Читать онлайн Жарче, чем тропики, автора - Лэнгтон Джоанна, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 157)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэнгтон Джоанна

Жарче, чем тропики

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

— Не подходи ко мне! — взвизгнула Мари, когда икры ее ног уперлись в кровать.
Джамал остановился в двух шагах от нее и принялся медленно и невозмутимо снимать с себя остатки одежды. Слова его звучали спокойно, но не успокаивали ее.
— Не смей больше говорить мне это. Ведь ты боишься саму себя, а не меня. Полная капитуляция может ранить твою гордость, но ты только выиграешь от такого приключения. Женщина, отказывающая собственной женственности, ущербна…
— В жизни не слышала такого вздора! — Мари следила расширившимися глазами за падающими на пол предметами его одежды, ее сердце колотилось, кажется, в горле, а желудок сжало от незнакомого ей ощущения, и всю ее охватила дрожь.
— Не каждому мужчине выпадает подобная первая брачная ночь. — Джамал с пугающей решимостью отбросил свою рубашку. — Но ты убедишься, что я готов ответить на вызов. И не унижусь до того, чтобы умолять тебя пустить меня в твою постель, как мой предшественник!
— Что, что? — пробормотала ошеломленная Мари. Разум отказал ей, когда перед ней предстал обнаженный мужчина с великолепным торсом, словно воплотилась ее самая нескромная и потаенная фантазия. Зачарованным взглядом она скользила по широким плечам, мощным грудным мышцам, курчавящимся черным волосам, покрывающим его широкую грудь и перетекающим по его плоскому, поджарому животу в шелковистые завитки вокруг… С неимоверным трудом она отвела взгляд.
— Я говорю о том унизительном положении мужчины, которого три года назад ты пустила в свой дом и в свою постель! — пророкотал он, оскалив белые зубы. — Слышал я, как над ним издевались. Его называли твоей домашней хозяйкой, смеялись над тем, что он убирает твою квартиру, готовит для тебя и обслуживает тебя во всех отношениях…
Мари попыталась сосредоточиться на его словах. Да, готовил Анри восхитительно, но его пунктик насчет постоянной приборки в конце концов довел ее до белого каленья, когда она уже стала чувствовать себя гостьей в собственном доме. Джамал явно упустил из виду тот единственный факт, который делал Анри вполне приемлемым временным постояльцем, — его половую ориентацию.
— Но это… это… — Мари не удержалась и снова взглянула на Джамала, и у нее тут же вылетело из головы, что она собиралась сказать. Ее изумленный взгляд упал на узкие бедра, длинные, стройные, покрытые темными волосками ноги и на шокирующе выпяченное подтверждение крайнего мужского возбуждения, которое не в состоянии были скрыть снимаемые им в это самое мгновение короткие черные трусики. Мари замерла и поспешно зажмурилась, но недостаточно быстро — ее врожденная стыдливость вдруг вошла в неожиданный конфликт с унизительным для нее приступом чисто женского любопытства, тут же наказанного. Боже милостивый, потрясенно подумала она, судорожно хватаясь за спинку кровати, чтобы удержаться на сразу отказавших ей ногах, неужели у всех мужчин такой?..
— Я не оскоплю себя, лишь бы подлизаться к тебе, — с жаром объявил Джамал. — Нет, я доставлю тебе такое удовольствие, которого ты никогда еще не испытывала в постели, и тогда посмотрим, кого ты предпочитаешь — мужчину или какого-то слизняка.
Мари была донельзя потрясена впервые увиденной ею вздыбленной мужской плотью. Одновременно в некоем ином, недоступном ее разуму состоянии ощутила жар и дрожь где-то в глубине себя. Ее пальцы конвульсивно вцепились в покрывало постели, она еще беспомощно пыталась уловить проблеск разума в сгустившейся в ее голове темноте.
— Я понимаю, что разгневала тебя…
— Дивное великолепие твоего тела принесет мне облегчение и развеет всякий гнев, — хрипло проговорил Джамал, решительно стянул с ее плеч и отбросил в сторону халат, прежде чем она сообразила, что происходит. — И будь спокойна: когда наступит рассвет, ты все еще будешь нежиться в моих объятиях, как и подобает новобрачной.
Не успела Мари что-то ответить, как он сгреб ее в объятия, отбросил покрывало и удивительно нежно опустил ее на постель. Она мгновенно скрестила руки на груди. Джамал взирал на нее из-под опущенных густых, еще более длинных, чем у нее, черных ресниц. Сердце женщины неистово стучало, ее дыхание прерывалось. Совершенно сломленная его опаляющим взором, она лежала абсолютно неподвижно, плененная удивительно сильным, никогда ранее не испытанным чувством.
Джамал слегка нахмурил брови и легко погладил указательным пальцем тыльную сторону ее ладони.
— Почему ты прячешь от меня свои чувства?
Мари опустила веки. Ей стоило огромного труда не смотреть на него, но это помогло хоть немного прийти в себя. Она сжала зубы и замерла.
— Я не хочу…
— Неужели я напугал тебя?
— Нет, разумеется… Просто я здесь единственная, кто пытается сохранить благоразумие! — Мари судорожно вздохнула.
— Закрой-ка рот, — очень мягко предложил Джамал, — но открой глаза…
Это может быть смертельно опасно. Ее ужасала сама мысль: вдруг он догадается… что, глядя на него, она чувствует себя изголодавшейся по сексу и от одного сознания того, кто лежит рядом с ней в чем мать родила, ее покидает обычное хладнокровие.
— Не настаивай на своем, — попросила она дрожащим голосом.
— Да что сделал с тобой тот мужик? — прорычал Джамал.
От удивления она распахнула глаза и тут же попала в ловушку его пламенеющего золотом взгляда.
— Ты напугана. Если тот парень причинил тебе боль, я найду его и убью голыми руками! — вскипел Джамал.
— Да не напугана я, — возразила оскорбленная Мари. — Просто пытаюсь помешать тебе сделать то, о чем мы оба пожалеем!
Джамал склонился над ней как тигр, готовый к прыжку, и еще раз требовательно спросил:
— Что тебе сделал тот парень?
— Да ничего, дуралей ты эдакий! — заорала она, потеряв остатки терпения. — Он — «голубой»!
Джамал замер.
— «Голубой»? — ошеломленно прошептал он.
— Именно! Теперь, когда мы это выяснили, можешь ты наконец задуматься над последствиями нашего смехотворного бракосочетания?
— «Голубой»… — повторил Джамал.
— Да, мужчина, которого не влечет к женщинам, — язвительно пояснила Мари, которую не покидало отчаяние.
С глубоко трогательным видом Джамал заметно расслабился. Лежа на боку, оперевшись подбородком на сильную руку, он вглядывался в ее раскрасневшееся лицо. Она все еще держала напряженно скрещенные руки на груди. Его твердо сжатые губы вдруг расплылись в озорной улыбке.
— И в самом деле я дуралей…
— Чего ты ухмыляешься? — спросила Мари и попыталась сесть.
Но крепкая рука удержала ее за плечо и прижала к постели.
— Хочешь, я погашу свет, и тогда ты уже не будешь так робеть? — прошептал Джамал.
— Я не робею! — ответила Мари. — Я лишь пытаюсь уберечь нас обоих от ужасной ошибки… Если бы ты только послушал меня!
— Слушаю, — улыбнулся он. Его улыбка заставила ее сердце вновь безумно забиться.
— Мы оба согласились, что наш брак — ошибка… Не так ли?
— Не так…
— И в свете нашего согласия… Что ты хочешь сказать этим «не так»? — запоздало отреагировала Мари.
Огромные зеленые глаза вновь попали в его опаляющую золотую ловушку. Она затаила дыхание — неожиданно все ее напряженное тело замерло в столь сильном чувственном предвкушении, что у нее голова пошла кругом.
Джамал прошептал что-то на своем языке и медленно, нежно коснулся губами ее дрожащего рта. Мари затрепетала, когда кончик его языка скользнул между ее губами, и вдруг почувствовала чудовищную силу собственного страстного вожделения, грозящего вырваться на свободу и лишить ее остатков разума. Это ошеломило ее. Она подняла руку и, коснувшись его плеча, почувствовала нежную гладкость его темной кожи, а он обнял Мари еще крепче и запустил пальцы в спутанную гриву ее прекрасных волос.
Биение ее сердца достигло нового пика, когда жар его тела обволок Мари, а настойчивые губы стали безжалостными. Его отважный язык проник глубоко в нежные глубины ее рта. Мари не способна была помешать этому, ее мускулы начали подергиваться, всю ее сотрясло сладостно-мучительное наслаждение, обострившее до крайности все чувства.
Запустив пальцы в его густые волосы, Мари поплыла по воле чувств, и пульсация ее желания как бы пронизывала каждую мышцу. Что ты делаешь? — взвизгнул тоненький голосок где-то в глубине ее затуманенного мозга, но она была уже не в силах послушаться этого голоска. Плотина ее сопротивления дала трещину, высвободив всю ту страсть, которую она подавляла столь долго. Нечленораздельный звук вырвался из горла Мари. Джамал, казалось, подбавил жару и без того опаляющему поцелую и проявил такое эротическое искусство, что девушку охватило обжигающее наслаждение.
— Джамал… — хрипло пробормотала Мари, когда он освободил наконец ее заалевшие губы.
С ослепительной улыбкой он высвободил ее руки из своих волос и нежно прижал свои губы к одной и другой ладошке. Ее затуманенный взор не отрывался от его глаз, в которых вспыхивали золотые блики. Его пальцы ловко стянули узкие полоски шелка с ее напряженных плеч, и Мари вдруг панически вздрогнула, испугавшись, как бы реальность не развеяла те чары, которые он наслал на нее.
Но Джамал вновь овладел ее ртом, и опять вожделение затопило Мари всепоглощающей волной. Когда она вынырнула на поверхность, задыхаясь, как начинающая пловчиха, погрузившаяся слишком глубоко, ее обнаженные груди набухли и вздымались с бесстыже налившимися розовыми сосками. Джамал удержал руки Мари, когда она попыталась прикрыться от его опаляющего взора.
— Не стесняйся, наслаждайся своей красотой вместе со мной, — хрипло попросил он. — Твои волосы превосходят великолепие рассвета, а твоя кожа — чистое свечение белой камелии.
Мари чувствовала, как вся ее плоть тянется к нему, и не осмеливалась даже дышать.
— Чистая… беспорочная. — Джамал охватил благоговейными пальцами одну подрагивающую грудь, и у Мари все внутри сжалось. Она зажмурилась от невыносимо-мучительного ощущения, когда его большой палец потер болезненно чувствительный сосок.
Его руки охватили груди, гладили их круговыми движениями, исследовали со знанием дела. Он склонил темную голову и погрузил набухший розовый бутон ее соска в жар своего рта, разжигая ее чувственность попеременным прикосновением языка н покусыванием зубами. Сердце Мари бешено колотилось. Потеряв контроль над собой, она выгнула спину, стон вырвался из груди, когда ток возбуждения пробежал по всему ее телу. Казалось, она запылала живьем на жаровне мучительного наслаждения.
Мари уже не могла оставаться без движения. Ее ногти вцепились в тонкую простыню, потом руки инстинктивно метнулись к нему, впились в плечи, прошлись по его волосам, а он с еле сдерживаемым стоном снова завладел ее ртом со страстью, полностью поглотившей ее. Мощная нога протиснулась между ее бедер, а его нежные пальцы начали ласкать дрожащие мускулы живота.
Голова Джамала снова склонилась к грудям, и его губы опалили горячими, жадными поцелуями ее и без того разгоряченную плоть. Он ловким движением разорвал последний шелковый барьер на ее бедрах, ласково провел ладонью по нежной коже живота, лаская дрожащую плоть и путаясь в огненного цвета завитках, прикрывавших самое средоточие ее женственности. Крик наслаждения вырвался у Мари, когда он добрался до источника невыносимого желания.
Джамал склонился над ней, запустив одну руку в ее спутавшиеся пряди, и голова Мари беспокойно заерзала по подушке. Ее глаза широко распахнулись и потемнели от страсти. Он смотрел на нее как сочувствующий завоеватель, взгляд его сверкающих глаз скрестился с ее взглядом. Его рука искусно надавила на самую чувственную точку всего ее содрогающегося тела.
— Скажи, что ты и вообразить не могла такого, впервые увидев меня. Скажи, что не представляла себя лежащей подо мной, лихорадочно жаждущей, чтобы я овладел тобой…
Ужасное смятение охватило Мари — в мгновение ока память вернула ее на пять лет назад. Она вспомнила, как внезапно остановилось время, когда Джамал подошел к ней, пожирая ее горящим взглядом, словно она уже принадлежала ему, словно ему достаточно лишь взглянуть на нее, чтобы обладать ею, словно всю свою жизнь она только и ждала этого момента… и его. Тогда ее посетило видение — мгновенное, откровенно похотливое видение, как он в порыве страсти бросает ее в постель и принуждает всевозможными эротическими уловками подчиниться его сексуальному господству. Видение это было столь сокрушающим, столь ощутимым и ужасным, что ей потом потребовались целые сутки, чтобы прийти в себя после их встречи.
— Я… Я… — задыхалась Мари.
— С первого взгляда ты возжелала меня…
— Нет!
— Моментально, отчаянно и незабвенно, — процедил сквозь зубы Джамал, опалив ее своим диким взглядом. — Ты почувствовала то, чего никогда раньше не испытывала. Это было столь сильное, столь всепоглощающее осознание, что мы оба поняли это…
— Нет… — Ее ресницы затрепетали, не в силах скрыть внезапно ставшие безумными глаза.
Как опытный палач, взявшийся за дело, Джамал лишь шевельнул рукой, и Мари громко вскрикнула, не сумев сдержать беспомощный стон от нестерпимого наслаждения, не справляясь с мгновенным откликом своего несносно отзывчивого тела.
— Признай это! — бросил он наводящим ужас голосом, жестоко оскалившись белыми зубами.
— Ты сукин сын! — зарыдала она в приступе безысходности и эмоционального стресса. — Ладно… да… да… да!
Одержав победу, Джамал наградил ее за капитуляцию ослепительной улыбкой и снова прильнул к ней всем своим длинным мускулистым телом. Его губы опалили безумно пульсирующую жилку над ее ключицей.
— Ты — моя женщина…
— Нет… — в отчаянии простонала Мари.
— Если бы я сгреб тебя в объятия и зацеловал до смерти, вместо стараний уговорить тебя на моем несовершенном французском, ты бы давно пала у моих ног…
— Нет! — с болью простонала Мари, но ей не хватило энергии, чтобы обуздать мучительно-трепетную реакцию своего тела и страстное желание, которое она безжалостно удерживала на точке кипения.
— Да! — с хриплым смешком Джамал провел кончиком языка по ложбине между ее вздымающимися грудями, потом обвел им набухшие соски, которые своими прежними ласками уже довел до крайней чувствительности. Мари задыхалась и извивалась под его пальцами, поддразнивающе побежавшими по внутренней стороне ее гладкого бедра, очерчивая каждую, даже самую крошечную мышцу на пути к средоточию ее естества.
Ее бедра непроизвольно вздрагивали от прикосновения руки Джамала. Ощущение у нее было такое, словно каждый нерв ее охваченного лихорадкой тела сплелся именно здесь, и каждая ласка все больше сводила ее с ума, пока она не вцепилась в отчаянии в Джамала, не нашла сама его соблазнительный рот, стремясь слиться с мужчиной всеми фибрами своей души, жаждая утолить обуревающее неуемное желание.
— Я постараюсь не сделать тебе больно, — прошептал он. — Но ты так напряжена, а я ждал так долго…
Он довел ее до такой степени возбуждения, что она окончательно утратила контроль над собой. Ничто уже не имело значения, ничто уже не воздействовало на ее лихорадочное состояние, кроме всепоглощающего желания заполнить наконец эту вызывающую невыносимую боль пустоту. Джамал скользнул между ее раздвинувшихся бедер, приподнял ее крепкими руками и ткнулся своей вздыбившейся, затвердевшей горячей плотью в средоточие ее женственности. Мари задохнулась и застыла, трепеща ресницами и испуганно вращая глазами.
— Расслабься, — процедил он сквозь зубы, естественно ожидая радушного приема.
— Пожалуйста… — Мари собиралась сказать «не надо», но не смогла вымолвить эти слова. Она была столь сильно, столь нестерпимо возбуждена, что первая же его попытка проникновения лишила ее способности и говорить, и думать.
Джамал гибко пригнулся к ней, прижавшись жесткими волосками груди к ее отвердевшим соскам, и, вновь овладев ее ртом, одним движением бедер вошел в нее. Острая боль сковала Мари, вызвала у нее неприятие. Когда она вскрикнула, Джамал освободил ее губы и уставился на нее. Его еще более потемневшее лицо исказилось от напряжения, с которым он пытался сдержать свое безудержное желание, его глаза полыхнули радостью обладания.
— Теперь ты действительно моя, любимая! — пропел он с нескрываемым удовлетворением.
Вопреки боли, Мари вновь была втянута в колодец сладострастного сексуального возбуждения. Ощущение его в себе, растягивающего ее, наполняющего ее, было столь глубоким и приятным, что она начала непроизвольно поскуливать. С ответным стоном Джамал погрузился еще глубже. И она утратила последние остатки сдержанности, когда он задвигался внутри нее, овладевая ею длинными мощными выпадами, которые утверждали его господство и ее капитуляцию.
Мари была потрясена собственной реакцией, захвачена его бурным ритмом, ее дыхание прерывалось, ее сердце билось о грудную клетку в одном ритме с каждым его выпадом.
Ее охватила первобытная жажда удовлетворения, и каждая клеточка ее существа пела, пока Джамал вгонял ее в безумное состояние бешеной страсти. Ее тело затряслось в конвульсиях, когда глубоко внутри нее произошел тепловой взрыв, который пронзил каждую клеточку ее плоти, опустошая Мари, ослепляя и оглушая ее, ошеломляя наивысшим наслаждением. И, когда Мари инстинктивно обвила Джамала руками и еще теснее прильнула к нему, содрогаясь вместе с ним в оргазме, когда для сопротивления у нее не осталось ни сил, ни желания, ей вдруг пришла в голову потрясающая мысль: ты любишь его, ты всегда любила его, призналась она себе.
Это можно было сравнить с падением в глубочайшую черную пропасть. Реальность нанесла Мари жесточайший удар. Никогда и ничто еще не потрясало ее так глубоко, как это лобовое столкновение с кипевшими подспудно эмоциями, с которыми она боролась до последнего.
Она любила его, но постоянно уверяла себя в том, что речь идет всего лишь о дурацком увлечении, но дурацкие увлечения не длятся так долго и не вызывают такой постоянной муки и противоречивости чувств. Джамал обладал всем тем, что не могло понравиться ей в мужчине, когда она вообще не желала иметь никакого дела с мужчинами. Она должна была бы возненавидеть Джамала с первого взгляда! И она пыталась возненавидеть его, еще как пыталась! Но ее постигла полная неудача, которую она отказывалась признать.
Мари все еще оставалась во власти чувств, когда Джамал перекатился на прохладное место в широкой постели, увлекая ее за собой. В полной тишине, лежа сверху на нем в его объятиях, Мари прислушивалась к его легкому дыханию и еще ускоренному биению его сердца. Она понимала, что если попытается встать, то не удержится на ногах. И была столь же убеждена в том, что если попытается убежать, то Джамал притащит ее обратно — ведь оба они знали, кто истинный хозяин положения. Эта истина вызвала у нее такое ощущение, словно к ее чувствительной коже приложили раскаленный утюг. Любовь стала частью ее существа и свела на нет все усилия защититься от этого всепоглощающего чувства.
Но откуда ей было знать, что Джамал использует ее похотливую жажду секса как оружие против нее? А ведь могла бы догадаться, с болью упрекнула она себя, вспомнив его едва сдерживаемую ярость, которую вызвал ее отказ от обручального кольца. Джамал решил поставить Мари на место, и неудивительно, что этим местом оказалась… его постель. Теперь-то она понимала, что он ни в коем случае не позволил бы ей остаться на ночь одной, особенно после всех ее поступков, после того, как он жаждал этого так долго.
У нее нестерпимо защипало глаза. Впервые в жизни Мари почувствовала себя слабой и незащищенной. Она с детства никогда ни в ком не нуждалась, не позволяла себе искать в ком-то опору, но Джамал вынудил ее нуждаться в нем. Он затронул душу и взорвал ко всем чертям ее оборону.
— Прости меня за то, что сделал тебе больно, — вздохнул Джамал.
Сжав зубы, Мари вспомнила чисто животное удовлетворение, испытанное им в самый острый сексуальный момент. Она попыталась освободиться от его объятий, но он только крепче сжал ее. Сверкнув глазами, она подняла голову и обвиняюще выпалила:
— Ты получил удовольствие от этого!
Джамал весь напрягся, побледнел и наградил ее таким свирепым взглядом, что у нее вздрогнул желудок.
— Я не нашел особого удовольствия в том, что причинил тебе боль. Твоя непорочность доставила мне радость. Никогда еще я не ложился в постель с девственницей. И не ожидал, что ты невинна, а то, что ты сделала мне такой подарок в нашу первую брачную ночь, значит для меня очень много. И за это я не намерен извиняться.
— Как жаль, что я не переспала раньше с сотней мужиков! — огрызнулась Мари, покраснев до корней волос.
— Но не переспала же, — прошептал Джамал, зевая, чего даже не попытался скрыть. — Ты ждала меня.
— И вовсе я не ждала тебя! — вскипела Мари.
— Теперь это чисто академический вопрос. Не пойму, почему ты даже после испытанного нами наслаждения пытаешься спорить со мной? — поддразнивающе спросил Джамал.
Он выглядел так очаровательно! Черные волосы, атласная кожа цвета молочного шоколада, выразительные глаза и рот, такой насмешливый и чувственный донельзя. Ей вдруг стало больно смотреть на него, и одновременно она испытывала удовольствие от того, что он принадлежит ей. Мари страдала от раздвоенности чувств, бурные эмоции захлестнули ее. Любовь с первого взгляда… Она не верила в нее, и все же это приключилось с ней. Она безумно влюбилась в Джамала, как только увидела его, и давно должна была бы понять это…
Она безумно переживала за него на приеме в университете, когда он не мог разобраться, какими столовыми приборами надо пользоваться, и при подаче каждого блюда скрытно наблюдал за ней, а она старательно, но незаметно показывала ему, как выйти из положения. И когда впоследствии она обнаружила, что не может одержать верх в споре с ним, когда ей стала понятна его неумеренная гордость, тогда-то она и должна была понять, что принц Джамал имеет над ней гораздо большую власть, чем обычно испытывает даже самая страстно влюбленная женщина.
Мари была готова расплакаться из-за собственной глупости. Если бы она осознала собственные чувства, с горечью призналась себе Мари, ей хватило бы сил подняться в тот чертов вертолет.
— Мари, — позвал Джамал.
Она вздрогнула, внезапно почувствовав, как в ее бедро уперлась его вновь отвердевшая плоть. Это потрясло ее. Мари была наслышана о механизме секса, но не могла поверить, что Джамал в состоянии снова возбудиться так быстро.
— Отчего ты притихла? — Рука Джамала ласкающе прикоснулась к ее чувствительному подбородку. От его улыбки яркостью чуть ли не в мегаватт у Мари сжалось сердце, и каждый ее нерв тревожно напрягся. — Ты выглядишь очень взволнованной, но и очень сексуальной.
Джамал положил жену не себя, обвел кончиком пальца ее нижнюю губу, распухшую от его страстных поцелуев, и Мари вновь поддалась гипнозу его горящих золотистыми искрами глаз, почувствовав, как неистово забилось ее сердце. Большим пальцем он мягко раздвинул ее губы, проник в нежную влажность ее рта, и она со стыдом почувствовала, как вновь вспыхнул огонь между ее бедрами.
— Забудь о мире за этими стенами, — хрипло посоветовал Джамал. — Наш мир — здесь, где ничто не может угрожать тебе.
Ничто, кроме самого Джамала, пронзила ее мысль.
Приподняв голову, он сунул кончик языка в ее полуоткрытый рот молниеносным, жутко эротичным движением, отчего в ней затрепетала каждая клеточка.
— Я опять хочу тебя, — призвался он.
— Нет! — с болью вскрякнула Мари, соскользнув с него так стремительно, словно опасалась изнасилования.
Джамал без труда вернул ее на прежнее место.
— Боишься, что я опять сделаю тебе больно? — Ее лицо залилось краской, когда она заметила озабоченность в его ясных, чистых глазах.
— Да, — солгала она с дрожью в голосе.
— Есть много способов занятия любовью…
— Не желаю и знать о них! — лихорадочно, на грани паники заверила она его. Джамал насмешливо улыбнулся.
— Но узнаешь. Пойдем-ка поплаваем…
— Поплаваем? — в растерянности повторила Мари.
— Раз уж мне приходится сдерживать свое желание, мне необходим эквивалент холодного душа.
— О, пошли! — не без восторга согласилась она.
Джамал откинул свою прекрасную черноволосую голову и громко расхохотался. Прежде чем она успела спросить, что его так рассмешило, он спрыгнул с постели и сгреб ее в объятия.
— Впредь у нас все будет общее, — объявил он.
— Я не нуждаюсь в холодном душе.
— Но ты его заслуживаешь, дорогая. Не помни я о том экстазе, который ты испытала в моих объятиях, я посчитал бы себя самым неважным любовником.
— Я поставила бы тебе «отлично», так что не волнуйся, — съязвила Мари. — А теперь, будь добр, поставь меня на ноги. Я не из тех женщин, что слабнут в коленках от превосходства мужской мускульной мощи!
Джамал поднял ее еще выше и запечатлел на ее устах жаркий, жадный поцелуй, от которого у нее голова пошла кругом.
— Вот от этого ты точно слабеешь в коленках, — озорно улыбнулся он. — Так, говоришь, «отлично»? С кем же ты меня сравниваешь? Или ты фантазировала на мой счет?
— Я никогда не…
— Ты маленькая лгунья, упрямая, агрессивная, злоязычная… Хорошо еще, что я женился на тебе вовсе не в надежде на медовую сладость.
— Ты женился на мне, чтобы заполучить меня в постель! — фыркнула Мари.
— Для этого не было нужды жениться, — возразил Джамал. — Я мог бы заполучить тебя в постель еще в Париже, но решил не испытывать твоего умения владеть собой… Ты должна бы быть мне благодарна…
— Благодарна? — Мари открыла рот и сжала кулаки.
Джамал насмешливо взглянул на нее.
— Ты не выдержала бы такого испытания. Я мог взять тебя после первого же поцелуя.
Взбешенная Мари размахнулась, но в следующую секунду ее слишком разгоряченное тело плюхнулось в воду. Отплевываясь и задыхаясь от неожиданности, она прижалась к облицованной плиткой стенке бассейна и смахнула намокшую прядь волос с глаз. Джамал погрозил ей пальцем со словами:
— Я не допущу, чтобы ты ударила меня. Ты — моя жена, и тебе придется относиться ко мне с уважением.
Лунный свет обрисовал его темно-бронзовый силуэт, погруженный по пояс в воду. «Ты — моя жена», отметила она для себя его слова. В общем-то ей наплевать на это. Как бы она его ни любила, трудно представить себе длительные отношения между ними. С другой стороны, ее возмутила самонадеянная вера Джамала, будто он может взять от брака все, что его устраивает, и отбросить все, что не устраивает.
— Я не только не верю в брак, но и не чувствую себя твоей женой и не желаю ею быть, — с жаром выпалила Мари. — И вовсе не почитаю брак с тобой за честь. Я чувствую себя использованной. Те обряды были просто насмешкой, и не думай, что кольцо на моем пальце мешает мне понять это.
Джамал двинулся к ней, бормоча:
— Так ты чувствуешь себя использованной? Тогда что значит для тебя нежность? Ты и это хочешь порушить, как ты рушишь все, что нас соединяет, своим узким, скованным, ничтожным умишком, эгоистичным и самодовольным чувством превосходства!
Мари оцепенела, и гневный румянец сошел с ее щек.
— Я не чувствую своего превосходства, — прошептала она пораженная, опустошенная той темной яростью, вспышку которой она сама же спровоцировала.
— Но ты отдала мне только свое тело и ничего больше. Похоже, я не заслуживаю большего. Если наш брак действительно ничего не значит для тебя, тогда я был не прав, заставив тебя снова надеть кольцо. — Он прижал ее к себе, крепко взял за руку, стянул кольцо и красноречивым жестом отвращения швырнул его в воду. — Оно останется здесь навечно, ибо тебе придется приползти ко мне на коленях для того, чтобы я позволил тебе опять носить его!
Чистое безумие: как только Джамал отобрал у нее кольцо, она захотела вернуть его с неменьшей страстью, чем та, что сквозила в проявленном им отвращении. Узколобая, эгоистичная, самодовольная, вспоминала она, и слезы сдавливали ей горло. Неужели он и в самом деле видит се такой? На душе у нее было больно, очень больно.
— Но и без кольца на твоем пальце я волен наслаждаться тем, что уже стало моим. — Не успела Мари догадаться о его намерении, как Джамал взял ее за бедра, поднял из воды и посадил на бортик бассейна.
— Что ты делаешь?! — Она в удивлении открыла рот.
— То, что хочу, — резко бросил он, раздвигая ее колени своими мускулистыми бедрами и обхватывая ее за ягодицы. — Раз ты считаешь, что я использовал тебя, тогда мне сам Бог велит совершить этот грех.
Мари погрузила дрожащие руки в его густые шелковистые волосы. Ее чувства, вошедшие в явное противоречие с высказанным ею отказом, грозили разбить надвое ее сердце, пока Джамал не завладел ее ртом со страстной настойчивостью…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоанна

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоанна



клевый чувственный роман
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннанадюшка
19.07.2010, 3.59





ДЕЙСТВИТЕЛЬНО,очень интересный роман -такой чувственный,ЖАРКИЙ.РЕКОМЕНДУЮ.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннабирюза
3.07.2011, 0.22





Роман ничего такой. 8 из 10-ти, но героиня ну уж очень недоступная была, а герой...! А таких настойчивых героев побольше! :)))
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаЮлия
9.09.2011, 18.14





Один из любимых романов. Перечитывала несколько раз. Очень нравиться.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннамария
19.11.2011, 8.44





Книга мне понравилась !!! Только героиня чересчур уж долго сопротивлялась своей любви .Хотя её можно и оправдать Её воспоминания о неудачной любви родителей ,её тёти . Да и её возлюбленный Наследный принц из страны Африки , а она француженка .Всё это создавало препятствия к обретению счастья .Слава Богу , что главный герой оказался разумным человеком .
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаМарина
19.11.2011, 20.39





Довольно интересная сказка)))))))
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаОльга
1.03.2012, 20.52





неплохо!8/10
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаИННА
14.03.2012, 14.58





Никакой. Ничего особенного. Тем, кто прочитал много романов, сюжет покажется слабым.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаОля
18.06.2012, 14.00





Мне не понравилось. Героиня очень упрямая, на протяжении всего романа отталкивающая от себя любимого...
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаАлёнка
20.06.2012, 21.16





Супер!!! Советую почитать.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннамария
20.07.2012, 13.59





Меня роман не зацепил6/10
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаАлёна
21.09.2012, 17.49





классненько
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннасвета
16.10.2012, 12.15





Ужасный роман.Идиотские мысли у героини: люблю - не люблю, хочу - не хочу.Такой сумбур в голове!Только время потеряла.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаВ.А.
28.10.2012, 22.02





Роман ничего, хорошая сказка, только гл. героиня подбешивала! гл. герой супер!!! Прочитать стоит.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаАлёна
25.02.2013, 18.59





интересный роман. мне понравился.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннатана
25.02.2013, 21.06





Прекрасно когда рядом такой мужчина, тонко почувствовал свою любимую,помог разобраться ей в своих чувствах. Замечательный роман.Читайте.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаСветлана
11.03.2013, 22.14





Прекрасный роман, интересный сюжет, рядом прекрасный принц Африканского государства.rnСтрасти, прекрасные ухаживания, мир у ног ГГ.rnЧитать стОит, 100 баллов
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаЮлия
25.03.2013, 7.34





Роман неплохой)))Но главная героиня порядком задолбала своими дурацкими выходками)))
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаRavenna
2.06.2013, 16.32





KRASIVAJA SKAZKA,NA SOVREMENNII LAD!!!!!
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаKATRINA
2.06.2013, 20.59





Не смогла дочитать даже до середины этот роман о слабоумной профессорше, не удосужившейся ознакомиться в особенностями визового режима той страны, куда она направилась в экспедицию.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаЕкатерина
9.12.2013, 18.40





Г.героиня-дура.А сам роман очень хороший!
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннажанна
24.12.2013, 23.33





Skazhem tak; roman proizvel neodnoznachnoe vpechatlenie. S odnij storoni, zdes tseleustremlennij, nastojchivij i razumnij geroj, kotorij znaet chego hochet. Pobolche bi takih v zhizni! No s drugoj storoni, nedalekaja geroinja s massoj predrassudkov. Eshe, na moj vzgljad, slishkom mnogo erotiki i malo razvitija suzheta. Voobshem, mozhet Vam ponravitsja, no eto ne sovsem moje.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаZzaeella
26.12.2013, 20.55





ну если честно роман не очень то меня зацепил , но выдумка с вертолетом в конце рассмешила меня до слез и оставил роман приятный осадок...это после всего чего произошло, я представляю какую бы она истерику устроила бы если бы вертолет сломался бы
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннадю
18.07.2014, 12.29





Роман не плохой,даже очень интересный,но главная героиня бесит своей нудностью ,ей самой нужен был словарь!
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннавиктория
29.10.2014, 10.57





Классный роман...так с муж ками и надо!!
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаДарина!!**
26.12.2014, 13.48





много диалогов, бла-бла-бла)))) но это дело вкусов, а так очень даже))) оставил приятное впечатление
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаМи
1.02.2015, 20.57





много диалогов, бла-бла-бла)))) но это дело вкусов, а так очень даже))) оставил приятное впечатление
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаМи
1.02.2015, 20.57





Героиня задрала своим упрямством и крайней невоспитанностью! Доктор, блин! Хамка какая-то. И все её истерики испортили малышку и крайне затруднили чтение. ставлю только 5
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаЕлена
17.04.2015, 13.39





Герой классный: внимательный, чуткий...хоть и черный:-) Героиня закомплексованая. 9/10
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаВикки
29.06.2015, 19.54





Хороший роман.Читайте!
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаНа-та-лья
3.08.2015, 4.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100