Читать онлайн Все или ничего, автора - Лэниган Кэтрин, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все или ничего - Лэниган Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.86 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все или ничего - Лэниган Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все или ничего - Лэниган Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэниган Кэтрин

Все или ничего

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Самолет приземлился в аэропорту Кеннеди. По своему обыкновению, Майкл прислал за Мории и за всей командой три лимузина. Битей села в машину к Морин, потому что они ехали не домой, как остальные, а сразу в офис «Ультра вумен» на Пятьдесят седьмой улице.
Битей хотела сама просмотреть снимки, как только их напечатают в фотолаборатории. Это было оговорено в ее контракте, и, несмотря на усталость, она не собиралась отказываться от своих с трудом завоеванных прав.
Битей было двадцать четыре года. В возрасте, когда большинство моделей заканчивают карьеру, она ее только начинала. По примеру супермоделей, таких как Шерил Тигс и Кристи Бринкли, Битей нанимала себе лучших менеджеров и адвокатов. Она не желала быть просто девочкой-моделью, она хотела большего: выйти замуж за Джона, родить двоих, а может, и троих детей, помочь будущему мужу осуществить свою мечту — написать роман. Битей не привыкла полагаться на волю случая и уже сейчас вовсю трудилась на свое будущее.
Морин молча обдумывала предстоящий разговор с Майклом. Когда самолет пролетал над водопадом Виктория, она с трудом сдерживала слезы: у нее было такое чувство, что она уже никогда не вернется в Африку. Морин гордилась проделанной работой, но ведь можно было сделать гораздо больше! Такой уж у нее характер — всегда требовать от себя и от окружающих по максимуму. Но ведь Верона и Салли ничуть не жалеют, что возвращаются домой, наоборот, они счастливы. Даже Битей не слишком огорчилась. Только она, Морин, хотела остаться…
Наверное, она зря нагрубила Майклу. Он был прав, что заставил ее вернуться. Раньше, когда она просила его продлить командировки, он всегда шел ей навстречу, но ведь всякому терпению есть предел. Майкл весь в работе, в постоянном напряжении, а она только добавляет ему неприятностей.
Битей взглянула на Морин:
— О!
— Что?
— Я смотрю, глазки у тебя затуманились. Что, совесть замучила?
— Вовсе нет. — Битей иногда просто пугала своей способностью читать ее мысли.
— И правильно. Нечего себя казнить. Жаль, что мы не успели сделать снимки на водопаде! Я до сих пор не могу успокоиться. Если будет нужно, я тебя поддержу.
— Спасибо, — Морин улыбнулась, — но надеюсь, все обойдется.
Лимузин остановился. Морин, не дожидаясь, пока шофер откроет дверцу, выскочила из машины и кинулась к стеклянным дверям офиса «Ультра вумен».
Битей ошеломленно смотрела ей вслед.
— Черт! — бросила она, когда Морин исчезла в здании, и пошла за подругой.
* * *
Морин направилась прямо к Майклу в кабинет. Стучаться она не стала. Майкл, как всегда, разговаривал по телефону. При ее появлении он поднял голову и кивнул.
Она ослепительно улыбнулась, но он, не обращая внимания, продолжил разговор:
— Ну сколько тебе можно говорить, Стэн? Сделай хоть раз так, как мне надо, и не будем спорить!
— Майкл… — Морин подошла и положила руку ему на плечо. Он потянулся вверх и чмокнул ее в щеку, обняв за талию.
— Ладно, кончай, Стэн. — Майкл швырнул трубку на рычаг. — Я соскучился по тебе. — Он схватил девушку, усадил ее к себе на колени и страстно поцеловал.
— Я тоже, — откликнулась Морин.
Он посмотрел на нее и засмеялся:
— У тебя нос обгорел!
— Что? Ах да, там сейчас жарко и сухо.
Он ласково столкнул ее с колен.
— Вот как? Ну, у нас здесь тоже пекло. Где пленка?
— Сейчас отнесу ее в лабораторию.
— Ты что, не забросила ее по пути сюда?
— Нет, Майкл, я хотела сначала повидаться с тобой. Я подумала, ты рассердишься…
Он раздраженно вздохнул:
— Я еще не так рассержусь, если не получу эти снимки к шести вечера.
— О Господи! Я пять минут как приехала, а ты уже завелся! — Она резко отвернулась и выскочила из кабинета.
— Морин… Мо! — закричал Майкл. Но тут зазвонил телефон. Он схватил трубку, понимая, что это срочно. У него все звонки были срочными.
* * *
Морин ждала пробных отпечатков вместе с Битей. Как она и ожидала, снимки получились отменные. Это была лучшая ее работа. Она сосредоточенно разглядывала каждую деталь. Произведение искусства в области модной индустрии!
Бог дал ей способность запечатлевать на фотопленке всю эту красоту. И Морин отдавала себе отчет в том, как ей повезло.
Она очень бережно относилась к своему таланту, гордилась им и одновременно робела перед ним.
— Отличные снимки, Мо! Каждый раз, глядя на твои работы, я думаю: «Ну все, лучше ей уже не сделать!» Но в следующий раз ты делаешь еще лучше. Ты просто волшебница!
Морин улыбнулась и взглянула на часы. Без четверти шесть.
— Я буду настоящей волшебницей, если сумею смягчить Майкла. — Она сгребла пробные отпечатки и побежала к лифту. Через несколько минут она была у него в кабинете.
— Невероятно… восхитительно. О Боже! Ты только взгляни на это!
— Я могла бы сделать чудесные снимки на водопаде, Майкл.
Он нахмурился;
— Какой еще водопад? Этих фотографий мне за глаза хватит! — Он поцеловал ее. — Поезжай домой и переоденься.
Я заказал столик на девять часов в Водном клубе.
— Очень заманчиво.
Она чмокнула его в губы и вышла.
В вестибюле Морин столкнулась с Битей.
— Мо! А я тебя ищу. — Она нагнулась к ее уху. — Только что звонил Джон и сказал, что повезет меня на ужин в «Окна мира».
— Отлично! И что это значит?
— Не знаю. Может быть, он продал издателю свой сюжет? Кажется, он собирается что-то отпраздновать.
— Мне тоже так кажется. Теперь тебе надо подумать о романтическом продолжении вечера.
— Мо, дорогая, я — человек творческий, что-нибудь придумаю. Я всегда говорила, что мое творчество начинается в постели.
Морин рассмеялась и тряхнула головой.
— Битей, оставайся такой всегда!
— Ну разумеется! — И Битей ушла, игриво помахивая ручкой над головой.
Морин вышла на улицу. Поджидавший ее в машине шофер проворно распахнул дверцу — успел опередить на этот раз. Девушка уютно устроилась на сером кожаном сиденье, расслабилась.
Все-таки совсем неплохо она живет! Откуда же это неистребимое желание все перетряхнуть? Миллионы людей мечтают о такой жизни. Кто еще из фотографов разъезжает по городу на лимузине? А она вот разъезжает — спасибо Майклу! В ее распоряжении лучшие столики в лучших ресторанах, ложи в театрах и концертных залах. Конечно, кое-чего она добилась сама. Но со временем черта, отделяющая влияние Майкла от ее собственных заслуг, стала расплывчатой. Она на свои деньги купила квартиру на Восемьдесят первой улице, собрала за три года маленькую, но прекрасную коллекцию литографий, служебные командировки от журнала позволили ей посмотреть мир. Она сама покупает себе одежду, еду, оплачивает страховку…
— Господи, что со мной? — пробормотала Морин, наклоняясь и доставая из бара бутылку перье. — Можно подумать, что мы уже делим имущество после развода!
Машина мчалась мимо бутиков с одеждой от кутюр, мимо ювелирных и меховых магазинов. Она всю жизнь прожила в этой части Манхэттена, но сегодня особенно остро почувствовала, какой он крошечный, этот мирок.
Отец Морин был удачливым биржевым маклером, а мать хоть и имела хорошее образование, но считала, что женщина должна быть замужем за преуспевающим мужчиной, и ставила себя в пример дочери. Глядя на яркие, сияющие неоном витрины, Морин вспоминала ту весну 1983 года, когда они с Майклом Грэйсоном познакомились. Это было на пресс-конференции. Помнится, в тот день она отщелкала всю пленку — она к тому времени уже четвертый год работала в «Дейли ньюс». Майкл был в зените славы, в марте его журнал обошел все самые популярные издания месяца. Как видно, и Морин тоже произвела на него впечатление: в тот день, когда ее снимки вышли в «Дейли ньюс», он предложил ей работу в своем журнале. И Морин согласилась.
Он предоставил ей студию и поручил заниматься съемками модных туалетов. Но работа оказалась на удивление неинтересной. Четыре месяца спустя Морин явилась к Майклу в кабинет с заявлением об уходе. Этого дня она не забудет никогда.
— Я увольняюсь, — твердо сказала Морин.
Майкл был потрясен. Он разговаривал с ней всего несколько раз, когда они обсуждали макеты, и полагал, что она вполне довольна своим положением. Работала девушка безупречно и его самого более чем устраивала.
— Чего же вы хотите? Еще денег?
— Я хочу уволиться, только и всего.
— Вы не можете вот так просто взять и уволиться.
— Кто сказал, что не могу?
— Я сказал. Я подниму вам зарплату.
— Этого недостаточно.
— Ну ладно, удвою., - Вы не понимаете. Я задыхаюсь здесь! Мне хочется вернуться к корреспондентской работе. Я фотожурналист, и мне неинтересно с утра до вечера щелкать хорошеньких девочек.
— Вот как? Значит, вы хотите поехать на Ближний Восток и схлопотать там пулю или, того хуже, угодить в тюремную камеру с крысами?
— Этого со мной не случится.
— Обязательно случится, не будьте такой наивной!
— Ну и пусть, мне все равно, — уперлась Морин, — но такая работа меня не устраивает.
Майкл хватил кулаком по столу.
— Черт возьми! Еще не было случая, чтобы мои люди ни с того ни с сего приносили мне заявления об уходе! — рявкнул он.
От его крика задребезжали стеклянные стены кабинета.
Майкл бушевал, не обращая внимания на удивленные взгляды сотрудников. Корреспонденты и наборщицы отрывались от мониторов и вытягивали шеи, пытаясь разглядеть виновницу скандала.
— Вы не Господь Бог! — закричала в ответ Морин. — И не вам решать мою судьбу! Я увольняюсь!
Она направилась к двери. Майкл поспешно выскочил из-за стола и схватил ее за руку.
— Нет! — отрезал он, сердито уставясь ей в глаза. — Что за глупая выходка? Вы что, не знаете, что «Ультра вумен» — самый популярный журнал в стране? Я сделаю вас знаменитой. Ваше имя будет на устах у всех рекламодателей и издателей модельного бизнеса.
Она впилась в него своими голубыми глазами.
— Каким же образом я стану знаменитой, если я не вылезаю из студии?
— А где вы хотите работать?
Морин лихорадочно соображала. Чем бы его огорошить?
— В Африке! Я хочу поехать в Африку.
— О Боже! Вы дорого мне обойдетесь…
Тут он слегка привлек Морин к себе, и она внутренне затрепетала. Голос его смягчился, но взгляд стал острее.
— Знаю. Но вы сказали, что я буду знаменита. Если вы действительно мной дорожите, докажите это.
— Хорошо, я вам докажу, — сказал он и предупредил секретаршу, что его не будет до конца дня.
Майкл повез ее в маленький романтический, ресторанчик, заказал шампанское и согласился на все ее требования.
Он пообещал ей любые натурные съемки и удвоенное жалованье. Они ехали в его лимузине, тихо играла музыка. Он нагнулся и поцеловал ее. Девушку вновь охватило волнение.
Она чувствовала, что оживает, что влюблена.
Вместо того чтобы отвезти ее домой, он привез ее к себе, в фешенебельную квартиру на крыше небоскреба, и они всю ночь занимались любовью. С тех пор они стали любовниками.
— Мисс Макдональд? — окликнул шофер.
— Да? — Морин очнулась от воспоминаний Уже дома.
Она вышла из машины и остановилась, ожидая, пока шофер вытащит ее сумки из багажника. Швейцар подбежал помочь.
— С возвращением, мисс Макдональд!
— Спасибо, Эдди.
Девушка похлопала его по руке. Она знала Эдди с десяти лет — с тех пор как ее семья переехала в это здание. После смерти родителей выяснилось, что отец не доверял страховкам и вкладывал все свои деньги в акции. Это давало неплохую прибыль, но вскоре котировки сильно упали. Морин забрала оставшиеся деньги и положила их в банк. Сумма была небольшой, но позволяла чувствовать себя в безопасности.
Эдди с шофером помогли девушке донести багаж. Дав обоим на чай, она вошла в квартиру.
Бросив пальто на софу, Морин быстро просмотрела пришедшие счета — писем она не получала. Потом, настроив радио на свою любимую станцию мягкого рока, прошла на кухню и достала себе кока-колу. Проходя мимо автоответчика, машинально включила его и отправилась в спальню разбирать сумки.
Сообщения были самыми обычными. Звонили из багетной мастерской, сказали, что готова рамка для литографии — последней в ее коллекции. Зубной врач напоминал о приеме на среду. После десяти подобных сообщений она услышала незнакомый голос с техасским акцентом:
— Мисс Макдональд, это Сильвестр Крэддок из Кервилла. Я сообщаю вам, что ваш дядя, Мак Макдональд, скончался вчера поздно вечером. Как его адвокат, я счел нужным немедленно известить вас об этом. Если вы не сможете приехать в Кервилл, я сам организую похороны. Позвоните мне по телефону 512-444-8890.
Автоответчик щелкнул и автоматически перемотал пленку.
Морин застыла на месте. Во рту у нее вдруг пересохло, а глаза наполнились слезами.
— Этого не может быть… — Она подлетела к автоответчику, прокрутила его вперед и еще раз прослушала сообщение адвоката. — Нет! — вскричала она, закрывая лицо руками. — Дядя Мак… у меня никого нет, кроме тебя…
Она взглянула на огромную картину маслом Ремингтона,
l:href="#n_2" type="note">[2]
висевшую над камином. Дядя Мак подарил этот пейзаж ее матери, своей невестке, около двадцати лет назад, надеясь заманить ее на свое ранчо. Но Джиллиан родилась и выросла в Нью-Йорке. До того, как выйти замуж за Хала Макдональда, она четыре года проработала манекенщицей и была горожанкой до мозга костей, как и се дочь. Джиллиан ненавидела Техас и вообще любое пространство под открытым небом, если там не было тротуаров, магазинов, кафе и телефонов на каждом углу.
— Дядя Мак…
Морин бросила взгляд на удобное мягкое кресло, обтянутое набивным ситцем с цветочным рисунком. Дядя всегда сидел в нем, когда приезжал к ним в гости. Обычно он всю ночь проводил в этом кресле, не желая спать в Тесном «кабинете», переделанном из кладовки.
Она вспомнила, как жила летом на его ранчо. Он учил ее ездить верхом и даже бросать лассо. Дядя Мак никогда не был женат, но прожил счастливую жизнь. Он не был отшельником, просто, по его собственным словам, в нем бурлила кровь старых ковбоев, которым никто не нужен, только земля и воля. Мак и в самом деле казался неприспособленным к современному миру. Он был счастлив там, в западном Техасе. И она должна похоронить его подобающим образом.
Дрожащей рукой Морин взяла телефонную трубку и набрала номер Крэддона. На другом конце провода телефон прозвонил четыре раза. Она взглянула на часы. В западном Техасе сейчас шесть часов вечера. Скорее всего адвокат еще на работе.
На пятом гудке трубку сняла женщина.
— Кабине — О, слава Богу! Я испугалась, что уже никого нет.
— Да, я уже уходила.
— Я вас долго не задержу. Мистер Крэддок на месте? Это Морин Макдональд.
— О, мисс Макдональд, он ушел около часа назад. — В тоне секретарши слышалось сочувствие. — Что ему передать?
Я знаю, что он очень хотел с вами поговорить.
— Передайте ему, что я вылетаю в Кервилл, чтобы все подготовить… для моего дяди. Я позвоню завтра и сообщу, в котором часу я буду.
— Очень хорошо. Примите мои соболезнования, мисс Макдональд.
— Спасибо, — сказала Морин и бережно опустила трубку на рычаг.
Выйдя из скорбного Оцепенения, она позвонила транспортному агенту, услугами которого пользовался их журнал.
Но было уже поздно, и контора была закрыта. Тогда Морин напрямую связалась с аэропортом и заказала билеты. Она прилетит в Техас во второй половине дня.
Вернувшись в спальню, девушка принялась рыться в шкафу, подбирая вещи в дорогу. Ей необходимо было чем-то заняться, чтобы не думать. Но она вдруг перестала бросать платья на кровать и опустилась в маленькое антикварное кресло.
— Дядя Мак…, у меня даже нет платья для твоих похорон!
Я никогда не думала, что ты умрешь…
И Морин разразилась слезами. Она проплакала почти два часа, меряя шагами комнаты и вспоминая свои разговоры с дядей. Но воспоминания не утешали, а лишь причиняли боль.
Она умывалась в ванной, когда зазвонил телефон.
— Ты что, динамишь меня или просто забыла? — шутливо спросил Майкл.
— Майкл… — Она посмотрела на часы: четверть десятого. — Знаешь, я совсем не настроена…
— Брось! Я прервал деловую встречу, чтобы поужинать с тобой.
Сейчас она как никогда нуждалась в утешении. Ей хотелось, чтобы ее обняли и сказали, что все будет хорошо.
— Я еду.
Морин сидела в такси, тупо уставясь в пространство. В ресторане, когда метрдотель уже вел девушку к столику Майкла, в ее душу вдруг закрались сомнения. А сможет ли Майкл, простой смертный, облегчить ее скорбь по ушедшему дорогому человеку?
Он встал и поцеловал ее. Усевшись напротив, она заметила, что он заказал шампанское. Бутылка была наполовину пуста.
— Ты жутко выглядишь. Что случилось? — спросил Майкл.
— У меня умер дядя.
Глаза ее налились слезами, но она крепко зажмурилась и залпом выпила бокал шампанского, пожалев, что это не виски.
— Тот, который жил в Техасе?
— Да.
— От чего он умер?
— Н-не знаю, — ответила Морин. И в самом деле, как же она не задала секретарше мистера Крэддока такой важный вопрос? — Я позвонила адвокату, который оставил сообщение на автоответчике. Он хочет, чтобы я организовала похороны.
— Понимаю. — Майкл взял ее за руку. — Завтра ты должна уехать?
— Да. Я знаю, у тебя есть для меня работа…
Он сжал ее руку.
— К черту работу! Я же не тиран какой-то. Ты не виновата, что так получилось. Конечно, было бы прекрасно, если бы ты осталась со мной… и с журналом. Но ты не можешь.
Морин улыбнулась:
— Майкл, ты так добр ко мне.
— Знаю. И ты не забывай об этом. Слушай, ты хочешь есть?
Она покачала головой:
— Да нет.
— Я тоже. Во всяком случае, теперь у меня пропал аппетит. Может, поедем ко мне? Мы не виделись почти две недели, и…
— Отличная идея.
Заплатив по счету, Майкл взял Морин под руку и вывел из ресторана. Такси доставило их на Пятую авеню — там располагалась квартира Майкла. Когда они остались наедине, он обнял ее и, гладя по плечу, по руке, говорил старые как мир пустяки, которые всегда говорят любимому человеку, когда ему плохо.
В постели Майкл сдерживал себя, был ласковее, чем обычно. Он держал ее в объятиях, пока не уснул Морин перекатилась на бок, все еще надеясь найти утешение в его нежности. Но внутри ее была пустота. Она не испытала радости от любовной близости. Наверное, так чувствует себя любой человек, когда над ним нависнет тень смерти.
Морин опять зарыдала. Она старалась не шуметь, и все же разбудила Майкла. Он привлек ее к себе.
— Не плачь, пожалуйста. Я знаю, как тебе сейчас тяжело, но это еще не конец света.
— Ты не понимаешь, Майкл. Кроме дяди Мака, у меня никого нет… не было…
— Но… у тебя есть я.
Она уткнулась лицом в его плечо, чтобы он не увидел случайно ее глаза в озарявшем комнату лунном свете.
— Да, Майкл, у меня есть ты, — пробормотала она, но почему-то ей не стало от этого легче.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все или ничего - Лэниган Кэтрин



Потрясающий роман..В нем всего понемногу:любовь,интрига,политика...Читаите не пожалеете.Мне понравился 10/10
Все или ничего - Лэниган Кэтринvera.r
27.01.2016, 18.53





Средний роман 8 баллов. Не верится как-то, слишком удачно все складывается у героини:- и подруги хорошие, и мужчины в очередь за ее благосклонностью, и дядюшка с наследством. Герой - мужчина женских грез - красавец, умница, миллионер, к тому же терпеливый - дает ей полную свободу, но тихонько находится на подстраховке, и всегда вовремя приходит на помощь. Жаль, что в природе таких экземпляров не бывает.
Все или ничего - Лэниган КэтринНюша
28.02.2016, 3.06





девчонки начинают и выигрывают.
Все или ничего - Лэниган Кэтриниришка
5.05.2016, 23.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100