Читать онлайн Заложники страсти, автора - Лэнган Рут, Раздел - Глава пятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заложники страсти - Лэнган Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заложники страсти - Лэнган Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заложники страсти - Лэнган Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэнган Рут

Заложники страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава пятая

Леденящий, темный ужас охватил Леонору, нахлынув на нее с такой силой, что грозил удушить ее. Не может быть, что все это происходит на самом деле. Это кошмарный, непостижимый сон.
Все рассказы Мойры молнией пронеслись у нее в голове. Нечестивцы. Дикари. Пьют кровь английских детей. В одиночку горец может расправиться с целой вражеской ратью…
Бросив последний взгляд на своего отца, прежде чем горец начал спускаться по лестнице, Леонора увидела его искаженное страхом лицо, изумленно открытые глаза…
Страх? Да, страх, усугубивший ощущение кошмара. Никогда раньше ей не доводилось видеть подобное выражение в глазах своего отца. Он был гордым, сильным, мудрым человеком, жизнь которого была налажена раз и навсегда и подчинялась строгой дисциплине. С детства она привыкла находиться в полной безопасности, и принимала это как должное: ее отец был другом короля. Никто, никогда не смел причинить ей вред. Никто, пока не появился этот… горский дикарь.
Во дворе замка Диллон безо всяких церемоний опустил ее прямо в грязь и круто повернулся к проходившему мимо подручному конюха. Мальчик, увидев нож в руке шотландца, бросил поводья лошади, которую прогуливал, и отступил на шаг назад.
– Я не хочу тебе ничего плохого, парень, – проворчал Диллон, ловя поводья лошади. – Но, если ты не развернешься и не бросишься наутек, мне придется убить тебя.
– Но ведь миледи…
– А вот это не твое дело, парень. – Диллон взмахнул ножом. – Если тебе дорога жизнь, беги.
Черты его лица казались сейчас столь резкими и внушали такой страх, что его можно было принять за высеченную из камня грозную статую. Видя, что горец с трудом сдерживает гнев, мальчик захлопнул открывшийся от удивления рот, не успев высказать возражение, уже готовое сорваться с его языка. Не оглядываясь, он повернулся и побежал прочь.
Леонора с трудом поднялась на ноги, намереваясь последовать примеру мальчика и тоже спастись бегством. Но не успела она отойти и на шаг, как Диллон вскочил в седло и, наклонившись, подхватил ее. Она брыкалась, отбивалась и даже кусала удерживающие ее руки, пока совсем не лишилась сил. Наконец, стараясь подавить слезы ярости и унижения, она смирилась в темнице его объятий.
– Пожалуйста, я умоляю вас. – Ей пришлось собрать последние силы, чтобы леденящий сердце ужас не проник в ее голос. – Сейчас еще не поздно отпустить меня. Даже сейчас мой отец сможет еще простить вас и начать все заново.
– Простить меня? – Его голос задрожал от гнева. – Это он должен молить меня о прощении. Это он завлек нас сюда ложью о мирных намерениях.
– Это не ложь. Он верил в возможность мира.
– Как и я. Вы сами видели, как меня вознаградили за доверие. Я был бы рад отдать жизнь за братьев. Для меня они дороже всего на свете. Но я бессилен и ничем не могу сейчас помочь им.
– Бессилен? – огрызнулась она, думая о том, сколько воинов сейчас страдают от ран, нанесенных этим неистовым великаном.
Его глаза горели от ярости.
– Да. И мне приходится увозить хиленькую заложницу, чтобы обеспечить их безопасность, и молиться, чтобы этого оказалось достаточно.
– Хиленькую? Я хотела бы напомнить вам…
– Придержи язык, женщина. Больше я не желаю тебя слушать. – Он дал шпоры коню, заставляя его торопиться к мосту, перекинутому через ров.
– Неужели вы надеетесь, что вам удастся выбраться из замка моего отца?
– Еще не построен английский замок, где смогут удержать горца против его воли.
Как ни колотилось сердце у нее в груди, Леонора услышала шаги воинов, гулко грохотавшие по лестнице, и вот уже стражники выбежали во двор и бросились к ним.
– Вы видите? Вы окружены! – воскликнула Леонора. – Освободите меня и бросайте свое оружие. В этом ваше единственное спасение.
В ответ он только полыхнул на нее глазами и опять принялся погонять лошадь. Не успели они подъехать к подъемному мосту, как чей-то резкий окрик приказал часовым любыми средствами помешать похитителю уехать.
Около дюжины воинов взялись за тяжелые веревки, поднимавшие и опускавшие подъемный мост и решетку. Еще столько же встали на колено, прицеливаясь в горца из луков. Увидев, что мост начал подниматься, а решетка поползла вниз.
Леонора с облегчением вздохнула. Теперь единственный путь из замка перекрыт. Скоро кошмар окончится, и она снова окажется в объятиях своего любимого отца.
Но облегчение девушки сменилось ужасом, когда она поняла, что горец не собирается останавливать коня. Вместо того чтобы натянуть поводья, он принялся подхлестывать лошадь, торопя ее вперед. Подъемный мост был поднят уже весьма высоко, а железные прутья решетки были уже совсем низко, но в эту минуту Диллон обхватил пленницу руками и заставил вместе с ним низко пригнуться над лошадиной шеей. Они доскакали до конца моста, и лошадь прыгнула…
Казалось, время остановилось – и вместе с ним перестало биться сердце Леоноры. Закрыв глаза, она прильнула к Диллону, ища защиты в его силе и с ужасом, ожидая, когда же смерть заставит их обоих успокоиться навеки. Затем так же стремительно, как и в начале полета, лошадь с сокрушительной силой приземлилась на твердую землю. На мгновение ноги животного подогнулись, и лошадь зашаталась, но в ту же секунду снова обрела опору и, повинуясь умелым приказам Диллона, продолжила ровный бег так, словно ничего и не произошло.
Когда, наконец, Леонора осмелилась открыть глаза, она увидела, что мост уже поднят. Она знала, что теперь воинам придется тратить драгоценное время на то, чтобы снова опустить мост, мешавший преследователям вырваться из замка и начать погоню.
При последнем взгляде на отцовский замок Леонора почувствовала, как в горле у нее встал комок, а слезы жгучей волной подступили к глазам. Неужели все это происходит на самом деле? Она пленница… пленница свирепого горца-дикаря.
Но это ненадолго, успокаивала она себя, сжимая кулачки. Ей остается надеяться на одно: в распоряжении лорда Уолтема целое войско, а похититель действует в одиночку. Очень скоро воины отца спасут ее, и тогда наступит очередь Диллона Кэмпбелла испытать позор поражения и унижение плена.


Они ехали милю за милей, и Леонора заставляла себя сидеть, выпрямившись, а смущение не позволяло ей забыть о руках, что все еще были сомкнуты вокруг нее, – о больших руках, которые удерживали поводья, и которые она чувствовала чуть ниже своих ребер.
Ее усадили на коня верхом, словно простую девку, и сейчас юбки ее были подняты очень высоко, открывая на всеобщее обозрение куда больше, чем это допускали приличия. И, что было еще хуже, она чувствовала, как к ее обнаженной плоти прикасаются ноги горца. Это так возмущало ее, что она никак не могла перестать думать об этом. Она знала, что стоит ей немного расслабиться, даже на мгновение, и спина ее прикоснется к груди похитителя, едва прикрытой остатками рубашки. Подобного позора она ни за что не допустит.
Лошадь летела вперед резвой рысью, и, постепенно превозмогая смущение, Леонора начала осматриваться по сторонам. В этой части Англии она еще никогда не бывала. Весь день они ехали сквозь густой лес и нигде не повстречали ни одной живой души. Лишь временами они вспугивали выводок куропаток или пару фазанов, и воздух оживал, а тишина нарушалась хлопаньем крыльев, когда грациозные птицы взмывали вверх. А иногда целые стада оленей, учуяв их, бесшумно исчезали, скрываясь в поросли кустов.
Деревья и вьющиеся растения переплелись здесь так густо, что лучи солнца совсем не проникали в их зеленую чащу. Леоноре казалось, что она попала в запутанный лабиринт листьев и веток. Но Диллон даже тут не позволял лошади умерить мучительно быстрый ход, подгоняя ее вперед и вперед. Они вброд перебирались через ручьи и речушки и снова углублялись в затянутые туманной дымкой лесистые долины.
За весь день Диллон остановился только один раз. На берегу узкой речки – он внезапно натянул поводья и соскользнул с седла. Когда он помог Леоноре спуститься на землю, она почувствовала себя настолько ослабевшей, что ноги не слушались ее. Девушка опустилась на влажную траву, наблюдая, как горец встал на колени у самой кромки воды и принялся пить с такой же жадностью, как и лошадь, утолявшая жажду тут же.
Он повернулся к Леоноре.
– Вам следует попить, – коротко бросил он. Это были его первые слова с того времени, как они покинули замок.
Она с ненавистью посмотрела на него.
– Я не собираюсь вставать на колени в грязь и лакать воду, подобно дикому зверю.
– Устраивайтесь как вам угодно, миледи. – Он поплескал водой на руки и в лицо, смывая полосы уже подсохшей крови. Самые глубокие из ран сразу же опять начали кровоточить, однако он, казалось, не замечал боли. – Больше я нигде останавливаться не буду.
– Даже если это будет… необходимо?
Он заметил вызов в ее взгляде. Рассматривая ее высокомерно вздернутый подбородок, он почувствовал, как уголки его губ слегка приподнимаются в улыбке. Ему не было дела до того, насколько неловко она себя чувствует.
– Если вам надо справить нужду, миледи, лучше сделайте это сейчас. Дальше мы поскачем без остановок.
Такая откровенность оскорбила ее чувство собственного достоинства.
– Эссекс был прав. Вы ничем не отличаетесь от животного.
Грубо схватив за плечи, он рывком поставил ее на ноги.
– Вам придется делать то, что вам нужно, миледи, или сейчас, или никогда. В следующий раз мы остановимся уже в Шотландии.
Она яростно уставилась на него.
– Надеюсь, вы позволите мне остаться одной? Он отвел лошадь немного в сторону, так что между ними оказались несколько деревьев и густо растущие кусты.
Встав на колени, на берегу речки, Леонора сложила ладони лодочкой, зачерпнула ледяную воду и поднесла ко рту, чувствуя, как струйки воды текут по пересохшему горлу. Никогда еще она не пробовала столь восхитительный напиток, но не собиралась признаваться в этом ненавистному дикарю.
Она бросила взгляд через плечо и увидела профиль Диллона, который осматривал поводья лошади. Зная, что сейчас, вероятно, у нее появился единственный шанс снова обрести свободу, Леонора вскочила и отчаянно бросилась в лес.
Ветки и сучья цеплялись за ее одежду и волосы, замедляя бег. Колючие побеги куманики царапали ей кожу до крови. Но девушка не замечала ничего, продолжая бежать и бежать. Позади себя она слышала стук копыт по мягкой земле и знала, что Диллон уже пустился в погоню.
Она увидела густой кустарник и нырнула туда, спотыкаясь, цепляясь за колючки репейников. Почва вдруг начала понижаться, но она слишком поздно сообразила, что чаща кустов скрывает обрыв. Не в силах остановиться, девушка покатилась вниз, и крик ужаса сорвался с ее губ, когда она почувствовала, что летит в страшную пропасть. Леонора упала на кучу листьев. Подняв глаза, она увидела, что ее медленно окружают несколько оборванных воинов.
– Женщина! – воскликнул один из них.
– Свалилась с неба, как подарок богов, – закричал другой, нагибаясь, чтобы задрать ее юбки.
Она ударила его по руке, с трудом встала и радостно воскликнула:
– Вы – английские воины?
– Ну да, английские. Какие же еще?
– О, благодарение Господу. Я спасена. – Она огляделась. – Кто из вас старше по чину?
Толстый, приземистый человек с длинными, свалявшимися волосами, в грязной рубашке, из которой выпирало толстое брюхо, растолкав солдат, подошел к девушке и уставился на нее, с восхищением оглядывая ее с головы до ног.
– Старший я, эти парни сделают все, что я им прикажу. – Он протянул руку и вдруг рванул Леонору за волосы с такой силой, что слезы выступили на ее глазах. – А я приказываю им забыть о том, что нам нужно собирать налоги с крестьян, и заняться более… приятным делом.
От его прикосновения кожа ее покрылась мурашками. Остальные дружно захохотали, когда Главарь шайки привлек ее ближе к себе, с видом собственника поглаживая ее по плечу.
Она вырвалась и, задыхаясь, проговорила:
– Выслушайте меня. Я – Леонора Уолтем, дочь лорда Алека Уолтема. Меня похитил горец, дикарь, он заставляет меня ехать вместе с ним в Шотландию. Вы должны спасти меня.
– Конечно, мы спасем вас, миледи. – Главарь низко поклонился, но тут же снова протянул к ней руки и грубо схватил ее за перед платья. Быстрым движением он разорвал корсаж, приоткрыв полупрозрачную шемизетку
type="note" l:href="#n_7">[7]
цвета слоновой кости, которая едва защищала грудь девушки.
Потрясенная, она обеими руками прижала к себе разорванный корсаж, пытаясь сохранить хоть какие-то остатки приличий.
– Вы не понимаете, – испуганно лепетала она. – Мой отец очень богат. Он щедро вознаградит вас, если вы невредимой вернете меня домой.
– А может, мы желаем того, что дороже золота, – ответил ей Главарь, и хохот остальных заглушил его слова.
– Золото тоже будет наше, – поддержал его тощий старик с выпавшими зубами. – Наигравшись с ней, мы вернем ее отцу, и все равно получим награду.
Леонора была в ярости.
– Он ничего не заплатит, если только вы посмеете прикоснуться ко мне.
Главарь зашелся в приступе хохота.
– Да кто же помешает нам сначала хорошенько повеселиться с вами, а потом прикончить, миледи? А лорду Уолтему мы предъявим ваш трупик и получим наше золото, а в вашей гибели обвиним этого шотландца-дикаря, который, как вы говорите, похитил вас.
Солдаты подходили все ближе и ближе, и глаза их похотливо блестели.
Леонора поворачивалась то к одному из них, то к другому, но не видела никого, у кого можно было бы найти защиту, и безмерное отчаяние охватило ее.
– И вы называете себя английскими воинами? Мне стыдно за вас. Вы мне отвратительны. Вы ничем не отличаетесь от зверей.
– Точно так, миледи. – Главарь схватил ее за руку и привлек к себе, бесцеремонно впиваясь в ее губы. – Мы и есть звери. А сейчас мы больше всего смахиваем на взбесившихся козлов.
Другие покатились со смеху, а он все держал ее, елозя губами по ее лицу. Его гнилостное дыхание наполнило ее легкие, и Леонора ощутила приступ еще более глубокого отчаяния. Получается, она попала из огня да в полымя. Только навредила себе своим побегом.
– Я первый позабавлюсь с леди, – заявил Главарь, резко откидывая ей голову назад и начав развязывать ленты ее рубашки. – А потом вы все по очереди можете покувыркаться с ней в траве.
– Пожалуйста… – Леонора забилась в его руках. – Я умоляю вас…
– Слышите? – воскликнул он, чванливо красуясь перед остальными. – Леди сама умоляет меня наградить ее сами знаете чем.
Сообщники его все еще покатывались с хохоту, но глаза Главаря странно расширились. Рука его внезапно разжалась, он повалился вперед. Леонора поспешила отступить в сторону, и Главарь тяжело рухнул на землю. В его спине поблескивала рукоятка ножа.
Остальные, застигнутые врасплох, засуетились, отыскивая свое оружие. С пронзительным воплем, от которого кровь застыла у них в жилах, Диллон накинулся на них, размахивая, словно палицей, большой дубиной.
– Да это великан! – закричал один из солдат.
– Это тот самый горец! – вскрикнул другой.
Англичане бросились к лошадям. Невезучие и недостаточно проворные медленно оседали на землю: Диллон наносил удары направо и налево, разя их неумолимо, как сама смерть.
Один из воинов, в ярости оттого, что им помешали повеселиться, бросился к девушке, намереваясь прихватить ее с собой. Но Леонора, склонившись к телу Главаря, вытащила из его спины нож. Из смертельной раны тут же хлынула кровь, обагрив ее руки. Хотя нож был скользким, она схватила его обеими руками и приготовилась защищаться. Видя выражение отчаянной решимости на ее лице, вояка отпрянул и присоединился к своим отступающим товарищам.
В такой позе Диллон и увидел ее, когда последний англичанин спасся бегством. Ее руки и перед разорванного платья были измазаны кровью, волосы рассыпались по плечам, и она уже ничуть не походила на утонченную английскую леди, которую он повстречал в замке ее отца.
Несколько минут она смотрела прямо на него, готовая ножом отразить нападение.
– Не прикасайтесь ко мне! – зашипела она.
– Они сбежали, миледи. Вам больше нечего бояться.
Она продолжала смотреть на него горящими от ярости глазами.
– Я же сказала вам, не приближайтесь. Если вы посмеете еще раз прикоснуться ко мне, я направлю этот нож прямо в ваше поганое сердце.
Диллону не раз приходилось видеть подобное на поле сражений: воинов, ослепленных насилием, приходилось удерживать силой, спасая от неистовства их собственных мыслей.
Он быстро взмахнул рукой и выбил нож из ее онемевших пальцев. Глаза ее расширились. Медленно, словно пробуждаясь ото сна, она моргнула и увидела его.
Диллон наклонился, подобрал нож и сунул его себе за пояс, затем взял ее за руку.
– Они не сделали вам зла?
Хотя голос его прозвучал безразлично, она была тронута его вопросом, хотя сама не знала почему.
– Нет. Они… не успели. Но вы… – Леонора подняла на него глаза. Голос ее задрожал. – Я не понимаю. Они ведь английские воины. Почему же они хотели поступить так с англичанкой, с леди? Неужели они не поняли, что я в беде?
– Да, миледи, такое трудно понять. – Он подумал о всех сражениях, в которых ему довелось принимать участие с юности, о невинных жертвах, которым приходилось выносить невероятные мучения. – Война так ожесточает людей, что они теряют человеческий облик.
– Но я же англичанка. Я всегда верила, что английские воины никогда не… – Она замолчала. Обхватив себя руками, она пыталась унять дрожь. Ей холодно… Ей так холодно…
Ни о чем, не думая, Диллон привлек ее к себе. Она не сопротивлялась. Честно говоря, как ни позорно было ей признаться в этом даже самой себе, она была рада его объятиям. На какое-то мгновение тепло другого тела стало ей необходимым.
Глядя на нее сверху вниз, он обеими руками отвел пряди волос с ее лица. Взгляд его задержался на ее губах, и он вдруг вспомнил тот поцелуй в саду.
Желание прикоснуться к ее губам переполняло его. Даже сейчас он чувствовал их сладость. Но все же… Призвав на помощь всю свою силу воли, он шагнул назад. Ему никогда не следует забывать, кто они такие. Похититель и пленница.
Леонора заметила выражение его глаз. На секунду она испугалась, что он сейчас поцелует ее, как тогда в саду. Теперь, когда она так ослабела, у нее не хватит сил бороться с ним. Но неужели правда, что мгновение назад она сама страстно желала, чтобы он поцеловал ее? Чтобы он обнял и успокоил ее? Неужели именно это было нужно, чтобы спасти ее от холода, вдруг охватившего тело и пробравшегося даже в сердце?
Когда он отступил на шаг назад, она почувствовала себя совсем одинокой. Идиотка, выругала она себя. Затем ее охватила прежняя ярость. И одновременно знакомый уже жар горячей волной заструился по всем ее жилкам.
Взяв за руку, Диллон повел ее туда, где оставил привязанную к дереву лошадь. Со стоическим спокойствием Леонора позволила ему поднять себя и усадить верхом.
Все еще не в силах избавиться от пережитого потрясения, она хранила полное молчание.
* * *
Неожиданное столкновение с англичанами заставило Леонору лишний раз вспомнить о том, как опасно ее положение. Даже если ей удастся сбежать от этого горца, она не сможет довериться людям, которых повстречает в своей собственной стране. Она поняла, что одинокая женщина, независимо от ее происхождения, представляет собой на редкость легкую добычу для кого угодно.
Затем она подумала об этом странном человеке, захватившем ее. Силы ему не занимать. Плечи широченные, ноги мускулистые, словно сплетенные из канатов. Ринулся в драку с толпой вооруженных воинов, не выказывая никаких признаков страха, и заставил своих противников в ужасе спасаться бегством. Он так легко приподнимал ее, словно она была малым ребенком. Конечно, он сможет, если ему вздумается, последовать примеру тех отвратительных вояк и заставить ее сделать все, что он ни пожелает. Действительно, есть чего бояться. И все же, хотя ей и было неприятно признаться в этом самой себе, почему-то она чувствовала себя рядом с ним… в полной безопасности. И сама не знала почему.
Затем еще одна мысль пришла ей в голову. Успокаиваться нельзя. Если сейчас она и находится в полной безопасности, все равно, пока она остается его заложницей, ей постоянно будет угрожать опасность. Она знала, что с силой Диллона Кэмпбелла ей не справиться, но она должна исхитриться и придумать способ бежать прежде, чем они покинут Англию. Если она не вернется как можно скорее к своему отцу, сердце его будет навсегда разбито.
Когда, наконец, они выехали из леса, на землю уже опускалась ночь. Диллон погнал лошадь по проторенной тропинке, залитой сейчас лунным светом и оттого казавшейся похожей на узкую ленту. Как только они оказались поблизости от какой-то деревни, он свернул с тропинки и поехал напрямик через луг. Когда же деревня осталась далеко позади, они снова вернулись на ровную дорогу, укатанную колесами повозок и избитую копытами сотен лошадей.
Тело Леоноры бурно протестовало против бесконечных часов, проведенных в седле. Однако, несмотря на боль и страшное неудобство, она не доставила своему похитителю удовольствия услышать ее жалобы. Сжав зубы, она смотрела прямо перед собой, твердо решив терпеть и молчать.
Но постепенно, под неостановимое цоканье копыт, девушка стала погружаться в дремоту. Смешав все ее планы, сон все-таки одолел ее.
* * *
Диллон изо всех сил боролся с неодолимым желанием остановиться и отдохнуть. Руки его онемели, пальцы почти ничего не чувствовали Многочисленные раны причиняли ему мучительную боль.
Сильно ослабевший от потери крови, он не решался сделать передышку, пока они находились в Англии. Хотя воинов лорда Уолтема было не видно и не слышно, он понимал, что погоня преследует его. Лорд Алек Уолтем обладает немалым состоянием и значительным влиянием. Король называет его своим другом. Лорд Уолтем наверняка собрал под свое командование большую силу и начал поиски своей дочери.
Диллон посмотрел на девушку, которую захватил. Пленница прислонилась к нему и без поддержки могла бы упасть. Он приподнял ее и усадил на лошадь боком, но она даже не открыла глаз.
Леонора дрожала, и он накинул на нее полы своего плаща, завернувшись в него вместе с ней. Руки ее обвились вокруг его талии, она вздохнула и уткнулась лицом в ямочку у основания его шеи. Он ощутил, как губы ее скользнули по его шее, и внезапно почувствовал почти необоримый, мощный зов желания.
Мрачная улыбка искривила его губы. Если бы эта леди узнала, что она делает с ним, наверное, она была бы в ярости – словно котенок лесной кошки.
Он не мог отрицать, что она держалась намного лучше, чем он ожидал. В конце концов, она лишь хрупкая, изнеженная англичанка, леди, которую с рождения баловали и лелеяли, так что вряд ли она привыкла к подобным приключениям. Вместо хнычущей истеричной девчонки он столкнулся с железной волей, готовой бросить ему вызов. Он вспомнил, что, оказавшись перед лицом шайки оборванных солдат, Леонора не сломалась, а начала сопротивляться. Он надолго запомнит образ леди, встречающей своих мучителей с ножом в окровавленных руках. Диллон посмотрел вниз, на ее изорванное, в пятнах грязи платье, на темные волосы, рассыпавшиеся в беспорядке и обрамлявшие безмятежное во сне лицо. Губы ее слегка приоткрылись, и он почувствовал на своей щеке ее теплое дыхание. Господь Всемогущий, она великолепна. И опять он обругал себя за подобные мысли. Ему ненавистно все английское, даже если это отважная красавица вроде Леоноры. Ему можно лишь уповать на то, что неистовая любовь лорда Уолтема к своей дочери обеспечит безопасное возвращение его младших братьев. От мысли о том, что братья его томятся сейчас в подземелье, в плену у англичан, глаза его вновь загорелись гневом. Будь прокляты все англичане! И будь проклята эта женщина – за то, что, пусть и всего на мгновение, заставила его забыть о том, как сильно он ненавидит их всех.
Он сориентировался по звездам и повернул лошадь с проторенной тропинки. Очень скоро он снова будет на шотландской земле.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заложники страсти - Лэнган Рут



Кому нравятся романы о средневековье-читайте! Мне понравилось.
Заложники страсти - Лэнган РутМари
22.10.2012, 16.02





Действительно интересный роман о горцах -шотландцах. Хорошие и отважные герои, захватывающий сюжет. 10/10
Заложники страсти - Лэнган Рутнатали
22.10.2012, 18.21





Много жестокости и совсем юные герои - 16 и 19 лет. Мне не понравилось.
Заложники страсти - Лэнган РутКэт
19.04.2014, 10.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100