фотография, а он реагирует на нее так, словно встретил реальную Кэтрин.
Но что делать, если с первого взгляда на это фото в витрине в нем поднялась целая буря чувств. Здесь были и гнев, и ненависть, и отчаяние… Словно время повернулось вспять, и ему снова было двадцать три года. Именно тогда он узнал, что Кэтрин вышла замуж за Фрэнка, и его последняя надежда рухнула.
Воспоминания тех лет лавиной обрушились на Дэйва. Перед его мысленным взором пронеслись события и переживания прошлого, и неожиданно ожило именно то чувство, которое он всегда испытывал к Кэтрин, а все последнее время старался запрятать поглубже, — желание, дикое и страстное. И сейчас, глядя на эту женщину в нелепом комбинезончике, красных кроссовках и дурацкой бейсболке, Дэйв хотел ее так же страстно, как и раньше.
Тогда юная Кэтрин в блестящем вечернем платье стояла перед ним, освещенная лунным светом, красивая, беззащитная, и он впервые в жизни понял, что означает банальное слово «влюбиться». Именно эго и произошло с ним, и он ощутил в полной мере и душевный трепет от одного только взгляда на женщину, и счастье от того, что она существует на свете, и стремление сделать для нее все: возможное и невозможное. Но любовь Дэйва осталась неразделенной, и ему пришлось довольствоваться тщательно скрываемым обожанием…
Усилием воли он взял себя в руки. Если вовремя не остановить этот поток воспоминаний, то он захлестнет, затопит его. Какая там влюбленность! Он ненавидел Кэтрин все эти годы, ненавидит сейчас и имеет на это полное право.
Любовь давно канула в Лету. Кэтрин Коп-ланд безжалостно растоптала это чувство, и он ее никогда не простит.
Все, хватит распалять себя! — приказал себе Дэйв. Что на тебя нашло, дурак? Это всего лишь фотография, кусок глянцевой бумаги с цветным изображением женщины, которая как была недоступна для тебя, так и осталась… Нечего терять попусту время и бередить прошлое Все кончено. У тебя есть другие дела, гораздо более важные, так что нечего стоять на тротуаре и глазеть на витрину, как последний идиот. Лучше подумать о предложении Майка или пойти перекусить.
И все же Дэйв завернул за угол и толкнул дверь в фотостудию.
Внутри ею встретила приятная прохлада. Он облегченно вздохнул и огляделся вокруг. Обстановка здесь была довольно уютной, повсюду стояли комнатные растения, а на стенах висели отличные фотографии.
Женщина средних лет приветливо улыбнулась ему из-за прилавка.
— Что вы желаете, сэр? — поинтересовалась она. Дэйву следовало бы тоже улыбнуться ей, но он чувствовал такое напряжение, что не смог пересилить себя.
— У вас в витрине выставлена фотография женщины и двух девочек, — деловитым тоном начал он.
— О, да. Правда, неплохо получилось?
— Дело в том, что я… Ну, в общем, мы были знакомы несколько лет назад, а потом я потерял ее из виду… Вот и подумал, может, вы знаете, где она живет?
Женщина насторожилась.
— Простите, сэр, но мы не даем никаких сведений о своих клиентах.
— Ее зовут Кэтрин. Кэтрин Максвел. Когда — то я работал у ее отца, Эдгара Копланда.
— Извините, но я не могу нарушить правила, — сказала женщина.
Уходи отсюда! — мысленно приказал себе Дэйв. Сейчас же! Ты же ведешь себя как последний кретин!
— А можно мне получить копию этого снимка? — спросил он осипшим голосом.
Женщина внимательно изучала его, прищурив глаза.
— Это вряд ли можно сделать без согласия клиента, — ответила она довольно резко. — А теперь, простите, мне надо заняться другими делами.
Дэйв повернулся, вышел из фотостудии и, не взглянув на фотографию в витрине, зашагал по улице прочь. Мимо текла толпа туристов, служащих, студентов, но он не замечал никого вокруг!.
Молодец, Хаммонд, усмехнувшись, подумал он. Эта женщина в студии, судя по всему, решила, что имеет дело с маньяком, хотя на самом деле ты просто форменный идиот. Ведешь себя как тринадцатилетний мальчишка, а тебе уже стукнуло тридцать три. Пора бы повзрослеть и перестать верить в сказки.
Впрочем, все, что было связано с Кэтрин, действительно напоминало волшебную сказку. Словно прекрасная принцесса, златовласая и голубоглазая, бросилась она однажды в объятия красивого молодого простолюдина Дэйва, работавшего у ее отца. Но так получилось, что он не воспользовался неопытностью юной принцессы и сумел не поддаться искушению. И что же, она поблагодарила его за такое проявление благородства? Ничего подобного. Напротив, обозлилась и повела себя как настоящая мегера, а потом настояла, чтобы ее папаша уволил Дэйва с работы.
Так что принца из него не получилось.
К несчастью, история на этом не закончилась, и все, что происходило потом, уже не было похоже на сказку. Дело в том, что кое-кто видел, как Дэйв и Кэтрин обнимались тогда в лесу, — а начало их свидания было весьма пылким — и, естественно, по городку поползли сплетни. Дэйву пришлось даже драться, отчаянно отстаивая добродетель Кэтрин. А папаша Копланд, которому дочка явно нажаловалась, нанял трех здоровенных парней, которые избили незадачливого кавалера до полусмерти. Потом Кэтрин явилась в гараж, где работал Дэйв, и потребовала, чтобы он прекратил защищать ее, добавив, что не нуждается в его услугах…
Этой унизительной сцены ему не забыть никогда. Слова Кэтрин ранили его больнее, чем кулаки тех парней, и уязвленное самолюбие потом еще долго не давало покоя…
Весь в мыслях о прошлом, Дэйв и сам не заметил, как дошел до набережной. Заметив закусочную, он решил было поесть, но там оказалось полно народу, а стоять в очереди ему не хотелось.
Он решил вернуться в гостиницу и побегать в парке. Может быть, таким образом ему удастся прогнать прошлое.


Через полчаса он уже бежал по тенистой аллее парка. Отсюда открывался великолепный вид и на город, и на порт, но Дэйву было не до того, чтобы любоваться местными красотами. Он полностью сосредоточился на правильном дыхании во время бега.
Но от мыслей о Кэтрин Максвел ему так и не удалось избавиться, хотя он и пытался убедить себя, что теперь она замужняя женщина, счастливая в браке, а если ее устраивает тот, кого она выбрала себе в мужья, то лучше о ней не думать.
Приняв такое решение, Дэйв остановился и огляделся вокруг. Неподалеку группа детей играла в мяч. Они хохотали и с громкими возгласами носились по траве, преследуемые брехливой собачонкой. Эта веселая сценка немного отвлекла Дэйва. Он свернул на узкую тропинку, ведущую к пляжу, и ускорил темп бега. Достигнув кромки прибоя, он решил передохнуть и поразмыслить над тем приятным событием, которое произошло сегодня утром.
Дэйв пришел проведать Майка Эллиота, главного управляющего сети бензозаправочных станций, на одной из которых долгое время работал Хаммонд-старший. Она находилась в Бриджвилле, маленьком городке, расположенном неподалеку от Портсмута.
Майка Эллиота Дэйв всегда уважал и считал своим старшим другом. Все эти годы они переписывались. Вернувшись в Штаты год назад и начав работать в Бостоне, Дэйв не раз звонил другу, а когда приехал в Портсмут, Майк предложил ему стать своим партнером.
— Мне шестьдесят четыре года, — сказал он. отпивая кофе из большой кружки. — Детьми я так и не обзавелся, так что наследников у меня нет, а среди моих сотрудников нет никого, кто мог бы справиться с делами. Ты мною лет работал в гараже, Дэйв, и у тебя есть деловая хватка, так что, когда я уйду на покой, ты сможешь возглавить компанию. Мне бы хотелось, чтобы ты стал моим полноправным партнером. Может, у тебя появятся свежие идеи по поводу того, как расширить дело. Ну, что скажешь?
В подчинении Эллиота была не одна бригада опытных механиков, и его фирма считалась од ной из самых надежных в городе.
— Ты серьезно? — переспросил Дэйв.
— Конечно. А ты еще раздумываешь?
— Да нет… — Дэйв растерялся от такого неожиданного предложения.
— Тебе же не нравится Бостон?
— Я его ненавижу, — признался Дэйв. — И этот город, и свою работу там.
Майк доел яичницу с беконом, допил кофе, а потом аккуратно вытер усы салфеткой и сказал:
— Ты же будешь здесь еще несколько дней? Приходи ко мне в гараж, погляди, что и как, а потом все обдумаешь и дашь мне знать о своем решении. Я тебя не тороплю.
Дэйв смущенно заметил:
— Но это же очень щедрое предложение, Майк.
— А я так не считаю, — ответил тот и посмотрел на Дэйва долгим проницательным взглядом. — Я давно присматриваюсь к тебе, мальчик мой. Ты умеешь работать, а автомобили — твое призвание, это сразу видно. Кроме того, на тебя можно положиться, а для меня это очень важно.
— Спасибо за доверие, — пробормотал смущенно Дэйв.


Теперь он сидел на пляже и вспоминал этот разговор. На душе у него стало тепло и радостно — все-таки есть на свете человек, который доверяет ему и, похоже, искренне любит.
А что касается делового предложения старины Майка, то оно казалось Дэйву весьма заманчивым. Бизнес Эллиота процветал и приносил неплохие прибыли. Его сотрудники, прежде чем получить должность, подвергались тщательному отбору, и в результате в гараже остались только те, кто умел трудиться на совесть. Это было Дэйву по душе, особенно по сравнению с Бостоном, где ему пришлось даже несколько раз вступать в конфликт с сыном босса, который позволял себе проворачивать сомнительные сделки, используя имя отца.
Итак, теперь Дэйв может жить там, где прошли его детство и юность. Портсмут не такой огромный город, как Бостон. Здесь больше зелени, легче найти на побережье тихие живописные уголки, где можно отдохнуть от сутолоки и проблем. Кроме того, проще будет навещать мать, которая до сих пор живет в Бриджвилле, а до него из Портсмута всего минут сорок езды.
А главное, он будет ближе к Кэтрин…
Нахмурившись, Дэйв напряженно всматривался в даль. Хотя прошло уже более двух часов с момента его визита в фотостудию, забыть об этом он не мог. Приходилось признать, что фотография Кэтрин произвела на него сильнейшее впечатление. Мало того, ему открылось то, о чем он предпочел бы не знать. Оказывается, все десять лет эта женщина жила в его сердце.
Не то чтобы Дэйв все это время думал о ней, — ему было чем занять свои мысли. Он уехал из Бриджвилла сразу после смерти отца, исколесил Штаты, побывал в Канаде, Чили, Австралии, Таиланде, Индии и Турции, некоторое время жил в Европе, потом перебрался в Великобританию… Кем только он ни работал все эти годы — пас овец и мыл посуду в ресторанах, был строителем и автослесарем, шофером и матросом, а при малейшей возможности учился на различных курсах. Да, конечно, за эти десять лет он набрался опыта и повзрослел.
Дэйву казалось, что ему удалось если не стереть из памяти, то запрятать глубоко в тайники души все, что было связано с Кэтрин, но выяснилось, что достаточно всего одного взгляда на ее фотографию, как его чувства к ней вновь ожили.
Неожиданно Дэйву пришло в голову, что он и не женился-то только из-за Кэтрин. Нельзя сказать, чтобы его совсем не интересовали женщины, и за эти годы он пережил несколько довольно пылких увлечений, но он всегда давал им понять, что ни о каком браке не может быть и речи. Как правило, его избранницы принимали эти условия, хотя некоторые из них, как он теперь догадывался, с удовольствием пошли бы с ним к алтарю. Дэйв боялся такого развития событий как огня — брак казался ему чем-то вроде тюрьмы.
Почему? Неужели причиной такой жизненной позиции на самом деле было то, что ему так и не удалось освободиться от Кэтрин и он чувствовал себя связанным с ней невидимыми путами? Были ли его чувства к ней настолько сильны, что никто так и не смог вытеснить ее из его сердца, или он просто по натуре одиночка? Человек, который чувствует себя комфортно только наедине сам с собой и сам делает свою судьбу?
В сущности, Дэйв с детства сторонился сверстников, потому что они постоянно насмехались над его отцом. Он смело вступал в драку и поначалу бывал нещадно бит. Дэйв хорошо помнил, как братья Джонсон, весело хохоча, копировали пьяную походку его отца. Конечно, он бросился на них с кулаками! Никто тогда не заступился за мальчика, и он еще острее почувствовал, насколько одинок в этом равнодушном мире. Правда, всегда можно было побежать домой, к маме, но гордость не позволяла этого Дэйву.
Так что Кэтрин, возможно, и не имеет отношения к его твердой установке навсегда остаться холостяком.
Черт побери! Она выглядела такой счастливой на той фотографии, такой беззаботной… А ведь ее муж, как всегда считал Дэйв, был просто ничтожеством.
Впрочем, Фрэнк Максвел был богат и имел положение в обществе, не то что простой парень Дэйв Хаммонд, сын владельца бензоколонки. А Кэтрин уже в те годы отличалась снобизмом, так что вряд ли она изменилась…
Дэйв встал. Хватит думать об этом, сказал он себе, лучше сходить в гараж к Майку, а потом принять решение по поводу работы.
Будто ты его уже не принял! — с иронией возразил ему внутренний голос. Разве тебе не хочется жить здесь, в Портсмуте? Разве ты не собираешься разыскать Кэтрин Максвел, чтобы окончательно выяснить с ней отношения и положить конец своим сомнениям?
Мать, наверное, в курсе того, где сейчас живут Кэтрин и Фрэнк, подумал Дэйв. Надо будет расспросить ее.
Да, принял решение он, пора покончить с этими мучениями раз и навсегда. Нужно освободиться от Кэтрин и продолжать жить нормальной жизнью. Одному? Возможно, и нет. Но похоронить прошлое следует в любом случае. Нельзя быть настолько связанным с этой женщиной!


Три месяца спустя, солнечным сентябрьским субботним утром, Дэйв Хаммонд пришел в университетский спортзал, куда только вчера записался. До этого он был настолько занят работой в гараже Майка и приобретением дома за городом, что времени на спорт не оставалось совсем. Но Дэйв привык держать себя в форме, поэтому при первом же удобном случае решил заняться спортом.
Он занимался на тренажерах минут сорок. Перерыв в тренировках давал себя знать, но Дэйв упорно довел до конца программу упражнений, мечтая о том, как после душа отправится на берег залива в свой новый дом. Надо проверить, что плотник и слесарь успели там сделать за ото время.
Месяц назад Дэйв купил старенький коттедж и участок в десять акров в Стоунроке, небольшом городке, расположенном в двадцати минутах езды от города. Такая поспешность в приобретении недвижимости могла бы показаться странной, но в глубине души Дэйв знал, что поступает правильно. Он принял предложение Майка и впервые после долгих лет странствий ощутил, что наконец приехал домой.
Выйдя из тренажерного зала, Дэйв направился было в душевую, как вдруг услышал женский голос, перекрывающий привычный гул многолюдного холла, и замер как вкопанный.
— Я сейчас приду! Вот только возьму кассеты!
Это Кэтрин, сказал он себе. Вне всякого сомнения, это она. Но как она могла оказаться здесь, в шумном холле университетского спортивного центра? Неужели у него уже начались слуховые галлюцинации? Конечно, он не видел ее десять лет и вполне мог спутать, но такой приятный грудной голос принадлежал только одной женщине на свете…
Дэйв развернулся и потел на звук голоса.
Едва завернув за колонну, он столкнулся с какой-то женщиной, чуть не сбив ее с ног.
Так и есть, это Кэтрин.
Он чисто автоматически схватил ее за плечи, поддерживая, и сердце его куда-то упало.
Волосы Кэтрин были аккуратно зачесаны назад и забраны в пышный конский хвост. А на фотографии у нее была завивка, тут же вспомнил Дэйв. И все же это были те самые роскошные золотистые волосы Кэтрин Копланд. Ее глаза, сейчас широко раскрытые от удивления, оставались такими же голубыми, какими он запомнил их. И хотя она сейчас выглядела немного усталой, а под глазами темнели круги, черты ее лица почти не изменились за эти долгие десять лет.
Дэйв опустил глаза и окинул взглядом длинные изящные пальцы, лежавшие у него на груди. Кэтрин всегда очень следила за руками, пользуясь иногда слишком ярким, на его взгляд, лаком. Теперь же ее ногти не были накрашены, а на пальцах Дэйв не обнаружил ни одного кольца.
Он крепко держал ее за плечи, все явственнее ощущая тепло женского тела.
А грудь у нее стала такой полной… — промелькнуло у него в голове.
— Дэйв! — воскликнула наконец Кэтрин. — Дэвид Хаммонд… Что ты здесь делаешь?
Он не ответил и, слегка отстранив ее от себя, оглядел с ног до головы. Она была одета в эластичный блестящий ярко-розовый топик и черные шорты. Какие, однако, у нее округлые бедра… Дэйв почувствовал, что вид Кэтрин возбуждает его.
Он быстро отпустил ее, рассердившись на себя за такую реакцию, и сказал:
— Упражнялся на тренажерах. А ты?
— Я… У меня занятия по аэробике. Но что ты делаешь в этом городе? Мне казалось, что ты сейчас должен быть где-то в Австралии или в Чили.
— В Австралии я был семь лет назад, а в Чили восемь. Теперь живу здесь.
— И давно?
— Уже почти три месяца. Похоже, ты этому вовсе не рада, — с усмешкой заметил он.
Это было еще мягко сказано. На лице Кэтрин застыло выражение ужаса. С чего бы это? — удивился Дэйв. Неужели такая уравновешенная женщина, как Кэтрин Максвел, боится человека, которого сама же и унизила много лет назад?
Она нервно провела рукой по волосам.
— Для меня не имеет никакого значения, где ты живешь. Просто я очень удивилась, встретив тебя, ведь прошло немало лет…
— Десять, — подсказал Дэйв. — Помнишь, в последний раз мы разговаривали с тобой на бензоколонке?
Это было два дня спустя после того, как его избили.
Дэйв заметил, что Кэтрин залилась краской.
— Да, кажется, — пробормотала она. — Слушай, мне надо идти.
— Так ты стала студенткой, Кэтрин? В твои — то годы? — довольно ехидно спросил Дэйв.
— Я теперь зовусь Кэтти, понятно? — заявила она, гордо подняв голову.
— Зачем тебе это понадобилось? — удивился Дэйв.
Глаза ее сверкнули.
— А почему бы и нет?
Другими словами, она дает понять, что это не мое дело, догадался Дэйв. Но странно, уменьшительное имя Кэтрин шло — сейчас, с этим хвостом и ненакрашенными ногтями, она действительно скорее напоминала девчонку, чем зрелую женщину, мать двух дочерей, хотя в юные годы, наоборот, казалась старше своих лет.
— Ты не ответила на мой вопрос, — напомнил ей Дэйв.
Она вдруг нахмурилась, и глаза ее забегали.
— Ну… Я не студентка.
К ним подошел высокий широкоплечий парень и довольно фамильярно похлопал Кэтрин по плечу.
— Эй, Кэтти, ты идешь?
— Сейчас, Тедди. Дэйв, мне надо идти, занятия начинаются. Было… приятно увидеться с тобой снова.
— Приятно? — с иронией переспросил он. — Скажи правду, Кэтти, ведь на самом деле ты бы предпочла, чтобы я сейчас был где-нибудь в Бразилии. Кстати, как поживает Фрэнк?
Она метнула на него странный взгляд, в котором промелькнула какая-то растерянность, и, молча кивнув на прощание, вместе с группой студентов прошла в большой зал, где обычно проходили занятия аэробикой.
Дэйв проводил ее взглядом и подумал: вот женщина, в которую я был по уши влюблен, а потом возненавидел… «Приятно тебя видеть», вспомнил он ее слова и горько усмехнулся. Не стоит кривить душой, Кэтрин Максвел. Тебе бы хотелось, чтобы я сейчас оказался даже не в Бразилии, а в Антарктиде!
Она точно так же безразлична к нему, как и он к ней. Об этом недвусмысленно говорил и ее холодный тон, и то, как неохотно говорила о себе. И все же Дэйву было непонятно, почему его неожиданное появление так напутало Кэтрин.
Из зала уже доносилась громкая ритмичная музыка. Дэйв прошел к стеклянной стене и остолбенел, увидев, что Кэтрин стоит перед группой студентов и выполняет начальные упражнения. Так она, оказывается, тренер!
Вот это да! — изумился он. Что происходит, черт возьми? В его представлении Кэтрин должна была бы сейчас кататься верхом на лошади по собственному поместью или играть в теннис, а вечерами устраивать приемы, — словом, делать что угодно, но только не преподавать аэробику.
В ее группе были мужчины и женщины — молодые и не очень, а в задних рядах даже несколько пожилых дам. Парень по имени Тедди стоял в первом ряду.
Дэйв подошел ближе. Кэтрин стала показывать новое упражнение, и он невольно залюбовался ее телом, особенно полной грудью, плавно колышущейся в такт движениям.
Похоже, мне пора пойти принять душ, причем желательно ледяной, спохватился он, но в этот момент Кэтрин заметила его и сбилась с ритма.
Ага, торжествующе подумал Дэйв. Ты догадываешься, что я хочу с тобой кое-что обсудить.
Словно прочитав его мысли, Кэтрин нахмурилась и отвернулась, продолжая выполнять упражнения. Дэйв зашагал в душевую.


Приведя себя в порядок и переодевшись в джинсы и футболку, он, прежде чем уйти, снова подошел к стеклянной стене зала. Вся группа весело подпрыгивала и пританцовывала под руководством Кэтрин. Она выглядела такой же бодрой и энергичной, как и двадцать минут назад, а в сторону Дэйва даже не взглянула.
Он прошел к регистратору и, попросив расписание занятий по аэробике, нашел графу с именем Кэтрин Максвел. Она давала уроки шесть раз в неделю. Уставившись в расписание, Дэйв удивленно поднял брови. Интересно, почему Кэтрин, которая привыкла жить в достатке, вынуждена так интенсивно работать, причем за весьма скромную плату? Он сложил листок и сунул его в сумку, а потом обратился к регистраторше:
— Могу ли я записаться на эти занятия со следующей недели?
— Для этого достаточно взять гостевой пропуск на входе, — ответила та.
Дэйв решил, что в понедельник вместо ланча придет на занятия, а потом дождется Кэтрин и не отпустит ее, пока они не поговорят. Им есть что обсудить. Он хотел выслушать ее объяснения по поводу событий десятилетней давности и расспросить о том, как она живет сейчас. Пришло время, когда ей придется ответить на все эти вопросы. Возможно, тогда он освободится от мыслей о пей и сможет спокойно жить дальше.
А если нет? — вдруг промелькнуло у него в голове.


Дэйв вышел из здания спортивного центра и направился к своей машине, но вдруг заметил двух девочек, которые сидели на скамейке у входа. У них обеих были золотистые волосы, только у одной — длинные, подхваченные обручем, а у другой — короткие кудряшки.
Это же дочки Кэтрин, догадался он. Сестры о чем-то спорили, причем старшая отчитывала младшую, а та ужасно сердилась.
Дэйв собрался с духом и подошел к ним.
— Привет, — дружелюбным тоном произнес он. — Меня зовут Дэйв Хаммонд. Мы с вашей мамой были друзьями, правда, давно, еще до ее замужества. Как вас зовут?
Младшая хмуро глянула на него.
— Нам не разрешают разговаривать с незнакомцами, — сказала она и повернулась к сестре. — Перестань, Карен! Отдай!
Та отдернула руку.
— Отстань, Эми! Ты отвратительно себя ведешь, и я пожалуюсь на тебя маме.
— А я скажу ей, что ты не отдаешь мне мою жвачку! Ты плохая, Карен! Настоящая жадина! — Эми надула губы, делая вид, что готова расплакаться. — Я маленькая! Как ты можешь так обращаться со мной?
Но на старшую сестру это не произвело никакого впечатления. Она только всплеснула руками и воздела к небу небесно-голубые, как у матери, глаза.
— Ну вот, начинается! — воскликнула Карен. — Это ты плохо ведешь себя! Забирай свою жвачку!
Эми радостно схватила пачку, вытащила одну штуку и поспешно затолкала ее в рот.
— Спорим, у меня получится пузырь больше твоего?
— Хочешь проспорить? Ну, гляди! — С этими словами Карен надула огромный розовый пузырь.
— Здорово! — восхитился Дэйв. У Эми ничего не получилось.
— Не спеши, — посоветовал ей он и небрежно поинтересовался: — Наверное, вы ждете, когда папа заберет вас отсюда?
Обе девочки, тут же забыв про жвачку, молча уставились на него. В их взглядах была такая враждебность, что Дэйв даже перепугался, но потом сообразил, что поступает очень опрометчиво, вовлекая детей в подобный разговор.
— Извините. Надеюсь, мы еще увидимся.
Он быстро прошел к машине и сел за руль. Похоже, ты проиграл этот раунд, Хаммонд, усмехнулся он. Дети Кэтрин дали тебе понять, что ты чужак. Характеры у них, надо сказать, сильные, не хуже, чем у матери. Но ей не победить тебя!


В понедельник без пяти минут двенадцать Дэйв бодрым шагом вошел в зал для занятий аэробикой. Там уже было несколько человек, которые стояли посередине и болтали. Кэтрин в дальнем углу возилась с магнитофоном Дэйв тихо подошел к ней и сказал:
— Доброе утро. Или уже добрый день?
Она вздрогнула, но не обернулась, продолжая перематывать кассету.
Да уж, выдержка у нее отменная! — невольно восхитился Дэйв.
Потом Кэтрин выпрямилась, повернулась, медленно окинула оценивающим взглядом Дэйва, одетого в черную майку и белые шорты, и только тогда ответила:
— Доброе утро, Дэйв. Тренажерный зал дальше по коридору, если ты случайно забыл.
— К сожалению, я мало что забываю, — спокойно ответил он, — поэтому и решил сегодня позаниматься аэробикой. Время от времени нужно попробовать что-нибудь новенькое, не так ли?
— Ты пришел ко мне на занятие? — нахмурив брови, поинтересовалась Кэтрин.
— Да, таков мой план.
Он догадывался, какие слеша вертятся у нес на языке, но она, видимо заметив, что уже почти вся группа собралась, ровным тоном сказала:
— Хорошо. Только не переусердствуй на первом занятии. Не хотелось бы, чтобы тебе стало плохо.
— Брось, Кэтти, — парировал Дэйв. — Тебе бы доставило удовольствие, если бы меня вынесли отсюда на носилках.
— Ошибаешься. Это повредило бы моей безупречной репутации лучшего тренера, — усмехнулась Кэтрин. — Начинаем! — громко окликнула она остальных.
Дэйв проводил ее взглядом. Сегодня на ней был ярко-зеленый топ и синие шорты. Да, хотя Кэтрин родила двоих детей, ей удалось сохранить прекрасную фигуру, подумал Дэйв, вставая в задний ряд.
К этому времени в зале собралось уже много людей, а последней появилась женщина средних лет, которая тоже направилась в последний ряд. Дэйв не без удивления узнал в ней сотрудницу фотостудии, в витрине которой он увидел фотографию Кэтрин и ее дочерей. Женщина тоже заметила его и, оглядев настороженно, даже с некоторой долей подозрительности, перешла в другой ряд. В иных обстоятельствах это рассмешило бы Дэйва, но сейчас ему было не до веселья.
Занятие началось, и вскоре он понял, что Кэтрин здесь на своем месте. Она знала всех по имени, сразу видела, кому нужно помочь, а кою подбодрить или похвалить. Ее техника была безупречна, и она добивалась того же от каждого. Упражнения постепенно усложнялись, а их темп возрастал, и Дэйв, не воспринимавший аэробику как серьезный вид спорта, даже растерялся. Он путал руки и ноги и сбивался с ритма.
Хорошо, что я сообразил встать сзади, а то насмешил бы всех, злился он на себя. Жаль, что я не унаследовал талантов отца, — тот в молодости был первоклассным танцором.
Кэтрин улыбнулась ему и сказала:
— Сначала отработай движение ногами, а уж потом подключай руки, понятно? И не суетись, выполняй упражнения в том темпе, который тебе подходит.
Дэйв хмуро поглядел на нее. Если бы у него все получалось хотя бы наполовину так хорошо, как у остальных, он бы нашел, что ей ответить.
Вскоре он сообразил, что от него требуется, и дальше все пошло гладко.
Кэтрин начала следующее упражнение.
— Бедро вперед, в такт музыке, а потом — плавные круговые движения. Корпус держите прямо!
Она показала движение, и, снова сбившись с ритма, Дэйв выругался про себя.
Я выгляжу полным идиотом, злился он. а ведь считал, что нахожусь в хорошей спортивной форме.
Кэтрин начала бег на месте, двигаясь легко и весело и заражая весь класс своим задором. Да, теперь это была совсем не та женщина, которую помнил Дэйв. Она пи за что бы не пошла на такую работу, не говоря уже о том, чтобы получать от этого удовольствие.
В конце занятия все сделали серию наклонов и медленных потягиваний, и музыка смолкла. Дэйв стоял, тяжело дыша. Он взмок и мечтал только о холодном душе.
Кэтрин отправилась в конец зала к магнитофону, и Дэйв подошел к ней. Только тут он увидел, что она тоже вспотела, и это выглядело весьма эротично. Отбросив эту мысль, он обратился к ней:
— А ты молодец, классно ведешь занятие. Я отлично размялся.
— Это моя работа, — ответила она бесстрастным тоном.
— Может, выпьем по чашечке кофе или перекусим вместе?
— Нет, спасибо.
— Кэтти, — начал Дэйв решительно, взяв ее за локоть, — ты же сама понимаешь, что нам нужно поговорить, не так ли?
— Я могу сказать только одно, Дэйв, — недовольно вскинула брови она. — Я готова извиниться за то, что десять лет назад оказалась отчасти причастна к твоему увольнению с работы. Мне очень жаль. А теперь отпусти меня, пожалуйста.
— Отчасти? — воскликнул Дэйв. — Я вовсе так не считаю.
— Косвенно, если тебе так понятнее.
— Меня уволили из-за тебя.
— Все гораздо сложнее, — возразила она.
— Наоборот, проще. Ты нажаловалась папочке, и он уволил меня.
— Ты, очевидно, привык считать всех богатых людей сволочами, да? — Не поднимая глаз, Кэтрин попыталась высвободиться. — Отпусти меня! Нам больше нечего обсуждать.
Дэйв разжал пальцы и спросил:
— Тогда почему ты так испугалась при виде меня?
— Дэйв, прошлое умерло. Оно похоронено и забыто. Я никогда не верила в воскресение из мертвых и не хочу, чтобы ты говорил со мной или с моими детьми. Ты понял?
— Согласен, мне не следовало приставать с расспросами к Карен и Эми. Извини, пожалуйста.
— Не понимаю, как ты узнал, что это мои дети.
— Они же так похожи на тебя! — воскликнул он. — Просто копии. Кроме того, я видел вашу фотографию в витрине. Кстати, хозяйка той фотостудии была сегодня на занятиях.
— Сэнди выставила нашу фотографию на витрину?! Ну, я ей устрою нагоняй!
Но Дэйва не устраивал такой поворот разговора.
— Ответь мне на один вопрос, — сказал он. — Почему ты работаешь на такой низкооплачиваемой должности, ведь твои муж и отец очень богаты?
Кэтрин передернула плечами и гордо подняла голову.
— А ты еще не понял? Тогда мне нечего тебе сказать. А если ты будешь приставать ко мне, то я напишу жалобу и потребую, чтобы тебя убрали из моей группы.
— О, заносчивости тебе не занимать, это я знаю! — горько усмехнулся Дэйв. — А помнишь, как ты бросилась ко мне в объятия, Кэтрин? Или твоя память настолько избирательна, что ты забыла даже о том, как разговаривала со мной на бензоколонке? У меня тогда был подбит глаз и сломаны ребра.
Кэтрин закусила губу, и в глазах ее появилось какое-то отчаяние.
Неужели мы с ней больше не увидимся? Неужели нам так и не удастся поговорить по душам? — вдруг подумал Дэйв.
— Зачем ты это делаешь? — воскликнула она. — Зачем напоминаешь о том, что должно быть забыто раз и навсегда? Наши дороги разошлись много лет назад, и тебе пора понять это.
Ее слова задели Дэйва. Он опустил голову и уставился на спои руки, покрытые мозолями, царапинами и шрамами.
— Конечно, ты всегда была слишком хороша для меня, — с горечью в голосе сказал он. — Кто я? Простой механик, грязный работяга. Так вес и осталось. Разве ты можешь снизойти до того, чтобы выпить со мной кофе.
— Глупости! — перебила его Кэтрин, схватив за руку, и вдруг заметила толстый шрам, идущий от запястья к локтю. — Что это?
Он ответил не сразу, давая себе возможность прочувствовать прикосновение ее пальцев.
— Несчастный случай на нефтяной вышке в Северном море два года назад. Неужели тебе это интересно, Кэтти?
Она отпустила его руку и тяжело вздохнула.
— У нас обоих свои шрамы, правда? У кого — то они снаружи, у кого-то внутри… Такова жизнь. Послушай, Дэйв, я не хотела оскорбить тебя, но нам с тобой действительно больше нечего сказать друг другу. Ты должен понять это и оставить меня в покое.
— О каких это шрамах ты говоришь? — заинтересовался он.
— Дэйв, пожалуйста… — Она умоляюще посмотрела на него.
Эти голубые глаза… Его всегда восхищал этот небесный цвет… Но сейчас в них была такая мольба и боль, что Дэйв тяжело вздохнул.
— Очень трогательно, — заметил он, усмехнувшись. — Где ты научилась этим уловкам? Раньше я не замечал у тебя такого взгляда.
— Ты ненавидишь меня, да? — прошептала Кэтрин.
— Ну вот, кажется, ты начинаешь кое-что понимать. А можешь объяснить причину?
Ее лицо стало непроницаемым.
— Я ничего не обязана тебе объяснять.
— Да нет, ошибаешься… Слушай, а ведь твой Фрэнк, как мне в свое время показалось, ужасно ревнив. Ты не боишься, что он узнает о нашей встрече?
— Ты опять? — сердито отрезала Кэтрин. — Между прочим, я замужняя женщина, и мне…
— Почему же в таком случае ты не носишь кольца? — перебил ее Дэйв.
— На занятия? — Она усмехнулась. — Бриллианты Максвелов оказались бы тут как раз к месту.
Дэйв не раз подумывал о том, что, возможно, за эти годы Кэтрин успела развестись с Фрэнком, но оказалось, что ничего подобного не произошло. Ну и что? — подумал он. Какая разница? То, что он чувствует к Кэтрин, не имеет никакого отношения к Фрэнку. Ему просто безумно хочется привлечь ее в свои объятия и поцеловать. И плевать, что она замужем!
Странно, однако, испытывать такое желание по отношению к женщине, которую ненавидишь, вдруг осознал Дэйв.
Он топтался на месте, не зная, что еще сказать. Неловкое молчание нарушила Кэтрин.
— Мне пора идти домой, — холодно объявила она. — До свидания, Дэйв.
— Пока, — пробормотал он в ответ.
Кэтрин пошла к двери, и Дэйв невольно залюбовался ее легкой походкой и горделивой осанкой, а когда дверь закрылась, неожиданно понял, какое сейчас испытывает чувство. Это была не злость и не ненависть, а боль. Оказывается, Кэтти Максвел он так же не нужен, как и Кэтрин Копланд.
Осознав это, Дэйв даже испугался. Да он просто с ума сошел, если так страдает из-за женщины. Но как быть дальше?


Всю дорогу в гараж Дэйв пытался найти ответ на этот простой вопрос, но ничего не придумал.
Он переоделся в рабочий комбинезон и забрался под днище белого «мерседеса». Майк вылез из «фольксвагена», велел двум подмастерьям проверить тормозные колодки и подошел к другу.
— Вкусно поел? — поинтересовался он. Дэйв выбрал другую отвертку и промычал в ответ что-то невразумительное.
— Где ты поел? — продолжал расспросы тот.
— Нигде Я поехал в спортзал.
— С тобой все в порядке, мальчик мой? — удивился Майк.
Нет, мысленно ответил Дэйв. У меня на душе тяжело, в сердце тоска, и думаю я только о женщине с голубыми глазами и великолепным телом. Неужели это я, которому всегда удавалось обуздать свои инстинкты?
— Я в норме, Майк, — сказал он вслух. — Хочешь просмотреть счета после работы?
— Не заговаривай мне зубы, — усмехнулся тот. — Просто скажи, чтобы я отвалил со своими расспросами.
Дэйв поднял глаза.
— Прости, это все из-за женщины. Сшрик удивленно поднял брови.
— Смотри-ка, шустрый какой. Ты здесь все го три месяца, и уже… Впрочем, в этом нет ничего удивительного, ведь ты всегда пользовался успехом у прекрасных дам, а исключением одной, мысленно уточнил Дэйв.
— Мне не хочется сейчас обсуждать это, — процедил он сквозь зубы.
— Ты никогда не отличался разговорчивостью, — улыбнулся Майк. — Ладно, когда закончим, отправимся перекусить, а уж потом посмотрим счета. Любовь любовью, а голодом себя морить нечего. Руководство по «мерседесам» в конторе, если тебе оно понадобится. — С этими словами старик ушел.
Любовь… — подумал Дэйв. Как же! То, что он чувствовал к Кэтрин, не имело никакою отношения к любви. Скорее, это можно было назвать вожделением, замешанным на ярости и отчаянии.
Рассердившись на себя за то, что не сумел скрыть свои переживания от старого друга, Дэйв отправился в контору за руководством. Но, глядя в книжку, он думал только об одном. Его замечательная теория о том, что как только он встретится с Кэтрин, тут же избавится от мыслей о ней, потерпела сегодня крах. Вместо того чтобы разобраться в себе, он запутался еще больше.
Дэйв никогда не спал с замужними женщинами и сейчас не собирался изменять этому принципу. Когда-нибудь боль пройдет, и все станет на свои места, решил он.


В тот же вечер Дэйв позвонил матери.
Элен Хаммонд много лет работала учительницей. Ее муж Джордж в молодости был красавцем и замечательным мастером, но потом стал нить и принес немало горя этой несчастной женщине. Она молча страдала, и Дэйв еще подростком не раз поражался ее выдержке, но в то же время считал, что лучше бы мать орала на отца и била посуду — может, хоть это на него подействовало бы. ..
Два года назад Элен вышла на пенсию и теперь жила с пожилым директором школы, вдовцом, который в рот не брал алкогольных напитков, обладал незаурядным чувством юмора и обожал путешествовать.
Приехав повидать мать, Дэйв с радостью подметил, что она помолодела и приободрилась, а ее друг произвел на него самое приятное впечатление. Они долго болтали о путешествиях, и Уильям поведал Дэйву о том, какие места хотел бы посетить.
Поэтому, когда мать сняла трубку, Дэйв пошутил:
— Как, ты дома? А я думал, что вы с Уильямом уехали в Гималаи!
— Мы сидим в гостиной и пьем чай, — ответила Элен. — Но вот на Рождество действительно собираемся поехать на Гавайи.
— Прекрасно, мама. Передай ему привет от меня.
Потом Дэйв стал рассказывать матери о своем новом доме на берегу залива, подробно описывая все. что собирается переделать. Заодно он спросил се совета по поводу плитки для ванной и занавесок для гостиной. Они еще немного поболтали, а когда Элен поделилась с ним новостями про общих знакомых, Дэйв как бы между прочим сообщил: — Недавно я видел одного человека, очень похожего на Фрэнка Максвела. Ты не знаешь случайно, они с Кэтрин все еще живут в Портсмуте?
— Не думаю. Вскоре после свадьбы они переехали в Нью-Йорк, наверное, там и остались, — поведала мать. — Но зачем тебе это знать? Мне казалось, что ты давно забыл о Кэтрин.
Если бы это было так! — подумал Дэйв, чуть было не произнеся это вслух.
— Да я просто так спросил, — ответил он. — Послушай, вот еще что. Если я положу па пол в кухне темно-зеленую плитку, в какой цвет лучше покрасить стены?
Элен принялась подробно объяснять сыну о сочетании разных цветов, давая полезные советы, и, таким образом, ему удалось уши от разговора о Кэтрин. Приняв приглашение матери поужинать вместе в воскресенье, Дэйв положил трубку.
Он взял телефонный справочник и пролистал его. Там значились два номера на имя К. Максвел, а единственный Ф. Максвел проживал в таком районе, что Дэйв сразу понял, что это не тот, кого он ищет.
Дэйв задумался. Даже если он позвонит по обоим телефонам и окажется, что один из них принадлежит Кэтрин, она вряд ли станет с ним разговаривать. Сама же сегодня настаивала, чтобы он прекратил искать с ней встречи.
Он вспомнил ее умоляющий взгляд и жалобные нотки в голосе, когда она попросила оставить ее в покое. Ему показалось, что она играет какую-то роль… но что, если это серьезно? Возможно, все дело в ее муже? И на какие шрамы она намекала?
Неужели Фрэнк жестоко с ней обращается?
Кэтрин нельзя назвать хрупкой женщиной, но разве можно сравнить ее с не слишком высоким, но мощным Фрэнком? Дэйв представил, как этот здоровяк набрасывается на Кэтти, и чуть не задохнулся от ярости. Я убью этого подонка, если он хоть пальцем ее тронул! — подумал он и тут же спохватился, что не имеет никакого права вмешиваться в чужую личную жизнь.
Если она боится мужа, то лучше держаться от нее подальше.
Ты был одинок все эти годы, один и останешься, сказал себе Дэйв.
Он захлопнул справочник и бросил его в ящик. Все. Решено. Он сделает все, чтобы забыть о Кэтрин. Может быть, стоит начать встречаться с другими женщинами? Вдруг ему повезет и он найдет себе хорошую подружку.
У Карлоса, механика из гаража, есть сестра, которая, как он утверждает, любит ходить в кино. Вот возьму и приглашу эту девушку на следующей неделе, решил Дэйв.
Не сидеть же дома все время, думая о Кэтрин и вспоминая о прошлом! Надо искать, даже если ему придется перебрать двадцать женщин, чтобы найти ту, что будет ценить его, не стремясь надеть колечко на пальчик.
И Дэйв улегся на диван с книгой.


Взяв за правило избегать встреч с Кэтрин, Дэйв добился определенного душевного равновесия, и все было бы хорошо, если бы дважды в течение следующей недели он случайно не столкнулся с ней и не понял, что все его попытки забыть эту женщину тщетны.
Его квартира находилась в северном районе Портсмута всего в пяти кварталах от гаража. Этот район не считался самым престижным, но Дэйву удалось снять вполне приличное жилье — на третьем этаже старого дома с камином, паркетным полом и просторными комнатами с лепными потолками.
Каждое утро он пешком шел на работу, и эта прогулка была ему по душе. Он останавливался поболтать с владельцем магазина, с которым они уже стали приятелями, и здоровался со всеми, кого каждый день встречал по дороге в гараж. Дэйв чувствовал себя здесь своим, и это ощущение согревало его, ведь за девять лет странствий по свету он никогда не испытывал ничего подобного.


Спустя три дня Дэйв в отличном настроении шагал на работу. Прошедшей ночью ему впервые не приснилась Кэтрин, а эти эротические сны вконец измучили его. Он счел, что начинает «выздоравливать», и решил сегодня же поговорить с Карлосом насчет его сестры.
Проходя мимо небольшого магазинчика «Секонд хэнд», принадлежащего благотворительной организации, он заметил, как какая-то женщина в синем костюме направляется к двери, и узнал в ней Кэтрин Максвел.
Дэйв так и застыл в изумлении. Что могло привести сюда Кэтти, которая тратила «на шпильки» больше, чем он сам зарабатывает за неделю?!
Наверное, она идет на какое-нибудь благотворительное мероприятие, решил он, но все же не смог преодолеть любопытства и подошел ближе.
Сквозь стекло витрины он увидел, что Кэтрин перебирает вешалки с детской одеждой.
Нет, тут что-то не так, засомневался он. В этот момент, как будто почувствовав на себе чей-то взгляд, Кэтрин оглянулась и увидела Дэйва. В ее глазах застыл такой ужас, что он оторопел. В следующую секунду она как-то вся сникла, отвернулась и прошла в глубь помещения, явно пытаясь спрятаться от него.
«Оставь меня в покое, пожалуйста», вспомнил он ее слова.
Дэйв решительно отворил дверь магазина и подошел к Кэтрин.
— В чем дело, Кэтти? — спросил он, не думая о том, что поступает бестактно. — Десять лет назад ты бы и близко не подошла к такому магазину.
Она выпрямилась и смело поглядела на него.
— Сколько можно повторять, что я не нуждаюсь в тебе? Исчезни из моей жизни, Дэйв!
— Я просто хочу, чтобы ты объяснила, что происходит.
— Происходит вот что: ты не желаешь оставить меня в покое.
Женщина за прилавком забеспокоилась:
— Тебе помочь, Кэтти?
— Нет, спасибо, Мэри. Он уже уходит.
— Тебе повезло, что я опаздываю на работу, — проворчал Дэйв.
Но на самом деле он поспешил ретироваться еще и потому, что ему было нечего сказать Кэтрин и к тому же совсем не хотелось ее сердить.
Дэйв продолжил свой путь, теряясь в догадках. Неужели Фрэнк обанкротился? От этого никто не застрахован… Только этим можно было объяснить тот факт, что Кэтти покупала своим детям подержанную одежду.
Впрочем, какое ему дело до всего этого? Почему он так обеспокоен этим маленьким происшествием? Кэтрин обошлась с ним довольно грубо, но ее можно понять… Дэйв заметил, какой у нее измученный, усталый вид. И хотя она накричала на пего, ему хотелось схватить ее на руки, отнести домой, утешить и заняться с ней любовью. Да, именно этого он хотел больше всего — заниматься с ней любовью день и ночь, послав к чертям детей и мужа.
Весь день Дэйв работал почти без передышки, чтобы только не думать о Кэтрин. Но говорить с Карлосом насчет его сестры все же не стал.


В субботу утром Дэйв решил проехаться по городу и зайти в магазины. Ему нужны были хорошие динамики для нового дома.
Погода вдруг испортилась, и после теплых, солнечных денечков вдруг полил дождь и поднялся холодный ветер.
Проезжая по пустынной улице, он вдруг заметил вдалеке женщину, которая бежала на автобусную остановку.
У бедняжки даже нет зонтика, с сочувствием подумал он и, поравнявшись с ней, узнал Кэтрин.
Я стараюсь не попадаться ей на глаза, но мы все время встречаемся, усмехнулся он. Неужели Портсмут такой уж маленький город?
На Кэтрин была голубая куртка, а в руках она держала спортивную сумку. Видимо, едет на занятие по аэробике.
Дэйв притормозил у остановки, опустил стекло и крикнул:
— Кэтти! Садись в машину! Я подброшу тебя в спортивный центр.
Она вздрогнула, удивленно уставившись на него, но не двинулась с места. Ее куртка уже промокла, струйки дождя бежали по лицу. Кэтрин глянула, не идет ли автобус, и только потом подошла и открыла дверцу.
Когда она уселась на сиденье рядом с Дэйвом, он сказал:
— Подними стекло. Ну и погода сегодня, правда? И часто так бывает в Портсмуте?
— Нет, не очень, — ответила Кэтрин и пристегнула ремень.
Затем она откинула капюшон и встряхнула головой. На этот раз ее волосы не были стянуты в хвост, и Дэйв мог любоваться этой золотистой копной. Его охватило неожиданное волнение — она была так близко! Но так недоступна… Заставив себя сосредоточиться на дороге, он спросил:
— Так тебя отвезти в спортивный центр? Кэтрин кивнула.
— Если тебе это по дороге.
— А девочки на этот раз остались дома?
— Да, к счастью, мне удалось найти няню на несколько часов. — Она взглянула на него и переменила тему: — Ты живешь где-то поблизости?
— На Уитмен-стрит.
— А-а… А где ты работаешь?
— В гараже на Смитсон-роуд.
Они как раз остановились на светофоре, и Дэйв, неожиданно для самого себя, вдруг сказал, глядя Кэтрин в глаза:
— Кэтти, если тебе понадобится помощь, скажи мне. — Он осекся, смутившись, а потом продолжил: — Не знаю, почему я говорю тебе все это, но поверь, я всегда ютов помочь тебе… — Тут он вдруг улыбнулся. — Просто в память о нашей молодости.
Она смотрела на пего, широко раскрыв глаза.
— В чем дело? — спросил Дэйв.
— Я совсем забыла твою улыбку, — проговорила она, опустив голову. — В пей есть что-то такое… Мне кажется, что… Господи, да что я такое говорю!
У Дэйва даже дыхание перехватило, а сердце бешено забилось в груди.
— Ты можешь рассказать мне все, Кэтти, — сказал он.
— Нет, не могу, — тихо возразила она, и голос ее дрогнул.
Дэйв вдруг заметил, что в ее глазах стоят слезы.
— Кэтти… — испуганно начал он, но тут сзади раздался гудок, напоминая, что зажегся зеленый свет.
Они некоторое время молчали. Слышно было только, как дворники шуршат по стеклу. Наконец Кэтрин сказала:
— Забудь этот разговор, Дэйв. Просто я устала, вот и все. И потом я ненавижу ветер.
— Я помню, — отозвался он. — Ты как-то рассказывала, как, когда была еще совсем маленькой, заблудилась в ветреную погоду и очень испугалась. — Кэтрин поведала ему об этом в гараже, когда Дэйв драил машину ее отца. — А помнишь, мы сидели в саду, и твой шарфик унесло прочь порывом ветра? Я побежал за ним и нашел на кусте сирени…
— Да, — тихо откликнулась Кэтрин. — Кусты были словно в фиолетовой пене… — Она вдруг закусила губу и спросила: — Ты никогда ничего не забываешь?
В этом вопросе был вполне определенный подтекст, и Дэйв уловил это.
— Приходится помнить, — ответил он. — Но мне хотелось бы думать, что у тебя остались от того времени только светлые воспоминания.
— Это совсем не так.
Дэйв вдруг вспомнил ночь, когда он шел через лес домой и его встретили трое нанятых папашей Копландом парней… Вот бы рассказать Кэтрин об этом! Впрочем, к чему?
Настроение у него испортилось.
— Мы почти приехали, — объявил Дэйв, глядя прямо перед собой. — Надеюсь, занятие пройдет успешно.
Кэтрин, уловив перемену в его настроении, выпрямилась, подняла голову и вежливо произнесла:
— Спасибо, что подвез.
Когда машина остановилась у входа в здание, она быстро выбралась наружу и, не оглядываясь, побежала к двери. Дэйв даже не проводил ее взглядом. Он сидел, вцепившись обеими руками в руль, и смотрел прямо перед собой. Потом, словно очнувшись, выжал сцепление и поехал прочь.
Вот и поговорили, думал он. И зачем только я предложил подвезти ее? Только растравил себя, и больше ничего! Опять в сердце ноет былая рана, опять воспоминания терзают душу. Он глянул на искривленный мизинец на левой руке — последствия того избиения. Разве можно это забыть?


В магазин Дэйв пришел в отвратительном состоянии и сгоряча купил самые дорогие динамики, потратив гораздо большую сумму, чем собирался, а потом повез покупку в новый дом.
Шоссе шло вдоль берега, и вид бушующего моря, грозного серого неба и трепещущих на ветру деревьев действовал на Дэйва угнетающе. Дом, который всегда радовал его, сейчас показался вдруг особенно холодным и мрачным, да и ремонту конца не было видно. Оказалось, что слесарь не закончил работу и не приехал в пятницу, как обещал, а электрик сообщил в записке, что у него возникли серьезные проблемы с проводкой. Дэйв бродил по комнатам и злился.
Зачем я связался с этим старым домом? На черта он мне нужен? — думал он.
Слава Богу, что сегодня вечером он ужинает с Майком, а завтра поедет к матери. Два вечера будут полностью заняты, а это значит, что у него не останется времени на мысли о Кэтрин Максвел.
Но куда деваться от них ночью?


В этот вечер Майк повел Дэйва в свой любимый ресторанчик.
— Тебе надо хорошенько поесть, мальчик мой, — настаивал старик. — Ты плохо выглядишь.
Дэйв и не думал сопротивляться.
— Я действительно голоден, — сказал он. — Забыл сегодня пообедать.
Они заказали стейки, печеный картофель и салаты. Потягивая пиво, Дэйв рассказывал другу о том, с какими проблемами столкнулся, занимаясь ремонтом дома в Стоунроке, и тот охотно давал ему советы.
— Ты собираешься переехать туда вместе с женщиной? — спросил вдруг Майк.
— Нет, — коротко ответил Дэйв, усердно нарезая мясо.
Старик внимательно посмотрел на него и заметил:
— Послушай, если автомобиль невозможно починить, ты от него избавляешься, так?
Дэйв усмехнулся, догадавшись, к чему тот клонит.
— А если он слишком дорог сердцу? Скажем, это твой первый в жизни автомобиль?
— В твоем возрасте эта проблема решается просто: оставил его на задворках и взял себе новый, — ответил Майк. — Не будет же молодой парень драить старую развалину?
— Ты так считаешь? По своему опыту судишь?
— Нет, мальчик мой. После того, как Бетси умерла, я даже не стал искать себе подружку. Что толку бегать на свидания в моем-то возрасте? Нет, это не по мне.
Дэйв сокрушенно покачал головой. Он знал, каким ударом для Майка была смерть жены.
— А у моей матери есть друг, и им хорошо вместе. Никогда не поздно попробовать, Майк.
— Вот сам и пробуй. Сестричка Карлоса просто красотка. У нее такие же черные волосы, как у тебя, и танцевать она любит. А то ходишь с таким кислым видом, будто наелся клюквы.
Дэйву вдруг захотелось рассказать Майку о Кэтрин, но он знал, что не сможет. С детства он отличался скрытностью: даже мать не знала и половины того, что происходило с ним.
— Знаешь, я виделся с Бетси всего несколько раз, и она мне очень понравилась, — сказал он, понимая, что старику приятно будет поделиться воспоминаниями о жене. — У нее был отличный характер, и вы подходили друг другу. Расскажи, как вы познакомились?
Майк охотно стал рассказывать историю своего знакомства с Бетси, а Дэйв внимательно его слушал. Что-что, а это он умел, хотя сам не любил говорить. Мать всегда жаловалась подругам на немногословность сына, да еще на то, что у нее до сих пор нет внуков.
А если она получит сразу двух внучек? — вдруг подумал Дэйв. Ну вот, этого еще не хватало, одернул он себя. Разве ты собираешься удочерить детей Кэтрин? Нет, матери он ничего не скажет. Но вот как заставить самого себя выкинуть эти мысли из головы?


Прошла еще одна неделя. В Стоунроке уже закончена была отделка ванной комнаты, а электрик наладил проводку и установил динамики. В гараже Дэйв постарался войти в доверие коллег. Большинство из них относились к нему благосклонно, но некоторые косо смотрели на чужака, который вдруг стал партнером хозяина. Впрочем, Дэйв вскоре доказал, что он отличный работник, знает толк в машинах и трудится на совесть, так что в конце концов у него установились дружеские отношения с механиками. Даже Джо, самый строгий и недоверчивый из всех, стал перебрасываться с ним шуточками. Дэйв был искренне рад, что коллектив его принял, потому что ему нравилась эта работа.
В субботу он приехал к Майку в офис, чтобы продолжить знакомиться с тем, как тот ведет бухгалтерию. У старика был свой, весьма устаревший и трудоемкий подход к финансовым документам, и Дэйв, который прошел курс бухгалтерского дела во время одной из командировок, тактично намекнул другу, что все это можно упростить. Получив от Майка согласие, он взялся подготовить все бумаги.
В час дня Дэйв решил передохнуть и отправился в тренажерный зал, намереваясь потом сделать пробежку по берегу. В это время, по его подсчетам, Кэтрин уже должна была уйти домой.
Но не успел он войти в вестибюль спортивного центра, как тут же услышал сердитый голосок Эми, которая, раскрасневшись и сверкая глазами, кричала сестре:
— Врешь, врешь! Нарочно врешь! Он вернется!
— Нет, не вернется. Мне мама сказала. Карен выглядела очень расстроенной, но не кричала, а пыталась успокоить сестренку, в то же время настояв на своем.
— Это же наш папа! — воскликнула Эми. — Он не может жить отдельно от нас!
— Они развелись, — пояснила Карен. — Мама говорила тебе об этом.
Казалось, Эми вот-вот расплачется.
— Плевать мне на их глупый развод. Я хочу, чтобы он приехал домой.
— Да никогда он не приедет, — тяжело вздохнула Карен.
Тут Эми расплакалась, а Дэйв, наблюдавший всю эту сиену, поднял глаза и увидел Кэтрин, стоявшую у стола администратора. Она растерянно смотрела па него, прижав руки к груди.
Ты мне соврала, подумал Дэйв, глядя ей в глаза. Вовсе ты не замужем, ты разведена! Ты свободна…
Он никак не мог понять, что при этом испытывает.
Тут Эми заметила мать, сорвалась с места и бросилась к пей, громко плача.
— Мама! Правда, папа когда-нибудь вернется? — спросила она всхлипывая.
— Нет, — твердо ответила Кэтрин, все еще глядя па Дэйва. — Он не вернется, дорогая. Я тебя уже предупреждала об этом.
— Я думала, что ты просто так сказала, — захныкала Эми.
— А я знаю, что все это серьезно, — заявила Карей.
— Он переехал в Техас, — сказала Кэтрин. — Это очень далеко отсюда, Эми.
— В Техасе живут только ковбои, — вдруг встрепенулась та.
— Да, но в деревнях, а твой папа живет в городе, дорогая. Он не любит природу, ты же знаешь.
Карен дернула сестру за рукав.
— Мы опоздаем в кино, Эми, — напомнила она. — Ты же так хотела посмотреть этот фильм… — Тут она вытащила из кармана носовой платок. — На, вытри слезы.
Эми послушно взяла платок, а Кэтрин поглядела на часы.
— Пошли! — скомандовала она.
Вдруг Карен, указывая пальцем в окно, закричала:
— Автобус ушел! Мы опоздали! Надо же, целую неделю собирались пойти в кино, и вот… — Теперь и она была готова расплакаться.
Дэйв подошел к ним и предложил:
— Я могу подбросить вас до кинотеатра.
— О, нет, спасибо, — запротестовала Кэтрин. — Мы…
Но Карен вдруг приветливо улыбнулась Дэйву.
— Вы же мамин друг, да? Мама, давай поедем с ним! Ты же знаешь, как Эми хотела увидеть этот фильм, а он уже не будет идти на следующей неделе.
— Моя машина на стоянке, — сказал Дэйв. — Когда начало сеанса?
— Без четверти два, — пробормотала Кэтрин и добавила, словно оправдываясь: — Сегодня занятие закончилось позже обычного.
— Мы вполне успеем, — заверил Дэйв.
Ну что, Кэтти, попалась? — думал он. Как только вы все сядете в мою машину, я сразу стану официальным другом семьи, а главное, другом разведенной, свободной женщины. Где наш милый Фрэнк Максвел? Ах, он в Техасе! Ему такой город, как Портсмут, не по нраву? И слава Богу!
Он чувствовал себя почти счастливым.
Карен взяла мать за руку, но Эми по-прежнему сердито смотрела на Дэйва. Он ей явно не нравился.
— Послушай, Эми, — сказал он, — я только подвезу вас до кинотеатра, а потом уеду по своим делам.
Девочка уткнулась лицом в куртку матери, и Кэтрин погладила ее по голове.
— Фильм поднимет тебе настроение, дорогая, — ласково сказала она. — Давай согласимся, чтобы Дэйв отвез нас, ладно? Хотя… Ты же хотел позаниматься, да? ™ спохватилась она.
— У меня еще целый день впереди.
— И нет никаких важных встреч? — вдруг спросила Кэтрин и покраснела, очевидно пожалев о том, что проявила любопытство.
— Как сказать, — ответил, усмехнувшись, Дэйв. — Если можно назвать важной встречей ужин у матери, то тогда есть. — Выражение удовлетворения на ее лице не ускользнуло от его внимательного взгляда, и он в свою очередь поинтересовался: — А у тебя?
— Если мы решили ехать, то нам пора, — строго заметила Кэтрин и перевела взгляд на младшую дочку. — Высморкайся, Эми, — приказала она.
Дэйв усадил девочек на заднее сиденье и, показав им, как пристегнуться, открыл дверцу для Кэтрин. Она все еще стояла, с удивлением глядя на его машину.
— Так у тебя «мерседес»… — задумчиво сказала она.
Да, я могу позволить себе иметь такой автомобиль, мысленно ответил Дэйв на ее невысказанный вопрос. Они сели в машину, и, включив зажигание, он пояснил:
— Он не новый, но Майк, мой деловой партнер, привел его в порядок. Он большой специалист по части «мерседесов». Все лето провозился.
Кэтрин Копланд, которую он знал раньше, даже не подумала бы извиниться за свое бестактное замечание, но нынешняя Кэтти явно смутилась, и это не могло не поразить Дэйва.
— Когда ты подвозил меня на работу, шел сильный дождь, — пробормотала она, — и я не разглядела, какая у тебя машина.
— Кроме того, ты была удивлена, встретив меня. Она усмехнулась.
— Я живу в двух кварталах к северу от Уитмен-стрит, поэтому мы с тобой все время сталкиваемся.
— На Келтик-стрит, — тут же уточнила Карен. — У нас там квартира.
Так, значит, их встречи — сначала в магазине, а потом на автобусной остановке — объясняются очень просто. Но Дэйва больше занимало другое — как могло получиться, что такой богатый человек, как Фрэнк Максвел, оставил жену и дочерей без средств к существованию? А главное, куда смотрит отец Кэтти, тоже весьма состоятельный? Почему она живет на Келтик-стрит, где расположены не самые комфортабельные многоквартирные дома? Ничего не скажешь, ситуация у нее сложная… Но Кэтрин свободна, и это сейчас важнее всего.
— Ты не представляешь, как я рад, что твои занятия сегодня закончились позже, Кэтти, — вслух сказал он.
Она ничего не ответила, только крепче сцепила руки, так что даже пальцы побелели. Дэйв подъехал к кинотеатру.
Желаю приятно провести время, — попрощался он.
— Спасибо, — с улыбкой ответила Карен, но ее младшая сестра даже не взглянула на него.
Кэтти выбралась из машины и помогла выйти дочкам.
— Спасибо, Дэйв, — сказала она.
— Как-нибудь на следующей неделе встретимся за чашечкой кофе, идет? — предложил он.
Кэтти как-то странно посмотрела на него и захлопнула дверцу. Дэйв проводил их взглядом и решил поехать к матери прямо сейчас. Он обещал починить ее автомобиль и решил заняться этим прямо сегодня.
«Разведена. Не замужем. Свободна» — это были три самые лучшие характеристики Кэтрин Максвел.


Дэйв, весело насвистывая, крутил руль. С самого раннего утра он пребывал в хорошем настроении. Впрочем, это продолжалось уже несколько дней после субботней встречи с Кэтти.
Он снова припомнил все подробности того дня — ссору девочек в вестибюле, глаза Кэтрин, поездку в автомобиле, их разговор…
Но некоторые обстоятельства удручали его. Во-первых, Кэтти не выразила никакого интереса к его предложению встретиться снова, да и вообще не слишком радовалась тому обстоятельству, что он узнал об истинном положении дел. А во-вторых, Дэйв сам никак не мог понять, почему его так тянет к женщине, которая ничего, кроме боли, ему не принесла, и из-за которой он все эти десять лет скитался один по всему свету.
Черт знает что! — выругался он. Чему я радуюсь? Я же не собираюсь на ней жениться. А каковы мои намерения? Затащить ее в постель, как только представится удобный случай?
Это действительно было так. Если вспомнить, какое дикое вожделение овладело им в тот момент, когда он держал Кэтрин в объятиях во время их первой встречи, как пожирал ее глазами, наблюдая за уроком через стеклянную стенку, то становилось ясным, что ничего, кроме секса, ему и не нужно.
Нужно разработать план действий, пробиться сквозь броню отчужденности, завоевать доверие Кэтрин… Причем не только ее самой, но и девочек, в частности маленькой Эми.
Но сколько Дэйв ни пытался придумать, каким образом заставить Кэтти просто пойти выпить с ним кофе как-нибудь вечером, ничего у него не получалось. Надо же, а ведь раньше он с легкостью добивался от женщин благосклонности. Правда, тех, с кем ему приходилось иметь дело, очаровать было не трудно, их не связывало прошлое…
Все его фантазии неизбежно сводились к тому, чтобы похитить Кэтти, отвезти се к себе и заниматься любовью до изнеможения. А потом…
Дэйв хмуро уставился на светофор. Глянув на часы, он понял, что опаздывает на работу, и мысленно выругался. Шумная пестрая толпа школьников, визжа, толкаясь, болтая и хохоча, переходила улицу. Вдруг одна из девочек споткнулась и упала.
Господи, да это же Карен! — сообразил Дэйв.
Он выскочил из машины и бросился туда, где уже собиралась толпа. Карен смертельно побледнела, на лбу у нее красовалась огромная шишка, а из раны на коленке сочилась кровь.
— Карен, это я, Дэйв, — склонился он к девочке. — Хочешь, я отвезу тебя домой?
Она подняла глаза, узнала его и ответила срывающимся голосом: — Да… Дэйв повернулся к ее подружкам:
— Я знакомый миссис Максвел, Дэйв Хаммонд. Скажите учительнице, что я повез Карей домой. Она может позвонить ее матери, если сочтет нужным.
Потом он легко, как перышко, подхватил девочку на руки. Она прижалась щекой к его груди, и Дэйва вдруг охватила такая нежность, что он даже сам удивился. Он впервые в жизни держал на руках ребенка, который доверял ему.
— Мне плохо… — пробормотала Карен и побледнела еще сильнее.
— Ты сильно ушиблась, детка. Сейчас я отвезу тебя домой.
Он очень осторожно усадил ее на переднее сиденье и поехал на Келтик-стрит.
— Где ваш дом?
— Вот там, — показала девочка, утирая слезы.
— А квартира?
— Двадцать шесть. Я хочу к маме…
— Сейчас, детка. Потерпи.
Он поднялся по ступенькам на второй этаж и позвонил в дверь. Раздался голос Кэтрин:
— Кто там?
— Кэтти, это я, Дэйв. Карен упала по дороге в школу, и я привез ее домой. — Услышав, как она вскрикнула, он добавил: — Не беспокойся, ничего серьезного.
Дверь распахнулась. На Кэтти был купальный халат, мокрые волосы рассыпались по плечам.
— Слава Богу, что я услышала звонок, — проговорила она дрожащим голосом. — Только что вышла из душа. Карен, милая, что случилось?
Тут девочка разрыдалась. Дэйв внес ее в квартиру, а Кэтти бросилась к дивану. Она прогнала оттуда кота и смахнула на пол газеты. Они уложили Карен, и Дэйв спросил:
— У тебя есть аптечка?
— В ванной, третья полка снизу, — ответила Кэтти и стала снимать с дочки туфли. — Ой, бедные коленки, — посочувствовала она. — И на голове шишка!
Дэйв всегда умел ориентироваться в самой сложной ситуации. Это качество он приобрел за долгие годы путешествий. Войдя в ванную, он сразу нашел аптечку и взял оттуда все необходимое, подметив, что места здесь маловато, пластиковая занавеска красивая, а полотенца явно не новые. Выйдя в холл, Дэйв поборол желание заглянуть в две спальни, одна из которых принадлежала Кэтти, и прошел в кухню поставить чайник. Заодно он достал из холодильника кубики льда и положил их в пластиковый пакетик.
— Вот, Карен, приложи ко лбу, и опухоль станет меньше, — посоветовал он, вернувшись в гостиную, а потом обратился к Кэтти: — Я поставил чайник. Надо промыть ей раны. Ты бы укрыла ее чем-нибудь.
— Сейчас принесу плед, — вскочила та. При этом ее халат немного распахнулся, и у Дэйва перехватило дыхание. Он усилием воли взял себя в руки и, когда Кэтти вышла, обратился к Карен:
— Коленки болят, да? Сейчас мы тебя полечим, и все будет хорошо.
Засвистел чайник, и Дэйв, пройдя в кухню, тщательно вымыл руки, дожидаясь, пока вода остынет. За его спиной раздался голос Кэтти:
— Ты так хорошо знаешь, что надо делать. Он оглянулся и увидел, что она стоит в дверях, наблюдая за ним.
— Много лет назад я закончил фельдшерские курсы в Ванкувере, — пояснил Дэйв, — и потом мне это не раз пригодилось. Приходилось и себя лечить, и другим оказывать помощь… Ну что, пошли? Бери воду.
Он старался обращаться с Карен как можно более нежно. Девочка стоически перенесла неприятную процедуру, ни разу не вскрикнула, только зажмурилась и закусила губу. Потом Дэйв наложил на раны антисептическую мазь и заклеил их пластырем.
— Ну вот, — облегченно выдохнул он. — Прости, если было больно, Карен. Ты очень храбрая девочка.
Она улыбнулась ему.
— Все нормально, ты так старался. Кэтти прикрыла одеялом ноги дочки.
— Может быть, ты немного поспишь, милая? — ласково спросила она. — Пустить к тебе Mapвина?
— Да, конечно.
Марвин, огромный толстый кот, тут же улегся в ногах у Карен и громко замурлыкал.
— Мне нужно позвонить Майку, — сказал Дэйв. — Он, наверное, недоумевает, куда я пропал.
— Ах, да, — спохватилась Кэтти. — Телефон у меня в комнате, дверь из холла налево. Выпьешь кофе?
— Да, с удовольствием.
Спальня Кэтти оказалась маленькой комнаткой, в которой помещалась только кровать, туалетный столик и тумбочка, на которой стояла в рамке фотография родителей Кэтрин. Эдгар Копланд выглядел довольным жизнью и очень важным, а Маргарет немного осунулась, и взгляд у нее был какой-то встревоженный. Впрочем, они не так уж сильно изменились, подумал Дэйв и порадовался, что фотографии Фрэнка здесь нет. Он присел на край кровати и взялся за телефон.
Когда Майк снял трубку, Дэйв сказал:
— Извини, я опоздаю. Пришлось задержаться. Видишь ли, дочка моей приятельницы упала и поранилась, а мне пришлось отвезти ее домой. Буду через полчаса.
— Ага, ясно, — рассмеялся Майк. — Ладно, не торопись, мальчик мой.
Дэйв положил трубку и еще несколько секунд посидел на кровати Кэгги. Он с наслаждением вдохнул аромат ее духов, потом заставил себя встать и заглянул в гостиную проверить, как там Карен. Девочка и кот мирно спали. Дэйв прошел на кухню и заметил, что в его отсутствие Кэтти причесалась и плотнее запахнула халат.
— Надеюсь, все будет хорошо, — сказал Дэйв. — Знаешь, а Карен очень хорошенькая.
— Я горжусь своими дочерьми, — заявила Кэтти, доставая кружки.
Дэйв уселся за маленький столик, наблюдая, как она разливает кофе, кладет в него сахар, подливает сливки. Он подметил, что ее движения слишком резкие, да и вид какой-то настороженный. Кэтти уселась напротив, придвинула кружку и выжидательно посмотрела на Дейва. Он молча взял с тарелки печенье и стал усердно жевать, поглядывая на нее.
— Ну вот, теперь тебе все известно, — наконец прервала затянувшееся молчание Кэтрин.
— Что именно?
— Все про меня, — пояснила она холодно.
— Напротив, с каждой пашей новой встречей я понимаю, как мало знаю тебя, — медленно проговорил Дэйв.
— Брось, — отрезала Кэтти. — Ты узнал, что я разведена, а теперь увидел, в каком бедственном положении я нахожусь.
— Ну, об этом я и так догадывался.
— Вот и продолжал бы догадываться! Я не хотела тебя и близко подпускать к своей квартире.
Дэйв, прищурившись, посмотрел на нее.
— Так что, мне надо было бросить Карен на улице и уехать?
— Нет, конечно, нет! — Кэтти прижала ладони к щекам. — Черт возьми, я не то хотела сказать…
Она была в таком замешательстве, что Дэйиу стало смешно.
— Тогда попробуй начать сначала, Кэтти, — с улыбкой предложил он. — Например, поблагодари меня за то, что я привез твою дочь домой и обработал ее рапы. Этого будет вполне достаточно.
— Не издевайся надо мной! Ввалился сюда такой самоуверенный и стал с порога распоряжаться: «Где аптечка? Я поставлю чайник! Я промою Карен раны!» Между прочим, я вполне в состоянии сама позаботиться о своем ребенке! — воскликнула Кэтрин.
— Что это ты набросилась на меня как тигрица? — опешил Дэйв. — Что случилось?
— Послушай, ты же не дурак, да и я не такая наивная, как тебе может показаться. Неужели тебе действительно не понятно, почему я злюсь? Во-первых, я не выношу, когда какой-либо представитель мужского пола вмешивается в мою жизнь и пытается руководить. Меня это просто выводит из себя. А во-вторых, меньше всего мне хотелось бы, чтобы ты увидел, до чего я дошла. — Кэтти красноречивым жестом обвела свою жалкую квартиру.
— У тебя сейчас трудности, ну и что, с кем не бывает. Я вовсе не намеревался вмешиваться в твою жизнь.
— Трудности… — горько вздохнула она. — Я опустилась, а ты пошел в гору и теперь испытываешь от этого моральное удовлетворение!
— Ничего подобного. Но, скажу откровенно, я ненавидел тебя много лет, а вот за последние несколько недель вдруг понял, что это чувство прошло.
Кэтти отпила глоток кофе и поставила кружку на стол.
— Почему?
— Ты изменилась, — ответил он, — причем к лучшему.
Она потупила взор, и щеки ее покрылись румянцем.
— Я была просто ужасной десять лет назад. Высокомерной, задиристой, самовлюбленной злючкой. Из-за меня тебя уволили с работы, в которой ты очень нуждался, но разве я тогда это понимала? Когда денег много, то все воспринимаешь как должное, ни о чем не задумываешься… Как я могла понять проблемы тех, кому приходится зарабатывать на жизнь? Вот и смотрела свысока на всех. — В глазах Кэтрин появились слезы. — Я была самой настоящей стервой, Дэйв.
— Да, это точно, — тихо сказал он.
Она вскинула голову и заметила с усмешкой:
— Совсем не обязательно так быстро соглашаться…
— Ты была молода и избалованна, воспитывалась в частных школах и находилась под влиянием семьи, в которой процветал снобизм и косность. Твоей жизнью управлял жестокий огец, а мать полностью устранилась от воспитания.
Кэгги сокрушенно покачала головой.
— Да, так и есть. Вернее, было, — поправилась она.
— Что-то изменилось? — подхватил тему Дэйв, намереваясь узнать хоть что-то о ее семье.
Но Кэтти ушла от ответа.
— Кстати, ты действительно считаешь, что я изменилась? — поинтересовалась она.
— О, да, — подтвердил он. — Ты стала совсем другой. Разве десять лет назад мы могли говорить вот так, как сейчас?
— Вряд ли, — ухмыльнулась Кэтти.
— Я теперь даже мысленно не называю тебя Кэтрин. Имя Кэгги тебе больше подходит, и даже не потому, что изменился твой образ жизни… Все гораздо глубже.
Вдруг в ее глазах снова появились слезы.
— Мае действительно стыдно за то, как я вела себя с тобой тогда, — пробормотала она. — За то, какой я была, и за многое, что я совершила…
Включает ли она в понятие «многое» спланированное папашей избиение? — спросил себя Дэйв. Но он не собирался выяснять это сейчас. Воспоминание о том происшествии до сих пор приводило его в бешенство, и он решил промолчать. Может, потом как-нибудь… Да и зачем? Ведь то, что сейчас говорила Кэтти, было для него словно бальзам на рану, которая ныла и болела все эти годы…
— Я так долго ждал этих слов, Кэгги, — сказал Дэйв.
— Слишком долго, — уточнила она, опустив глаза. — Даже успел за это время побывать в Чили и в Австралии.
— А еще в Таиланде, Сингапуре и Турции, — добавил он, улыбаясь, но потом заявил вполне серьезно: — Знаешь, что я тебе скажу? Ты прошена.
Кэтти подняла голову и улыбнулась ему широкой радостной улыбкой.
— Ты так великодушен, Дэйв.
— С твоей стороны потребовалось немало мужества, чтобы извиниться.
— Мне давно надо было это сделать, а я, наоборот, старалась не встречаться с тобой… Я так благодарна тебе за Карен, за все, что ты сделал для нее. Несмотря па то, что при этом, — тут она улыбнулась, — ты распоряжался в моем доме.
— Я привык все делать сам и по своему разумению.
Кэтти потянулась за кофеваркой, и ворот ее халата распахнулся, обнажая глубокую ложбинку между полных грудей. Дэйв как зачарованный уставился туда.
На ней, кроме халата, ничего нет, промелькнуло у него в голове, и в ту же секунду им овладело такое нестерпимое вожделение, что даже дыхание перехватило. Но при этом, помимо физического желания, он ощутил какое-то новое незнакомое чувство — словно вдруг нашел утраченную часть самого себя и теперь тянется всей душой соединиться с ней…
Душой? Да что это я, с ума сошел, что ли? — опомнился Дэйв. Я хочу только затащить Кэтти в постель. Мне нужен секс, и больше ничего. У меня давно не было женщины, и нет ничего удивительного в том, что я желаю заняться с Кэтрин любовью.
Он заметил в ее голубых глазах испуг и сразу же заставил себя отвести взгляд. Господи, да она все поняла! Конечно, ведь он же разглядывает ее, как маньяк…
Дэйв… — проговорила она, вскакивая, — ты не должен так смотреть на меня.
Стул с оглушительным грохотом полетел на пол. Дэйв подскочил, чтобы поднять его, протянул руку и попал в плечо Кэтти, которая тоже нагнулась. В эту же секунду в кухне раздался детский крик:
— Не трогай маму! Не смей бить мою маму! Дэйв замер. Кэтти, не отрываясь, смотрела на него. В ее глазах застыл ужас, страх, тень недавнего прошлого… Она прижала ладони к щекам и вдруг как-то сгорбилась, сразу став старше. Он все понял.
— Так вот почему ты ушла от Фрэнка, — хрипло пробормотал Дэйв.
— Это только одна из причин… — нехотя заметила Кэгги.
Он медленно повернулся к Карен. Девочка стояла в дверях, с беспокойством переводя взгляд с нею на мать, словно пытаясь угадать, что будет дальше. Руки ее были судорожно сжаты в кулаки.
Дэйв подошел к ней, присел на корточки и сказал:
— Карен, дорогая, запомни, я никогда, слышишь, никогда не ударю твою маму. Ты поняла? Никогда!
— Да… — пробормотала девочка.
— Я думала, что ты спишь, — тихо заметила Кэтти.
— Марвин меня разбудил. Я пришла взять печенье.
Дэйв выпрямился и заставил себя улыбнуться, чтобы подбодрить ребенка.
— Ты так мужественно вытерпела все процедуры, что заслуживаешь целых три печенья, — заявил он. — Они очень вкусные, с шоколадом.
Девочка явно повеселела.
Дети не должны испытывать страх за свою мать и защищать ее от взрослого мужчины, в ярости подумал Дэйв и поспешно отвернулся, чтобы девочку нс напугало выражение его липа. Но Кэтти, вес поняв, съежилась и побледнела. Дэйву пришлось несколько раз вдохнуть глубоко воздух, чтобы привести себя в чувство. Гнев переполнял его и требовал незамедлительного выхода, но он понимал, что этим ничего не поправить. Женщине и ребенку уже нанесена психологическая травма.
Дэйв протянул Карен блюдо с печеньем. Девочка взяла три штуки и тихонько проговорила;
— Мама только иногда разрешает взять два сразу.
— Тише, это наш с тобой секрет, — шепнул ей Дэйв.
Она рассмеялась и ушла к себе в комнату, а он машинально взял печенье и стал его методично жевать, уставившись в пол и с трудом преодолевая желание запустить этой тарелкой в стену или стукнуть кулаком по столу.
Это им не поможет, успокаивал он себя, так что держи свои кулаки в карманах, парень.
Потом он осторожно поставил тарелку па стол и поглядел на Кэтти. Она стояла, сжав руки, и ее лицо было похоже на застывшую маску. Тут Дэйв заметил, что она дрожит, и протянул к ней руку, но она отскочила в сторону, в ужасе взглянув на него.
— Спокойно, Кэтти, — произнес он неожиданно ровным голосом. — Я ведь не Фрэнк.
— Я это вижу и понимаю, — ответила она. — Но внутренний голос приказывает мне бежать от тебя.
От ее слов у него на душе стало совсем скверно. Не в силах придумать, как ее успокоить, Дэйв сказал:
— Мне надо идти на работу, Кэтти, иначе Майк меня уволит. Ты не могла бы кое-что сделать для меня?
— Это зависит от того, что ты попросишь. Дэйву пришлось снова перевести дыхание, прежде чем спросить:
— Ты свободна в субботу вечером? — Когда Кэтти кивнула, он продолжил: — Тогда найди няню на вечер, если, конечно, это не слишком обременительно для твоего бюджета. Я заеду за тобой около восьми.
— Я не хожу на свидания, — довольно сухо сообщила она.
Но эти слова обрадовали Дэйва: значит, она ни с кем не встречается!
— Очень хорошо, — заметил он. — В таком случае я приглашаю тебя в гости на правах старого друга и приготовлю ужин сам. Учти, я великолепно готовлю, — похвастался он.
— Все равно это похоже на свидание, — заупрямилась Кэтти.
— Послушай, но ведь ты прекрасно знаешь, что я в состоянии устоять против твоих чар.
Когда-то очень давно неопытная, но весьма самоуверенная Кэтти пыталась соблазнить Дэйва, и он, поддавшись искушению, целовал ее страстно, но потом нашел в себе силы оттолкнуть. ..
— Я изменилась, — сказала она, глядя прямо ему в глаза. — Ты сам это отметил.
— Да, конечно, — согласился он, усмехаясь. — Ты стала старше на десять лет.
— Это запрещенный прием, Дэйв! — весело парировала она.
Его обрадовала перемена в ее настроении.
— Для боя между мужчиной и женщиной, по — моему, не может быть правил, — заявил Дэйв. — Итак, запомни: суббота, восемь часов.
— Похоже, ты не оставляешь мне выбора?
— Так оно и есть. С нетерпением жду субботы. Не провожай меня, пока!
Проходя мимо гостиной, Дэйв заглянул туда. Карен спала спокойно, а у нее в ногах клубочком свернулся Марвин.


Дэйв в приподнятом настроении приехал в гараж, предвкушая субботний ужин наедине с Кэтрин в интимной обстановке.
Майк взглянул на молодого друга и усмехнулся.
— Заметный прогресс, — сказал он. — Просветленный взгляд, бодрый вид, глаза сияют. Похоже, дела у тебя идут на лад, приятель.
— Отстань, Майк.
— Нет, не отстану. Ты мне сейчас нужен, как никогда. Налоговый инспектор снова к чему-то придрался. Поможешь мне разобраться в бумагах?
— Не волнуйся, через месяц у тебя все будет в идеальном порядке. А на инспектора жаловаться не стоит, ведь в твоих отчетах сам черт ногу сломит! — Дэйв тяжело вздохнул и направился в кабинет старшего партнера.


В субботу ровно в восемь Дэйв подъехал к дому на Келтик-стрит. Кэтти вскоре вышла из подъезда, и он открыл перед ней дверцу.
— Сегодня прекрасный вечер, — сказала она, усаживаясь рядом. — Я могла бы прийти к тебе пешком.
— Я не хочу, чтобы ты ходила по вечерним улицам одна, — спокойно возразил Дэйв.
Кэтти удивленно глянула на него и усмехнулась.
— Со мной ничего не может произойти, — заявила она.
— Может, продолжим эту дискуссию за ужином? — пошутил Дэйв, не сводя с нее восхищенных глаз. — Ты великолепно выглядишь, — добавил он, улыбаясь.
— И долго же ты учился говорить комплименты? — язвительно поинтересовалась она.
— Да, весь день практиковался, — подтвердил он, — так что нам придется есть пиццу.
Кэтти разочарованно вздохнула.
— Правда?
— На самом деле я провел на кухне несколько часов.
— Выдумывал сто первый способ приготовить гамбургер?
— Так ты из тех женщин, которые не верят в кулинарные способности мужчин? — ответил он вопросом на вопрос.
— Об этом поговорим после ужина, — пообещала Кэтти. — А что касается пиццы и гамбургеров, то дети почему-то обожают именно эти блюда.
Они остановились на светофоре, и Дэйв повернулся, чтобы еще раз посмотреть на Кэтти. Она действительно хороша сегодня, подумал он, отметив и умелый макияж, и продуманную прическу.
— Не могу не повторить, что ты просто великолепно выглядишь.
— Для своих лет, конечно, — усмехнулась она.
— Говорят, с помощью косметики можно убавить себе лет десять, — заметил он.
— Ты просто неисправим! — расхохоталась Кэтти. — Не можешь удержаться, чтобы не поставить меня на место. Видно, настоящего комплимента мне никогда не дождаться.
— Даже от красавчика Тедди?
— Тедди влюблен в семнадцатилетнюю студентку медицинского факультета. Мне он поверяет свои душевные тайны, как старшей сестре.
Дэйв подумал, что способность подтрунивать над собой дана не каждой женщине, и порадовался, что жизненные невзгоды не заставили Кэтрин утратить чувство юмора. Он с удовольствием вдыхал аромат ее духов и волос и чувствовал себя абсолютно счастливым. Странно, ведь эту женщину он не так давно ненавидел…
Возле своего дома Дэйв, остановив машину, посмотрел на Кэтрин долгим внимательным взглядом.
— Что такое? — встрепенулась она.
— Я так давно не слыша;!, как ты смеешься, — тихо проговорил он. Ему всегда нравился се смех — немного гортанный, волнующий, даже возбуждающий…
Наступило молчание. Кэтти, опустив глаза. теребила в руках сумочку.
— Знаешь, — сказала вдруг она, — я чувствую себя немного странно… Ведь это все же свидание, да? — Да.
— Я так давно не ходила на свидания, что сейчас просто не знаю, как себя вести, — смущенно призналась она.
— Кэтти, — твердо заявил Дэйв, — я не собираюсь набрасываться на тебя, как бы мне этого ни хотелось. Со мной ты в полной безопасности, понятно?
— Угу, — пробормотала она.
— Посмотри на меня, — потребовал Дэйв, и Кэтрин послушно подняла глаза. — Помнишь, у тебя был жеребец по кличке Ураган, который вздрагивал от каждого шороха? Ты сейчас напоминаешь мне его, словно вот-вот закусишь удила и испуганно понесешься куда-то, не разбирая дороги. — Он помолчал и ласково, но настойчиво напомнил: — Кэтти, я не Фрэнк.
— Я никогда не сравнивала тебя с ним, — сердито бросила она.
Немного растерявшись, Дэйв продолжал:
— Пойми, тебе не нужно меня опасаться. Я самый обыкновенный мужчина, который способен испытывать физическое желание к женщине, но умею держать себя в руках. Так что успокойся, Кэтти.
— Обыкновенный мужчина? — усмехнулась она. — Шутишь, что ли? Да ты самый сексапильный парень из всех, кого я когда-либо знала.
Дэйв потрясенно уставился на нее.
— Я?! Это ты про меня?
— Неужели ты никогда не замечал, что все женщины моей группы, независимо от возраста, поглядывают на тебя с явным интересом?
Он отрицательно покачал головой.
— Я следил только за своими ногами.
— Так вот, после занятий я случайно подслушала разговор нескольких девушек в раздевалке. Они разрабатывали план, как узнать о тебе побольше, и при этом весьма подробно обсуждали твою внешность.
Дэйв недоверчиво прищурился.
— Издеваешься, да?
— Вовсе нет! — вырвалось у Кэтти, и она, опустив голову, смущенно пояснила: — Я бы сказала, что ты — притягательная личность и… — Она замолчала, словно испугавшись своей откровенности, потом добавила мрачно: — Вечно я болтаю лишнее… наверное, оттого что нервничаю.
— Тебе совсем не нужно нервничать, — заверил ее Дэйв.
— На самом деле я просто боюсь.
— Потому что ты со мной или потому, что это свидание? — допытывался он.
— Какая разница! — бросила она, злясь на себя.
Дэйв смотрел на нее, стараясь скрыть свое изумление. Неужели это та самая Кэтрин, которая отличалась завидным самообладанием уже в девятнадцать лет?
Она опять нервно затеребила сумочку Какие у нее красивые пальцы! — промелькнуло у Дэйва в голове.
— Может быть, нам начать все сначала? — проговорил он вполголоса.
Кэтти засмеялась.
— Честно говоря, я уже проголодалась Может, мы все-таки поднимемся к тебе и перекусим?


Они вышли из машины и направились к дому. Значит, Кэтти находит меня сексапильным и притягательным, думал Дэйв, радуясь этому неожиданному открытию.
Он отпер дверь и помог гостье снять пальто, стараясь не дотрагиваться до нее.
— Я разожгу огонь и принесу тебе что-нибудь выпить, — сказал он деловито и прошел к камину. — Располагайся. Что ты хочешь — коктейль или вино?
Клти застыла, оглядываясь вокруг. Большой мягкий диван с обивкой голубого бархата, индийский ковер с орнаментом, картины на стенах, стеллажи с книгами, множество сувениров на полках — все это явно произвело на нее впечатление.
— У тебя очень… уютно, — удивленно проговорила она.
— А что ты ожидала увидеть? — спросил он бесстрастным тоном. — Встроенный бар, плакаты с портретами гонщиков, огромный телевизор и музыкальный центр с горой кассет?
Кэтти схватила его за руку и воскликнула:
— Я вовсе не хотела обидеть тебя, Дэйв, извини! Дело в том, что я совершенно не представляла себе, какой может быть твоя квартира. Возможно, поэтому и боялась…
Она стояла так близко, что Дэйв снова почувствовал волшебный аромат ее духов и свежий запах волос. Это прикосновение обожгло его, и он почувствовал желание, такое сильное, нестерпимое и дурманящее, что ему пришлось призвать на помощь всю свою волю, чтобы не наброситься на нее.
Ты же говорил, что ей нечего опасаться и она может доверять тебе, выругал себя Дэйв и отпрянул так резко, что Кэтрин даже пошатнулась.
— Так что тебе принести? — проговорил он хрипловатым голосом.
Кэтрин все поняла, и в ее широко раскрытых глазах промелькнуло что-то вроде испуга. Потом она отвела взгляд и ответила:
— Думаю, нам обоим надо выпить. Белое вино, если можно. И знаешь что, Дэйв, расскажи мне о своих странствиях.
Он мысленно поблагодарил ее за то, что, угадав его желание, она повела себя в этой деликатной ситуации весьма благоразумно.
— Я сейчас вернусь, — пробормотал Дэйв, поспешно ретируясь в кухню.
Он налил вино в бокалы и достал из холодильника тарелку с нарезанными ломтиками лососины, а, когда вернулся в комнату, Кэтти уже стояла возле стеллажа и держала в руках фигурку куропатки, вырезанную из бивня моржа.
— Я нашел ее на Аляске, — пояснил Дэйв. — Зная, что когда-нибудь обязательно вернусь домой, я все свои трофеи отправлял матери. А когда купил эту квартиру, они впервые собрались вместе.
Кэтти взяла с полки статуэтку Будды.
— А это откуда? — с неподдельным интересом спросила она.
Дэйв стал подробно рассказывать ей о своем путешествии в Таиланд, о приключениях в джунглях, о дороге в Калькутту…
Они уселись перед камином и, прихлебывая вино, Кэтти внимательно слушала его рассказ. Дэйв поведал ей, что особенно ему полюбились горы в южной части Чили.
— Я заметила у тебя несколько книг на испанском языке, — заметила Кэтти. — Ты знаешь испанский?
— Да, немного.
— У тебя вообще прекрасная библиотека, восхищенно заметила она. — Здесь есть книги и о музыке, и о животных…
— Послушай, я тут болтаю, а ты ведь голодна, спохватился Дэйв.
— Мне очень интересно слушать тебя, — остановила его Кэтти, и он заметил, что от се скованности не осталось и следа.
— Просто я всегда использовал малейшую возможность узнать что-то новое. Однажды мне пришлось задержаться в Сиднее на Рождество, и я купил билет в оперу… с тех пор жить не могу без музыки. Что же касается животных, то мне всегда было интересно, какие звери водятся гам, куда меня занесла судьба.
— Ты столько повидал, — задумчиво проговорила Кэтти. — Многое испытал, перепробовал кучу профессий… Неудивительно, что ты так изменился.
Дэйв улыбнулся.
— Когда я увидел твою фотографию в витрине, то понял, что ни капельки не изменился. Даже хуже стал.
— Нет, Дэйв, в юности ты был какой-то ершистый, задиристый… а теперь производишь впечатление человека, который вполне доволен жизнью, знает себе цену и… — Она вдруг осеклась.
Так, значит, Кэтти успела составить мнение обо мне, отметил Дэйв. Ее интерес к его персоне обрадовал его. Но обольщаться не стоит, остановил он себя.
Кэтти снова обвела взглядом комнату, заполненную предметами, каждый из которых имел свою историю.
— Тебе нельзя не позавидовать, — вздохнула она.
— Разве вы с Фрэнком никуда не ездили? — осторожно спросил он.
— Очень мало. Девочки были еще маленькими, так что…
Дэйв встал и взял со столика пустую тарелку.
— Почему бы нам не перейти в кухню? Мне пора заняться ужином. — Достав из холодильника продукты, он попросил: — Теперь твоя очередь рассказывать. Как поживают родители?
— С отцом я не виделась уже больше года, — ответила Кэтти, — да и с мамой встречаюсь довольно редко. А что будет на ужин? — попыталась она переменить тему.
— Цыпленок. А почему ты с ними не встречаешься? — не поддался Дэйв.
— Разве нам обязательно сейчас говорить об этом?
Она уселась на стуле, заложив ногу за ногу, и он с трудом отвел взгляд от ее округлого бедра.
— Похоже, между вами что-то произошло, иначе ты бы не жила сейчас в той квартире. Расскажи мне о них, Кэтти. И о своем муже. — Дэйв понимал, что Кэтрин не хочется говорить об этом, но, сам не понимая почему, испытывал потребность узнать о ней все. — Фрэнк был жесток к тебе? — спросил он, не оборачиваясь.
Она ответила не сразу.
— Поначалу он просто изменял мне, а потом стал и поколачивать. Как я теперь понимаю, причиной этому стал его роман с Айрис, на которой он и женился после нашего развода. Это была отличная партия, ведь ее отец гораздо богаче моего. Видимо, Фрэнк не хотел быть инициатором развода и предпочел сделать вес, чтобы я сама выставила его вон.
— Какой мерзавец! — не выдержал Дэйв.
— Карен пару раз видела, как он ударил меня, — безжизненным голосом продолжала, Кэтти. — А вот Эми ничего об этом не знает.
Она 6oiотворит отца и не понимает, почему он ушел. Дэйв! — Голос ее сорвался. — Может, мне не надо было ничего от нее скрывать? Но она еще такая маленькая… Эта мысль все время мучает меня.
Дэйв вытер руки и подошел к Кэтрин.
— Ты все сделала правильно, — сказал он и ласково обнял ее.
— Я не уверена, — пробормотала она, тяжело вздохнув, и прильнула к его груди.
Коснувшись щекой се волос и вдохнув аромат духов, Дэйв замер. Его накрыла волна острых волнующих ощущений: тепло упругой женской груди, легкое прикосновение трепетных пальцев, юрячее дыхание… Он осторожно провел ладонью по спине Кэтти, поглаживая и успокаивая.
Как же приятно держать ее в объятиях! Я больше никогда никуда не уеду, подумал он. Я дома.
Но тут Кэтрин напряглась и выпрямилась.
— Все хорошо, — мягко произнес Дэйв. — Я не сделаю тебе ничего плохого.
Но Кэтти возмущенно оттолкнула его.
— Мне не нужна ничья поддержка! — резко заявила она. — Я хочу быть свободной.
Дэйв, который девять лет скитался по свету в поисках свободы, но в конце концов понял, что она ему не нужна, не стал разубеждать Кэтрин. Она должна сама сделать этот вывод.
— Сейчас рис закипит, — сообщила Кэтти и продолжила свой рассказ: — Так вот, отец очень рассердился, когда я ушла от Фрэнка. У них были какие-то совместные дела, и в результате нашего развода папа потерял большие деньги, Когда я отказалась возвращаться к мужу, он прервал со мной всяческие отношения. — Она отпила глоток вина. — Но мама поддержала мое решение и, приезжая в Портсмут, всегда старается повидаться со мной и девочками, а иногда дает немного денег.
— Послушай, но по закону тебе принадлежит половина дома Фрэнка! — удивленно воскликнул Дэйв.
— Он все продумал заранее, — горько усмехнулась она, — и перезаложил дом на таких условиях, что я получила от продажи смехотворную сумму. А сам уехал в Канаду, так что я даже не могла подать в суд на алименты. Сейчас Фрэнк в Техасе, но у меня нет денег на адвоката. Мне пришлось продать почти все, чтобы заплатить за обучение Карен и Эми и отложить хоть что-нибудь на черный день.
После долгой паузы Дэйв решился спросить.
— Ты ненавидишь его, Кэтти?
— Теперь уже нет, — ответила она. — Я рада, что больше не живу с ним. На самом деле мне надо было уйти от него давно, но я надеялась, что все еще может наладиться. А когда окончательно выяснила, что это за человек, у нас уже были дети.
— Зажигай свечи! Ужин готов, — сообщил Дэйв.
Стол был накрыт в гостиной в небольшом алькове. При виде его Кэтти не могла удержаться от восклицания:
— Спасибо тебе за весь этот праздник! Он поднял бокал.
— Выпьем за наше первое свидание!
Она помедлила секунду, но потом храбро поднесла свой бокал к губам и, сделав глоток, принялась за цыпленка.
За ужином они оживленно беседовали о книгах, фильмах и пьесах. Кэтти мною смеялась, и Дэйв искренне радовался ее хорошему настроению.
На десерт он подал бисквит с шоколадным кремом и мороженое.
— Для Карей и Эми я приготовил целую коробку вкусненького.
Кэтти изумленно уставилась на него.
— Как? Ты о них тоже подумал? Черт, ненавижу женщин, которые ревут из-за чепухи, — пробормотала она, опуская голову.
Но Дэну успел заметить, что глаза ее наполнились слезами, и растерянно промямлил; Да брось, Кэтти… Что тут особенного?
— Я не привыкла, чтобы обо мне заботились, — всхлипнула она.
— О Господи! Неужели тебе так досталось?
— Да уж, — кивнула она. — И самое ужасное, я с самого начала понимала, что совершаю ошибку. Но тогда за меня все решал отец… — Кэтти встала. — Пойду умоюсь.
Она ушла в ванную, а Дэйв отправился на кухню сварить кофе.
Они закончили десерт, болтая о том о сем, и он предложил:
— Давай выпьем кофе у камина.
— С удовольствием, — согласилась Кэтти. Дэйв еще не успел приобрести подходящие кресла, поэтому они уселись рядом на диван, и вдруг он заметил, что выбрал обивку словно под цвет глаз Кэтрин. Это открытие поразило его, но делиться им он не собирался.
— Как дела у Карен, се коленки уже зажили? — поинтересовался он.
— Почти. Ей намного лучше, и во вторник она собирается играть в футбол… Приятно сидеть у камина, правда? Мне так не хватает его…
— В доме, куда я скоро перееду, будет настоящий большой камин, — сообщил Дэйв.
— Ты же только недавно вселился сюда, — удивилась Кэтти.
— Я купил небольшой земельный участок в Стоунроке на берегу залива. Дом сейчас ремонтируется, так что я переберусь туда не раньше конца ноября.
— А, понятно… — протянула она. — Это совсем недалеко отсюда, да? Говорят, там очень красиво. А сад есть? Так, значит, ты будешь ездить оттуда на работу каждый день, даже зимой?..
— Кэтти, — прервал се Дэйв. — Ты меня просто засыпала вопросами. Скажи на милость, отчего ты так разволновалась?
Она бросила на него осторожный взгляд.
— Ты все подмечаешь…
— Не увиливай, — улыбнулся Дэйв. Кэтти обвела задумчивым взглядом комнату и долго молча смотрела на Дэйва. Он терпеливо ждал ее ответа.
— Это так странно. Мы сидим рядышком… Очень приятный вечер, — вдруг бодрым голосом заявила Кэтти, допивая кофе. — Мне понравилось ходить на свидания. Надо будет делать это почаще.
— Только не с другими! — невольно вырвалось у Дэйва.
Она выпрямилась, гордо вскинула голову и произнесла довольно холодно:
— Мне пора идти, Дэйв. Я обещала няне не задерживаться.
— Послушай, я пригласил тебя, чтобы ты немного расслабилась… — начал он.
— Да? — Кэтти вскинула брови. — И для чего же мне расслабляться?
— А вот для чего…
Он подался вперед, схватил се за плечи и поцеловал в губы. Кэтти на мгновение замерла, но потом рот ее дрогнул и, приоткрывшись, принял поцелуй. Опомнившись, она вскочила.
— Ты сказал, что я могу доверять тебе!
— А ты говорила, что не станешь отождествлять меня с Фрэнком.
— Ты сам напросился.
— Это же всего-навсего поцелуй, Кэтти, — мягко произнес Дэйв. — И тебе он понравился, я это понял.
Она хотела возразить, но потом передумала и только молча повернулась к двери.
— Я отвезу тебя домой, — заявил он, тоже вставая. — Кстати, сколько нужно заплатить няне?
— Не твое дело! — резко бросила Кэтти.
— Раз ты провела это время со мной, то плачу я.
— Не смей вмешиваться в мою жизнь! — возмутилась она.
Но Дэйв не собирался отступать.
— Я могу позволить себе это, — тихо, но твердо сказал он.
— А я должна рассчитывать только на себя. Уроки аэробики и посменное дежурство в приемной спортивного центра дают мне возможность оплачивать жилье, покупать еду и одежду девочкам. Мне очень важно чувствовать себя независимой.
Дэйв понял, что, попытавшись разубедить Кэтрин, рискует больше не увидеть ее никогда. Но если она так дорожит своей самостоятельностью, найдется ли в ее жизни место для меня? — спросил себя он, но вслух только выдавил:
— Извини, я был не прав.
— Когда ты путешествовал по свету, то преодолевал трудности сам. Вот и я хочу того же — знать, что всего могу добиться.
— Но разве… — попытался возразить Дэйв.
— Пойми, — горячо перебила его Кэтти, — несмотря на все проблемы и усталость, я горжусь тем, что в состоянии позаботиться о себе и своих детях!
— И в то же время тебе было приятно, что я заботился о тебе весь вечер, — осторожно заметил он. — Ты сама это признала. Нет ли здесь противоречия?
Кэтти сникла.
— Да, — согласилась она, — я никогда не чувствовала себя окруженной таким вниманием. Конечно, девочки стараются…
В ее голосе была такая горечь, что у Дэйва сжалось сердце.
— Кэтти, — проговорил он тихо, — Я хочу, чтобы эта встреча повторилась.
Она вздохнула и улыбнулась одними уголками губ.
— Не понимаю, зачем.
— Я тоже не понимаю, но все равно хочу этого. Может быть, съездим вместе в Стоунрок в следующие выходные? Я покажу тебе дом.
Она просияла.
— О, с удовольствием!
— Решено. А сейчас я отвезу тебя домой, и не вздумай спорить.
Минут двадцать спустя он уже вернулся. По дороге они с Кэтти не успели поговорить, а потом она так поспешно выскочила из машины, что он даже не успел поцеловать ее на прощание.
Но расстраиваться не стоит, успокаивал себя Дэйв. Все прекрасно, и главное — Кэтти согласилась встретиться с ним снова.
Вот только придется ждать этой встречи целую неделю, грустно усмехнулся он.


В пятницу, не выдержав томительного ожидания, Дэйв во время своего обеденного перерыва отправился в спортивный центр. Подрассчитав так, чтобы успеть к концу урока Кэтти, он подошел к дверям зала и заглянул внутрь.
Она, в ярко-розовом купальнике, выгодно подчеркивавшем ее стройную фигуру, разговаривала с Сэнди, хозяйкой фотостудии. Дэйв незаметно подошел сзади.
— Привет, Кэтти.
Она обернулась и одарила его приветливой улыбкой.
Почему ты не пришел на занятия? Вы знакомы? Это Сэнди Ривс, а это Дэйв Хаммонд. Мы с ним старые знакомые.
— Так он и сказал мне, — заметила Сэнди, — когда просил твою фотографию.
Кэтти слегка покраснела, а Дэйв спросил:
— Ты разрешишь Сэнди дать мне копию того снимка, Кэтти?
Зачем он тебе? Чтобы пугать ворон в своей усадьбе?
— Это очень хорошая фотография, — обиделась Сэнди. — Я отпечатаю для вас снимок, мистер Хаммонд. Можете зайти за ним, когда будете свободны. До свидания, Кэтти.
Когда она ушла, Дэйв предложил:
— Давай сегодня вечером сходим в кино.
— Но это будет еще одно свидание, — лукаво улыбнулась Кэтрин.
Причем со мной, — уточнил Дэйв. — А именно этого я и хочу.
— Карен и Эми приглашены сегодня надень рождения, так что вечер у меня действительно свободный, — неуверенно отозвалась Кэтти.
— Я заеду за тобой в половине седьмого, — сказал Дэйв и заметил: — Надо запретить носить такие купальники. Пока.
У двери он оглянулся. Кэтти смотрела ему вслед, и взгляд ее выражал не то восхищение, не то удивление. Видимо, она сама не понимала, почему согласилась на свидание с человеком, который посягнул на ее драгоценную независимость.
Мать Кэтти, которая должна была отвезти девочек в гости, задержалась, и в результате они чуть не опоздали в кино.
Дэйв с трудом нашел место для парковки, и они побежали по аллее к кинотеатру. Неожиданно из-за угла донесся крик и звуки ударов. Дэйв, не раздумывая, бросился гуда и увидел, что шесть парней избивают одного.
— Вызови полицию! — крикнул он Кэтти. схватил одного из нападавших за воротник, оттащил и ударил кулаком в живот.
Тот скорчился и упал, но его приятель резко обернулся, и в руке его сверкнул нож. Дэйв мгновенно нанес ему точный удар, выбив нож, а вторым попал точно в челюсть хулигана.
Здоровенный малый кинулся вперед, целясь кулаком Дэйву в голову, и тот едва успел пригнуться, получив только удар ногой по колену. Кэтти, поторопись, подумал он, припоминая все приемы, которым научился за эти годы в разных странах.
Противник превосходил его численностью, а мальчишка, за которого Дэйв заступился смылся, оставив его одною сражаться против четверых. Дэйв осознавал, что ему нужно послать в глубокий нокдаун еще по меньшей мере двоих, чтобы потом справиться с остальными, и ему удалось как следует стукнуть головой о стену одного из парней, но тут острая боль пронзила его руку.
Это нож, понял Дэйв и увидел, что к ним бегут еще три парня.
Похоже, мне конец, подумал он, но, к счастью, вновь прибывшие оказались его союзниками и тут же набросились на хулиганов. В одном из своих неожиданных помощников Дэйв узнал Тедди, красавчика-блондина, который занимался в группе у Кэтти. Тот ловким приемом опрокинул на землю здоровяка.
— Спасибо, Тедди, — выдохнул с облегчением Дэйв.
Раздался вой сирен, и Дэйв увидел Кэтрин, которая бежала к ним с большим фонарем в руке. Тедди и его приятели боролись с оставшимися двумя хулиганами, а парень, которого Дэйв уложил первым, пришел в себя, вскочил и пошел наДэйва. Кэгги, первой заметив опасность, решительно замахнулась фонарем, нацелившись прямо в голову хулигана, но в последний момент вдруг зажмурилась и в результате попала по плечу. Дэйв ударил его прямо в живот, и тот. охнув, осел на землю.
— Тебе лучше бы уйти отсюда, Кэтти, — сказал Дэйв, усмехаясь. — А то тебя арестуют за применение опасного оружия.
— Как ты можешь шутить?! — испуганно воскликнула она. — Ты весь в крови.
— Последний готов, — раздался голос Тедди. — Дэйв, ты в порядке?
— Все нормально… — Он повернулся к студенту. — Спасибо, Тедди, вы подоспели вовремя. Кстати, у того черноволосого был нож.
Тут слепящий прожектор осветил место схватки, и три полицейских, подняв дубинки, оттеснили Кэтти в сторону.
— С дороги, мисс! Всем стоять!
Дэйву и это приказание было трудно выполнить — все тело его болело, кровь заливала лицо… Прислонившись к стене, он обратился к одному из полицейских:
— Эти ребята избивали одного паренька, который удрал с поля боя, даже не поблагодарив меня за помощь!
И он потерял сознание.


Очнувшись, Дэйв понял, что сидит на заднем сиденье полицейской машины рядом с Кэтти. Она изо всех сил сжимала обеими руками его ладонь, и он, осторожно пытаясь высвободиться, проговорил:
— Мы что, арестованы?
Кэтрин отпустила его руку, почти отбросила ее.
— Нет, едем в больницу. Тебе нужно наложить швы.
Дэйв откинулся назад, почувствовав сильное головокружение.
— В детстве мне ужасно хотелось прокатиться в полицейском автомобиле с воющей сиреной и мигалкой, — сообщил он. — Теперь эта мечта сбылась.
— Все шутишь?! — срывающимся голосом отозвалась Кэтти.
— Конечно, — признался Дэйв. — Но хорошо, что ты так быстро сбегала за полицией, да и ребята пришли на помощь.
— Тедди шел с друзьями в кино, когда заметил дерущихся и кинулся в бой. Ненавижу насилие!
Дэйв удивленно поднял брови.
— Но ты же сама стукнула фонарем того типа. Попала плечо, но я видел, что метила в голову.
— Сама не знаю, что на меня нашло, — смущенно опустила глаза она, — Ненавижу людей, которые решают спор при помощи кулаков. Они напоминают мне Фрэнка.
— Ты пришла мне на помощь, — напомнил ей Дэйв.
Но это замечание еще больше расстроило Кэтти.
— По-твоему, цель оправдывает средства? Я гак не думаю.
Дэйв посмотрел на ее лицо, по которому пробегали голубые и красные блики мигалки, и вдру! в нем вспыхнуло воспоминание о том, как его когда-то избили.
— Ах, вот как! Значит, ты не имеешь отношения к тем троим? Конечно, ты тут ни при чем!
— Ты о Тедди и его друзьях? — не поняла Кэтти.
— Ист. Помнишь, как десять лет назад ты пришла ко мне на бензоколонку? За два дня до этого, ночью, меня избили в лесу трое парней. Они сказали, что действуют по поручению тио — его папаши, и добавили, будто это ты пожаловалась ему на меня. И я им поверил, особенно после того, как появилась ты и… — Он осекся и спросил: — В чем дело?
Кэтти побледнела. Глаза се были широко раскрыты, губы дрожали.
— Мой отец заплатил трем парням, чтобы они тебя избили?! Хотел таким способом заставить тебя избегать меня? — Дэйи кивнул. — Но это же я приставала к тебе! Я!
— А ты говорила отцу об этом?
— Нет, — прошептала Кэтти. — Нет, не говорила. Мне было ужасно стыдно.
— Поэтому он и решил, что это я пристаю к тебе.
— И ты все это время считал, что я имею отношение к тем троим мерзавцам?
Теперь наступила очередь Дэйва устыдиться.
— Да.
Кэтрин несколько минут молчала, в отчаянии прижимая ладони к щекам, а потом заговорила:
— В ту ночь, когда ты отверг меня, я проревела всю дорогу домой. Отец еще не спал и заметил, что я расстроена… Он стал допытываться, в чем дело, и в результате сделал собственный иывод из моих бессвязных слов, решив, что ты преследуешь меня. Я была так зла на тебя, что не стала его переубеждать. На следующий день он тебя уволил. Но, клянусь, я ничего не знала об этом избиении… Я не могла бы так поступить с тобой.
— Я верю тебе, Кэгти, — мягко произнес Дэйв.
— А на бензоколонку я пришла совсем по другому поводу. Мне стало известно, что по ю — родку обо мне поползли слухи, а ты защищаешь меня и из-за этого даже с кем-то подрал ся… Но почему ты не рассказал об этом раньше? — спросила она. — У тебя была возможность выяснить все за последние три недели.
— Я поклялся себе не только не говорить об этом, но и не вспоминать, — признался он.
Кэтти снова схватила его за руку и посмотрела прямо в глаза.
— Я ненавижу своего отца за то, что он с тобой сделал, — сказала она.
Ненависть? Это слово вдруг навело Дэйва на ошеломляющую мысль: все эти годы он думал, что ненавидит Кэтти, тогда как на самом деле любил ее. А сейчас…
Голова его раскалывалась, мысли путались, а перед глазами снова завертелись круги, так что пришлось полицейскому довести его до приемной.
Потом Дэйв уже почти не осознавал, что происходит. Он почувствовал только укол в щеку и в руку, и, словно сквозь туман, до него донеслись разюворы о том, что придется зашивать рану на голове. Потом он каким-то образом оказался на холодном столе под рентгеновским аппаратом, услышал знакомый голос Кэтти: «Переломов нет, слава Богу» — и снова провалился в бездну.
Очнулся Дэйв уже в такси рядом с Кэтти. Он сообразил, что она была все время с ним в больнице, увидел, что она выглядит бледной и усталой, и, превозмогая боль в голове, спросил:
— А как же девочки? Пусть сначала отвезут домой тебя.
— Мы ко мне и едем, — заявила Кэтти решительно.
Дэйв чувствовал себя ужасно, но все же попробовал пошутить:
— От меня сегодня мало толку, детка… Я могу лежать только на спине.
На этот раз Кэтти почему-то не рассердилась.
— Я не могу поехать к тебе, но ни за что не оставлю тебя одного в таком состоянии.
Какое самопожертвование!
— Я прекрасно справлюсь сам, — объявил ей Дэйв.
Ему хотелось бы сказать это громко и твердо, но с губ слетел едва слышный лепет.
— Вот что я скажу тебе, Дэйв, — начала Кэтти. — Ты вел себя отважно сегодня вечером: бросился защищать какого-то придурка, который исчез и даже не появился, чтобы поблагодарить тебя. Ты дрался как лев, но сейчас выглядишь изрядно потрепанным и похож на уцелевшего в тяжкой битве рыцаря. Если ты отправишься домой, я глаз не сомкну, волнуясь за тебя. Так что молчи и слушайся меня.
Дэйв попробовал изобразить улыбку, но одеревеневшие от наркоза мышцы лица не слушались его.
— А ты молодец, Кэтти, — сказал он. — Никогда не забуду, как ты стукнула этого типа фонариком!
— Никогда мне не понять вас, мужчин, — пожала плечами она.
Мысль о том, что эта женщина проведет ночь у его постели, настолько обрадовала Дэйва, что он не сдержался и — выпалил:
— Это и не требуется. Нас надо просто любить. Неужели я сказал это? — тут же испугался он. Или только подумал? Судя по выражению лица Кэтти, эти слова все же сорвались с его языка, причем вовсе ей не понравились. Если ты не научишься держать язык за зубами, сказал себе Дэйв, то сам рискуешь получить фонариком по голове.
Через несколько минут такси подъехало к дому Кэтрин. Дэйв вынул из кармана бумажник.
— Плачу я, — сказал он деловито. Она так глянула на него, что он замер.
— Убери свои деньги, — сурово заявила Кэтти, расплатилась с водителем и вышла.
Открыв дверцу для Дэйва, она помогла ему выбраться из такси. Оказавшись на ногах, он сразу почувствовал, как все тело заныло, а в голове загудело, и пошатнулся. Черт… — пробормотал он.
— Теперь ты убедился, что не можешь оставаться один? — съязвила Кэтти. — Обними меня за шею и пошли потихоньку.
Они добрели до крыльца и стали медленно взбираться по ступенькам. Из парадного вышла парочка; парень что-то тихо сказал своей девушке, и она рассмеялась. Кэтти проводила их недовольным взглядом.
— Они подумали, что я веду домой пьяного мужа, — сказала она и вдруг спохватилась: — Ой, Дэйв, извини! — Она бросила на него взгляд, полный сочувствия. — Тебе, наверное, пришлось выслушать немало насмешек, когда ты вел отца домой.
Дэйву совсем не хотелось говорить о Джордже Хаммонде, и в особенности с Кэтти. Хватит с него на сегодня воспоминаний.
— Давай-ка лучше поторопимся, — сказал он. — пока я не свалился со ступенек.
— Поставил меня на место, — подметила она. — Не хочешь говорить о нем.
— Кэтти, — довольно сухо начал Дэйв, — если ты собираешься сегодня вести разговоры о моем отце, то я лучше пойду домой. Пешком!
— Ладно, ладно, — успокоила она его и, войдя в подъезд, в ужасе воскликнула: — О Господи! Тут же лестница!
— Пошли, — сжав от боли зубы, проскрежетал он.
Действие обезболивающего, которое ему сделали в больнице, уже заканчивалось, но Дэйв упрямо взбирался по ступенькам, пока не услышал свой собственный стон.
— Извини… — пробормотал он.
— Давай, осталось всего три ступеньки, — подбодрила его Кэтти. — Ну вот, пришли.
Она вытерла пот с его лба, и он почувствовал, что ее пальцы холодны как лед.
— Больше никогда в жизни не пойду с тобой в кино, — заявила она. — Хватит с меня…
Она отперла дверь. Девочек дома еще не было. Дэйв, которому казалось, что уже полночь, обеспокоенно глянул на часы и убедился, что всего половина десятого.
— Я положу тебя в своей комнате, — заявила Кэтти, — а сама лягу на диване в гостиной. И не вздумай спорить.
Дэйв с трудом улыбнулся.
— Можешь лечь со мной, — сказал он. — Это абсолютно безопасно, судя по тому, в каком я состоянии.
Но Кэтти только молча бросила на него подозрительный взгляд и повела через холл в свою спальню.
— Сперва в ванную, — потребовал Дэйв. Когда она закрыла за ним дверь, он поглядел на себя в зеркало и ужаснулся. Какой там рыцарь! Он скорее напоминал побитого пса. И все же не ввязаться в эту драку он не мог, и, случись нечто подобное, повел бы себя точно так же.
Зато сегодня я лягу в кровать Кэтти, с удовольствием подумал Дэйв. Правда, без нее.


Кэтти уже поджидала его в спальне. Она постелила постель, задернула занавески и теперь стояла в полной растерянности, не зная, что делать дальше. Когда Дэйв скинул туфли и начал расстегивать рубашку, она встрепенулась и кинулась к двери.
— Оставь одежду на полу у кровати, — бросила она, не оборачиваясь. — Я постираю.
Рубашка была вся в крови, рукав порван…
— Ни к чему тебе возиться, — заявил Дэйв.
— Позволь мне самой решать, — огрызнулась она и плотно закрыла за собой дверь.
Он разделся до трусов, оставил одежду на ковре и залез в постель.
Не буду спать, дождусь, когда она снова зайдет, решил он, но сон одолел его почти в ту же секунду. Глаза закрылись сами собой, и Дэйв словно провалился в какую-то бездну.


Среди ночи он проснулся от какого-то легкого толчка и, приоткрыв глаза, увидел, что ито кот вспрыгнул на кровать и стал по-хозяйски устраиваться у него в ногах.
Дверь в спальню осталась приоткрытой, и видно было, что в холле горит свет. Дэйв почувствовал запах волос Кэтти, исходящий от подушки, и тело его напряглось. Будь она сейчас рядом, я бы уже не смог гарантировать ей полной безопасности, осознал он.
Почувствовав, что ужасно хочет пить, Дэйв встал и, держась за стену, поплелся в ванную. Все тело ломило, боль в колене пронзала насквозь, Взглянув в зеркало, он снова с отвращением увидел свое помятое, с наклейками на щеке и на лбу, отросшей щетиной на подбородке и огромным синяком иод глазом лицо. Да уж, такому красавчику трудно понравиться любимой женщине, промелькнуло у Дэйва в голове.
Значит, Кэтти — моя любимая женщина? Я ее люблю? — спросил он себя. Похоже, от любви до ненависти действительно один шаг!
Решив, что глупо мучить себя такими вопросами в три часа ночи, Дэйв вынул из стаканчика три зубные щетки, налил в него холодной воды и залпом выпил. В холле он наткнулся на Кэтти в широкой белой ночной рубашке.
— Нет, в этом мешке тебе явно не выиграть конкурс красоты, — сказал он и пригладил ее растрепанные волосы.
Она с трудом перевела дыхание и проговорила:
— Я услышала, что ты встал. Как ты себя чувствуешь?
— Прекрасно, — ответил Дэйв, взял ее за плечи и поцеловал в губы.
Вкус их был сладким, приятным, манящим, но он прикоснулся к ним всего на мгновение, а потом отпустил Кэтти. Ее взгляд скользнул по его полуобнаженному телу, и она прошептала:
— У тебя на груди огромный синяк… Дэйв выпятил грудь и принял позу атлета.
— На подиуме Дэйв Хаммонд!
— Очень смешно, — проворчала Кэтти, но не отвела взгляд.
Онаприкоснуласьладоныокеюфуди и провела от плеча к плечу, словно пробуя на ощупь. Взгляд ее затуманился, но понять, о чем она думает, было почти невозможно.
— Я чувствую, как бьется твое сердце… — едва слышно прошептала она.
А оно не просто билось, а бешено колотилось, готовое выскочить из груди. Дэйв с трудом сдерживался, чтобы не сжать Кэтти в своих объятиях. Внутренний голос говорил ему об осторожности.
Она только пробует быть смелой в такой ситуации, хотя на самом деле боится, даже не осознавая этого. Так что нужно не торопиться и терпеливо ждать, пока она научится доверять тебе. Главное — не спугнуть ее в приступе вожделения.
И Дэйв заставил себя стоять смирно, усмирив дыхание и внимательно всматриваясь в лицо Кэтти. Она подняла глаза и проговорила, чуть задыхаясь:
— У тебя такое красивое тело.
— Кэтти, .. — взмолился Дэйв.
Она отдернула руку, поняв наконец, заметив его более чем очевидные желания.
— Ой! Я не хотела дразнить тебя, Дэйв.
— Ты можешь делать все, что тебе вздумается, — успокоил се он. — Не надо себя сдержи — вачь только потому, что ты боишься.
— Ты это заметил? — смутилась Кэтти.
— Да, — кивнул Дэйв. — А каков был Фрэнк в постели?
Она отпрянула.
— Не хочу говорить о нем.
Но Дэйву и самому было невыносимо представлять Кэтти в постели с другим мужчиной, а в особенности с Фрэнком. Можно только догадываться, каково это было, раз она чак боиг-ся всего, что называется эротикой. Но он затеял этот разговор, чтобы самому прийти в чувство и заставить встряхнуться ее.
— Не надо было мне выходить из детской, — сказала Кэтти. — Я не могла заснуть… беспокоилась о тебе.
Раньше, как только любовница начинала о нем беспокоиться, Дэйв мгновенно исчезал. Но сейчас слова Кэтти согрели ему душу.
— Ты потрясающая женщина, — сказал он. — Вызвала полицию, послала Тедди мне на подмогу, прибежала выручать меня с фонарем в руках, а потом еще смотрела, как меня штопали.
— Это Ураган приучил меня сохранить хладнокровие в самых опасных ситуациях, — усмехнулась Кэтти.
Дэйв нежно потрепал ее по плечу.
— Но, с другой стороны, ты можешь расплакаться от умиления, узнав, что я приготовил сладкое для твоих девочек.
— Это совсем другое!
— А если я сейчас снова поцелую тебя, что ты сделаешь? Схватишься за фонарик? Закричишь? Или ответишь на мой поцелуй?
— Я… я не знаю…
— Тогда давай проверим?
И Дэйв осторожно и нежно, будто перед ним было неземное существо, прикоснулся губами к губам Кэтти. Потом он поцеловал ее подбородок, щеки, виски, лоб, пробуя на вкус и упиваясь мягкостью гладкой кожи. Он целовал ее веки, локоны за ухом, снова губы… В том, что он делал, была завораживающая чувственность, и голова его немного кружилась, а сердце трепетало.
Но тут Кэтти провела ладонями по его груди и обняла за шею, прижимаясь крепче. Дэйва словно током пронзило. У него перехватило дыхание, и он моментально забыл обо всем на свете, кроме того, что жаждет овладеть этой дивной женщиной, так давно ему знакомой, но такой далекой. Он привлек ее к себе, лаская податливое тело, и жадно впился в губы, а она с неожиданной страстью ответила на его поцелуй.
Чувствуя прикосновения ее полных грудей и распаляясь от этого еще сильнее, Дэйв понял, что теряет над собой контроль, и проговорил, едва переведя дыхание:
— Кэтти, так больше нельзя… Ты действительно этого хочешь?
Она замерла и подняла на него затуманенные глаза, в которых он увидел искорки желания.
— Что ты сказал?
— Я сказал, что ты потрясающе сексуальна, и если мы будем продолжать в том же духе, то в результате упадем на ковер и начнем заниматься любовью.
— Заниматься любовью? — переспросила Кэтти.
— Да. Ты и я. На этом ковре. Она посмотрела вниз.
— Отвратительный ковер.
— Согласен. Так ты хочешь заняться любовью со мной, Кэтти?
— Да. Нет. Я не знаю.
Ее нерешительность отрезвила Дэйва. Нет, их первое с Кэтти любовное слияние не должно произойти здесь, в этой квартире, где в соседней комнате спят дети, и сейчас, когда у него дико болит грудь, и рука, и колено…
— Я очень хочу этого, Кэтти, — сказал он, осторожно подбирая слова. — Но не здесь и не сейчас. — Она молчала, глядя на него потухшим взглядом, и Дэйв почувствовал, как на него накатывается смертельная усталость. — Иди спать, — сказал он. — И я тоже пойду.
Кэтрин взяла его лицо в ладони.
— Ты знаешь, что со мной происходит, когда я с тобой7 — спросила она. — Я чувствую себя так, словно скачу на Урагане. Когда мы с ним готовились преодолеть сложное препятствие, мне было жутко и весело одновременно. Я предвкушала пьянящее упоение взлета и в то же время боялась упасть и сломать себе шею. — Она опустила руки и тяжело вздохнула. — Опять я много болтаю.
— Ты всегда была отважной, Кэтти.
— Отважной или просто сумасбродной?
— Мы с тобой похожи…
— Едва ли, — перебила она его. — Я разведенная женщина с двумя детьми, а ты одинок и свободен.
— Ты дочь богатого человека, а я сын бедняка;
— Это не имеет никакого значения. Удовлетворенный таким ответом, Дэйв добавил:
— Не сочти это за банальность, но ты все — таки женщина, а я мужчина.
— Что правда, то правда, — устало согласилась Кэтти. — Все, мне надо идти спать, Дэйв. Эми просыпается очень рано.
Он почесал затылок и посмотрел на нее немного виновато.
— Боюсь, мы не сможем поехать в Стоунрок завтра.
— Ясное дело! Может быть, на следующие выходные?
Она хочет снова встретиться со мной, и эго здорово, обрадовался Дэйв.
— Конечно. Договорились, — улыбнулся он. Кэтти неуверенно ответила на его улыбку и ушла в гостиную, а через минуту Дэйв услышал, как заскрипели пружины дивана под тяжестью ее тела.
Держась за стену, он поплелся в спальню. Кэтти могла бы быть сейчас рядом с ним… Но как посмотреть ей в глаза утром?
В результате Дэйв выместил свою злость на Марвине, взяв его за шкирку и бесцеремонно выставив вон, а потом лег в кровать, по долю не мог заснуть.


Дэйв проснулся, когда уже было совсем светло. Кот. как ни в чем не бывало, опять валялся у него в ногах. Дверь в спальню оказалась широко раскрытой, а на пороге стояла Эми.
— Это мамина комната, — неприязненно за — мнила она, глядя на непрошеного гостя исподлобья.
Надеясь, что Кэтти успела объяснить дочке, почему он здесь находится, он приподнялся на локте.
— Привет, Эми!
Но она, не ответив, подошла к кровати, схватила Марвина в охапку и, гордо подняв голову, вышла из спальни.
Девочка явно хотела бы увидеть в маминой постели своего папу, а не меня, догадался Дэйв.
Он тяжело вздохнул и вылез из-под одеяла. Его одежда, выстиранная и отглаженная, уже была аккуратно развешена на спинке стула. Дэйи быстро оделся и умылся, а потом отправился на кухню.
— Ого! Ну и видок у тебя! — воскликнула Карен.
— Доброе утро, — сказала Кэтти так, будто в том, что он ночевал здесь, не было ничего необычного.
Эми промолчала.
— По субботам у нас на завтрак блинчики, — сообщила Кэтти. — Кофейник на плите.
Дэйв налил себе кофе и сел к столу. Карен стала расспрашивать его о вчерашнем происшествии, выясняя все мельчайшие подробности. Он постарался по возможности удовлетворить любопытство девочки, делая упор на том, как храбро вела себя ее мама, и при этом с аппетитом уплетал завтрак. Наконец, допив последний глоток кофе, он встал из-за стола.
— Спасибо. Пойду, возьму такси.
Кэтти заметила, что Эми дуется и не отвечает на вопросы гостя, и попыталась как-то расшевелить дочку, но безрезультатно. Видимо, поэтому она не стала уговаривать его остаться. Дэйв попрощался, чмокнул ее в щеку и ушел.
Расставаться с ней ему не хотелось, но поведение Эми задело его за живое, ведь это была не просто девчонка, а дочка Кэтти.
В понедельник на работе Дэйву пришлось выслушать немало шуток в свой адрес, поэтому он старался поменьше высовываться из-под капота «порше».
Майк пришел в гараж позже обычного, а потом засел в своем кабинете над бумагами. Когда Дэйв появился перед ним, бедный старик чуть не свалился со стула от удивления.
— Господи, что это с тобой?
Тот кратко рассказал ему, как было дело. Майк вскочил из-за стола и забегал по комнате.
— Да ты повел себя как последний дурак, понял? — вскричал он. — Разве можно ввязываться в драку! В прошлом году одного такого защитника убили!
— Ну, ладно, не кипятись, я же остался жив.
— Не смей больше поступать так!
— Я уже не маленький мальчик и сам знаю, как себя вести! — наконец начал злиться Дэйв.
— А я все еще твой хозяин. Дэйв сурово смотрел на него.
— Мы с тобой партнеры только в гараже, а вне его стен я сам себе хозяин.
— Да пойми же, дурачок, ты мне как сын, — проговорил тихо Майк. — Я следил за тобой все эти годы, видел, как ты трудишься в гараже своего отца, в то время как он пьет, и стараешься заменить его, чтобы дело не пострадало. Мне всегда хотелось иметь такого сына, как ты… Тяжелее всего было узнать, что ты уехал. Я понимал, что тебе понадобится много лет, чтобы вытравить из себя все, что связано с Бридж — виллом, и вернуться в родные места.
— Спасибо, Майк, — смягчился Дэйв. — Я всегда чувствовал, что могу рассчитывать на тебя.
Тут они оба не выдержали и обнялись. Старик откашлялся и сообщил уже другим тоном:
— Налоговые инспектора придут через месяц. Сможешь сделать так, чтобы меня не арестовали?
Дэйв расхохотался.
— Справлюсь, — ответил он — Завтра же возьмусь за работу.
Это будет очень кстати, подумал он. Погрузившись в бумаги, я буду меньше тосковать о Кэтти.
Мысли о ней и воспоминания сводили его с ума.
Но, несмотря на все свои благие намерения, после работы Дэйв помчался прямиком в фотостудию Сэнди Ривс за фотографией Кэтрин и ее дочек. Та с любопытством уставилась на его синяки и пластыри и, не задав ни одного вопроса, вручила пакет со снимком.
В тот же вечер Дэйв поставил фотографию па столик в своей спальне и стал с нетерпением ждать воскресенья.
Днем в воскресенье Дэйв заехал за Кэтти. Он издали заметил ее стройную фигуру в джинсах и небесно-голубом свитере, стоящую у подъезда. Усевшись на сиденье, она улыбнулась, но ее улыбка показалась ему усталой и даже какой-то невеселой.
— Что случилось? — спросил Дэйв.
— Неважно…
— Выкладывай, Кэтти.
— Карен всю неделю болела гриппом. Ей уже лучше, но она скучает без подруг. А с Эми мы поссорились — она была против этой поездки. Я стала объяснять ей, что ты очень хороший, а она разревелась и ушла в свою комнату, хлопнув дверью. Кроме того, у меня утром все валилось из рук, а еще нашего Марвина тошнило… — Кэтрин тяжко вздохнула. — Одним словом, ничего интересного.
— Меня очень огорчает то, что происходит с Эми, — заметил Дэйв.
— Мне следовало рассказать ей правду об отце сразу же после развода, а может, даже раньте. Теперь все усложнилось. Она до сих пор надеется получить от него письмо… Я написала Фрэнку месяц назад и попросила позвонить Эми, но он этого не сделал. — Кэтти опустила голову и после долгой паузы добавила: — Я не перестану встречаться с тобой только из-за того, что ты не нравишься моей дочери.
Это Дэйв и мечтал услышать, но он заставил себя сдержать радостное восклицание и только мягко ответил:
— Но ты же не сможешь разрываться между нами.
Кэтти кивнула с несчастным видом.
— Поэтому я и не хотела делиться с гобой своими проблемами.
Много лет назад она казалась Дэйву сказочной принцессой. Теперь же это была реальная женщина со всеми своими недостатками и достоинствами, к тому же немало пережившая. Но эта новая Кэтрин нравилась ему даже больше, чем прелестная девушка, в которую он когда-то был влюблен, и Дэйв хотел ей как-то помочь.
— А ты выглядишь гораздо лучше, — заметила она, желая переменить тему разговора.
Рана на его щеке действительно уже зажила, а синяк под глазом приобрел желтоватый оттенок, Дэйв рассказал Кэтти, как над ним всю неделю подтрунивали на работе, а потом, с присушим ему юмором, описал особенности финансовых дел Майка, отметив, с какими трудностями приходится сталкиваться, чтобы привести все в порядок. Кэтрин повеселела, и они стали обсуждать современные методы бухгалтерского учета.
Время в пути пролетело незаметно, и вскоре невдалеке показался дом. Дэйв вдруг разволновался, понравится ли здесь Кэтти.
Узкая дорога проходила через рощицу. Тонкие стволы березок белели среди ярко-зеленых пушистых лап елей, их кроны были покрыты золотой поблескивающей листвой, и только у последнего поворота алели ярким пламенем на фоне пронзительно-синего октябрьского неба два высоких клена.
Дорога вышла к лугу, и вдалеке показалась еще одна сосновая рощица, укрывавшая дом от морских ветров. Старые кусты сирени да несколько кряжистых яблонь, на которых до сих пор висели желто-зеленые плоды, виднелись за домом. Впереди открывался величественный вид на море, которое, блестя на солнце, переливалось всеми оттенками синего и зеленого и вспенивалось прибоем у самого берега.
Стены здания были облицованы темным кедром, оконные рамы сияли белизной, а труба камина была обложена гранитными плшами. На широкую террасу, обращенную к морю, выходило огромное, от пола до потолка, окно.
— Дэйв, — восхищенно проговорила Кэтти, — как тут красиво!.. — Она выбралась наружу и вдохнула полной грудью свежий морской воздух. — По твоему описанию, я представила себе старый обветшалый домишко. Наверное, ремонт влетел тебе в копеечку?
— Да пет, цена оказалась вполне разумной.
— Но ты… — начала она и осеклась, густо покраснев.
Дэйв понял, что она хотела спросить.
— Хочешь знать, откуда у простого механика появились деньги на десять акров земли на берегу океана, да еще недалеко от города? Дело в том, что, когда я работал в Юконе на шахтах, мне удалось спасти тонущего мальчика, и в благодарность за это его бабушка, шустрая старушка, да к тому же и настоящий гений в области финансов, взялась выгодно пристроить все мои сбережения. За год ей удалось сколотить из них неплохой капитал. Долгое время мне не было нужды тратить эти деньги, но, когда я увидел эту усадебку, то сразу понял, что должен ее купить. — Дэйв усмехнулся. — Хорошо бы тебе познакомиться с этой старушкой. Она тебе понравится.
Он выразительно посмотрел Кэтти прямо в глаза.
Она не отвела взгляд, но сделала вид, что не поняла намека.
— Ты путешествовал по всему свету, перешли к песчаному пляжу, расположенному в уютной бухте. Дэйв показал Кэтти маленький остров, на который можно было добраться по уступам на скалах и большим валунам, торчащим из воды.
— Сейчас мы не попадем туда из-за прилива, — пояснил он, — но, когда вода спадет, ты увидишь, как там здорово. В детстве я мечтал иметь свой остров…
— Теперь он у тебя есть, — улыбнулась она — Мне кажется, что ты в детстве мечтал о многом.
Дэйв передернул плечами.
— Тут недалеко есть лес со старыми высоченными соснами, — сказал он. — Пойдем, посмотрим.
— Знаешь, как только я вспоминаю твое детство, ты начинаешь вести себя, как мой Ураган при виде воды. «Гот сразу вставал на дыбы, а потм бросался наутек.
— Я не люблю говорить об этом, — подтвердил Дэйв.
— Ой, смотри! — воскликнула Кэтти. — Это кто, ястреб?
Они погуляли в хвойном лесу, полюбовались соснами, поболтали о природе и вернулись к дому. Кэтрин пожелала взглянуть на сад и тут же принялась придумывать, что и где можно посадить. Она так увлеклась, что Дэйв, забыв о своих принципах все делать самостоятельно и ни на кого не рассчитывать, уже мысленно видел, как они вместе работают чут: сажают цветы, окапывают деревья, обрезают кусты, пропалывают огород…
Но ей он об этом ничего не сказал.
Они через террасу зашли в дом и оказались в большой, залитой солнцем комнате с чудесным видом на море. Дэйв рассказал Кэтрин, как собирается обставить гостиную, а потом провел в кухню, которую мастера только что закончили обивать дубовыми панелями, и показал керамическую плитку в ванной. Наконец они поднялись в маленькую спальню, окна которой также выходили на море. Там на полу лежал матрас, застеленный пледом.
— Иногда я остаюсь здесь ночевать, и, засыпая, с удовольствием слушаю шум волн, — пояснил Дэйв.
— А, понятно… — пробормотала Кэтрин, отворачиваясь и делая вид, что интересуется камином.
Она сделала шаг назад и споткнулась о доску, выступавшую за край штабеля. Дэйв кинулся на помощь, но Кэтти упала прямо на матрас, а он, потеряв равновесие, свалился сверху. Хохоча, Дэйв прижал ее руки к матрасу.
Она ударила его коленом в бок и вскрикнула. Он замер. Этот страшный крик словно пронзил его насквозь.
В полной тишине некоторое время слышался только отдаленный плеск волн, а потом Кэтти расплакалась. Слезы покатились по ее щекам, из горла вырвались рыдания. Дэйв перелег рядом и прижал ее голову к груди, гладя по волосам и что-то ласково приговаривая. Он осознал истинную причину такой реакции Кэтти, и у него самого мороз пробежал по коже. Постепенно она начала успокаиваться, изредка всхлипывая. Дэйв достал из кармана носовой платок и протянул ей.
— Фрэнк насиловал тебя?
Кэтрин высморкалась и ответила, избегая смотреть на него:
— Да. Он называл это восстановлением супружеских прав.
— Но ты так не считала.
— Мы с ним не спали вместе уже давно. Но я не уходила, а ему хотелось поскорее воссоединиться с Айрис. Думаю, он повел себя особенно мерзко, чтобы ускорить события. Это было ужасно… я ушла от него на следующий же день. Когда ты прижал мои руки, это напомнило мне…
У Дэйва в душе все перевернулось. Он стиснул зубы и сел, сжав ладонями виски.
— Мне не надо было говорить тебе об этом, — тихо сказала Китти.
— Я не смогу прикоснуться к тебе после того, что узнал.
Она села рядом с ним и потянула за рукав.
— Но ты же не такой, как Фрэнк…
— Ты все время твердишь это, но временами сама видишь во мне его.
— Тебе так только кажется. На самом деле все гораздо сложнее, — удрученно заметила Кэтти. — Ты порядочный человек. Не всякий мог бы удержаться и не воспользоваться случаем переспать с девушкой, которая сама себя предлагает… Я сделала это десять лет назад и теперь расплачиваюсь.
Дэйв только молча вздохнул, и она решила перевести разговор на другую тему.
— Скажи, почему ты остался в Бриджвиллс после того, как тебя избили?
— Я не мог бросить дело отца и уехал только после его смерти.
— А, ну да, ты же работал в его гараже и на бензоколонке, а он страдал запоями. Я совсем забыла…
— Тебе и не надо об этом помнить.
— Ты был так предан ему. Наверное, тебе приходилось несладко? — с сочувствием спросила Кэтти.
— Сейчас я думаю только о тебе и Фрэнке. Дэйву хотелось бить кулаками по матрасу, по стене, по скалам, только чтобы избавиться от распиравшей его ярости.
— Он поступил отвратительно, — спокойно сказала она, — по теперь я ему даже благодарна, ведь это подтолкнуло меня к разводу. Со временем мне удалось подавить в себе обиду и боль.
— Но ты закричала, когда я навалился на тебя!
— Это было слишком неожиданно, — пыталась оправдаться Кэтти. — Мне нужно было рассказать тебе вес раньше, но я не знала, как начать такой разговор. Нельзя же обсуждать подобные веши за чашечкой кофе.
— Боюсь, ты никогда не сможешь забыть об этом.
— Так и есть. Но ты со мной так не поступишь, Дэйв. А теперь давай поговорим о другом. Расскажи мне о себе и о твоем отце, ладно?
— Нет.
Взгляд Кэтти вдруг стал колючим.
— Значит, ты будешь беседовать со мной только о моей личной жизни, а о своей будешь молчать? Прекрасно. И после этого ты хочешь, чтобы мы были вместе?
Дэйв не выдержал и выпалил довольно сердито:
— Я ни с кем и никогда не говорю об этом. И измениться не могу.
— Не можешь? Скорее, не хочешь, — уточнила она.
— Хорошо, не хочу.
Кэтрин вскочила. Никогда еще Дэйв не видел ее такой рассерженной. В гневе она была великолепна.
— Тогда не будем обольщаться, Дэйв, между нами ничего не может быть, — заявила она. — Я слишком хорошо знаю, каково жить с чужим человеком, и больше не хочу этого.
В глубине души понимая, что ведет себя глупо и недостойно, Дэйв все же продолжал:
— Все ясно. Ты считаешь меня вторым Фрэнком.
— Не передергивай! Я такого не говорила! — возмутилась Кэтти.
Дэйв понял, что они вот-вот не на шутку поссорятся. Собрав всю свою волю в кулак, он перевел дыхание и заговорил другим тоном: — Разве так уж важно говорить о моем отде? Чем это поможет?
— Это докажет, что ты доверяешь мне! — воскликнула Кэтти.
— А ты в этом сомневаешься?
— Если ты будешь скрывать от меня свои проблемы и неприятности, о близости не может быть и речи. Нужно не бояться открыть свои слабости перед другим человеком и верить в то, что он никогда тебя не предаст.
— Я давно похоронил все, связанное с отцом, — процедил Дэйв сквозь зубы.
— Воскреси эти воспоминания, — настаивала Кэтти.
— Не понимаю, зачем тебе это нужно, — проворчал Дэйв, нервным жестом взъерошив волосы.
— Потому что мне нужно твое доверие. Я только что поведала тебе о самом ужасном, что со мной происходило, и хочу, чтобы ты поступил так же.
— Я не стану этого делать.
— Ты сам не понимаешь, что хочешь.
— Понимаю, — парировал он. — Я хочу заниматься с тобой любовью.
— Чудесно! — с иронией воскликнула Кэтти. — Но секс с человеком, с которым нет духовной близости, не доставит тебе удовольствия. Поисрь мне, я знаю.
Дэйв понимал, что она абсолютно права, но ничего не мог с собой поделать. Как можно описать тот стыд, который он всегда испытывал из-за пьянства отца, издевательства мальчишек в школе, унижение, что терзало его всякий раз, когда он тащил Хаммонда-старшего домой. В детстве и юности самой заветной мечтой Дэйва было иметь нормального отца.
— Ты снова сравниваешь меня с Фрэнком, — с горечью сказал он.
— Возможно. — Кэтти передернула плечами. — Давай закончим этот разговор, он ни к чему не приведет. Я не знаю, как убедить тебя в том, что все это очень важно. Для меня. — Тут она строго посмотрела ему прямо в глаза. — Я не хочу видеться с тобой больше и изменю это решение, только когда ты поймешь, что так же уязвим и способен страдать, как и все остальные люди.
Расстроенный и напуганный таким поворотом событий, Дэйв воскликнул:
— Не торопись, Кэтти, ради Бога! Давай будем вместе.
— Не могу, — твердо возразила она. — Я не одна, Дэйв, у меня две дочери, которые неизбежно реагируют на наши с тобой отношения. Эми они в данный момент расстраивают, а Карен, наоборот, слишком быстро привязывается к тебе.
— Значит, если я буду вести себя хорошо, то получу сахар, а если нет, то буду отправлен в свою будку, как выдрессированная собачонка?
Кэтрин поджала губы.
— Ни мой отец, ни Фрэнк никогда не были откровенны со мной. И я больше ни от кого не потерплю такого.
Итак, это конец, подумал Дэйв и вдруг неожиданно для самого себя, язвительно заявил.»
— Ты просто мстишь мне за то, что десять лет назад я дал тебе от ворог поворот.
Она побледнела.
— Как тебе могло такое в голову прийти? На самом деле он так и не думал, но сказанного не воротишь.
— Я хочу сказать… Кэтти прервала его:
— Отвези меня домой, Дэйв. Сейчас же.
— Ну вот, пожалуйста! — проворчал он. — Все вы, женщины, одинаковы: скажи мне то, расскажи это, и так до тех пор, пока всю душу не вытрясут из парня.
— Можешь хранить свою драгоценную душу при себе!
Выкрикнув это, Кэтрин бросилась вой из спальни, стремительно спустилась по лестнице и выскочила во двор. Дэйв догнал ее уже у машины.
Обратно они ехали молча, и, только выйдя из машины у своего лома, она бросила:
— Ты преподал мне хороший урок, Дэйв Прощай.
И, не оглядываясь, пошла к двери подъезда.
Дэйв поехал домой, переоделся в спортивный костюм и отправился в парк. Там он бегал несколько часов до полного изнеможения.


В последующие три дня Дэйв работал как вол с раннего утра до поздней ночи, не позволяя себе ни на секунду расслабиться. Он был зол на весь мир.
Надо же было Кэтти раздуть из такой чепухи целую проблему! Он не в состоянии был дать ей то, что она хочет, не умел и не желал раскрывать перед кем бы то ни было душу. Так что, видимо, им действительно лучше расстаться. Но, приняв такое решение, Дэйв стал еще хуже засыпать по ночам. Его преследовали настоящие кошмары, а жизнь стала казаться бесцветной и безрадостной.
Ему удалось наконец систематизировать бездарную бухгалтерию Майка, и теперь оставалось только обсчитать данные за последние месяцы. От старика не ускользнула разительная перемена в настроении партнера, и в понедельник он сказал Дэйву:
— Знаешь, есть хорошая книга о влиянии планет на состояние человека. Может, купишь себе? Вдруг поможет.
У меня нет времени читать всякую чушь, — буркнул тот и уткнулся в бумаги.
Но вечером в среду он обнаружил непростительно глупую ошибку в своих подсчетах и понял, что уже просто ничего не соображает. Бороться с подсознанием было бесполезно, а оно сигналило одно: «Кэтти, Кэтти, Кэтти… Где ты, Кэтти?!»
Душа Дэйва болела так, что ничего, кроме этой боли, он не ощущал.
Господи, я потерял ее, в отчаянии думал он.
Каким же нужно быть идиотом, чтобы вести себя так! Счастье было так близко… и я упустил его.
Надо было рассказать Кэтти о братьях Джонсон, которые поджидали его после уроков, чтобы всласть поиздеваться; о том, как ему так и не пришлось поиграть в хоккей с ребятами, потому что нужно было помогать отцу па колонке и в гараже…
Но поделиться даже этим малым означало нарушить обет молчания, изменить себе, стать другим, размышлял Дэйв. Впрочем, разве за эти три дня он остался самим собой? Разве не превратился и комок нервов? Никогда ешс он не был в таком ужасном состоянии. Даже десять лет назад, когда Кэтги Копланд вышла замуж за Фрэнка Максвела и он, Дэйв, сердцем чуял, что она совершает непоправимую ошибку, ему удалось не сломаться.
Он вскочил со стула, прижал ладонь к груди, словно пытаясь унять нестерпимую боль, и заметался по кабинету, как зверь по клетке. Что делать? Что делать?
Мне нужна разрядка, догадался он, физические упражнения.
Дэйв взглянул на часы. Можно поехать в спортзал — в шесть часов вечера Кэтти там наверняка уже нет.


Он усердно выжимал штангу, когда в зале появился Тедди.
— Привет, — весело поздоровался тот и хлопнул Дэйва по плечу. — Выглядишь гораздо лучше, чем в тот вечер у кинотеатра. Неплохая была потасовка.
Он встал рядом и начал тоже выжимать штангу. Несколько минут оба тренировались молча, потом Тедди сказал:
— Жаль, что такое случилось с Кэтти, правда? Дэйв так и замер.
— Ты это о чем?
— Как, тебе ничего не известно? Она на этой неделе не провела ни одного занятия и, похоже, не появится до субботы.
— Да скажи же, черт возьми, почему? Тедди уставился на него.
— Эй, парень, с тобой все в порядке? Дэйв едва не стукнул его.
— Давай, говори! Что случилось с Кэтти?
— Грипп. Ничего особенного, не стоит так нервничать. — Тедди снова взялся за штангу и сказал Дэйву: — А ты разве не в курсе? Мне казалось, вы встречаетесь.
— Больше нет.
— Не сдавайся, она прекрасная женщина.
Дэйву не хотелось обсуждать Кэтти ни с Тедди, ни с Майком, ни даже с самим собой. Он расстегнул широкий кожаными пояс и сказал небрежно:
— Ну, все, на сегодня хватит, а то еще ребра побаливают.


Через двадцать минут он остановил машину возле дома Кэтрин и взглянул на часы. Было семь вечера. Она, конечно, в постели, но девочки еще наверняка не легли спать.
Дэйв вспомнил, что как только Тедди упомянул о Кэтти, в его воображении пронеслись самые ужасные картины. Он представил себе, что она пострадала в катастрофе, потом решил, что ее изнасиловали или убили. Злость, которую он испытывал эти несколько дней, уже улетучилась, и его охватил настоящий ужас: а вдруг он больше никогда ее не увидит?
Неужели я влюблен в нее? — спросил себя Дэйв.
Если бы ты знал ответ на этот вопрос, то не сидел бы сейчас здесь, не осмеливаясь двинуться с места, горько усмехнулся он. Ты должен проявить спокойствие и благоразумие, которых тебе так не хватало три дня назад в Стоунроке, и предложить ей свою помощь или просто поухаживать.
Приняв наконец это решение, Дэйв вылез из машины и направился к подъезду, но в последний момент изрядно сфухпул. А вдруг Кэтти не захочет его видеть и прогонит?
Дверь открылась, вышел какой-то старик, и Дэйв смог проскользнуть внутрь. Он постучал и встал напротив глазка. Ему открыла Карен. Девочка улыбнулась широкой улыбкой, быстро схватила гостя за рукав и потянула за собой в холл.
— Марвин любит продляться по коридору и помяукав под чужими дверьми, — пояснила она свою поспешность. — А у мамы грипп.
— Я знаю, — кивнул Дэйв. — Поэтому и пришел. — Оли вошли в кухню — Привет Эми, — поздоровался он.
Девочка бросила на него суровый взгляд, достала пакетик сока из холодильника и ушла в свою комнату. Дверью она не хлопнула, но закрыла ее довольно резко. Карен пояснила извиняющимся тоном:
— Ты ей не нравиться. Она хочет, чтобы к нам вернулся папа.
Но Дэйву сейчас было не до обид маленькой девочки. На кухне царил настоящий хаос, а там, в спальне, лежала несчастная больная…
— Пойду поздороваюсь с мамой, — сказал он, — а потом помогу тебе навести порядок в кухне.
Он шел по коридору, и сердце его бешено билось в груди. Как отнесется к его визиту Кэтти?
Дверь в ее комнату была открыта, там горел ночник. Кэтрин спала.
С минуту Дэйв просто стоял и смотрел на нее. Волосы Кэтти растрепались, лицо было бледным и усталым. Ночная рубашка на бретельках открывала взору гладкие плечи и верхнюю часть груди. Дэйва охватил трепет, но он тут же напомнил себе, что если холостяк влюбляется, то очень скоро перестает быть холостяком.
Кэтрин открыла глаза, словно его пристальный взгляд разбудил ее.
— Ты мне снишься? — сонно проговорила она.
— Нет.
Дэйв напрягся в ожидании ее реакции На лице Кэтти появилось удивление, потом замешательство, потом легкая паника.
— Что ты здесь делаешь? — воскликнула она и приподнялась на подушках, натягивая простыню до самого подбородка.
Но Дэйв успел заметить, как при этом заколыхались ее груди, а под тонкой рубашкой обозначились соски. Переведя дыхание, он ответил:
— Тедди сказал мне, что ты болеешь, и я хочу тебе помочь. Если ты позволишь, конечно.
Он никогда аи о чем не просил женщину, но теперь легко поступился этим принципом, ожидая ее ответа с замиранием сердца.
— Мы вполне справляемся сами, — холодно сказала Кэтрин.
Дэйв понял, что не вынесет, если она велит ему уйти.
— Кэтти, я хочу извиниться. Понимаешь., , я просто кретин.
— Скажи мне правду, Дэйв, — тихо попросила она. — Ты тосковал по мне все это время?
Она заслужила откровенность, подумал Дэйв и, тщательно подбирая слова, заговорил:
— Поначалу я сердился на тебя и даже был доволен тем, что мы расстались. Но сегодня вечером я вдруг испугался, что потерял тебя, и от этой мысли мне сделалось так худо… Я не мог себе представить, как буду жить без тебя. — Дэйв потер пальцами виски. — Ты спрашиваешь, юс — ковал ли я по тебе? Да, можно сказать и так.
— Я тоже, — чуть слышно прошептала Кэтти. — Да?!
Она улыбнулась ему, и глаза ее засветились.
— Очень.
Дэйв присел на кровать.
— Повтори, пожалуйста, это еще раз, — попросил он, не сводя с нее глаз.
Кэтти рассмеялась.
— Ты вес прекрасно слышал.
Будто во сне, Дэйв подался вперед и поцеловал ее долгим жадным поцелуем. Ощущения, которые он испытывал при этом, доказывали, что это не сон, а самая восхитительная реальность, о которой можно только мечтать. Кэтти оторвалась от него и пролепетала:
— Дэйв, у меня грипп. Ты можешь заразиться…
Он расплылся в счастливой улыбке.
— Не бойся, у меня хороший иммунитет, — заверил он ее. — Я так боялся, что больше не увижу тебя…
За его спиной раздался голос Карен:
— Мама, у нас закончилось молоко и арахисовое масло. И булочек испеки на завтрак.
Дэйв вскочил, Кэтти густо покраснела, а Карен усмехнулась.
— Может, ты напишешь список продуктов, Карен? — предложил Дэйв. — Я могу съездить в магазин. Тебе нужно что-нибудь в аптеке?, — повернулся он к Кэтрин.
— Нет. Худшее уже позади, температуры нет. Просто у меня такая слабость, что я встать не могу с постели.
— Не вздумай приступать к занятиям раньше, чем следует. Слышишь?
— Тогда я останусь без денег, — возразила Кэтти. — Нечего указывать мне, что делать. Ты мне не отец.
— И слава Богу, — парировал Дэйв и поинтересовался, прищурив один глаз: — А ты всегда становишься ворчливой, когда болеешь?
Она только махнула рукой и обратилась к дочери, которая с интересом слушала этот разговор:
— Запиши все, что нам нужно, дорогая. — Когда девочка вышла, Кэтти повернулась к Дэйву. — Мой бумажник в верхнем ящике комода.
Он послушно открыл ящик, порылся в круженном белье и вытащил оттуда бумажник. Кэтрин вручила ему сорок долларов, Дэйв даже спорить с ней не стал.
— Когда вернусь, приберу в кухне, — сообщил он.
— Я сама это сделаю завтра.
— Ты еще не видела, что там творится, — усмехнулся он. — Ладно, я пошел.
С беспечным видом он наклонился и поцеловал Кэтти, но она ответила с таким жаром, что он оторопел.
— Если хочешь, чтобы я составил тебе в постели компанию, можешь продолжать в том же духе, — предупредил он.
— Не забудь про булочки к завтраку, — лукаво подмигнула она.
На кухне Дэйв помог Карен обследовап шкафчики и холодильник, чтобы составить подробный список необходимых продуктов. HOTOV он отправился в ближайший магазин.
Поднимаясь наверх, нагруженный пакетами и сумками, Дэйв сообразил, что Кэтти приходится таскать такие тяжести почти каждый день. На ее деньги он купил все по списку, а от себя добавил сладости и букет цветов.
Когда они с Карен разгружали сумки, в кухню заглянула Эми, которую разбирало любопытство.
— ОЙ, смотри, — воскликнула Карен, обращаясь к сестре, — твое любимое печенье!
Дэйв, не глядя на малышку, предложил:
— Почему бы тебе перед сном не съесть парочку, да еще запить молоком? Думаю, мама не станет возражать.
— Сейчас дам тебе тарелку, — подхватила Карен.
Эми с тарелкой и стаканом молока отправилась в детскую.
— Спокойной ночи, Эми. Приятных снов, — пожелал он.
Она поглядела на печенье, потом на Дэйва и пробормотала:
— Спасибо.
Он с довольным видом подмигнул Карен, потом поставил букет в вазу, прихватил подарок, который купил для Кэтти, и пошел к двери, бросил через плечо:
— Я скоро вернусь.
Кэпи за время его отсухствия причесалась, подкрасила губы, а на ночную рубашку накинула вязаную шаль. Дэйв поставил цветы на туалетный столик и положил ей на колени маленький пакет.
— Надеюсь, тебе поправится, — сказал он.
— Не стоит делать мне подарки, — заметила она, поджав губы.
— А кому мне делать подарки? Майку?
— Да неужели ты не видишь, что мне становится не по себе от этого… — проговорила она, и, к своему ужасу, Дэйв заметил, как по ее щеке покатилась слеза.
Господи, Кэтти, — в отчаянии сказал он. — Я хотел тебя немного подбодрить, а получается, что расстроил…
— Я не расстроена, — перебила она его, смахнув слезинку. — Когда ты так внимателен ко мне, я не знаю, как себя вести. Понимаешь, я не привыкла к всему. А цветы очень красивые, я люблю лилии и нарциссы.
— Ты слишком мною говоришь, — улыбнулся Дэйв. — Не надо так волноваться.
— Когда ты стоишь рядом? — Кэгти подняла i олову и засмеялась. — Да любая женщина затрепещет от одного только твоего присутствия! Знаешь, есть такое выражение; «раздевать взглядом». Это сказано о тебе.
— Хорошо, что дети дома, не то…
— Я очень люблю своих дочек, но если бы они сейчас оказались где-нибудь в другом мес — ie, мы с тобой, наверное, опробовали бы новое лекарство от гриппа.
Игривое настроение Кзтти передалось Дэйву. Он с восторгом смотрел на нее, и эта лукавая улыбка вызвала у него в душе целую бурю чувств.
Но как можно заниматься любовью с женщиной, для которой секс подсознательно связан с насилием? Хотя Кэтрин и утверждала будто забыла издевательства мужа, Дэйв не был уверен, что так оно и сегь. Любой неверный жест с его стороны мог оживить неприятные воспоминания, и незримое присутствие третьего человека стало навязчивой идеей, с которой ему пока трудно было справиться.
Кэтти тем временем распаковала подарок. В красивой зеленой коробочке лежал флакончик с духами.
— О, Дэйв! — воскликнула она, счастливо улыбаясь. — Это же мои любимые! Откуда ты узнал?
— Просто угадал. Мне сегодня везет, — похвастался он. — Удалось угодить и ie-бе, и Эми. Я купил ее любимое печенье.
— Но это ужасно дорогие духи! Я теперь не могу позволить себе такие.. — Она подозрительно поглядела на него. — Итак, цветы и духи. Что дальше, Дэйв Хаммонд?
— Иду мыть раковину на кухне, — ответил он, подмигнул ей и вышел за дверь.
Карен медленно раскладывала покупки, внимательно изучала выбранные Дэйвом па свой вкус продукты. Он окинул кухню хозяйским взглядом, прикинул фронт работ и закатал рукава. Девочка стала рассказывать ему про свои занятия в школе, про последний футбольный матч, подружек и учителей, и Дэйв не без интереса слушал ее.
Тем не менее он был рад, когда она схватила полотенце и стала вытирать вымытую им посуду. Уборка была почти уже закончена, когда на кухне появилась закутанная в теплый махровый халат Кэтти.
— Тебе давно пора спать, Карем, — сказала она дочери.
— Еще пять минут, — захныкала та. — Я только начала рассказывать Дэйву про мисс Пенсбери.
— Уже поздно, детка, — стояла на своем мать.
— Спокойной ночи, — тяжело вздохнув, произнесла Карен. — Спасибо за помощь.
В порыве благодарности она обняла Дэйиа и прижалась к нему на секунду, а потом они с Кэтти вышли из кухни.
Дэйв застыл, глядя им вслед. Это объятие тронуло его до глубины души. Если бы только он смог добиться такого отношения и от Эми… Ему не приходилось иметь дело с детьми, и сейчас он впервые почувствовал, как это приятно, когда маленький человечек тебе доверяет.
Отчим, подумал он, словно примеряя это слово на себя.
К тому моменту, как Кэтти вернулась в кухню, Дэйв уже успел протереть плиту и вытеретьстол.
— Я заеду утром, чтобы отвезти девочек в школу, — сказал он. — А после работы куплю что-нибудь к ужину.
Кэтти села у стола, подперев iолову руками.
— Ты утверждаешь или спрашиваешь? — поинтересовалась она.
Дэйв задумался.
— Ставлю тебя в известность.
— Похоже, что так, — согласилась Кэтти.
— Но JTO же ради тебя.
— Можешь этого не говорить. Дэйв тоже присел к столу.
— Что-то я тебя не пойму, — сказал он.
Кэтти стала вдруг очень серьезной.
— Карен могла обнять только того, кто для нее действительно много значит. А вот Эми все еще дуется на тебя.
— Она сказала мне целых два слова сегодня, — с гордостью сообщил Дэйв. — Я считаю, что это прогресс.
— Да пойми, нельзя играть их чувствами! — со свойственной ей горячностью воскликнула Кэтги. Она сокрушенно покачала головой и стала машинально двигать солонкой по столу. — Мне не стоило вообще ввязываться во все это, пока я не обрела уверенности в том, что выдержу, смогу, что у меня получится… — говорила она, словно размышляя вслух. — А теперь уже никуда не денешься. Я знаю, что не имею права требовать гарантий… но если для тебя все не слишком серьезно, Дэйв, то нам лучше вовремя остановиться, пока не пострадали Карен и Эми.
Да, Кэтти нельзя отказать в прямоте, подумал Дэйв. Десять лет назад она приложила все усилия, чтобы соблазнить его, но тогда в этом было только безрассудство юности и каприз избалованной девчонки. Теперь же она рассуждает трезво, желая выяснить его намерения…
— Знаешь что? — сказал Дэйв. — Мне нравится, как ты действуешь.
— Запудриваю тебе мозги?
— Нет, идешь напрямик, говоришь честно и открыто. Без обиняков.
— Моя мама не согласилась бы с тобой. Она пришла бы в ужас, услышав, что я спокойно обсуждаю свои будущие отношения с мужчиной. Хорошие девочки так не поступают. — Кэтти криво усмехнулась. — Заметь, мне не нужно заверений в том, что твои намерения честны.
я просто хочу убедиться, что… что для тебя все это серьезно.
Дэйв решил ответить откровенностью на откровенность.
— Я не знаю, Когти, что ты сейчас значишь дли меня. Не думаю, что я влюблен… хотя меня неудержимо влечет к тебе. Это какая-то сила, которой я не могу и не хочу противостоять. И дело не только в сексе. — Он даже не почувствовал, как крепко вцепился пальцами в край стола. — Иногда я не могу спать по ночам, так сильно хочу тебя.
В тебе ни на грош романтики, Хаммонд, подумал он. Секс, чувственная сторона… Не таких слов ждут женщины.
— Я знала, что могу рассчитывать на твою честность, — сказала Кэтти, и в ее голосе прозвучало нечто такое, от чего ему стало не по себе.
Она сидела, уставившись в стол, и казалась такой потерянной и одинокой, что Дэйи поспешил пояснить:
— Понимаешь, за нес эти годы я ни разу не решился сделать женщине предложение. Как юлько чувствовал, что во мне начинают видеть будущего супруга, сразу же, что называется, делал ноги. Я не признавался в любви ни одной женщине и ни с кем не сохранял отношения надолго. Я хочу, чтобы ты это знала.
А я не изменяла Фрэнку, — произнесла она. — Ни разу. Ты первый, с кем я встречаюсь после развода.
— Ну вот, — сказал Дэйв. — Теперь мы все выяснили.
— Ты так считаешь?
— Есть еще только одна очень важная вещь. Если хочешь знать, даже главная. Каковы твои намерения, Кэтти? По отношению ко мне?
Этот вопрос явно привел се в замешательство. Такой поворот дела даже развеселил Дэйва. Попалась, голубушка, подумал он.
— У меня нет детей, — сказал он, вперив в нее горящий взгляд, — но мне бы не хотелось, чтобы ты играла моими чувствами.
— Ты что, начитался романов Джейн Остин? — с иронией спросила она.
— Отвечай на вопрос.
— О, я ужасно устала, — слабым голосом пожаловалась Кэтти, искоса поглядывая на него. — Кажется, мне лучше лечь в постель.
— Если ты так устала, я отнесу тебя туда. Но сначала ты ответить на мой вопрос.
— Конечно же, я не собираюсь играть твоими чувствами, — поспешила заверить его Кэтти. — Одна мысль о том, что мы с тобой можем оказаться в постели, вызывает у меня трепет. Но мы еще только начали узнавать друг друга, Дэйв, и я хочу добиться взаимной откровенности. В тот раз я, пожалуй, была излишне резка, но, тем не менее, по-прежнему считаю, что для наших отношений это очень существенно.
— Ясно.
Дэйв понял, что она снова бросает вызов, настаивая, чтобы он рассказал ей о своем детстве, о своих переживаниях.
А Кэтти опустила глаза и как-то вся сникла. Дэйв заметил, что у нее под глазами обозначились темные круги, и сердце его сжалось. Что он там наговорил о своих чувствах? Эта женщина стала ему такой близкой…
— Давай я отнесу тебя в спальню, дорогам, — с нежностью сказал он, — и уйду. Тебе надо выспаться.
— Хорошо, — согласилась она, продолжая глядеть прямо перед собой. — Если ты сможешь привезти завтра что-нибудь на ужин, то очень выручишь меня. Вряд ли я буду в состоянии заняться хозяйством… А утром девочки будут тебя ждать. Дэйв легко подхватил ее на руки. Кэтти обняла его за шею и положила голову на плечо.
— От тебя приятно пахнет, — прошептал он.
— Очень дорогими духами, — добавила Кэтти. Он внес се в спальню и прежде, чем опустить на кровать, поцеловал в губы. Этот поцелуй неожиданно пробудил в нем новое чувство, гораздо большее, чем просто вожделение, — желание духовного единения, причем не на мгновение, не на час, а навсегда. Напуганный силой этого ощущения, Дэйв осторожно опустил Кэтти на кровать.
— Желаю приятных сновидений, — проговорил он слегка охрипшим голосом. — Увидимся завтра.
— Спасибо тебе за все, — прошептала она.
Дэйв поспешно вышел на улицу. Ночь опустилась на город, и на черном небе, усыпанном звездами, сияла серебряная луна, освещая все вокруг волшебным светом. Дэйва охватил такой восторг, что ему хотелось петь. Похоже, судьба подарила ему еще один шанс быть вместе с женщиной, образ которой он бережно хранил в памяти всю жизнь.
Завтра он увидится с ней.


К следующей неделе Кэтти уже полностью выздоровела, и они с Дэйвом почти каждый вечер ходили в кино, даже посетили выставку и концерт классической музыки. Дэйв пару раз приготовил ужин у нее дома, а один раз сводил ее и девочек в ресторан.
Чувствовать себя абсолютно счастливым ему мешали только два обстоятельства — Фрэнк и Эми.
Фрэнк был далеко отсюда, в Техасе, но Дэйв частенько думал, что лучше бы бывший муж Кэтрин жил на соседней улице — тогда, по крайней мере, он сражался бы с реальным человеком, а не с его тенью. Как только Дэйв представлял, что займется с Кэтти любовью, — а эта мысль стала для него уже просто навязчивой идеей, — то тут же вспоминал Фрэнка. И он не мог овладеть женщиной, зная, что это напомнит ей о том, как муж насиловал се.
Кэтти так страшно закричала тогда, в Сто-унроке… Дэйв знал, что не вынес бы ее крика, ее слез, и ему приходилось контролировать себя, избегая объятий и поцелуев. Это давалось ему нелегко, и on чувствовал, что сходит с ума, но сказать Кэтти о своих опасениях не решался.
Ты просто идиот, Хаммонд, злился он на себя. Мужчина, сильный и уверенный в себе, не должен бояться секса с женщиной.
Больше всего Дэйва раздражало, что таким образом он как бы уступает Фрэнку, проигрывает ему, как это уже было, когда Кэтти вышла замуж. Но тогда от чувства безысходности и невосполнимой утраты у Дэйва просто опустились руки, а сейчас он не собирался сдаваться без борьбы.
Кэтрин больше не расспрашивала его об отце и вообще не вдавалась в воспоминания о детстве и юности. Дэйв временами чувствовал, что она ждет, когда же наконец у него развяжется язык, но ничего не мог с собой поделать.
Кроме того, его беспокоило поведение Эми, которая всячески противилась сближению Дэйва с матерью и даже не пыталась скрыть свою к нему ашипатию. Она разговаривала с ним, только когда ее заставляли, кратко отвечая на его вопросы, и старалась при первом же удобном случае улизнуть к себе, когда Дэйв приходил. Ему было ужасно обидно и больно наблюдать такое отношение к себе, да и Кэтти явно страдала из-за этого.


Однажды вечером, в четверг, Дэйв возился на кухне, готовя девочкам какао, пока Кэтти принимала душ. Вдруг он услышал разговор в детской.
— Ты поблагодаришь его, когда он принесет нам какао, — приказала сестре Карен.
— Почему это? — возмутилась Эми.
— Потому ччо мы должны быть с ним вежливы.
— Но почему?
— Потому что я надеюсь, что он женится на маме.
— Не могут они пожениться!
Почему бы и нет? Ему осталось только сде-Лспь ей предложение.
— Мама замужем за папой.
— Эми! — раздраженно воскликнула Карсн. — Они разведены, я тебе сто раз говорила.
Тут Дэйв. схватив кружки, громко затопал по коридору и вошел в детскую с возгласом:
— А вот и ваш вечерний напиток, девочки! Маленькая упрямица молча взяла кружку.
— Эми! — Карен икнула сестру в бок, но та только еще сильнее надулась.
Тогда Дэйв сказал:
— Я хочу кое-что тебе сказать, Эми. Любовь нельзя разделить на порции, как мороженое. Ты любишь своего папу, но, кроме него, у тебя есть и мама, и Карен, и Марвин. Ты сможешь полюбить кого-нибудь еще, даже многих. — Тут он улыбнулся: — А шарики мороженого обычно просто тают и превращаются в одну большую лужу.
Эми пила свое какао, не поднимая глаз на Дэйва. Если бы он сам в детстве не страдал от отсутствия любви со стороны отца, то вряд ли бы понял переживания этой малышки. Но ему нужно было во что бы то пи стало найти ключик к ее сердцу, поэтому, не желая сдаваться, он спросил:
— Вкусно, да?
— Уходи, — буркнула Эми. — Я тебя ненавижу. Кэтти, входя в комнату, возмущенно воскликнула:
— Эми, не смей так разговаривать с Дэйвом! Деиочка резко поставила кружку на столик и бросилась на кровать.
— И тебя я ненавижу! — крикнула она матери. — Это ты выгнала папу!
Кэтти вздрогнула, как от удара, и побледнела, но. потом ровным тоном сказала:
— Твой папа ушел от нас, потому что сам этого хотел. Когда ты успокоишься, Эми, мы поговорим с тобой об этом.
Она развернулась и быстрыми шагами направилась в кухню. Дэйв последовал за ней. Кэтти села за стол и схватилась за голову.
— Я не знаю, что делать, Дэйв. Мне казалось, что если мы с тобой будем чаще видеться, она к тебе привыкнет. Но стало еще хуже. как видишь.
— Тогда, может быть, нам лучше воздержаться от встреч… на некоторое время, — предложил он.
— Ты этого хочешь?
— Нет, Господь с тобой, нет! Но я не могу видеть, как ты разрываешься на части.
— Я не позволю пятилетнему ребенку командовать собой, — решительно заявила Кэтти. — В выходные я расскажу ей все, что было между нами с Фрэнком. Про его жестокость, про связь с Айрис… про то, как он обманул моего отца. Мне давно надо было это сделать, но я позволяла Эми оставаться в неведении и питать какие-то иллюзии… Это Карен запретила мне рассказывать ей всю эту историю, Но пришло время малышке узнать, что такое реальная жизнь, — с горечью сказала Кэтти. — Я чувствую себя виноватой перед своими дочерьми. Если бы я не вышла замуж за такого ужасного человека, ничего этого не произошло бы.
— Если бы ты не вышла замуж за Фрэика, у тебя бы их просто не было, — заметил Дэйв.
Она усмехнулась и кивнула.
— Ты прав.
Неожиданно он почувствовал, что больше не в силах наблюдать сложившуюся ситуацию со стороны, бездействуя.
— Я ухожу, — заявил он. — Мне надо еще поработать над бумагами Майка. Давай завтра встретимся за ланчем в кафетерии.
— Ладно, — бесцветным голосом ответила Кэтти.
Она не встала, чтобы проводить его и поцеловать на прощание, а осталась сидеть, безвольно опустив руки.
Что она решит, если ей придется выбирать между мной и Эми? — вдруг подумал Дэйв, и сам испугался, потому что знал, что Кэтти никогда не откажется от дочери.
Дэйв отправился в гараж и погрузился в бумаги. Часа через четыре неожиданно зазвонил телефон, Он схватил трубку, надеясь услышать голос Кэтти.
— Мне нужно поговорить с Дэйвом Хаммондом, — произнес незнакомый женский голос.
— Слушаю вас.
— Мистер Хаммонд, я звоню из больницы. Вы знаете Майкла Эллиота?
— Да. Что случилось?
— У мистера Эллиота сердечный приступ. Его доставили к нам три часа назад. Сейчас состояние стабилизировалось, но больной останется в отделении интенсивной терапии до завтра. Хорошо, что мне удалось найти вас, сэр.
— Я сейчас приеду!
Дэйв бросил трубку и помчался к машине.
Когда он вошел в палату Майка, нервы его были на пределе.
Дэйв увидел бледное как мел лицо старика, щеки которого ввалились, а поджатые губы слегка посинели, и сердце его защемило.
Я люблю тебя, Майк! Почему же я до сих пор не сказал тебе об этом? — клял себя он.
Не сводя глаз с друга, Дэйв присел на стул возле кровати и осторожно накрыл ладонью руку старика. Собрав всю волю в кулак, он мысленно приказывал Майку выжить.
Он сидел так очень долго. Время от времени в палате появлялись медсестры. Дэйв плохо понимал, что именно они делают. Он потерял счет времени, полностью погрузившись в воспоминания о Майке. Этот живой, общительный человек всегда был привязан к нему, Дэйву.
Как же получилось, что я принимал его любовь как должное, думал он, никогда не раскрывая Майку своих искренних чувств?..
В четыре утра он съездил домой, принял душ, выпил кофе и примчался обратно в больницу. Возле постели Майка по-прежнему мигали и попискивали мониторы, тогда как сам он лежал без движения и просто дышал.
В восемь тридцать, когда врачи начали обход, Дэйва попросили выйти из палаты, и он вдруг вспомнил, что договорился встретиться с К.этти за ланчем.
Отыскан телефон-автомат, он позвонил в гараж и сообщил Карлосу, что случилось, а потом набрал номер Кэтрин.
Она ответила сразу, и, услышав этот бодрый, такой близкий и родной юлос, Дэйв понял, как ему хочется, чтобы она сейчас оказалась тут, рядом с ним. Но заговорил он почти официальным тоном:
— Я звоню из больницы. У Майка ночью был сердечный приступ. Врачи говорят, что его состояние сейчас уже не внушает опасений, но он лежит в интенсивной терапии.
А выглядит так, словно стал на десять лег старше, мысленно добавил Дэйв, но не сказал этою вслух. Он сейчас не смог говорить о том, чго чувствует.
— О, Дэйв… Ты давно там? — взволнованно спросила Кэтти.
Сопереживание. Вот чего ему не хватало в трудные минуты жизни. И сейчас искреннее сочувствие Кэтрин по-настоящему тронуло Дэйва. И все же он ответил ей более чем сдержанно:
— Приехал ночью, не помню точно, когда. Извини, мы не сможем встретиться сегодня.
— Конечно, я понимаю. А что говорят врачи? Дэйв пересказал ей монолог сестры, изобилующий медицинскими терминами, мало попятными им обоим. Кэтги слушала его, не перебивая, и продолжала молчать, когда он уже закончил.
— Мне надо идти. Позвоню тебе вечером, — сказал Дэйв и с чувством облегчения повесил трубку.
Он еще некоторое время ходил по коридору, а когда вся команда врачей удалилась, вернулся в палату и, подойдя к кровати, увидел, что Майк лежит с открытыми глазами.
— Вот куда можно спрятаться от налоговой инспекции, — пошутил старик.
Дэйв улыбнулся.
— Мне этот способ не очень-то по душе, — заметил он.
— Вид у тебя помятый, парень, хоть ты и улыбаешься.
— Да я рад, что слышу твой голос, старая развалина! — Дэйв взял друга за руку. — Знаешь, что мне пришло в голову ночью, Майк? Ведь я ни разу не говорил тебе, что люблю тебя.
Старика это признание тронуло до глубины — души.
— Спасибо, мальчик мой. Спасибо, — проговорил он уже слабым голосом и закрыл глаза.
В палате появились врачи, и Дэйва снова попросили выйти. Он слонялся по коридору, пытаясь справиться с неожиданно накатившими на него эмоциями.
В поисках места, где можно было бы побыть одному, Дэйв натолкнулся на дверь с табличкой «Для семьи» и, не раздумывая, вошел в комнату. Он опустился на первый попавшийся стул, сгорбился и обхватил голову руками. Как Дэйв ни крепился, слезы сами покатились из глаз, и он расплакался, как маленький мальчик.
Неожиданно кто-то тронул его за плечо, пахнуло знакомыми духами и раздался до боли знакомый голос:
— Он умер?!
Дэйв отрицательно покачал головой.
— Слава Богу, нет, — проговорил он. — Мне нельзя так…
— Можно, — решительным тоном заявила Кэтти. — Нельзя все держать в себе.
Она обняла Дэйва, прижала его голову к груди и погладила по волосам, утешая.
Постепенно он успокоился и почувствовал, что страшная, непосильно тяжкая ноша, которая всю жизнь давила на него, наконец свалилась с плеч.
— Я не хочу, чтобы Майк умер, как мой отец. — сказал он охрипшим голосом.
Осторожно, почти шепотом, Кэтти спросила:
— У твоего отца был инфаркт?
— Да. С ним случился приступ, а меня рядом lie было. Я пошел в гараж за какими-то запчастями, а когда через десять минут вернулся, было уже поздно… Иногда я его ненавидел, честно, но, Господь свидетель, я не желал ему смерти, а тем более такой.
— Ты любил его.
— Да, — признался Дэйв, вытирая лицо руками. — И люблю Майка. Я сказал ему об этом полчаса назад. Знаешь, я всю ночь боялся, что опоздаю со своим признанием, и он умрет, так и не узнав, что дорог мне. Майк был для меня идеалом отца, о котором я всегда мечтал, — крепкий как скала, сильный, надежный…
— Я тебя очень хорошо понимаю. Думаю, я так рано вышла замуж именно потому, что хотела уйти от отца, хотя тогда сама еще этого не осознавала.
— Выходит, нам с тобой не повезло с отцами?
— Получается так.
— Я ненавидел его, когда он напивался, — признался Дэйв. — Он распускал нюни, хныкал, жаловался… Но я помнил, каким он был до того, как спился, — этот человек никогда не выказывал своих чувств на людях, умел держать себя в руках, и в то же время был общительным, веселым…
— Представляю, как трудно было смириться с такой переменой, — заметила Кэтти.
— Я еще мальчишкой понял, что если не заменю его в гараже и на бензоколонке, то он потеряет работу. Мы с ним как бы поменялись ролями — не он за мной, а я за ним присматривал и при этом работал как вол. Сразу же после того, как он умер, я уехал отсюда куда глаза глядят, оборвав все связи.
Дэйву вдруг стало легко говорить, и он уже не мог остановиться. Он рассказал Кэгги о том, как его дразнили в школе, о матери, которая покорно сносила все превратности судьбы. Он также вспомнил, как еше до того, как начал пить, отец раза три брал его с собой на рыбалку, и эти чудесные поездки он не забудет никогда.
— Между прочим, ты ему не нравилась, — заметил Дэйв, горько усмехнувшись. — Он считал тебя задавакой.
— А я и была такой, — подтвердила Кэтти. Она сидела рядом с Дэйвом на корточках и смотрела прямо ему в глаза.
— Тогда, возможно, но не теперь. Что-то я много болтаю, — вдруг спохватился он. — Просто не пойму, что на меня нашло. Тебе вряд ли усе это интересно.
— Вот тут ты очень ошибаешься.
— Я никогда и никому не рассказывал о своем отце, понимаешь? Слушай, Кэтти, у тебя, наверное, ноги уже затекли. Встань.
Он потянул се за плечи и неясно обнял, а потом припал губами к ее рту, упиваясь сладким вкусом этого желанного поцелуя и ощущением легкого трепета, пробежавшего по ее телу.
Нехотя оторвавшись от Кэтти, Дэйв пробормотал:
— Не хочу отпускать тебя. Прости, что я забил тебе голову своими проблемами.
— Зачем ты извиняешься? — воскликнула она — Да разве ты не понимаешь, что я только и мечтала, чтобы ты рассказывал мне обо всем, что у тебя на душе, делился своими бедами и радостями, объяснял, что чувствуешь, о чем думаешь .
— Не слишком ли много ты хочешь?
— Я хочу узнать тебя настоящего. Без маски .эдакого мачо, каких полно вокруг.
Кэтти улыбалась Дэйву, а у него i олова шла круюм — от пережитых волнений, от бессонной ночи, от радости…
— Когда Майк поправится, — сказала она, — и расскажу ему, что он невольно оказал нам неоценимую услугу.
Дэйв провел пальцем по ее губам и погладил по щеке.
— Почему ты решила прийти сюда? — тихо спросил он.
Кэтти вдруг стала серьезной.
— Прежде всего, я хотела узнать, как чувствует себя Майк. И если бы оказалось, что ничего страшного с ним не случилось, собиралась взгреть тебя хорошенько. Ты говорил со мной по телефону, как с полузнакомым человеком или с надоевшей женщиной, от которой не чаял избавиться. Я решила, что у нас должен состояться крупный разговор, и сочла это дело неотложным.
— Так, значит, вопреки всему — капризам Эми и моему упрямству — ты не собираешься сдаваться?
— Нет, пока нет, — ответила она. — Но не торопи события.
Дэйв хотел еще кое-что сказать ей.
— Кэтти, если дело дойдет до того, что тебе придется выбирать между Эми и мной, ты должна будешь остаться с дочерью, и я понимаю это.
— Тогда мы не должны допустить этого, — прошептала она.
Почему? Потому что она любит его? Дэйв не осмелился задать ей этот вопрос, потому что сам не готов был ответить на такой же.
— Я попробую сам поговорить с ней в следующий раз, — сказал он.
— Эми приглашена в субботу на день рождения к своей лучшей подруге. Так что в эти выходные разговор о Фрэнке не состоится. — Кэтти вдруг как-то виновато посмотрела па Дэйва. — Или ты считаешь, что я струсила?
— Всему свое время, — заметил он. — Я верю, что все будет хорошо.
Она взглянула на часы и засуетилась.
— Мне надо идти. Через полчаса начнутся занятия в спортзале, — сказала она.
— Я провожу тебя.
Он взял ее под руку, и они прошли по коридору к лифту. У дверей вестибюля Кэтти остановилась.
— Ты пойдешь на работу сегодня? Дэйв кивнул.
— Сейчас вернусь в отделение и узнаю, что там решили доктора, а потом поеду в гараж, — Придешь сегодня поужинать?
Они вышли на улицу. Ярко светило солнце, воздух был чист и свеж, и на тротуаре прыгали, весело чирикая, воробьи. Дэйв, прищурившись, посмотрел на Кэтти и сказал:
— Знаешь, что я сейчас чувствую? Будто меня выпотрошили или раздели догола на публике… Я несу всякую ерунду, не обращай внимания.
Просто устал.
— Не кори себя. Я все время хотела, чтобы ты наконец доверился мне, — проговорила она.
— Я потерял ориентацию, — признался Дэйв. — Вот что со мной происходит.
— Понимаешь, заниматься любовью — это только один из способов добиться единения и близости… Иногда мне даже кажется, что большинство людей лишь этим и занимаются. Но ведь можно делиться друг с другом самым сокровенным — секретами, мечтами, даже поступками, которых стыдишься. Когда ты пускаешь человека в свою душу, он становится близким и родным.
— Тут есть над чем подумать, — согласился Дэйв. — Но, должен заметить, секс не всегда роднит мужчину и женщину. Взять хотя бы вас с Фрэнком.
— Да. Но это другое… Зато благодаря откровенности они становятся единым целым, а если процесс обоюдный, то наступает слияние душ.
Она говорила так серьезно, что Дэйву захотелось заставить ее улыбнуться.
— Слияние душ наступает после слияния тел, разве нет?
Кэтти зарделась и пояснила:
— Это просто солнышко припекает.
— Мне ужасно нравится, когда ты краснеешь, — признался ей Дэйв. — Но вот что я скажу тебе, Кэтти: я всю жизнь был одинок и не могу так быстро измениться.
— Учти, я могу это понять как вызов, — усмехнулась Кэтти. — Ой! Мой автобус! Позвони мне.
Она чмокнула его в щеку и понеслась на остановку. Глядя ей вслед, Дэйв не мог не подметить, как легко и грациозно она бежит.
Двери автобуса закрылись, и он вернулся в больницу.
Старшая медсестра сообщила ему, что Майку гораздо лучше и скоро его переведут в обычную палату.
— Мистер Эллиот должен знать, что этот приступ — первый звонок, — заявила она. — Ему надо заниматься спортом, нормально питаться и прекратить беспокоиться по поводу налогов. Вы меня понимаете?
Дэйв представил себе Майка в спортзале и усмехнулся.
— Вполне, — ответил он. — Можно повидаться с ним?
— У вас десять минут.
Не успел Дэйв войти в палату, как Майк затараторил:
— Ну вот, наконец явился! Слушай, тебе надо проконтролировать Джо. Он хорошо знает «фольксваген», но совсем не разбирается в «маздах», а нам обязательно нужно закончить ремонт к субботе. Да еще на очереди «альфа-ромео», к которому следует приступить прямо в понедельник. Ты уж займись этим сам, ладно? Никого не подпускай к этому автомобилю. А во вторник, когда Карлос…
— Майк! — прикрикнул на него Дэйв. — Ты что, боишься, что все развалится, пока ты будань тут? Я проконтролирую работу всех механиков. Если ты не доверяешь мне, то почему сделал своим партнером?
— Я и не говорю, что не доверяю тебе, — смутился тот.
— Все будет нормально. Тебе нельзя волноваться. Твой беспокойный характер и привел к тому, что ты оказался здесь. Отдохни, старик.
— Да я тут не задержусь!
— Когда вернешься домой, получишь сюрприз, — гордо заявил Дэйв. — Я закончил работу над документами, так что тебе больше не нужно об этом думать. А теперь слушай внимательно. После выписки ты начнешь ходить пешком на работу и гулять перед сном. В закусочной, что напротив гаража, тебе больше не продадут ни одного гамбургера и ни одной порции жареной картошки, понял? Я сам с ними договорюсь.
— Ты мой партнер, а не мамаша! — возмутился старик.
— Придется на время взять над тобой шефство. А теперь выздоравливай. Я заеду проведать тебя вечером.
— Спасибо, мальчик мой.
Дэйв поспешил выйти из палаты, потому что у нею снова ком встал в горле. Привыкший прятать эмоции глубоко в себе, он не знал, что теперь делать со своей ожившей душой и чем прикрыть оголенные нервы…
Это незнакомое состояние так напугало его, что он позвонил в спортивный зал и попросил передать Кэтти, что не сможет прийти к ужину, так как в гараже много работы, что было не совсем правдой. На самом деле Дэйв просто хотел немного отсрочить момент их встречи. Ему необходимо было разобраться в себе и понять, сможет ли он жить без привычного защитного панциря и привыкнуть изливать ей душу, откровенничать, искать понимания и сочувствия. Кэтти дала понять, что хочет именно этого, но когда Дэйв говорил о том, что чувствует себя так, будто с него публично сорвали одежду, это было правдой. Ему было неприятно чувствовать себя таким уязвимым.


Дэйв работал до позднего вечера. На ужин он проглотил несколько гамбургеров, радуясь, что Майк этого не видит, а потом оформил вес ведомости на зарплату.
Домой он попал только часов в одиннадцать. На дверь была прикреплена записка.


«У Карен завтра тренировка, а потом она пойдет в кино. Эми будет на дне рождения. В три часа я буду свободна. Поедем завтра днем в Стоунрокс
Кэтти».


Перезванивать ей было уже поздно. Если они поедут в Стоунрок, ему захочется затащить ее в постель, это точно. В этом доме что-то есть особенное, подумал Дэйв и лег спать.
Утром мысль о поездке в Стоунрок взволновала его гораздо сильнее. Вчера он настолько устал, что только лениво мечтал о том, что может произойти, а сейчас…
Нет, если я хочу за сегодняшний день успеть сделать все, что намечал, нужно заставить себя не думать о том, какое у Кэтти потрясающее, желанное тело, сказал себе Дэйв.


Она поджидала его у подъезда. На ней были джинсы и свободный свитер, из выреза которого виднелся воротничок белой блузки.
— Привет, — сказал он. — Как ты?
— Все хорошо, — ответила Кэтти, возясь с ремнем безопасности, а потом затараторила; — Ничего, что я предложила эту поездку? Меня гак потянуло к морю, а тут еще обе девочки оказались заняты до вечера, а такое не часю бывает. Вот я и решила устроить себе маленькие каникулы. Так как, не против?
— Ага, ты нервничаешь, — усмехнулся Дэйв и признался: — Я тоже.
— Ну, по тебе не видно.
— Какой я был дурак, что подарил тебе эти духи, — пробормотал Дэйв, вдыхая чарующий аромат.
— Они мне очень нравятся.
Дэйв представил, как она, полуобнаженная, стоит перед зеркалом с флакончиком в руках, а он проводит пальцем, смоченным духами, по ее шее, горлу, опускается вниз к ложбинке между грудей…
— Как девочки? — прервал свои фантазии он.
Кэтти добросовестно начала рассказывать о гом, что у Карен отличные опенки по химии, но плохо с французским, а Эми нарисовала забавного яйца в подарок подружке.
— Вчера я получила письмо от Фрэнка, — вдруг сообщила она. — Он просит меня больше не писать ему и поясняет, что слишком занят, чтобы приехать повидать дочек. — Кэтти помолчала, а потом взглянула на Дэйва. — Как мне объяснить это Карен и Эми?
— Карен уже давно все поняла, а Эми просто не хочет смириться с реальностью. Может быть, тебе стоит показать ей письмо?
— Я поговорю с ней в следующие выходные, — ответила угрюмо Кэтти, снова опустив голову, и стала нервно ковырять шов на джинсах. — У нас будет два дня, чтобы все обсудить.
Дэйв положил ее руку к себе на колено и сразу ощутил тепло этой маленькой ладони.
Я с ума сойду, если сегодня не пересплю с ней, подумал он. Но нельзя забывать, что с Кэгги нужно обращаться осторожно, как с хрупкой хрустальной вазой, чтобы не напугать и не оттолкнуть…
Молчание стало тягостным, и Дэйв стал рассказывать о том, чем занимается в гараже, об утреннем визите к Майку…
— Ему определенно лучше. Он расспросил всех врачей, на каких автомобилях они ездят, и теперь дает им ценные консультации, ищет клиентов, командует медсестрами. От меня старик потребовал подробный отчет о том, что происходит в гараже. В общем, он не скучает и жалуется только на то, что кормят в больнице невкусно. — Они уже выехали за город, и Дэйв прибавил газу. Ветерок, залетавший в открытые окна, приятно освежал. — Когда Майк вернется домой, мне надо будет подыскать женщину, которая бы готовила ему, а заодно и убирала в доме. Я не говорил тебе, какой он неряха? В кухне у него пол грязнее, чем в гараже.
Кэтти стала расспрашивать Дэйва о Майке, и он с юмором описал характер своего старшего партнера.


За разговорами время пролетело незаметно, и вскоре они уже приехали в Стоунрок.
— Прогуляемся по берегу моря? — предложил Дэйв.
Он не хотел торопить события и надеялся, что в людном месте ему легче будет держать себя в руках.
— Мне нужно в ванную, — заявила вдруг Катти. — Можно пройти в дом?
Она сразу поднялась наверх, а Дэйв открыл окна, чтобы проветрить гостиную. На кухне недавно положили плитку, и там все еще пахло клеем.
— Дэйв! — позвала сверху Кэтти. — Ты не можешь подняться сюда?
Он пулей излетел по лестнице. Кэтрин стояла в спальне возле матраса, застеленного клетчатым пледом. Она смотрела на Дэйва во все глаза и явно была чем-то обеспокоена.
— Что случилось? — спросил Дэйв.
— Я приготовила шикарную речь, но теперь все забыла, — проговорила она, едва переводя дыхание.
Дэйв ничего не понял.
— Просто скажи мне, в чем дело и почему ты так взволнована.
Тяжело вздохнув, Кэтти сказала:
— Ну вот, я делаю то же самое, что и десять лет назад, — опять я предлагаю себя тебе, причем довольно неуклюже… Я хочу заняться с тобой любовью. Сейчас. Здесь.
Он уставился на нее, не зная, что ответить. Напряжение и волнение Кэтти передалось ему.
Ее методы обольщения за эти десять лет явно изменились, вдруг подумал Дэйв. Тогда она и одета была вызывающе — в обтягивающую кофточку с глубоким вырезом и мини-юбку, открывающую длинные красивые ноги. А джинсы и просторный свитер едва ли назовешь сексуальным нарядом, к тому же ни в поведении, ни в глазах Кэтти он не увидел страстного призыва. Она скорее напоминала осужденного на казнь, стоящего у стенки перед взводом солдат. Заметив во взгляде Дэйва нерешительность, Кэтрин побледнела и проговорила упавшим голосом:
— Господи, да ты меня просто не хочешь… Какая же я дура!
Она бросилась к лестнице, но он пойма;! ее за рукав.
— Отпусти! — выкрикнула Кэтти. — Извини, мне не надо было ничею говорить. Но с тех пор, как я рассказала тебе о Фрэнке, ты словно избегаешь меня — не прикасаешься, не обнимаешь, не целуешь. Я не могу этого вынести… Вот и решила сама сказать, что хочу переспать с тобой. Это была ужасная ошибка. Вечно я болтаю все, что в голову придет. Почему во мне не остается ни капли здравого смысла, когда я с тобой? Лучше пойдем погуляем по берегу. Ради Бога, забудь все, что я наговорила — Она снова попыталась вырваться. — Пожалуйста, отпусти меня.
— Кэтти, послушай, что я скажу, — произнес Дэйв неожиданно осипшим голосом.
— Не надо…
Он с трудом смог проговорить:
— Я хочу тебя, Кэтти.
— Нет, не хочешь. Я вижу, что не хочешь. История повторяется — ты снова отвергаешь меня. Только, надо заметить, на сей раз в более вежливой форме.
— Я не отвергаю тебя! — вскричал Дэйв. — Я так давно хочу тебя, что почти сошел с ума. Я не могу спать, не могу спокойно жить, я постоянно, даже на работе, мечтаю о том, как сожму тебя в своих объятиях! Единственное, что удерживает меня, это воспоминание о Фрэнке и о том, что он сделал с тобой.
— О, если бы ты знал, как я жалею, что рассказала тебе о нем!
— Ты должна была это сделать. Нельзя же притворяться, что ничего не произошло.
— Тогда почему же ты обращался со мной, как с прокаженной? — сердито спросила Кэтти.
— Помнишь, как ты закричала? В этой самой комнате, когда я опрокинул тебя на спину? — Тут Дэйв отпустил ее руку и даже отошел на пару шагов в сторону. — Каждый раз, когда мне хотелось обладать тобой и я представлял нас в постели, я мысленно слышал этот крик. Я боялся напугать тебя, поэтому и сдерживался.
— Ты боялся?
— Конечно. Разве я могу причинить тебе боль?
— Ах, вот оно что… — Кэтти неожиданно улыбнулась. — А я решила, что не желанна для тебя… как вещь, бывшая в употреблении.
— Что ты говоришь! — возмутился он.
— Почему ты ничего не сказал мне?
— Надо было, конечно, но я не знал, как… Видишь ли, мужчины не должны бояться… — Дэйв умоляюще взглянул на Кэтти. — Я могу быть нежным, и буду осторожным и ласковым, клянусь! Но если мы с тобой сейчас не займемся любовью, я сойду с ума.
— Так ты не отвергаешь меня? — спросила Кэтти.
— Нет, — быстро ответил Дэйв. — Только у меня с собой нет презерватива.
— Ничего, я принимаю таблетки, — сказала она, беспомощно глядя на него. — Ну, и что дальше?
Он подошел к ней почти вплотную, но не прикоснулся, а только посмотрел в ее огромные голубые глаза. Она не отвела взгляд.
— Ты действительно хочешь этого? — хрипловатым голосом спросил он.
— Да, — прошептала КУПИ. — Я хочу тебя, Дэйв.
Его сердце готово было выпрыгнуть из груди, так сильно оно билось. Теперь он знал, что надо делать, и уговаривал себя не торопиться. Кэтрин доверчиво отдает себя в его руки, и ни за что на свете он не обманет ее ожиданий.
Дэйв обнял ее и стал целовать — нежно, едва касаясь губами. На мгновение Кэтти застыла в его объятиях, а потом прильнула, обвив руками, и сама нашла его рот, чтобы слиться в блаженном сладком поцелуе.
Спокойно, Хаммонд, не спеши, мысленно твердил себе он, дразнящими поцелуями покрывая ее подбородок, мочку уха, проводя языком по щеке. Потом он отстранился на секунду, поглядел в ее горящие желанием глаза и медленно впился в нежный рот, глубоко проникая языком внутрь, лаская, играя и сплетаясь с ним.
Желание сжигало его, но он не показывал Кэтти, насколько возбужден. Нет, нельзя торопиться. Пусть она привыкнет к нему, его поцелуям, прикосновениям, а также своим ощущениям, вызванным этими ласками.
Вдруг Кэтти отстранилась. Дэйв заглянул ей в глаза и увидел в них удивление.
— Что-то не так? — спросил он.
— Нет, — ответила она, переводя дыхание, и улыбнулась. — Мне даже стало легче…
— Я не могу поверить в реальность происходящею, Кэтти. Неужели ты и я сейчас будем заниматься любовью?..
Она вдруг потупила взор.
— Понимаешь, несмотря на все мои смелые разговоры о сексе и близких отношениях, я почти ничего в этом не понимаю. У меня никого, кроме Фрэнка, не было, а вы с ним такие разные…
Именно это Дэйв и хотел ей доказать, собрав остатки воли в кулак.
— Со мной тебе нечего опасаться, — прошептал он, запуская пальцы в ее волосы и снова легонько проводя губами по лбу вниз к носу, к губам, к подбородку, горлу…
Кэгги, поглаживая его по голове, вдруг выгнулась и подалась к нему всем телом, а Дэйв просунул руки под ее свитер, проведя ладонями но гладкой блузке на груди.
— О, да ты без лифчика… Так ты приготовилась к этой встрече?
Целуя его, она ответила:
— Да. У нас все получится, правда?
— Обязательно.
Дэйв одним быстрым движением снял с нее свитер и увидел, как под тонкой материей блузки обозначились полные груди. Он положил на них ладони, с наслаждением ощущая упругость мягкой плоти, погладил, сжал легонько, а потом, глядя Кэтрин в глаза, непослушными пальцами стал медленно расстегивать маленькие пуговки. Он не спешил и не суетился, упиваясь завороженным взглядом Кэтти, которая замерла в ожидании.
Справившись с последней пуговицей, он раскрыл блузку. Взор Кэтти затуманился, и Дэйв, как зачарованный, уставился на ее великолепную грудь.
— О, Дэйв… — проговорила она. — Я хочу, чтобы ты взял меня…
Он быстро скинул свой свитер, снял рубашку и бросил ее на пол.
— У нас с тобой впереди много времени, любимая, — сказал он. — Не надо торопиться.
Дэйв притянул Кэтти к себе, почувствовал прикосновение ее обнаженной груди к своей и едва не вскрикнул от наслаждения. А она прижалась губами к его горлу, щекоча нежными локонами подбородок.
Дэйв взял ее за плечи и легонько отодвинул от себя, а потом нагнулся и стал целовать розовые соски. Кэтти застонала от удовольствия, и в этот момент он медленно расстегнул молнию ее джинсов.
Она помогла ему стянуть их вместе с кружевными трусиками, сбросила туфли и теперь стояла полностью обнаженная. Он с интересом разглядывал ее.
— Я выносила двух детей, Дэйв, — смутилась Кэтти. — Знаю, что это заметно…
— Ты думаешь, что для меня это имеет значение?
— Фрэнка ужасно раздражала моя беременность. Он злился, что я кормила детей грудью…
Чертов Фрэнк! Этот тип умудрился не только причинять Кэтрин физическую боль, но и давил на нее психологически, заставляя стыдиться собственного тела.
— Ты так прекрасна, — прошептал Дэйв и нежно погладил ее бедра. — Твои дочки — это часть тебя самой, Кэтти. Вот здесь, под сердцем, ты носила их, и это делает тебя, как женщину, еще прекрасней.
— Ты серьезно?
— Конечно.
Кэтрин гордо выпрямилась, и глаза ее засветились.
— Это то, что я сама подсознательно чувствую, но… Когда я позвала тебя сюда наверх, то вдруг испугалась, что ты найдешь меня непривлекательной.
Дэйв схватил ее за плечи и заглянул в глаза.
— О, Кэтти, как ты могла предположить такое? Да знаешь ли ты, что снилось мне все это время?
— Так ты тоже видел такие сны? — рассмеялась она и потянула за пояс его джинсов. — Это нечестно! Я стою туг совсем голая, а ты еще одет!
Дэйв мгновенно разделся. Она не сводила восхищенного взгляда с его загорелого мускулистого тела, освещенного лучами солнца, затаив дыхание.
— Я нравлюсь тебе, Кэтти? — спросил он, чувствуя, что еще минута и вожделение просто задушит его.
Она молча кивнула и облизнула пересохшие губы. Дэйв шагнул к ней.
Ему хотелось сжать Кэтти в объятиях, стиснуть, повалить на матрас… замучить дикими ласками, а потом овладеть ею властно и грубо, чтобы довести до сжигающего оргазма, заставив кричать от наслаждения… вытеснить из ее сознания Фрэнка и сделать своей. Но нужно действовать осторожно, без спешки…
И Дэйв стал нежно целовать ее в губы, обуздывая самого себя. Они опустились на постель.
Глядя ей в глаза, он поглаживал се груди, ласкал соски, чувствуя, как трепетно подрагивают они от его прикосновений, а потом провел ладонью вниз к животу. Кэтти с готовностью раздвинула бедра, требуя смелой, желанной ласки. Ощутив, как горяча и влажна ее плоть, Дэйв едва сдержал порыв овладеть ею сейчас же. В том, чтобы продлить сладкую муку ожидания блаженного слияния, тоже была своя прелесть, и он продолжал игру, проникая пальцами туда, где зрело ее нестерпимое вожделение. Кэтти уже стонала, почти кричала. Бедра ее поднимались навстречу его ласкам, и она судорожно прижимала голову Дэйва к своей груди.
Наконец он вошел в нее, и она приняла его, радостно вскрикнув. Ритм движений, которым так наслаждалась Кэтти, увлек Дэйва, и он больше ни о чем не думал. Но вот она выкрикнула его имя, и они содрогнулись в финальном экстазе.
Взмокший, обессиленный, Дэйв лежал на ней, пытаясь отдышаться. Кэтти все еще обнимала его, и он чувствовал, как бешено бьется ее сердце. Он перекатился на спину, не разжимая объятий, и обеспокоенно спросил:
— Как ты? Все нормально?
Лежа с закрытыми глазами, Кэтрин несколько секунд молчала и только гладила его по спине и плечам, словно пробуя на ощупь.
— Скажи мне правду, Дэйв, — прошептала она, наконец открывая глаза. — Ты так долго сдерживал себя… Это из-за Фрэнка?
Он только кивнул в ответ, и у нее на глазах показались слезы.
— Значит, ты боялся напугать меня силой своей страсти. Боже мой, никто еще так не заботился о моих чувствах… Я даже не представляла себе, как это чудесно.
— Мне действительно хотелось доставить тебе удовольствие.
— Какое счастье, что я вновь обрела тебя! — с жаром воскликнула Кэтти. — Ведь впервые за долгое время я почувствовала, что свободна от Фрэнка. Теперь он исчез из моей жизни навсегда, и это случилось благодаря тебе, Дэйв. Ты так бережно относишься ко мне, щадишь мои чувства…
— Я рад.
Он притянул к себе ее голову и нежно поцеловал в губы.
— Думаю, теперь ты понял, что я у тебя в руках не сломаюсь. Не стоит себя сдерживать, понятно? — Она улыбнулась.
Дэйв почувствовал, как желание вновь нарастает в нем, а Кэтти, тут же заметив это, весело сказала:
— Я вижу, что идея тебе поправилась.
— И даже очень, — подтвердил он. — Иди сюда, женщина, я покажу тебе, насколько она мне по душе.
Он, словно вырвавшись из тесной клетки, навалился на нее всем телом и впился в рот жадным поцелуем. Кэтти прильнула к нему, прижимая к себе, и ответила па поцелуй так же страстно. Дэйв ощущал особое упоение в том, что ей нравится в нем сила, мощь, необузданность плотского желания.
Но в то же время он понимал, что ее нужно раздразнить, помучить, свести с ума дикими и нежными ласками. Он оторвался от ее губ и скользнул языком к шее, а потом к груди, обжигая горячим дыханием набухигий сосок. Кэтти выгнулась ему навстречу, и он затеял чувственную игру, целуя, прикусывая и лаская языком ее груди, а потом и вес тело. Его руки, подчиняясь только зову инстинкта, мяли и терзали податливую женскую плоть. Теперь он забыл про нежность и сдержанность и позволил себе быть дерзким, требовательным. Это безумие передалось Кэтти, и она металась в его объятиях, впиваясь пальцами в спину и моля:
— Еще… еще…
Потом Дэйв перевернулся на спину и усадил ее на себя верхом. Она замерла, тяжело дыша, и наклонилась вперед.
— Дэйв, пожалуйста… сейчас же…
— Так ты хочешь меня, Кэтти?
— Да, очень!
— Погоди, — дразнил он се.
— Нет. Теперь моя очередь взять тебя, — вдруг решительно сказала она и, привстав на коленях, провела ладонями по его груди вниз к животу, коснувшись возбужденного члена… Дэйв задрожал от дикого наслаждения, которое дарила ему женщина его мечты.
Он схватил ее за бедра, опуская на себя, и она, вскрикнув от восторга, приняла его внутрь. Они задвигались сначала медленно, потом ритмичнее, сильнее… Дэйв вел Кэтти к блаженству и, не отрывая взгляда, с жадностью наблюдал за ее ощущениями. Ее потрясающий оргазм он и почувствовал, и увидел, и тогда только излился в нее, крича от дикого наслаждения и сам не узнавая своего голоса.
Кэтти без сил повалилась на него, и Дэйв прижал ее к себе, все еще чувствуя сладостную пульсацию плоти. Некоторое время они лежали, пытаясь отдышаться, а потом он уложил ее па спину и заглянул в голубые глаза, в которых отражался его собственный восторг и упоение.
— Любимая… — проговорил Дэйв и обнял ее. — Однажды, несколько лет назад, я провел лето в прериях. Так вот, твои волосы напоминают мне пшеничные поля. Они простирались на много миль вокруг, по ним от ветра пробегали волны, и походили они на золотой океан. Я забрался в самую глубину и повалился на землю среди колосьев. Солнце светило мне прямо в лиио, но я лежал, зажмурившись, и вдыхал удивительный запах спелой, созревшей пшеницы. Вот и сейчас, с тобой, я чувствую то же самое — солнечный свет, и зрелость, и жар.
— Мне никто никогда не говорил ничего подобного, — прошептала Кэтти и крепко прижалась к нему. — Держи меня, — пробормотала она. — Держи и не отпускай.
Дэйв закрыл глаза. Теперь он злился на Фрэнка еще больше. Это из-за него такая изумительная женщина не испытала в своей жизни ничего, кроме пустоты и страдания. Это он лишил ее любви и веры…
Постепенно дыхание Кэтти стало ровным, и Дэйв понял, что она заснула. Его рука начала затекать, но он не смел шевельнугься.
Дэйв был счастлив, что они впервые занимались любовью в этом доме у моря. Он гордился тем, что доставил Кэтти наслаждение и помог избавиться от тягостных воспоминаний прошлого.
Прижавшись щекой к ее голове, покоившейся на его плече, он улыбнулся.


Кэтти вошла в свою кухню и удивленно огляделась.
— У меня такое чувство, будто я не была тут очень давно, — сказала она. — Словно я уже совсем не та, какой уехала из дома.
Дэйв забрал у нее пакет и поставил его на стол, потом наклонился и поцеловал.
— На вкус ты такая же, — заметил он. Она рассмеялась и прижалась к нему.
— Мне хорошо с тобой, Дэйв.
— Угадай, что бы сейчас произошло, если бы девочки не должны были вернуться с минуты на минуту? — лукаво спросил он.
— Мы бы занялись любовью прямо тут, на столе?
Дэйв подхватил ее на руки.
— Надеюсь, у меня хватило бы сил донести тебя до спальни, — сказал он, улыбаясь. — Или мы могли бы устроиться на полу.
Кэтти обвила руками его шею. В этот момент раздался звонок в дверь, и он быстро опустил ее на пол.
— Почему дети всегда так точны, когда тебе хочется, чтобы они опоздали? — вздохнула она и уже на пути к двери виновато бросила через плечо: — Вряд ли тебе стоит оставаться ночевать. Карен и Эми…
— Мы потом что-нибудь придумаем, не расстраивайся.
Кэтти и Карен вошли в кухню.
— Мамочка, — возбужденно заговорила девочка, — тренер взял меня в команду, которая будет играть в субботнем матче. Ты придешь посмотреть? А ты, Дэйв? Это было бы здорово! У всех девочек на такие мероприятия приходят оба родителя, только у меня одна мама… А фильм был классный! Про девочку Матильду, которая обожала читать книги… Ой, на ужин будут бифштексы?
— Да, — задумчиво подтвердил Дэйв, представляя себя в роли отца. — Займись-ка продуктами, а я начну готовить ужин, — обратился он к Кэтти.
Она в недоумении уставилась на него.
— Что?
Карен поглядела на Дэйва, потом на мать. — В чем дело? Ты какая-то странная, мама.
— Глупости, — пробормотала Кэтти растерянно. — Отнеси свою сумку в комнату, дорогая.
И тут Карен вдруг сказала слегка дрогнувшим голосом:
— Мне бы очень хотелось, чтобы ты стал моим папой, Дэйв.
— Карен! — воскликнула Кэтти. Девочка упрямо вскинула голову.
— Да! — повторила она. — Если бы Эми образумилась, нам всем было бы хорошо. И на ужин мы бы всегда ели бифштексы.
Дэйи понял, что она ждет его реакции, но ему не нравилась такая жесткая постановка вопроса. Он был не готов думать об этом серьезно…
— Пожалуй, тебе еще рановато представлять меня в роли отчима, — довольно сухо заметил он, но тут же добавил: — Но мне приятно такое доверие с твоей стороны.
С настойчивостью, характерной для ее матери, Карен спросила:
— Разве ты не хочешь жениться на маме? Дэйв смутился:
— Понимаешь, я пока не могу ответить на твой вопрос. — Он представил себя мужем Кэтти и добавил: — Но твоя мама замечательная женщина, Карен, и я рад тому, что мы с ней друзья.
— Друзья… — повторила Кэтрин. — Убери сумку с дороги, Карен.
Девочка нехотя подхватила сумку и хмуро поглядела на мать.
— Так он еще не сделал тебе предложения? — буркнула она недовольным тоном. — Может, ты сама его спросишь?
Кэтти густо покраснела, и Дэйв был уверен, что она в этот момент вспомнила их недавний разговор.
— Все это со временем решится, Карен, — пришел он ей на помощь. — А теперь иди к себе.
Когда девочка вышла из кухни, Кэтти начала молча раскладывать продукты по местам.
— Хлопья нужно поставить в шкаф, а не в холодильник, — сказал Дэйв.
Она повернулась к нему.
— Мы сделали первый шаг, но теперь не знаем, как вести себя дальше.
— Нам ничего не нужно делать, — ответил Дэйв. — Разве что только поскорее найти няню, чтобы ты могла вечерами приходить ко мне.
— Но я не смогу оставаться на ночь, — заявила Кэтти, роняя пакет с морковкой на пол. — Черт побери!
Она чем-то расстроена, догадался Дэйв и уже собрался спросить ее об этом, но тут снова раздался звонок в дверь. Он открыл Эми и поздоровался.
Та бросила на него сердитый взгляд и проскользнула мимо, направляясь прямиком в Kyxi i ю.
— Мама! Смотри, что я выиграла в лотерею! Знаешь, я проплыла сама от одного края бассейна до другого!
Она стала показывать матери конфеты и игрушки, потом побежала в ванную вешать купальник. Дэйв сказал Кэтти:
— Если вы с Карен займетесь посудой после ужина, я попробую поговорить с Эми.
— Зачем? — довольно холодно спросила она.
Ты уже объяснил Карен, что думать о будущем преждевременно.
Дэйв почувствовал, что начинает сердиться. — Послушай, сегодня я уйду к себе, но не исчезну навсегда. А поэтому будет лучше, чтобы мы с твоей младшей дочерью наладили отношения.
Он подошел к ней, развернул к себе и решительно поцеловал в губы, а потом уже занялся ужином.
Как нам было хорошо в Стоунроке, думал Дэйв. Но теперь она сторонится меня. Почему? Не хочет, чтобы я сблизился с детьми? Сердится, что Карен так быстро привязалась ко мне? Переживает из-за Эми?
Он был уверен, что мог бы стать для девочек хорошим отцом…


Все с удовольствием поели, а потом, когда Карен с Кэпи занялись посудой, Дэйв прошел в гостиную, где Эми сидела на полу и раскрашивала картинки в книжке, которую ей подарили в гостях.
— Эми, я хочу рассказать тебе одну историю, — начал он, опускаясь на корточки рядом с ней. — Когда мне было столько же лет, сколько тебе, у меня были и мама, и папа. Но мой папа пил много пива и вина, а после этого ходил пьяным по улицам и пел глупые песенки. Мальчишки издевались надо мной, и иногда я даже ненавидел собственного отца, мечтая о том, чтобы у меня были нормальные родители, такие же, как у всех.
Эми, не поднимая головы, усердно раскрашивала платье Белоснежки в красный цвет. Осторожно подбирая слова, Дэйв продолжил:
— Я говорю тебе это для того, чтобы ты знала: я понимаю, что такое жить без папы, а кроме того, очень хорошо отношусь к твоей маме и желаю всем вам троим только добра.
Эми проговорила:
— Мой папа не пьет много пива и вина.
— Я знаю. Но когда мой отец напивался, получалось так, словно его нет с нами.
Неожиданно на картинку упала слезинка, и, заметив это, Дэйв положил руку девочке на плечо.
— Я знаю, что ты скучаешь без папы, и мне искренне жаль тебя.
Эми потянулась к нему, и Дэйву на мгновение показалось, что ему удалось найти ключик к ее сердцу, но тут девочка выпрямилась и твердо заявила:
— Мне не нужен другой папа.
Дэйв понял, что проиграл это сражение, и сказал:
— Я все понимаю, Эми. Но помни, что, когда тебе захочется поговорить о своем отце, я готов тебя выслушать.
Он встал и ушел в ванную.
Когда девочки отправились в свою комнату, Кэтти сказала:
— Дэйв, я ужасно устала и хочу сегодня лечь пораньше.
Он помолчал, а потом спросил:
— Ты обиделась на меня?
Понимая сложность ситуации, он готов был ждать, сколько потребуется, и не понимал, почему между ними вдруг возникла какая-то отчужденность. Преодолев желание вызвать Кэтти на откровенность, Дэйв просто обнял ее и поцеловал, но она не ответила на его поцелуй.
— Все образуется, не волнуйся, — сказал он, глядя в се голубые, довольно холодные сейчас глаза. — Давай встретимся завтра.
— Зачем?
Сейчас Кэтти была очень похожа на Эми!
— Как зачем? — воскликнул Дэйв.
— Ты хочешь только одного — затащить меня в постель.
— Это вовсе не так, — возразил Дэйв, стараясь держать себя в руках. — Мы можем все втроем пойти погулять, или в кино, или в музей…
— Хорошо, — отозвалась Кэтти.
— Я навещу Майка, а потом приеду сюда. Она молча кивнула, и тут он не выдержал:
— Похоже, ты с нетерпением ждешь, когда я уйду.
Мне необходимо побыть одной. Неожиданно его осенило.
— Так ты жалеешь, что мы занимались любовью? — воскликнул он.
— Нет! Конечно, нет! — горячо возразила Кэтти.
— Не верю.
— Мне было очень хорошо с тобой, — проговорила она, — но сейчас все это кажется сном… — Она окинула взглядом маленькую тесную кухню, на стенках которой висели рисунки Карей и Эми. — А теперь я вернулась к реальности.
Слова, которые он произнес в ответ, шли от самого сердца:
— Кэтти, для меня самое реальное на свете — это держать тебя в объятиях, любить, доставлять наслаждение… И я тоже настоящий, реальный, живой. Вот, пощупай! — Он протянул ей руку.
Она коснулась пальцами его запястья, как раз рядом с большим глубоким шрамом, и Дэйв сказал:
— Доктор говорил, что мне повезло. Еше полдюйма правее, и я бы не выжил.
Кэтти подняла на него взгляд и пролепетала.
— Тогда ты бы уже не вернулся ко мне… О, Дэйв! — Она бросилась к нему и уткнулась ли — цом в грудь. — Прости, я сама не понимаю, что со мной происходит. Неужели это все из-за того, что мы с тобой переспали?
— Не знаю, — честно сказал Дэйв, взял ее лицо в ладони и нежно прикоснулся губами к ее рту. На этот раз Кэтти ответила на его поцелуй так же страстно, как в Стоунроке, и он прошептал: — Вызови няню завтра вечером.
— Ладно…
— Я буду ждать, — пробормотал Дэйв и снова поцеловал ее. Они, тяжело дыша, с трудом оторвались друг от друга. — Спокойной ночи, любимая, — сказал Дэйв, и Кэтти улыбнулась ему.
По дороге домой он даже напевал потихоньку.


Остаток вечера Дэйв провел за уборкой квартиры, стараясь не думать о будущем, но, проснувшись утром, сразу вспомнил о предсюя-щем свидании с Кэтти.
Он съездил в гараж, закончил возиться со счетами и поехал в больницу.
Майк выглядел прекрасно. Они пошли в кафетерий выпить по чашечке кофе, и Дэйв доложил старшему партнеру обстановку в гараже. Когда они возвращались в палату, старик спросил:
— У тебя все еще проблемы с той женщиной?
— Нет, — ответил Дэйв. — Вот выйдешь из больницы и, если будешь себя хорошо вести, я тебя с ней познакомлю.
— Неужели она того стоит? — фыркнул Майк.
— Стоит, — уверенно подтвердил Дэйв. — Она понравится тебе, Майк. Это дочка Эдгара Копланда. Я ее еще с юности знаю.
— Ого! — присвистнул тот. — Ну, ладно, давай о деле. Поторопись с «альфа-ромео», понял?
— Есть, сэр! — шутливо откозырял ДЭЙБ, попрощался и поехал к Кэтти.


Открыв ему дверь, она предупредила:
— Приехала моя мать.
— Значит, няни не будет… — расстроенно пробормотал Дэйв.
— Нет, — ответила Кэтти. — И музей придется отменить. Но я сказала маме, что пригласила тебя на ужин.
ДЭЙБ притянул ее к себе за талию. — Ты разочарована?
Она оглянулась через плечо и потянулась к нему губами, а потом, быстро стерев помаду с его щеки, подтолкнула в гостиную.
— Мама, ты помнишь Дэйва Хаммонда? — спросила она, входя в комнату.
— Рад вас видеть, миссис Копланд, — Дэйв протянул ей руку.
Маргарет Копланд выглядела отлично — аккуратно причесана, в меру накрашена, элегантно одета, — но Дэйв заметил, что она неуловимо изменилась. Ее горделиво поднятая голова и крепкое рукопожатие, да и сам факт визита к дочери, несмотря на запрет мужа, говорил о многом.
— Здравствуй, Дэйв, — сказала она. — Я дав — но тебя не видела и должна заметить, что ты очень изменился.
— Могу то же самое сказать о вас, Маргарет, — с некоторым вызовом ответил Дэйв, желая подчеркнуть, что они теперь на равных.
— Вот и обменялись комплиментами, — усмехнулась она. — Кэтти говорила, что ты теперь партнер Майка Эллиота. Эдгар собирается отдать ему в ремонт свой «лепдровер».
— Рад буду повидаться с мистером Ко план — дом, — ответил Дэйв, пряча улыбку.
— Дэйв, мама привезла бутылку вина, — вмешалась в их разговор Кэтти. — Открой его, пожалуйста.
— С удовольствием.
Если уж нам с тобой не суждено побыть наедине, решил Дэйв, то стоит потратить этот вечер на то, чтобы привлечь на свою сторону твою мать.
Он весь вечер развлекал дам рассказами о своих путешествиях.
Улучив момент, когда Маргарет прошла в комнату девочек и они остались на кухне одни, Кэтти шепнула:
— Ты хотел очаровать мою мать, но и меня сразил наповал.
Дэйв резал мясо. Он тут же отложил вилку и нож, обнял Кэтти за бедра и притянул к себе.
— Пусть она знает, что ты в надежных руках.
— Знаешь, что мама сказала мне? Что ты ей всегда нравился, что она считала тебя настоящим тружеником, что сейчас ты просто неотразим и что если бы ей скинуть лет двадцать, она приударила бы за тобой сама. Вот так!
Дэйв рассмеялся и отпил немного вина из бокала. Вдруг за его спиной раздался тоненький голосок:
— Это то, что пил твой папа?
Ему тут же опомнилась картинка из детства — шатающийся отец в дверях гаража, а он сам, семилетний, удивленно таращится на него…
— Эми, как ты можешь!.. — возмутилась Кэтти.
— Все нормально, — перебил ее Дэйв. — Он пил не только вино, Эми, а все подряд. Дело в том, что пьянство — это своего рода болезнь.
— У тебя она тоже есть?
— Нет, — твердо ответил он и заметил, что взгляд голубых глаз девочки был не столько враждебным, сколько любопытным. — Ты можешь спрашивать меня обо всем, Эми, — сказал Джв.
Но она, уже не слушая его, обратилась к матери:
— Можно мне еще колы?
Эми больше не разговаривала с Дэйвом в этот вечер, но он счел, что лед тронулся.
В понедельник днем Дэйв починил «альфа-ромсо», а весь вечер провел с Майком, объясняя ему новые методы ведения бухгалтерии. Во вторник Кэтти снова пригласила его на ужин.
Когда они уже сидели за столом, раздался звонок в дверь.
— Кто бы это мог быть? — удивилась Кэтрин и пошла открывать. Заглянув в глазок, она бросила через плечо: — Это отец!
Маргарет вздрогнула, а Дэйв откинулся на спинку стула и незаметно ухмыльнулся. Эта встреча обещала быть интересной.


Открыв дверь, Кэтти вежливо поздоровалась:
— Привет, папа. Я…
Отец оттолкнул ее и прошел через холл в комнату. Дэйв встал, но Эдгар Копланд, не обращая на него внимания, уставился на жену.
— Маргарет, ты сию секунду отправляешься домой и больше никогда тут не появишься.
Дэйва передернуло, но он нашел в себе силы сдержаться. Миссис Копланд слегка дрожащими пальцами положила салфетку на стол, но голос ее прозвучал па удивление твердо:
— Эдгар, когда Кэтти ушла от Фрэнка, ты просто вычеркнул ее из своей жизни. Но я с этим никогда не соглашусь.
— Так ты обманывала меня все это время? Я не позволю тебе лишить меня права видеть собственную дочь и внучек.
Кэтрин, прижав руки к груди, переводила взгляд с матери на отца. Карсн и Эми оцепенели. Лицо Эдгара покраснело еще сильнее.
— Правда, девочки очень выросли? — попыталась смягчить мужа Маргарет.
Эдгар взглянул на внучек, и Карен пискнула:
— Привет, дедушка. А я играю в футбол. Эми глянула на него исподлобья.
— Не сердись на мою бабушку! — проворчала она.
Эдгар надулся как индюк.
— Это еще что за тон?!
— Успокойся, папа, — прервала его Кэтти, — и послушай. У меня тоже есть основания сердиться на тебя. Десять лет назад ты нанял трех бандитов, которые избили Дэйва Хаммонда. Это непростительный поступок, но я готова…
Дэйв, испугавшись, что она наговорит лишнего, выступил вперед.
— Здравствуйте, мистер Копланд!
Эдгар обернулся и замер. От его недавней заносчивости не осталось и следа.
— Хаммонд… — пробормотал он. — Что ты здесь делаешь?
— Я встречаюсь с вашей дочерью, — заявил Дэйв и, словно в подтверждение своих слов, положил руку на плечо Кэтти.
— Как видишь, Эдгар, многое изменилось, — вмешалась Маргарет. — Доченька, принеси-ка еще один стул. У нас на ужин великолепный ростбиф, а я привезла с собой пару бутылок вина из нашего погреба. Надеюсь, я не ошиблась в выборе.
Копланд поглядел па этикетку и побледнел.
— О, да, — согласился он. — Это мое лучшее вино.
— Ну, вот и хорошо, — сказала его жена. — За наше примирение стоит выпить именно такого вина. — Она с мольбой посмотрела мужу в глаза.
Дэйв достал чистый бокал и наполнил его, а Кэтти тем временем принесла отцу стул. Эдгар откашлялся, поднял бокал и сказал:
— За примирение. За мою дочь, внучек и… — он взглянул на Дэйва, — за старых знакомых. — Бокалы звякнули, и он поинтересовался: — Вы уже одну выпили, что ли?
— В воскресенье, — ответила Маргарет, наполняя его тарелку. — Как ты догадался, где меня искать?
— Энтони сказал мне, что ты уехала в Портсмут, и я нашел этот адрес в твоем блокноте.
— Я сказала Дэйву, что ты собираешься отдать автомобиль в ремонт Майку Эллиоту. Они теперь партнеры.
— Это очень хороший гараж, — заметил Копланд.
— Да, — подтвердил Дэйв. — И я собираюсь стать его владельцем.
— Ты всегда умел работать, — сказал Эдгар.
— А что, мы теперь сможем приехать к тебе, дедушка? — вмешалась в их разговор Карен. — И играть на чердаке?
— Да, детка, — ответил тот и принялся за ростбиф. — Жду вас в ближайшие выходные.
Маргарет просияла.
— Спасибо, Эдгар.
Он, усмехнувшись, похлопал жену по руке. Дэйв не мог не отдать старику должное — тот принял свое поражение с достоинством.
Прощаясь с дочерью, Эдгар напомнил:
— Мы с Маргарет будем рады, если вы приедете к нам на эти выходные.
— В субботу, сразу после матча, в котором участвует Карен, — кивнула Кэтти. — Дэйв привезет нас на своем «мерседесе», — наблюдая за реакцией отца, лукаво улыбнулась она и, закрыв дверь, устало опустилась в кресло: — Голова идет кругом. Мама была просто великолепна, но и папа, по-своему, тоже. Поразительно!
— Твой отец очень скучал по тебе и внучкам, но не мог побороть свое упрямство. Скажи-ка, какой номер телефона у твоей няни.
— Няни? — удивилась Кэтти.
Он протянул ей телефонную трубку.
— Нам надо это отпраздновать. Где же еще, как не в постели?
— Ты упорно добиваешься своего, Дэйв, — сказала она.
— А у тебя с этим проблемы?
Кэтрин улыбнулась ему и набрала номер.
Она будет здесь через десять минут. Я пойду и душ.


Через двадцать минут Дэйв ввел Кэтрин в свою квартиру, которая просто сверкала чистотой. Они сразу прошли в спальню, где стояла роскошная широкая кровать.
— Ну вот, мы здесь, — заявила Кэтги насмешливым тоном.
Дэйв развернул ее за руку, прижал к себе.
— Я что-то не пойму, дорогая, — сказал он, впившись в нее взглядом, — ты хочешь этого или нет?
В ее глазах сверкали огоньки.
— Разве ты не видишь в моем взоре вожделение, страсть и похоть? — спросила она игриво.
Дэйв отметил, что Кэтти не произнесла слова «любовь», но ничего не сказал и только закрыл ей рот поцелуем, а потом стал жадно целовать в шею. Нетерпеливо сдвинув бюстгальтер вверх и даже не расстегнув его, он впился губами в упругие соски, Кэтти застонала и рывком распахнула на нем рубашку. Сбросив одежду, они упали на кровать.
Дэйв подмял Кэгти под себя и вошел в нее властно, даже грубо. Она вскрикнула от удовольствия, обвила его бедра ногами и отдалась во власть бешеного ритма страстного любовного слияния.
Они одновременно достигли оргазма и долго лежали, не размыкая объятий. Дэйв чувствовал, что вожделение не прошло, а только ослабло ненадолго, и шептал на ухо Кэтти нежные слова, легонько целуя ее в мочку уха, щеку…
Она с готовностью встретила его порыв, и он снова стал медленно двигаться в ней, слыша, как она сладко постанывает, все больше возбуждаясь.
Потом они лежали рядом — Кэтрин па спине, а Дэйв на боку. Он улыбнулся и сказал:
— Бедная Кэтти! Я набросился на тебя, как животное. Дай мне передохнуть, и тогда мы продолжим. Поверь, это будет слаще вина твоего папочки.
Она от души рассмеялась:
— Бедный папа, он хранил это вино много лет… А знаешь, что отец сказал мне, когда мы укладывали детей спать? Я до сих пор не могу поверить… Вскоре после того, как мы с Фрэнком поженились, папа начал подозревать, а потом и убедился, что тот надувает его. Отец давно хотел со мной встретиться и поговорить, но ему было трудно признать, ччо он ошибся в выборе мужа для меня.
— Да здравствует Маргарет! — воскликнул Дэйв.
— Согласна. Но эю еще не все. — Кэтти провела пальцем по его груди. — Мне нравшея, как у тебя напрягаются мускулы, когда я прикасаюсь к тебе. Это очень возбуждает… Так о чем это я?..
— О ком, — поправил ее он. — Об Эдгаре.
— Ах, ла, отец говорил, что нанял этих трех типов в порыве гнева, потому что решил, что мне что-то угрожает. Он понимал, что ты не способен обидеть меня, но в какой-то момент потерял самообладание, а потом было уже поздно.
— Ладно, я уже не держу на него зла.
— Он искренне раскаивается, но, думаю, ты понимаешь, что не дождешься от него извинений.
— То, что Эдгар Копланд пригласил меня к себе в дом, можно воспринимать как своего рода извинение.
— Ты не представляешь, как я счастлива, что все так получилось. Мы все снова вместе, Дэйв. Девочки ведь скучали без бабушки и дедушки, да и меня тянуло домой… Этот разрыв был тягостным для всех нас. Слава Богу, произошло примирение. Я так горжусь мамой! И папа молодец.
Дэйв обнял ее и заметил:
— Теперь тебе будет значительно легче.
— Морально — да. Но я не перееду к ним. Слишком ценю свою независимость.
Дэйва вдруг кольнула мысль о том, что с этого дня он перестанет быть для Кэтрин единственной опорой. Он еще крепче прижал ее к себе и снова ощутил нестерпимое желание.
— Мы что-то много разговариваем, — пробормотал он и нашел ее губы.
Она ответила на его поцелуй, и они снова занялись любовью, словно никак не могли насытиться друг другом.
Кэтти пообещала Дэйву сходить с ним в кино вечером следующего дня, после того как уложит девочек спать, и он надеялся потом заманить ее к себе. Но около девяти она позвонила ему и грустно сказала:
— Дэйв, я не смогу поехать, извини.
— Почему? В чем дело?
— За ужином Карен затеяла разговор об отце, не очень лестно о нем отозвавшись, а Эми… Ну, в общем, я решила, что пора все ей рассказать. Я старалась быть очень деликатной, но она очень разозлилась и расплакалась. Сейчас девочка заснула, но я решила остаться дома — вдруг она проснется или во сне ей что-нибудь привидится.
Дэйв почувствовал, насколько Кэтти взволнована.
— Я сейчас приеду! — сказал он.
— Нет, тебе не нужно сейчас появляться, — твердо возразила она.
— Почему?
— Если Эми проснется и увидит тебя, это только вес усложнит.
Дэйву не понравилось, что его пытаются убрать со сцены.
— Похоже, я усложняю твою жизнь даже больше, чем она. Хочешь мне дать отставку?
На том конце провода наступила пауза, а потом Кэтти сказала:
— Нет, конечно, нет.
Но это прозвучало крайне неубедительно. Дэйв почувствовал, как его сердце пронзила острая боль. Он попытался трезво оценить ситуацию, но из этого ничего не вышло.
— Дэйв? Ты слушаешь меня? — робко начала Кэтти.
Он ответил как можно более уверенным тоном:
— Да. Ты отправишь ее завтра в школу?
— Думаю, да. Лучше, чтобы все шло своим чередом. Но я так переживаю… Надо было сказать ей давно.
В глубине души Дэйв не мог не согласиться с этим, но не хотел вмешиваться.
— Ладно, пока, я хочу еще пробежаться перед сном. Позвоню тебе завтра. — И, не дожидаясь ответа, он опустил трубку на рычаг.
Переодевшись в спортивный костюм, Дэйв спустился вниз и побежал по пустынным темным улицам. Под ногами его шуршали опавшие листья, воздух был по-осеннему прохладным.
Чго я буду делать, если Кэтти отвергнет меня? — спросил себя он и вдруг похолодел. А вдруг это уже произошло? Я не смогу жить без нее.
Тут Дэйв резко остановился и уставился невидящим взором прямо перед собой. Если он не может жить без нее, значит, любит?
Он медленно пошел по аллее. Я полюбил Кэтти очень давно и никогда не переставал любить, но после той дурацкой ссоры на бензоколонке принял это чувство за ненависть и уехал из города, чтобы девять лет скитаться по свету, похоронив мысли о любимой в глубине своей памяти и стараясь жить без нее, при этом не слишком жалуя других женщин.
А потом приехал домой. Из-за Кэтти. Мой дом — там, где она.
Какой же ты идиот, Хаммонд! — обругал себя Дэйв Как же тебе раньше в голову не пришла эта простая истина?
Как же замечательно осознавать, что любишь эту дивную женщину, в которой одинаково прекрасны и тело, и душа! Женщину, которая близка тебе по духу, а смех и слезы которой стали сутью твоей собственной жизни. Женщину, дочерей которой ты тоже любишь. Карен и Эми. Одна — бесхитростная и открытая, вторая — упрямая, как дед.
Он, Дэйв, хотел бы заменить им отца, жить с ними и видеть, как они взрослеют, превращаясь в таких же дивных женщин, как их мать.
Я хочу жениться на Кэтчи, сказал себе Дэйв.
Назвать ее своей женой, жить с ней вместе, спать в одной постели… завести общих детей. Он расплылся в глупой, счастливой улыбке, представив, что она родит ему ребенка.
Для человека, считающего себя одиночкой, он прошел долгий путь к пониманию сути счастья. И путь этот измеряется не милями, не минутами, а раздумьями, чувствами, встречами…
Дэйв побежал дальше, но вдруг вспомнил свой последний телефонный разговор с Кэтти и замер на месте. Не хочет ли она положить конец их отношениям? Наверное, у нее больше нет сил разрываться между дочерью и любовником, а возможно, она и вовсе не любит его, Дэйва.
Ей нравится заниматься с ним любовью, она обожает его тело, им приятно проводить вместе время… Но он не понимал, насколько серьезны ее чувства.
Согласится ли она выйти за него или откажет сразу и бесповоротно?
На ногах у нею словно повисли стопудовые гири, и он поплелся домой. Уехать из Портсмута теперь невозможно, потому что он связан партнерством с Майком и купил дом в Стоун-роке. А это значит, что после разрыва с Кэпи ему придется остаться в городе, где она живет, и все будет напоминать о том, чего он лишился.
Сердце Дэйва сжалось, и он отчаянно пытался найти хоть какой-то проблеск надежды в сонме мрачных мыслей. А может, стоит подождать, пока Кэтти полюбит его?
Умение ждать и терпеть никогда не были его сильными качествами. Ему хотелось немедленно отправиться к Кэтрин и сделать ей предложение.
Нет, тебе придется ждать, Хаммонд, сказал себе Дэйв. Ради Эми. Надо, чтобы она приняла тебя, а Кэтти полюбила. Неужели ты хочешь слишком многого?
Дэйву не хватило смелости позвонить Кэтти ни вечером, ни на следующее утро.
В гараже он полностью погрузился в работу и очнулся только, когда Джо крикнул из конторы:
— Дэйв! Тебя к телефону!
Это Майк. Или наш поставщик из Нью-Йорка. Это не может быть Кэтти, твердил себе Дэйв. Волнуясь, как мальчишка, он взял трубку.
— Эми убежала из дома, — раздался в трубке прерывающийся от волнения голос.
— Она пошла в школу? — спросил Дэйв.
— Да. Карен довела ее до самых дверей. Но я решила позвонить учительнице и предупредить, что Эми может быть немного не в себе. Та очень удивилась и сказала, что девочки в школе нет. Дэйв, что мне делать?
— Ты звонила в полицию?
— Нет. Решила сначала посоветоваться с тобой.
Он был благодарен ей за доверие.
— У нее есть с собой деньги?
— Я проверила ее копилку. Она пуста, а там было около двадцати долларов.
Дэйв перебирал в голове, куда могла отправиться девочка.
— Автобус, — задумчиво произнес он. — Твоя мать приехала в Портсмут на автобусе. Может быть, Эми отправилась к бабушке в Бриджвилл?
— Возможно, — неуверенно сказала Кэтти. — А может, она решила найти своего отца? Но Эми не представляет себе, как далеко находится Техас.
— Я сейчас же поеду на автовокзал, — принял решение Дэйв. — Это же недалеко от школы. Не удивлюсь, если найду ее там, а если нет, то мы позвоним в полицию. Они расспросят детей и объявят розыск. Сиди у телефона, Кэтти.
— Позвони мне, как только сможешь, ладно? Я бы сама бросилась на поиски Эми, но знаю, что должна быть дома на случай, если она вернется.
— Держись. — Дэйв хотел сказать, что любит ее, но понимал, что сейчас Кэтти нужны совсем другие слова.
Он рассказал Карлосу о том, что произошло, дал указания и быстро переоделся, а через десять минут уже подъезжал к автовокзалу.
Войдя в зал ожидания, Дэйв сразу увидел маленькую девочку на кресле в углу. Это была Эми. Он так обрадовался, что у него перехватило дыхание. Теперь ему стало ясно, каково приходится родителям.
Но радость тут же сменило чувство неуверенности. Что делать дальше? Что сказать Эми? Как не спугнуть ее?
Дэйв прошел к креслам и сел рядом с девочкой. Она уставилась на него, открыв рот.
— Послушай, Эми, — мягко начал он, — от проблем и неприятностей не убегают. Мама ужасно волнуется о тебе. Давай-ка мы с тобой позвоним ей, а потом пойдем выпьем по чашке шоколада и съедим по паре пончиков, а заодно и поговорим обо всем. Идет?
Девочка кивнула. Было видно, что она вот-вот расплачется. Дэйв взял се за руку и повел в ближайшую закусочную. Дрожащая холодная ладошка потонула в его огромной руке. Предоставив Эми самой сделать заказ у стойки, Дэйв позвонил Кэтти и успокоил ее. Потом они сели за столик у окна, и он откусил большой кусок пончика с кремом и жевал его, обдумывая, с чего начать. Тут малышка спросила:
— Ты будешь сейчас ругать меня?
— Нет. Этим пусть займется мама. Огромные голубые глаза Эми наполнились слезами.
— Я убежала потому, что она сказала, будто папа ударил ее. Я не поверила и решила спросить бабушку, правда ли это.
Это правда, Эми. Он разлюбил твою маму и захотел жениться на другой женщине. Ты когда-нибудь видела кою-нибудь в приступе гнева? Девочка немного оживилась.
Конечно. Кейта Стентона. Он орал на учительницу рисования.
— Ну вот. Со взрослыми такое тоже случается, и я думаю, у твоего папы пару раз был именно такой приступ. Он не сдержался и ударил маму.
— Кейт даже стул сломал.
— Значит, ты знаешь, как это бывает. В таком состоянии человек уже не контролирует себя, и твой папа мог причинить маме много вреда. Так что она правильно сделала, расставшись с ним.
Эми опустила глаза и проговорила:
— Я однажды увидела у нее на лице синяк, но она сказала, что упала с лестницы. Значит, она говорила неправду?
— Мама не хотела расстраивать тебя. Она собиралась объяснить тебе все, когда ты подрастешь и сможешь ее понять.
Девочка ковыряла пальцем дырку в пончике и несколько секунд молчала.
— А он даже не прислал мне поздравительную открытку на день рождения, — наконец печально произнесла она. — А твой папа забывал о твоем дне рождения?
— Да, — признался Дэйв. — И когда мне исполнилось семь лет, и когда девять. Это было очень обидно. Но я же был мальчиком, а мальчики не плачут.
— Ты женишься на маме? — вдруг спросила Эми.
Дэйв так и застыл с пончиком в руке — этот вопрос застал его врасплох. Он посмотрел в глаза Эми и понял, что должен сказать правду.
— Мне бы очень этого хотелось, но мы начали встречаться не так давно, поэтому я еще не сделал ей предложение. Не знаю, согласился ли Кэтти… — Он сделал паузу и продолжил: — Я дам тебе знать, что она ответила. Но пока пусть это будет наш с тобой секрет, ладно?
— Я люблю секреты, — слабо улыбнулась Эми. — Особенно такие, о которых даже Карен не знает.
Да, быть родителем не просто, подумал Дэйв. Приходится постоянно обходить всякие подводные камни — такие, как соперничество сестер, например…
— Пей шоколад, дорогая, — сказал он. Эми искоса глянула на него и спросила:
— А если ты женишься на маме, мы переедем в твой дом? Мама рассказывала нам о нем.
— Думаю, да.
— Хорошо. Мне бы очень хотелось жить у моря!
Девочка расплылась в очаровательной улыбке и отпила большой глоток шоколада. Несколько капель потекли по ее подбородку, и Дэйв вытер их платком. Этот жест, такой естественный, показался ему очень значимым. Он вел себя, как заботливый отец…
Что делать, если Кэтти откажет ему?
Всю дорогу домой Эми болтала без умолку. Она рассказывала Дэйву о своих учителях, о Кейте и двух других мальчиках, которые однажды выхватили у нее ранец и бросили его в лужу.
— И я за это Кейта стукнула, — гордо сообщила она. — А ты забирал у девочек ранцы?
— Конечно. Мальчишки еще и не такое выделывают.
— Ненавижу Кейта! — в сердцах заявила Эми, а потом глянула на Дэйва. — А тебя уже нет.
Он ласково посмотрел на нее и улыбнулся.
— Я рад.
Кэтти ждала их в коридоре перед дверью. Она протянула руки к дочери и заплакала. Эми бросилась к матери и тоже разревелась. Дэйв принес с кухни пачку бумажных салфеток, чтобы выгореть слезы обеим, а потом взглянул на часы и заметил:
— Мне надо вернуться на работу. — Он боялся остаться с Кэтти один на один. Эми признала его, и теперь оставалось только узнать, что испытывает по отношению к нему ее мать. — Поговорим вечером, — сказал он. — Пока, Эми!
Девочка крепко обняла его на прощание, и он ушел.
Она сказала, что благодарна ему за все, и попросила одолжить на завтра его автомобиль.
— Дневное занятие отменили, и я хочу немного проветриться. Посижу на берегу и погляжу на волны — это успокаивает.
Дэйв хорошо понимал ее.
— Я оставлю машину у твоего подъезда по дороге на работу.
— Как Майк?
— Прекрасно, чего нельзя было сказать о его квартире. Сюда бы бригаду мойщиков, а не одного механика, вроде меня.
Она рассмеялась.
— Бедный! А что, если я завтра приготовлю тебе ужин?
— Отличная идея.
Они попрощались, и он повесил трубку. Дэйв начинал ненавидеть телефон. Ему нужна была реальная женщина — в его объятиях, в его доме, в его жизни.
Терпение, Хаммонд, терпение, сказал себе он.


Дэйв еще возился в гараже, когда туда позвонили из больницы и сказали, что можно забрать Майка домой.
Он отвез старика и решил остаться у него до утра. Весь вечер ему пришлось скрести кухню и убирать комнаты, но Кэтти он все-таки позвонил.
На следующий день, в пятницу, около четырех дня Дэйва позвали к телефону.
— Дэйв Хаммонд слушает! — сказал он, уверенный, что это деловой звонок.
— Дэйв? Это Карен, — раздался в трубке дрожащий голос. — Ты не знаешь, где мама?
— Ее нет дома? — переспросил он.
— Она всегда бывает здесь, когда мы приходим из школы. Но сегодня мне пришлось открыть дверь своим ключом. Мы с Эми не знаем, куда она подевалась.
Чувствовалось, что Карен старается вести себя как взрослая, но в ее голосе звучала нескрываемая тревога.
— Карен, мама попросила у меня машину. Она собиралась поехать на побережье, в Стоунрок, — объяснил он. — Но она должна была уже вернуться. Там нет никакой записки?
— Нет. Она никогда не исчезала так надолго. Автокатастрофа, мелькнуло в голове у Дэйва. Он похолодел.
— Карен, позвони няне и попроси ее прийти к вам. Я поеду искать маму.
— Хорошо, — ответила девочка.
Дэйв сел в машину Майка и направился в Стоунрок, На дорогах были сплошные пробки.
Перед выездом на шоссе он позвонил в больницу и узнал, что Кэтрин Максвел нет в списках поступивших. Медленно продвигаясь в правом ряду, Дэйв внимательно следил за встречной полосой, надеясь увидеть там свой «мерседес». У автозаправки он остановился и еще раз позвонил к Кэтти домой. Няня сказала, что та не появилась и никаких вестей нет.
Постепенно пробка рассосалась, и Дэйв прибавил скорость. Погода испортилась — пошел дождь и поднялся ветер, который трепал деревья, срывая желтую листву, и яростно бил струями дождя в стекло машины.
Катти ненавидит ветреную погоду, вспомнил Дэйв. Что с ней случилось?
Шоссе шло вдоль моря, и, наблюдая, как свирепые волны разбиваются о скалы, он с ужасом представлял себе все, что могло бы произойти с Кэтти, мысленно твердя, словно молитву: «Она жива… Она должна быть жива… Я найду ее…»
Показались высокие ели возле его дома. А вот и знакомый «мерседес».
Вспомнив, что Кэтти собиралась погулять на берегу, Дэйв, прихватив дождевик, побежал к морю. Дождь хлестал ему прямо а лицо, рев прибоя становился все слышнее.
— Кэтти! — закричал он. — Кэтти!
Добежав до берега, Дэйв остановился в оцепенении. Песчаная полоса пляжа исчезла, и волны вздымались почти у его ног. Они с грохотом разбивались о скалы, а редкие валуны между берегом и островом скрылись под водой. Он снова закричал, но услышал в ответ только голоса чаек, которые как ни в чем не бывало носились над бушуюшей пучиной.
— Она не могла утонуть! — пробормотал он и вдруг уловил невдалеке какое-то движение.
Кэтти показалась из-под густой зелени ели и помахала ему рукой.
Его сердце готово было выпрыгнуть из груди от радости. Она жива! Теперь он знал, как боится потерять эту женщину, и понял, что должен сказать ей о своей любви. Сегодня. Больше откладывать нельзя.


Дэйв наугад шагнул на то место, где под водой скрывался валун, и начал осторожно пробираться вдоль скал, заливаемых волнами. Он знал здесь каждый уступ и был уверен, что доберется до острова. Но вот каково будет вести обратно Кэтти? Дэйв еще раз глянул в сторону острова и помахал ей рукой.
Его одежда тут же намокла, и холод пронизывал насквозь. Ветер трепал волосы, соленые брызги летели в лицо.
Дэив с трудом перебирался со скалы на скалу, цепляясь за скользкие выступы, и наконец ловко перепрыгнул на берег. Кэтти бросилась к нему.
— Как ты? — взволнованно спросила она. — Я боялась, что ты утонешь прямо у меня на глазах, а я ничего не смогу сделать. О, Дэйв, как я рада тебя видеть! — Она перевела дыхание. — Как девочки? Они дома?
— С ними няня, — ответил Дэйв, скинул куртку и закутал в нее Кэтти. — Как только доберемся до дома, позвоним им. Пошли.
— Я долго сидела тут, задумавшись, и сама не заметила, как заснула, — виновато проговорила она. — А когда очнулась, то уже начался прилив и поднялся ветер. Я побоялась сама перебираться на ту сторону. Пыталась заставить себя, но не смогла… А тут еще и дождь пошел… Боже, Дэйв, что нам теперь делать?
— Не волнуйся, я с тобой, — уверенно сказал он.
— Но этот ветер… Дэйв, ты знаешь, как я ненавижу его!
Как же она будет жить в доме у моря, если терпеть не может ветер? — промелькнуло у него в голове.
Вдруг Кэтти слабо улыбнулась.
— Раз надо, так надо, — словно убеждая себя, сказала она. — Пошли.
Он взял ее за руку.
— Держись за уступы на скалах другой рукой и ставь ногу точно в то место, где только что была моя.
Они подошли к первому камню. Оглянувшись, Дэйв увидел, что Кэтти снова побледнела, и крикнул, перекрывая шум моря:
— Со мной ты в полной безопасности! У тебя все получится!
Она тяжело вздохнула и шагнула за ним на камень. Доверие и смелость — хорошая основа для брака, подумал Дэйв.
Шаг за шагом двигались они вдоль скал, наперекор ветру и бушующим волнам. Дэйв все время подбадривал Кэтти, а когда они оказались рядом на большом валуне, не выдержал и поцеловал ее в соленые губы.
— Ты молодчина! Я горжусь тобой, — похвалил он.
— Нашел время и место для поцелуев! — усмехнулась она.
— Так ты не станешь заниматься со мной любовью здесь? — спросил он, подмигнув. — Это было бы незабываемое приключение…
— Ни за что!
Он рассмеялся, крепко взял се за руку и двинулся дальше. Несколько минут спустя они уже оказались на берегу.
— Скорее в дом, — скомандовал Дэйв. — Иди в ванную, там есть полотенца. А я пока включу отопление и приготовлю сухую одежду. Туг есть кое-что из моих вещей.
Через некоторое время они сидели на матрасе в спальне и пили горячий чай. На Кэтти были надеты спортивные брюки и большая фланелевая рубашка Дэйва, на нем самом — футболка и старые джинсы. Они уже позвонили девочкам и высушили волосы феном.
Теперь Дэйву оставалось только сказать Кэтрин то, что жгло ему душу, мучило и терзало с того самого дня, когда он разобрался в своих чувствах к ней.
Ему казалось, легче пройти заново этот путь по скользким мокрым скалам, чем объясниться в любви, но он собрался духом и начал;
— Кэтти, я хочу сказать тебе…
— Дэйв, — перебила она, — не надо ничего говорить. Я знаю, что ты не влюблен в меня. Я люблю тебя давно. Но ты был такой строгий и неприступный… а пала навязывал мне Фрэнка. Тогда я решила соблазнить тебя, мне так хотелось быть с тобой… Я не была испорченной девчонкой, ведь до того, как ты поцеловал меня, я и не знала, что такое сексуальное влечение. Ты отверг меня из лучших побуждений, но это было так обидно, так больно!.. — Кэтрин перевела дыхание, и Дэйв попробовал заговорить, но она не дала ему и слова сказать. — Дай мне закончить, прошу. Хочешь знать, почему я так испугалась, встретив тебя в спортивном центре? Потому что я так и не смогла забыть твои поцелуи и спрятала эти чувства глубоко, чтобы не мучиться. А когда ты обнял меня за плечи, я словно вернулась в те годы, и все ожило снова… О, Господи!
Она схватила кружку и отпила глоток чая.
— С чего ты взяла, что я не люблю тебя? — спросил Дэйв.
— Ты сам так сказал в тот самый вечер, когда мы впервые были близки. Ты объяснил Ка — рен, что мы не влюбленные, а просто друзья. Я не имею ничего против дружбы, но знаю, что не она толкнула нас в объятия друг друга. Мы занимались любовью, а ты потом сказал, что еще не время думать о будущем. — Кэтти тряхнула головой и посмотрела ему прямо в глаза. — Пойми меня правильно, Дэйв. Я, конечно, не имела ничего против того, чтобы спать с тобой, но не думала, что наши отношения ограничатся только этим.
— Кэтти, сама подумай, что я мог сказать ребенку, да еще в тот момент, когда все мои чувства смешались? Близость с тобой одурманила меня. Я и настоящее воспринимал с трудом, а уж будущее и подавно.
— И ты хочешь, чтобы я поверила тебе?
— Я не знал тогда, что чувствую!
— Мне так не показалось.
— Когда мы встретились, меня так влекло к тебе, что я готов был овладеть тобой тут же, в коридоре. Ты тоже чувствовала нечто подобное?
— О, да! Поэтому и избегала встречаться с тобой.
Дэйв смотрел на нее во все глаза.
— Ты любишь меня? — спросил он.
— Да, — подтвердила Кэтти. — Но я с этим справлюсь.
И тут он решился.
— Выйдешь за меня замуж?
— Дэйв, прекрати играть моими чувствами! — воскликнула она.
Он схватил ее за плечи, притянул к себе и поцеловал крепко, от всего сердца. Кэтти оттолкнула ею.
— Перестань! Это нечестно.
— Да я стараюсь показать тебе, глупая, как сильно я тебя люблю.
— Что?!
— Я влюбился в тебя очень давно, в тот самый вечер, когда ты спешила на школьный бал. Но тогда ты была дочерью богача Копланда, и у меня не было никакой надежды на то, что ты согласишься встречаться со мной. Бороться с этим чувством было очень трудно, но мне удалось убедить себя в том, что я тебя ненавижу. Даже когда мы встретились снова, я считал, что испытываю по отношению к тебе только ненависть, но потом понял, что обманываю себя. Это была любовь.
— Так ты любишь меня с тех пор? — изумилась она.
Дэйв кивнул.
— Да, признался он, улыбаясь. — Я люблю тебя, а ты меня. Может быть, нам стоит пожениться? — Он стал серьезным: — Я хочу этого, Кэтти, и очень жалею, что не сделал тебе предложения раньше.
Она растерянно заморгала.
— Это не сон?
— Да или нет? — нетерпеливо спросил Дэйв и замер в ожидании ответа, от которого зависела вся его жизнь.
— Да! — Кэтти так и просияла. — Это такое счастье!
— Когда?
Она расхохоталась.
— Сегодня, завтра… Чем скорее, тем лучше. Тебя устраивает такой ответ?
— Вполне! — Дэйв снова поцеловал ее. — А как отнесутся к этому девочки?
— Карен будет в восторге, да и Эми после примирения с тобой обрадуется. Мама прослезится, а папа поворчит немного, но на самом деле испытает облегчение, ведь наконец обо мне будет заботиться хороший человек, а он считает, что для женщины больше ничего и не нужно.
— Но ты с ним не согласна, — заметил Дэйв, слегка нервничая. — Ты хочешь быть независимой.
— Я много думала об этом, пока сидела на острове. Прожив почти юд одна, я убедилась, что могу справиться с любыми трудностями. Но появился ты, и мне хочется жить с тобой, любить и быть любимой.
— Значит, прилив и непогода пошли тебе на пользу, — усмехнулся Дэйв.
— Больше я не стану бояться ветра. Он нежно обнял ее.
— Между прочим, Эми уже знает, что я хочу жениться на тебе. Я сказал ей об этом по секрету на автовокзале.
— Да? Значит, она умеет хранить тайны.
— Мы с тобой тоже хранили самую главную тайну в течение тринадцати лет. Тайну нашей любви.
— Теперь это уже не нужно.
Поглядев в ее голубые глаза, такие родные и такие любимые, Дэйв сказал:
— Я не умею красиво говорить, но хочу, чтобы ты знала — душой и телом я твой до самой смерти.
— Я тоже твоя, Дэйв, любимый!
— Повтори!
— Любимый, дорогой, обожаемый Дэйв, я люблю и хочу тебя. Я околдована тобой и погибаю от любовного жара! — Кэтти хитро улыбнулась. — Ну, как, у меня получилось?
— Ах, так? — Он просунул руки под ее рубашку, лаская нежные теплые груди. — Тогда докажи это.
Она повалилась навзничь, увлекая его за собой.
— Неужели в этой одежде я выгляжу сексуально? — спросила она, смеясь.
— Вполне. Но лучше ее снять.
Они уехали из Стоунрока только через час.
Дома их радостно встретили девочки. Пока Кэтти рассказывала им о своих приключениях, Дэйв расплатился с Энн, и та ушла. Он пришел в комнату, обнял Кэтти и сказал:
— Мы с мамой хотим вам что-то сообщить.
— Мы собираемся пожениться И очень скоро, — продолжила Кэтрин Карен так и просияла.
— Мы будем жить все вместе? Дэйв станет нашим папой?
— Да И переедем в Стоунрок, — сообщил он и посмотрел на Эмми.
— Здорово, — сказала она — Я хочу жить у моря. Мне всегда казалось, что шелест волн — это их разговор между собой Словно они делятся секретами друг с другом.
Дэйв подмигнул ей.
— Зато уже не секрет, что я люблю вашу маму Так сильно, что и словами не выразить Карен и Эми, я постараюсь быть для вас хорошим отцом.
— А мы можем быть подружками невесты на свадьбе? — спросила Карен.
— Конечно. — ответила Кэтти.
Я попрошу Майка быть моим шафером, — сказал Дэйв — Прайда, он не любит ходить в костюме.
— А у тебя будет длинное платье, мама? — поинтересовалась Эмми.
— Еще бы! Самое красивое длинное платье на свете, — подтвердил Дэйв.
Он смотрел на Кэтти и вспоминал, как они час назад занимались любовью Это было чудесно — обладать женщиной, зная, что теперь она принадлежит ему, говорить ей о любви и ласкать се Такого с ним еще никогда не происходило.
Очнувшись от лих мыслей, Дэйв сказал:
— Мы с мамой еще не ужинали. Давайте пойдем в ресторан и отметим это событие? — Девочки радостно запрыгали, а Кэтти засмеялась Прошу вас, наденьте те самые наряды, в которых вы сфотографировались в студии Можете это сделать для меня?
Через полчаса Дэйв в сопровождении грех блондинок в одинаковой одежде вошел в итальянский ресторанчик Разлив вино себе и Кэтрин и сок девочкам, он произнес тост:
— За нашу семью! За любовь!
— За любовь! — повторила Кэтти.


Читать онлайн любовный роман - Цель жизни - Лэннинг Салли

Разделы:



Ваши комментарии
к роману Цель жизни - Лэннинг Салли


Комментарии к роману "Цель жизни - Лэннинг Салли" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа



Rambler's Top100