Читать онлайн Жарче, чем тропики, автора - Лэнгтон Джоанна, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 157)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэнгтон Джоанна

Жарче, чем тропики

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Проскочив в ближайшую арку, Мари оказалась в роскошной гостиной. Стараясь взять себя в руки, она зажмурилась. «У принца Джамала всегда только одна жена. Он так говорит», — вспомнила Мари слова служанки. Джамал, похоже, собирается нарушить свое обещание, а что может поделать несчастная женщина в обществе, где он всемогущ? Баньяни, возможно, мирилась с другими женщинами в постели ее мужа, но почувствовала себя преданной, как только появилась соперница, которая могла занять равное с ней положение во дворце.
Брак… В похищении женщины, как считают в этой стране, нет ничего страшного, пока для соблюдения приличий предлагается бракосочетание. Мари нервно усмехнулась. Ничего удивительного в том, что в аэропорту с ней обращались, как с членом королевской семьи, или в том, что ее обслуживали, как принцессу. Все, кроме нее, оказывается, ждали свадьбы по ее прибытии!
Полигамный брак. По местным обычаям мужчина вправе иметь несколько жен. Ничего не было предосудительного в том, если со временем он от каких-то освобождался, предпочитая взять новых. Разумеется, бывших жен полагалось обеспечить достойным образом. Так что содержать многочисленное семейство не всем тут было по карману. Но Джамал ведь сказочно богат.
Странно, что пять лет назад Мари даже не приходило в голову поинтересоваться, женат ли принц. Газеты писали лишь о множестве наложниц в королевском дворце…
— Почему ты так встревожена? Тебе не стыдно так низко думать обо мне? Здесь ведь не замок Синей Бороды, а я не грязный насильник, навязывающий себя беззащитной женщине! Неужели ты могла поверить, что мой отец согласился бы, чтобы я привез сюда парижанку, не намереваясь жениться на ней? Ты считаешь нас совсем дикарями? — с жаром говорил Джамал, нагнав ее в гостиной.
— А принцесса Баньяни? — возразила Мари.
— Баньяни придется смириться со своей судьбой. Меня это не касается, — отмахнулся Джамал. — Я не сделал ничего такого, чего мне следовало бы стыдиться. Я ждал тебя долгих пять лет, и Баньяни прекрасно знает об этом…
Мари в ужасе уставилась на него.
— Твоя жалость поражает, — пробормотала она.
— Жалость не безгранична, как и терпимость. Почему ты задала этот вопрос?
— Вчера вечером… — Мари не могла справиться с удивлением от того, что ему непонятна ее реакция. Боже милостивый, он и в самом деле считает, что, сделай он ей предложение пять лет назад, она изменила бы свое отношение к нему. Неужели он думает, что она тогда бросилась бы с радостью к нему на грудь? Неужели полагает, что, оказав ей сейчас подобную «честь», он сможет чудесным образом преодолеть ее сопротивление?
— Что вчера вечером? — взволнованно переспросил Джамал.
— Да ты все повторял, что когда я вернусь в Европу… Тогда ты не думал о браке! — напомнила она ему.
— Я хотел объяснить, что предоставлю тебе свободу, если ты почувствуешь себя несчастной. Дам тебе развод, но только после того, как мы попробуем пожить вместе.
Мари отвернулась. Да ни при каких условиях не выйдет она замуж за Джамала! Даже если бы у него не было Баньяни и других двухсот женщин, она сказала бы «нет». Она просто не создана для замужества. Насмотрелась уже на прелести брака во Франции, а о смешанном браке и говорить не приходится. И ее удивило желание Джамала жениться на ней. Пять лет назад он добивался, как ей казалось, лишь мимолетной связи, и она была бы не первой его любовницей в университете, далеко не первой! С принцем она познакомилась, когда он проучился всего один семестр, но уже была немало наслышана о его веселых похождениях, ох немало!
Джамал с восторгом погрузился в мир, где белые женщины жаждали разделить с ним любовь и постель. С его внешностью, очаровательно ломаным французским, огромным богатством и перспективой стать в один прекрасный день королем Джамал был неотразим для наивных девочек, готовых пасть к ногам принца. Вокруг него царила атмосфера обожания…
— Я никогда не выйду за тебя, — резко ответила Мари.
— Никогда не говори мне «никогда»!
— Я требую, чтобы ты отправил меня в аэропорт.
— Ни за что! — сверкнул Джамал глазами.
— Боишься потерять лицо, — догадалась Мари, даже жалея, что слишком хорошо знакома с традициями его страны. Расклад был понятен: он известил свою семью о намерении жениться на парижанке. Если же она откажет ему, это выльется в жуткое унижение для принца. Причем публичное. В Нботу, несомненно, нет ни одной женщины, которая отказалась бы от чести стать его женой.
— И опять ты пытаешься оскорбить меня. — Джамал смотрел на нее с упреком, сжимая кулаки. — То, что связывает нас, гораздо глубже, и «потеря лица» тут ни при чем!
Мари побледнела, но и не подумала уступать ему.
— Между нами ничего нет и не будет. Ты должен смириться с этим. Единственное, что привлекает тебя ко мне, как мне кажется, это то, что я сказала «нет» пять лет назад. Твое самолюбие просто не может смириться с тем, что на свете есть женщина, которая не желает лечь с тобой в постель.
— Ты явно лжешь и тем провоцируешь меня. — Джамал порывисто шагнул вперед и протянул к ней руки. Когда он заключил Мари в свои объятия, она не могла пошевелиться от неожиданности. Сверкающие золотыми искрами глаза пожирали ее испуганное лицо с таким опаляющим жаром, что у нее покраснели щеки. — Ты так же жаждешь меня, как и я тебя, — горячо сказал он.
— Нет!
— Вчера я прочел желание в твоих глазах. — Джамал запустил свои длинные пальцы в ее огненные волосы. — Вот я обнимаю тебя и чувствую, что твое сердце бьется так неистово, как сердце газели, которую преследуют охотники. И оно бьется так только для меня, а не для какого-нибудь другого мужчины. А я ведь даже никогда не притрагивался к тебе, — произнес он с таким жаром, что у нее дрожь пробежала по спине. — Сколько мужчин в твоем мире могли бы сказать такое о женщине, которой они жаждут обладать? Сколько мужчин обращались бы с тобой с таким безусловным уважением?
Большим пальцем он начал поглаживать мочку ее уха. У нее перехватило дыхание. Под его острым взглядом ее лицо лихорадочно вспыхнуло, голова пошла кругом, и ее судорожный вздох громко прозвучал в тишине.
— Джамал, я…
— Ты считаешь, что я должен держать себя в узде. Почему? — спросил он. Его указательный палец очертил ее дрожащую нижнюю губу с нежностью, вызывающей муку и пробудившей ее чувственность. — Я и так слишком долго сдерживался, проявлял, может быть, излишнее благородство. Во Франции я позволил тебе слишком легко отделаться от меня, но сейчас уже не допущу такого.
— Отпусти меня, — придушенно пробормотала Мари, пытаясь преодолеть охватившую ее слабость и сдержать дрожь от окатившей ее волны сексуальной чувственности.
— Разве другие мужчины не обнимали тебя… не трогали тебя? — В его красивом голосе послышались грозовые нотки. — Так почему, по-твоему, я должен вести себя иначе?
Ее потяжелевшие и набухшие груди поднимались и опадали, ее отвердевшие соски натянули тонкую ткань лифчика. Томный жар скапливался меж ее бедер, заставляя перебирать ногами и выгибать спину. Но в ее затуманенном сознании возник животный страх перед своей собственной реакцией на его ласки.
— Не делай этого!
— А твои глаза говорят: «делай», — возразил он. — Если бы я вел себя, как мужчины твоего мира, ты бы не отвергла меня пять лет назад. А я позволил тебе остаться свободной. Знаешь, почему африканцы не оставляют незамужнюю женщину наедине с мужчиной? Да потому, что мужчина грешен, а женщина слишком слаба, чтобы не поддаться искушению, ибо разве не создана она, чтобы быть величайшим наслаждением в жизни мужчины? И когда ты будешь моей душой и телом… Именно это я пообещал себе в Париже и выполню это свое обещание скорее, чем ты думаешь…
— В аэропорт! — судорожно воскликнула Мари.
Принц негромко рассмеялся и сильной рукой, скользнувшей на ее поясницу, прижал ее еще плотнее к себе.
— Взлетающий самолет… Небо открывается, как ворота в твой собственный рай… Очень привлекательно… Но ты ведь необычайно чувственная женщина, — хрипло прошептал Джамал. — Я распознал это с самого начала.
Сильная дрожь сотрясла ее тело, когда горячее дыхание принца опалило ее щеку. Он жадно и сокрушительно овладел ее ртом, и она так стремительно и глубоко погрузилась в неведомый ею мир, что почувствовала себя потерянной. Кончиком языка он раздвинул ее губы и принялся исследовать влажный и нежный рот. С глухим стоном Мари загорелась всепожирающим пламенем страсти.
Ее охватило дикое, неизведанное и всепоглощающее возбуждение. С каждым новым лихорадочным поцелуем она оказывалась на краю отчаяния и ожидания следующего поцелуя и старалась прижаться к горячему, мощному телу Джамала. Она искала близости, жаждала ее всем своим женским существом. Ее руки потянулись вверх, чуть задержались на его широких плечах и судорожно обвили его крепкую шоколадную шею, ее ищущие пальцы заиграли с густыми черными волосами на его затылке.
Подавив невольно вырвавшийся стон, он вдруг с силой сжал ее в своих объятиях и приподнял, прижимая к себе, целуя ее с ненасытной жадностью и раздувая пламя ее возбуждения до невыносимой степени. Мари вжималась в него, запустив пальцы ему в волосы. Он был ее единственным спасением в водовороте необузданной страсти. Принц пробормотал что-то, словно пытаясь освободиться от ее припухшего рта, но она не отпускала его и целовала с той неугасимой жаждой, которую он сам же пробудил в ней.
Джамал нежно опустил ее на мягкий ковер, накрыв ее, дрожащую, своим большим мускулистым телом, и жар желания воспламенил ее всю, заставив выгнуть бедра и высвободить ноги из обвивающего их халата. Его ладонь охватила ее грудь, она задохнулась, шокированная неизведанным ощущением, и выгнулась навстречу ему всей своей напряженной, ищущей плотью.
Джамал отвел свои губы от ее рта и уставился на Мари сверкающими глазами, судорожно переводя дыхание. Ослабив свои объятия, он погладил кончиком пальца ее бесстыже разбухший сосок, вызвав пульсирующую боль в самом средоточии ее женственности. Мари зажмурилась от умопомрачительного возбуждения и содрогнулась, как под напором штормового ветра.
— Я не имею права делать это, — выдохнул Джамал с внезапной яростью, резко отстранился от нее и, подхватив ее послушное тело, поставил Мари на ноги. — Сделав такое, я опозорил бы тебя, а я не могу допустить, чтобы хоть что-нибудь в наших отношениях вызывало сожаление. Ты будешь моей как жена и никак иначе!
Он опустил ее, послушную как кукла, на низкий диван. Мари никак не могла понять, что с ней случилось. Все ее тело словно обрело независимую от ее разума жизнь и сейчас кричало от жуткой неудовлетворенности. Оно до боли жаждало физической близости, которой еще никогда не испытывала. И Мари чувствовала себя совершенно оглушенной, ее сознание никак не могло выбраться из темноты, да ей в общем-то совсем не хотелось ни о чем думать…
— Я так и знал, что твое желание соответствует моему, — признался Джамал. — Теперь и ты должна признать это и быть благодарной, что мое самообладание оказалось сильнее. Хотя, если честно, не это остановило меня, а распахнутые настежь двери.
Быть благодарной? Мари чувствовала себя как бы на пепелище, когда ее огонь был затушен ведром холодной действительности. Никогда ранее она не испытывала подобной бури до предела возбужденных чувств. Ее охватило отвращение к самой себе и к Джамалу.
Она опустила голову, пытаясь сообразить, что же произошло, каким образом мужчина мог довести ее до такой степени безумия. Мари испытывала невыносимый стыд за свое поведение. Как она могла забыть судьбу Баньяни хоть на секунду? Как посмела? Горячие слезы покатились из-под ее опущенных век, и она вскочила на ноги.
— Ты должен дать мне уехать!
— Ты самая упрямая из встреченных мною женщин, — сердито бросил Джамал. — Почему ты не хочешь поговорить со мной? Почему я постоянно наталкиваюсь на твое молчание? Неужели ты настолько предубеждена против черной расы, что не желаешь прислушаться к своему собственному сердцу?
Обвинение в расовом предубеждении показалось ей уж совсем несправедливым. Мари взглянула на него с горьким упреком и бросилась вон.
Ее душили безутешные рыдания, когда она натолкнулась на Макану, поджидавшую ее в крытой галерее. Последним усилием воли Мари подавила слезы и гордо подняла голову, пытаясь скрыть разрывавшие ее душу чувства.
Как он смел привезти ее сюда? Как он смел подвергнуть ее такому невыносимому испытанию? Он вызвал в ней забытые ощущения, тревожные чувства, от которых, казалось, она давно избавилась. Страдает моя гордость, говорила она себе. Моя глупая тайная влюбленность в него пятилетней давности заставляет меня сейчас сжиматься от страха. Это же кошмар, что она вынужденно оказалась с ним рядом, словно возвратилась на место преступления.
Поднявшись в свои апартаменты, Мари долго металась из угла в угол, слишком возбужденная, чтобы присесть. Она понимала, в чем дело. Она все еще пребывала в шоке от той физической реакции, которую он вызвал в ней, не могла поверить, что именно она оказалась той сексуальной женщиной, которую Джамал только что сжимал в объятиях. Подобные физические развлечения всегда оставляли Мари холодной. Даже признавая свою влюбленность в него, она полагала, что попытка Джамала добиться близости произведет на нее не большее впечатление, чем усилия ее коллег. Но теперь она познала всю степень своей уязвимости и укоряла себя за слабость.
Как я могла позволить ему такое, как? Сама виновата, мрачно думала Мари. Девственница в двадцать восемь лет… Никогда раньше это ее не беспокоило, не вызывало у нее расстройства или сожаления, пока Джамал вновь не появился на горизонте. Она не чувствовала себя ни в коей мере ущемленной, пока он не пробудил в ней бурные чувства. Только сейчас Мари пришла к осознанию, что слишком долго отказывала себе в удовлетворении физиологических потребностей, и дождалась, что женатый мужчина заставил ее вести себя как изголодавшаяся по сексу развратница.
За долгие пять лет Джамал, оказывается, не забыл ее. Почему? Старое вожделение? В Париже принц устроил ей такую осаду, словно вел военные действия. Засыпал ее цветами и драгоценностями. Несколько месяцев, проведенные им в студенческом городке, показали, чего именно европейские женщины ждут от богатого африканца. Драгоценности она ему вернула. Но когда Мари не поддалась его ухаживаниям, он не отказался от нее и не переключился на более податливых поклонниц. Куда там!
Джамал неизмеримо выше ценил то, за что ему приходилось сражаться. Всю изощренность, изобретательность ума он сосредоточил на этой девушке, увлеченной изучением флоры и уже тогда подававшей большие надежды в науке. Может быть, ее положение в университете ему и льстило, но не это было главным. Однажды на ее пороге таинственно появился восхитительный персидский котенок. А когда она засиживалась в библиотеке, заранее оплаченное такси поджидало ее, чтобы отвезти домой. Джамал приглашал ее в оперу и на лекции знаменитостей вместо дискотек и ночных клубов.
А она снова и снова повторяла «нет» и «извини», ссылаясь на занятость, пока наконец не выдала: «Ты меня не интересуешь… Ты мне не нравишься…»
Это было неправдой, это было наглой ложью! Но самое ужасное состояло как раз в том, что Джамал знал, что она лжет, и глубоко переживал, что она отказывалась признать их взаимное влечение. Поэтому он и не забыл ее.
Она закрыла лицо дрожащими руками, ощущая небывалое, пугающее смятение. Как он смел так вести себя с ней? Да что в нем такого, что он растревожил все глубины ее души? Ее пугала неспособность сообразить, что же теперь делать. Припомнив разговор с ним во внутреннем дворике, она еще больше расстроилась от причуд своего поведения. Играла пальцами в воде фонтана и разговаривала с ним! Ну разве это разумное поведение? Почему она не потребовала вернуть ей свободу в таких выражениях, что их нельзя было бы проигнорировать? Почему не пригрозила ему, не взяла его за горло, не назвала в глаза похитителем людей?
У нее голова шла кругом от всех несообразностей своего поведения. Как-то нужно заставить Джа-мала отпустить меня, билась настойчивая мысль.
Мари вспомнила полные безысходности его последние слова. Какого бы ответа ни ожидал Джамал на свое предложение, он его не получил. Ее охватило подозрение, что он действительно мог поверить, будто она чувствует себя польщенной, узнав, как он старался завлечь ее в Королевство Нботу. Он утверждал, что им руководили самые благородные побуждения.
Благородные ли? Она здорово задела его самолюбие, когда наотрез отказала ему в Париже. Тогда он со своим непомерным высокомерием сделал предложение, от которого, по его расчетам, ни одна женщина в своем уме не отказалась бы: супружество!
Да он безумец! Мало того что он не хочет понять ее чувств, так еще не видит той глубокой пропасти в образовании и культуре, которая разделяет их. Ей от отчаяния хотелось кричать и рвать на себе волосы.
Внезапно дверь спальни распахнулась. Мари с испугом воззрилась на очаровательную брюнетку, остановившуюся на пороге. На ней был сказочный, из парчи лимонного цвета костюм. Огромные карие глаза над тонкого очертания скулами уставились на Мари. Чуть выпяченные красные губы тронула злая усмешка.
— Я — принцесса Баньяни…
Смешанные чувства охватили Мари, но прежде всего — ужас. Она не могла вымолвить ни слова, даже если бы от этого зависела ее жизнь. Ей захотелось забиться в какой-нибудь укромный уголок.
Баньяни с ненавистью разглядывала Мари.
— Морковные волосы! Уродливая европейская сучка! — выпалила она по-французски с сильным акцентом.
Что-то не похожа эта взбешенная фурия на несчастную, рыдающую женщину, отметила про себя Мари. Не было и следа слез на этом удивительно красивом лице. А выражало оно такую неукротимую ярость, что Мари испугалась, как бы Баньяни не набросилась на нее.
— Ты надеешься занять мое место… Но позволь сказать, что уготовил тебе Джамал! — выкрикнула Баньяни. — Он предложит тебе фальшивый брак. У нас его называют свамба. Ты слышала, что это такое? Это — брачный контракт на день, на неделю, самое большее на месяц или два. При нем даже не требуется развод. Мужчины прибегают к старому обычаю, чтобы насладиться женщиной и потом отделаться от нее!
Мари даже не подозревала, что в Королевстве Нботу до сих пор признают временные брачные контракты. Подобные соглашения позволяли обойти строгие правила общества, осуждающего внебрачные половые связи. Однако свамба позволяла избежать греха и стыда. Годится и связь на одну ночь, если соблюдены обычаи.
— Остановись, Баньяни… — с мукой произнесла Мари.
— Тебя это шокировало! — обрадовалась принцесса. — Ты к тому же и дура! При иных обстоятельствах король Бутасу ни за что не разрешил бы своему сыну жениться на европейской женщине!
— Баньяни, пожалуйста, прости меня за ту боль, что я причиняю тебе своим пребыванием здесь, — попросила Мари, не в состоянии выдержать испепеляющий взгляд брюнетки. — Пожалуйста, поверь мне, я вовсе не желаю выходить замуж за твоего мужа…
— За моего мужа? — взвизгнула Баньяни.
— Джамал не выпускает меня из дворца!
— Не выпускает? — изумилась принцесса. Она, видимо, считала, что француженка пребывает здесь по своей воле. — Ты не хочешь оставаться в Патате? Не хочешь замуж за принца Джамала? Не могу поверить…
— И тем не менее это так! Я не желаю иметь с ним ничего общего. Я и представления не имела, что Джамал хотел заманить меня сюда. И не знала, что он женат…
— Поэтому ты и хочешь оставить его?
— Эта лишь одна из многих причин, — покраснела Мари.
— Если ты действительно хочешь удрать, я помогу тебе выбраться из дворца, — пообещала Баньяни. — Старые женщины у нас еще пользуются головными накидками, когда выходят из дома. Под накидкой тебя никто не узнает.
— Буду очень благодарна тебе за помощь…
— Я все приготовлю.
Принцесса Баньяни приоткрыла дверь и быстро заговорила на своем языке с поджидавшей у порога Маканой. Служанка пришла в ужас и упала на колени. Не внимая ее мольбам, Баньяни вышла из комнаты. Что за ведьма! — невольно подумала Мари, но тут же одернула себя: какое ты имеешь право судить других, это не твой мир, и чем скорее ты из него выберешься, тем лучше.
Лежа на диване, Мари рассеянно листала иллюстрированный журнал, когда краем глаза заметила какое-то движение, отразившееся в высоком зеркале, и быстро обернулась.
— Ах! — вырвался у нее возглас, и она вскочила на ноги.
— Не кричи! — предостерег ее Джамал. — Это — женская половина дворца, и из уважения к твоей репутации я не должен появляться здесь…
— Именно так! — выпалила Мари. — Какого же черта ты зашел сюда?
— Я пробрался по крыше и спрыгнул на балкон.
Удивительно, что она ничего не слышала. Впрочем, чего же удивляться, если он вообще двигается бесшумно, как и полагается сыну диких тропиков.
— Ты мог бы сломать свою дурацкую шею! Что тебе нужно?
— Разумеется, мне следовало прийти под покровом ночи, перерезав охрану, — насмешливо вздохнул Джамал. — В тебе нет романтической жилки, доктор Мари Третье.
Мари прерывисто вздохнула.
— Но мы можем вместе создать романтическую обстановку. Однако ты спрашиваешь, зачем я здесь, а я спрашиваю, почему ты сбежала от серьезного разговора?
— Я ясно высказала свое настроение, — с обидой в голосе ответила Мари, не отводя взгляда от его лица.
Внимательные глаза Джамала изучающе смотрели на нее, его чувственный рот тронула легкая улыбка. Густые черные ресницы прикрыли глаза.
— Когда ты не можешь сдержать себя и пожираешь меня глазами, как мне понимать твое весьма неопределенное настроение? — тихо спросил он.
Еще более жаркий румянец начал заливать ее лицо.
— И вовсе я не…
— Еще как пожираешь, — мягко прервал ее Джамал. — Ты смотришь на меня так же, как я на тебя. То зеленый свет, то красный стоп-сигнал. Это приводит меня в возбуждение. И в данный момент вызывает у меня желание бросить тебя на постель и вновь высвободить твою страсть, дать ей волю, пока ты не зарыдаешь от восхитительной муки под моими любовными ласками и не станешь умолять меня о любовной игре до конца. Сомневаюсь, чтобы после этого ты вновь стала убеждать меня, будто я вовсе не интересую тебя.
Ошеломленная его страстной притягательной силой, Мари сама усомнилась в своем поведении. Ее лицо пылало, каждый нерв был натянут до предела, остро реагируя на сексуально возбужденную атмосферу вокруг них.
— Я не отрицаю, что… имеется некое влечение между нами, — услышала она свое произнесенное сквозь зубы признание, ощущая исходящую от него угрозу и пытаясь удержать его в узде.
— Это неожиданно, — усмехнулся Джамал.
— Н-не п-поняла.
— Ты наконец признала правду, но этого недостаточно.
— Тогда какой смысл признавать правду? — спросила она с безысходностью.
— Это лишь крошка со стола, а я хочу весь ломоть. — Его чувственные губы сжались. — Я хочу все, что ты можешь дать… в даже больше. Я не попрошайка у твоих дверей. Я возьму то, в чем ты пытаешься мне отказать. Я овладею тобой, как никому еще не удавалось, я ты уже никогда не сможешь забыть меня. Это я обещаю! — резко бросил он, и холодок страха пробежал у нее по спине.
Она-то надеялась, что признание взаимного влечения удовлетворит его, а оно, напротив, воспламенило Джамала.
— Да что у нас может быть общего? — спросила она.
— Ты действительно невинное дитя, если не знаешь, что между мужчиной и женщиной существует нечто более волнительное, чем сходство культур или образовательного уровня.
— Нет, я все знаю о всякой такой волнительности! — Мари отвернулась с нескрываемой миной отвращения. — И мне это не подходит.
Она имела мучительное знакомство с половым влечением, которое может возникнуть между совершенно разными людьми. Подобное случилось с ее родителями. Ее безответственный, эгоистичный и самовлюбленный отец то появлялся дома, то исчезал, когда хотел, едва у него появлялось очередное увлечение. Но, оставшись без денег, потеряв работу или просто желая передохнуть, он возвращался в домашний уют. Ему хватало ума не разводиться. А ее любящая мать все открывала и открывала ему дверь, прощала, верила и надеялась, что на этот-то раз все будет по-другому и он останется навсегда.
Раз за разом мать уговаривала Мари дать почувствовать отцу, что он у себя дома, что ему рады и не воспринимают его появление как случайное. От одного этого воспоминания у Мари болезненно сжалось сердце. Она давно поклялась себе, что в отличие от матери найдет свое счастье в научной карьере. Будет независима и самостоятельна. Никогда не обречет себя на беспомощность, строя свою жизнь с каким-либо мужчиной.
— Это кто же преподал тебе такой урок? — заинтересовался Джамал.
Выплыв из своих мучительных воспоминаний, Мари взглянула на него, испытывая безумное влечение к этому темнокожему красивому мужчине и ненавидя его за это. Страшно было ощущать, что она уже не справляется с собственными чувствами.
— Тебе уже двадцать восемь, а ты ведешь себя как запутавшаяся в чувствах девчонка. Почему ты сопротивляешься велениям своего сердца?
— Потому, что это невозможно… Почему, черт побери, ты не желаешь понять и принять это? — Она почти кричала, превратившись в комок издерганных нервов. — Почему ты не оставишь меня в покое? Ты можешь думать о ком-то еще, кроме себя? Заманить меня сюда и ввергнуть в этот кошмар… Да это просто садизм! Ты причиняешь мне боль! — Мари смолкла в ужасе от того, что последней фразой выдала ему свою тайну.
Его полуприкрытые глаза казались непроницаемыми.
— Ты сама себе делаешь больно. Когда ты наберешься храбрости, чтобы понять это, ты, возможно, поблагодаришь меня за то, что я даю тебе еще один шанс.
— Еще один шанс? — растерянно спросила она, не веря своим ушам.
— Но ты должна доказать, что заслуживаешь его. Если бы я не желал тебя так сильно, я бы давным-давно и думать о тебе забыл.
— Я ненавижу тебя! Неужели ты не понимаешь?
— А я вижу только страх в твоих глазах.
— Страх?
— Тебе некуда бежать. Ты отступаешь, а я наступаю. И ты быстро сдаешь позиции.
— Мы играем в войну, что ли? — нашла в себе силы усмехнуться Мари.
— Это не игра. — Джамал взглянул на часы. — У меня назначена встреча…
— Ты должен отпустить меня! — потребовала Мари.
Джамал сделал шаг к ней, но она отпрянула от него. Он рассмеялся, явно забавляясь ее испугом, и его улыбка произвела на нее чарующее воздействие. Тогда он приблизился к ней, поднял руку и прикоснулся длинными ласковыми пальцами к ее твердо сжатым губам.
— Я предчувствую долгое, жаркое лето, во время которого ты превратишься из той холодной неразбуженной женщины, какая ты сейчас, в замечательную огненную, какой ты можешь стать. Тогда ты уже не захочешь, чтобы я тебя отпустил, — сказал Джамал с абсолютной уверенностью.
— Не трогай меня! — Мари отстранилась от волнующе-интимной ласки, сдерживая дрожь всего тела и приходя в бешенство от незнакомого ей чувства неполноценности, которое он в ней вызывал.
Не слушая ее, Джамал запустил пальцы в ее локоны и накрыл своим ртом губы. Мари попыталась было увернуться, но он сжал ее в объятиях и поцеловал так, что она почувствовала, как всю ее охватывает адский жар. Она вновь испытала муку, наэлектризованная силой собственного желания. Джамал прижал ее к стене и целовал, пока ему хватило дыхания, с такой страстью, что все тревожные мысли Мари растворились во всепоглощающем наслаждении.
— Я начинаю считать часы, оставшиеся до того момента, когда ты окажешься в моей постели, — хрипло признался Джамал и отстранился от нее.
Мари изо всех сил старалась удержаться на предательски ослабевших ногах, несмотря на сильное головокружение. Она с трудом приподняла отяжелевшие веки. Джамал исчез. Она скользнула вниз спиной по стене, как мягкая тряпичная кукла, опустошенная вызванными им чувствами, эмоционально и физически иссушенная собственным смятением. Что же, черт возьми, делать, если Баньяни не поможет мне? — лихорадочно подумала Мари. Сколько времени потребуется принцессе на приготовление ее побега?
Баньяни появилась через полчаса после ухода Джамала. Опять дверь открылась без предварительного стука. На пороге стояла фигура в накидке до щиколоток. Глубокие складки скрывали женские формы. В самом деле прекрасная маскировка. Мари узнала посетительницу только по желтым туфлям. К ее ногам упал сверток одежды.
— Поторопись, нас ждет машина! — прошептала Баньяни.
— Прямо сейчас?
— Ты что, передумала?
— Конечно нет! — воскликнула Мари.
С учащенно бьющимся сердцем она накинула на себя пеструю простыню, какие видела из окна машины на местных женщинах.
— Спрячь руки под накидку, — подсказала Баньяни, — опусти голову пониже и не разговаривай.
В коридоре никого не было. Мари с трудом передвигалась в непривычном одеянии. Когда я наконец окажусь дома, то посмеюсь над этим приключением, пообещала себе француженка, хотя понимала, что пока ей не до смеха. Единственное, о чем она могла думать, это о том, что больше никогда не увидит Джамала, и за это страшно сердилась на саму себя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоанна

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоанна



клевый чувственный роман
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннанадюшка
19.07.2010, 3.59





ДЕЙСТВИТЕЛЬНО,очень интересный роман -такой чувственный,ЖАРКИЙ.РЕКОМЕНДУЮ.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннабирюза
3.07.2011, 0.22





Роман ничего такой. 8 из 10-ти, но героиня ну уж очень недоступная была, а герой...! А таких настойчивых героев побольше! :)))
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаЮлия
9.09.2011, 18.14





Один из любимых романов. Перечитывала несколько раз. Очень нравиться.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннамария
19.11.2011, 8.44





Книга мне понравилась !!! Только героиня чересчур уж долго сопротивлялась своей любви .Хотя её можно и оправдать Её воспоминания о неудачной любви родителей ,её тёти . Да и её возлюбленный Наследный принц из страны Африки , а она француженка .Всё это создавало препятствия к обретению счастья .Слава Богу , что главный герой оказался разумным человеком .
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаМарина
19.11.2011, 20.39





Довольно интересная сказка)))))))
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаОльга
1.03.2012, 20.52





неплохо!8/10
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаИННА
14.03.2012, 14.58





Никакой. Ничего особенного. Тем, кто прочитал много романов, сюжет покажется слабым.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаОля
18.06.2012, 14.00





Мне не понравилось. Героиня очень упрямая, на протяжении всего романа отталкивающая от себя любимого...
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаАлёнка
20.06.2012, 21.16





Супер!!! Советую почитать.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннамария
20.07.2012, 13.59





Меня роман не зацепил6/10
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаАлёна
21.09.2012, 17.49





классненько
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннасвета
16.10.2012, 12.15





Ужасный роман.Идиотские мысли у героини: люблю - не люблю, хочу - не хочу.Такой сумбур в голове!Только время потеряла.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаВ.А.
28.10.2012, 22.02





Роман ничего, хорошая сказка, только гл. героиня подбешивала! гл. герой супер!!! Прочитать стоит.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаАлёна
25.02.2013, 18.59





интересный роман. мне понравился.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннатана
25.02.2013, 21.06





Прекрасно когда рядом такой мужчина, тонко почувствовал свою любимую,помог разобраться ей в своих чувствах. Замечательный роман.Читайте.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаСветлана
11.03.2013, 22.14





Прекрасный роман, интересный сюжет, рядом прекрасный принц Африканского государства.rnСтрасти, прекрасные ухаживания, мир у ног ГГ.rnЧитать стОит, 100 баллов
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаЮлия
25.03.2013, 7.34





Роман неплохой)))Но главная героиня порядком задолбала своими дурацкими выходками)))
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаRavenna
2.06.2013, 16.32





KRASIVAJA SKAZKA,NA SOVREMENNII LAD!!!!!
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаKATRINA
2.06.2013, 20.59





Не смогла дочитать даже до середины этот роман о слабоумной профессорше, не удосужившейся ознакомиться в особенностями визового режима той страны, куда она направилась в экспедицию.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаЕкатерина
9.12.2013, 18.40





Г.героиня-дура.А сам роман очень хороший!
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннажанна
24.12.2013, 23.33





Skazhem tak; roman proizvel neodnoznachnoe vpechatlenie. S odnij storoni, zdes tseleustremlennij, nastojchivij i razumnij geroj, kotorij znaet chego hochet. Pobolche bi takih v zhizni! No s drugoj storoni, nedalekaja geroinja s massoj predrassudkov. Eshe, na moj vzgljad, slishkom mnogo erotiki i malo razvitija suzheta. Voobshem, mozhet Vam ponravitsja, no eto ne sovsem moje.
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаZzaeella
26.12.2013, 20.55





ну если честно роман не очень то меня зацепил , но выдумка с вертолетом в конце рассмешила меня до слез и оставил роман приятный осадок...это после всего чего произошло, я представляю какую бы она истерику устроила бы если бы вертолет сломался бы
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннадю
18.07.2014, 12.29





Роман не плохой,даже очень интересный,но главная героиня бесит своей нудностью ,ей самой нужен был словарь!
Жарче, чем тропики - Лэнгтон Джоаннавиктория
29.10.2014, 10.57





Классный роман...так с муж ками и надо!!
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаДарина!!**
26.12.2014, 13.48





много диалогов, бла-бла-бла)))) но это дело вкусов, а так очень даже))) оставил приятное впечатление
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаМи
1.02.2015, 20.57





много диалогов, бла-бла-бла)))) но это дело вкусов, а так очень даже))) оставил приятное впечатление
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаМи
1.02.2015, 20.57





Героиня задрала своим упрямством и крайней невоспитанностью! Доктор, блин! Хамка какая-то. И все её истерики испортили малышку и крайне затруднили чтение. ставлю только 5
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаЕлена
17.04.2015, 13.39





Герой классный: внимательный, чуткий...хоть и черный:-) Героиня закомплексованая. 9/10
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаВикки
29.06.2015, 19.54





Хороший роман.Читайте!
Жарче, чем тропики - Лэнгтон ДжоаннаНа-та-лья
3.08.2015, 4.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100