Читать онлайн Все или ничего, автора - Лэниган Кэтрин, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все или ничего - Лэниган Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все или ничего - Лэниган Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все или ничего - Лэниган Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэниган Кэтрин

Все или ничего

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Машина опустила гроб в землю. Морин смотрела поверх раскидистых ветвей векового дуба. Знойный ветер шелестел листвой, но старые крепкие ветки были неподвижны. Душу девушки наполняло тихое умиротворение. Она знала, что исполнила волю Мака.
Хлопоты последних двух дней совершенно ее измотали.
Она думала, что на похоронах соберутся все друзья Мака. Но кроме нее, Хуаниты, Уэса, Расти и Грэди — работников ранчо — пришел только пастор. Она не понимала этого. Мак был милым щедрым человеком, он любил людей и не чурался веселых компаний. Странно, что его соседи отделались дежурными букетами, заполонившими дом. Хотя, возможно, никто из них не знал ее дядю так, как знала его она.
Сильвестр Крэддок появился в самом конце. Было видно, что ему не терпится зачитать завещание.
Братья Эрлман собрали свой инвентарь и начали грузить его в катафалк, пока их гробокопатель-мексиканец зарывал могилу.
— Сильвестр, — сказала Морин, обернувшись к адвокату, но вдруг замолчала.
Взгляд ее сосредоточился на дороге, ведущей к ранчо.
Вздымая клубы пыли, в их сторону на бешеной скорости мчался шоколадного цвета «ягуар» с откидным верхом. За рулем она разглядела светловолосого мужчину в ковбойской шляпе.
«Ягуар» резко затормозил. Водитель вышел из машины и пошел к Морин. Неожиданно он улыбнулся. Какая знакомая улыбка…
— Александр! — закричала девушка и бросилась к нему.
Он снял солнечные очки и, раскрыв объятия, поцеловал девушку в щеку.
— Прости, что не смог приехать раньше. Я был в Мексике. Я только что услышал…
Морин отступила на шаг.
— Я так рада, что ты здесь! — Она улыбнулась. — А ты вырос.
— Ты тоже, — сказал он, окинув взглядом ее точеную фигурку в легком шелковом платье.
Морин засмеялась:
— Вот уж не думала, что ты станешь таким… красавцем!
И в самом деле, перед ней стоял умопомрачительный красавец — высокий (чуть выше шести футов), с сильными широкими плечами и стройным торсом. Она помнила его долговязым мальчишкой — таким белобрысым, что волосы сливались с еще более светлой кожей. Сейчас его волосы приобрели золотистый оттенок, а тело покрылось ровным загаром, красиво оттенявшим зеленые глаза — те самые глаза, которые пленяли ее много лет назад.
Александр Котрелл жил на северном ранчо. Мать воспитывала его в строгости и не разрешала «якшаться» с обитателями ранчо Макдональда. Но, к восторгу Морин, он не слушался маму и тайком приезжал к ней на лошади. Они играли каждый день. Так продолжалось год за годом. Зимой они изредка переписывались, но потом она перестала бывать на ранчо Мака и потеряла с ним связь.
Он взял ее за руку. Она помнила эти теплые крепкие пальцы.
— Я рад тебя видеть, — сказал Александр, — но хотелось бы встретиться при других обстоятельствах.
— Мне тоже, — откликнулась она, уловив в его словах сочувствие. — Как ты изменился! Небось за тобой бегают все девчонки округа?
— Все, да не те.
— Ты не женат?
— Нет. А ты замужем?
— Нет.
Сильвестр Крэддок вежливо покашлял. Морин нехотя перевела на него взгляд.
— Прости, нам надо покончить с делами и отпустить мистера Крэддока.
Александр пожал руку Сильвестру.
— Не хотел вас задерживать. Просто мы с Мо давно не виделись.
Сильвестр фыркнул:
— Не знал, что вы знакомы.
Александр улыбнулся, и Морин подумала, что эта легкая озорная улыбка наверняка разбила не одну сотню сердец.
— Моя мама тоже не знала до сегодняшнего дня, пока я не сказал ей, куда еду. — Он взглянул на девушку. — Сейчас уже поздно шлепать меня по попе.
Морин засмеялась:
— Пойдем займемся делами, а потом поговорим.
Она взяла Александра за руку и повела его в дом.
— Лучше я возьму что-нибудь выпить и подожду тебя в библиотеке. Не хочу вам мешать, — сказал он негромко.
— Я долго не задержусь, — пообещала она, оценив этот жест.
В огромной обшитой панелями гостиной Морин слушала, как адвокат отрабатывает свое жалованье.
— Как я уже сказал, Мак все отписал вам — дом, скот и деньги. Хуаните он оставил пять тысяч долларов и всю мебель в ее комнате.
— Не так уж много, — заметила Морин. Мак обычно был очень щедр к верной служанке, проработавшей у него больше двадцати лет.
Сильвестр снял очки.
— Будет лучше, если я ознакомлю вас с фактами. Это ранчо стоит недорого.
— Но вы говорили, что здесь около четырехсот тысяч акров.
— Все правильно, только у вашего дяди полно долгов.
— Откуда у него долги?
— В тот раз я пытался вам втолковать: Мак просаживал все средства на свою безумную авантюру с золотом Вы, конечно, еще не успели побывать в конюшнях, где он хранил инвентарь. Сарай ломится от этого хлама, так же, судя по его рассказам, как и кладовки, и чердак в доме. Только за неделю до своей смерти он потратил больше семи тысяч долларов на какой-то новый компьютеризированный аппарат, который на самом деле представляет собой не что иное, как обыкновенный металлоискатель.
— О Боже!
— Четыре года он растил скот только для того, чтобы иметь деньги на поиски сокровищ. Он совершенно не занимался модернизацией. Его грузовик-пикап — четырехлетней давности, правда, он окупил себя. После Мака осталась кое-какая фермерская техника, но вся она требует ремонта. Четыре года назад он продал свой самолет. Когда весь Техас технически вооружался, Мак, наоборот, технически разоружался.
И Сильвестр рассказал, как Мак постепенно разорял свое ранчо, пытаясь свести концы с концами. Антикварные вещи и картины были проданы на аукционе. Морин и сама видела скудное дядино хозяйство, но адвокат нарисовал ей совсем мрачную картину. Мак очень глупо распоряжался своими деньгами.
Сильвестр покачал головой:
— Да, старина Мак был сумасшедшим янки-простофилей.
— Мой дядя был замечательным человеком, мистер Крэддок, и, между прочим, его деньги способствовали вашему процветанию. Оставьте мне все бумаги. Я сама с ними разберусь.
Сильвестр с радостью выполнил ее просьбу.
— Все вы, янки, одинаковые. Вам кажется, что вы все знаете, а на самом деле ничегошеньки-то вы не знаете. Это суровая земля, мисс Макдональд. Мой профессиональный совет: постарайтесь завести здесь побольше друзей, они вам пригодятся., - Спасибо, — сказала девушка, отступая в сторону, чтобы он мог пройти в вестибюль, — я подумаю над вашими словами. До свидания.
Морин смотрела ему вслед, стиснув челюсти. Никто еще не говорил ей, что она чего-то не сможет сделать. Наоборот, всю жизнь она слышала, что сможет все, если сильно захочет. Отец, дядя, мама, даже Майкл — все верили в нее или, во всяком случае, в ее талант. Конечно, она не собиралась оставаться в Техасе, однако ей ужасно хотелось утереть нос Сильвестру Крэддоку.
Девушка открыла резные двери библиотеки и улыбнулась. Александр стоял, облокотившись на толстую дубовую полку камина, и рассматривал картину Ремингтона. Когда она вошла, он обернулся к ней с улыбкой:
— Я не знал, что у него есть этот пейзаж.
— Это копия.
— Что? — Александр вгляделся повнимательнее. — Чертовски хорошая копия.
— Подлинник Мак продал несколько лет назад, судя по словам его поверенного. Он и моей семье подарил Ремингтона… правда, теперь я не уверена, что он настоящий.
Александр подошел, взял ее за руку, и они вместе сели на старый викторианский диванчик.
— Конечно, словами горе не облегчишь, но я хочу тебе помочь, Морин. Он подсел чуть ближе. — Я знаю, тебе покажется странным… но я всегда знал, что ты вернешься.
— Откуда?
Он усмехнулся, но лицо его было серьезным.
— Я никогда не забывал тебя Я знал, что у тебя в Нью-Йорке интересная жизнь — работа, мужчины… наверное, много мужчин, а? Но мы с тобой были так дружны в детстве!
Помнишь, как я приехал к тебе в полночь и мы до рассвета скакали по холмам? Мак так и не узнал об этом.
— Узнал. Он никогда не говорил, но, мне кажется, догадывался.
— Моя мама избила бы меня до смерти, если бы узнала.
Да, наверное. Мак знал… Он был очень добр. Мне кажется, он… любил меня…
— Конечно, любил, Алекс. Тебя все здесь любили.
— Да, — в его глазах вспыхнуло удовольствие, — даже Хуанита. Она любила меня, потому что я любил ее стряпню.
Они оба улыбались, вспоминая прошлое.
— А помнишь, — подхватила Морин, — как нас послали кормить лошадей, а мы распрыгались на сеновале?
Как мы тогда хохотали…
— Я помню, мы с тобой мечтали, строили планы на будущее…
Морин Глянула на него.
— Ты хотел стать владельцем самого большого ранчо в Техасе.
— И до сих пор хочу, — засмеялся Александр, — а ты хотела стать важной дамой, жить в большом доме, и чтобы у тебя было трое детей.
— И до сих пор хочу, — сказала она, глядя ему прямо в глаза, — жаль, что в жизни складывается все не так, как в мечтах. — Она вздохнула. — Но мне тогда было только восемь лет.
Он взял девушку за руки и приблизил свое лицо, к ее лицу, точно заглядывая ей в душу. Интересно, что он там видел?
— А ты больше не мечтаешь, малышка Мо? Не строишь планы на будущее?
Ей стало неуютно под его пронизывающим взглядом. Она откинулась на спинку дивана.
— Ты говоришь, как Битей.
— Кто такая Битей?
— Моя подруга в Нью-Йорке. Она заранее распланировала всю свою жизнь. Мне кажется, она даже выбрала место для собственной могилы.
— Что ж, планы — это совсем неплохо, — заметил Александр, — если только можно их менять.
* * *
Морин проводила взглядом «ягуар» Александра и прошла из вестибюля в кухню. Там за столом сидели Хуанита, Уэс, Грэди и Расти и доедали обед, приготовленный старой мексиканкой. При появлении девушки они оторвались от своих тарелок и выжидательно посмотрели на нее.
— Уэс, вы разбираетесь в бухгалтерии?
— Конечно.
— Завтра мы с вами просмотрим бумаги мистера Крэддока и дадим точную оценку, финансовому положению нашего ранчо.
Карие глаза Расти обратились к Грэди.
— До какого времени мы вам будем еще нужны, мэм? — спросил он.
Расти и Грэди были ковбои в полном смысле этого слова — холостяки и вечные скитальцы. Они не знали дома, семьи и друзей, все их пожитки легко помещались в дорожных сумках.
Работа была для них превыше всего, и они неизменно стремились туда, где она есть.
— Я попрошу вас пока остаться. Уэс сказал мне вчера, что скот готов для продажи. Вы поможете его перевезти?
Ковбои переглянулись.
— Конечно. Но нам хотелось бы обосноваться где-нибудь до зимы.
— Это не проблема. Я не знаю, сколько времени уйдет на то, чтобы продать ранчо, но, если хотите, я договорюсь с новыми хозяевами, чтобы они взяли вас к себе на работу.
Как она и ожидала, первой подала голос Хуанита.
— Ты совершать большую ошибку. — Она понизила голос до зловещего шепота. — Даже духи говорят, что ты остаться.
— Что? — разом спросили Грэди и Расти.
Уэс склонил голову набок.
— Ты о чем, Хуанита?
— Она нашла сломанную индейскую куклу в спальне Мака.
Уэс разразился громким хохотом:
— Ох, Хуанита, эти индейские духи когда-нибудь сведут тебя в могилу! Никто не верит в твою чепуху! — Мексиканка вызывающе вскинула плоский подбородок.
— Мак всегда мне верить!
При упоминании имени Мака в кухне повисло напряженное молчание. Морин по очереди оглядела Уэса, Грэди и Расти. Все отводили глаза, как ученики, которые боятся, что их вызовут к доске. Неужели это правда? Неужели дядя Мак в самом деле был сумасшедшим? Она очень хотела это знать.
— Я буду в кабинете — на случай, если кому-то понадоблюсь. Хочу просмотреть амбарные книги.
* * *
Остаток дня Морин провела, копаясь в выдвижных ящиках огромного письменного стола Мака. В кабинете был еще шкаф с тремя картотеками. Но вместо квитанций, счетов и смет ежегодных расходов и доходов там лежали записи индейского фольклора, описания золотых приисков испанских конкистадоров, существовавших в XVI веке, подробные исторические очерки о Техасе, рассказы о немецких и испанских поселениях. Словом, она нашла все, кроме того, что нужно. Эта макулатура не поможет ей оценит* реальную стоимость ранчо.
Девушка внимательно просмотрела бумаги адвоката, прикинула цифры на своем карманном калькуляторе. Мак подписал контракт о продаже ста пятидесяти голов скота правительству Венесуэлы. Там ожидали скот к концу октября.
Остался всего месяц! Успеет ли она за это время выполнить условия контракта?
Она подошла к дальней стене и порылась во встроенном шкафу. Деревянные выдвижные ящики перекосились от времени. Было видно, что их не открывали годами. Здесь лежали амбарные книги, но в них не оказалось ни одной четкой записи. Некоторые документы были датированы 1948 годом — именно тогда Мак купил ранчо. Отыскался даже первоначальный план дома. Дядя был безалаберным барахольщиком. Удивительно еще, как он платил ежегодные налоги.
Но Мак хотел, чтобы она осталась в Техасе. Эта мысль не давала девушке покоя. Он оставил ей все свое имущество, надеясь, что она, как Макдональд, возьмет в свои руки ранчо Макдональда. Девушку мучили угрызения совести.
— Я знаю, что ты меня слышишь, дядя Мак. Обещаю тебе, что найду такого человека, который будет любить это ранчо так же, как любил его ты.
К половине восьмого у нее уже ныла спина, а голова гудела от наплыва новой информации. Она собралась пойти в кухню, но тут зазвонил телефон.
— Майкл, — сказала она и улыбнулась.
— Как дела, малышка?
— Да так — не то чтобы очень, — она помолчала, — знаешь, это все не так просто.
— Ну да. Ты когда возвращаешься? Завтра?
— Завтра? — Она оглядела сорокалетние завалы бумаг Мака. — Нет!
— Почему? Ведь похороны уже прошли.
— Майкл, я должна позаботиться о ранчо. Его надо продать. — Она взглянула на облупившийся потолок. — А сначала отремонтировать.
— Ты что, никогда не слышала о риэлтерах? Это чудесные, предприимчивые люди. Ты платишь им деньги, а они заботятся о твоем ранчо, как о своем собственном.
Его снисходительный тон неприятно задел Морин. Он что, всегда был таким, а она не замечала, или это что-то новенькое?
— Майкл, это ранчо не просто кирпичи, доски и гвозди. Я не могу бросить животных и людей, которые здесь работают.
— Ничего, не умрут. Приезжай, я тебя жду.
— Я приеду через десять дней, — стояла на своем девушка.
— Через десять дней? О Господи! Если считать вместе с Африкой, тебя не будет почти месяц!
— Что поделаешь? На этом ранчо еще полно работы, Майкл. Я не могу его бросить. Ведь ты тоже не можешь вдруг взять и бросить свой журнал, ничего предварительно не продумав и не решив.
— О каком решении ты говоришь? У тебя есть только один вариант, Мо, продать это чертово ранчо.
— Постарайся понять, Майкл: мой дядя всю жизнь потратил на обустройство этого ранчо. Он вложил в него всю свою душу.
— Да? Но ты-то здесь при чем? Твоя душа осталась на Манхэттене.
— Я в этом не уверена; — тихо пробормотала она.
— Что ты сказала?
— Да нет, ничего.
В этот момент в парадную дверь постучали. Морин услышала знакомые шаркающие, шаги Хуаниты, которая пошла открывать. Через несколько мгновений улыбающаяся мексиканка появилась в дверях кабинета с огромным букетом из трех дюжин желтых роз. Она протянула цветы Морин.
— Какая красота! — воскликнула девушка, доставая открытку.
— Какая красота? — спросил Майкл на другом конце провода.
— Я только что получила три дюжины роз.
Их прислал Александр. В открытке было написано: «Это не Маку, а тебе. С возвращением!»
Майкл помолчал. Что-то ему не понравилось.
— Еще один похоронный букет? — спросил он со значением.
— Нет. Это от старого друга, Александра Котрелла. Он единственный из соседей, кто был на похоронах.
— Да? И сколько же лет твоему старому другу?
— Он мой ровесник. Мы играли с ним в детстве. Он живет на ранчо к северу отсюда. Это самое крупное скотоводческое ранчо в Техасе. Так он говорит.
— Богатый, да?
— Наверное.
— Знаешь, Мо… я вот что подумал: раз ты не можешь приехать в Нью-Йорк, может быть, мне самому слетать к тебе на выходные? Работа подождет. Я не смогу прожить без тебя еще целых десять дней.
— Ты серьезно?
— Ну я же сказал.
— О, Майкл, ты не представляешь, как я счастлива!
— Я люблю тебя, малышка.
— Я люблю тебя, Майкл. — Она нагнулась и понюхала розы. — Тебе здесь понравится. Это райский уголок.
— Мне не терпится поскорее его увидеть… и тебя тоже.
Спокойной ночи, Мо.
— Пока, Майкл.
Она повесила трубку с чувством удивительной легкости.
Наконец-то за много месяцев Майкл сам сделал шаг ей навстречу! Наверное, пока ее не было рядом, он понял, как сильно она ему нужна. Может быть, их отношения все-таки вступят в новую фазу. Может быть даже, он сделает ей предложение… Может быть… Может быть…
Хуанита взяла у нее цветы.
— Я поставить их в воду, — она пошла к двери, — значит, на выходные у нас будет гость?
— Да, и еще какой! Все будет… замечательно!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все или ничего - Лэниган Кэтрин



Потрясающий роман..В нем всего понемногу:любовь,интрига,политика...Читаите не пожалеете.Мне понравился 10/10
Все или ничего - Лэниган Кэтринvera.r
27.01.2016, 18.53





Средний роман 8 баллов. Не верится как-то, слишком удачно все складывается у героини:- и подруги хорошие, и мужчины в очередь за ее благосклонностью, и дядюшка с наследством. Герой - мужчина женских грез - красавец, умница, миллионер, к тому же терпеливый - дает ей полную свободу, но тихонько находится на подстраховке, и всегда вовремя приходит на помощь. Жаль, что в природе таких экземпляров не бывает.
Все или ничего - Лэниган КэтринНюша
28.02.2016, 3.06





девчонки начинают и выигрывают.
Все или ничего - Лэниган Кэтриниришка
5.05.2016, 23.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100