Читать онлайн Счастье обретения, автора - Лэнгтон Джоанна, Раздел -

в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастье обретения - Лэнгтон Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 104)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастье обретения - Лэнгтон Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастье обретения - Лэнгтон Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэнгтон Джоанна

Счастье обретения

Читать онлайн

Аннотация

Пять лет назад Эмилия пережила тяжелый стресс. Пропал Анхел, ее муж, с которым она прожила всего несколько месяцев, причем отношения у них перед его исчезновением были натянутыми и сложными. Брат и сестра мужа, всегда ненавидевшие Эмилию, вынудили ее покинуть дом и начать зарабатывать на жизнь самостоятельно.
И вот, когда уже все считали Анхел а погибшим, он неожиданно возвращается. Любовь между супругами вспыхивает с новой силой, однако ей предстоит выдержать серьезный экзамен на прочность...




Пять лет ни жена, ни вдова, да была ли она замужем? Такие мысли нет-нет, да и приходили Эмилии в голову, пока руки машинально выполняли работу — подкалывали, подгоняли, распарывали, — входившую в обязанности хозяйки небольшого магазина готовой одежды в скромном районе на окраине Бостона.
Ее родители поженились поздно, и она появилась на свет, когда им было далеко за сорок. Внешние проявления чувств в семье были очень редким явлением. И ее такой воспитали, сдержанной, скрытной, приученной подавлять чувственные порывы… С этим уже ничего не поделаешь. Да и к чему теперь об этом размышлять после стольких лет отсутствия мужа. Если б она могла плакать, но и слезы давно выплаканы. Анхел Фагундес бесследно исчез во время одной из длительных деловых поездок по странам Латинской Америки. Прошло уже пять лет, и надежды на то, что он жив, у Эмилии не осталось. Недолгое пребывание в роскоши не оставило в ней глубокого следа. Помимо пуританской нравственности она унаследовала от родителей уважение к труду. Одним из ранних воспоминаний было постоянное жужжание швейной машинки. Мать была искусной швеей, и ее талант служил источником дополнительного дохода семьи. Поэтому, оставшись без средств в силу сложившихся обстоятельств после исчезновения мужа, она предпочла пусть нелегкую, но зато независимую жизнь подальше от родственников Анхела Фагундеса. Единственной ниточкой, связующей ее с прошлой жизнью, были телефонные звонки друга детства Майкла Уитни, правда в последние два года они раздавались все реже и реже. Эмилия всегда рада была слышать его голос, ведь у нее никого не осталось кроме Майкла.
А тогда, почти шесть лет назад, казалось, само счастье постучалось в ее дверь. Выйти замуж за крупного банкира, да еще по любви, было большой удачей для школьной учительницы из глухой провинции. К тому же Анхел Фагундес, испанец по происхождению, кроме богатства, обладал внешностью героя девичьих грез. Так почему же ее брак так быстро потерпел фиаско? Поскольку причины ее неудач скрывались в ней самой, Эмилия мыслями уходила в детские воспоминания.
Их детство прошло в прекрасном краю на берегу озера Мичиган, среди лесов и парков огромной усадьбы, в которой ее отец служил егерем, а отец Майкла управляющим. В тринадцать лет она даже решила, что влюблена в него, однако очень скоро поняла, что относится к нему скорее как к брату, которого ей не хватало в семье…
Эмилия находилась в примерочной, подкалывая подол юбки на своей постоянной клиентке, когда прозвенел дверной колокольчик, что означало, что кто-то вошел в магазин.
— Похоже, у вас нет отбоя от клиентов, — заметила дама. — По-моему, сейчас у людей просто не остается времени на личную жизнь.
— Я не жалуюсь.
Печальная улыбка Эмилии противоречила ее словам. Если б у нее была личная жизнь! Она вколола последнюю булавку и поднялась с колен.
Среднего роста, хрупкого телосложения, Эмилия не отличалась броской красотой. Примечательными в ее внешности можно было назвать густые золотистые волосы, которые она скручивала жгутом, удерживая на затылке с помощью большой заколки, да еще глаза, широко расставленные большие серо-зеленые глаза на скуластом лице. Казалось, в них навсегда запечатлелись краски озерно-лесного края, где она родилась. Были в них и холодноватая озерная глубина, и таинственная прозелень лесов. Открытый взгляд предполагал в ней прямодушие и чистоту помыслов.
Выйдя из примерочной, Эмилия с удивлением уставилась на двух представительных мужчин в официальных костюмах и молодую женщину, которые разговаривали с ее помощницей Адой Уилкинсон, женщиной средних лет.
— Эмилия, эти люди пришли к вам, — сообщила Ада, глаза которой горели любопытством.
— Слушаю вас, чем могу быть полезна? — спросила Эмилия.
— Вы Эмилия Мелдэм?
Три пары глаз смотрели на нее с каким-то непонятным интересом. Эмилия ощутила исходившее от них нетерпение и медленно кивнула.
— Не могли бы мы поговорить где-нибудь в другом месте, чтобы нам не мешали, мисс Мелдэм?
Волнение, которое охватило Эмилию, выдавали только ее глаза, которые, казалось, стали еще больше.
— Мы можем подняться к вам в квартиру? — спросила молодая женщина.
Только теперь Эмилия заметила, что на женщине полицейская форма, и волнение ее возросло. Но ведь обычно полицейские начинают с того, что представляются… Теперь на нее с интересом смотрели и две ее помощницы вместе с дамой-клиенткой. Эмилия вспыхнула и поспешила открыть дверь, ведущую через небольшой коридор к черному ходу и к лестнице на второй этаж, где находилась ее квартира.
— Может, вы объясните, что все это значит? — довольно резко спросила Эмилия, как только они вышли из помещения магазина.
— Мы только соблюдаем правила предосторожности, — ответил более старший по возрасту из мужчин и протянул ей свое официальное удостоверение. — Я старший офицер полиции Рикмэн, а эта юная леди констебль Бейтс. С нами этот джентльмен, Эррол Фонтейн, советник по особым делам из Министерства иностранных дел. Теперь мы можем подняться к вам и поговорить?
Почему-то Эмилия подчинилась его спокойному тону.
Что могло понадобиться от нее полиции? Да еще старшему офицеру полиции? И какое отношение она имеет к Министерству иностранных дел? Внезапно ее охватила паника. Министерство иностранных дел! Анхел!
Дрожащими руками она вставила ключ и повернула его в замке. Как долго она ждала такого визита, а теперь он застал ее врасплох. Когда же она перестала вздрагивать от каждого телефонного звонка и звонка в дверь? Задавленная чувством вины от такого открытия, Эмилия словно приросла к месту, на котором стояла. Пришлось женщине-полицейскому успокаивать ее и выводить из состояния ступора.
— Все хорошо, — приговаривала констебль Бейтс, тихонечко подталкивая ее внутрь квартиры. — Мы пришли не для того, чтобы огорчить вас, миссис Фагундес.
Миссис Фагундес… Как давно к ней так не обращались… Она рассталась с именем мужа после жестокого вторжения в ее личную жизнь бульварной прессы. Бесконечные репортеры с бесконечным вопросом: каково живется жене крупного банкира, который бесследно исчез, просто растворился в воздухе? Она отказывалась давать интервью, и тогда интерес светских хроникеров обернулся для нее злобной и грязной историей.
Значит, они пришли не с плохой новостью, наконец дошло до сознания Эмилии. Но с чем еще они могли прийти через столько лет? Здравый смысл одержал в ней верх над паническим волнением, и она понемногу приходила в себя. Наверное, обычный визит вежливости и сейчас ей сообщат, что дело не закрыто и поиски продолжаются. Давненько ей не приходилось встречаться с представителями чиновничьего мира. А было время, когда она постоянно названивала им, настаивая, требуя и, наконец, в истерике умоляя что-то предпринять, пока не дошла до такого состояния, когда возможность узнать пугала больше неизвестности. Вот тогда Эмилия и начала терять надежду на счастливое возвращение мужа…
В конце концов брат Анхела Лусиано и его сестра Эстелла смирились с мыслью о его гибели к концу первого же месяца после его исчезновения. Достоверно было известно, что Анхел Фагундес, завершая поездку по странам Латинской Америки, оказался в столице Чили в тот день, когда начался военный переворот в этой стране. Он расплатился в гостинице и сел в поджидавший его лимузин, чтобы ехать в аэропорт, откуда собирался вылететь домой. Его сопровождала вторая машина с телохранителями. По дороге на них было совершено вооруженное нападение, во время которого телохранителей взрывной волной выбросило из машины. Сами они серьезно не пострадали, но их машина была выведена из строя. Лимузин вместе с нападавшими в масках людьми исчез из виду, пока они приходили в себя. Больше никто ни Анхела, ни его водителя живыми не видел. Военных, захвативших власть в стране и проводивших массовые репрессии, мало интересовала судьба какого-то иностранца. Они отговаривались тем, что в первую неделю погибло и без вести пропало много людей из-за царивших тогда беспорядков. Кроме охранников, других свидетелей не было, и где его искать, было непонятно. Но не было и никаких доказательств гибели Анхела. Отсутствие каких либо доказательств того или другого невыносимо терзало Эмилию все эти годы.
— Пожалуйста, присядьте, миссис Фагундес, — настойчиво предложила констебль Бейтс.
Прямо как в фильме о полицейских, мелькнуло в голове Эмилии. Она с трудом сдерживалась, и ее раздражало, что кто-то пытается командовать ею в собственном доме. Тем не менее она опустилась в кресло и смотрела, как двое солидных мужчин пытаются уместиться на маленьком диванчике. Нахмурив брови и сгорая от нетерпения, она ждала. Судя по напряженным и беспокойным лицам неожиданных визитеров, они сами горели нетерпением изложить ей цель своего прихода.
— Констебль Бейтс сказала вам правду, миссис Фагундес, мы пришли к вам с хорошей новостью. Ваш муж жив. — Голос старшего офицера прозвучал твердо, даже торжественно.
Эмилия не смела шелохнуться, ее невидящий взгляд был устремлен на мистера Фонтейна. Наконец она разжала бескровные пересохшие губы и еле слышно произнесла:
— Это невозможно…
Тогда в разговор вступил Эррол Фонтейн, представлявший Министерство иностранных дел, и напомнил ей, что сразу после исчезновения Анхела Фагундеса разрабатывалась версия похищения. А также все остальные криминальные версии, какие только существуют в мире, мысленно добавила Эмилия, вспоминая события этих трех лет.
— В конце концов, ваш муж был… и остается, — поспешил добавить господин Фонтейн, с опаской поглядывая на отсутствующее выражение лица Эмилии, — одним из богатейших и влиятельных людей делового мира…
— Вы говорите, жив… — произнесла Эмилия, явно не слушавшая его, и окинула недоброжелательным взглядом присутствующих: как они посмели решиться на такую жестокость, оживить в ней надежду. Она не сможет еще раз пережить то, через что ей уже пришлось пройти. — Как может Анхел быть живым, если прошло пять лет со дня его исчезновения? Если он выжил в том кошмаре, то где был все это время? Вы ошиблись… это ужасная ошибка!
— Ваш муж жив, миссис Фагундес, — отчетливо произнес офицер Рикмэн еще раз. — Я понимаю, что для вас эта новость как гром среди ясного неба и сейчас вы в шоке. — Голос его приобрел несвойственную полицейским интонацию мягкой доверительности. — Но, пожалуйста, поверьте, что мы говорим вам правду: ваш муж, Анхел Фагундес, жив и здоров.
Эмилию трясло как в лихорадке, она напряженно вглядывалась в их лица, а потом вдруг зажмурилась. Она боролась с внутренним недоверием и отчаянно молила Бога, чтобы его слова оказались правдой, а не сном. Сколько раз за эти годы ей снилось счастливое возвращение мужа и в какое глубокое отчаяние она погружалась после пробуждения! Так не дай мне проснуться на этот раз, взывала она мысленно к Господу.
— Ваш муж объявился в Аргентине два дня назад, — решился сообщить ей советник по особым делам.
— В Аргентине… — повторила Эмилия дрожащим голосом.
— Он провел почти пять лет в чилийской тюрьме, а когда его выпустили, ему хватило здравого смысла при первой возможности тихо выбраться из этой страны.
— В тюрьме? — От потрясения Эмилия стала заикаться и широко распахнула глаза, уставившись на Фонтейна. Такое ей и в голову не могло прийти. — Анхела посадили в тюрьму? За что?!
В тот день, когда в Чили начался военный переворот, Анхел Фагундес был похищен неизвестными людьми в масках и увезен в горы.
Возможно, это простое совпадение и за него только собирались получить выкуп, но события в стране спутали планы людей, заказавших его похищение. Через несколько дней на хижину в горном лесу, где держали Анхела вооруженные до зубов похитители, наткнулась большая вооруженная группа людей, сторонников Альенде, скрывавшихся от новой власти. Завязалась перестрелка, во время которой Анхела ранили. Пришедшие, выяснив, что он жертва, а не бандит, организовали ему лечение в одном из ближайших поселений, но туда явились войска нового правительства, зачищавшие территорию страны от последних очагов сопротивления. Не успев окончательно поправиться, с чужими документами Анхел Фагундес был заключен в тюрьму, его приняли за одного из уцелевших приверженцев прежней власти.
Анхел жив… Анхел жив! И если здравый смысл призывал Эмилию к осторожности, то сердце уже готово было поверить. Но она по-прежнему пребывала в состоянии шока.
— Естественно, напрашивается вопрос, почему ваш муж не назвался сразу, как его схватили в поселковой больнице, — невозмутимо продолжал свое повествование советник Фонтейн. — Дело в том, что Анхел Фагундес, имевший финансовые дела с правительством Альенде, боялся, что, назвав себя, может подписать себе смертный приговор. Ведь он не знал, кто заказал его похищение и с какой целью. Кстати, этого мы до сих пор не знаем, есть только предположения…
Эмилия изо всех сил старалась сосредоточиться на том, что говорил советник, но все проходило мимо ее сознания, кроме того, что Анхел был похищен и ранен… Значит, сбылись самые худшие из ее опасений.
— …И если до заказчиков дошло бы, что он жив, ему вряд ли удалось бы спастись, поэтому он решил, что безопаснее отсидеться в тюрьме. Как только его освободили, он устремился к границе, перешел ее и оттуда связался с бизнесменом Антонио Бенисио, проживающим в Аргентине, который привез его к себе домой и позаботился о нем.
— Антонио… — прошептала Эмилия и прижала к вискам кончики пальцев. — Кажется, Анхел дружил с ним в университете.
— Час назад личный самолет Антонио Бенисио доставил вашего мужа на родную землю. Он настоятельно просил, чтобы о его возвращении как можно дольше не пронюхали в средствах массовой информации. Собственно, по этой причине мы приняли меры предосторожности в помещении вашего магазина.
Анхел жив и возвращается домой… Домой? Значит, к своим родным, но не к ней! Осознав это, Эмилия продолжала сидеть как пришибленная, ее раздирали противоречивые чувства. Эти люди пришли к ней, потому что для них она законная жена и ближайший родственник. Но как ни больно было признаваться, самой Эмилии известно, что к моменту отъезда мужа в Чили их брак фактически распался. Если бы не вмешались жестокие обстоятельства, он уже давно попросил бы у нее развода. Его брат давно советовал ему сделать это. А разве его сестра грубо не намекала ей, что она неподходящая жена для ее брата. И теперь, пройдя через все эти страдания, он наверняка захочет полнокровной и счастливой жизни. Скорее всего, узнав обо всем, что произошло за время его отсутствия, он даже не захочет ее видеть и будет общаться исключительно через юриста, специализирующегося на бракоразводных процессах.
— Миссис Фагундес. Эмилия… можно мне называть вас Эмилией? — спросил офицер полиции Рикмэн.
— Его родные… семейство Фагундес. брат с женой и сестра… — Эмилия говорила ровным безжизненным голосом, даже не услышав вопроса. — Они, должно быть, сейчас радостно встречают Анхела, у них праздник.
Лицо офицера полиции Рикмэна приняло официальное выражение.
— Насколько мне известно, а эта информация не подлежала разглашению, родным вашего мужа позвонил Антонио Бенисио и они сразу вылетели в Аргентину.
Новость подействовала на нее самым удручающим образом: и так бледное лицо стало смертельно бледным. Родные Анхела даже не потрудились сообщить ей о спасении мужа! Голова Эмилии поникла, их очередная жестокость поразила ее в самое сердце.
Повисла гнетущая тишина, всем стало не по себе.
— Бывают такие моменты, как в данном случае, когда родные, живущие врозь, неожиданно совершают поступок, не успев подумать, — смущенно заметил советник Фонтейн. — Мы сами узнали о происходящем только благодаря запросу нашего посольства в Аргентине к нам в министерство. Им требовалась определенная информация, чтобы выдать паспорт вашему мужу для возвращения на родину.
Эмилия продолжала молчать. Она так пристально разглядывала ковер у себя под ногами, что глазам стало больно. Вероятно, Лусиано уже объяснил Анхелу, почему он не взял ее с ними в Аргентину. И о той лживой истории, напечатанной о ней в бульварной прессе через три месяца после исчезновения Анхела. Грязная сплетня и публичное оскорбление окончательно подорвали ее душевные силы и вынудили покинуть дом семейства Фагундес, чтобы не лишиться рассудка.
Эррол Фонтейн, не дождавшись никакой реакции от Эмилии, бодрым тоном стал излагать дальше:
— На данный момент мы имеем от вашего мужа настоятельную просьбу выяснить, почему вы не были поставлены в известность. Он не в курсе, что его родственники забыли поставить в известность нас.
Эмилия наконец нерешительно подняла на него глаза.
— Это правда?
— По-моему, ваш муж недвусмысленно дал понять, что с нетерпением ждет встречи со своей женой… — сказал офицер полиции и улыбнулся, чтобы успокоить ее.
Эмилия перевела взгляд на него, в ее глазах светилось изумление и недоверие.
— Анхел с нетерпением ждет встречи… со мной? — От волнения ей не хватило дыхания и последние слова она произнесла почти шепотом.
Может, она ослышалась?
— Как вы уже знаете, ваш муж прилетел в Нью-Йорк, там пересел в вертолет и сейчас направляется к Бостону, где и совершит посадку на частном аэродроме. Мы отвезем вас туда.
Возможно, так ему удастся избежать внимания журналистов разного толка.
— Он хочет видеть меня?! — У Эмилии вырвался резкий смех, угрожающе похожий на истерический.
Она отвернулась и прикрыла ресницами глаза, чувствуя, что вот-вот расплачется. Ей бы остаться сейчас одной, а не сидеть под взглядами посторонних людей. Наверняка они в курсе ее запутанных отношений с Анхелом. Придется привыкнуть и к этому, теперь она знает, что для журналистов, работающих в средствах массовой информации, нет ничего святого. Поведение же семейства Фагундес объясняется именно их деятельностью. Вон сколько времени прошло, а их отношение к ней не изменилось.
После исчезновения Анхела ФБР провело тщательное расследование по всем направлениям, к которому привлекались следственные органы тех стран, в которых были отделения банка Фагундес. Финансовые эксперты проверяли платежеспособность банка. Подозревали мошенничество, вымогательство, даже двойную бухгалтерию. Проверяли вероятность связей председателя правления банка, каковым являлся Анхел Фагундес, с преступными синдикатами. Не обнаружив ничего, подтверждающего эти версии, следователи все внимание перенесли на ближайшее окружение Анхела, на членов его семьи. Проверялась версия, по которой кто-то из них мог нанять профессиональных убийц. чтобы избавиться от него, пока он находился за границей. Проверено было все и вся, допрашивали всех, задавали бесконечные вопросы, не смущаясь, что вторгаются в глубоко личные дела опрашиваемых людей. Анхел был слишком богат и слишком заметной фигурой в международном банковском деле, чтобы его исчезновение не вызвало подозрений, касающихся всех, кто был так или иначе связан с ним. Но ни один человек не пострадал в результате проводимого расследования так, как пострадала Эмилия, его жена, которую снобствующие брат и сестра Анхела втайне презирали, жена, которая мгновенно стала козлом отпущения и виновницей несчастья. Лусиано с Эстеллой набросились на нее как голодные крысы. Прежде всего ее обвинили в том, что Анхел сам вызвался поехать проверять отделения банка в странах Латинской Америки, хотя мог послать кого-то из служащих банка.
— В таких случаях, как этот, мы, как правило, организуем охрану на период изоляции пострадавшего, — заметил Эррол Фонтейн, — но ваш муж категорически отказался от нашей поддержки.
— Думаю, Анхел сказал, что лучше тюрьма, чем ваша опека, — сказал офицер Рикмэн, еле сдерживая улыбку.
На низком журнальном столике перед Эмилией появилась чашка с чаем.
— Вы пережили сильное потрясение, — доброжелательно сказала констебль Бейтс. — А вам еще предстоит сегодня встреча с мужем.
При этом напоминании Эмилия порывисто поднялась и прошла в спальню, где снова закрыла глаза, чтобы хоть немного привести мысли в порядок. Анхел жив, Анхел на пути к дому. Возвращается к ней? Она обругала себя, что все время думает не о том. Как можно быть такой эгоисткой?! Раз Анхел нуждается в ней, значит, ее место рядом с ним. Это так очевидно и естественно. Да что тут рассуждать. Если Аыхел потребовал встречи с ней, ее ничто не удержит!
Может, Лусиано, в конце концов, промолчал о том ее мнимом романе? А если так, чем он объяснил Анхелу ее отсутствие на борту самолета, доставившего родственников в Аргентину? И что скажет Анхел, когда вернется? Как она объяснит ему, почему ушла из его дома? Почему скрывается под другим именем? Почему стала вести жизнь, совсем не похожую на ту прежнюю, которая ненадолго стала ее жизнью?
Эмилия открыла глаза и вгляделась в фотографию, стоявшую в рамке на столике возле ее кровати, с которой ей улыбался Анхел. Типичный испанец: жгучий красивый брюнет, море обаяния в сочетании с холодным высокомерием.
Фотография сделана на Корсике, куда они заехали по ее просьбе во время их свадебного путешествия по югу Франции. В общей сложности они прожили вместе всего семь месяцев, на протяжении которых она наблюдала, как он постепенно отдаляется от нее. Дверь, соединявшая их спальни, открывалась все реже, все больше времени он стал проводить за границей, разъезжая по делам банка. В результате Эмилия все больше замыкалась в себе. Нет, она не переставала любить его, только теперь любовь ей доставляла одни страдания.
Тихий стук в дверь прервал поток ее воспоминаний. То, что предстояло ей сейчас и должно было стать счастливейшим событием в ее жизни, почему-то вызывало у нее панику.
Эмилия повернула к констеблю Бейтс залитое слезами бледное лицо.
— В чем дело?
— Через полчаса нам выезжать. На вашем месте я бы поторопилась закрыть магазин и решить, что надеть для встречи с мужем.
Что надеть? Эмилии стало смешно, но она сдержалась, это уже похоже на истерику. Анхел… Анхел… Сколько же ему пришлось пережить. Похищение, смертельную опасность, тяжелое ранение, пребывание в тюрьме в чужой стране под чужим именем. Разве жизнь готовила его к таким испытаниям? Анхела, рожденного в богатстве, привыкшего отдавать распоряжения и пользоваться всеми благами, которые гарантировало ему его социальное положение.
Когда-то ему нравилось видеть ее в зеленом, вспомнилось ей. Да, точно, зеленый его любимый цвет. Бросившись к шкафу, она начала судорожно копаться в его содержимом.
А может, он хочет встретиться с ней только для того, чтобы сказать: «Привет, я вернулся… Но, увы…» И снова замаячат за этими словами происки его драгоценной семейки. Да! Ведь существует еще Патрисия Рэндел! Как же она забыла о ней?! Его первая, его настоящая любовь, бывшая невеста Анхела, родившая ребенка неизвестно от кого и отказавшаяся назвать имя отца ребенка. Эмилия закрыла лицо ладонями. Внутри все дрожало. Нет, она просто ненормальная. Радость и страх переполняли ее с такой силой, что ей отчаянно хотелось одновременно и кричать, и плакать…
Телефонный звонок остановил Эмилию, когда она вместе со своим эскортом уже собиралась выходить.
— Эмилия?
Она узнала голос младшего брата Анхела, Лусиано. Звонок после стольких лет глухого молчания! Эмилия буквально онемела от страха, вообразив, что он звонит по поручению Анхела и сейчас отменит их встречу.
Ей удалось прошептать «да».
— Я ничего не рассказал Анхелу. Не мог же я огорошить его при встрече такой новостью. — В голосе Лусиано послышались презрительно-снисходительные нотки. — Пришлось мне солгать, что после твоего отъезда из нашего дома мы потеряли с тобой всякую связь. Но тебе лучше рассказать ему правду. Я не потерплю, чтобы из моего брата делали дурака при моем попустительстве!
Правду? Не успев положить дрожащей рукой трубку, Эмилия испытала такую острую горечь, что ей захотелось снова поднять ее и позвонить Лусиано. Велико было искушение, но Эмилия сдержалась. К тому же вряд ли он поверит. Ни он, ни остальные не захотят поверить правде, которая заключается в том, что два близких ей человека предали ее и в конечном счете сделали из нее козла отпущения.


— Вы должны усвоить, что того мужчины, которого вы знали, больше нет. К вам вернется совсем другой человек, — предупреждал Эмилию Эррол Фонтейн, пока они сидели на заднем сиденье полицейской машины без опознавательных знаков, направляясь к аэродрому. — Вам обоим придется нелегко, прежде чем удастся заново наладить отношения…
— Да… я понимаю.
Ей хотелось, чтобы он замолчал и перестал запугивать ее своими наставлениями. Она слушала его, и в глазах ее металось беспокойство. Его лекция о синдроме посттравматического стресса приводила ее в ужас.
— Анхел возвращается в мир, с которым не имел никакой связи пять лет. Ему придется заново привыкать к нему. А это серьезное испытание. У него начнутся перепады, срывы, приступы депрессии из-за горького чувства несправедливости, что потеряно столько лет. Временами он будет искать уединения, но возможен и другой вариант — постоянная потребность в обществе. Порою на него может накатывать отчужденность и угрюмость, молчаливость или, наоборот, он станет изображать супермена, но и это еще не все…
— Не все? — тупо спросила Эмилия.
— Постарайтесь понять, что состояние вашего мужа на данный момент еще ничего не означает, важно, каким он станет, когда примирится с тем, что произошло с ним. Для Анхела это будет переходным периодом.
— Понимаю.
Эмилия похолодела. Не такая уж она тупая и сообразила: советник хочет дать ей понять, что хотя в данный момент Анхел и стремится к ней, но через неделю-другую может уйти от нее. Неужели он считает, что она и вправду вообразила, будто впереди у нее райская жизнь, каким-то чудом возникшая на обломках брака более чем пятилетней давности? Она не настолько наивна и не склонна к глупому оптимизму. Она вообще ни на что не рассчитывает и ничего не ждет от Анхела. Просто ей до отчаяния необходимо оказаться рядом с ним. Единственное, на что она осмеливается надеяться, что и Анхелу она сейчас нужна. Хотя у Анхела Фагундеса не тот характер, чтобы признаться в этом. В свое время она объяснилась ему в любви, он же никогда не произносил таких слов. Наверное, потому, что раньше признался в любви Патрисии, во всяком случае он увековечил эти слова на прекрасном золотом браслете: «С любовью, Анхел».
— Думаю, свежий воздух пойдет вам на пользу, Эмилия, — прервал ее мысли офицер полиции, и она поняла, что они уже приехали.
— Да, конечно. — Она вышла из машины и глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. — Долго еще ждать?
— Возможно, минут десять, — ответил советник, который, кажется, понимал ее состояние.
Что такое десять минут после стольких лет ожидания? Шагая взад-вперед по бетонированной площадке перед ангарами, она не знала, куда девать дрожащие вспотевшие руки. Единственное платье зеленого цвета, оказавшееся в ее гардеробе, было слишком теплым для летнего дня. Эмилия постаралась незаметно вытереть ладони, проведя ими по юбке платья, словно оправляя ее, но рядом послышался негромкий голос старшего полицейского Рикмэна:
— Фонтейн просто выполняет свои обязанности, как он их понимает, но, по моим сведениям, ваш муж находится в исключительно хорошей форме, физически и психически.
Эмилия молча кивнула, испытывая в душе признательность к этому человеку, старавшемуся все время успокаивать ее. Ей действительно удалось чуть-чуть расслабиться. В ту же минуту издалека донесся звук, от которого она вздрогнула и устремила взгляд на небо, где темнела точка, которая на глазах увеличивалась в размерах. Все существо Эмилии сконцентрировалось на этой экзотической стрекозе. Неужели она принесла с собой Анхела, который сейчас выйдет и двинется ей навстречу? Невероятно… В глубине души таилось опасение, что все эти милые люди и даже родственники Анхела заблуждаются, приняв за него какого-нибудь самозванца. Разве такое невозможно? Современная пластическая хирургия творит чудеса. Некоторые люди и не на такое способны, чтобы оказаться в роли очень богатого человека. Лусиано, например, обмануть нетрудно, ведь он обожает брата и был безутешен после ею исчезновения. Вся во власти этой тревожной мысли, Эмилия смотрела, как замерли лопасти винта, распахнулась дверца. Дрожа и обливаясь холодным потом, она увидела очень высокого широкоплечего мужчину, выпрыгнувшего из кабины, увидела длинные ноги в облегающих черных джинсах, сверху на нем была простая белая майка под распахнутой кожаной курткой. Довольно длинные черные волосы открывали красивое мужественное лицо с крупными правильными чертами. Странно, Анхел всегда носил короткую стрижку, мелькнуло в голове Эмилии И почему он такой загорелый? Дышать становилось все труднее. Вдруг в ней взорвалась такая радость, что она не заметила, как двинулась ему навстречу, сперва неуверенно, шаг за шагом, а потом припустила бегом.
Анхел отошел от вертолета и ждал, когда она подбежит к нему. Позже она вспомнит об этом и задумается, но в тот момент ею двигало одно чувство. Она поняла, что молитвы ее услышаны и все страхи остались позади. Сердце так колотилось, что не хватало дыхания, и она буквально упала на него. Голова закружилась, когда его руки сомкнулись вокруг нее.
— Соскучилась, милая?
Его низкий голос обволакивал. Он склонился к ней, а она не могла оторвать лица от его груди. Такой родной запах, она упивалась им, словно он давал ей живительные силы.
— Не смейся надо мной… пожалуйста, не смейся!
Эмилия зарыдала, вцепившись в него обеими руками, чтобы не упасть.


Шли минуты, Анхел молча стоял, поддерживая Эмилию, давая ей возможность немного прийти в себя и успокоиться. Наконец она справилась с собой и вспомнила, что на них смотрят.
— Порядок? — тихо спросил Анхел. Прерывисто вздохнув, Эмилия подняла к нему лицо.
— Я очень люблю тебя.
Она не собиралась признаваться ему в любви, даже мысли такой не было, слова прозвучали сами собой. Она заглянула ему в глаза и наткнулась на взгляд столь мрачный, что от страха у нее свело мышцы. Только тут до нее дошло, в каком напряжении он пребывает.
— И даже спустя столько времени ни малейшего сомнения. Милая, я должен чувствовать себя самым счастливым малым во вселенной, — ответил Анхел, внимательно разглядывая ее взволнованное лицо. В его темных глазах вспыхивали золотистые искорки. Затем он нагнулся и подхватил дорожную сумку.
— Пошли, давай избавимся от этой представительской группы.
Он обхватил ее рукой за плечи и повел туда, где их терпеливо дожидались остальные. Эмилия все еще дрожала, мозг был заблокирован, и она не могла ни на чем сосредоточиться. Слова пролетали мимо ее сознания, потому что необходимость передвигать ноги требовала от нее невероятного напряжения. Подсознательно она отметила, что он изменился, но, в чем заключаются эти перемены, она не могла бы сформулировать. Анхел всегда отличатся большой выдержкой, зачастую его просто было трудно понять. Свой южный темперамент он обычно тщательно контролировал. За исключением постели…
Щеки Эмилии на мгновение вспыхнули, но тут же стали бледнеть. Что Анхел сказал? Что он счастливейший парень во вселенной? Может быть, но только не в спальне с собственной женой, которую он как-то назвал самой целомудренной женщиной в Западном полушарии. Да, в спальне она оказалась катастрофически несостоятельной в силу воспитания и врожденной сдержанности, но еще сильнее на нее давило его недовольство. Чем больше он раздражался, тем больше Эмилия замыкалась в себе. Вдобавок все, что происходило или не происходило за дверью спальни, подвергалось обсуждению и осуждению членами семейства Фагундес, проживавшими в доме. Эмилия помалкивала, зажималась, но нараставшее в ней сопротивление не могло укрыться от внимания Анхела. За удовольствие провести ночь с собственным мужем ей приходилось расплачиваться, и цена была слишком высокой, потому что в первую очередь страдало ее чувство собственного достоинства.
Вот когда Анхел пропал, когда опасение, что он погиб и никогда к ней не вернется, стало обретать реальные черты, Эмилия принялась корить себя за ту несостоятельность. Оглядываясь назад, она поняла, что в ее отступничестве было много надуманного и эгоистического.
Погрузившись в свои мысли, Эмилия не прислушивалась к разговору Анхела с членами, как он их назвал, представительской группы, ее внимание привлек серебристый лимузин, появившийся на аэродроме неизвестно откуда.
— Машина прибыла, нечего здесь больше болтаться.
К удивлению Эмилии, Анхел вел себя необычно, нарушая правила приличия, а его слова прозвучали откровенной грубостью по отношению к встречавшим его представителям полиции и министерства иностранных дел.
— Позвольте узнать, куда вы направляетесь, господин Фагундес? — с трудом выдавил из себя обескураженный Эррол Фонтейн, который отвечал за секретность доставки этого человека. Прибытие лимузина с шофером заставило его почувствовать себя не у дел.
— Домой… куда же еще? — ответил Анхел. При слове «домой» Эмилия внутренне запаниковала. — А где этот дом? — спросил Анхел, нерадостно усмехнувшись, и направился к лимузину. — Придется тебе давать указания водителю, — сказал он Эмилии.
Ну конечно, успокоилась Эмилия, родственники уже все рассказали ему об ее уходе из их огромного особняка, иначе он не прилетел бы сюда. Все так очевидно… Пристыдив себя за глупость, она забралась в роскошный салон лимузина. Но тут ею снова овладела паника. До сих пор все ее мысли занимал сам момент встречи с Анхелом, а как вести себя дальше она не представляла, оказавшись в положении человека, плывущего без руля и ветрил по бурной стремнине.
— Я и сам как во сне. Но ты не волнуйся, дорогая, — тихо сказал ей Анхел и накрыл своей большой ладонью ее судорожно сжатые пальцы. — Сегодня не будем ничего выяснять. Я вернулся. Ты рядом со мной. Пока это самое важное.
Эмилия с изумлением уставилась на него. Наверное, она выбрала не самый подходящий момент, чтобы любоваться им. Но она как будто впервые увидела это красивое мужественное лицо с правильными чертами, этот волевой и в то же время такой чувственный рот, эту ямочку на подбородке… Все было таким родным и таким незнакомым. Анхел всегда был красив, но сейчас его красота получила какую-то завершенность и подействовала на нее магически. Мгновенная реакция тела — жаркий прилив внизу живота, набухшие груди с заострившимися сосками — заставила ее устыдиться самой себя. Ей казалось неприличным и унизительным испытывать желание к мужчине, который грубо отверг ее, когда однажды, набравшись храбрости, она попыталась вернуть его на брачное ложе. К тому же он наверняка и не думал о ней… в этом смысле, внушала она себе, оскорбленная до глубины души глупым поведением собственного тела.
Пытаясь унять одолевавшие ее сумбурные и опасные мысли, Эмилия продолжала неотрывно смотреть на него, отмечая происшедшие в нем перемены. Он похудел, скулы обтянулись почерневшей от загара кожей, было заметно, что он крайне измучен, глаза запали, в них таилась глубокая усталость. Видимо, предыдущую ночь он провел без сна, слишком много ему нужно было рассказать своим родным во время перелета из Аргентины в Нью-Йорк. Но выглядел он так, словно не спал целую неделю. Заострившиеся черты лица в сочетании с напряженным взглядом придавали ему выражение ожесточившегося отчуждения. Легкая утонченная отстраненность всегда ему была свойственна, но теперь ей на смену пришло качественно нечто другое. Это было заметно по его поведению. Он даже не счел нужным в порядке вежливости извиниться перед встречавшими егo людьми, как-то объяснить, свое нетерпеливое желание поскорее уехать с аэродрома. Усилился акцент в его речи, что неудивительно, ведь все эти годы он говорил только по-испански. Анхел всегда отличался высоким интеллектом. Председателем правления банка Фагундес он стал не потому, что был Фагундесом по рождению, как его предшественник на этом посту, родной отец. Его избрали на этот пост, когда ему было всего двадцать восемь лет, потому что он проявлял блестящие способности в банковском деле.
Какое-то время они ехали в полном молчании. Эмилия, вдруг почувствовав исходившее от него непонятное напряжение, осмелилась встретиться с Анхелом взглядом и вопросительно приподняла бровь. Каково же было ее удивление, когда она увидела его горящие глаза, и совсем растерялась, когда он притянул ее к себе и припал к губам в долгом головокружительном поцелуе. Внезапная чувственная близость потрясла Эмилию. Она давно смирилась с тем, что муж считает ее физически не более привлекательной, чем холодильник. Его поцелуй ошеломил ее и возбудил, она стала задыхаться. Анхел тут же отпустил ее. Он покраснел и, бросив взгляд на ее ошеломленное лицо, отвел глаза.
— Извини… Не знаю, что на меня накатило, — тихо произнес он слегка охрипшим голосом.
То же самое, но с долей иронии, подумала о себе Эмилия. Вот только сожалений о том, что произошло, у нее не возникло. Наоборот, он словно оживил ее своим поцелуем, быстрее забилось сердце, живее побежала кровь по жилам, мышцы напряглись, все тело загорелось от вспыхнувшего желания. Как долго ее бедное тело прозябало в забгении! Если Эмилия и смутилась, то только по одной причине: Анхел явно сожалел о своем порыве. Опустив голову, чтобы скрыть горящие счастьем глаза, она уставилась на их по-прежнему соединенные руки. Наверное, это чисто мужская потребность в разрядке, решила она, пытаясь разобраться в мотивации поступка Анхела, что для нее всегда представляло большую трудность. К какому бы суждению она ни пришла, оно оказывалось ошибочным, Анхел всегда ставил ее в тупик.
Он нежно сжал ее ладонь.
— Ты не обиделась?
— Нет…
Вечно рефлексирующая, она ограничилась однозначным ответом, а на самом деле ей хотелось сказать: «Если бы ты чаще так целовал меня…» Но для этого ей не хватало ни нахальства, ни веры в свою женскую привлекательность. Когда-то она сделала отчаянную попытку спасти их брак, преодолеть возникшую между ними отчужденность и потерпела сокрушительное фиаско. Это случилось незадолго до его отъезда в Латинскую Америку. Анхел отверг ее, сказав, что больше не нуждается в ее супружеских услугах. Больше всего тогда ее ранил злой сарказм, с которым он произносил слова, сделавшие ее самой несчастной женщиной на свете.
Эмилия молча взяла его ладонь в свою и заметила, во что превратились его некогда красивые ухоженные руки — шрамы, обломанные ногти… Она перевернула ладонь — сплошные мозоли, как у человека, постоянно занятого тяжелым физическим трудом.
— Нелегко будет моей маникюрше, — усмехнулся Анхел.
— Но… но почему?..
— Больше трех лет я проработал в каменоломне почти без выходных.
— В каменоломне? — переспросила Эмилия Острое чувство сострадания пронзило ее. Каменоломня… Анхел, ворочающий камни? Ей казалось это таким невероятным, чудовищным.
— Военные посадили чуть ли не четверть всего населения, а страна бедная, кормить их как-то надо. Вот всех и заставили трудиться на тяжелых работах, чтобы не были в тягость экономике.
Эмилию потрясло спокойствие, с которым Анхел говорил об этом, и ее переполнило негодование.
— Каменоломня… — бормотала она. — Твои руки… твои красивые руки…
— Господи! Я был счастлив, когда нас выводили из переполненной зловонной тюрьмы, где можно было задохнуться, на работу. А красивые руки? Да Бог с ними, что я модель что ли?
Слезы слепили ей глаза. Эмилия подняла его руку к лицу и поцеловала в ладонь. Говорить она нe могла и не смогла бы объяснить, почему она это сделала, даже ради спасения собственной жизни. Все вышло само собой. Воцарилось тяжелое молчание, от которого хотелось кричать и плакать. Анхел отнял у нее свою руку. Подняв голову, Эмилия встретила упорный взгляд его потемневших глаз и покраснела.
— Что это с тобой? — грубовато спросил он. Ее эмоциональный жест привел его в растерянность.
— Я… извини… — промямлила она, чувствуя себя последней идиоткой и желая куда-нибудь провалиться.
— Отчего же… не стоит извиняться за, пожалуй, первое на моей памяти проявление чувства ко мне! — с горечью воскликнул Анхел, не сводя с нее растерянного взгляда.
— Ну, это не совсем так… — прошептала она в смятении. Обвинение было предъявлено ей таким тоном, словно это был общеизвестный и неоспоримый факт.
Но Анхел не дал ей возможности возразить, он резко наклонился вперед с хмурым видом, заметив, что их лимузин едва тащится по узкой улочке. Удивление его было искренним.
— Черт возьми, куда мы едем?
— Ко мне домой. Моя квартира на окраине города…
— Ты оставила наш дом и переехала в городскую квартиру? — еще больше удивился Анхел. — Я полагал, что ты живешь в загородном доме!
— Все не так просто, Анхел. Во-первых, у меня не было таких денег, чтобы самостоятельно приобрести дом. Да и на что бы я стала жить? Воздухом питаться? — Она поймала себя на том, что оправдывается. — После твоего исчезновения банк мог продолжать свою деятельность, но все твои счета были заморожены, а это означало, что у меня нет доступа к твоим деньгам…
— Естественно, я в курсе этого, — сухо перебил ее Анхел. — Но неужели ты станешь всерьез убеждать меня, что мой брат отказался помочь тебе?
Поразительно, как быстро они ухитрились добраться до сути проблемы. Но как довести до сознания Анхела, для которого семейные узы святое, что его родственники во время его отсутствия относились к ней как к чужой.
Еще сложнее сказать ему правду, почему их отношение к ней достигло такой степени враждебности, что она больше не смогла оставаться с ними под одной крышей.
— Нет, даже не собираюсь, — сдержанно возразила Эмилия, не поднимая глаз.
Ей нужно было выиграть время, чтобы попытаться сделать свое объяснение приемлемым для него.
— Просто я почувствовала, что пришло время уйти и жить самостоятельной жизнью…
— И это всего через четыре месяца? Быстро же ты перестала меня ждать! — с горьким презрением сказал Анхел. Снова повисло молчание. Вдруг Анхел резко махнул рукой, будто освобождался от чего-то. — Нет, забудь о том, что я сказал! Это было жестоко и несправедливо с моей стороны. Лусиано сам признался, что считал меня погибшим уже к концу первого месяца, а ты так и не стала по-настоящему членом нашей семьи, на что я когда-то надеялся. А мое исчезновение, вместо того чтобы объединить вас, только усилило…
— Анхел… — перебила его Эмилия, желая объясниться.
— Нет, не говори больше ничего. Я не принял оправданий Лусиано, не приму и твоих. Чтобы мой родной брат прилетел в Аргентину и не взял с собой мою жену?! Да у меня в голове это не укладывается! — Анхел насупился, сжав губы, и помолчал. — Одно это красноречиво свидетельствует, как далеко завели вас ваши раздоры…
— Да, но…
— Вы здорово огорчили меня, но я не хочу сейчас обсуждать это, — категорическим тоном оборвал ее Анхел.
Он всегда отмахивался от проблем, которые вызывали у него раздражение, вспомнила Эмилия. Она даже вздрогнула от ужаса, мысленно представив, во что могла вылиться ее попытка доказать свою невиновность, поддавшись чувству обиды. Господи, неужели он и впрямь до сих пор считает их неразумными детьми, которых можно журить и обучать правилам достойного поведения?! Она уже готова была раскрыть рот и вывести его из этого заблуждения, но передумала, решив, что разумнее оставить все как есть. Говорят, не буди спящую собаку… Вот только как долго она еще спать будет? Захваченная новой для себя мыслью, Эмилия нервно сглотнула, однако ей не пришлось напрягаться для продолжения этого разговора. Лимузин уже подбирался к узкому, вытянутому в длину зданию, в котором она арендовала квартиру и помещение под магазин. Приподняв брови, Анхел через окно лимузина рассматривал ничем не примечательную улицу из жилых домов и магазинов.
— Может, этот район и не из тех, к которым ты привык, но здесь совсем не так плохо, как кажется, — сказала Эмилия.
Воспользовавшись его молчанием, она поспешила выбраться из машины и направилась к дому, но на секунду задержалась, когда увидела, что Анхел разговаривает по-испански с водителем, очевидно давая ему какие-то распоряжения на будущее. После чего лимузин сразу тронулся с места и уехал.
Анхел, конечно, не свяжет ее с именем, фигурирующим на вывеске «Готовая одежда, переделка и мелкий ремонт. Мoй дoм, подумала Эмилия и быстро поднялась по крутым ступеням. Магазин закрыла по ее поручению Ада Уилкинсон. Вряд ли это привлекло чье-то внимание, по средам большинство местных магазинов работало по полдня.
Эмилия отперла входную дверь и, пропустив вперед Анхела, вошла в небольшую прихожую, переходившую в гостиную, из которой три двери вели в ванную комнату, в спальню и на кухню.
— Не могу поверить, что ты променяла наш особняк на… это, — произнес Анхел, озираясь с изумленным видом.
— Не нужно называть особняк в Нью-Йорке нашим домом. Ты можешь считать его своим, но моим домом он так и не стал.
Эмилия удивилась собственной горячности, более того — она явно удивила этим Анхела, потому что он резко повернулся к ней, нахмурив лоб.
— О чем ты говоришь?
— Жизнь в особняке очень напоминала мне проживание в общежитии…
— Общежитие?!
— Да, у вас, испанцев, наверное, так принято. Дом большой, но нет угла, который можно назвать своим.
— Не знал, что ты так воспринимала жизнь в моей семье.
Эмилия услышала в его голосе нараставшее раздражение и сжала задрожавшие пальцы в кулаки. Хотелось кричать от его нежелания увидеть и понять то, что казалось ей таким очевидным. Отсутствие взаимопонимания и доверия стало одной из причин их семейного разлада.
— Хоть это и ниже моего достоинства, но вынужден напомнить, что ты пришла из дома не больше кроличьей норы, где, я уверен, было еще труднее отыскать угол, который можно было бы назвать своим, — язвительно сказал Анхел.
Было безумием вступать в спор на эту тему в такой момент. Умом Эмилия все понимала, но, задетая за живое его напоминанием о разнице в их социальном положении, не удержалась и сказала:
— Это потому, что ты рассматривал наш брак как пьесу, в которой король Фу-ты Ну-ты брал в жены бедную служанку…
— Король… как ты сказала?
— По-видимому, я должна была быть благодарна, что оказалась в доме, который до меня поделили между собой две женщины.
— Какие женщины?
Отказавшись от попыток выяснить, как звали какого-то короля, Анхел посмотрел на нее как на умственно отсталую.
От волнения Эмилия не знала, куда деть руки.
— Жена твоего брата, Синтия, и твоя сеcтpa, Эстелла. Задолго до моего появления в доме они там были полными хозяйками.
— Надеюсь, мы не будем рассматривать этот абсурд как серьезный довод?
— Я не могла даже шторы заменить в собственной спальне без того, чтобы кого-то не обидеть… И ты считаешь, что мне должна была понравиться такая жизнь?! За столом каждый раз кто-то из гостей, вечный политес и безукоризненные манеры, никогда нельзя расслабиться, нигде нельзя остаться с тобой наедине, кроме спальни…
— И меньше всего там… благодаря твоим стараниям, — подхватил Анхел. — Ты начинала засыпать прилюдно, не успев подняться в спальню. И до меня наконец дошло.
Эмилия побледнела. Он говорил об этом так спокойно и убежденно. Старые боль и обида нахлынули на нее, словно он открыл шлюз. Она растерялась и смутилась, что сама спровоцировала разговор о вещах столь банальных и неуместных в свете того, что ему пришлось пережить с тех пор. Ей стало стыдно. Резко отвернувшись, она устремилась на кухню, пробормотав:
— Ты, должно быть, хочешь кофе… — Спиной она физически ощущала его тяжелое молчание. Руки ее дрожали, когда она включала чайник. — Не хочешь съесть что-нибудь?
— Нет, спасибо, — сказал Анхел. — Из-за Лусиано, который суетился вокруг меня как наседка, меня практически насильно кормили всю дорогу из Аргентины.
Он подошел к кухне и остановился в дверном проеме. Искоса она осторожно поглядывала на него. Он стал еще красивее. Он здесь, он дома… положим, в ее доме он временно. Она любит этого человека… И все-таки набросилась на него со всей этой чепухой, поросшей мхом за давностью лет, на сегодняшний день такой же актуальной, как прошлогодний прогноз погоды.
Наверное, она не в своем уме, раз так несправедливо укорила его тем, как была вынуждена жить. Он оставил ее в особняке с двадцатью спальнями, с полным штатом прислуги. Анхел, конечно, полагался на младшего брата, капиталов которого вполне хватило бы решить финансовые трудности жены пропавшего брата. Можно понять его недоумение и даже раздражение, когда он видит, что его жена ютится в крошечной квартире и живет на средства, которых не хватило бы его сестре, чтобы покрыть расходы только на обувь за неделю.
— Я не знал, что тебе не нравится жить с моими родными… Никогда не думал, что такое возможно, — признался Анхел.
— Забудь… Не знаю, почему я заговорила об этом, — извиняющимся тоном забормотала Эмилия, отчаянно желая умиротворить его. — Теперь это не имеет никакого значения…
— Ну не скажи. Я останусь здесь по крайней мере до вечера, но…
О Господи! Он снова собирается покинуть ее!
Часа не прошло, а она, похоже, успела настроить его против себя и оттолкнуть. Эмилия внутренне похолодела и застыла.
— Мне сейчас нужно много пространства, понимаешь?
— Понимаю, — совсем тихо прошептала Эмилия.
О каком пространстве он говорит? О личной свободе? Она вспомнила, о чем ей толковал советник из Министерства иностранных дел, и ей стало нехорошо. Он хочет быть подальше от нее, хочет избавиться от нее… Казалось, мир рушится…
— Мне уже вперед на сутки все встречи расписали, тут и юридические дела, и сообщение для прессы, ну и, конечно, дела в банке. Я не могу остаться здесь. Мне надо быть в Нью-Йорке.
Он и не собирался оставаться с ней, просто прилетел повидаться, с тоской думала Эмилия, двигаясь на автопилоте и продолжая готовить кофе, пока Анхел говорил. И все-таки автопилот подвел ее. Она не заметила, что чашка, в которую она льет кипяток, уже переполнена.
— Осторожней!
Анхел оказался за ее спиной и, обхватив за плечи, быстро оттащил от стола, с которого уже лился кипяток.
— Ты могла ошпариться!
Бледная, дрожащая, Эмилия смотрела несчастными глазами, как льется на пол кипяток.
— Иди присядь… Я справлюсь с этим наводнением. — Анхел решительно выпроводил ее из кухни. — По-моему, ты еще не пришла в себя после потрясения.
Уже из гостиной Эмилия оглянулась и стала смотреть, как Анхел собирает воду.
— Глазам не верю… ты занимаешься домашней работой, словно живешь здесь, — растерянно пробормотала она.
Взгляды их встретились.
— Ты очень бледная, дорогая, сядь посиди.
Она послушалась только потому, что всерьез опасалась рухнуть. Прошла минута, а может больше, когда появился Анхел и поставил перед ней чашку с кофе. Анхел, который прежде только кнопки нажимал и получал чашку кофе и все остальное, что ему было нужно! Как это свойственно человеку взвинченному и неспособному логически рассуждать, Эмилия вдруг подумала, что Патрисия прибежит к Анхелу по первому его знаку. Ей плевать, что он женат! Опасаясь сорваться в истерику, Эмилия старалась внешне сохранять спокойствие.
— Да ты совсем расклеилась… — с досадой простонал Анхел и без предупреждения подхватил ее на руки, чтобы уложить на диван. Затем схватил шаль, висевшую на ручке кресла, и укутал ее. — Прости, я всегда вел себя как эгоист и мерзавец, — тихо сказал он, присев на корточки и убирая волосы с ее лба.
Эмилию пронзила его искренность, и она с недоверием посмотрела на него. Какое у него сейчас открытое доброе лицо, думала она, никогда не видела его таким. Неужели он и вправду испытывает чувство вины за то, что обижал ее? А она успела в первые же минуты встречи наговорить ему столько глупостей! Надо же, ляпнула ему о своей любви! Нет у нее ни мозгов, ни гордости. Впрочем, он давно понял, что их брак был ошибкой! Странно, что он вообще выбрал для нее время. Вот сейчас он старается ее успокоить, а сам с нетерпением ждет, когда сможет вернуться к своей обычной жизни. К банку, к родным, подальше от этого невыносимого ада…
— У меня было много времени, чтобы разобраться в наших отношениях, — сказал Анхел низким хрипловатым голосом.
— Я понимаю…
Эмилия закрыла глаза, ей хотелось заставить его замолчать из боязни услышать что-нибудь невыносимое для себя. Если он не перестанет так смотреть на нее, она может не выдержать, начнет рыдать и умолять его.
— Я был с тобой слишком жестоким…
Она молча кивнула в знак согласия и повернулась к нему спиной, чтобы скрыть искривившееся от мучительного волнения лицо. Пришлось кулаком заткнуть растянувшийся в беззвучных рыданиях рот.
— Я пытался заставить тебя быть такой, какой ты быть не могла…
Сексуальной авантюристкой, развратной искусительницей… Вот кто ему был нужен. Именно этого он от нее не дождался. Вроде тех особ, которые готовы заниматься сексом где попало при полном освещении… Которые в постели проявляют инициативу, а не «лежат как бревно»… Которые всякий раз демонстрируют свое вожделение.
— Мои желания не имели ничего общего с реальностью, — признался Анхел и тяжело вздохнул.
Конечно, он исходил из богатого опыта с другими женщинами, которые не страдали излишней скромностью и стыдливостью, ведь это несовременно, комментировала про себя Эмилия.
— Я ведь не привык, чтобы мне отказывали…
Ну, положим, он неоднократно слышал от нее отказы и до и после свадьбы. В самом деле, что она умерла бы, если бы разделась как-нибудь перед ним или позволила ему раздеть себя? И почему она не могла сказать «да» в тот раз, когда он начал целовать ее прямо в машине после возвращения из длительной деловой поездки?
— Я был не прав, когда придавал спальне такое большое значение и позволил стать местом раздора… Ты не хочешь ничего сказать? — нервно спросил Анхел.
— Не о чем говорить, — прошептала Эмилия, продолжая лежать к нему спиной. По ее щекам катились слезы.
Повисла гнетущая тишина. Она снова повела себя неправильно. Он ведь хотел с ней поговорить. А чего он, собственно, ждет? Для нее из всего, что он сказал, ясно только одно: он желает получить цивилизованный развод, при котором и овцы будут целы и волки сыты. Поэтому он и пытается сгладить прошлые недоразумения и обиды. А что ему остается, если он сказал, что не следовало ему придавать такое большое значение спальне? А разве для большинства мужчин сексуальное удовлетворение не является главным в жизни? Тем более для такого, как Анхел, самой природой созданного для плотских радостей. С ранней молодости он стал объектом преследования, восторгов и поклонения женщин, которые встречались на его пути. Естественно, такой богатый, сильный и красивый, он просто был обязан жениться на женщине, которая соответствовала бы его запросам. Неудивительно, что он задумался, а зачем она, собственно, согласилась стать его женой? Судя по его поведению с Патрисией, он принадлежал к той категории мужчин, которые привыкли всегда одерживать верх, и был поставлен в трудное положение, когда Эмилия отказалась с ним спать.
— Мне надо сделать несколько звонков, — сказал Анхел.
— Извини меня…
— Хватит! — взорвался Анхел. — Не хочу больше слышать твоих извинений. Ты не была такой, когда я женился на тебе… Это я довел тебя до такого состояния, ибо вел себя как погромщик!
Это заявление ошеломило Эмилию. Она услышала, как закрылась дверь спальни. Неужели она и вправду так сильно изменилась и стала виновницей всех его бед? Нахлынули боль и обида, а следом воспоминания о прошлом…


К тому времени, когда Эмилия закончила колледж и получила профессию школьной учительницы, ее мать уже умерла. Отец попросил дочь вернуться домой и жить вместе с ним. Единственная учительница в местной маленькой школе как раз уходила в декретный отпуск, и Эмилию временно взяли на ее место. За годы ее жизни в этих краях, начиная с рождения, огромная усадьба, где работал ее отец и где они жили, часто переходила из рук в руки, пока не стала собственностью какого-то нью-йоркского банка, представители которого изредка показывались и долго не задерживались, но после каждого их визита сокращались расходы на содержание усадьбы.
Анхел появился в жизни Эмилии однажды зимним вечером, когда бушевала снежная буря. Его машина сбилась с пути и застряла в снегу. Отца дома не было, он уехал в Детройт навестить тяжело заболевшую сестру.
Школа второй день как была закрыта, поскольку снежный буран перекрыл все дороги, поэтому Эмилия очень удивилась, когда во дворе залаяли собаки, предупреждая о появлении чужого человека. В такую погоду никто из местных жителей и носа из дома не высунет.
Открыв дверь, она вначале испугалась, увидев очень высокую широкоплечую мужскую фигуру, с головы до ног залепленную снегом.
— Извините, — хрипло сказал мужчина, стирая с лица снег. — Мне нужен… — Он нахмурился, пытаясь сосредоточиться. — Мне нужен телефон.
Эмилия быстро сообразила, что от переохлаждения и усталости он еле держится на ногах, у него начинается лихорадочный жар и, если он сейчас потеряет сознание, она не сможет поднять такую махину. Поэтому она поспешила помочь ему войти в дом и подвела поближе к камину.
— Позвонить… пожалуйста, — повторил мужчина.
Слова давались ему с трудом, тем не менее голос был низкий и очень приятного тембра. Эмилия расслышала легкий акцент. Поднявшись на цыпочки, она принялась стаскивать с него промокшее насквозь пальто, заставив его выпустить из рук дорожную сумку, за которую он цеплялся, будто от этого зависела его жизнь. Под пальто на нем был деловой костюм. Ей пришлось снять с него и пиджак. Пожалуй, это был единственный случай за все время их знакомства, когда Анхел смущенно смотрел, хлопая длинными черными ресницами, как она раздевает его.
— Вы, должно быть, самоубийца, — возмущенно сказала она. — Неподходящая одежда для такой погоды!
Она сдернула одеяло с сундука у стены и постаралась закутать им его плечи, но плечи были такие широкие, что у нее рук не хватало. Наконец ей удалось свести концы одеяла у него на груди, и она подтолкнула его к стоявшему за его спиной большому креслу.
— Вы… ангел? — спросил он, вглядываясь в ее нежное лицо затуманенными черными глазами, и взял ее руку ледяными пальцами. — Кольца нет… не замужем?
— Садитесь, — сказала Эмилия, поспешно убирая руку.
Он тяжело опустился в кресло, но продолжал неотрывно смотреть на нее.
Эмилия поправила на нем одеяло и, присев на корточки, стала снимать его промокшие ботинки и носки, стараясь делать это побыстрее и продолжая разговаривать с ним из боязни, что он может впасть в беспамятство.
— Как вас зовут?
— Анхел…
— Так это вы ангел, а не я, — сказала Эмилия со смехом и посмотрела на него внимательнее.
Разглядывая его худощавое смуглое лицо, она замерла. От его мужественной красоты исходила такая притягательная сила, что у нее перехватило дыхание.
— Анхел, — повторила она.
Он сонно, но очаровательно улыбнулся, чем сразу покорил ее сердце, и что-то произнес на незнакомом языке.
С трудом оторвав взгляд от его лица, она расстегнула молнию его дорожной сумки в поисках теплых вещей. Извлекла джинсы цвета хаки и светлый свитер, отметив добротность этих вещей. Может, он турист? Тогда почему оделся не по сезону? Судя по одежде, он скорее бизнесмен, направлявшийся на деловую встречу.
— Вы пока переодевайтесь, а я пойду разогрею для вас суп, — сказала она повелительным тоном, каким разговаривала с непослушными детьми в школе. — И только посмейте заснуть!
Эмилия направилась в маленькую буфетную, но сердце ее громко стучало. Не выдержав, она обернулась, чтобы взглянуть на него еще раз. Впервые в своей размеренной, можно сказать аскетичной, жизни она встретила мужчину, от одного взгляда на которого у нее закружилась голова.
— Вы в самом деле похожи на ангела, — повторил он, когда Эмилия вернулась кормить его супом.
— Хватит, — оборвала его Эмилия, стараясь говорить строго.
— Нет, это всего лишь начало, — пообещал он.
Действительно, эта встреча положила начало их отношениям. Но, к несчастью, встретились два человека, между которыми не было ничего общего.
Анхел довольно быстро вышел из беспомощного состояния и снова заговорил о необходимости срочно позвонить. Эмилия поведала ему, что телефон у них, подключенный лишь в прошлом году, плохо работает на большие расстояния. Они с отцом из-за этого даже телевизор не стали покупать, все равно ничего не принимает. Анхел и не подозревал, что забрался в такую глухомань. Еще больше его поразило, что у Эмилии нет собственной машины. Он на себе испытал, что значит пройти целую милю по проселочной дороге до шоссе, особенно в плохую погоду, когда и на обычной легковушке не проедешь. Когда отец уезжал на их единственном средстве передвижения, джипе, Эмилии приходилось пешком добираться до шоссе, где обычно ее подсаживал кто-нибудь из родителей учеников, и таким образом она добиралась до школы.
Поев, Анхел все-таки попросил разрешения воспользоваться их телефоном. Эмилия деликатно вышла из комнаты, а потому и не подозревала, кто он есть на самом деле. Возможно, узнай она тогда, какого богатого и влиятельного человека спасла в ту ночь, ее поведение в дальнейшем было бы иным, здравый смысл уберег бы ее от продолжения знакомства.
Впоследствии Анхел отвергал ее обвинения, назвав их вздором, но Эмилия осталась в твердом убеждении, что он нарочно скрыл от нее, что является фактически хозяином усадьбы и главой банка Фагундес в Нью-Йорке. Он долго держал ее в неведении, позволяя считать себя обычным служащим банка, приехавшим с проверкой. Зачем он тогда это сделал, она так и не поняла. Возможно, для него это было своего рода развлечением.
Анхелу удалось разговорить ее и узнать незамысловатую историю ее жизни. Эмилии льстило неподдельное внимание к ней столь незаурядной личности, она была очарована его обаянием и хорошими манерами. Короче, в тот вечер Эмилия наговорилась до хрипоты, пока не пришло время устроить гостя на ночь в спальне отца, поскольку другого выхода не было.
На следующее утро, после того как утих буран, Анхел настоял на том, что сам доберется до шоссе, где возьмет попутку, но перед уходом попросил ее поужинать с ним вечером и получил ее согласие. Ну как она могла ему отказать?! Единственное, что портило ей радостное настроение от предстоящей встречи, это сознание, что отец не одобрил бы ее знакомства с одним из тех, кого он называл белыми воротничками.
Во второй половине дня пошел дождь, и Анхел приехал за ней на одном из джипов, имевшихся в гараже усадьбы.
Ужинали они в баре-ресторане единственной в их местности гостиницы, где Анхел снял номер. Он был настроен критически и ругал все, что им подавали, хотя Эмилия даже не замечала, что ест, поскольку чувствовала себя как во сне. Ведь ее видели в обществе такого мужчины! Во время разговора она ловила каждую его остроту, наслаждалась его манерой брать ее руки в свои ладони. У него это получалось так естественно, словно они давно знакомы.
А потом, по дороге домой, прекрасный сон, в котором она пребывала, был нарушен самым грубым образом.
— Я бы предложил вам остаться со мной на ночь в гостинице, но представляю, какую осторожность надо соблюдать школьной учительнице в таком захолустье, — обронил Анхел с невыносимым высокомерием. — Счастье еще, что у вас нет поблизости соседей.
Они были знакомы чуть более суток, а он уверен, что она уже готова переспать с ним! Романтичность их свидания померкла для Эмилии в ту же минуту, она разозлилась на него за то, что он все испортил, и на себя за то, что имела глупость вообразить его принцем из сказки.
— Я не собираюсь оставлять вас на ночь, — тихо, но твердо сказала Эмилия.
— Значит, отказ, — задумчиво протянул Анхел с добродушной беззаботностью, даже как будто довольный. — А у меня есть дар превращать отрицательное в положительное.
Слезы жгли глаза Эмилии, в душе нарастал гнев.
— Это не мой стиль жизни и никогда моим не станет…
— Собираетесь податься в монахини? — живо поинтересовался Анхел с оттенком насмешливости. Ее поведение совсем не удручало его. — Если не возражаете, я расскажу вам кое-что об испанских мужчинах… Мы очень настойчивы в достижении поставленной цели…
— Я не желаю обсуждать это! — оборвала его Эмилия с нарастающим отвращением. — Просто закроем тему…
— Дорогая, я человек прямой. В моем-то возрасте иметь отношения с женщиной без секса…
— Ну что ж, я тоже готова высказаться прямо. Я не собираюсь вступать с кем бы то ни было в близкие отношения до замужества! — выпалила Эмилия и сжала зубы.
Анхела настолько потрясло вырвавшееся у нее признание, которое сам же и спровоцировал, что он резко остановил машину возле ее дома и повернулся к ней. В его глазах она увидела недоверие.
— Вы шутите?
Эмилия молча отстегнула ремень безопасности и, стараясь как можно быстрее оказаться подальше от него, выбралась из машины.
— Спокойной ночи! — бросила она на ходу. Анхел спрыгнул с водительского сиденья и загородил ей дорогу.
— Неужели вы еще девственница? — Никто никогда не говорил ей этого слова в лицо и меньше всего ей хотелось услышать это от него.
Он произнес это слово с таким сомнением, словно речь шла о летающей тарелке.
— Вероятно, с идеей насладиться нашей взаимной страстью сегодня ночью я несколько поторопился, — простонал Анхел с откровенным сожалением. От такого бесстыдства Эмилия ахнула.
— Пожалуйста, замолчите!
От стыда ей хотелось провалиться сквозь землю. Дрожащей рукой она лихорадочно искала в сумке ключи. О сексе в ее доме даже не упоминали, взаимоотношения полов никогда не обсуждались. В доме викария, мужа тетки Эмилии, где она жила, пока училась в колледже Детройта, о сексе упоминалось только в связи с обсуждением социальных и нравственных последствий случайных связей.
— Я пытаюсь разобраться в чем дело…
— Я, кажется, ясно дала понять…
— Надеюсь, вы не ждали от меня брачного предложения, чтобы заполучить вас к себе в постель? — спросил Анхел с язвительным высокомерием.
Она отреагировала на этот оскорбительный сарказм звонкой пощечиной. Она и сама не ожидала от себя такого — поднять руку и ударить человека по лицу!
— Как вы!..
— Извините, но вы!..
Анхел смотрел на нее бешеными глазами, потом схватил в охапку своими сильными руками и поцеловал с такой страстью, что она задохнулась.
Отпустив, Анхел с интересом посмотрел на ее растерянное лицо, разрумянившееся от возбуждения, и неожиданно засмеялся. Веселился он от души.
— Клянусь, моя дорогая, очень скоро наступит такой день, когда ты сама будешь умолять меня об этом. Я могу подождать.


Эмилия прислушалась к низкому голосу Анхела, доносившемуся из спальни, где он разговаривал по телефону, и тихонечко вздохнула. Она вспомнила, что долго не могла привыкнуть к его манере говорить, растягивая гласные. А ведь, в конце концов, разве не вышло все так, как он озвучил когда-то в своем язвительном вопросе? Он женился на ней, чтобы заполучить в свою постель, и, естественно, проделав долгий путь и проявив массу терпения, ожидал чувственного безумства в первую брачную ночь и оргий медового месяца. Только из этого ничего не вышло, вспомнила Эмилия. Снова подступили проклятые слезы, и она уткнулась лицом в подушку.
— Мне надо поспать часика два, а то боюсь, рухну. Я так устал, что уже плохо соображаю, — сказал Анхел, возникнув в дверях. — Хочешь, чтобы я лег на диване?
Дожили! Человек вернулся через пять лет и собирается спать на коротком диване, а двуспальную кровать в ее спальне будто не заметил.
— Пожалуйста, воспользуйся кроватью, — выдавила из себя Эмилия, опасаясь, что голос дрогнет и выдаст ее.
— Машина придет в семь, чтобы отвезти на тот же аэродром. Разбуди меня к этому времени, — попросил Анхел.
Вот и все, обреченно сказала себе Эмилия. Надо держаться, но не получается. Спасибо, что живой. Нет, трудно смириться, ведь произошло то чудо, на которое она уже не надеялась. Как в сказке — Анхел вернулся в ее жизнь! Вернулся, чтобы снова исчезнуть?! Эмилия сжалась в комок. Значит, как обычно, он весь в делах? А она, как обычно, демонстрирует смиренную пассивность, с которой Анхел боролся, но так ничего поделать не смог! Неужели она больше ни на что не способна? Почему она вечно ведет себя как беззащитная жертва, которая и пальцем не пошевелит, чтобы справиться с собственными бедами? Почему она продолжает вести себя подобным образом, ведь за годы его отсутствия она сильно изменилась.
Да, она изменилась, у нее не было другого выхода, чем стать сильнее и смелее после того, что пришлось ей пережить. Когда Анхел сообщил, что снова уезжает, на нее накатило затмение, так велико было потрясение, что она будто ослепла, перестала соображать и снова оказалась в прежнем положении. Куда девались обретенные ею сила и решительность, когда стали сбываться ее опасения? Значит ли это, спросила она себя, что ты собираешься сдаться без боя?
Эмилия вскочила. Дверь в спальню была приоткрыта. Сколько же времени она потеряла, погрузившись в свои мысли? С бьющимся сердцем толкнув дверь, она увидела спящего на постели Анхела. Черные с отливом волосы и его смуглота резко выделялись на светлом постельном белье. Он лежал на животе, одеяло прикрывало его до бедер, зато какое захватывающее зрелище представляли его обнаженные мощные плечи, жилистые руки и плавная линия спины золотистого цвета. Не так уж часто приходилось Эмилии видеть мужа обнаженным. Щеки ее загорелись. Странно могло бы показаться со стороны, что она в одиночестве наслаждается тем, в чем постоянно отказывала ему. Правда, она всегда тайно любовалась им, но пугалась до смерти, если Анхел начинал раздеваться у нее на глазах. Она и сама не могла объяснить столь противоречивое поведение даже теперь. В силу полученного ею воспитания любые мысли о сексе казались ей постыдными, считалось, что добропорядочной женщине не пристало думать об этом.
Да, в ее семье внешние проявления чувств подавлялись и царил пуританский дух, ее родителям перевалило за шестьдесят, когда она вступила в подростковый возраст. Но зачем она перенесла этот дух в свою семью?! Почему не попыталась освободиться от своих предрассудков? Наверное, она просто упрямая и чересчур гордая. Но точно таким был и Анхел. Ни один из них не способен был пойти на компромисс.
Что же она сказала ему в тот раз, когда предложила себя, но была отвергнута? «Я хочу ребенка…» Как он на нее посмотрел, сколько холодного презрения было в его глазах!
— Ты лучше повесь двойной замок на свой пояс целомудрия. Клянусь, менее соблазнительного предложения я еще ни от одной женщины не получал. Когда захочешь меня, тогда и поговорим. Возможно, я подумаю о том, чтобы вернуться в твою постель.
Тогда до нее не дошло, почему Анхел так разозлился на нее, а потом, когда он исчез, она поняла, но было поздно. Эмилия даже кулаки сжала от досады на собственную глупость. Как она могла совершить такую ошибку?! Должно быть, от отчаяния, наивно полагая, что беременность удержит Анхела.
Эмилия вышла из спальни и решительно направилась в кухню, где в буфете стояла бутылка водки. Ада подарила ее на Рождество еще два года назад, ей и в голову не приходило, что Эмилия в жизни не пила ничего спиртного. Кстати, первое, что вызвало у Анхела раздражение, — невеста, которая даже не пригубила шампанского на собственной свадьбе! Но сейчас ей надо хлебнуть для храбрости. Кажется, так делают, чтобы решиться выполнить задуманное. Она смешала в стакане водку с апельсиновым соком. А если он скажет «нет» и оттолкнет ее? Ничего, она воспользуется его сонным состоянием, у него просто не будет выхода. Он же не спрашивал у нее согласия, когда внезапно поцеловал в лимузине? Ей даже показалось, что из рук он ее выпускал очень неохотно! Наверное, в каменоломне женщин не было, а ее муж в высшей степени сексуальный мужчина. Эмилия всерьез опасалась, что после столь длительного воздержания он может удовлетворить свою потребность где-нибудь за пределами дома… Но тут же напомнила себе, что раньше, до своего исчезновения, Анхел не давал ей повода подозревать его в неверности. Значит, сейчас у нее остался последний шанс, а может, и его уже нет. Но стоит попытаться. Эмилия на цыпочках подкралась к приоткрытой двери спальни, чтобы еще раз полюбоваться на мужа. О да, ради такого еще как стоит попытаться, ведь через несколько часов он может уйти из ее жизни навсегда! Сморщив нос, Эмилия сделала большой глоток из стакана, потом разделась, подушилась, распустила свои светлые волосы по плечам, тщательно расчесала их щеткой. Наверное, водка выдохлась, пока стояла в буфете, решила Эмилия и сделала еще один глоток. Теперь она станет такой, какой он хотел ее когда-то видеть, а не той скромницей, которую оставил лежать на диване. Чтобы доказать это самой себе, она голой вышла в прихожую, где стоял массивный комод, и отыскала в его недрах заветную коробку с подарками, единственное, что она захватила с собой, уходя из богатого особняка Фагундесов. Накануне их свадьбы Анхел подарил ей великолепное шелковое белье, тем самым недвусмысленно намекнув ей про свои ожидания, надежды и фантазии. Он, конечно, и представить себе не мог, в какое глубокое смущение повергнет Эмилию его подарок, к тому же отец, который поинтересовался у дочери, что ей прислал жених в подарок, увидев белье, просто остолбенел от возмущения. Бедный отец! Эмилия знала, что он не одобрял ее выбора, но, как всегда, был сдержан и немногословен. Не дав себе надолго погрузиться в грустные воспоминания и напомнив, что времени на спасение семьи у нее остается все меньше и меньше, Эмилия облачилась в тончайшие лиловые штанишки и лифчик с низким вырезом. Все получше, чем совсем голая, решила она и обхватила себя за плечи. Странно, но сексуальная одежда просто преобразила ее, откуда-то взялось кокетство, ей даже захотелось танцевать. Вот будет сюрприз для Анхела, сказала она себе, ведь он даже не подозревает, что она ему приготовила. Она уже психологически ощущала себя по-новому, этакой сексуальной авантюристкой.
Анхел лежал теперь на спине, раскинувшись на одеяле и прикрытый до пояса простыней. Лучи предзакатного солнца пронизывали тонкие оконные занавески и мягко освещали красивое лицо Анхела, волевой подбородок, четко очерченный рот, густые завитки темных волос на груди.
Затаив дыхание, Эмилия осторожно забралась на свободное место у стены, опасаясь задеть мужа и разбудить. Склонившись над ним, она смотрела, как равномерно поднимается и опускается его грудь, дыхание было почти не слышно. Но даже во сне от него исходила странная притягательная сила, которую она ощущала всем своим существом. Эмилия дотронулась до его предплечья, и Анхел пошевелился. Она почувствовала, как мышцы напряглись под ее пальцами. Ей вдруг захотелось отдернуть руку, но желание выразить наконец свою любовь оказалось сильнее. Она прижалась губами к его плоскому животу, потом провела кончиком языка по его коже, отчего дрожь пробежала по ее телу, напряглись груди и набухли соски. От него исходил невероятно манящий запах, по которому она тосковала в его отсутствие. Положив ладонь на его бедро, Эмилия начала медленно сдвигать вниз простыню. Что-то проворчав спросонья, Анхел потянулся к ней и, запустив пальцы в ее распущенные волосы, прижал к себе. Эмилия ахнуть не успела, как он прильнул к ее губам в долгом и жадном поцелуе, от которого она мгновенно оказалась во власти желания. Он поднял ее на себя, пальцами помогая их полному сближению. Эмилия вздрогнула от боли и не сдержала короткого стона. Анхел почти мгновенно замер. Схватив ее за предплечья, он снял ее с себя и растерянно уставился на нее темными как ночь глазами.
— Эмилия?!
Для нее время остановилось, но, несмотря на абсурдность ситуации, Эмилия мысленно отметила, что Анхел откликнулся на ее ласки, пока окончательно не проснулся. Заметив, с каким выражением он разглядывает ее сексуальное белье, она впала в оцепенение. Анхел зажмурился, потом распахнул глаза и снова уставился на нее.
— Бог мой! Во что это ты, черт возьми, играешь?
Забираясь к нему в кровать, Эмилия представляла всю эту сцену по-другому, надеясь, что проснувшийся Анхел просто молча прижмет ее к себе. Вместо этого он отпрянул от нее в совершеннейшем потрясении и задает ей самый идиотский вопрос из всех, какие когда-либо ей задавал.
— А почему ты так вырядилась? Недоумение Анхела возросло, когда он увидел, что она в туфлях на высоких каблуках.
— Я… я не знаю, что ты хочешь услышать от меня…
Язык ее беспомощно заплетался, и Анхел строго сдвинул брови.
— Ты выпила? — грозно спросил он.
— Ну, э-э… чуточку…
— Так, — протянул Анхел, глядя на ее испуганно-виноватое лицо. — Чтобы забраться ко мне в постель, тебе понадобилась бутылка?
— Да… то есть нет!
Гнев Анхела окончательно смутил и расстроил Эмилию.
— Ты так надралась, что залезла в постель, не сняв туфель. Я оставил дома застенчивую жену-пуританку, а нахожу женщину, которая залезает на меня, как первоклассная проститутка!
Ошарашенная таким зарядом гневного презрения, растерявшись от такого поворота ситуации, Эмилия задом стала сползать с кровати, бормоча в отчаянии:
— Нет… нет, на самом деле все не так…
— Кто он? — Вопрос прозвучал как выстрел. Анхел ухватил ее запястье цепкими как клещи руками, — Имя этого мерзавца! Который совершил с тобой такое превращение, пока меня не было! Имею я право знать, кто спит с моей женой, когда меня нет дома?
Он был похож в этот момент на злобного пирата, волосы всклокочены, лицо исказилось от ярости. Румянец глубокого смущения на лице Эмилии сменился бледностью насмерть перепуганного человека. Атмосфера накалялась. Они неотрывно смотрели друг другу в глаза. Эмилия молчала, но нервы ее были на пределе. Наконец он выпустил ее руку. Она сползла с кровати, схватила с кресла халат и дрожащими руками натянула на себя. Неужели она похожа на проститутку, пусть и первоклассную? Чувства униженности, стыда, разочарования сплелись в тошнотворный клубок в ее желудке. Просто она не нужна ему! Почему она вдруг решила, что через столько лет у нее получится то, чего не получалось раньше? Поздно меняться, слишком поздно. Теперь по собственной глупости она наяву переживает ночной кошмар. Да еще это обвинение, будто она спала с другим…
— Думаю, это Майкл… — выкрикнул неожиданно Анхел и сжал кулаки. — Змееныш, смазливое ничтожество! Стало быть, он все-таки дождался своего часа!
Эмилия застыла на секунду, затем метнулась к выходу и, влетев в ванную комнату, заперлась на щеколду. Последние слова Анхела вызвали в ней панику. Едва дыша, она попыталась собраться с мыслями. Неужели Анхелу все известно'7 Иначе почему он назвал Майкла? Значит, всему виною та ложь, которую смаковали в светской хронике несколько месяцев спустя после исчезновения Анхела. Значит, ему рассказали, иначе почему такая мысль могла прийти ему в голову?
Эмилия услышала, как Анхел подергал ручку, потом постучал в дверь.
— Открой, Эмилия, я уже успокоился, и нам надо поговорить.
Эмилия отступила от двери. Она никогда не выйдет отсюда, она состарится и поседеет здесь. Она никого и ничего не хочет. Она не желает ни думать, ни говорить, ни видеть. Сбросив халат, Эмилия содрала с себя лиловые тряпки и сунула их в бак с грязным бельем, содрогаясь от омерзения. Потом скинула туфли и снова закуталась в халат. На лице ее застыла маска отчаяния. Все у нее с Анхелом получается не так как надо, просто какой-то ужас!
— Эмилия, я дверь выломаю, если ты не откроешь.
На это он не пойдет, успокоила себя Эмилия, с его-то холодным высокомерием. Лицо потеряет. Правда, бросая ей обвинение, он не выглядел холодным и высокомерным.
— Все равно ты бросаешь меня! Зачем мне эти разговоры? Я не выйду отсюда! — Она вдруг разрыдалась от горького чувства ожидавшего ее одиночества.
Дверь с грохотом распахнулась и ударилась о стену. От удивления Эмилия перестала рыдать и стояла с открытым ртом, побледнев при виде Анхела. В джинсах и голый до пояса, лицо заросло щетиной, черные волосы торчат во все стороны, глаза сверкают — короче, вид устрашающий.
— Расслабься… — попросил он, явно желая ее успокоить.
Эмилия не могла расслабиться. От потрясения, вызванного необычностью его поведения, Эмилия лишилась дара речи.
Анхел шагнул к ней, обнял за плечи и привлек к себе. Сердце его билось так же часто, как и у нее. Он повел ее в гостиную. Ноги у нее подкашивались от слабости и были словно ватные, она дрожала как осиновый лист.
— Почему ты обвинила меня, будто я тебя бросаю? — с легким укором спросил Анхел. Похоже, он не принял всерьез ее обвинение. — Почему бы тебе не полететь со мной в Нью — Йорк? Всего-то на несколько дней. Как только я разберусь с неотложными делами, мы улетим в Испанию.
— В Испанию?
Только тут до Эмилии дошло, что все это время она неправильно понимала его. В его намерения и не входило бросать ее, он говорил о том, что не может оставаться здесь, в этой крошечной квартирке. Огромное напряжение, в котором так долго она находилась, отпустило ее, и у нее закружилась голова.
— Первое, о чем сообщил мне брат, это о смерти бабушки Дорис пять лет назад.
Эмилия ахнула про себя с досадой, как же она могла забыть об этом. Для всех эта новость уже устарела, но не для него. Когда Анхел пропал, Дорис, обожавшая старшего внука, не смогла этого пережить. Глубокое потрясение спровоцировало сердечный приступ, от которого она и скончалась. Анхел все понимает, он умный, с болью подумала Эмилия. Ему очень тяжело чувствовать себя невольной причиной смерти самого дорогого на свете человека.
— Насколько мне известно, Дорис в то время занималась очередным грандиозным проектом по восстановлению родового замка. — От сдерживаемого горя голос его звучал еще ниже обычного и стал слышнее акцент, а она глотала слезы от сострадания к нему. — В своем завещании она написала, что замок с усадьбой под Пласенсией нужно продолжать восстанавливать до тех пор, пока меня официально не признают погибшим. Пока об этом мало кому известно, и я надеюсь, что замок послужит нам надежным убежищем от любопытных папарацци.
Окончательно убедившись в намерении Анхела жить вместе с ней, по крайней мере в ближайшем будущем, Эмилия с облегчением вздохнула, избавившись от самого большого страха. Анхел решительно взял за подбородок и поднял к себе ее лицо. Взгляд его глубоко посаженных глаз заворожил ее.
— Не следовало мне разговаривать с тобой таким тоном в спальне, — спокойно и внятно признался он. — Ты ведь могла подумать, что я уже не вернусь, что я умер. Нет у меня права судить тебя за то, что происходило в течение этих пяти лет.
Умом все понимаю, но в те несколько минут спросонья я повел себя неправильно.
— Но я продолжала считать себя замужней… И не переставала думать о тебе, даже когда тебя не было, — тихо возразила Эмилия. Ее покоробило, с какой легкостью Анхел допустил мысль о ее возможной измене.
— Я обратил внимание на пыль вокруг моей фотографии у кровати, — лукаво усмехнувшись, сказал Анхел. — Сразу видно, что ты не сегодня поставила ее в рамку.
От боли и обиды слезы снова навернулись ей на глаза. Значит, он проверял ее таким образом.
— Ты упомянул Майкла, — боязливо напомнила Эмилия, снова опустив голову, словно преступница, ожидавшая удара карающего меча.
— Извини, но твой друг детства никогда не вызывал у меня теплых чувств. — Анхел пренебрежительно пожал плечами, давая понять, что не придает большого значения своему прошлому отношению к Майклу.
Тем не менее Эмилию удивило его признание, она и не подозревала, что муж невзлюбил Майкла. В самом начале их знакомства, по ее просьбе, Анхел нанял молодого человека помощником управляющего большого ранчо, где разводили лошадей, принадлежавшего обоим братьям Фагундес. После исчезновения брата Лусиано столкнулся с тем, что одних его средств не хватит на содержание ранчо, и продал их общую собственность. Определенно, ему ничего не известно о ее предполагаемом романе с Майклом. Он не мог знать и продолжать столь пренебрежительно и равнодушно относиться к нему. Более того, Анхел берет ее с собой. Стоит ли в такой момент затевать не самый приятный разговор с признаниями и объяснениями? Тем более что она ни в чем не виновата. Зачем вытаскивать на свет божий все эти гадости сейчас? Конечно, она сделает это, но потом. Теперь же единственным желанием Эмилии было любыми средствами удержать рядом с собой вернувшегося через столько лет мужа.
— Анхел, никого и быть не могло…
— Мне не нужны твои заверения. Я не спрашиваю.
— Если спросишь, я скажу то же самое. — Эмилия подняла на него свои ясные глаза. — Просто запомни, этого быть не могло.
Анхел напряженно вглядывался в нее.
— Если это правда, то как понимать потрясающе разыгранную сцену соблазнения?
Эмилию болезненно задело, что ее слова для Анхела ничего не значат, ее даже в жар бросило. Ее необычное поведение в спальне вызвало у него подозрение и привело к тем обвинениям, которых она боялась больше всего.
— Понимаю, выступила я неудачно, — забормотала она, глядя себе под ноги, — но мне хотелось… просто хотелось что-то сделать, чтобы доставить тебе удовольствие после всего…
— Что-то, что доставит мне удовольствие, — повторил Анхел, явно вкладывая в эти слова более грубый смысл. — Что-то вроде большого приза за возвращение домой живым…
— Все было не так… — Эмилия побелела.
— И для этого тебе понадобилось еще и напиться, — не слушая ее, продолжал гнуть свое Анхел. — Подумать только, приглашение к сексу средь белого дня, ни больше ни…
— Анхел!.. — Не выдержав напряжения, попыталась остановить его Эмилия.
— Думаю, мне надо довести кое-что до твоего сознания, прежде чем мы отправимся в Испанию, — понизив голос, холодно сказал он, напомнив ей прежнего Анхела. — Я не хочу, чтобы ты старалась доставить удовольствие только мне, родимому.
— Извини, я не поняла…
Анхел с мрачным видом изучал ее взволнованное лицо.
— По-твоему, я хочу, чтобы ты угождала мне, словно одалиска? — спросил он с холодной брезгливостью. — Неужели ты и вправду считаешь меня таким гнусным мерзавцем?
— Напротив, я пыталась показать тебе, как много ты для меня значишь. — Эмилия выпрямилась в отчаянном усилии сохранить чувство собственного достоинства и поспешно отвернулась, боясь расплакаться. Он сравнил ее поведение с поведением гаремной невольницы, вспомнила она и съежилась от унизительности такого сравнения.
Предельная искренность, прозвучавшая в ответе Эмилии, подействовала на Анхела отрезвляюще. Он тихо произнес:
— Извини…
— Нет, это ты меня извини, что я так и осталась для тебя одним большим разочарованием…
Анхел обнял ее, но Эмилия не шелохнулась, застыв от переполнявшей ее боли.
— Это не так, дорогая…
— Так… Ты не хочешь меня, — сдавленным голосом произнесла она.
— Господи! Неужели ты действительно так думаешь? — простонал Анхел, уткнувшись лицом в ее волосы и крепче обнимая ее. — А что, по-твоему, помогло мне выжить в этой Богом забытой вонючей тюрьме? Воспоминания о банковских сделках? — Он презрительно усмехнулся. — Я думал о тебе… молился, чтобы ты дождалась меня!
Боясь поверить в это, Эмилия замерла. Слезы радости усилили свет, вспыхнувший в ее глазах.
— Тогда почему?..
— Почему я мучаю тебя вздором? — Анхел тяжело вздохнул, помолчал, проявив странную для него нерешительность. — Наверное, потому, что не выспался и мне не хватает воздуха здесь.
— Ты страдаешь клаустрофобией? — Какая же она дура! Ведь он сказал, что теперь ему потребуется побольше пространства вокруг, а она поняла его неправильно. Квартирка действительно крошечная. И зачем она разбудила его, видела же, что он измучен и на пределе физических сил, но все-таки сразу прилетел к ней! Какое странное затмение нашло на нее?!
— Отправляйся обратно в постель, — приказала она и с сожалением развела его руки. — Если машина придет за нами в семь, то мне нужно успеть подготовиться…
— Да. — Анхел послушно направился в спальню. — Тебе ведь надо сообщить в школу, что ты увольняешься…
— В школу?
— Ну, где ты сейчас работаешь. — Он едва успел коснуться подушки, как глаза его закрылись сами собой. Он даже джинсы не снял. Эмилия не могла равнодушно смотреть на эту сильную фигуру, столь привлекательную в расслабленной позе, и, смутившись, она обвела взгляд. — Уверен, тебе не хочется покидать их, бедняжек, но мне ты нужнее, дорогая.
Естественно, он решил, что она работает преподавателем в школе. Если она начнет объяснять ему, что магазин внизу принадлежит ей, их разговор затянется и он не успеет выспаться.
Пока Эмилия одевалась, Анхел успел крепко заснуть. Ей так не хотелось отходить от него, сердце ее радостно пело. Хотелось притулиться у его ног и наслаждаться его присутствием. Анхел сказал, что она нужна ему. Анхел признался, что мысли о ней, желание вернуться домой, к ней, помогли ему перенести все страдания в Чили. Однако пора заняться делами.
Перспектива возвращения в особняк Фагундесов пугала ее, что не помешало быстро собрать необходимые вещи. К счастью, ее помощница Ада Уилкинсон, жившая неподалеку, оказалась дома, когда Эмилия ей позвонила и попросила ее принять. Год назад, когда умирал отец Эмилии, Ада присматривала за магазином несколько недель. Состоятельной вдове, ей нравились эти обязанности, и она не раз давала понять, что не прочь купить магазин, если Эмилия вздумает его продавать.
На сей раз Ада была очень скрупулезна, и Эмилия потратила на нее немало времени.
Возвращаясь к себе, Эмилия снова унеслась мыслями в прошлое, к самому началу их отношений с Анхелом. По иронии судьбы, против их союза ополчились родственники с обеих сторон…


Первый поцелуй Анхела напугал Эмилию. Ей казалось, что она совершила грехопадение, утратив контроль над своими чувствами, и вот-вот над ее головой прогремит гром Божьей кары. Поэтому она решила, что больше не встретится с ним. Когда же наутро он появился снова, от ее решительности и следа не осталось. С самого начала, как она ни старалась, ей не удавалось справиться с властным желанием быть рядом с ним. В один из выходных ее отец познакомился с Анхелом. Его имя, к счастью, ни о чем тому не говорило, но едва Анхел ушел, как отец высказался неодобрительно:
— Не нашего поля ягода, верно? И ты ему не пара. Он из этих, что дают нам работу, Эмилия…
— Мою работу оплачивает министерство образования, а не владельцы усадьбы…
— Если ты будешь встречаться с ним, пойдут разговоры, а я не хочу, чтобы имя моей дочери полоскали почем зря, — мрачно заявил отец.
Чтобы восставать против родительского диктата, Эмилии следовало прежде достичь совершеннолетия. Но из-за Анхела она восстала, хотя в определенных границах.
— Что значит, ты должна вернуться домой до двенадцати часов? — Удивлялся Анхел во время их следующей встречи. — Неужели твой отец полагает, что ты рискуешь подвергнуться совращению только после того, как пробьет двенадцать ночи?
— Пожалуйста, не смейся над моим отцом…
Анхел с наслаждением провел пальцами по ее шелковистым волосам и заставил поднять голову. Покаянная улыбка сменила насмешку на его красивом лице.
— Ты чересчур старомодная…
— По твоим меркам, но не по моим.
— И благочестивая, — шепнул он и нежно коснулся губами ее губ, заставив задрожать, а потом сжаться. — Я три дня терпел. Ты хочешь меня.
И да и нет, могла бы она ответить ему, если бы ей хватило смелости. Чем сильнее охватывало ее пугавшее возбуждение, тем активнее она защищалась от него. Доходило до того, что она инстинктивно отшатывалась, стоило ему только приблизиться к ней, чем и останавливала его. Таким образом выработался устойчивый рефлекс, от которого она не смогла избавиться даже после того, как они поженились.
В следующий свой приезд Анхел поселился в роскошном охотничьем домике усадьбы и пригласил ее на ужин, приготовленный поваром из лучшего ресторана.
После ужина Анхел спросил ее как ни в чем не бывало:
— Останешься на ночь?
— Нет.
Откинувшись в изящном кресле, он остановил свой насмешливый взгляд на ее покрасневшем лице.
— Просто из научного интереса… скажи, сколько раз я должен встретиться с тобой, чтобы ты осталась на ночь? Есть какие-то временные рамки?
— Ради Бога, какие еще временные рамки?
— Значит, обручальное золотое кольцо или ничего, — сухо заключил Анхел. — Ни порывов, ни великодушия. По сути, напрашивается вывод, что ты устанавливаешь цену на свое тело. Так поступают и проститутки.
Побледнев от гнева, Эмилия резко поднялась с места.
— Это уж слишком… Не смей больше никогда приближаться ко мне!
— Извиняться не собираюсь. Я просто хочу понять причину, которой я не могу понять. Еще я хочу теплую, покладистую взрослую женщину…
— Представляю, сколько у тебя таких было, — с нескрываемым отвращением заявила ему Эмилия. — И где они все? Ты хоть имена их помнишь?
— Могу обещать, что твое я не забуду, — вздохнул Анхел.
— Больше не звони мне! — бросила Эмилия, направляясь к выходу.
— И не подумаю, — буркнул Анхел. — Но ты будешь тосковать по мне…
Он отвез ее домой, не сделав даже попытки переубедить. Войдя в дом, она сказала отцу: «С этим покончено», после чего ушла спать.
Слова его сбылись сразу же, она затосковала по нему. Но предпочитала мучиться, чем признаться в этом самой себе. Прошло две недели. Она похудела, начала терзать себя, представляя, как Анхел утешается с более сексуальной и доступной женщиной, постоянно убеждала себя, что интересовала его только как объект сексуального домогательства.
На исходе второй недели Анхел посадил вертолет на поле неподалеку от ее дома. Она в это время кормила во дворе собак и с изумлением следила, как он вылезает из брюха ярко-желтой стрекозы. Словно школьница, она перелезла через забор и побежала к нему.
— Ты наконец сформулировала объяснение, доступное моему пониманию?
Покраснев, она внимательно разглядывала траву на его ногах, и долгое молчание повисло между ними. Он терпеливо ждал.
— Я хочу выйти замуж, чтобы испытать по-настоящему что-то особенное, — наконец робко призналась она.
— Сплошная сказка. Не хочу оскорбить насмешкой твои ожидания, но я слышал, что первые опыты не всегда лучшие…
— Неважно…
— Ты скучала по мне?
— Да.
— Сильно?
— Слишком сильно… — прошептала она, и голос ее дрогнул.
— Ладно… тогда полетели в то единственное место, в которое ты согласна лететь со мной, дорогая, — лукаво произнес Анхел, властно обнял ее и повел к вертолету. С этого момента он с уважением относился к установленным ограничениям.
В тот же день он вернулся в Нью-Йорк. А на следующий день ей позвонил Майкл Уитни, приехавший домой из сельскохозяйственного колледжа.
— Отец говорит, ты встречаешься с Анхелом Фагундесом. Вот здорово!
Именно от Майкла она узнала все, что должна была узнать от самого Анхела. О банке, об усадьбе, о сказочном богатстве и принадлежности к высшему аристократическому обществу по происхождению.
— Почему же твой отец молчал? — пробормотала Эмилия, ввергнутая в шоковое состояние. — Почему не рассказал хотя бы моему отцу?
— Фагундес выразил желание, чтобы не вмешивались в его личные дела. А как сказал мой отец, если речь идет о личном деле миллионера и хочешь сохранить работу, держи рот на замке.
— Почему ты мне этого не рассказал? — спросила взволнованная Эмилия в тот же вечер у Анхела по телефону.
— Ты просто не спрашивала.
И ни разу не солгал, мысленно добавила Эмилия, но у нее возникла твердая уверенность, что Анхел предпочел бы держать ее и дальше в неведении, до тех пор пока сам не решил бы открыть ей истинное положение дел.
— И зачем тебе такая, как я? — пробормотала она, хотя изо всех сил старалась не задавать этот вопрос.
— Нужны же парню, у которого все есть, какие-то трудности в жизни? Думаешь, твой отец еще больше настроится против меня?
— Нет, он просто запрет дверь и сделает вид, что нас нет дома, когда ты приедешь в следующий раз! — простонала она.
Месяц спустя Анхел сделал ей официальное предложение.
— У меня нет времени постоянно летать сюда…
— Ты едва знаком со мной…
— Ты хочешь, чтобы я, подобно Иакову из Библии, трудился семь лет, а потом еще семь лет?
— Замужество это серьезный шаг…
— Да, моя рассудительная, но мы сможем наконец добраться до общей постели, не так ли?
И как она ни билась, серьезного разговора у них не получилось.
— Ничего не выйдет, — сурово, словно оракул, изрек ее отец в присутствии Анхела. — Вы оба пожалеете. У Эмилии представления о вашей жизни не больше, чем у вас о нашей. Она не приживется и станет несчастной.
— Нет чтобы заключить в объятия будущего родственника, — насмешливо заметил Анхел после самого длинного, самого сурового выступления, какое она когда-либо слышала от отца.
Анхел запросил специальное разрешение и уговорил ее согласиться на скромную церемонию уже на следующей неделе. В глубине души Эмилия знала, что они поторопились, что у него к ней нет настоящего чувства. Он часто повторял, как он хочет ее, но никогда не говорил о любви. Именно любовь к нему заставила Эмилию пренебречь дурными предчувствиями. Он женится на ней, о чем еще можно было мечтать?
До приезда родных Анхела на свадьбу Эмилия не была с ними знакома.
— Тебе известно, что мой брат до сих пор любит Патрисию? — небрежно обронила его сестра Эстелла во время скромного свадебного приема, устроенного в охотничьем домике.
— Кто такая Патрисия? — спросила Эмилия, растерявшись, она никогда прежде не слышала этого имени от Анхела.
— Истинная леди, которая предпочла бы умереть, нежели надеть этот самодельный свадебный саван, что на тебе! Главное, Патрисия нашего круга, — резко заявила Эстелла. — Она высокообразованна и хорошего происхождения. Анхел даже не упоминал о ней, не так ли? Тебе это ни о чем не говорит?
— Говорит, — осмелилась предположить Эмилия, — что она не имела для него такого значения, которое ты, кажется, склонна ей приписывать.
— Женщина, с которой он был обручен в течение двух лет? Вдумайся. Он просто в депрессии. Они расстались всего три месяца назад. Он был без ума от нее, а потом между ними произошла какая-то глупая ссора. Анхел слишком гордый, чтобы признать свою неправоту. Скоро он горько пожалеет, когда начнет сравнивать тебя с ней.


Свадебное путешествие на юг Франции началось у них со ссоры в самолете. Эмилия со слезами на глазах обвиняла его в том, что он не рассказал ей о Патрисии. Анхел говорил, что их женитьба не дает ей права допытываться о его прошлом. Потом она плохо себя почувствовала.
— Волнение перед брачной ночью плюс перепад высоты, — прокомментировал Анхел. — Предупреждал я тебя, Эмилия, что волшебных сказок в жизни не бывает.
Когда самолет приземлился, она уже была без сознания. Врач, осмотревший ее, поставил диагноз: тяжелый грипп.
— В здравии и в болезни… Дорогая, тебе действительно нравится создавать для меня трудности, — подшучивал над ней Анхел, стараясь ее успокоить и утешить, пока она рыдала и извинялась, чувствуя себя последней обманщицей.
Прошло больше недели, прежде чем они смогли разделить общую постель, дабы вступить в супружеские отношения. Долгожданный миг кончился, увы, катастрофой!
Несмотря на истерические протесты Эмилии, Анхел проявил деспотизм и снова пригласил врача, чтобы тот обследовал ее, не нанес ли он ей серьезной травмы.
— Вы из тех редких женщин, кому просто не повезло от природы, — заключил свое обследование врач.
Оказалось, ее девственная плева более плотная, чем это бывает обычно. В первую брачную ночь она испытала более сильную боль, чем ожидала. Боль была неизбежна при любых обстоятельствах, но Анхел упорно продолжал винить себя в ее страданиях. Эмилия чувствовала себя предельно несчастной, после того как ее подвергли такому унижению.
— По-моему, дорогая, мне крупно повезло, что это не произошло до того, как мы пошли к алтарю, — повторял Анхел. — Ты бы никогда в жизни больше не захотела видеть меня.
Оглядываясь в прошлое с высоты прожитых лет, Эмилия аж застонала, проклиная свое дурацкое поведение тогда. Из свадебного путешествия она вернулась переполненная жалостью к себе и с уязвленной гордостью. Это ей пришла в голову идея раздельных спален.
Отмахнувшись от воспоминаний, уверенная, что с годами она значительно поумнела, Эмилия торопливо поднялась к себе в квартиру. Заглянув из прихожей в распахнутую дверь спальни и увидев неубранную пустую постель, она застыла на месте. Потом услышала голос Анхела, доносившийся из гостиной, и перевела дыхание. Похоже, теперь она и дня без него прожить не сможет. Ее начал преследовать новый страх, что, оставив его одного, она может снова потерять его!
Она возникла в дверном проеме, когда Анхел отложил телефонную трубку. Его черные волосы были еще влажными после душа, но он был полностью одет, только теперь не в потертые джинсы, а в элегантный темно-серый костюм и белую рубашку с шелковым галстуком, которые великолепно смотрелись на его высокой стройной фигуре, подчеркивая широкие плечи и длинные ноги. Такое искусство доступно только портному высокого класса, подумала Эмилия со знанием дела.
— Я думала, ты еще спишь, — заговорила она, испытывая странную неловкость. — Откуда у тебя этот костюм?
— Доставили мне на аэродром в Нью-Йорке. Лусиано снял с меня мерку и по факсу передал заказ моему портному еще из Аргентины. По — моему, он полагал, что мир может рухнуть, если я появлюсь на людях в джинсах. Да, я перенес наш отъезд отсюда на полчаса. Где ты была?
Эмилия рассказала ему о своих хлопотах по передаче магазина на первом этаже. Анхел выслушал ее молча, только в его темных глазах появилось неожиданное волнение.
— Ты шила, чтобы заработать себе на пропитание? А какая необходимость была опускаться так низко?
Кровь отхлынула от лица Эмилии.
— Я…
— У меня состоялся разговор с Лусиано, пока тебя не было, — сухо сообщил ей Анхел. — И я верю, что он неоднократно пытался оказать тебе финансовую поддержку, пока ты еще жила вместе с ними, но ты отказывалась принять ее.
В повисшей после его слов тишине послышался телефонный звонок. Эмилия не обратила на него внимания, ее сильно расстроило, что Анхел успел составить себе мнение о событиях, которые имели место во время его отсутствия.
— Анхел…
— Возьми трубку, — нетерпеливо прервал ее Анхел. — Он звонит каждые десять минут с того момента, как ты вышла из дому!
Теперь понятно, почему ему пришлось убраться из спальни, отказавшись от сна! И конечно же он не отвечал на звонки, не желая быть узнанным, дабы не привлечь сюда прессу. Эмилия почувствовала себя виноватой, словно она сама была тем настырным звонившим.
— Эмилия? — услышала она в трубке голос Майкла Уитни. В последний раз он звонил месяца два назад.
Она немного удивилась.
— Да, Майкл!
— Рад, что все-таки дозвонился тебе! — торопливо заговорил Майкл. — За ланчем услышал новость. Скажи, есть хоть доля правды в этом диком слухе, будто твой муж живым и здоровым вернулся в Штаты?
Эмилия напряглась. Похоже, слух о возвращении Анхела уже становится достоянием широкой общественности.
— Да… он…
— Невероятно! Анхел сейчас рядом с тобой?
— Да…
— Он слышит, что ты говоришь? — заговорщическим тоном продолжал Майкл.
Смущенная его тоном, Эмилия покраснела.
— Ну да… но почему?
— Тебе еще не пришлось оправдываться за те тайные встречи по выходным, которыми мы с тобой якобы наслаждались?
Эмилия замерла и побледнела.
— Нет…
— Не вздумай заикнуться о той истории из светской хроники. Послушайся моего совета, помалкивай. Синтия ни за что не признается, — заверил ее Майкл. — Короче, нам необходимо встретиться и обсудить сложившуюся ситуацию.
В этот момент Эмилии меньше всего хотелось разбираться с неприятными последствиями романа пятилетней давности между Майклом и Синтией, женой Лусиано.
— Извини, но вряд ли сейчас у меня это получится…
— Эмилия, этого все равно не избежать.
Странная интонация в голосе Майкла вызвала у Эмилии дурное предчувствие.
— Послушай, я очень скоро свяжусь с тобой! — поспешила она заверить Майкла и положила трубку, чтобы он не успел расстроить ее чем-нибудь еще.
С чувством неловкости Эмилия повернулась к Анхелу. Разговор оставил в ней неприятный осадок. Майкл вынуждает ее иметь тайну от собственного мужа. Тогда, после завершения романа с Синтией, Майкл пообещал, что в случае необходимости сам расскажет правду Анхелу и защитит честное имя Эмилии.
Внешне Анхел держался спокойно, только его лицо окаменело, и во всей его высокой фигуре ощущалось большое напряжение. Ему удалось поймать ее взгляд, все время норовивший ускользнуть.
— Значит, Майкл, единственная любовь в твоей жизни, не оставляет тебя в покое, — тихо и холодно произнес Анхел. — Так что ты пытаешься скрыть от меня?
Напуганная его вопросом, Эмилия молчала. В напряженной тишине прозвенел дверной звонок.


Тот же самый шофер снес чемодан Эмилии с крутых ступеней и положил его в багажник лимузина.
Эмилию глубоко огорчил вопрос Анхела, который чутко уловил ее настроение во время телефонного разговора с Майклом. Сидя в салоне автомобиля, Эмилия напомнила себе, что совесть ее, в отличие от совести Синтии, чиста и она может высоко держать голову. Она вспомнила, как Анхел назвал Майкла единственной любовью в ее жизни, и покраснела. Словно в насмешку, Анхел воспользовался ее фразой, которую она как-то произнесла, иронизируя над собой. Позднее она читала в журналах статьи, авторы которых советовали женщинам быть сдержаннее, когда мужчины проявляют интерес к их прежним увлечениям. Как они правы! Значит, Анхел недолюбливал Майкла! Вот это новость… Странно, подумала она, почему ей это не приходило в голову? Возможно, он относился бы к Майклу лучше, не ляпни она, что в подростковом возрасте вообразила себя влюбленной в этого юношу. Вспомнив свое опрометчивое признание, сделанное по неопытности, Эмилия поежилась. Но ведь сам Анхел так и не признался в куда более серьезном обстоятельстве: почему разорвал помолвку с Патрисией Рэндел?
— Я задал тебе вопрос, — напомнил ей Анхел ледяным тоном. — Почему у тебя был такой виноватый вид, черт возьми, пока ты разговаривала с Майклом?
— Наверное, от смущения! — Эмилия тряхнула закинутой назад головой, рассыпав по плечам золотистые волосы, ее позеленевшие глаза сверкнули от внезапного раздражения. — Так что не надо вести себя как домашний тиран из викторианской эпохи, допрашивающий свою легкомысленную жену-ребенка!
Получив гневную отповедь, Анхел насторожился.
— Извини, я что-то не понял.
— Майкл мой друг, и я не вижу причин для оправданий. — Эмилия упрямо вздернула подбородок. — Кстати, мы никогда не были в близких отношениях… в отличие от вас с Патрисией, твоей бывшей невестой, которая практически ежедневно торчала в доме после нашей свадьбы!
— Какое преувеличение! — скривил губы Анхел. — Патрисия самая близкая подруга моей сестры. Хочешь, чтобы я приказал Эстелле отказать Патрисии от дома?
— Разумеется, нет. Обидно только, что такое чуткое отношение никогда не распространялось на меня! — резко ответила Эмилия, вспомнив свое унизительное положение, когда вокруг нее шушукались и хихикали. Патрисия и Эстелла на пару старались пресекать любую попытку Эмилии утвердиться в положении жены Анхела.
— К сожалению…
— Ты заставил меня смириться с присутствием Патрисии, — с горечью напомнила ему Эмилия. Я обвинялась в собственническом инстинкте… да-да, ты обзывал меня глупой, ограниченной, недоброжелательной, когда я высказала пожелание, чтобы твоя сестра встречалась с Патрисией где-нибудь в другом месте, а не в нашем общем доме, так что мог бы и смириться с моей дружеской привязанностью к Майклу!
— Неужели так все было?
— Да, так все и было, — подтвердила Эмилия, метнув на него мрачный как штормовая ночь взгляд, и тут же ощутила сосущую пустоту. Ее пугала собственная настоятельная потребность копаться в прошлом, тем более сейчас, когда их отношения, можно сказать, висят на волоске.
— Я знал о твоем страхе, что Патрисия может вернуться ко мне, — вдруг сказал Анхел, своим признанием сильно озадачив Эмилию. — Меня привлекала сама идея, что ты меня ревнуешь. В те дни я слишком увлекся этой идеей.
От искреннего изумления у Эмилии даже рот приоткрылся, но она вовремя спохватилась и медленно сомкнула губы, неотрывно глядя на Анхела.
— Политика кнута и пряника, дерганье за ниточки, война на истощение, к которой ты была абсолютно неподготовлена, дорогая, — признался Анхел с кривой улыбкой сожаления и потянулся к ее руке. — Ты так и не смогла разобраться, что происходит между нами, так ведь?
— Да, — подтвердила Эмилия, и голос ее дрогнул, когда она встретилась с пристальным взглядом его темных глаз.
У нее появилось подозрение, что если бы она потрудилась вдуматься в его признание, то сама мысль, что он способен был когда-то играть с ней в такие жестокие и опасные игры, до смерти напугала бы ее.
— Этого больше не повторится, — тихо поклялся Анхел, переплетая свои пальцы с ее и притянув ее поближе к себе.
Сердце Эмилии зачастило, и сразу стало трудно дышать. Погружаясь взглядом в ere бездонные черные глаза с золотистыми искорками, она тихо горела, и внутренний жар проступал румянцем у нее на щеках.
— Никогда не надо спешить, — с сонной невозмутимостью рассуждал Анхел.
Пытаясь унять лихорадку, Эмилия вцепилась свободной рукой в его плечо. Даже от звуков его неторопливой речи с ней творилось нечто невообразимое, ее неудержимо тянуло к нему, словно ее тело попало в мощный водоворот и больше ей не подчиняется. Анхел погрузил пальцы в шелковистые волосы жены и скользнул языком в ее соблазнительно приоткрытые губы. Она вздрогнула, как от ожога; его нежность вызвала в ней такой шквал желаний, что ей пришлось закрыть глаза и переждать, когда он уляжется.
— Я не собираюсь набрасываться на тебя как изголодавшееся по сексу животное, — заверил ее Анхел. Его слегка охрипший голос звучал взволнованно, он даже проглатывал гласные. — Не напрягайся.
Она бы и рада, но в голове ее бродили эротические воспоминания о тех ночах, когда Анхел сводил ее с ума диктатом мужской сексуальной мощи, доставлявшим ей безумное наслаждение, и она ощущала себя последней распутницей.
— Пожалуйста, перестань дрожать, — с обидой в голосе потребовал Анхел. — Обещаю не делать того, чего ты сама не захочешь.
Эмилия вырвала у него руку и с чувством, близким к отчаянию, обняла его за шею.
— Поцелуй меня… пожалуйста!
Анхел нежно приложил ладонь к ее щеке.
— Эмилия…
— Молчи! — выдохнула она и впилась в его губы.
Анхел не шевельнулся. Потом, оттянув ее голову назад, чтобы перевести дыхание, он обрушился на ее нетерпеливые губы в жадном и глубоком поцелуе, и тело ее радостно затрепетало. Невнятный гортанный звук замер в ее горле, чувственная дрожь пронеслась как опустошительный смерч по ее телу, заставив без сил прильнуть к живительному источнику, к телу Анхела.
И все-таки он ее отстранил. Эмилия распахнула ослепленные страстью глаза и снова попыталась дышать. Как легко ему удалось довести ее до такого состояния, которое раньше заставило бы ее сгореть со стыда. Да, она сильно изменилась. Анхел томно поглядывал на нее из-под длинных черных ресниц, на скулах его рдели лихорадочные пятна. Глухое молчание затянулось.
— Мы приехали, — сообщил он, окинув взглядом ее раскрасневшееся лицо.
Может, именно такой инициативы он всегда ждал от нее? Или он счел ее поведение неженственным? Стараясь больше не смотреть на него из опасения, что опять сделала все не так, Эмилия молча выбралась из лимузина на ватных ногах. Интересно, как встретят ее остальные члены семейства Фагундес? От одной мысли об этой неприятной встрече Эмилию затошнило.
В Нью-Йорке их встретили и тут же окружили телохранители на случай появления папарацци. К счастью, им удалось без происшествий покинуть аэропорт. На следующий день будет официально объявлено о возвращении Анхела из небытия и это станет главной сенсацией всех периодических изданий и телевизионных программ новостей.
В салоне внешне неприметного автомобиля по сравнению с лимузином Эмилия поправила юбку и заметила, что руки ее дрожат. Пресса… Как только всей этой своре идущих по следу охотников за «жареным» станет известно о возвращении Анхела, может так статься, что кому-то в бульварных изданиях придет в голову воскресить ту публикацию, в которой утверждалось, будто у нее был роман вскоре после исчезновения мужа. У нее есть основания бояться этого. На опубликованной тогда фотографии лица женщины в объятиях Майкла не видно, зато отчетливо виден номер машины, на фоне которой они стоят. Тогда эта машина принадлежала Эмилии.
Волнения и переживания дня разом навалились на Эмилию, и она почувствовала крайнюю усталость. В особняк Фагундесов они вошли со стороны подземного гаража. К этому моменту все силы Эмилии уходили на то, чтобы держать открытыми глаза, и ей стало безразлично, какой прием ее ожидает.
В главном вестибюле Анхел остановился. Его темные глубоко посаженные глаза устремились на Эмилию.
— Я не надеюсь на чудо, что за один вечер твои отношения с моими родными изменятся к лучшему. Все сейчас слишком напряжены.
Очень дипломатично, подумала Эмилия. С одной стороны он не надеется на чудо, а с другой — ждет от нее, что она уладит все разногласия в самое ближайшее время. Ответить она не успела. Ее внимание привлекла большая фотография Патрисии Рэндел на столике сбоку, не заметить которой было просто невозможно. Внешность этой рыжеволосой красавицы впечатляла. Неудивительно, что Эмилия когда-то с ума сходила от ревности к ней. На фото Патрисия обнимала миловидного маленького мальчика, по-видимому своего сына.
Анхел распахнул дверь гостиной и отступил, пропуская вперед Эмилию, которая твердила себе, что не имеет права относиться к родным Анхела хуже из-за бывшей невесты. Та история канула в прошлое. Настроив себя таким образом, Эмилия обвела взглядом лица трех присутствующих в этой великолепной комнате, декорированной в холодной гамме голубых тонов.
Лусиано уже шел им навстречу. Будучи младше брата на четыре года, он выглядел старше из-за своей приземистой тучной фигуры. У него был безвольный подбородок и карие глаза, как у спаниеля.
— С возвращением домой, Анхел! — воскликнул Лусиано, вклиниваясь между мужем и женой.
Он заключил Анхела в объятия со свойственной испанцам экспрессией и никак не мог оторваться. Наверное, всю дорогу из Аргентины родные непрестанно обнимали Анхела, подумала Эмилия. Почти рабская привязанность Лусиано к брату была его единственной привлекательной чертой в глазах Эмилии.
Эстелла, сестра Анхела, была моложе его лет на восемь. Стоя у камина, она ответила на взгляд Эмилии насмешливой неприязнью.
Синтия, жена Лусиано, подошла с робкой улыбкой на лице, напомнив человека, который осторожно проверяет воду, прежде чем получить удовольствие от купания. Тем не менее Синтия в общем хорошо ладила с Анхелом и не замедлила подружиться с его наивной женой, когда та появилась в их доме, но всегда вела себя по принципу: «главное — не навредить себе». Испанка по национальности, она была одного роста с Эмилией, у нее были такие же светлые волосы, но на этом их сходство заканчивалось.
— Как поживаешь, Эмилия? — спросила она, обернув к ней свое кукольное личико с пухлыми губками бантиком и фарфоровыми голубыми глазами. — Твое появление здесь с Анхелом, похоже, всех удивило.
— Эмилия совсем без сил от всех треволнений дня. Уверен, ты извинишь ее, — вмешался Анхел, ответив за жену. — Может, ты проводишь ее наверх, Синтия?
В обществе Синтии Эмилия покинула гостиную, отдавая должное Анхелу, который нашел лучший выход из создавшегося положения. Зная, что когда-то она была дружна с Синтией, он решил, вероятно, таким образом дать им возможность уединиться и поболтать. Он не в курсе, что с тех пор многое изменилось. Детский голосочек жены Лусиано вызывал у Эмилии теперь дрожь отвращения. Похоже, она давно рядится в ангельский камуфляж. Лусиано начал встречаться с Синтией, которая была старше его на шесть лет, в годы учебы в университете. Синтия скоропалительно забеременела и заставила Лусиано жениться на себе.
Пропустив мимо ушей ее последние слова, Эмилия в свою очередь спросила:
— А как поживает моя племянница Карен?
Напоминание о семилетней дочери заставило Синтию нахмуриться, ей не удалось скрыть свое раздражение.
— Чудесно. Она сейчас находится в школе — интернате.
Мало утешительного, что теперь она видит эту женщину насквозь, подумала Эмилия. Тогда, почти шесть лет назад, неопытной новобрачной хотелось верить, что в Синтии она нашла близкую подругу. Каково же было ее потрясение, когда она узнала, к сожалению слишком поздно, что та ее просто-напросто использовала. Для Синтии все средства хороши, лишь бы обезопасить себя.
Поднявшись на площадку второго этажа, Эмилия свернула к комнатам, которые занимала до своего ухода.
— Извини, но здесь теперь живет Патрисия с маленьким Полем, когда приезжает погостить, — произнесла Синтия приторным голоском. — Боюсь, у меня просто нет времени, чтобы все там сменить.
Ошеломленная Эмилия подавила в себе взрыв негодования. Патрисии Рэндел с сыном отвели самые почетные комнаты в доме? Что за бред?
Синтия повела Эмилию дальше по коридору к гостевой спальне.
— Ты меня еще не простила? — вздохнула Синтия.
— Думаю, нам не стоит заводить этот разговор, — холодно и сдержанно ответила Эмилия.
— Тебе не может быть безразлично то, что начнется сейчас. Лусиано не терпится рассказать Анхелу об истории с Майклом. Не сомневайся, он не оставит тебя в покое! — возразила Синтия.
— А при чем тут я? Ведь это ты крутила роман, Синтия.
— Без комментариев. — В ярко-голубых глазах Синтии читалась откровенная насмешка.
— Пять лет назад бульварные издания утверждали, что женщина с Майклом на опубликованной фотографии это я. Я прикрыла тебя, — напомнила Эмилия. — Мне не следовало идти на это, но ты уговорила меня, заявив, что было бы ужасным эгоизмом с моей стороны сказать правду и внести разлад между тобой и Лусиано…
— Все так! В конце концов, я не только жена, но и мать. Я должна была подумать в первую очередь о Карен, к тому же я не рассчитывала, что Анхел когда-нибудь вернется! — резко парировала Синтия, защищаясь. — Естественно, я была тебе благодарна за то, что ты сделала для меня…
— Твоя благодарность была так велика, что, как только ты почувствовала себя в безопасности, тут же присоединилась к Лусиано с Эстеллой, обзывая меня потаскушкой и нападая при каждом удобном случае! — взорвалась Эмилия. Воспоминания о том, что ей тогда пришлось вытерпеть, отозвались болью в ее душе. — Меня выжили из этого дома, и ты постаралась не меньше остальных!
— Как ты не понимаешь? Я боялась. Лусиано мог заподозрить меня, если бы я вела себя иначе.
— Ясно только одно, что, пока я убивалась из-за мужа, мне пришлось расплачиваться еще и за чужие грехи. Тебе придется смириться с тем, что, если снова зайдет разговор об этом романе, я скажу Анхелу всю правду…
— А я скажу, что ты лжешь! Кто поверит твоему заявлению спустя столько времени? Не забывай, сколько раз тебя видели в обществе Майкла после исчезновения Анхела. — Тон Синтии стал агрессивным. — Все вспомнят именно это.
Эмилия побледнела, до конца осознав, какую глупость совершила пять лет назад, когда позволила втянуть себя в эту ложь и взять на себя грехи другой женщины. Тогда Синтия горячо убеждала ее, что ей стыдно и она сожалеет о случившемся, что она продолжает любить своего мужа, Лусиано. Эмилия даже устыдилась своего желания защитить собственную репутацию, ведь Синтия ее подруга. Ей ведь всего-навсего нужно было признать, что на фотографии она, Эмилия, а не Синтия. К несчастью, последствия этого обмана оказались куда более серьезными, чем по наивности считала тогда Эмилия.
— Честно говоря, мне не верится, чтобы Анхел снизошел до выслушивания сплетен Лусиано… О Господи, Синтия, мы же договаривались, что, если Анхел когда-нибудь вернется, придется рассказать ему всю правду, и ты согласилась…
— Разумеется, согласилась. — Синтия улыбнулась с выражением хитрой злобы на лице. — Я вышла замуж за никчемного жирного болвана, но очень богатого болвана, и я ни перед чем не остановлюсь, чтобы защитить свою часть от этого пирога!
Впервые услышав от нее столь лестную характеристику «любимого» мужа, Эмилия остолбенела, изучая лицо этой женщины не первой молодости.
Синтия отвечала ей взглядом, полным злобного удовлетворения.
— Все равно никто не поверит в мою измену, так что не тебе в твоем положении угрожать мне…
— Я тебе не угрожаю…
— В любом случае тебя еще ожидает колоссальный удар, — прошептала Синтия с ядовитой нежностью. — Но все заинтересованные стороны взяли с меня обещание держать это в тайне. Так что, извини, выпустить этого кота из мешка я не смею. Подожди, еще неизвестно, как долго продержится твой брак, а ты впустую тратишь время, пытаясь разрушить мой.
Блондинка триумфально выплыла из комнаты, дверь за ней закрылась, а Эмилия осталась во власти нешуточного беспокойства. «Колоссальный удар»? Что имела в виду Синтия?
Может, это всего лишь бессмысленная злоба? — убеждала себя Эмилия. По крайней мере, Майкл не преследовал корыстных целей, когда вступил с Синтией в романтические отношения, подумала она. Пусть Анхел недолюбливает Майкла, но, если понадобится обелить ее имя, муж наверняка поверит его слову.
Чемодан ее так и остался у дверей спальни. Несмотря на то что семейство Фагундес обслуживал круглосуточно целый штат прислуги, никто не пришел распаковать ее вещи. Эмилия только улыбнулась такому проявлению недоброжелательности к ней. Она приняла душ и, забравшись в большую уютную кровать, стала с нетерпением дожидаться Анхела. Однако усталость одолела, и Эмилия не заметила, как заснула. Разбудил ее грохот и последовавшая за ним грубая брань. Она села в постели и включила свет. Анхел был мрачен и зол, очевидно в темноте он налетел на чемодан.
— В этом доме уже нет горничных? И почему ты завалилась спать в самой дальней от меня комнате? Мне пуститься в розыск, чтобы найти тебя в собственном доме! — С этими словами возмущенный Анхел дошел до кровати, стащил одеяло и схватил ее в охапку, не дав опомниться.
— Что происходит? — бормотала спросонья Эмилия, но Анхел уже шел по коридору, неся ее в своих сильных руках.
— Отныне мы спим в одной комнате и в одной постели, — сообщил он сквозь учащенное дыхание.
Покрасневшая Эмилия была водружена на кровать в комнате, радикально отличавшейся от предыдущей по убранству.
— Это была не моя идея… — заикнулась она.
— Неужели я похож на идиота, чтобы поверить в это?
Робкие заверения Эмилии не произвели на него никакого впечатления.
Повесив на стул пиджак, он схватился за внутренний домашний телефон, чтобы сделать кое-кому из прислуги внушение. Свободной рукой он развязал галстук и отбросил его в сторону, потом принялся расстегивать пуговицы рубашки. С пересохшим ртом и бьющимся сердцем, прислушиваясь к громовым раскатам его голоса, но не в силах сконцентрироваться на словах, Эмилия неотрывно смотрела на него. Анхел положил трубку. Тело ее наливалось опьяняющей теплотой. Даже в гневе он был неотразимо красивым. Ее дыхание стало прерывистым, когда он уронил рубашку прямо там, где стоял, и перед ней предстал обнаженный мощный торс, словно изваянный из бронзы.
Неожиданно Анхел обернулся и сверкнул на нее глазами.
— Ну, в чем дело? Эмилия вздрогнула.
— Извини…
Анхел широко развел руки, в его темных глазах сверкали подозрительные золотые искорки.
— Черта с два я пойду раздеваться в ванную комнату! Просто закрой глаза!
— Нет-нет, Анхел, я вовсе не хотела…
— Я провел без сна почти двое суток, — ворчал Анхел приглушенно, но сердито. — Накройся с головой, повернись ко мне спиной и сделай вид, что меня тут нет.
Эмилия сжала губы. Натянув на себя простыню, она легла на бок. Почему он так упорно заблуждается на ее счет, негодовала она. И сама же ответила. Потому что он помнит меня такой, какой я была до нашей разлуки.
— Я уже не та пуританка, какой была! — прошептала она с досадой. — Я повзрослела!
Матрас просел, свет погас, и Анхел, обхватив ее обеими руками, перетащил к себе.
— Взрослым женщинам не нужно накачиваться водкой перед постелью, дорогая, — заговорил он низким гортанным голосом, касаясь губами ее волос. — Если бы я был не так уверен в себе, ты бы сделала меня импотентом. В течение семи месяцев я только и слышал всевозможные объяснения причин, по которым мы не можем заняться сексом. Почти пять лет я провел между тюремной камерой и каменоломней. Уверен, что был там единственным мужиком, который, вспоминая о жене, представлял ее в ночной рубашке, потому что никогда не видел ее голой!
Эмилия испытывала душевные муки под грузом этого обвинения и молча глотала слезы, которые жгли ей глаза.
Анхел зевнул.
— Но ты любишь меня. Зная тебя, можно расценить твое появление в постели в туфлях сегодня днем как выражение высшей преданности. На данный момент я удовлетворюсь этим.
На данный момент? Эмилия открыла глаза. В голове мутилось от его близости, от возбуждающего запаха мужского тела. Но теперь он уже не так сильно прижимал ее к себе. Она снова сглотнула слезы, тело ее горело от желания. Смочив пересохшие губы, она произнесла:
— Мне не нужна водка…
Но в ответ тишина. Она прислушалась к его глубокому ровному дыханию и нежно потерлась щекой о его руку, безвольно лежавшую на подушке. Муж вернулся к ней, свершилось чудо. Теперь будет все так, как он хочет… Просто в следующий раз ей не надо так явно угождать ему. Но она так сильно его любит. Даже этим отвратительным родственникам не разлучить их!
На следующее утро, когда только начинало рассветать, Анхел разбудил ее. Всегда отличавшийся жесткой самодисциплиной, он был уже полностью одет: темный деловой костюм, шелковый галстук винного цвета и серо-жемчужная шелковая сорочка. Его завораживающие темные глаза смотрели на нее каким-то полусонным взглядом, отчего в голове у нее сразу стало пусто, а сердце отчаянно забилось.
— В десять у меня пресс-конференция, — отрешенно, словно думал о другом, заговорил Анхел, Эмилия побелела при одной мысли, что ей придется там присутствовать.
— Будет что-то наподобие цирка, не в твоем вкусе. Так что тебе там нечего делать, дорогая. — Анхел присел на край постели, продолжая разглядывать ее. — Потом на весь день встречи с банкирами и юристами. Думаю, будет разумнее, если мы отправимся в Испанию порознь…
— Порознь?!
— Я хочу скрыть от всех, куда мы направляемся. Сегодня днем ты полетишь частным рейсом, один из моих телохранителей проводит тебя.
Мы с тобой встретимся уже на месте… Хорошо, если мне удастся вылететь завтра…
Громкий стук в дверь прервал его, и прекрасные черты смуглого лица мужа исказились от гневного раздражения. Анхел вскочил на ноги и подошел к двери. До Эмилии донесся взволнованный голос Лусиано.
Прежде чем уйти, Анхел едва заметно улыбнулся ей.
— Полагаю, в замке будет просторнее, чем в той кроличьей норе, и там не будет общежития, — заверил он ее с восхитительным хладнокровием.
Пройдет всего несколько часов, и она полетит в Испанию. От радости на лице Эмилии засияла улыбка. В этот момент вошла горничная и внесла поднос с завтраком, состоявшим из самых любимых ее блюд. Только она успела позавтракать, зазвонил телефон у постели. Звонил Майкл…
— Как ты догадался, где я? — растерялась Эмилия.
— Для этого много ума не надо. Когда-то я был частым гостем в особняке, — торопливо напомнил ей Майкл, — Послушай, я специально прилетел в Нью-Йорк. Мне надо безотлагательно встретиться с тобой.
Почему бы ей не встретиться с Майклом перед отлетом в Испанию? Эмилия задумалась на мгновение. Он был ей хорошим другом, и, хотя у него есть свои недостатки, она никогда не забудет его дружескую поддержку после исчезновения Анхела. Несомненно, ему будет приятно услышать от нее историю возвращения Анхела домой. К тому же ей следует рассказать Майклу и о том, что, как он и предсказывал, Синтия решительно настроена отрицать их роман.
Майкл предложил встретиться в том отеле, где он остановился. Эмилия вызвала такси и незаметно выскользнула из дома через черный ход. В вестибюле отеля ее дожидался Майкл, стройный элегантно одетый молодой человек, темно-русый и голубоглазый.
Они прошли в пустующую гостиную для проживающих в отеле.
— Рада снова видеть тебя, — тепло приветствовала его Эмилия.
— Расскажи, что творится на семейном фронте, — попросил Майкл, предварительно заказав для Эмилии чай, а для себя сок.
— Я собиралась сперва узнать, как сложились дела у тебя, — сочувственным тоном сказала Эмилия. — Ты давно не звонил.
— По-моему, твоя ситуация сейчас важнее.
Эмилия поморщилась.
— Случилось то, что бы предсказывал мне тогда, больше четырех лет назад. Ты сказал, что я полная дура, если собираюсь отдуваться за Синтию, и оказался прав. Все обернулось против меня. Синтия по-прежнему относится ко мне как к заклятому врагу, а Лусиано ждет не дождется, когда я полностью исповедуюсь Анхелу. Чем быстрее будет покончено с этой проклятой историей, тем лучше.
— Иными словами, тебе необходимо мое свидетельство.
Эмилия вспыхнула.
— Надеюсь, до этого не дойдет. Ты ведь окажешься в затруднительном положении…
— Я расскажу Анхелу все, что тебе угодно, — с безразличной миной пожал он плечами. — Но… боюсь, за услугу тебе придется заплатить.
Недоумевая, Эмилия нахмурила брови.
— Заплатить?
— Позволь напомнить тебе об одной истории. — Майкл сердито поджал губы и помолчал немного, глядя на нее. — Моя закадычная подружка выходит замуж за сказочно богатого типа, и что же она делает, чтобы помочь мне?
— К чему ты клонишь?
— Ты обеспечиваешь меня первой подвернувшейся вшивой работенкой на ранчо Фагундесов, где можно заработать только на карманные расходы! — с издевкой воскликнул Майкл. — А когда я попросил денег, чтобы начать собственное дело, что ты ответила? Извини, дескать, Анхел считает, что ты еще слишком молод, чтобы доверить тебе такие деньги в качестве инвестиции!
Майкл говорил о событии, имевшем место в начале ее замужества. Из-за этого она оказалась тогда в неловком положении по отношению и к мужу и к Майклу.
— Не ожидала, что ты до сих носишь в душе эту оби…
— Ну, разумеется, зачем тебе помнить об этом. А вскоре Анхел исчезает, и я подумал, что богатенькая миссис Фагундес сама по себе долгосрочная инвестиция и с ней стоит понянчиться. — Майкл засмеялся, а потрясенная Эмилия смотрела на него во все глаза. — Еще бы два годика, и Анхела официально признали бы покойником. Как бы его родные ни брыкались, ты бы все равно урвала самый большой кусок от этого пирога, потому что ты его жена! Уж тогда ты бы не поскупилась, правда? Вот на что я рассчитывал…
— Не могу поверить, что ты говоришь серьезно… — Тошнотворное ощущение нарастающего страха захлестывало ее. — Ты ведь был так добр ко мне после исчезновения Анхела…
— Но тебе придется заплатить, чтобы снова пользоваться моими услугами. Я не признаюсь, что крутил роман с Синтией, если ты не сумеешь достойно оценить мою очередную услугу. Я ведь могу принять сторону Синтии и оставить тебя наедине с Анхелом. Разбирайтесь сами…
— Какая мерзость! — воскликнула Эмилия, задыхаясь от возмущения, но заметила, что привлекла внимание пожилой дамы, сидящей в дальнем конце гостиной, и покраснела.
— Хорошенько подумай, прежде чем отказать мне, не вынуждай меня поступить худшим для тебя образом, — холодно посоветовал Майкл.
— Иными словами, ты шантажируешь меня, — дрожащим голосом произнесла Эмилия.
Она вспомнила, как горько был обижен Майкл, когда Анхел отказался вложить в него деньги, посоветовав предварительно набраться опыта в делах. Она предпочла забыть тот неприятный эпизод, но Майкл ясно дал понять, что после этого он продолжал поддерживать с ней дружбу только потому, что рассчитывал извлечь из нее выгоду для себя. Возвращение Анхела явилось для него крайне неприятным сюрпризом. К такому заключению пришла Эмилия. Думать об этом было больно.
— Ну а теперь я скажу тебе, что мне нужно… — И абсолютно спокойно Майкл назвал сумму, которая заставила Эмилию побледнеть. — Нет, конечно, не все сразу, — ворчливо успокоил ее он. — Но я рассчитываю получить первый взнос сейчас, как гарантию твоей доброй воли. Поскольку ты всегда была со мной откровенна, то я точно знаю, сколько лежит в банке на твоем счете. Эти деньги тебе сейчас без надобности, так что я готов принять чек…
— Майкл, пожалуйста…
— Выбирай. Синтия и секунды не станет колебаться, обратись я к ней с таким предложением, — угрожающим тоном сказал Майкл. Вид у него был крайне самодовольный. — А уж тогда тебе придется распрощаться с Анхелом, Эмилия.
Представив себе, как Синтия и Майкл сговариваются разрушить ее семейную жизнь, Эмилия почувствовала себя физически больной и загнанной в ловушку. Чего будут стоить ее слова и как она будет выглядеть в глазах Анхела, если все остальные поклянутся, что грех на ней?
Дрожащей рукой, которая, казалось, действовала сама по себе, Эмилия достала из сумки чековую книжку. Не глядя больше на Майкла, она подписала чек и оставила его лежать на столике. Затем поднялась и вышла из гостиной.


Эмилия бродила по магазинам, ничего не видя и не слыша, пока не пришла в себя и не задалась вопросом, как могло случиться, что она не разглядела в Майкле жадности и затаенной злобы. Она полностью доверяла ему и теперь он ее шантажирует!
Как ей теперь выбираться из этого кошмара, в который она сама себя ввергла? Ей было горько и стыдно, что она так легко отступила перед угрозами Майкла. Но больше всего она корила себя за слепую и глупую доверчивость. Когда пресса вытащила на свет Божий ту любовную историю и неправильно идентифицировала женщину на фотографии, ей не следовало молча покрывать Синтию. Как она могла пойти на такую глупость? Но ей было известно как и почему. Обезумевшая от мысли, что навсегда потеряла Анхела, она стала легкой добычей коварной Синтии.
Когда Эмилия проходила через отдел электроприборов большого магазина, ее внимание привлекло знакомое лицо на экранах телевизоров. Пресс-конференцию Анхела транслировало телевидение, и многие покупатели стояли перед экранами. Эмилия подошла поближе. Камеры показывали Анхела с разных ракурсов. Он уверенно, с юмором отвечал на вопросы, распространяя на всех, кто его видел, море обаяния. Одна из камер то и дело задерживалась на стоящих рядом с ним. Лусиано, преисполненного гордости за старшего брата, нескольких членах правления банка Фагундес, чьи лица моментально реагировали на каждый остроумный ответ Анхела. Для них возвращение человека, имевшего репутацию гения финансового рынка, должно было стать большой удачей.
Нахлынуло острое чувство вины, заставившее Эмилию отвернуться. Стыдно, что она так охотно ухватилась за разрешение Анхела не присутствовать на пресс-конференции. С тех пор как появилась в светской хронике та публикация, она панически боялась репортеров. Вместо того чтобы потакать своей трусости, ей следовало преодолеть ее и быть рядом с мужем. Даже если Анхел не очень-то нуждался в поддержке жены, она могла бы гордиться, что хотя бы предложила ее.
Эмилия спохватилась, что времени остается в обрез, и остаток пути до дому ей пришлось бежать. В холле она наткнулась на Синтию, с чопорным видом выплывшую из гостиной.
— У тебя десять минут, чтобы сполоснуться перед отбытием во второе свадебное путешествие, — сказала она со злорадной ухмылкой.
Проигнорировав ее тон, Эмилия спросила:
— Анхел еще не вернулся?
— Нет, но пытался связаться с тобой по телефону и был очень недоволен, когда я сказала, что понятия не имею, куда ты направилась. — Ее пухленькие губки, казалось, источали яд. — Правда, потом я не поленилась перезвонить ему. чтобы сообщить о звонке драгоценного старинного друга Майкла, который как воспитанный человек представился и попросил тебя к телефону, после чего ты и ушла. Майкл никогда не отличался осторожностью, не правда ли?
Побледнев от полученной дозы яда, но сдержав себя, чтобы не ответить Синтии в том же духе, Эмилия заторопилась наверх переодеться.
Через час она уже входила в здание аэропорта в сопровождении телохранителя. К тому, что произошло через несколько секунд, она была абсолютно не готова. В десяти шагах от нее возник человек с камерой и ослепил ее вспышкой. Эмилия и не заметила, как оказалась в центре нараставшей толпы репортеров, выкрикивающих вопросы:
— Почему вас не было на пресс-конференции мужа?
— Ваш брак под угрозой, миссис Фагундес?
— Почему семейство Фагундес летало в Аргентину без вас?
— Почему вы скрывались все эти годы? Если бы люди из службы охраны аэропорта не пришли на помощь, ей бы не удалось вырваться из этого окружения. Бледная и дрожащая, Эмилия снова начала нормально дышать только когда небольшой частный самолет оторвался от земли и взял курс на Испанию. Кто-то наверняка предупредил репортеров, что она прибудет в аэропорт. Кто? Синтия? Или она дошла до такого состояния, что ей уже везде мерещатся происки этой перезрелой красотки? Так или иначе, но сбывались худшие предчувствия Эмилии. Теперь, когда Анхел снова оказался в центре внимания средств массовой информации, под прицелом окажутся их семейные отношения. Не случайно сегодня прозвучал вопрос о причине ее отсутствия на пресс-конференции. Сколько же у нее в запасе времени, пока они раскопают ту скандальную историю?
Ближе к вечеру машина, которая везла Эмилию из Пласенсии, свернула с извилистой горной дороги на широкую аллею, по обеим сторонам обсаженную кипарисами, дававшими в это время суток спасительную тень. В просвете между деревьями сверкнула серебристая гладь озера, и взору открылся старинный родовой замок Фагундесов.
Ожидая увидеть что-нибудь средневековое и мрачное, Эмилия ахнула. Перед ней на холме возвышался ослепительный дворец с высокими стройными колоннами.
Выйдя из машины, она окунулась в роскошное тепло лета, недавно вступившего в свои права, вдохнула воздух, напоенный ароматом цветущих цитрусовых деревьев. Но стоило ей двинуться к гостеприимно распахнутым массивным дверям главного подъезда, как раздался душераздирающий крик, и она в ужасе застыла на месте. Сбоку мелькнуло что-то белое и исчезло за ближайшим деревом с фигурной стрижкой.
Эмилия медленно повернула голову, и вскоре перед ней явился великолепный белый павлин с распущенным фантастическим хвостом, напоминавшим филигранные кружева. Птица уставилась на нее бусинками глаз, она как будто ждала от нее взрыва одобрительных аплодисментов.
Она улыбнулась и окончательно освободилась от всех треволнений. Там, в Нью-Йорке, остались наглые папарацци, ужасные родственники Анхела и… Майкл, бодро напомнила она себе и пошла к подъезду. Пройдет от силы несколько часов, и Анхел снова будет рядом с ней.
Когда она вошла в вестибюль, у нее перехватило дыхание. В огромном пространстве гулко разносились ее шаги. Стены вестибюля были украшены старинными фресками, а высоко над головой можно было разглядеть позолоту потолочного панно.
— Где, черт возьми, ты пропадала все утро? Застигнутая врасплох, Эмилия подпрыгнула на месте как ошпаренная. Появление Анхела она восприняла как чудо.
— Ты уже здесь?! — воскликнула она, задохнувшись от радостного изумления.
Он выглядел великолепно в бежевых шортах и кремовой хлопковой рубашке с короткими рукавами. Пастельные цвета одежды оттеняли бронзовый отлив кожи и черные волосы.
Анхел не двинулся с места и продолжал разглядывать ее, прищурив потемневшие глаза, лицо его застыло, от всей фигуры веяло ощущением огромного напряжения.
— Ты была с Майклом…
— Да, — легко призналась она, полная решимости по возможности придерживаться правды.
— Столько времени? Ты чуть на самолет не опоздала!
— Нет, я приехала как раз к отлету, — сдержанно возразила Эмилия. Ладони ее взмокли, ощущение беззаботного счастья испарилось. — И я не была с ним все это время. Потом я еще ходила по магазинам…
— Ты не хочешь сказать мне правду.
Уверенность, с какой Анхел бросил ей это обвинение, внушала ей страх. Он не спрашивал, не пытался втянуть в разговор и исподволь выведать правду. Нет, у него не возникло и тени сомнения в том, что она не все ему говорит.
— Почему… почему ты так думаешь? — спросила Эмилия пересохшими губами.
Он отвел взгляд.
— Скажи правду, — холодно потребовал он. — Ты вертишься как рыба на крючке.
Эмилия прикусила губу. Ее поразила такая настойчивость.
— Я… — неуверенно начала Эмилия.
— Да? — отозвался Анхел.
Голоса их гулко раздавались под высоким сводчатым потолком.
— Я только пошла побродить по магазинам, потому что была расстроена. Поэтому поздно вернулась. Тут нет никакого секрета. — Она пожала плечами. — С Майклом я согласилась встретиться по его просьбе, потому что давно его не видела… а то, что увидела, мне не понравилось. Я больше не желаю его знать.
Легкая морщинка прорезалась у Анхела между бровями.
— И что?..
Эмилия решительно сложила на груди руки и расправила плечи.
— Послушай, хватит с меня того, что, как выяснилось, Майкл не был тем замечательным другом, за которого я его принимала. Мне не хочется, чтобы ты вытягивал из меня подробности, не хочу еще раз пережить все это и снова почувствовать себя полной идиоткой!
— Ты решила порвать с ним дружбу? — Анхелу, похоже, никак не удавалось поймать суть происходящего. — Когда ты приняла такое решение? Здесь? В ту минуту, когда поняла, что я сержусь?
Плечи ее вновь поникли.
— О Господи, ты параноик…
Анхел вспыхнул.
— Я только попросил тебя объяснить свое…
— А я вежливо отказалась посвящать тебя в подробности. Майкл не такая важная птица, чтобы ссориться из-за него, — парировала Эмилия
— Матерь Божья… я вовсе не хотел ссориться… Черт!.. Куда ты направилась? — словно раненый лев, взревел Анхел, увидев, что Эмилия идет к выходу.
— Я подумала, может, мне стоит выйти, а потом войти еще раз, чтобы ты оказал мне более любезный прием.
Стало так тихо, что малейший звук показался бы громоподобным. Потом Эмилия услышала за спиной шаги, но абсолютно не была готова к тому, что взлетит вверх и окажется в сильных руках Анхела. На секунду все вокруг закружилось в безумном танце, а горящий взгляд мужа, полный гипнотического соблазна, лишил ее способности разумно мыслить. В свои права вступило тело. Ослепительная улыбка преобразила суровые черты Анхела.
— Вот как мне полагалось встретить тебя, моя красавица!
Он прижался губами к тоненькой голубой жилке, бьющейся под хрупкой ключицей. Все ее тело вздрогнуло от его поцелуя. Дрожащей рукой она зарылась в его густые волосы, и губы их слились в поцелуе. Она судорожно вцепилась в него. Он опустил ее спиной на жесткую холодную поверхность и, раздвинув ей колени, прижался к ней всем телом, поглаживая ее узкие бедра. Хрипло вскрикнув, она задрожала от накатившего желания. Анхел приподнял голову и заглянул ей в глаза.
— Вот теперь я сам убедился, что тебе не нужна водка, — пробормотал он.
На секунду в затуманенном сознании Эмилии промелькнуло: что? здесь? сейчас? на мраморном столе? Но, встретив обжигающий гипнотизирующий взгляд Анхела, она поняла, что ей все равно где. Тело ее буквально плавилось в его руках.
— Не бойся, это произойдет не здесь, — слегка охрипшим голосом произнес Анхел и засмеялся.
Он снял ее со стола, спокойно взял за руку и повел в ту дверь, откуда появился перед ней. Эмилия ощущала слабость в ногах, ее тело ожило, пульсируя каждой клеточкой. Сексуальное возбуждение сделало его упругим и восхитительным.
Их шаги гулко раздавались в пустых залах, через которые они проходили. Огромные залы поражали воображение убранством, массивными мраморными колоннами, картинами, висевшими по стенам, хрустальными люстрами и канделябрами. Эмилия восторженными глазами смотрела по сторонам, пока Анхел вел ее. Наконец они снова оказались в портале, откуда начиналась двойная лестница, расходящаяся полукругом.
Поднявшись по ней, они вошли в комнату, которая поразила Эмилию своими размерами Здесь стояла кровать. Но какая! Гигантский золотой венец накрывал ее сверху, а вниз до роскошного ковра причудливыми складками спадала парча.
— Вот тебе и сказка, в которой ты сможешь жить как настоящая принцесса.
— Если ты со мной, то я уже живу как в сказке, — тихо ответила Эмилия.
Анхел смотрел на нее из-под полуопущенных ресниц, и были в его взгляде истома, лукавство и чувственный призыв. Он положил руки на ее хрупкие плечи и медленно бережно повернул к себе спиной. Когда он расстегнул молнию ее платья, Эмилии стало трудно дышать. Свет вливался в комнату мощными потоками через высокие французские окна. Все тот же стыдливый страх напал на нее, но она не собиралась бросаться через всю комнату, чтобы задернуть окна плотными шторами и укрыться в темноте. Когда-то она тайно терзалась тем, что, сравнивая себя с длинноногой и пышной Патрисией, казалась себе непривлекательной замухрышкой. Отсюда возникла потребность скрывать свое тело от Анхела. Рассуждая таким образом, она забывала о главном: Анхел почему-то женился на ней, а не на Патрисии Рэндел.
Платье соскользнуло с плеча и обнажилась его молочная белизна. Эмилия зажмурилась.
— Милая, я сгораю по тебе, — хрипло произнес Анхел над ее головой.
Приподняв сзади волосы, он приник губами к ее шее. От каждого поцелуя она вздрагивала и тихонько ахала.
— Нам будет с тобой очень хорошо, — нашептывал он ей.
Одного звучания его голоса было достаточно, чтобы свести ее с ума. Платье упало к ногам, и Эмилия приглушенно ахнула, с трудом подавив в себе желание прикрыть руками грудь с затвердевшими сосками, которые просвечивали сквозь лифчик. Жаркая волна поднималась в ней. ее лихорадило, колени подгибались.
— Ты ведешь себя просто замечательно, — одобрительно заметил Анхел бархатным голосом. — Ты дрожишь, как скаковая лошадь, готовая сорваться с места, но ты все еще здесь, в этой комнате.
— Обойдусь без водки, — сказала Эмилия, пытаясь шутить в тон Анхелу, но дрожащий голос выдавал ее волнение.
— Милая, открой глаза, — попросил Анхел и приподнял ее, чтобы освободить ее ноги от платья, потом повернул лицом к себе. — Посмотри, какая ты красивая и как я восхищаюсь тобой!
Это он, конечно, преувеличивает. Она знает свои недостатки: маленькая грудь, узкие бедра, ноги, пожалуй, чуть великоватые для ее роста… Обычные ноги, не особенно длинные, крепенькие, но недостаточно красивые, чтобы привлечь внимание.
— Я не могу!
— Предпочитаешь спать сегодня ночью в одиночестве?
— Нет!
— Хорошо… — протянул удовлетворенный Анхел, сияющими глазами изучая ее вспыхнувшее от смущения лицо. — Я пошутил. У тебя нет шанса остаться одной в этой кровати.
Эмилия свела брови.
— Нет?..
Он поднял ее на руки и понес к кровати. Скинув туфли и перебравшись на постель, Эмилия сразу скользнула под покрывало.
— Ай-яй-яй… — укоризненно произнес Анхел, взялся за покрывало длинными пальцами с другого конца и стянул его в изножье постели. — Что-то вроде атавистического страха, правда? Но легкая стыдливость мне даже нравится, дорогая.
Еще бы, оставил на ней только лифчик и трусики! Эмилия сидела на кровати, сжав колени, обхватив себя руками, и мучилась отчаянно, пытаясь сказать что-нибудь остроумное.
— Я… я, ну, в общем…
— Помолчи, — с умиленным изумлением прервал ее Анхел, — может, тебе и не нравится твое тело, но я его люблю!
Она смотрела на его потрясающе красивое лицо, испытывая сладостное чувство, от которого таяла душа. Большого значения его словам она не придавала, но поверила, что он действительно хочет ее. Впрочем, в ней самой пульсировало физическое отражение его желания. Прикрыв ресницами глаза, она следила, как он снимает рубашку, и снова ее заворожила притягательная мужская красота его тела. В отличие от нее он не страдал комплексами, она восхищалась его всегдашней уверенностью в себе. Он расстегнул шорты и продемонстрировал гладкий упругий плоский живот с шелковистыми черными завитками волос. Вид возбужденного мужского члена, прикрытого плавками, вызвал у нее спазм внизу живота, но она продолжала с острым интересом разглядывать его фигуру. В ней пробудился живой интерес к процессу раздевания Анхела, но она очень боялась, что он может заметить ее любопытство. К тому моменту, когда Анхел остался в одних плавках, у нее горело лицо от смущения, ведь она видела, как он возбужден! Но самое ужасное, что и она была в таком же состоянии! Эмилия ткнулась лицом в колени, чтобы не видеть, как Анхел приближается к ней. По движению матраса она догадалась, что он лег, но продолжала молчать и прятать лицо.
— Ты просто обманщица, — ласково сказал Анхел.
Он потянулся к ней и легко опрокинул на подушки.
— Почему? — выпалила Эмилия. Мускулистое бедро Анхела скользнуло у нее между ног и всей тяжестью придавило ее. Он обвел пальцем ее припухшую нижнюю губу.
— Потому что ты подсматривала за мной. Эмилия покраснела, во рту пересохло.
— Надеюсь, тебе понравилось то, что ты увидела?
— Нет!..
— Нет?! — с наигранным возмущением переспросил Анхел.
— Я хочу сказать, да, но…
— Не хочу слышать твое «но».
И Анхел приник к ее губам, чтобы снова разжечь огонь у нее в крови. От его коротких, но сокрушительных поцелуев содрогалось ее тело, и она извивалась под ним. Ее нарастающее желание требовало большего.
— Скажи, что хочешь меня, — попросил Анхел хрипло.
— Что? — откликнулась она, почти не соображая. Пальцы ее цеплялись за его мощные плечи, и она ничего не могла с собой поделать.
— Я хочу услышать от тебя эти слова…
Он скользнул вниз по ее телу, незаметно для Эмилии сняв с нее лифчик.
— Анхел! — испуганно воскликнула она.
— Дорогая, не надо переживать из-за таких пустяков…
Он помешал ей прикрыться, удержав ее руки.
— Ты прекрасна… Ты потрясающе прекрасна, и мне необходимо смотреть на тебя так же, как тебе нравится смотреть на меня, — заявил он, уравняв их в правах.
Эмилия дрожала, в ужасе взирая на свою беломраморную грудь с бесстыдно торчащими розовыми сосками. Затем обнаружила, что и Анхел с видом голодного тигра рассматривает то же самое, и растерялась. Он уже не держал ее за руки, но она без особого труда подавила в себе желание спрятаться и теперь смотрела на него как зачарованная. Под его взглядом, сжигавшим ее, она слегка прогнулась и приподняла бедра. Дрожащими руками Анхел взял в ладони ее груди, склонил голову и лизнул набухший сосок. Левый, потом правый. Тело ее содрогалось в ответ, посылая в глубину лона сигналы сладострастия.
— Я хочу тебя! — простонала Эмилия, безвольно отдаваясь во власть сексуального голода.
От его торжествующей улыбки сердце ее перевернулось, любовь к нему захватила ее как поток раскаленной лавы.
— Теперь ты полностью принадлежишь мне, — задыхаясь произнес Анхел. — Моя единственная!
Их поцелуй был взрывом страсти, потому что оба в равной степени жаждали его. Руки его гладили ей грудь, а она. зарывшись пальцами ему в волосы, не могла насытиться поцелуями. Тело ее тянулось к его телу, направляемое внутренней силой.
— Пожалуйста…
Эмилия задыхалась, но, едва оторвав губы, чтобы глотнуть воздуха, снова жадно искала его рот.
— Ты сильно изменилась, — произнес он.
Дыхание его было неровным, нетерпеливыми руками он провел по ее трепещущему телу, чуть приподняв ее бедра, чтобы снять последнюю преграду.
Впервые она так остро ощущала свою наготу, и льющийся в окна дневной свет был тут ни при чем. Теперь она горела не от стыда, а от предвкушения эротических наслаждений. Они одновременно снова потянулись друг к другу, он повалил ее на подушки и принялся дразнить груди губами и языком. Такая ласка была для нее откровением, и она обезумела от желания.
— Никогда не надеялся увидеть тебя такой… — задыхался от восторга Анхел. — Эмилия… Эмилия… — со стоном произносил он, и каждый стон отзывался в ней сладкой дрожью.
Ее жаркое тело пребывало в постоянном движении, внутренняя лихорадка, доселе неведомая ей, целиком и полностью овладела ею. Анхел уверенной рукой нашел ее влажную пульсирующую сердцевину, и она громко вскрикнула от невыносимого наслаждения. Упиваясь ее реакцией, он погрузился блестящими черными глазами в зеленую глубину ее глаз. Последние робкие попытки Эмилии сдержать разгул собственной плоти потерпели неудачу, тем больше ее поражала выдержка Анхела.
— Я… я не могу справиться… с этим. — Она сама толком не понимала, что хочет сказать, но он понял ее. Она вся была во власти страсти, его искусство возбуждать покорило ее, и она с нетерпением ждала продолжения, чтобы избавиться от мучительной болезненной пустоты. — Пожалуйста… — взмолилась она.
Анхел стремительно накрыл ее своим телом и, подхватив руками округлые бедра, вошел в ее алчущую плоть, заставив ее гортанно застонать и вздрогнуть всем телом. Слияние их тел было настолько полным, что давало ей неведомое раньше наслаждение. Сердца их бились как одно, пока он вел ее к высотам, о которых она и не подозревала. Задержаться на пике экстаза было невозможно, внутреннее напряжение взорвалось, и она зарыдала от упоительного облегчения, плавно переходящего в состояние свободного падения.
Широко распахнутые потрясенные глаза Эмилии были полны слез. Она и вообразить не могла, что возможно такое наслаждение. Анхел лег на бок, прижал ее к своему влажному горячему телу, потом поцеловал и отодвинул от себя, пытаясь на ее лице прочитать ответ на мучивший его вопрос. А получив его, грустно улыбнулся.
— Ты и вправду не понимала, чего лишала себя тогда, — заключил он.
— Ты хочешь сказать, что так было бы всегда?
Она внутренне ахнула, осознав, что было ею принесено в жертву природной застенчивости.
— Я даже подумывал подлить алкоголя в твой апельсиновый сок, чтобы ты расслабилась в постели, но понимал, что ты мне этого никогда не простишь.
Анхел провел ладонью по ее щеке.
— Ты была просто зажатой, у тебя была чертова уйма предрассудков. Ты ранила мое мужское самолюбие в самом главном: единственная женщина, которую я не мог удовлетворить, оказалась моей женой.
— Что ты, я была абсолютно счастлива… ну… ты понимаешь, — промямлила она, а сама подумала, откуда ей было знать, что может быть по-другому, если до сегодняшнего дня ничего подобного не испытывала.
Вспомнила, что начало ей обычно нравилось больше, чем конец, оставалось смутное ощущение недовольства, которое она считала чем-то нормальным и естественным. С первой же брачной ночи, пережив болезненный опыт, она привыкла считать, что занятие любовью всегда будет доставлять больше удовольствия ему, чем ей. Только теперь, к своему стыду, она узнала, что с самого начала брачных отношений просто отказывалась получать удовлетворение. Объяснить это было можно; постоянное напряжение и зажатость от пребывания в доме, где родственники мужа относились к ней как к социальному чужаку, а бывшая невеста Патрисия Рэндел не желала поступиться своими привилегиями в этой семье. Тогда она во всех своих несчастьях винила Анхела, а потому не делала даже попытки преодолеть свои предрассудки. Значит, изнурительную войну вел не один Анхел… Он прижал Эмилию к себе.
— Секс у нас с тобой был запретной темой. Однажды ты сказала, мол, хватит того, что мы занимаемся этим постыдным делом, не хватает еще говорить об этом! — Он застонал.
Эмилии тоже хотелось застонать от досады на себя. Надо же, я была единственной женщиной, которую мой муж не мог удовлетворить. Какой стыд, думала она в отчаянии, это ему-то с его умением и опытом.
— Для меня это не имело значения… я не понимала, — бормотала Эмилия, целуя его в смуглое плечо с запоздалым раскаянием. Ведь она так сильно любила его и чуть было не потеряла. Ее переполнила огромная благодарность за то, что он все-таки предпочел вернуться к ней и попытаться заново начать иx супружеские отношения.
— Все прошло и забыто, — заверил ее Анхел. Внезапно ей захотелось спросить у него, правда ли, как утверждали его родные, что он собирался развестись с ней до своего огьезда в Латинскую Америку. Но засомневалась, стоит ли в такой момент заводить разговор о неприятном. Вдруг он скажет, что это правда. Нет. есть вопросы, которые лучше не задавать.
Анхел оторвал ее от этих размышлений, плавно переместившись под нее и дав понять, что снова возбудился.
— Знаешь, когда я сказал, что не собираюсь набрасываться на тебя, как изголодавшееся по сексу животное, я просто был волком в овечьей шкуре… Я тогда едва не сорвался, моя милая, — признался Анхел. — От долгого воздержания я готов был сорвать с тебя платье прямо в лимузине, но проявил чудеса выдержки!
— Правда? — заикаясь сказала Эмилия. Щеки ее горели от нараставшего возбуждения.
— Я не захотел рисковать, чтобы до смерти не напугать тебя, решил вести выжидательную политику…
— Хватит выжидать, — нетерпеливо прервала его Эмилия.
На этот раз Анхел в полной мере показал ей, на что способен испанец, когда не сдерживает своего природного темперамента. И ей в ответ не приходило в голову прятаться или сдерживаться. Одного его прикосновения хватило, чтобы она погрузилась в пучину восхитительного наслаждения.
Час спустя неутомимый Анхел объявил, что чертовски проголодался, и позвонил, чтобы приготовили ужин.
— Обслуживание на том же уровне, что и в особняке, как я понимаю, — насмешливо заметила Эмилия, надевая великоватый для нее махровый халат, который бросил ей на кровать Анхел.
Он нахмурился.
— Очевидно, мой дом тебе не по вкусу…
Эмилия замерла, услышав осуждающую интонацию в его голосе.
— Что ты хочешь сказать?
— Ладно… — сухо обронил Анхел, но не удержался. — Ты отказалась от моего имени, ушла из моей семьи и жила за счет какого-то унизительного занятия! Ты, дипломированный педагог! Если тебе уж так приспичило работать, почему ты не поискала хотя бы места учителя?
Эмилию покоробили его слова. Затянув поясом халат, она выбралась из постели и гневно бросила ему:
— Какой же ты сноб!
— Нет, черт возьми! — с жаром воскликнул Анхел. — Отказавшись от поддержки Лусиано, ты фактически отказалась от всего, что дал тебе я…
— От твоего громкого имени? — Невесть откуда взявшаяся ярость кипела в Эмилии, ее даже трясло. — От твоих ужасных родственников? Что ты дал мне? Кучу драгоценностей, броскую машину, пачку кредитных карточек, сделав меня при этом жалкой и несчастной!
— Да что ты? — промурлыкал сквозь сжатые зубы Анхел.
— Да, я была жалкой и несчастной… И терпела это только из-за любви к тебе! — яростно выкрикивала Эмилия, сжимая кулаки. — Как только тебя не стало, я спокойно могла жить в хибаре и работать как бродяга…
— Бродяги не работают, — вставил Анхел.
— Да если б я стала искать место преподавателя, мне пришлось бы объяснять, кто я и прочее, недоступное твоему пониманию. Сомневаюсь, чтобы я получила эту работу. Люди относятся к тебе, как к прокаженной, когда исчезает твой муж.
— Прекрати мелодраму, — потребовал Анхел.
— Нет уж! Ты не знаешь, чем это обернулось для меня. Люди терялись, не зная, что сказать женщине, оказавшейся в такой ситуации. Они боялись, что я расплачусь и поставлю их в неловкое положение… Хотя они гораздо предпочтительнее тех, кто так и норовит влезть в душу, чтобы покопаться там всласть просто так, из любопытства! — обрушила на Анхела свою тираду Эмилия. — Мне хотелось спрятаться от всех, и небольшое дело, не привлекающее внимание, гарантировало мне это.
— Хочешь сказать, что вообразила себя этакой киногероиней, способной рукоделием честно зарабатывать себе на жизнь?
— Так знай, я действительно отлично зарабатывала себе на жизнь шитьем! — резко ответила Эмилия. — И с радостью вернусь к этой жизни в любой момент. Только слово скажи!
Повисла взрывоопасная тишина, нарушенная тихим стуком в дверь. Эмилия отвернулась и уставилась в окно на спокойную гладь хрустального озера. Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться после неожиданного всплеска эмоций. Нервы не в порядке, поставила она себе диагноз. Да и как им быть в порядке, если тебя шантажируют и ты живешь под угрозой разоблачения, которое может стоить тебе потери любимого. Она должна рассказать Анхелу о романе между Синтией и Майклом в ближайшие дни.
— На пресс-конференции раздавались саркастические комментарии по поводу того, как ты жила в мое отсутствие, — произнес Анхел.
Эмилия побледнела.
— Значит, им уже известно, где я жила?.. О магазине?
— Вероятно. Пойдем поедим. — Анхел оторвал ее руки от перил, в которые она вцепилась. — Послушай. Снобизм тут ни при чем…
— Нет?
— Нет. Меня беспокоит, что ты так легко отказалась от нашего образа жизни, от всего, что связано со мной. Поразмыслив, я понял, что в такой ситуации поступил бы точно так же.
После такого признания слезы стыда навернулись у нее на глаза, ведь она не сказала ему всей правды. Если бы не враждебность родных Анхела, ставшая к тому времени невыносимой, она предпочла бы остаться в нью-йоркском особняке. К Анхелу она обернулась уже кроткой голубкой. В его объятиях она упивалась теплом и удивительно родным запахом, исходившим от его тела.
— Извини, что тебе пришлось из-за меня пережить на этой пресс-конференции…
— Боже мой, дорогая, я не наcтoлько чувствителен. После Чили моя кожа задубела и стала как у носорога. — Анхел смотрел на нее с насмешливым удовольствием. — Меня могла обескуражить только одна новость, что тебе пришлось выйти на панель, чтобы заработать на кусок хлеба.
Или что она изменила мужу вскоре после ею исчезновения? Внутренне застыв от этой мысли, парализующей ее волю, Эмилия как сомнамбула вышла с ним из комнаты.
— Все-таки очень хочется услышать в подробностях то, что произошло с тобой в Чили. — серьезным тоном произнесла Эмилия, сидевшая в шезлонге у бассейна после плотного ланча.
Они покинули спальню только к полудню. Все тело Эмилии болело после любовных безумств, но это было приятно, а самое главное, что они вместе, хотя и не успели еще толком ни о чем поговорить. Ей показалось, что и Анхел испытывает потребность в серьезном разговоре, иначе бы он завалился спать после всех перегрузок.
Анхел обернулся к ней, лицо его стало напряженным. Он вышел из воды, солнце заиграло на мокрой смуглой коже его обнаженного тела, в котором за внешней стройностью и легкостью движений ощущалась большая сдержанная сила. Эмилия вспыхнула, его великолепная нагота опьянила ее, мысли начали путаться. Искоса взглянув на нее, Анхел взял большое полотенце и обмотался им.
— Дорогая, для меня похищение это уже далекое прошлое.
— И все же мне хотелось бы услышать от тебя, как это было, — настаивала Эмилия.
Снова наступило молчание, в окружавшей их тишине слышалось только жужжание шмелей в цветнике.
— Ладно. Водителя убили у меня на глазах в первые же минуты, — с угрюмой резкостью начал свой рассказ Анхел. — Меня избили и бросили на дно машины. Били профессионально, я потерял сознание. Позже меня запихнули в задний отсек другой машины…
— Но зачем они захватили тебя? Что им было нужно?
— Не знаю… Возможно, какому-то идиоту пришло в голову, что, взяв меня в заложники, можно будет добиться списания долгов прежнего правительства. До сих пор неизвестно, кто нанял этих людей. В лесном домике, куда меня доставили, люди в масках, наверное, дожидались дальнейших указаний. Как только я пришел в себя, на меня надели наручники, но дали воды и больше не били, просто посадили в подвал. Чем бы все это кончилось, неизвестно, но вмешался Его Величество Случай. На рассвете до меня донеслись звуки выстрелов. С трудом из-за скованных рук я выбрался из подвала. В домике никого не было, стреляли в лесу, я выскользнул из дома и побежал в другую сторону. Потом за спиной грохнуло, и я упал. Очнулся уже в маленькой больнице. Позже я узнал, что люди, скрывавшиеся от новой власти, и ранили меня и спасли, когда поняли, что я не бандит. Более того, узнав о моем похищении, они на всякий случай снабдили меня чужими документами. Мне повезло, у меня была только контузия и осколочные ранения спины и обеих ног. Эмилия содрогнулась.
— Как же тебе досталось…
— Я довольно быстро поправлялся и готовился добраться до аргентинской границы, но не успел. В поселок нагрянули войска нового правительства и всех раненых забрали из больницы. Что сталось с теми ранеными парнями из отряда альендевцев, не знаю. Больше я их не видел… Отличные были ребята. — Анхел замолчал.
— И ты не решился назвать свое настоящее имя?
— Нет, слишком велик был риск. Впрочем, меня и так могли расстрелять, приняв за одного из сторонников прежнего правительства. Но… посадили в тюрьму.
Эмилия перевела дух, она так переживала, словно все это происходило на ее глазах.
— Первые месяцы в тюрьме были самыми тяжелыми. Меня то и дело сажали в карцер на хлеб и воду за драки. Но если бы я не мог постоять за себя, меня бы забили насмерть. В тот период я был уверен, что остаток жизни проведу за тюремной решеткой. Мне все было безразлично. Через несколько месяцев нам объявили приговор. Только тогда я понял, что меня освободят через несколько лет и начал борьбу за выживание.
— Тебе пришлось пройти через ад! Представляю, каково тебе было там, — пробормотала Эмилия, сжимая руки и понимая, насколько наивно звучат ее слова.
Анхел встал и, потянувшись к ней, расцепил ее судорожно сжатые руки.
— Чилийский опыт многому научил меня. Я понял, как важно дорожить тем, что тебе дано. Да, я потерял на время свободу, но зато стал разбираться в главных ценностях жизни. И теперь, вернувшись домой, буду безжалостно избавляться от всего, что мешает мне нормально жить!
Эмилия испуганно отвела взгляд, услышав о его намерениях. Как он поступит, узнав от нее историю с Майклом и Синтией? Кому из них поверит? Анхел всегда больше доверял своим родным, чем ей. Похоже, именно от нее Анхелу придется избавиться в первую очередь. Настроенный столь решительно, он не будет долго разбираться, виновна она на самом деле или нет.
Всплыло в памяти и предупреждение Эррола Фонтейна, советника из Министерства иностранных дел. Что, если страсть Анхела к ней всего лишь временное явление переходного периода? Он ведь не сказал, что любит ее. Да, он заботлив и по-прежнему находит ее физически привлекательной, но это не одно и то же. Сможет ли она пережить разлуку с ним, если через какое-то время он захочет уйти от нее?
— Что случилось? — спросил Анхел.
Он теперь с потрясающей чуткостью улавливает малейшие перепады в ее настроении.
— Ничего! — живо ответила Эмилия. Удивительно, но страх потерять мужа как будто прибавил ей сообразительности. — И все-таки скажи, как тебе удалось вчера добраться сюда раньше меня? Ты мне так и не объяснил.
— Удрал с совещания правления банка.
Эмилия недоверчиво смотрела на него.
— За пять лет правление банка сменило трех председателей. С каждым новым председателем менялась политика банка. Доходы падают, не говоря уж об ослаблении управления. Они хотят, чтобы я вернулся к обязанностям председателя. — Анхел выразительно скривил губы. — Они буквально потребовали, чтобы я уже вчера приступил к делам!
— Так почему же ты удрaл, ушел раньше?
— Не видел причин, почему я должен впрягаться в это ярмо, пожертвовав домом. Банк может подождать.
У Эмилии комок от волнения встал в горле. И это говорит Анхел, который буквально жил банком. Он вел себя как трудоголик, работая по двенадцать — восемнадцать часов. Общение с женой было загнано в короткие временные просветы между деловыми встречами, поездками за границу и сидением допоздна над деловыми бумагами. А была еще светская жизнь, которой отводилось несколько вечеров в неделю.
— Недельки через три у меня следующее заседание в Мадриде. Мои испанские коллеги, похоже, лучше разбираются, чего хочет мужчина и что для него важнее после долгой разлуки со своей женщиной…
Анхел посмотрел на нее с высоты своего роста и вдруг, сверкнув белыми зубами, широко, по-мальчишески озорно, улыбнулся. Глаза его искрились.
— Как ты считаешь? — Под его призывным взглядом Эмилия смутилась как девочка. Теперь он мог зажечь в ней желание одним таким взглядом. — Тем более после того, как парень узнал, что его жена была самой отверженной из всех жен Нью-Йорка…
— Ну, обычно ты замечал меня где-то в обеденное время…
Обаятельная улыбка слегка померкла. Признав справедливость упрека, Анхел сказал:
— И чего я добился? Ты доводила меня до того, что приходилось на стенку лезть…
— Больше этого не повторится, — поспешила заверить его Эмилия и вновь ужаснулась, сколько же опасных просчетов она допустила в первые месяцы после их свадьбы. Отказать в сексе такому неотразимому мужчине, дать понять, что он нежелателен там, где он имел полное право быть счастливым. Другой на его месте давно плюнул бы на нее и сбежал.
— Знаешь, ты вызывала у меня все большее и большее желание… — Анхел гортанно рассмеялся, привлек ее к себе и стал рассматривать милое скуластое лицо. — На самом деле просто я не отдавал себе в этом отчета, но ты в своей неизменной ночной рубашке невероятно возбуждала меня. Всегда присутствовало ощущение запретного плода. Я уж не говорю о той восхитительной ночи, когда обнаружил, что ты кусаешь подушку, боясь даже пискнуть. Полагаю, таким образом ты просто не хотела поощрять меня и скрывала, что тоже получаешь удовольствие…
Эмилия с покрасневшими щеками простодушно воскликнула:
— Нет… просто я знала, что в соседней комнате находится твоя сестра Эстелла!
Анхел, спускавшийся в это время по ступенькам в бассейн с ней на руках, застыл на месте.
— Господи! Неужели ты была такой застенчивой?! — простонал он и прижал ее к себе. — Мне никогда это не приходило в голову. Каким же ты была тогда еще ребенком…
Он сдвинул брови, прислушиваясь к нарастающему стрекотанию вертолета.
— Что за черт! — возмутился Анхел, словно был хозяином воздушного пространства над его владениями.
Губы Эмилии дрожали, она едва сдерживала смех.
— А ты торчишь из воды голый, как Адам до грехопадения. Думаешь, это папарацци? Я знаю, ты любишь рисковать, Анхел, но если Лусиано опасался за мир, который мог рухнуть, увидев тебя в джинсах, то что произойдет, если ты предстанешь перед всем миром в одной коже?
Смех замер, когда вертолет, пролетев у них над головой, пошел на посадку с другой стороны замка.
— Гости? — всполошилась Эмилия.
Анхел запустил руку в ее волосы и посмотрел ей в лицо обожающими глазами.
— Ты колдунья, — хрипло выдохнул он и впился в ее губы таким жадным поцелуем, что Эмилия забыла обо всем на свете.
Анхел поднял голову, подхватил ее под ягодицы и поднял на себя, но внезапно выругался по-испански и неохотно поставил ее на бортик бассейна.
— Кто, кроме моих родных, может знать, что мы здесь?
Пока Эмилия искала ответ на этот вопрос, Анхел успел быстро одеться прямо у бассейна и помчался встречать гостей, а Эмилии пришлось бежать одеваться наверх, прикрыв полотенцем мокрое бикини.
Снова спустившись вниз, она прошла прямо в главный зал, скорее в парадные дворцовые покои королевского уровня, где стены были затянуты брюссельскими гобеленами и стояла великолепная позолоченная мебель. Даже Анхел накануне, когда они совершали мини-экскурсию по анфиладе комнат первого этажа, был поражен роскошью и размерами этих покоев.
Эмилия издали узнала стройную рыжеволосую женщину, сидевшую в одиночестве на изящном диванчике, и поспешила с ней поздороваться.
— Ребекка! Почему ты сидишь здесь одна?
Ребекка поднялась ей навстречу и улыбнулась. От всей ее высокой фигуры в элегантном свободном платье бирюзового цвета веяло свежестью и прохладой.
— Понимаешь, мужчины так обрадовались друг другу, что ни твой муж, ни мой даже не вспомнили обо мне. Я только что их видела, они прошли вон по той веранде с бокалами в руках.
— О Господи… — Эмилия посмотрела в указанном направлении, но мужчин за ними уже не было видно.
Гостья протянула Эмилии обе ладони со сдержанной, но искренней радостью.
— Я так счастлива за вас с Анхелом, Эмилия! Я плакала, когда узнала об этой новости. — На ее лице появилось виноватое выражение. — Извини, но Лисардо не мог дождаться, когда снова увидит Анхела.
— Я могу его понять, — искренно сказала Эмилия, ведь Лисардо Карриасо, испанский банкир, старый друг Анхела. — Детей с собой привезли?
— Еще чего! Что ты, я решила, что нас двоих уже более чем достаточно, — сказала Ребекка с покаянной улыбкой. — Не хватало явиться впятером, было бы настоящее нашествие!
— Впятером?.. Вас уже пятеро?! — Эмилия мысленно прикинула, и до нее дошло, как давно она не видела этих милых людей. — У вас еще ребенок родился? Господи, сколько же лет мы не встречались, я совсем не в курсе. Урсуле сейчас должно быть восемь, Лучано мы крестили незадолго до отъезда Анхела в Латинскую Америку, — вспоминала она.
— Два года назад я родила девочку… Ладно, об этом потом, — перебила себя Ребекка, и ее живое лицо с тонкими чертами вдруг посерьезнело и слегка нахмурилось. — Ты помнишь, когда Лисардо навещал тебя в Нью-Йорке в последний раз?
— Да, конечно помню.
После исчезновения Анхела Лисардо регулярно навещал ее, приезжая в Нью-Йорк по делам. Однако Лусиано с Эстеллой всегда настаивали на своем присутствии в случае визита к ней людей уровня Лисардо, и у Эмилии просто не было возможности поговорить с Лисардо наедине.
— Так вот, тогда Лисардо был сильно встревожен тем, как брат и сестра Анхела обращаются с тобой. Он описал атмосферу в доме как ядовитую, и мы решили предложить тебе пожить у нас, но пока мы прособирались…
— Я уехала из Нью-Йорка, не сообщив о своих планах. — Эмилия натянуто улыбнулась. Ее смущало направление, которое принял разговор, и ей захотелось сменить тему. Интересно, как много удалось понять страшно проницательному Лисардо из того, что происходило в особняке Фагундесов в тот период? И, если она правильно уловила намек Ребекки, не может ли он вызвать у Анхела желание разобраться в событиях того времени?
— Лисардо отчаянно пытался отыскать тебя.
— Очень мило с его стороны, но я, честно говоря, отлично устроилась. Извини, но мне нужно было самостоятельно научиться жить в новых условиях, без Анхела. И не хотелось втягивать в свое горе других людей.
Эмилия воспользовалась паузой, чтобы заказать по телефону освежающие напитки и легкое угощение. Рука ее дрожала, когда она опускала трубку.
— Мне неприятно, что у тебя создалось о нас плохое впечатление, — взволнованно призналась Ребекка. — Мы с Лисардо переживаем, что не сумели вовремя оказать тебе помощь, пока ситуация в доме окончательно не стала необратимой.
— Вы сделали все, что в ваших силах, поверь мне, я очень высоко оценила ваши усилия.
Какая ситуация? О чем она говорит? Но Эмилия была слишком напугана, чтобы задавать вопросы. Она подавила в себе нарастающее чувство тревоги и положилась на житейскую мудрость. Лисардо, который не будет сообщать другу то, что может навредить их семейной жизни.
— Давай больше не будем о прошлом. Сейчас у нас праздник, и мне хочется только радоваться возвращению Анхела домой, ко мне.
— Так и должно было произойти, — мгновенно подхватила Ребекка, но прозрачная кожа ее лица порозовела, а глаза остались задумчивыми. — В семейные дела не надо вмешиваться, но… Ой, дорогая, я, кажется, опять за свое, а Лисардо предупреждал меня, чтобы я и не заикалась об этом!
Эмилия внутренне вздрогнула от ее странного признания, но виду не подала. Маловероятно, чтобы публикация о ее мнимом романе пятилетней давности дошла до Испании. Она дружески улыбнулась Ребекке.
— Ты обращала внимание, стоит только предупредить, чтобы ты не говорила о чем-то, как уже невозможно выкинуть это из головы?
Откинув со лба мелко вьющиеся пряди волос, Ребекка успокоилась и засмеялась.
— Мне лучше не доверять секретов, а вот Лисардо просто могила.
Окончательно успокоившись после слов Ребекки, Эмилия вспомнила, как завидовала когда-то их прочному семейному счастью. Они были совсем разными и тем не менее очень удачно дополняли друг друга: Ребекка бесхитростная и простая душа, Лисардо, напротив, личность сложная и замкнутая.
Женщины вышли прогуляться по внешней галерее. Любуясь окружающим пейзажем, дремотно застывшим в полуденном жарком мареве, они в итоге нашли своих мужей.
Мужчины прервали бурный разговор и взглянули на них несколько настороженно, с таким видом, какой бывает у мужчин, начисто забывших о существовании своих жен.
Эмилия чувствовала себя немного скованной, когда Лисардо с широкой улыбкой здоровался с ней. С друзьями его легендарная замкнутость никак не проявлялась. Анхел обнял Эмилию одной рукой и привлек к себе с видом собственника. От близости его нагретого солнцем тела последние тревоги улетучились и счастливый свет зажегся в ее глазах. В былые времена он не стал бы вести себя столь откровенно в присутствии других людей.
Эмилия видела, как Лисардо шутливо потянул за вьющуюся мелким бесом кудряшку Ребекки и та улыбнулась в ответ, глядя ему в глаза. А, подняв к Анхелу лицо, Эмилия обнаружила, что он смотрит на нее горящим взглядом, но брови сведены и между ними залегла морщинка. Этот беспокойный вопросительный взгляд почему-то еще долго тревожил ее.
Разговор зашел о грандиозных реставрационных работах в замке Фагундес, в результате чего в нем было восстановлено все до мельчайших деталей. Анхел рассказал, что перед смертью его бабушка Дорис Фагундес поручила осуществить этот дорогостоящий проект историкам архитектуры.
— Чтобы завершить его, им понадобилось четыре года…
— И переделать душевые в бассейн, — вставила Эмилия, вспомнив комический ужас Анхела, когда он среди ночи вошел в так называемую ванную комнату впечатляющих размеров и вместо душа обнаружил там гигантскую ванну в форме морской раковины.
— Так что придется еще вносить некоторые поправки. Я не собираюсь жить в восемнадцатом веке, — добавил Анхел. — Бассейн возник по той причине, что бабушка была большой любительницей поплавать.
— Это правда, что бабушка вырастила вас после гибели родителей? — поинтересовалась Ребекка. — Справиться с воспитанием троих детей и посвятить свою жизнь восстановлению исторического памятника архитектуры, это что-нибудь да значит! Для этого надо быть очень энергичной женщиной.
Как раз ее участие в воспитании детей было наименьшим, вспомнила Эмилия. Из рассказов Анхела она знала, что Дорис была одаренной личностью. Рано овдовев, она осталась с маленьким ребенком на руках, что не помешало ей увлечься реставрационными проектами. Родители Анхела погибли в авиационной катастрофе, когда ему было всего тринадцать лет. Бабушка боготворила его, как он признался Эмилии, исключительно за его смышленость, чего не хватало, по ее меркам, младшим детям. С ранних лет у Анхела выработалось покровительственное отношение к брату и сестре.
После долгих уговоров Ребекка с Лисардо согласились поужинать вместе с ними, перед тем как улететь.


— Почему ты вела себя так скованно с Лисардо? — спросил Анхел почти сразу после отбытия гостей.
Они сидели за кофе на увитой виноградом лоджии, наблюдая, как садится солнце за горами. Эмилия порозовела, но сделала удивленное лицо.
— Разве?
— Особенно вначале, потом вроде разошлась. — Он помолчал, пристально глядя на нее. — Меня беспокоит, что приходится выслушивать от других то, что следовало услышать от тебя.
Чтобы скрыть нарастающее нервное напряжение, Эмилия стала механически помешивать кофе, со страхом гадая, что имел в виду Анхел. Неужели он сейчас заговорит о том романе? Кровь отхлынула от лица Эмилии.
— Господи помилуй. Я искренне благодарен Лисардо за откровенность. Почему ты мне не рассказала, что после моего исчезновения родные начали плохо относиться к тебе?
Не ожидавшая, что речь зайдет об этом, Эмилия подняла голову, но не знала, что сказать, а увидев гнев на его лице, окончательно растерялась.
— Ну… э-э-э, я…
Анхел поднялся и стал расхаживать по лоджии.
— Лисардо сказал, что заметил проявления их враждебности к тебе уже в первый свой визит. Сестра позорила тебя перед прислугой, отменяя твои поручения, и лезла из кожи вон, чтобы подчеркнуть, что хозяйка в доме она, хотя это был твой дом!
— Так было всегда, когда тебя не было поблизости, — нехотя призналась Эмилия.
Анхел смотрел на нее с потрясенным видом. Очевидно, несмотря на слова Лисардо, он еще надеялся, что тот стал свидетелем какого-то недоразумения и неправильно истолковал его.
— Даже до моего исчезновения?
Эмилия вздохнула и кивнула.
— Но ты никогда не жаловалась, даже словом не обмолвилась! — Анхел смотрел на нее с таким выражением, словно перед ним инопланетянка.
— Когда-то ты сказал мне, что в твоей жизни родные занимают главное место. А кроме того, какой новоиспеченной жене захочется начинать семейную жизнь с жалоб мужу на его родственников, особенно если приходится жить вместе с ними, — просто объяснила Эмилия. — Извини, но они привыкли к мысли, что ты женишься на Патрисии, и, естественно, мое появление в доме стало для них неприятным сюрпризом.
— Но Синтия?.. Она ведь была твоей подругой…
— Нет, если это грозило испортить ее отношения с Лусиано и Эстеллой. Синтия никогда не перечила Эстелле. Таким образом в доме сохранялось подобие мира и согласия.
Лишившись очередного утешения, Анхел шумно выдохнул.
— Если я правильно понял, Лисардо был свидетелем того, как Лусиано обвинил тебя в том, что я отправился в Южную Америку.
С большой неохотой Эмилия подтвердила это кивком.
— Господи помилуй! — вне себя воскликнул Анхел. — Как мог брат выдвинуть такое нелепое обвинение против тебя?!
— Твои родные были в курсе наших напряженных отношений перед твоим отъездом. Они полагали, что если бы ты женился более удачно, то послал бы в эту поездку кого-нибудь из служащих банка.
— Невероятно! Сказать такое женщине, когда она переживает за пропавшего мужа, верх подлости!
— Анхел, когда стало известно о твоем похищении, все словно голову потеряли, — попыталась мягко объяснить Эмилия. — Но мне следовало еще задолго до этого настоять на своих правах. Вместо того чтобы как-то изменить ситуацию в доме, я позволила твоим родным всячески третировать себя, а сама упивалась жалостью к себе.
— Не пытайся оправдать их! — рявкнул Анхел. — Для них ты была моей женой…
— Да, но…
— Моей женой, которой предстояло унаследовать все, чем я владел, после официального признания меня погибшим. Несомненно, что одно это могло сделать тебя объектом их злобы, — рассуждал вслух Анхел, пытаясь объяснить отношение его родных к Эмилии меркантильными соображениями. Эмилию потряс его холодный цинизм. — Прости меня, что упрекал тебя за отказ принять от брата финансовую поддержку.
— Не делай столь решительных выводов. — Эмилия, расстроенная его словами, тоже встала. — И твой брат и сестра были в отчаянии после твоего исчезновения…
— Матерь Божья, где были мои глаза?! Сколько страданий причинили они тебе из-за моего бездумного поведения!
— Не надо сейчас раздувать это, — сказала Эмилия, не видя смысла в его ярости. — Если ты больше не настаиваешь, чтобы я жила с ними в одном доме, то я могу предать прошлое забвению.
— Ты слишком великодушна, моя дорогая, если готова все простить. И все-таки грядет расплата, — с мрачной решимостью заявил Анхел. — Я этого так не оставлю, у меня нет другого выхода. Мои родные обязаны были заботиться о тебе, когда меня не было рядом с тобой.
— Но я не нуждалась в их заботе, — возразила Эмилия.
Анхел притянул ее в свои объятия.
— Я с ума сошел бы в Чили, если бы знал, что тебя обижают мои близкие! — вырвалось у него.
— И все же я предпочла бы, чтобы ты забыл об этом. Хватит неприятностей, а Лисардо пусть занимается своими делами!
— Раз ты, как я вижу, и не собиралась рассказать мне об этом, хорошо хоть ему хватило ума сделать это, — заключил Анхел. — Господи, надо было думать, кому доверяешь!
От этих слов озноб пробежал по спине Эмилии. Стал бы Анхел по-прежнему доверять ей, если бы узнал, что она скрывает от него? Но тут же ее глаза загорелись гневом. В чем. собственно, она перед ним провинилась? Да ни в чем! Она обязана защищать свою семейную жизнь от злобных происков. Почему она должна объясняться из-за грязного скандала, возникшего по вине двух эгоистов, Майкла и Синтии?! Ладно, она, конечно, расскажет Анхелу, когда будет готова. Сколько это может продолжаться? Старая история висит над ней дамокловым мечом, заставляя вздрагивать и сжиматься от страха, как, например, это случилось сегодня днем, когда Ребекка завела слишком откровенный разговор.
Анхел подхватил ее на руки. Робкая улыбка стерла остатки гнева с его липа.
— Похоже, ты сердишься на меня…
— Не на тебя, — возразила Эмилия, нежно глядя на него сияющими глазами, — а на Лисардо. Не нужно ему было все это вываливать на тебя.
Не выпуская Эмилию из своих крепких объятий, Анхел вошел в комнату.
— Я сам удивился, но, похоже, то, чему он стал свидетелем, произвело на него сильное впечатление. Более того, он был потрясен. Ты же знаешь, я человек не сентиментальный. Послушай, а зачем нам тащиться целую милю до спальни в этом доме?
С этими словами он медленно стал спускать ее по своему возбужденному телу, пока их губы не оказались на одном уровне. Они слились в долгом поцелуе, эти два любовника, изголодавшиеся друг по другу. Эмилия льнула к нему с такой силой, словно слиться с его телом стало для нее главной жизненной потребностью. Он целовал ее неторопливо и проникновенно, разжигая в ней чувственный пожар, от которого содрогалось все ее существо и болезненно тяжелела грудь. Анхел сел на позолоченный стул, который жалобно заскрипел под грузом их тел. С трудом оторвавшись от ее губ, он поспешно встал и рассмеялся.
— Нет, я предпочитаю современные удобства этой старине.
Эмилию порадовал его смех.
— Во-первых, ванные, — начала перечислять она, — во-вторых, чтобы на стульях можно было не только сидеть, но и…
— Разве я это говорил? — насмешливо спросил он и направился к лестнице.
— Хоть раз я угадала твое намерение!
— Только, пожалуйста, без водки…
Эмилия покраснела и шутливо ткнула кулаком в его плечо.
— Это низко…
— Нет, было бы низостью промолчать и посмотреть, что ты станешь делать дальше…
— Анхел!..
— А я сорвался, но винить в этом ты можешь Антонио Бенисио. Знаешь, что он шепнул мне на ухо за минуту до отлета? — Анхел уже укладывал ее на кровать.
Эмилия нахмурилась.
— Нет… Что же он сказал? — Сердце ее колотилось от волнения.
— Думаю, говорит, жена твоя загуляла, поскольку у твоего младшего братца мозгов нет! Вот мерзавец! — с чувством выругался Анхел и добавил еще что-то, видимо нецензурное, по-испански. И, не глядя на нее, стал снимать с нее туфли. — Так что на протяжении всего полета до Нью-Йорка я гадал, как ты меня встретишь, готовил банальный монолог в качестве вступления, дескать, я понимаю, что здесь уже побывали другие… Черт тебя побери, если я вообще что-нибудь понимал!
Эмилия в смятении закрыла глаза и вспомнила, в каком невероятном напряжении был Анхел в первые минуты их встречи.
— Я…
— Да, согласен. Такое поведение было неразумным, если учесть, что из прошедших пяти лет твоей жизни четыре с половиной года ты имела право считать себя вдовой, — признался Анхел. Видимо, тема была еще очень болезненной для него, и он не мог остановиться. — Но для мужика, просидевшего все это время в клетке, оно вполне оправданно, смею тебя заверить. Я ведь всегда держал тебя за святую. И мысль, что кто-то спал с тобой, была мне невыносима…
Бледная как смерть, Эмилия скользнула в тень от постельного балдахина. Анхел глубоко вздохнул, глаза его еще сверкали от заново пережитого.
— Если б я потерял тебя, я бы считал, что потерял все, — признался он. — Я так верил в тебя, но очень боялся, что Антонио сказал мне правду!
Вот в этот-то момент ей и следовало бы высказать все то, что мешало ей чувствовать себя до конца счастливой, объяснить Анхелу, почему Антонио пришла в голову такая мысль. Вероятно, грязная публикация дошла до Аргентины. Возможно, в виде слуха. Но Эмилия словно окаменела и не могла выйти из паралича. Через какое-то время она тихо спросила:
— Ты со мной развелся бы?
Анхел поморщился и прижался губами к ее ладони.
— До нашей свадьбы я, может, неуважительно относился к твоим моральным принципам, моя дорогая, но в тюрьме я вспоминал о них каждый день.
— Ты бы развелся со мной? — еле слышно повторила она.
— Что ты заладила?
— Ну… просто из любопытства, — промямлила она слабым голосом.
— Да, наверное, — простонал Анхел. — Уязвленное самолюбие, ревность… страдание. Тебе ведь неприятно это слышать?
Эмилия ускользнула от него на свою половину кровати.
— Да!
Анхел крякнул с досады и перетянул ее в свои объятия.
— Ты не представляешь, как нужна мне, — хрипло произнес он и стал покрывать дразнящими поцелуями ее сжатые губы. — Поверь, я сроду не говорил женщине таких слов.
Эмилия не сдержала улыбки.
— Ты человек не сентиментальный…
Он закрыл ее рот поцелуем, и Эмилия поняла, что сегодня уже ничего не расскажет ему. Расскажу ему все перед возвращением в Нью-Йорк, решила она. Только надо будет предварительно посадить его на цепь и запереть все выходы.


Спустя три недели Эмилия гуляла в рошице, начинавшейся там, где кончались сады, расположенные террасами на склоне холма. Анхел отсутствовал уже почти двое суток, улетев на заседание правления банка в Мадриде. Он предложил ей лететь с ним, но она отказалась. Они не расставались все это время ни днем, ни ночью, и здравый смысл подсказал ей, что пришло время отступить и не цепляться за него как истеричка.
Но пора бы уже Анхелу вернуться. Ночью она глаз не сомкнула, сердце ведь не наделено здравым смыслом, и ему не прикажешь. Эмилия тосковала по мужу, считала часы и минуты, оставшиеся до его возвращения. Вечером он должен быть дома. Несколько раз он звонил ей из Мадрида. Один раз в середине ночи, жаловался, что не может без нее заснуть. Она посочувствовала ему на словах, но в глубине души была довольна. Она бы почувствовала себя несчастной, если бы он сказал, что спал без нее как убитый. Теперь Анхел полностью принадлежит ей. Он обращался с ней как с драгоценностью. Казалось, долгая разлука научила их дорожить чувствами друг друга. Все остальное сразу отступило на задний план под влиянием их взаимной любви. Вспыхнувшая в ней страсть освободила ее от былых предрассудков. Ей даже казалось, что атмосфера восемнадцатого века, царившая в этом роскошном замке, так подействовала на нее, что она превратилась в форменную бесстыдницу.
Однако их новые отношения давали ей мужество справиться с необходимостью рассказать Анхелу всю историю, связанную с любовным романом Майкла и Синтии, последствия которого ей пришлось принять на себя. Надо покончить с этим, беспокойно думала Эмилия. Устав бродить в тени, она вошла в освещенный солнцем лабиринт, образованный высоким подстриженным кустарником, укрывшим ее с двух сторон непроницаемой стеной. Сумеет ли она выбраться отсюда самостоятельно? Она еще плохо ориентировалась здесь.
— Эми-и-лия!
Она радостно улыбнулась, узнав голос Анхела, и удивилась, что он вернулся из Мадрида раньше, чем она ждала его. Проклиная себя за опрометчивость, что вошла в этот бесконечный лабиринт, она разволновалась. Ей не терпелось поскорее выбраться отсюда, но, сворачивая, она все равно возвращалась на то же самое место в центре лабиринта, где журчал великолепный фонтан, разбрызгивая воду в нагретый за день воздух. Оставалось только кричать.
— Я у фонтана!
Ей стало смешно, она бы никогда его не нашла, если бы не заблудилась.
— Черт побери! Я не в том настроении, чтобы играть в дурацкие игры!
От такого вступления Эмилия застыла в растерянности. Может, он устал с дороги и, разыскивая ее, потерял терпение? Наконец послышались его шаги по гравиевой дорожке.
— Я не играла. Просто решила, что ты иайдешь меня раньше, чем я выберусь отсюда сама! — извиняющимся тоном ответила Эмилия.
Анхел возник в десяти шагах от нее и остановился как вкопанный, словно какая-то сила мешала ему приблизиться к ней. На его лице она прочитала гнев, решительность и ненависть. Эмилия мгновенно поняла все еще до того, как он заговорил и швырнул ей в лицо газетную вырезку.
Слишком долго она дожидалась подходящего момента, чтобы рассказать ему ту историю.


Газетная вырезка плавно опустилась на залитый солнцем гравий. В какой-то момент Эмилия увидела снимок, запечатлевший Синтию в страстных объятиях Майкла.
— Почему ты солгала? Это… отвратительно! — вырвалось у Анхела, несмотря на все его усилия сохранять ледяное спокойствие. Но через мгновение взял себя в руки. — Ты могла мне все рассказать, но предпочла солгать.
— Нет, я тебе не лгала, — забормотала Эмилия, пытаясь вдохнуть вязкий жаркий воздух, который почему-то никак не попадал в легкие. Над верхней губой у нее выступили капельки пота. — Роман был между Майклом и Синтией. На фотографии не я, это Синтия, Анхел…
— Невероятно! Не желаю я слушать твой глупый лепет, ты…
— Хорошо, ты не хочешь слушать, тогда скажи, пожалуйста, откуда у тебя эта вырезка?
Анхел помолчал, сжав челюсти.
— Еще один доброжелатель выискался… Правда, на этот раз анонимный. Похоже, они обложили меня со всех сторон. Эту бульварную гадость мне доставили сегодня утром специальной почтой. Прислано из Нью-Йорка.
Из последних сил Эмилия старалась не поддаться панике и говорить спокойно.
— Вероятно, Синтия. Теперь она видит во мне угрозу и крайне заинтересована, чтобы меня не было в вашей семье. Если ты попробуешь рассуждать спокойно, то вся эта история…
— Спокойно?! — повторил Анхел так, словно ему было трудно даже выговорить это слово.
— Клянусь, у меня никогда не было интимных отношений с Майклом. Мы даже ни разу не целовались. Между нами была только дружба…
Анхел с посеревшим лицом смотрел на нее непроницаемыми темными глазами. Он словно окаменел.
Будто прочитав в этот момент его мысли, Эмилия вспомнила, что когда-то рассказала ему о своем детском увлечении Майклом. Как ужасно, что приходится залезать в такие временные дебри! Паника охватила ее, мысли разбегались, а надо было во что бы то ни стало доказать свою невиновность в истории почти пятилетней давности.
— Я не знала, что у Майкла с Синтией роман, до появления этой публикации в газете, — сказала ему Эмилия. — Майкл часто приходил в особняк в первые недели после твоего исчезновения. Они с Синтией быстро поладили, но я никогда не думала ни о чем таком… Да и почему я, собственно, должна была об этом думать? Я была настолько погружена в свое горе, что вообще ничего вокруг не замечала. Синтия приставала ко мне, предлагала съездить на ранчо в выходные, тогда еще Майкл работал там…
— Ты попусту тратишь время… — железным тоном прервал ее Анхел. — В Чили я потерял свободу, но не мозги.
Но Эмилии необходимо было выговориться; раз начав, она уже не могла остановиться.
— Предполагалось поехать на моей машине. Синтия говорила, что мне надо как-то развеяться, и, возможно, она была права… Я тогда напоминала зомби. Она часто оставляла меня одну в выходные, но мне и в голову не приходило, что она встречается с Майклом. Общаться со мной тогда было трудно, поэтому я не удивилась, когда она сказала, что ездила навестить друзей и брала мою машину… Куда ты уходишь? — торопливо спросила она Анхела, который направился в глубь лабиринта.
— Ты рассказываешь мне детские сказки. Майкл был твоим другом. Майкл был твоим постоянным гостем. Майкл бил баклуши на нашем ранчо только потому, что ты настояла, чтобы я нанял его. Но и тогда ты постоянно держала Майкла под рукой. Зачем, черт возьми, ты вышла замуж за меня?
Эмилия поспешила за ним.
— Как ты можешь задавать мне такой вопрос?
Анхел остановился, не оборачиваясь к ней, плечи его заметно напряглись.
— Я сейчас за себя не отвечаю и не хочу продолжать этот бессмысленный разговор…
— Ты обязан выслушать меня! — взорвалась Эмилия.
— Отныне я тебе ничем не обязан! — грубо бросил Анхел и засмеялся жутковатым горьким смехом. — Но благодарен тебе за доставленное удовольствие.
— Повернись и скажи мне это в лицо! — выкрикнула Эмилия.
Анхел резко обернулся.
— Знаешь, что было главной ошибкой в нашем браке до моего отъезда?
Эмилия сложила на груди руки, внутри у нее все дрожало.
— Нет.
— Майкл… всюду Майкл… Куда ни обернись, натыкаешься на Майкла! Майкл был ближе тебе, чем я. — Анхела как будто прорвало. — Естественно, он стал мне ненавистен, естественно, я ревновал к нему…
— Ревновал?! — переспросила Эмилия, не сразу поняв, о чем толкует Анхел.
Его признание явилось для нее сенсацией. Тошнота подступила к горлу. Вот она, ее главная ошибка! Но как же она могла не замечать этого? Невероятно, чтобы такой человек, как Анхел, ревновал… И к кому?! Она невольно улыбнулась, настолько это показалось ей нелепо.
— Смешно, правда? Что такой человек, как я, ревновал к какому-то сопляку, беспринципному ничтожеству, который ничем не брезговал! Думаешь, Майкл оставался бы таким же внимательным другом, если бы ты вышла замуж за бедняка? Он играл на тебе, как на скрипке, Эмилия. А мне оставалось только наблюдать и помалкивать.
Каждое слово этой точной презрительной характеристики Майкла, данной ему Анхелом, глубоко ранило Эмилию. Значит, Анхел уже тогда видел все это в Майкле, а она узнала об этом только недавно, да и то от самого Майкла. И теперь расплачивается за свою слепоту.
— Когда мои родные ополчились против тебя после моего исчезновения, должно быть, Майкл оказался твоим единственным утешителем. Наверное, это обстоятельство и привело тебя к нему в постель, — с пугающим спокойствием рассуждал он вслух. — Ну, теперь ты признаешься, что вы были любовниками?
Эмилия отшатнулась от него. Ее объяснения не произвели на Анхела никакого впечатления.
— Я не была любовницей Майкла! Клянусь, не была! — воскликнула она.
С выражением горького презрения на oсунувшемся лице Анхел выслушал ее, потом снова отвернулся и пошел по дорожке. Гравий хрустел под его тяжелыми шагами.
Эмилия осталась стоять под палящими лучами солнца. Теперь она понимала, что оказалась в беде, куда более серьезной, чем опасалась ранее. Выходит, Анхел всегда ревновал жену к Майклу и считал ее привязанность к другу детства угрозой их семейной жизни. Эмилия готова была кричать, взывая к небесам. Как тщательно Анхел скрывал от нее свои переживания! Из всех этих недоразумений возник сценарий, в который он твердо уверовал.
Эмилия металась по лабиринту в поисках выхода, от жары платье липло к телу. Какая глупость, что она позволила Анхелу уйти. В панике она пробегала мимо великолепных цветников, сердце испуганно билось и гнало ее дальше. Наконец лабиринт кончился, она вышла с задней стороны замка, и ей пришлось карабкаться по длинной лестнице, чтобы добраться до террасы. Она торопливо обходила комнаты, ее тошнило от усталости и страха, что Анхел уже уехал. Она обнаружила его в библиотеке, которую он использовал как кабинет после их приезда сюда. Стоя в дверях, Эмилия никак не могла восстановить нормальное дыхание, грудь ее тяжело вздымалась, но при виде мужа ей стало на секунду легче. Выражение его лица было суровым.
— Уходи, — тихо сказал он дрогнувшим голосом и бросил на нее уничтожающий взгляд.
— Не уйду, пока ты не дашь мне шанса защитить себя.
Анхел разразился громким оскорбительным хохотом.
— Защитить себя? Кого ты хочешь обмануть? Думаешь, я не вижу, что творилось вокруг меня с момента возвращения? Все, кроме меня, знали, что у тебя был роман!
— Не было у меня никакого романа! — закричала Эмилия.
— Теперь мне понятно, почему Лусиано не взял тебя в Аргентину. Теперь я знаю, почему ты отказалась от моего имени и уехала. Конечно, тебе хотелось спрятаться, потому что было стыдно и ты растерялась…
— Нет, я была сыта по горло твоими родственниками и всей этой глупой грязной историей, в которую я сдуру вляпалась! Я допустила только одну ошибку, Анхел. Когда в прессе ошибочно идентифицировали женщину на фотографии, я оказалась перед трудным выбором! — В состоянии нарастающего отчаяния Эмилия продвигалась в комнату, не сводя глаз с Анхела. — Если бы я рассказала правду, указав на Синтию, я разрушила бы их семейную жизнь с Лусиано. Синтия умоляла меня промолчать…
— Признайся, сколько времени тебе потребовалось, чтобы сочинить эту мелодраматическую байку, в которой ты выступаешь в роли единственной жертвы, а все остальные члены семейства порочными негодяями? — Анхел брезгливо махнул в ее сторону рукой.
— Синтия сказала, что их роман с Майклом выплыл наружу из-за меня. В определенном смысле она была права, — призналась Эмилия. Голос ее дрожал.
— Что ты хочешь сказать?
— Никакой грязной истории в печати не было бы, если б папарацци, который снимал их, не был уверен, что Майкл целует меня! Я стала объектом их преследований только потому, что была женой известного банкира, которого похитили. Этот факт был широко растиражирован средствами массовой информации. Журналисты охотились за мной, поэтому историю о моей якобы измене сочли достойной публикации!
— Никогда не поверю, чтобы такая чопорная женщина, как ты, согласилась принять на себя обвинение в чужом адюльтере ради спасения Синтии! — С этими словами Анхел стремительно прошел мимо нее и направился к лестнице так быстро, что Эмилия едва поспевала за ним.
— Ладно, пусть я поступила исключительно глупо, но тебе следовало бы лучше разбираться во мне! — Она запыхалась, торопясь за ним вверх по лестнице. — Я думала, что ты погиб, я пыталась справиться с обрушившимся на меня горем. Мне действительно не хотелось брать на себя ответственность за то, что Синтия потеряет Лусиано!


Что-то проворчав вполголоса на испанском, Анхел остановился на площадке и обернулся к ней, сжимая кулаки.
— Сейчас же прекрати это! Где твое чувство собственного достоинства?
— Я когда-нибудь обманывала тебя? — прямо спросила Эмилия.
Она смотрела на него снизу вверх. Он смотрел на нее сверху вниз. Атмосфера накалялась. Наконец его застывший взгляд смягчился, и она увидела проступившую из глубины боль, которую он тщательно скрывал за холодной суровостью и решительностью.
Эмилия дрожала в ожидании его ответа, почувствовав, что ее слова задели его и заставили задуматься.
Тяжелое молчание готово было обрушиться на них. Глаза Анхела сузились до блестящих щелок.
— У тебя никогда прежде не было причин обманывать меня.
Эмилия отшатнулась, словно он ударил ее, кровь отхлынула от ее лица.
— Ты никогда не верил мне, — прошептала Эмилия, в самое сердце пораженная таким открытием. — Ты с самого начала мне не доверял. Чем же я заслужила такое отношение?
Скулы Анхела побагровели и резко выделились на смуглом лице. Он промолчал.
Эмилия преодолела последние ступени и теперь стояла перед ним на площадке, не пряча глаз, в которых застыли потрясение и боль.
— Сколько же всего ты скрывал от меня тогда, больше пяти лет назад… Я не подозревала, что ты ненавидишь Майкла. Даже не представляю, что мне теперь делать. — Горло ее сдавил спазм от подступивших слез. Она отвернулась. — Ну что ж, тогда все кончено, не правда ли? Мне нечего тебе больше предъявить в качестве доказательства своей невиновности!
Но стоило ей двинуться по коридору к своей спальне, как сильная жесткая рука внезапно схватила ее за предплечье и заставила остановиться. Анхел повернул ее к себе и увидел застывшее, мокрое от слез лицо.
— Что значит — все кончено?
Эмилия сбросила его руку. Она по-прежнему дрожала всем телом, тошнота усилилась, но, с вызовом вздернув подбородок, она сказала:
— А сам ты как думаешь?
На Анхела было страшно смотреть, такое свирепое выражение появилось на его лице. Он яростно прорычал:
— Тебе не удастся так просто бросить меня!
Смущенная таким категорическим заявлением, Эмилия заморгала глазами. По ее убеждению, это он был готов уехать и бросить ее.
— Но как же…
— Ты говоришь мне правду, и я попытаюсь все забыть. — Каждое слово Анхел с трудом выдавливал из себя сквозь сжатые зубы, словно они причиняли ему боль.
Эмилия ошарашенно смотрела на него широко открытыми глазами.
— Правду, — подчеркнул Анхел.
— Но ты все равно не поверишь мне.
— Возможно, ты и вправду не спала с ним в буквальном смысле… Возможно, я смогу поверить этому. — Он так и не понял, что она сказала.
Эмилия внимательно смотрела на него, склонив набок отяжелевшую голову и стараясь унять мучившую ее тошноту.
— В действительности ты и сам не знаешь, чему верить, так? — Огромная усталость наваливалась на нее. — Тогда мне остается только закончить свой рассказ. В Нью-Йорке мы поговорили с Синтией. Она уже была определенным образом настроена и сказала, что в порядке самозащиты будет лгать. Что же касается Майкла, то он готов подтвердить правду за деньги.
Не понимая, о чем она говорит, Майкл нахмурился.
— За деньги?
— Он сказал, что переметнется на сторону Синтии и солжет, если я не заплачу ему, — слабым голосом договорила она. — Анхел, Майкл шантажирует меня.
Рванув на себя дверь, Эмилия влетела в спальню. Одного взгляда на искаженное яростью лицо Анхела ей хватило, чтобы захлопнуть дверь у него перед носом. Выдержать это она уже не могла, но, сделав последнее признание, почувствовала облегчение. Наконец-то она рассказала ему всю правду. И лишь спустя несколько минут до нее дошло, что лучше было промолчать о шантаже. Теперь Анхел окончательно убедился в ее измене.


Эмилия прислушалась. За дверью стояла тишина. Анхел не последовал за ней в спальню. По-прежнему тошнило и кружилась голова. Видимо, от всех этих потрясений, решила Эмилия. Она бросилась на постель и выплакалась.
Глаза у нее распухли, ей было невыносимо жарко и одолевала слабость. Стянув с себя помятое платье, она забралась в постель. Что же ей делать дальше, мрачно размышляла она. Можно только порадоваться, что Анхел дорожит их союзом и готов, по его словам, забыть о ее мнимой измене. Из этого следует, что она плохо разбиралась в неуловимом характере мужчины, за которого вышла замуж. Представить только, Анхел, ревнующий к Майклу… Выходит, Анхел не смог до конца поверить, что она полюбила его… Но почему?
Пытаясь разобраться в загадочном характере мужа и не поддаться настоятельной потребности отправиться по замку в поисках Анхела, Эмилия все глубже погружалась в туманное забытье и не заметила, как заснула. Когда она снова открыла глаза, в комнате горел приглушенный свет. Пошевелив головой, она с облегчением констатировала, что избавилась от тошноты. Повернулась на другой бок и замерла. Совсем рядом, в кресле у кровати, сидел развалившись Анхел. Одежда на нем была в беспорядке, черные волосы взлохмачены, подбородок с вечера не выбрит и отливает синевой черная щетина. В руках он держал бокал с бренди и пристально рассматривал ее.
— Что? — нервно спросила Эмилия. Анхел тяжело вздохнул и приподнялся в кресле, расправив широкие плечи.
— Хочу услышать, как Майкл тебя шантажирует, — признался он.
— Я… я отдала ему деньги… — сказала Эмилия, бледнея от волнения.
Все, передышка закончилась! Анхел подобрался, словно лев перед прыжком, запредельное нежелание верить своим ушам отразилось на его лице.
— Ты отдала… Как ты…
Эмилия села в постели, прижимая к себе простыню.
— Он угрожал, что в противном случае поддержит версию Синтии. Что мне оставалось? Как бы ты воспринял все это в первые же дни после возвращения домой? Мне нужно было спокойно побыть с тобой какое-то время… Я не хотела сразу все испортить…
— Ты хоть понимаешь, что каждое твое слово все больше свидетельствует против тебя? — прервал ее Анхел.
— Но я говорю правду, — настаивала Эмилия. — Я испугалась того, что может натворить Майкл, если сговорится с Синтией, поэтому я отдала Майклу все деньги со своего счета в банке, когда он их потребовал…
С изумленным видом Анхел тяжело опустился на край постели.
— Вот так просто отдала ему… И сколько же? — внезапно как-то по-деловому спросил он.
Нервно кусая губы, Эмилия молчала, но сдалась и назвала сумму.
— Я подумала, что наше семейное счастье стоит дороже, — пробормотала она.
— Крайне оригинальное оправдание своего поведения, — процедил Анхел, с трудом сдерживая ярость. — Уитни потребовал у тебя деньги в тот день, когда ты улетала в Испанию?
Эмилия кивнула и нервно сглотнула.
— Подлый ублюдок! — вырвалось у Анхела.
— Прости… Прости меня за весь этот кошмар! — с трудом выговорила Эмилия и, разрыдавшись, уткнулась в подушку.
— Утешайся мыслью, что к тому времени, когда я разделаюсь кое с кем, им будет куда хуже, — мрачно пообещал ей Анхел и принялся выспрашивать у нее информацию, относящуюся к Майклу. Не на все вопросы Эмилия могла ответить. Она знала номер его мобильного телефона, но не знала адреса, где он теперь живет, не имела понятия, где расположена ферма компании, на которой, как она поняла, работает Майкл.
Она услышала, как Анхел встал, и подняла голову.
— Я никогда не спала с Майклом! — поклялась она. — Даже представить себя не могла ни с кем, кроме тебя.
— Говоришь ты убедительно, моя дорогая, вот только эпизод с водкой в первый день моего возвращения, как это ни печально, свидетельствует против тебя, — глухо произнес он. — Это выглядит как попытка заглушить в себе чувство вины.
Эмилия смотрела на него покрасневшими от слез глазами, и в ней начал нарастать гнев возмущения и обиды.
— Хорошо, можешь продолжать так думать. Надо же тебе как-то обосновать свое убеждение в моей виновности. Откровенно говоря, думаю, с меня достаточно страданий из-за того, чего я не совершала!
В наступившем молчании Анхел снял рубашку. Она откинулась на подушки, плакать ей уже не хотелось.
— Что ты намерен делать?
Расстегивая молнию на брюках, Анхел косо посмотрел на нее.
— Собираюсь лечь в постель…
— Ты не ляжешь со мной в постель! — гневно заявила Эмилия. — Ты не веришь мне… Так что можешь идти спать где-нибудь еще!
Неторопливо сняв с себя последнюю одежду, Анхел направился через всю комнату к кровати.
— Ладно, можешь спать здесь, — поспешила отказаться от своих гневных претензий Эмилия, с дрожью вспомнив, какая пропасть возникла между ними в эпоху раздельных спален.
— Благодарю, — проурчал Анхел.
— Ты не подумываешь о разводе, а? — вырвалось у нее, как только погас свет, и она тут же сжалась в комок, смущенная несдержанностью своего языка.
— Пока нет, — спокойно ответил Анхел. — Но, думаю, жизнь твоя превратится в ад, пока я не справлюсь с этой проблемой.
— Это угроза?
— Предупреждение.
Снова подступили слезы и закапали из глаз. Он не верит ей, он никогда не поверит, что она не предавала его с Майклом.
Внезапно руки Анхела сомкнулись на ее талии, и он перетащил Эмилию на свою половину. Она испуганно ахнула.
— Я все равно хочу тебя, дорогая, — шепнул он.
Прижатая к его сильному телу, Эмилия убедилась в правдивости его слов.
— Но ты…
— Я не настолько чувствителен, — проворчал Анхел. — Да и ты изменилась.
Возмущенная такой беспринципностью, Эмилия попыталась высвободиться, жар его желания обжигал ее.
— Анхел!..
— Ты тоже меня хочешь. Любовь может оказаться фальшивкой, но секс остается сексом. И я с радостью докажу это прямо сейчас.
Слова его больно ранили Эмилию, но она понимала, что и он страдает, и винила в этом только себя. Она была уверена, что у нее ничего не получится в таком состоянии, однако после сокрушительного поцелуя Анхела испытала такой прилив желания, какого ей еще не приходилось испытывать.
— Ты моя жена… — внятно произнес он, отпрянув на секунду от ее губ, и снова закрыл ей рот эротическим поцелуем, пока она не успела что-нибудь ответить.
Его руки и губы, поспевавшие, казалось, всюду одновременно, заставили гореть ее тело, она выгибалась и вскрикивала, не в силах сдержаться. И вдруг Анхел отпрянул от нее, яростно бормоча что-то по-испански.
Эмилия села в постели, потрясенная, не понимаюшая, что произошло. В дорожке лунного света, протянувшейся от окна, она видела, как Анхел спрыгнул с постели и направился в ванную комнату. Дрожащей рукой она включила свет у кровати и прислушалась к шуму воды, которую он пустил на полную мощность. Она не могла прийти в себя от унижения, что была отвергнута в последнюю минуту. Встав и закутавшись в халат, она опустилась в кресло, в котором до нее сидел Анхел. Все тело протестовало болью, но не это беспокоило ее. Его тело, как и ее, было готово любить, но в последний момент возник психологический барьер и он отпрянул.
С полотенцем на бедрах из ванной появился Анхел.
— Прости, — горячо и сбивчиво заговорил он, — думал, что уже успокоился… но не могу. Не могу любить тебя, слишком много во мне гнева. Боялся сделать тебе больно.
Все это он произнес на одном дыхании, не глядя в ее сторону, словно один ее вид был оскорбителен для него.
Эмилия видела его чеканный профиль, пока он шел в смежную комнату, где находилась гардеробная, слышала, как он распахивает дверцы шкафов и выдвигает с шумом ящики комодов. Затем зазвучал его голос, он говорил с кем-то по телефону на испанском языке. Эмилия неподвижно сидела, ее белое лицо было похоже на маску. Значит, конец… Было одиннадцать часов вечера.
Она встала, подошла к рткрытой двери и прислушалась, пока он скупо ронял слова в трубку телефона. Потом вернулась в кресло. Все это было выше ее понимания, и она пребывала в замешательстве. Она рассказала ему правду, и он не смог ее принять. Его переполняет гнев. Пожалуй, думала Эмилия, задыхаясь от любви и сострадания к нему, Анхел сейчас в еще большем замешательстве, чем она.
Когда он вышел из гардеробной в деловом темном костюме, его лицо было таким же холодным и отчужденным, как снежная вершина Монблана.
— Я возвращаюсь в Нью-Йорк…
— Позволь я поеду с тобой… Пожалуйста.
— Мне нужно на время остаться одному, — ответил Анхел. — Тебе будет плохо со мной сейчас. — Он экспрессивно взмахнул рукой, но не закончил жеста и рука безвольно упала. — Мне надо побыть одному.
— Уединиться, как Грета Гарбо… — не сдержалась и пошутила Эмилия.
— Черт возьми! Думаешь, я убегаю от тебя? — зарычал Анхел. — Я уезжаю ради тебя же! Если останусь, то велика вероятность, что я уничтожу все хорошее, что мы обрели, а я не хочу этого, так что дай мне небольшую передышку.
Тупо кивнув, она отвела страдальческий взгляд.
— Я люблю тебя…
— Не знаю, не чувствую, — безразличным тоном обронил Анхел, но усилившийся акцент выдавал его взволнованное состояние. В наступившем молчании таилась непонятная тревога. — Я купил загородное поместье недалеко от Нью — Йорка. Готовил тебе сюрприз, — грустно признался Анхел. — Ты можешь отправиться туда, когда захочешь. Я все организую.
— А ты возвращаешься в городской особняк? — спросила Эмилия, чувствуя себя в положении изгоя. Чтобы Анхел ни говорил, фактически это был развод. .
— Нет. У банка есть квартира, которой я могу воспользоваться.
Долго еще после отъезда Анхела Эмилия сидела в пустой спальне. Неужели закончился тот самый переходный период, о котором ее предупреждали? Она старалась избегать мыслей о своем нынешнем положении, в которое сама попала из-за своего безволия, сентиментальной наивности и глупости еще пять лет назад. Анхел прошел через муки ада, чтобы вернуться домой живым и здоровым. Наверное, было разумнее рискнуть и рассказать всю эту историю сразу. Скрытность и уловки ни к чему хорошему не привели, только усилили его недоверие к ней.
И это она, всегда гордившаяся своей правдивостью и щепетильностью! Ей было стыдно за свое поведение. На его месте она тоже была бы вне себя от гнева, боли и подозрительности.


Через два дня Эмилия вылетела в Нью-Йорк, а оттуда ее доставили в небольшое поместье с милым названием «Старые липы». Очаровательный дом, выдержанный в староанглийском стиле, был окружен со всех сторон заросшим парком.
Анхел звонил ей несколько раз по телефону, но эти формальные разговоры не давали пиши ее сердцу и уму, а потому она пребывала в унылом настроении. Конечно, думала она, спускаясь в сад за домом и наслаждаясь ароматами распускавшихся роз и отцветающих лип, Анхел вовремя позаботился обеспечить ее безбедное проживание в таком чудесном месте. Если он решит не возвращаться к ней, им не придется проходить через мучительную процедуру разъезда.
— Знаешь, как только я просмотрел рекламный ролик, который прислал мне агент, — ровным голосом без эмоций сообщил ей Анхел по телефону, — то сразу понял, что это твой стиль. Дом достаточно большой, но без излишеств. В нем есть ощущение простоты и уюта.
Насколько было известно Эмилии, ни одного из Фагундесов, воспитанных в поклонении пышной роскоши, не вдохновило бы проживание в доме с таким определением, как простой и уютный. Стоит ли удивляться, что она занервничала, когда Анхел назвал дом в «Старых липах» домом ее мечты?
Экономка, немолодая милая женщина, провела новую хозяйку по дому. Даже в таком подавленном состоянии Эмилия не могла не прийти в восторг от увиденного. Вместе с домом Анхел приобрел и часть его старинной обстановки: гобелены, изящные козетки и диванчики, небольшие шкафчики с причудливой резьбой по дереву, массивные столы. Недостающие предметы обстановки он заказал у фирмы, специализирующейся на реставрации старинной мебели и изготовлении мебели под старину. Все было выполнено с таким искусством, что зачастую было сложно определить, где оригинал, а где имитация. В этом теплом и светлом доме даже воздух был особенным, в нем ощущался романтический аромат старины. Все главные комнаты и хозяйская спальня были уже обустроены и готовы для проживания. Особенно Эмилию порадовали веселые мягкие скамеечки вдоль окон главной гостиной, выходивших в сад.
— Наверное, вы увлекаетесь рукоделием, — заметила экономка с доброй улыбкой и широко распахнула дверь в удивительную комнату, где было собрано все, что могло понадобиться женщине, которая любит творить собственными руками.
— Да, — растерянно ответила Эмилия.
На глазах ее выступили слезы, пока она рассматривала швейную машинку и другие предметы для шитья, включая оригинальную антикварную конструкцию для изготовления гобеленов. Видимо, Анхел вспомнил, что в гостиную особняка она всегда спускалась с шитьем в руках. И руки заняты, и голова опущена, можно пропускать мимо ушей ядовитые замечания и не видеть злобных взглядов, постоянно выпадавших на ее долю, когда Анхел отсутствовал.
Эмилия отошла к окну и, широко открыв свои серо-зеленые глаза, подождала, когда высохнут слезы. Мужчина, который вложил столько души в этот дом, наверняка думал о том, как сделать ее жизнь здесь счастливой. Какая ирония судьбы, думала Эмилия, теперь это свидетельство желания Анхела удивить и обрадовать ее станет для нее скорбным напоминанием того, что она утратила. Ведь все в этом доме было сделано Анхелом до того, как он получил ту газетную вырезку.
Доведется ли ей еще раз увидеть Анхела? Она все равно не в силах доказать, что оставалась ему верной все эти годы. При сложившихся обстоятельствах ей не пробить эту стену недоверия, выросшую между ними. Она бродила по комнатам верхнего этажа, размышляя о вероятности их новой встречи. Наверное, ему будет легче общаться с ней через адвокатов. За долгие годы разлуки он привык обходиться без нее и не захочет напоминаний о неприятном.
Но у них было несколько счастливых недель, проведенных в Испании. Неужели они ничего не значат для Анхела? Или только для нее они так дороги? Видимо, она чересчур сентиментальна и наивна. Анхел провел четыре с половиной года в тюрьме, потом прилетел в Испанию, где почти месяц наслаждался интимной близостью с желанной для него женщиной в обстановке роскоши, уединения и свободы. Да, для любого мужчины после стольких страданий насладиться всем этим было бы достойной компенсацией.
Решительно прервав поток воспоминаний, который угрожал ввергнуть ее в глубокую депрессию, Эмилия остановилась на пороге комнаты, назначение которой легко было определить по встроенному в углу шкафчику. Его стенки были разрисованы изображениями игрушек. Детская комната, уныло подумала она, которой не суждено услышать детских голосов. По ассоциации она вспомнила, что давно не принимала противозачаточных пилюль, которые начала принимать сразу после свадьбы. Вот это да! Как же я могла об этом забыть, растерянно подумала она. Несколько недель они с Анхелом вовсю занимались любовью, не предохраняясь и нисколько не беспокоясь о последствиях. В полном смятении Эмилия медленно спустилась на первый этаж, где в столовой ее дожидался накрытый к утреннему чаю стол.
После чудесного возвращения Анхела из небытия такие практические соображения просто не приходили ей в голову. В течение пяти лет ей не приходилось думать об этом. Какое странное стечение обстоятельств… Тогда, после свадьбы, именно Анхел был инициатором соблюдения предосторожности. Вот так и появляются на свет дети, когда два взрослых человека ведут себя легкомысленно! Эмилия чуть не разбила чашку, бросившись к сумке за своим женским календариком. Раздражающая утренняя тошнота снова подкатила к горлу. Эмилия подняла повыше голову и глубоко вздохнула, после чего принялась сверять даты своих критических дней. Раньше никаких отклонений у нее не было, значит, вполне возможно, что она беременна. Лицо Эмилии засияло. Интересно, как отнесется к этому Анхел? Но прежде надо получить подтверждение у врача, и она, не теряя времени, потянулась к телефону.
После известия о том, что ее муж похищен, Эмилия часто возвращалась к мысли об их ребенке, которого не было и быть уже не могло, и сердце ее рвалось от боли: даже такого утешения в ее одинокой жизни Анхел ей не оставил.
Сразу после ланча Эмилия помчалась в Нью-Йорк к знаменитому врачу, который пользовал семейство Фагундес, Дожидаясь в приемной результата теста на беременность, она непрестанно молилась. А через полчаса снова сидела в лимузине, сияющая, возбужденная и довольная собой сверх меры.
В таком настроении она пребывала до конца дня. Восторженное возбуждение не давало ей уснуть, она боролась с искушением набрать номер телефона Анхела и рассказать ему, надеясь, что такая новость вынудит его приехать. Но сдержалась, вспомнив, что она услышала от него пять лет назад, когда призналась ему, что хочет ребенка. Да и согласится ли он иметь от нее ребенка сейчас, когда они живут врозь?
Похоже, все упирается в одно немаловажное обстоятельство — Анхел ее не любит. Если бы он ее любил, он сказал бы ей об этом. Эмилия никак не могла выкинуть из памяти тот эпизод, когда Патрисия Рэндел, подстрекаемая Эстеллой, показала ей золотой браслет с любовной надписью от Анхела. Даже теперь, спустя столько лет, Эмилия не переставала удивляться, что особенного нашел в Патрисии Анхел, за что он мог ее полюбить. Все ее интересы сводились к бесконечным покупкам, она могла часами рассказывать о каждой из них. Что же до других тем, то она и двух слов связать не могла. Впрочем, решив, что она едва ли годится на роль беспристрастного судьи, Эмилия перестала о ней думать.
На следующий день, сразу после завтрака, Эмилия отправилась в ближайший магазин «Все для дома» и вернулась с двумя каталогами обоев. Обосновавшись с ними на полу в детской, Эмилия, стоя на коленях, решала, какие обои будут лучше смотреться на стенах: те, которые с пушистыми кроликами Банни на бордюре, или те, на которых танцуют медвежата Тедди. Услышав за спиной шаги и решив, что это экономка, она спросила:
— Какие, по-вашему?
— Обворожительные пьяненькие медвежата… — неожиданно услышала она. — Но почему кролики прыгают через забор, словно овцы?
Эмилия замерла.
— Наверное, фантазия художника, — ответил сам себе Анхел. — Не очень утонченное, но определенно свежее решение.


Почувствовав себя неловко, Эмилия засуетилась, захлопнула оба каталога и ляпнула первое, что пришло в голову:
— Я не ждала тебя.
— Отныне я должен договариваться о встрече? — сухо спросил Анхел.
— Разумеется, нет. — Эмилия поднялась с колен, не заметив его руки, протянутой, чтобы помочь ей встать. Нервными движениями поправляя на себе облегающую кофточку с короткими рукавами абрикосового цвета и в тон ей хлопковую юбку, она ждала, что Анхел спросит, почему она выбирает обои для детской. — Когда ты приехал?
Чуть прищурившись, он с интересом окинул ее взглядом.
— Почти час назад. Ожидал раньше наткнуться на тебя.
Он не торопился найти ее, перевела для себя его слова Эмилия. Сердце ее заныло, протестуя против затянувшейся на целых три дня разлуки. Не такой уж большой срок, урезонивала она себя, но глаз не могла отвести от мужа, жадно разглядывая его. Ей все в нем нравилось: элегантность его одежды, его широкие плечи, узкие бедра и длинные ноги, роскошные черные волосы, красиво подстриженные на этот раз, крупные черты волевого мужественного лица, в котором властность сочеталась с чувственностью, делая его неотразимо привлекательным.
— Если честно, я задумался… глубоко задумался… — оторвал ее от несвоевременных мыслей Анхел. — Все пытался придумать, как тебе сказать, но, боюсь, не очень-то преуспел в этом.
Это признание удивило Эмилию и наполнило ее страхом. Кому легко находить нужные слова, когда собираешься преподнести новость, от которой другому человеку станет больно.
— Давай спустимся вниз, — решительно предложила Эмилия и первой направилась к двери.
Как она могла подумать об Анхеле, что он струсит и будет действовать через адвокатов, он из тех, кто всегда честен, поэтому о своем желании получить развод скажет ей сам. Возможно, когда-то его холодная отчужденность не поддавалась ее пониманию, но он вернулся к ней наверняка для того, чтобы высказать все, накипевшее в его душе. Инстинктивно ее ладонь легла на живот, словно защищая его, но она поспешила убрать ее. Сказать Анхелу сейчас, что она ждет ребенка, значит, заведомо поставить его в неловкое, а себя в унизительное положение. Вряд ли он обрадуется этой новости, но, чтобы не огорчать ее, будет притворяться. Ей захотелось плакать.
Анхел вошел вслед за Эмилией в большую гостиную, где она оставила его, чтобы заказать кофе и, как ни стыдно ей было, потянуть время. Вряд ли кофе сможет надолго отвлечь Анхела от цели его приезда.
Когда она вернулась, Анхел стоял, прислонившись к камину. Лицо его как будто осунулось, и выглядел он смущенным.
— Какая ирония, правда? Ведь это наш первый дом. Полагаю, городской особняк можно таковым не считать.
Эмилия была в том состоянии, когда все, что произносилось им, таило в себе определенную угрозу для нее. Видимо, ирония состоит в том, что, когда Анхел покупал этот дом, их первый дом, он еще не знал, что ему никогда не придется делить его с ней.
— Полагаю, что это так, — натянутым тоном согласилась она. — А замок в Испании ты собираешься продать?
— Такая идея не приходила мне в голову. Думаю, его нужно открыть для посещений на какие-то месяцы. Пусть люди увидят воплощенную идею, которой бабушка посвятила свою жизнь.
Раздался легкий стук в дверь. Это экономка принесла кофе. Эмилия сама занялась сервировкой стола, но, поскольку руки плохо слушались ее, делала все очень медленно. Атмосфера в гостиной становилась все более напряженной.
— Спасибо, — произнес Анхел, взял чашку с кофе и сел в угол, подальше от нее. Комната вдруг разделилась на две половины. — Тебе понравился дом?
— Дом чудесный. Особенно меня впечатлила комната для шитья. Это была прекрасная идея. — Интонационно она давала ему понять, что восприняла это как намек на ее деятельность в последние годы, которую он не одобрил.
Анхел не поднимал головы, и солнечный свет играл на его темной шевелюре.
Эмилия внимательно присмотрелась к его плотно сжатым губам, заметила, что чашка дребезжит о блюдце, и поняла, что он не может унять дрожь в руках. Но в следующее мгновение Анхел издал восклицание на испанском и поставил чашку на каминную полку. Взгляды их встретились, Эмилия не успела отвести глаз.
— Я глубоко сожалею о том, что произошло между нами в Испании…
Нервы Эмилии натянулись до предела, они вплотную подошли к главному.
— Чудесно, просто чудесно, — вставила она, подсознательно желая остановить его, пока он не причинил ей боли.
Снова наступило молчание.
— Нет, это было совсем не чудесно, — возразил Анхел. — Мне не следовало так себя вести. Я должен объясниться с тобой.
Эмилия отвела глаза от него. Она чувствовала себя несчастной. Сидеть на месте и ждать приговора было невыносимо. Она встала и начала ходить по комнате. Не хотелось ей долгих объяснений. Она понимала его состояние, не такая уж она тупая. Он попытался начать заново их семейную жизнь, но узнал о ее измене и потерпел поражение.
— Когда я увидел ту газетную вырезку, я встретился лицом к лицу с главным страхом моей жизни, — признался Анхел глухим голосом. — И я хорошо понимаю, что повел себя в той ситуации не лучшим образом.
— Я в этом не уверена, — дрогнувшим голосом заметила Эмилия. Вид у нее был растерянный.
Анхел смотрел на нее потухшими глазами.
— Я думал о худшем, потому что жил в ожидании самого худшего, потому что заслуживал худшего. В тот момент я был слишком расстроен, чтобы мыслить разумно, но даже пять лет назад, когда я был отвратительным мужем и беспричинно ревновал тебя, в глубине души я знал, что ты самая искренняя и самая целомудренная из всех женщин, которых я когда — либо встречал.
— Ты… Это правда? — вырвалось у Эмилии.
— Конечно, правда, — горячо подтвердил Анхел. — И какие бы улики твоей измены мне ни подсовывали, я должен был поверить твоему слову.
Эмилия продолжала смотреть на него во все глаза, окончательно растерявшись от его последней фразы. Но, увидев в его косом взгляде раскаяние, поняла, что он искренен. Он больше не верит в ее измену! Случилось невероятное… Огромное напряжение отпустило Эмилию, и она почувствовала такую слабость, что почти упала на скамеечку у окна. Нужно было как-то успокоиться, и она глубоко вздохнула несколько раз.
— Хочу сказать тебе, что к такому решению я пришел без колебаний, — продолжал Анхел, которому было явно не по себе, — но, к сожалению, не могу…
— Не можешь?! — воскликнула Эмилия, обеспокоенная тем, что неправильно его поняла.
— Мне удалось выкупить всю кассету, на которую засняли встречу Уитни с его пассией в тот день. — Анхел вынул пачку фотографий из внутреннего кармана пиджака.
Он покраснел под напряженным взглядом Эмилии, а она тут же перевела взгляд на снимки, которые он разложил рядом с ней на скамеечке.
Вот фотография, на которой Синтия выходит из машины. Для тех, кто был знаком с обеими женщинами, не составило бы труда разобраться, что на снимке не Эмилия.
— Я начал переговоры о покупке кассеты еще до прибытия в Нью-Йорк, — робко сообщил ей он. — Хотел иметь гарантию, что ни один из этих снимков больше не появится в печати.
Эмилия молча качала головой, глядя на фотографии. Она испытывала чувство гадливости к человеку, который прятался, подглядывал ради поживы, а стал виновником стольких человеческих страданий. Не притронувшись к снимкам, оставив их лежать на скамеечке, она отошла подальше.
— Совершенно очевидно, что газета специально опубликовала ту фотографию, где видно, что целуются, но нельзя разглядеть лицо женщины. Значит ли это, что они искренне заблуждались и не смогли отличить Синтию от меня?
— Я передал этот материал в руки адвокатов. Мое мнение, что ошибка была допущена сознательно, потому что выходила пикантная история, но, возможно, выяснится, что я не прав.
Сможешь простить меня за то, что я усомнился в тебе? — сдавленным голосом спросил Анхел.
— Ой, не глупи! — воскликнула Эмилия, все еще вне себя от гнева, после того как увидела эти фотографии. — Я на себя злюсь, что мне не хватило ума самой заказать расследование через вашу юридическую фирму пять лет назад!
Преодолев разделявшее их расстояние, Анхел взял ее руки в свои.
— Эмилия… если хочешь, я встану на колени.
Как только соединились их руки, ей вдруг стало так спокойно, что она забыла про фотографии. Страх и беспокойство сменились чувством радости. Она подняла к нему лицо и встретила взгляд, от которого ее сердце запело.
— Ты и вправду готов встать на колени? — не отказала она себе в удовольствии убедиться в серьезности его намерение.
— Клянусь жизнью! — воскликнул Анхел, от волнения до боли сжимая ее руки. — Как ты можешь в этом сомневаться после того, что было между нами в Испании?! Неужели ты не понимаешь, что, даже если бы на фотографии была ты, я все равно вернулся бы к тебе?
— Правда?! — распахнула изумленные глаза Эмилия.
— Теперь ты ведешь себя как глупенькая… — нежно пробормотал Анхел, заключая ее в свои объятия, и с облегчением вздохнул. — Я удрал в Нью-Йорк из страха наломать дров в том состоянии.
— Да, с твоим-то темпераментом… Но лучше бы ты все-таки остался тогда и поговорил со мной, — призналась Эмилия.
Но все это уже уплывало из ее сознания, потому что его близость мешала ей ровно дышать, во рту пересохло, притягательная сила его тела заставила ее тело живо отозваться. Лукавая улыбка появилась на ее губах, когда она почувствовала степень его возбуждения.
— Да… — печально подтвердил Анхел и застонал. — Сколько же возможностей я упустил! Я так тосковал без тебя. Может, мы закончим этот разговор наверху, моя дорогая?
Склонив набок голову, Эмилия сделала вид, что обдумывает его предложение. Глаза ее дразнили и смеялись.
Не выдержав, Анхел прижался к ее губам горящими от нетерпения губами, возвратив ей бесконечно радостное предвкушение счастья. До второго этажа они добирались долго, то и дело обмениваясь поцелуями, которые так много значили для них.
Анхел положил ее на кровать в главной спальне, стены которой были обшиты темными дубовыми панелями.
— Представляешь, как выглядит эта комната зимой, когда в камине горит огонь? — шепотом спросила его Эмилия, сбрасывая туфли. Положив на живот ладонь, она решила, что скажет ему о ребенке позже.
Анхел лукаво улыбнулся.
— Ты мне нравишься при любом освещении. — Сердце Эмилии екнуло от его обаятельной улыбки. — При дневном, лунном, электрическом, в полной темноте… — весело перечислял он, снимая с себя пиджак с таким решительным видом, что Эмилия замерла от предвкушения. — Не могу поверить, что ты не гонишь меня отсюда…
Эмилия пожала хрупким плечиком, передразнивая его характерный жест.
— Я могу еще подумать об этом…
Полуодетый Анхел бросился к ней на постель и взял в ладони ее лицо.
— Не шути так, — серьезно сказал он, с упреком глядя в ее смеющиеся глаза, — у меня начисто пропадает чувство юмора, когда возникает малейшая угроза потерять тебя.
Эмилия вывернула голову и поцеловала его в ладонь.
— То же самое могу сказать о себе, — призналась она.
Глаза их, темно-золотые и серо-зеленые, встретились. В ту же секунду они кинулись друг к другу, повинуясь переполнявшему их взаимному желанию. Эмилия принялась расстегивать пуговицы его рубашки, в то же время как Анхел пытался снять с нее кофточку. Руки их переплетались, мешая друг другу. Тогда Анхел отодвинулся и в нетерпении сорвал с себя рубашку, отбросив ее вслед за брызнувшими в разные стороны пуговицами.
— Сохраняйте невозмутимость, мистер Фагундес…
— К черту невозмутимость! — решительно возразил он, извлекая ее из кофточки и прижимаясь губами к выступавшей из лифчика маленькой груди.
Освободив из заточения розовый бутон соска, он стал дразнить языком ее нежную плоть, доставляя ей невыразимое чувственное наслаждение. Его руки ласкали ей бедра, и она, обхватив его голову руками, таяла под этими ласками, прижималась к нему всем телом, и губы ее искали его губы. Эротический танец его языка довел Эмилию до изнеможения.
— Не могу больше, дорогая, — пробормотал Анхел, сдергивая с нее юбку и трусики.
— И не надо, — ответила разгоряченная Эмилия. Ее собственное нетерпение достигло невыносимой отметки, она хотела его, хотела немедленно.
Опрокинув его на спину, она, торжествуя, нависла над ним. Анхел окинул ее восхищенным взглядом, приподнял и опустил на себя, проникнув внутрь легко и безболезненно. На секунду она застыла, потрясенная остротой наслаждения, но жажда новых заставляла их проникать все глубже друг в друга, когда казалось, что тела их сливаются в одно и стремительно возносятся к последнему рубежу. Взрыв экстаза потряс их одновременно, и это был незабываемый момент. Эмилия снова вернулась в свое тело, удивленная, переполненная нежностью и любовной истомой. Анхел гладил ее волосы, целовал глаза, нос, щеки, не желая выпускать из своих рук.
— Мне невыразимо хорошо с тобой… — прошептал он.
— А кто-то говорил, что не надо придавать большое значение тому, что происходит в спальне, — напомнила ему Эмилия.
Анхел приподнял ее голову, чтобы заглянуть в глаза. В его взгляде она увидела искрящееся озорное веселье.
— Это была вводная часть моего плана твоего соблазнения.
— План моего соблазнения?
— Я думал, нам понадобятся месяцы, чтобы достичь таких успехов, — признался Анхел.
Они помолчали, отдыхая.
— Между прочим, я расправился с Уитни…
— С Майклом? — Эмилия приподняла голову. Анхел улыбался сонной улыбкой сытого тигра, глаза его довольно сверкали из-под черных ресниц.
— Больше он тебя не потревожит…
— А что произошло? — с беспокойством спросила она.
Анхел безразлично пожал плечами.
— Деньги он вернул и впредь дважды подумает, прежде чем шантажировать кого-нибудь еще.
Эмилия села в постели.
— Анхел…
— Ну, врезал я ему пару раз. — Анхел с вызовом покосился на нее. — Он запугал тебя. Он заставил тебя страдать. Пусть скажет спасибо, что я не изуродовал его!
Эмилия всегда не одобряла насилия, и теперь ее принципы боролись с чувством отвращения к Майклу, чье низкое поведение так дорого обошлось ей. Пока она вела внутреннюю борьбу, возле кровати зазвонил внутренний телефон.
Анхел взял трубку, и лицо его приняло суровое выражение.
— Мы спустимся через десять минут.
— Кто это?
— Лусиано с Эстеллой приехали. — Анхел вздохнул с мрачным видом и спрыгнул с кровати. — Лучше бы я не говорил об этом доме Лусиано, а увиделся бы с ним утром, когда он позвонил мне и предложил встретиться. К сожалению, я был не в том настроении, чтобы встречаться с младшим братом.
— Тебе не обязательно рассказывать Лусиано об измене Синтии, — предупредила его Эмилия.
— Это не тебе решать, — жестко ответил Анхел. — Вижу, ты опять готова броситься спасать Синтию, а я нет. В любом случае мои родные обвиняли тебя во всех грехах задолго до появления этой публикации!
— Нельзя отвечать злом на зло…
— Нет, но надо исправлять зло, — возразил Анхел, не соглашаясь с ее линией поведения. — Я не потерплю ни одного дурного слова в твой адрес.
Они вместе спустились вниз. Эмилия первой вошла в гостиную и огорчилась, увидев, что семейка в полном составе свалилась им на голову. Лусиано, Эстелла и Синтия восседали вокруг камина. Но, услышав за спиной приглушенный стон Анхела при виде этой картины, с трудом удержалась от смеха.


Лусиано явно чувствовал себя не в своей тарелке, как чувствует себя любой мужчина, которого женщины затащили туда, куда ему не хотелось. Эстелла выжидающе посмотрела на него, а когда он никак не отреагировал, встала и произнесла с важным видом:
— Анхел, нам надо поговорить с тобой наедине.
Анхел одарил заносчивую брюнетку испепеляющим взглядом.
— Эмилия моя жена, и она останется здесь, Эстелла.
— Думаю, мы с Эмилией могли бы прогуляться. — Синтия с готовностью вскочила со своего места и заискивающе улыбнулась. — Ты согласна, Эмилия? Оставим семейство Фагундесов наедине?
— Спасибо, в другой раз, — спокойно ответила Эмилия.
Выражение ее кукольных глаз изменилось, и Синтия снова села.
Лусиано заговорил на испанском, но Анхел перебил его.
— Говори по-английски.
— Мне трудно говорить на эту тему в присутствии Эмилии, — возразил Лусиано.
— Это твои трудности, уходить я никуда не собираюсь, — сказала Эмилия своему шурину, который растерялся, получив столь резкий отпор от нее, чего никогда раньше не случалось.
Он не знал, что перед ним совсем другая Эмилия, а та, что безропотно позволяла издеваться над собой, осталась в прошлом.
— О Господи! — раздраженно воскликнула Эстелла, бросая на Лусиано недовольные взгляды. — Это тайное дело слишком затянулось. Патрисия повела себя глупо, предпочитая держаться в тени, но мы прибыли сюда с целью восстановить ее в правах!
Эмилия заморгала от удивления, не понимая, почему разговор зашел о бывшей невесте Анхела. И о каких правах Патрисии говорит Эстелла?
— Какие права Патрисии ты собираешься восстанавливать? — спросила она, и даже Эстелла, не отличавшаяся особой чувствительностью, покраснела и отвела взгляд.
— Мы хотели, чтобы Патрисия полетела вместе с нами в Аргентину… Она и ее сын Поль, — не совсем уверенно заговорил Лусиано. Он тоже покраснел и избегал взгляда Эмилии, стараясь смотреть только на брата. — Но она впала в истерику, когда мы предложили ей…
— Разумеется, потому что у нее есть гордость. Естественно, она не хотела сделать первый шаг. Любая женщина в ее положении чувствовала бы себя так же! — воскликнула Эстелла, горячо защищая свою лучшую подругу.
Эмилия онемела от изумления. Родные Анхела, как всегда, не переставали удивлять ее. Мало того, что они не взяли с собой в Аргентину ее, чтобы она могла наконец встретиться со своим мужем, пропадавшим столько лет, так они еще уговаривали Патрисию занять место жены! А глубокая убежденность Эстеллы, что Патрисия слишком гордая, дабы сделать первый шаг, просто смеху подобна. В своих попытках вернуть Анхела даже после его женитьбы Патрисия ничем не брезговала. От этой рыжеволосой красотки просто спасения не было. Эмилия тогда завидовала Патрисии, какое-то время пребывая в уверенности, что когда-то Анхел искренне любил эту женщину. Но даже мысль, что он женился на ней назло Патрисии, не помешала Эмилии очень скоро убедиться в том, что он больше не любит свою бывшую невесту. Более того, не потеряй она тогда чувство юмора, могла бы здорово повеселиться, наблюдая за попытками Патрисии отвоевать Анхела.
— Что за чепуху вы здесь несете? — сухо спросил Анхел, глядя то на брата, то на сестру. — С чего вам пришло в голову пригласить ее с собой в Аргентину? И почему, черт возьми, я должен был хотеть ее видеть?
— А как иначе она могла бы заново соблазнить тебя? — не удержалась Эмилия. — Твои родные, очевидно, все учли и решили не упускать такого удобного случая. В конце концов, ты провел взаперти столько лет и твой иммунитет против ее чар мог ослабеть!
Понимающая улыбка скользнула по губам Анхела, и он обнял Эмилию за плечо.
— Вот почему до сих пор не могу простить им, что тебя не было в том самолете, — сказал он ей на ухо и снова повернулся к брату. — Продолжай, Лусиано. Лучше тебе сразу перейти к делу.
Лусиано прочистил горло и встал.
— Анхел, у Патрисии есть ребенок…
Эмилия мгновенно напряглась и замерла. Так вот что имела в виду Синтия, когда сладким голосом пообещала ей большой удар в недалеком будущем. Она поняла, что последует дальше, но не хотела верить.
— И что? — Анхел в недоумении поднял брови.
— Патрисия сказала нам, что вы встречались незадолго до твоего отъезда в Латинскую Америку, — подхватила Эстелла и с торжествующей улыбкой посмотрела на застывшее лицо Эмилии. — Это нас нисколько не удивило, но бедная Патрисия не могла рассказать нам всей правды, пока твоя жена не покинула наш дом. К тому времени Патрисия была уже на пятом месяце беременности и, поскольку ее отец объявил себя банкротом, крайне нуждалась в нашей поддержке…
— Патрисия еще больше будет нуждаться в вашей поддержке, когда ей придется предстать перед судом за клевету, — с ледяным спокойствием прервал ее Анхел, хотя по его лицу можно было догадаться, какого труда ему стоит сдержать гнев. — Как вы посмели притащить в мой дом весь этот ворох лжи?! Если у Патрисии есть ребенок, это не значит, что я его отец!
Удивление Эмилии сменилось потрясением.
Она напряженно думала, возможно ли, чтобы Анхел спал с Патрисией в тот период, когда их брак висел на волоске. Она посмотрела на мужа и встретила обращенный на нее взгляд. В нем было уже знакомое выражение гнева, но не было и тени смущения. Это был взгляд честного человека. Ее сомнения моментально растаяли и обернулись гневом, направленным против его родных, которые были готовы пойти на что угодно, лишь бы разлучить их!
— Вот такая история, Эстелла, — сказала Эмилия. Глаза ее стали интенсивно-зелеными, как у разгневанной кошки, и смотрели с презрением. — Очень неприятная по содержанию, но те, у кого есть мозги, не принимают всерьез мыльные оперы!
— Патрисия сказала, что Поль сын Анхела! — яростно возразила Эстелла.
Лусиано, который по разгневанному лицу брата сразу понял, что это не так, побагровел и замолчал. Теперь он неловко попытался исправить положение.
— Эстелла, ты забыла, что после возвращения Анхела домой Патрисия умоляла нас заняться своими делами и помалкивать об этом. Я говорил тебе тогда, что меня огорчает ее странное поведение…
— Патрисия хотела дать Анхелу возможность свободно выбирать между нею и Эмилией, — все яростнее спорила Эстелла. — Она не стала бы мне лгать.
— Но ты, кажется, забыла, что твой брат уже сделал выбор, когда женился на мне, — резко сказала Эмилия. — Прошло достаточно времени, вам пора смириться с этим фактом, а если вы не можете, то оставьте нас в покое.


— Я бы не мог сформулировать это лучше, — заявил ровным голосом Анхел и на глазах троих гостей прижал Эмилию к себе. — Печально, что мои родственники оказались достойными Патрисии. Воистину более подходящей компании для себя она бы не нашла. Грустно признавать, что вы оказались такими глупыми, чтобы поверить…
— Глупыми? — недоверчиво повторила Эстелла. — Да как ты смеешь обзывать нас?
— Патрисия выжидает, покуда меня запишут в покойники, а Эмилию выживут из дома, чтобы выступить с небольшим трогательным признанием… Я правильно понял? — скучным голосом спросил Анхел.
— Ну… да, — подтвердил Лусиано.
— Потом она сообщила вам, что ждет ребенка. Скажите мне, у кого-нибудь из вас возникли сомнения? Может, вы попытались найти хоть какое-то подтверждение правдивости ее слов? — Анхел обвел родственников вопросительным взглядом. — Значит, вы просто приняли как непреложный факт, что раз Патрисия беременна, то ребенок от меня, только потому, что она так сказала. Даже несмотря на то что я был женат…
— Патрисия сказала, что ты собирался разводиться, — простонал Лусиано.
— Патрисия сказала!.. — с гневным презрением повторил Анхел. — Для Патрисии банкротство отца наверняка стало тяжелым потрясением, ведь она не привыкла считать деньги, но зато любила ими швыряться направо и налево. Неужели ты, Лусиано, не смог к двум прибавить два и получить четыре? Неужели у тебя даже подозрения не возникло? Сколько денег ты выдал ей за эти годы?
— Не могу поверить, чтобы Патрисия придумала все это, чтобы вытянуть из нас деньги! Как она могла?! — Эстелла зарыдала и отошла к окну, повернувшись ко всем спиной.
— Ты использовала ее против меня, Эстелла, — напомнила ей Эмилия. — А она использовала тебя, чтобы остаться в пределах досягаемости Анхела.
Анхел простонал что-то невнятное. С видом ручной собачки Лусиано пробормотал:
— Я только пытался соблюсти твои интересы, Анхел, когда помогал Патрисии…
— Каким образом? Обижая и унижая мою жену в тот период, когда она особенно нуждалась в вашей поддержке? Тогда объясни мне, что значит соблюдать мои интересы? — набросился Анхел на младшего брата, и тот мгновенно стушевался.
В разговор вступила Синтия, ее фарфоровые глаза были холодными как лед.
— Извини, на самом деле несправедливо во всем обвинять Лусиано, — тихо произнесла она. — Мы не хотели говорить об этом, но у Эмилии был роман с другим мужчиной, и это нас всех безмерно удручало.
Кровь бросилась Эмилии в голову. Она почувствовала, как напряглось тело Анхела.
— Синтия… — угрожающе произнес Анхел. Даже в одном этом слове прозвучала рвущаяся из него ярость, но продолжить ему не удалось.
Неожиданно на середину комнаты вылетела Эстелла, потрясая пачкой фотографий, которые она бросила Синтии на колени.
— Лживая подлая змея! — яростно завопила она. — Это ты крутила роман с Майклом Уитни! Это ты лгала с самого начала!
При виде фотографий Эмилия вспомнила, что оставила лежать их на мягкой скамеечке у окна, рядом с которым стояла Эстелла. И тут все как с цепи сорвались. Лусиано схватил фотографии и разразился испанскими ругательствами, пока Эстелла громоподобно нападала на свою бывшую союзницу.
— Можете выяснять отношения в другом месте, — громко и отчетливо произнес Анхел. Подойдя к двери, он широко распахнул ее. — Все вы… вон!
Постепенно все затихли.
— Я готов применить физическую силу, — предупредил Анхел.
Незваные гости удалились. Эмилия с облегчением вздохнула.
— Они никогда больше не ступят на порог ни одного нашего дома, — горячо поклялся Анхел. — Но когда моя сестричка успела превратиться в мегеру?
Обернувшись, Эмилия уткнулась лицом в его широкую грудь и, почувствовав, как его руки сомкнулись вокруг нее, погрузилась в блаженное ощущение теплоты и надежности.
— Думаю, на нее сильно повлияла дружба с Патрисией. Та значительно старше и верховодила ею. О Господи… Я чувствую себя ужасно, как я могла оставить эти гнусные фотографии там, где их мог увидеть любой!
— Я заметил снимки раньше, чем их обнаружила Эстелла. Подсознательно мне хотелось, чтобы Лусиано увидел их, моя дорогая, — мрачно признался Анхел, чем сильно озадачил Эмилию. — Синтия тоже не лучшая компания для Эстеллы…
— А как же Лусиано? Ты же видел, как он был потрясен, Анхел…
— Он несчастлив с нею, неужели ты не замечала? Пусть они сами решают свои проблемы, — сказал Анхел. — У меня нет к ним сочувствия после той отвратительной слезливой истории с Патрисией. Слушая их, я искренне недоумевал, есть ли у моих брата с сестрой хоть одна извилина на двоих…
— Но ты должен отметить, что я поверила тебе сразу, — напомнила ему Эмилия с мягкостью, в которой таился серьезный упрек.
Анхел густо покраснел как раз в тот момент, когда раздался стук в дверь, которая тут же распахнулась. Вошедшая экономка начала говорить, но вынуждена была замолчать, потому что мимо нее, оттолкнув, чтобы освободить проход, в комнату ворвалась женщина.
Это была Патрисия, но такой Эмилия не видела ее никогда. Она была не накрашена, глаза распухли, на ее все еще красивом лице застыло выражение отчаяния.
— Ты должен позволить мне объясниться! — умоляюще воскликнула Патрисия.
— Ты уверена, что сможешь сделать это коротко? — сухо поинтересовался Анхел.
— Я разминулась с лимузином в начале подъездной аллеи, — доверительно сообщила Патрисия и прикусила пухлую нижнюю губу. — Я надеялась, что приеду сюда первой, чтобы все объяснить, но Лусиано с Эстеллой, должно быть, уже рассказали тебе о той истории, которую я сочинила…
— Истории сочиняют дети, а у взрослых это называется ложью! — резко прервал Патрисию Анхел. — А когда взрослые лгут с определенной выгодой для себя, это более чем серьезно. Так что давай не будем притворяться, что ты просто увлеклась веселыми шарадами…
Патрисия побледнела.
— Я не думала, что это может кому-то повредить.
— Тебе было на это наплевать, — не выдержав, сказала Эмилия. — Как ты, женщина, могла опуститься до такой низости, чтобы объявить моего мужа отцом своего ребенка…
— Сколько еще людей страдает от твоего обмана? — спросил Анхел с неожиданной резкостью. Этот аспект не сразу пришел ему в голову, пока не заговорила Эмилия.
— Только твои родственники, — поспешила заверить его Патрисия. — Правда, это держалось в большом секрете…
— Пусть это так и останется, иначе тебе придется предстать перед судом, — сурово предупредил ее Анхел. — Если этот слух просочится в печать, приглашай своего адвоката, потому что он тебе понадобится.
Патрисия испуганно взглянула на него и опустила голову.
— А твой сын верит, что Анхел его отец? — заставила себя спросить Эмилия.
— Нет-нет! Не делай из мухи слона, — дрожащим голосом пролепетала Патрисия. — Мой поступок плохой и глупый, но я была совсем без средств, я не могла даже оплатить аренду квартиры! Ты представить себе не можешь, в каком аду я жила весь этот месяц, когда выяснилось, что Анхел жив.
Эмилия почувствовала сострадание, губы ее дрогнули, но она поспешила сжать их, не осмелившись заговорить.
— Я хочу сказать, что даже мысли не допускала, что ты можешь воскреснуть из мертвых, — плачущим голосом упрекнула она Aнхела. — Думаешь, я стала бы лгать, если бы знала о такой возможности? Мне пришлось спрятаться у друзей на вилле в Калифорнии. Я не знала, как мне выпутаться из этого кошмара. А тут еще Эстелла названивает, требуя, чтобы я вылетела в Аргентину для встречи с тобой! Больше всего мне не хотелось видеть тебя!
— Действительно, тяжко тебе пришлось, — сочувственно пробормотала Эмилия, продолжая сохранять суровое выражение лица.
Анхел натянуто буркнул:
— Не стоит дальше обсуждать это, Патрисия…
— Хочешь сказать, что ты прощаешь меня?
— Патрисия, наверное, я не ошибусь, если скажу, что тебе удалось нагреть моего брата на тысячи долларов за последние несколько лет, — вздохнул он. — Ты хорошо поживилась за его счет, и как он сочтет нужным поступить с тобой, я не знаю и знать не хочу.
До Патрисии дошло, что, вымолив прощение у Анхела, она не решила ни одну из своих проблем. Удалилась она уже не так эффектно, как появилась.
— Нас нет, — предупредил Анхел экономку. — Кто бы ни пожаловал, нас нет дома.
Эмилии невероятно захотелось спать. Одного взгляда на ее усталое лицо и поникшую голову Анхелу хватило, чтобы пoнять это. Он схватил ее в охапку и понес вверх по лестнице.
— Слишком много на тебя сегодня свалилось, дорогая…
— По правде говоря, я рада, что стала свидетелем, узнав, как ты нехорошо поступил с Патрисией, когда воскрес из мертвых! — Эмилия не выдержала и засмеялась, вспомнив эту сцену. — Я боялась на тебя посмотреть, чтобы не расхохотаться. Ты наконец расскажешь мне, почему ты разорвал с ней помолвку? Анхел поморщился.
— А надо?
— У тебя должок передо мной, — игриво напомнила ему Эмилия.
— Я подслушал разговор Патрисии с ее сестрой. Ее сестра поинтересовалась у Патрисии, что ей больше всего нравится во мне, — со страдальческим выражением лица рассказывал Анхел. — Патрисия долго молчала, а потом сказала: «Он при деньгах и хорош в постели». Вот с этого момента и началось.
— Может, она тогда пошутила?
— Услышав о себе столь лестное мнение, я, естественно, стал внимательнее приглядываться к ней. Позже я выяснил, что она не прочь юркнуть в постели других мужчин, когда я в отъезде, — неохотно признался Анхел и опустил Эмилию на кровать.
— Понятно.
Она потерлась щекой о его руку. Теперь ей было ясно, почему он не горел желанием рассказывать об этом.
— Родным я ничего объяснять не стал. И это явилось моей ошибкой, — сказал Анхел. — Но, поскольку к этому моменту я понял, что мои собственные чувства к Патрисии носят весьма поверхностный характер, она стала мне безразлична и лень было переубеждать своих родных на ее счет.
— А потом ты встретил меня… — произнесла Эмилия, отвлекая Анхела от неприятной темы Патрисии, которая казалась ей полностью исчерпанной.
— О! Это была любовь с первого взгляда! Что-то потрясающее! — признался Анхел.
Эмилия подскочила на кровати.
— Повтори!
— А надо? — Обаятельная улыбка заиграла на чувственных губах Анхела. — После Патрисии я относился к женщинам с пылкостью замороженной рыбы. Я был настроен по отношению к ним крайне цинично, а потом увидел тебя и с первой же секунды был пленен и твоим сердцем, и умом, и красотой.
— Не верю своим ушам, — ответила Эмилия как в дурмане.
Блестящие темные глаза задержались на ее довольном лице, и он грубовато буркнул:
— То, что ты услышишь дальше, тебе не понравится. В те дни я ненавидел себя за это и во время наших встреч становился агрессивным. Мне хотелось контролировать себя…
— И ты полагал, что теряешь над собой контроль, потому что я не соглашалась с тобой спать, — закончила Эмилия.
— Нет, любимая, в этом ты ошибаешься. Меня мучило другое. Раз ты не жаждешь заняться со мной любовью, значит, я тебе безразличен и ты не хочешь меня так, как я хотел тебя. Так я считал.
Даже спустя почти шесть лет Эмилию задело такое признание. Она с упреком посмотрела на него.
— Нет…
— Да, — возразил Анхел. — Потому что, когда я влюбился в тебя, любовь и секс в моем понимании были нераздельны. Я раньше не влюблялся и не мог поверить, что ты способна любить меня и держаться со мной так холодно…
Эмилия провела пальцем по его тяжелому подбородку.
— Я и не представляла, что вызывала у тебя сомнения. Ты всегда казался мне невероятно самоуверенным.
Анхел заключил ее в объятия и крепко сжал, с нежным изумлением разглядывая ее.
— Скажем прямо, моя красавица, — твердо произнес он. — Я был слишком заносчивым, и мне претило, что какая-то девственница способна окрутить меня…
— Я тогда очень нервничала, меня пугала такого рода близость… Но если бы ты сказал после свадьбы, что любишь меня, я бы вела себя по-другому, — задумчиво сказала Эмилия. — К сожалению, вместо этого твоя сестра рассказала мне тогда о Патрисии. Когда же я вернулась после свадебного путешествия и наконец увидела Патрисию, я поверила словам Эстеллы, что ты женился на мне, чтобы досадить ей…
— Мы с тобой были обручены всего одну неделю. А с ней мы женихались в течение двух лет, и я никак не мог заставить себя назначить день свадьбы, — заметил Анхел. — Я очень сильно тебя люблю. Даже когда я вел себя как подонок, в моей любви к тебе я никогда не сомневался. Я бы не пережил, если бы, вернувшись домой, не нашел бы тебя там.
Эмилия засияла от счастья. Припав головой к его груди, она прислушалась к ровному биению сердца и вдохнула родной запах его тела. Потом улыбнулась.
— А как ты смотришь на то, чтобы обзавестись детьми?
— По возрастающей: от одного до десяти.
— Деcяти?
— Да, я всегда мечтал иметь большую семью, а процесс ее создания просто восхитителен! — сказал он, наваливаясь на Эмилию.
— Дорогой, я беременна! Скоро в нашей семье появится плод нашей любви.
— Эмилия! — нежно сорвалось в губ Анхела. — Это просто чудо!




Читать онлайн любовный роман - Счастье обретения - Лэнгтон Джоанна

Разделы:



Ваши комментарии
к роману Счастье обретения - Лэнгтон Джоанна



Хороший роман. Присутствуют и интрига,и козни "злодеев", и, что особенно понравилось, адекватный главный герой. Довольно мило, сентиментально, ...
Счастье обретения - Лэнгтон ДжоаннаЛидия
27.09.2011, 0.04





Мило.
Счастье обретения - Лэнгтон ДжоаннаОльга
20.02.2012, 21.30





сюжет высосан из пальца,но на то она и Лэнгтон,у не как-то все получается
Счастье обретения - Лэнгтон Джоаннаatevs17
19.04.2012, 10.10





Понравилось, что Ггерой не поверил козням родственников, как это случалось во многих других романах, а поверил жене. 8/10
Счастье обретения - Лэнгтон ДжоаннаАмериканка
5.07.2013, 1.58





Ну и бред. Главная героиня двух слов связать не может, вместо речи у нее одни междометия или как попугай повторяет слова гг. То она в роли невинного агнца, то в роли возмущенного мстителя. И как, скажите на милость, можно "мяукнуть сквозь СТИСНУТЫЕ зубы"???
Счастье обретения - Лэнгтон ДжоаннаТаня
3.09.2013, 12.18





Книга ужас!
Счастье обретения - Лэнгтон ДжоаннаТатьяна
20.09.2013, 4.56





Тане. Сейчас попробовала мяукнуть сквозь стиснутые зубы - получилось. А книга не самая плохая.
Счастье обретения - Лэнгтон ДжоаннаЕкатерина
4.12.2013, 16.57





Вообще не понравился роман!зря время потеряла:-(
Счастье обретения - Лэнгтон ДжоаннаДарья
9.06.2014, 12.42





МНЕ ПОНРАВИЛАСЬ. НУ И ЧТО ,ЧТО ГЛАВНАЯ ГЕРОИНЯ ТАКАЯ ТИХОНЯ, НЕ ВСЕ ЖЕНЩИНЫ И ПОДЛЮКИ, ДОЛЖНО Ж БЫТЬ ИСКЛЮЧЕНИЕ. И ГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ КРАСАВА. 8 ИЗ 10.
Счастье обретения - Лэнгтон ДжоаннаНадя
25.10.2014, 21.45





цікаво
Счастье обретения - Лэнгтон Джоаннаюля
10.11.2014, 20.33





Глуповато конечно. Для начинающих романисток сойдет.
Счастье обретения - Лэнгтон Джоаннаren
23.11.2014, 2.16





Роман интересный, читайте.
Счастье обретения - Лэнгтон ДжоаннаКэт
4.12.2014, 11.42





Единственное верное решение героини - то, что она занялась шитьем после пропажи мужа. При ее косноязычии и незнании психологии работать с детьми противопоказано. Сюжет надуман, герои раздражают своей глупостью. Этот роман не для меня: 5/10.
Счастье обретения - Лэнгтон Джоаннаязвочка
4.12.2014, 12.10





Норм 7/10
Счастье обретения - Лэнгтон Джоаннаmkd
18.03.2015, 17.28





Боже какие скучные отношения у героев.Нудно читать. Почему нету функции банить роман?
Счастье обретения - Лэнгтон ДжоаннаДаша
7.04.2016, 13.43





рейтинг завышен, оно того не стоит
Счастье обретения - Лэнгтон Джоаннаюлия я
20.09.2016, 20.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа



Rambler's Top100